внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » nevermind


nevermind

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Модельное агентство "J&D" | 16 апреля 2021 | после обеда

Noemie Swan & Denivel Simon

Не все сделки одинаково полезны.
или
Не берите в голову. Берите в рот.

+3

2

Рабочий день в пятницу не кажется мучительно долгим и растянутым во времени, если выходных ты совсем не ждешь. В какой-то момент приходится даже остановить себя от идеи нахватать всевозможных дел еще и на выходные. Впрочем, если не взять совсем никакую работу на дом, то где-то в субботу ближе к вечеру можно вдруг сообразить : находиться наедине с самой собой невыносимо. Слишком трудно, когда мысли бесконечно лезут в голову. Слишком сложно, когда не хочется никуда идти и ничем заниматься, а неизбежное осознание этого факта накрывает с головой. Хочется разве что спрятаться за очередным портфолио, просматривая его и прикидывая, для каких съемок может подойти девочка, что смотрит на тебя раскосыми глазами с очередного идеального снимка.
Я приезжаю в агентство после где-то в половину одиннадцатого. Отпускаю Жаклин до вечера, уверяя, что мне никуда не надо поехать в середине рабочего дня. Она кивает и выходит из машины, чтобы открыть для меня дверцу и подать руку. Это совсем не обязательно, конечно. Просто наш маленький ритуал, во время которого женщина дарит мне улыбку, напоминает не забыть пообедать  и сообщает, что готова забрать меня с работы в любой момент, ведь сегодня пятница. Мы обе знаем, что я не попрошу Жаклин забрать меня раньше, и буду снова работать до ночи.
Когда у тебя нет личной жизни, только и остаётся, что работать.
На фасаде здания нет ни единой вывески, которая бы громко кричала о том, что именно здесь находится. Зато если подняться по ступеням на крыльцо и подойти к широким двустворчатым стеклянным дверям, то справа на стене будет висеть лаконичная табличка «модельное агентство «J&D» Денивел Симон». Я зачем-то провожу по своей/её фамилии пальцами [своего рода маленький ритуал] перед тем, как войти внутрь просторного светлого холла и легко взбежать на второй этаж по винтовой лестнице. Каблуки стучат по мраморному светлому полу, когда я подхожу к своей ассистентке за стойкой второго этажа: Мэл подымается с места и улыбается мне, сообщая, какие встречи и в какое время у меня сегодня назначены. Выслушав всё, я прошу её сделать мне кофе и ухожу в свой кабинет.
На самом деле Мэл терпеть меня не может и с огромной радостью собирает обо мне сплетни. После моего скандала с Тео, во время которого я запустила в бывшего мужа вазой, Мэл еще неделю порхала на работе словно бабочка, явно довольная жизнью и всем происходящим. Впрочем, девушка действительно отлично знает свою работу и справляется с ней. Её личное отношение меня волнует мало, пока оно никак не вливает на производительность.
Стоит только двери закрыться за моей спиной, как я растягиваю губы в невольной улыбке – здесь я чувствую себя как дома. Черные стены обнимают меня со всех сторон и после белоснежной чистоты и яркости в приёмной это кажется мне спасением, едва не божьим благословением. Мой кабинет это единственное настолько темное помещение во всем модельном агентстве. Звукоизоляция, большое панорамное окно и фотографии на стене, сделанные рукой покойной жены – главная составляющая моего внутреннего комфорта и спокойствия на работе.
Получив от Мэлани свою чашку кофе и ослепительную улыбку, которую она обычно дарит посетителям-мужчинам, безусловно располагая их к себе, я углубляюсь в предложения, которые за последнюю неделю поступили мне как модели, а не как владелице агентства. Я всё еще не могу отказаться от личных съемок, так как люблю эту часть своей работы, она действительно приносит мне удовольствие и удовлетворение.
За чтением почты я не замечаю, как проходит время и прихожу в себя только от звонка. Щёлкаю кнопкой и по кабинету разносится голос всё той же неизменной Мэл: «К вам посетитель, Наоми Суон. Было назначено. Могу проводить?». Коротко бросив своё согласие, я выпускаю из руки мышку и собираю в стопку документы, которые раскидала по гладкой поверхности стола пока работала.
Дверь в кабинет открывается, и на пороге я вижу эффектную брюнетку, по которой невольно скольжу взглядом. Задержавшись на её груди не больше секунды, я подымаю взгляд обратно к её глазам, встаю с места и улыбаюсь дежурной дружелюбной улыбкой.
- Добрый день мисс Суон. Присаживайтесь, – рукой указываю в сторону кресла и только после этого сажусь обратно сама,
- Чай, кофе? Может быть, воды или бокал шампанского?

Отредактировано Denivel Simon (2021-04-21 15:49:57)

+4

3

- Мы выпьем шампанское в конце разговора. Добрый вечер! - Наоми прошла к креслу против стола и пожала руку самой известной модели в Сакраменто. Когда-то она бы порадовалась автографу, а сейчас на нее смотрела безупречно ухоженная молодая женщина с глазами-сапфирами под собольими ресницами. Тоненькая, как тростинка, и почти невесомая. Если бы не угольно-черный наряд, она казалась бы парящей в этом ночном кабинете. Похоже, одежда должна была «заземлять» Денивел. Придавать ей физическое воплощение. Наоми было не по себе в этом кубе  оникса, открытом лишь с одной стороны – на сверкающий вид вечернего города. Густые реки огней медом текли между высотками центра, тяжелые пробки и стремительные автострады разбегались отсюда как щупальца люминесцентного спрута. Кракен бизнеса, опутавший город.

Гостья отпустила чужую узкую руку и села, излучая абсолютную уверенность в своем праве располагать этим пространством, этим кабинетом и этим креслом с полным комфортом. Точно все это принадлежало ей, и это она принимала здесь свою собеседницу. На деле Наоми было не слишком уютно, уж очень темно и пугающе тихо. Точно ее заперли в гробу со стеклянной крышкой. Оставалось отдать должное фотографиям, украшавшим стены. Они казались окнами, прорубленными в другую, яркую жизнь. И на каждой Денивел. Разная и одинаково безупречная Денивел Симон. Из другой яркой жизни.

- Какие восхитительные работы! Для меня честь оказаться здесь, миз Симон, и познакомиться с вами лично! Меня зовут Наоми Суон. Я представляю агентство «Платинум», и у меня к вам дело, суть которого, вам, возможно, стала уже очевидна.
Из названия агентства.
«Платинум» давно стал синонимом престижа, надежности и хорошего вкуса. Все эти девочки с глянцевых страниц и инстаграмных профилей так или иначе проходили через куплю-продажу разного пошиба. Начиная от не слишком чистоплотных сутенеров и заканчивая вот такими люксовыми гарантами безопасности и конфиденциальности. В Сакраменто их было не слишком много.  Заштатная периферия мира вольной эротики. То ли дело Вегас или Лос Анжелес! Так вот порядочные и крупные агентства в этом городе можно было пересчитать по двум пальцам. И сейчас Наоми пыталась договориться с Денивел, потому что отлично понимала: у той есть свой сбыт для ее моделей и свой процент она положит в карман, через кого бы она ни работала. Едва ли этой женщине приходится искать клиентов, скорее всего она служит посредником между истинным сутенером и своими девушками. Исполняет примерно ту функцию убедительного наставника, которую в «Платинум» играла Кей. И сегодня Наоми хотела предложить ей сменить сутенера – в порядке исключения.

- У нас есть надежный и постоянный клиент, который предлагает 40 тысяч за возможность пообедать с Моник. Полагаю, это рабочий псевдоним, но так девушка обозначена на странице вашего агентства в сети. Там он ее и увидел.
Наоми откинулась на спинку кресла, мягко устроив кисти на подлокотниках, и теперь с интересом рассматривала смену выражений на красивом лице напротив. Интересно, как скоро Денивел перестанет делать вид, что не имеет к этому бизнесу никакого отношения? Или сразу прейдет к делу?
- Только обед. Ее увезут от любого обозначенного ею места и вернут туда же в полной сохранности.

В ходе обеда девушка могла отказаться от дальнейшего знакомства и уехать домой сытой и при наличных. А могла согласиться на продолжение вечера и запросить свою цену, естественно, согласовав ее с агентством и отсчитав комиссионные. Или цену назначал и согласовывал заказчик. Были случаи, когда заказчикам девочки попросту не нравились. Или вблизи, или когда открывали рот. Деревенька Сан-Хосе, где девчонку ангажировали рекрутеры модельного агентства на смотре «Юное дарование» иногда всплывает на поверхность под кайфом или от лишней выпивки. Или от стресса. И, случается, не заводит потенциального клиента. Особенно если тот находится в поисках рафинада или имеет четкие пристрастия. В этом случае покупатель и его товар расходились, отобедав. Кей не занималась такими мелкими сделками. На ней были медийные звезды, шоубиз, массовые мероприятия вроде круизов или крупных дорогих мальчишников, финансы и общая координация. Наоми начинала с того, что отбирала девочек для танцевального промоушена, и все старлетки невольно стали ее сферой.

- Мы получим по 10к, девушка - 20. Она только начинает свою карьеру, насколько я могу судить по портфолио, и деньги будут не лишними.
Из своих 10 тысяч Денивел придется отсчитать своей крыше, поэтому следует ожидать торга. Торг был вполне уместен, 10 из 50 тысяч долларов, предложенных за Моник, Наоми уже мысленно отложила на свой счет и могла теперь играть на марже в десятку, изображая готовность идти навстречу. И тогда их сегодняшнее партнерство может оказаться куда более долговременным, чем они могут себе представить. Взгляд у Наоми был прямой и вполне открытый, ей не нравилось говорить обиняками.

[NIC]Noemie Swan[/NIC][STA]. [/STA][AVA]https://i.imgur.com/80bJLV4.png[/AVA][SGN].[/SGN][LZ1] НАОМИ СУОН, 25 y.o.
profession: хореограф
[/LZ1]

Отредактировано Misha Juhl (2021-05-19 17:44:00)

+3

4

Девушка, переступившая порог моего кабинета, выглядит потрясающе уверенной в себе молодой женщиной. Звучит она ровно так же. Смело и уверенно. Сильно. И её улыбка, брошенная мне, почти обжигает. Будь я мужчиной, в штанах бы стало предательски тесно. Будь я мужчиной, голову бы обязательно посетили фантазии о том, как я раскладываю Наоми на этом самом столе, который сейчас стоит между нами. Но я, хоть и предпочитаю отношения с женщинами, всегда выбираю тех, кого со спины можно спутать с юным мальчишкой. Своего рода кинк, хоть и выглядит он как самый главный стереотип о лесбиянках.
- Вы пришли сюда побеждать, – тихо замечаю я, улыбаясь краешком губ на фразу, что шампанское можно выпить в конце разговора. Что ж, справедливо. На языке неуютно поворочался вопрос о том, за что именно собеседница так самоуверенно собирается выпить после, но я сглотнула его, не дав сорваться с губ. Всему своё время и я в любом случае очень скоро узнаю цель этого визита.
Ты легко переключаешь моё внимание к цели твоего визита, ощущение от которого нервным узелком отчего-то закручивается внизу живота, просто на секунду сменив тему. Твой глубокий взгляд скользит по снимкам, развешенным на стене, и когда ты открываешь рот, чтобы озвучить комплимент, я уже улыбаюсь действительно искренне. Теплее. Мягче.
Кем бы ты ни была, Наоми Суон, располагать к себе ты умеешь. И схватываешь на лету. Моё сердце не может не дрогнуть, когда хвалят работы моей покойной жены. То, что на них я, на самом деле, не имеет никакого значения. Значение имеет только человек за кадром. Человек, который создал эти снимки. Человек, который создал меня. Человек, первая буква чьего имени стоит в заглавии моего агентства. Да что там говорить, это заголовок и ко всей моей жизни тоже.
- Спасибо, мне действительно приятно это слышать. Все снимки здесь сделаны моей покойной женой, – слова выглядят дежурной благодарностью, но за ними скрываюсь настоящая я, для которой важно любое подтверждение того, что Джей Симон действительно существовала. Ты выбрала лучший из возможных комплиментов.   
Я привычно закидываю ногу на ногу, и слушаю дальше. Очень кстати, потому что буквально спустя пару мгновений цель визита Наоми Суон становится пусть расплывчато, но уже ясной. Потому что, честно говоря, с первого взгляда можно было подумать, что девушка напротив сама претендует на то, чтобы быть моделью. Поэтому, в очередной раз приподняв уголки губ, я озвучиваю эту мысль вслух:
- Весьма неожиданно, признаться. Когда я вас увидела, то подумала, что вы, вероятно, модель, – которая каким-то образом переиграла мою ассистентку Мэл и вместо того, чтобы просто выслать портфолио, добилась личной встречи. Но этого я уже не говорю вслух. Вместо этого мысленно журю себя за то, что сужу книгу по обложке, хотя давно бы пора от этого избавиться, ведь самой обычно неприятно, когда это происходит со мной, - вы красивы, – прямо и незатейливо сообщаю я, потому что чисто из-за профессиональной привычки уже оценила внешность Наоми, когда она только вошла в кабинет. Длинные ноги, отличная фигура, выразительное лицо и хорошие волосы. И всё это сдобрено умением нести себя и знать себе цену.
- Платинум, – задумчиво тяну я, а затем киваю. Соображения на счёт визита девушки приобретают другую форму, но пока еще не окрашены никаким оттенком. Я жду продолжения, чтобы наверняка узнать и цель визита и то, чего хотят от меня. Перешла где-то дорогу? Считают конкуренткой? Хотят предложить какую-то сделку? Мысленно я уже прикидываю, стоит ли звонить Адаму прямо сейчас, и мои ладони, сложенные на коленях, слегка потеют от волнения в ожидании. Но внешне я стараюсь не подавать никаких признаков беспокойства. На самом же деле чаще всего, как только я сталкиваюсь с подобными делами, в голове у меня всплывает вопрос: «Куда ты влезла, Дени?». Чаще всего я всерьез не понимаю, зачем мне всё это нужно и нужно ли вообще. Я не такая жадная до денег, чтобы мне не хватало того, что я зарабатывала будучи сама исключительно моделью. Мерзкий голосок на краю сознания шепчет мне, что я просто старалась забыться хоть в чём-то после разрыва с Тео, а потому не нашла ничего лучше чем упасть в работу, а потом споткнуться о предложение Адама Пласентино о сотрудничестве.
Я неосознанно хмурюсь. Роюсь в памяти, чтобы извлечь оттуда образ той самой Моник, которая зацепила клиента «Платинум». Образ всплывает в памяти снимками из портфолио девушки.
- Вы весьма клиентоориентированы, раз готовы на это пойти, – пытаюсь понять, что для меня несёт эта сделка. Какие подводные камни? Где меня может приложить так, что я не встану? Безопасно ли это?
В целом, дело кажется не таким уж пыльным и выглядит совсем безобидно. Но действительно ли всё так, как об этом говорит восхитительный ротик Наоми? Вспоминая репутацию «Платинум», я начинаю сомневаться в том, безопасно ли это для репутации моей модели, которая подаёт надежды на карьеру.
- Только обед? – переспрашиваю я, на секунду прикрыв глаза. Мы обе знаем, что под «только обед» на деле скрывается и возможный секс по согласию сторон. Самое главное тут именно то, чтобы секс остался исключительно сексом, - Ничего, что могло бы навредить карьере Моник? – и бросить тень на моё агентство, конечно же. Об этом я естественно думаю тоже, - у девочки есть будущее и не хотелось бы ставить его под удар. Ваш клиент не зря положил на неё глаз, она весьма популярна уже сейчас.
Попутно с рассуждениями о том, как сделка может отразиться на репутации Моник, да и меня самой, я думаю о том, что сказал бы мне Адам. Засомневался? Одобрил? Скорее всего, решил бы, что деньги есть деньги и неважно от кого их получать.
- Пятнадцать. Я хочу получить пятнадцать тысяч, – смотрю в темные блестящие глаза Наоми прямо и уверенно, задвинув на дальний план ту маленькую Денивел, что постоянно во всем сомневается, потому что твердо знаю одно: из своих денег я должна еще выплатить процент для Адама, который готов прикрыть мне спину в случае чего.

Отредактировано Denivel Simon (2021-05-13 16:02:19)

+3

5

[NIC]Noemie Swan[/NIC][STA]. [/STA][AVA]https://i.imgur.com/80bJLV4.png[/AVA][SGN].[/SGN][LZ1] НАОМИ СУОН, 25 y.o.
profession: хореограф
[/LZ1]

- О! Есть люди способные видеть прекрасное даже там, где его нет. А если уж есть, то они сделают его сногсшибательным. Только представьте, как хорошо был ее мир? Мир, увиденный ее глазами. Мне жаль, что вы ее потеряли.
Ремарка про погибшую жена слишком личная. Или это привычка отдавать должное? Работы действительна великолепны. Бог не создал ни одну женщину идеальной. А модели, вообще, существа безликие как манекены. Это их суть. На них можно нарисовать любое лицо и подогнать их под любую коллекцию. Безликие, многоликие, беспрестанно изменчивые создание. Если бы Наоми верила в сверхъественных существ, живущих с нами бок о бок, она начала бы сомневаться, не говорит ли с одной из них. Денивел на фотографиях такая разная, но везде фотограф находит в ней тьму и бездну. Приносит свою и плещет на фото как краску. Эта темная чувственность здесь не от Денивел, это те эмоции, которые она вызвала у супруги. Или они были взаимными. Это несуществующая больше женщина видела ее такой. Для Наоми Денивел существо светлое, неуловимое и невесомое. Возможно, стоит узнать ее получше, чтобы понять и про алмазы, и про цепи и про гранатовые семена на фото. Но узнавать ей некогда. Да и не к чему. Иногда контакты лучше оставлять деловыми.

- Я танцовщица, - легко движение плеч обозначает очевидность этого факта. – Мне уже поздно менять профессию. Теперь я ставлю шоу для «Платинум» и подбираю для этого подходящих девочек. Но Моник не тот вариант. Ее ждет одна единственная встреча, если она не договориться с клиентом о большем. Если договорится, мы получим наш процент снова.
Эта балетная привычка к «живым рукам» оставила ей и в быту повсеместные мягкие жесты. Пластика невольно прослеживается легким гротеском в движениях.

- Клиенториентированность – наша работа.
У Наоми за 4 года скопилось столько баек о клиентах и их причудах. О странных вывертах, о том, что они делают с девушками и чего не делают, хотя это было бы ожидаемо. Как говорится, некоторые любят просто смотреть. Кому-то хочется поговорить с понимающей девочкой о ее узкой специальности. Кто-то хочет вывести в свет диву и поднасрать жене, с которой разводится. А кто-то хочет стрелять в спину гарпуном, пока девчонки прыгают с яхты. Очень интересные вещи происходят, если вседозволенность сдобрена наркотой. А это везде и рядом. Но Нами остается держать лицо. За это им и платят. За конфиденциальность угара.

- Я видела видео и фото Моник. Те, что выложены на сайте агентства. Она великолепна! Поэтому выбор меня ничуть не удивил. Но все развитие отношений с клиентов зависит лишь от нее самой. Вы же понимаете, что этот очень состоятельный человек, который в будущем – если их отношения сложатся интересно - может хорошо вложиться в ее карьеру?
Насколько это выгодно Денивел, зависит не в последнюю очередь от самой Денивел. Как только имя клиента будет открыто, она сможет решать, станет он вкладываться только в Моник или во все агентство.
- Мы приглашаем Моник только на обед. Дальше – ее инициатива и желания. Если вы проясните ей перспективы, она может оказаться не просто разовым товаром.

Комиссию Денивел придется по-своему отработать, пообщавшись с малышкой доверительно и стыдливо приоткрыв кулису шоубиза, если та еще не в курсе. Судя по фотографиям хозяйка агентства прошла свой нелегкий путь. Как Наоми проходит свой. Все они пробираются через это болото грязных денег. Невозможно не замарать каблуки. Точно так же, как Наоми выясняет, не будет ли гарпунов и что еще известно о клиенте. Подставлять ни девочек, ни Денивел ей не нужно. Потом не удастся договориться.
- Думаю, смогу объяснить клиенту уникальность нашей ситуации, и он накинет нам еще 5 тысяч сверху. Придется объяснить, что девушка находится под покровительством очень строгой особы!

С Моник они встретились уже после ее свидания. Та пригласила Наоми, чтобы задать необычный вопрос: можно ли снять для клиента видео. Он обещал дрочить на запить сам лично и обеспечить полную тайну происходящего. За 100К. Наоми осталось только сморгнуть изумление. Девчонка на ее взгляд ничего особенного из себя не представляла. Но чем черт ни шутит?
- Ты понимаешь, что видео может всплыть потом где угодно? Даже если твой поклонник никому его передаст, его могут попросту украсть. Хакеры в погоне за его счетами или его собственные служащие из IT? Может случиться что угодно…

Но настаивать она не стала. Девчонка свято верила, что у них с миллиардером за вечер общения возникли очень особенные отношения, а Наоми верила, что очень особенные отношения у нее возникнут с 30к, которые она положит себе в карман. Еще 20 отдаст Ринальди за отмашку, чтобы тот пустил их на студию и предоставил хорошего оператора и монтажера. И еще 10к раскидает тем за работу сверх того, что Ал им платит. Остальное девчонка заберет себе. Ринальди оказался по телефону очень сговорчив. Ему то ли некогда было прояснять детали, то ли не было до них дела. Дал отмашку на студии, и неделю спустя Моник передала поклоннику флешку, а Наоми и Денивел получили свои комиссионные за их вторую встречу. Ничего не предвещало скандала.

Отредактировано Misha Juhl (2021-05-19 17:44:24)

+2

6

Слова Наоми льются как патока, услаждают как мёд и мне кажется, что на какое-то мгновение я теряю бдительность, просто расцветая в улыбке. Настоящей. Не дежурной и не фальшивой. Искренней и теплой.
Чтобы вернуться к привычной себе, мне требуется несколько минут. Во время которых я узнаю о том, что моя собеседница танцовщица. Впрочем, мне стоило догадаться об этом по тому, как девушка преподносит себя и как грациозно выглядит каждое её движение. Мягкость и плавность вместе с твердой уверенностью в том, что она знает и понимает, что делает. Это располагает. Возможно, когда она имеет дело с мужчинами, то это не даёт засомневаться в её профессионализме, не смотря на хорошенькое личико и потрясающую фигуру, глядя на которые хочется вообще не думать. Только внимать и наслаждаться.
В любом случае, лично я готова дать Наоми сто баллов только за то, как она себя ведет. И я не могу не покачать головой в знак согласия, на слова, что клиентоориентированность – наша работа. В конце концов, я тут тоже для того, чтобы угождать людям и выполнять их запросы в той или иной плоскости. Начиная от ярких обложек журнала, заканчивая чьей-то постелью в качестве приятного исключения. Вероятно, запросы наших с Суон клиентов все-таки разнятся, но истинным остается одно: мы должны суметь подобрать подход, при этом мягко улыбаясь, плавно передвигаясь и заверяя в том, что мы лучшие в своём деле.
- Ваша сговорчивость – просто чудо, – вежливо воркую я, внутренне довольная тем, что кажется удалось провернуть сделку, которая не требует от меня ничего особенного, но при этом может стать довольно выгодной как для меня, так и для Моник. Главное, чтобы всё пошло по плану. Главное, чтобы Моник оказалось достаточно умной для этого бизнеса.
Наоми уходит, так и не выпив со мной шампанского, и я на мгновение позволяю себе расстроиться, потому что повод на секунду расслабиться в середине рабочего дня теперь безвозвратно упущен. Обидно.

Моник не оказалась достаточно умной.
Наверное, Моник оказалось дурочкой.
По крайней мере, после того как на мою почту упала ссылка на видео, в котором девушка беззастенчиво развлекалась с разного рода игрушками, проворно вставляя их в себя едва не во всех возможных позах, у меня не осталось в этом никаких сомнений.
Первой появилась злость, в порыве которой я раздраженно смахнула чашку с кофе со своего стола – тонкий фарфор жалобно звякнул об каменную плитку и разбился на мелкие осколки. Я не обратила внимания. Вдохнула. Выдохнула. Захотела открутить глупой девчонке голову. Стиснула зубы в раздражении, борясь с желанием уронить голову на столешницу, больно стукнувшись при этом лбом. 
- Безмозглая кукла, – устало выдыхаю, закуривая вишневую сигарету как гарант хоть какой-то стабильности в этом мире. Нервным движением достаю телефон, судорожно дозваниваясь до Жаклин, чтобы забрала раньше времени. Следом набираю гневное сообщение для самой Моник, где сообщаю, чтобы не смела и шага ступать, пока я с ней снова не свяжусь – телефонный разговор сейчас мог бы превратиться в целое шоу, поэтому заставляю себя отказаться от звонка в пользу электронной весточки.
Сука.
С мыслью о том, что мне срочно нужен Адам, я подхватываю свой телефон, сумочку и быстрым шагом выхожу из кабинета, громко хлопнув за собой дверью, потому что сорваться хоть на чём-то хочется ужасно. Внутри закипает злость вперемешку с обидой. Раздражение. Неверие. Судорожно бьется в темечко мысль «всё пропало!».
Жаклин уже ждет меня на парковке около, замерев около майбаха и зажав между пальцами сигарету. Она тушит её, как только видит меня, и кивает головой в знак приветствия. Открывает мне дверь, помогая занять переднее пассажирское.
- В "The Coleherne", – отрывисто бросаю я и закуриваю уже второй раз за последние пятнадцать минут. Личный водитель не говорит ни слова, только бросает взгляд вскользь на мои дрожащие пальцы и чуть хмурится. Я благодарна Джекки за молчание.
В клубе Адама не оказывается. И это заставляет меня нервно топнуть ногой в нервозном нетерпении, отчаявшимся взглядом посмотреть на его помощника, который сдается под моими жалобными огромными глазами, но только для того, чтобы сказать, что мистер Пласентино сегодня отдыхает дома. Но мне и не надо знать больше. Развернувшись на каблуках, я уже тороплюсь обратно к машине, чтобы назвать для Жаклин новый адрес. Можно было бы предварительно позвонить, но я слишком нервничаю для телефонных разговоров.
Дом Адама Пласентино прячется за прочным забором. Сердце в груди гулко стучит, когда я жму на звонок, сжимая во второй руке телефон с проклятым видео. Видео, на котором Моник так выразительно стонет, сверкая всеми своими прелестями. Я сжимаю губы, потому что встреча с Наоми не должна была закончиться так! Потому что это совершенно похабное видео, не взирая на его абсолютно неплохое качество, бросает огромную тень на моё модельное агентство.
Дверь открывает мексиканка в возрасте. И я пытаюсь объяснить ей, что мне очень срочно нужно поговорить с мистером Пласентино по неотложным делам, на что получаю взгляд из разряда «ходят тут всякие проститутки» и недовольное бурчание под нос. Впрочем, женщина все-таки пускает меня внутрь, предварительно правда забрав с собой все остатки моего терпения.
Если бы моё состояние было более уравновешенным, я бы обязательно отметила стиль и красоту дома, в котором живет Пласентино. Но вместо этого я думаю о том, что участок такой большой, а мне нужно как можно скорее поделиться всей этой дерьмовой историей, в которую я оказалась втянута.
Адама я обнаруживаю около бассейна, развалившегося в шезлонге, в абсолютно непривычном для меня виде. Такой расслабленный. Такой обычный. Я пару раз даже моргаю, чтобы убедиться, что не ошиблась, и передо мной действительно находится именно Адам Пласентино.
- Это пиздец, дорогой! Я не знаю, что с этим делать! – первые слова, которые я произношу, чтобы привлечь к себе внимание, абсолютно игнорируя тот факт, что даже не поздоровалась, а затем сразу разблокирую экран мобильного и без объяснений нервно сую телефон с видео в руку мужчины. Я нервничаю. У меня подрагивают губы, и отчаяние сквозит едва не в каждом жесте. Мне кажется, я могу вот-вот расплакаться.

Отредактировано Denivel Simon (2021-05-31 17:00:06)

+3

7

Всё заебало.
Именно с этой мыслью я проснулся утром. Тело, придавленное к постели после насыщенного рабочего дня, не хотело слушаться. Впрочем, желание вставать было на нуле, если не ниже. Да и зачем? Чтобы... Чтобы дойти до ванной неспешным шагом и залезть в прохладный душ? Чтобы спуститься вниз по широкой лестнице в тот самый момент, когда в столовой с окнами от пола до потолка уже был накрыт стол с завтраком? Чтобы начать этот грёбанный день, который был похож на вчерашний, на позавчерашний. На каждый, сука, день в моей жизни. Всё это сегодня не было мне интересно. Ни одно дело не мотивировало подняться с постели и снова начать жить.
Это усталость. Так сказал мне Марк по телефону и посоветовал остаться дома. Так будет лучше для меня и всех окружающих. От одного дня, проведённого дома, ничего не изменится, кроме моего состояния.
Отоспаться не вышло. Вертеться из стороны в сторону на кровати, в надежде снова уснуть, было мукой. Меня хватило на час, чтобы окончательно решить для себя самого, что пора вставать, пока я окончательно не запутался в одеяле и не ёбнулся на пол с вороньим гнезде на голове вместо волос.
Завтрак. Летти всё утро вертелась у плиты, чтобы угодить моему настроению. По итогу яичница с пятью полосками золотистого бекона была отодвинута мизинцем правой руки. Кофе выпит наполовину под не заканчивающийся  бубнёж о том, что этот день меня в край заебал, ещё не начавшись толком. На предложение об овсянке, вафлях и прочем "вкусном" завтраке я отмахнулся, как от чумы и вышел из-за стола, выципив по дороге бутылку с кубинским ромом из кухонного шкафа. Летти осталась стоять в столовой в полном недоумении и с Надеждой, что сегодня я просто отмолчусь и оживу без последствий для окружающих.
Час дня. Шезлонг в тени раскидистого дерева, зелёный газон щекочет ступню, спущенную вниз. Я лежал с закрытыми глазами, стараясь не думать ни о чём. Тёплый ветерок обдувал уставшее тело. Слушай птиц, Адам, слушай, как ветер колышет ветви деревьев; как где-то на соседнем участке играет пацан с собакой; как Летти напевает себе что-то под нос; как цокают каблуки по разогретой по солнцем плитке. Что?
Я резко приподнимаюсь на локти, когда понимаю, что никого сегодня не ждал. Летти не носит каблуков уже тысячу лет. И этот звук был явно чем-то чужеродным здесь.
- Симон? - Не знаю чего в моей интонации голоса было больше: раздражения из-за прерванного отдыха или удивления, ведь эта особа никогда не заявлялась ко мне домой. Да и вообще никогда не приходила ко мне без предупреждения. - Что случилось? - Недовольство. Оно сквозило в моих словах, когда я сел на шезлонг, наступая на зелёный газон обоими ногами. Взгляд на пару мгновений задержался на острых каблуках, которые вот-вот воткнуться в землю и под тяжестью тела своей хозяйки уйдут вниз. Говорят, ходить босыми ногами по траве очень полезно и успокаивает. Хуй знает. Сейчас я разражаются с каждой секундой всё больше: от высокого голоса девушки, от появившихся проблем и прерванного одиночества и из-за того, что газон может быть испорчен. - Что делать? С кем делать?!
В руках оказывается телефон с открытым видео. Всего-то и остаётся, что нажать на плей и наслаждаться видео с красивой девчонкой, которая развлекается с игрушками. По двору в момент разносятся сладострастные стоны брюнетки и хриплой от желаний голос.
- И? - Остановив видео, поднимаю уставшие глаза на Симон. - Ты хочешь, чтобы мы с тобой посмотрели порно? Или тебе очень важно затащить эту шлюху к себе в постель? Симон, давай сразу говори что тебе надо. Я тут как бы занят.

+2

8

Твой голос, вопросительно называющий мою фамилию, заставляет меня вздрогнуть и растеряться. Всего на секунду, конечно. Потому что проблемы, с которыми я столкнулась, грозят обернуться пиздецом такого масштаба, что тут не до отлагательств. Да, даже если Адам недоволен. Да, даже если не рад меня видеть. Ничего из этого не может заставить меня развернуться на каблуках и уйти туда, откуда пришла.
Мне нужна помощь. И, возможно, поддержка.
Когда мой телефон оказывается в твоих руках, я наконец-то выдыхаю. Судорожно. Пытаясь хоть немного расслабиться и отогнать накатывающую на меня истерику. Но пальцы всё ещё дрожат. И от недовольства, что исходит от тебя, мне хочется задрожать вообще всем телом. Но я напоминаю себе, что у нас уговор. Сделка. И всё это время я практически не обращалась к тебе за помощью, а деньги платила исправно. Так что время помогать мне пришло, хотя я предпочла бы, чтобы оно никогда не наступило. Откровенно говоря, происходящее мне вовсе не нравится.
Я нервно откидываю волосы за плечи, когда из динамика телефона доносится протяжный стон Моник – это тот редкий случай, когда женские стоны вызывают во мне неконтролируемое раздражение вместо возбуждения. Я снова чувствую, как внутри меня поднимается волна негодования и злости. Кусаю себя за губу. И чуть не взрываюсь, когда ты открываешь рот, чтобы предположить, что я хочу посмотреть с тобой порно. Следующее твое предположение оказывается еще хуже предыдущего и я в экстренном режиме выпадаю в осадок. Но потом тут же судорожно понимаю, что ты просто ничего не понял, а я от шока забыла объясниться.
- В другой раз я обязательно принесу порно, которое хочу посмотреть с тобой вместе, -  я отвечаю где-то на грани между язвительностью и предложением. Но сейчас дело совсем не в моих желаниях, поэтому мне надо поскорее взять себя в руки и объяснить, в чем тут дело. Сердце в груди всё ещё частит и заходится.
- Нажми на паузу. Я больше не могу её слушать, – в моём голосе сквозит раздражение вперемешку с отчаянием. Я возвращаю свой взгляд к тебе, хотя всего секунду назад изучала газон под ногами.
Черт возьми, как же тут неудобно на каблуках! Чертыхнувшись вслух, я скидываю с узких маленьких ступней туфли, оставив их лежать около шезлонга. Ты в этот момент смотришь на меня с недоумением. Или мне только кажется?
- На видео Моник. Модель из моего агентства, – я наконец-то пускаюсь в объяснения, стараясь собрать факты воедино и не выглядеть при этом слишком нервной и напряженной. Кажется, получается у меня плохо, ведь я действительно в растерянности. Не знаю, как всё это прекратить. Не знаю, как сделать так, чтобы дурацкое видео не запятнало репутацию моего агентства. И это выплёскивается в отчаяние, сквозящее в моём взгляде, которым я цепляюсь  за Адама, вглядываясь в зеленые глаза напротив.
- Ко мне приходила Наоми, она из «Платинум». Наверное, знаешь такое, да? – я кусаю губы, чувствую еще большую нервозность от осознания, что Суон меня всё-таки подвела. Да и Моник тоже. Осознание оседает на губах горечью, - Она сказала, что их клиент хочет пообедать с Моник. Сам понимаешь, это эскорт. После обеда они могли переспать, начать взаимовыгодные отношения и черт знает что еще. Но я спросила! Я предупредила, что у Моник многообещающее будущее, что она может сделать карьеру и эта встреча не должна помешать, – я нервно всплескиваю руками и качаю головой. Мне хочется разрыдаться. Почувствовав, что силы меня покидают, я опускаюсь прямо на траву в своем идеально чистом до этого мгновения платье. Мои глаза блестят, когда я смотрю на тебя в следующий раз. Да и голос начинает дрожать, когда я говорю:
- Я считаю, что договоренность была нарушена. Ну или Моник просто дура, – в отчаянии произношу я.
- На твоем идеальном газоне можно закурить?

Отредактировано Denivel Simon (2021-07-04 14:33:28)

+3

9

Выходной переносится на неопределённый срок. Об этом говорит состояние Симон. Об этом буквально кричит Моник с дисплея телефона.
Я нажимаю на паузу и выслушиваю Симон, не перебивая. В голове пробегают мысли о том, чтобы отправить её домой и сказать, что со всем разберёмся завтра. Не сегодня. Но я знаю себя достаточно хорошо, чтобы понимать - отдохнуть сегодня я уже не смогу. Весь оставшийся день буду думать о том, как решить эту проблему и как поступить с девчонкой, которая решила заработать денег лёгким путём.
- Можно. - Отвечаю на слова Симон о сигарете, а после достаю пепельницу и бокал с бутылкой джина с другой стороны шезлонга. - Вот, выпей и не вздумай реветь.
Прозрачный бокал наполняется алкоголем на одну четвертую, а после я протягиваю его девушке, показывая, что ей точно надо выпить и отказы не принимаются. Да и чего ей отказываться? Можно быть уверенным на сто процентов, что эта блондинка приехала сюда не сама. Быстрее случится апокалипсис, чем она откажется от водителя. А алкоголь, это лучшее успокоительное, которое я могу предложить в данный момент. Да и вообще. Лишь бы не заревела. Лишь бы не пустила слезу, пытаясь вызвать во мне хоть немного жалости. Это бесит и раздражает до чёрта. Для меня нет ничего хуже ревущей бабы. К чему вообще эти слёзы? Разве они могут помочь решить проблему? Нет. Разве они могут облегчить боль от разочарования в людях? Тоже нет. Тогда нахуя наматывать сопли на кулак? Блять. От раздражения передёргиваю плечами.
- Заведение это знаю. Кто такая баба из этого агенства хуй знает. Я знаком только с хозяином этой конторы. Бывал там несколько раз. С этой девчонкой только один разговор, если хочешь, чтобы твоё агенство не пострадало - уволить её задним числом и сказать, что ей вообще повезло - цела осталась. Можно её пристроить к Лив, пусть дальше зарабатывает своей пятой точкой, раз мозгов ни на что другое нет.
Я поднимаюсь с шезлонга и протягиваю руку Симон, чтобы в следующий момент поднять её с земли. Девушка в мгновение подлетает вверх  из-за того, что я не рассчитал силу и дёрнул её с большей силой, чем требовалось.
- Подожди меня в гостиной. Мне нужно десять минут, чтобы привести себя в божеский вид. А после заедем в гости к одному человеку, который расскажет нам, что за баба к тебе приходила и почему не умеет соблюдать договорённости. И, как бонус, должны же тебе возместить твои убытки. Хорошую бабу потеряла. Такую и я бы снял.
После вброшенной шутки я ухожу, оставляя Симон в гостиной. Умыться холодной водой, ещё раз выругаться на то, что не удалось отдохнуть и надетый костюм, первый попавшийся в шкафу. Сегодня мне впервые за долгое время было всё равно, как я выгляжу. Совпадение или нет, но под руку попался полностью чёрный костюм, который больше походил на наряд гробовщика или палача.
- Ну что, едем? Познакомлю тебя с важным хером. Может понравится.
В шутку подмигиваю и мы выходим из дома, чтобы сесть в мою машину отправится к Ринальди младшему. В своё время Платинум перешёл под его крыло, значит и отвечать за подобного рода казусы тоже ему.

Отредактировано Adam Placentino (2021-08-01 15:49:53)

+2

10

Звук, с которым джин ударяется о толстые стеклянные стенки стакана успокаивает, выдергивает из состояния близкого к истерике. Ты прав, Адам. Ты чертовски прав в тот момент, когда протягиваешь мне спиртное и указываешь на то, чтобы я не вздумала реветь. И я правда не буду. Просто еще раз посильнее укушу себя за нижнюю губу, встряхну копной светлых волос и сделаю глубокий выдох.
Я не одна. Мне не должно быть так страшно и так плохо. Это просто первая неудача в череде миллиона других подобных, связанных с моим бизнесом. Мне есть на кого положиться и у кого просить помощи. И это ты, Адам. Совсем неважно, что твою помощь я получаю исключительно потому, что у нас сделка. Уговор, закрепленный деньгами. Какая разница, если это гарантирует мне решение ситуации и кое-какое спокойствие? Взрослеть приходится неизбежно, и в этом взрослом мире я, к сожалению, понимаю, что отношения завязанные на деньгах и сотрудничестве зачастую куда более крепкие, чем те, что завязаны на эмоциях.
Паршивое осознание.
Я слушаю, как ты спокойно отвечаешь на предоставленную мной информацию и первый глоток джина делаю всё ещё нервно - алкоголь обжигает горло, струйкой лавы падает в желудок и несёт с собой тепло. И успокоение. Руки перестают дрожать после второго глотка. Морщусь словно от зубной боли, когда ты говоришь мне, что с Моник придется расстаться и уволить её задним числом. Очень жаль, конечно. Очень. Но вместе с тем я знаю, что она далеко не единственная подающая надежды девушка в моем агентстве. Зато единственная, кто так бездарно упал с эскорта в какую-то порнографию. Понятия не имею, насколько была выгодной сделка, но едва ли он была сопоставима по деньгам и амбициям с целой карьерой. Теперь уже просраной карьерой. Увы.
- Да... Ты, наверное, прав, - мне сложно мириться с мыслью о том, что придется забрать у девчонки надежду, но это еще одна цена за благополучие собственного дела. Дела, в которое я вкладываю всю душу и свои силы. Деньги, в конце концов, - если Лив нужна еще одна девочка, то я предложу Моник это как альтернативу, - впрочем я думаю, что изначально девчонка откажется. Но вполне вероятно, что потом у неё в самом деле не останется выбора, ведь такие как она не хотят идти работать продавцами в отдел одежды или еще куда-то.
Я хватаюсь за протянутую тобой руку и ты дергаешь меня так резко, что в какой-то момент, кажется, вот-вот отправишь меня в стратосферу. Я вскрикиваю от неожиданности и губы даже трогает внезапная крошечная улыбка.
Мы идем в твой дом. Я несу в одной руке свои туфли, а в другой несу стакан из-под джина, что теплом разливается в моей крови, успокаивая и пульс, и разум.
- Возможно, ты всё ещё можешь её снять, - я стараюсь пошутить в ответ и когда ты скрываешься из вида, падаю на диван в гостиной, устало прикрыв глаза на мгновение. Тишина дома кажется приятной, но я задаюсь вопросом неужели тебе не одиноко тут одному? Я не покупаю дом по той простой причине, что этого слишком много для меня.
Из-за порции джина о предстоящей встрече я рассуждаю скорее лениво, чем обеспокоено, хотя по всем правилам это должно меня волновать. Но рядом будет Адам. Рядом будет мужчина, которому я доверяю вопреки всем слухам и предостережениям. Это успокаивает.
- О, брось! Как можно смотреть на кого-то еще, если в комнате уже находишься ты? - моё черное платье идеально сочетается с абсолютно черным костюмом Адама, когда мы рука об руку выходим из его дома, чтобы сесть в машину и помчаться по улицам города на встречу, исход которой пока не совсем ясен.

+2

11

- да, ебаный в рот, Поли, ну ты же знаешь, как решать подобные проблемы – Ал сегодня с самого утра не выходит из кабинета. Магнитные бури ли, планеты ли так сошлись или чем еще можно объяснить тот факт, что сегодняшний день какой-то слишком суетной и хлопотный. Настолько, что к обеду уже нервы начинали сдавать. Но еще больше от того, что каждому приходилось напоминать сегодня, кто чем должен заняться и как решать навалившиеся проблемы. Да еще и  порнуха – дело не то, чтобы из самых желанных и край каких прибыльных, но, однако, давала площадку для отмыва денег, да и красивые бабы вокруг – чем не существенный плюс, если закрыть глаза на то, что работать с ними – одна сплошная головная боль, которую уж точно не он должен решать, но не сегодня. Сейчас же, перед ним сидел Одноухий докладывая о том, что есть охуевшая рожа, считающая, что платить по долгам не нужно или еще можно подождать. Чего Поли мялся не понятно, потому что в их деле если кто-то не выполняет часть своей сделки, если не получается договориться по-хорошему, то стоит старым проверенным способом показывать, что так делать нельзя. – Давай, блядь, больше не будем возвращаться к этому вопросу. Кто бы там ни был. – Когда Поли уже был в дверях, Ал в спину тому бросил – Попроси Эмили что пожрать принести. – итальянец знал, что Эмили ничего объяснять не надо, она знает что нужно и когда, наверное одна из немногих женщин, кто способна думать головой прежде всего.

Ал встал из за стола и стряхнул на себе по привычке белую рубашку Джорджио Армани, которые всегда носил небрежно: не застегнутые верхние пуговицы, закатанные рукава, но не смотря даже на недельную щетину на лице и уставший вид, тот умел выглядеть хорошо или таким образом себя держать. Он устал. И надо бы позвонить Майку да свалить на день хотя бы из Сакраменто, а там уже с новыми силами и энтузиазмом продолжать общее дело. Достал из кармана серых брюк телефон, чтобы набрать дядю да предложить куда свалить, но тут же бросает эту затею. Не сейчас.

К моменту, когда в кабинет постучался Рокки, сообщая, что с нежданным визитом прибыл Пласентино, Ал докуривал сигарету лежа на кожаном диване у стены, чуть поодаль от рабочего стола. Вряд ли капо южной команды Семьи пришел с дружеским визитом, потому что соскучился, хотя и хотелось бы к этому часу чего-то подобного, нежели разбираться с очередной проблемой. Не то, чтобы Адам Алу не нравился, в их работе вряд ли такими категориями стоит думать, но то, что они не так часто имели совместные дела и тяжело припомнить, чтобы в принципе что-то вместе затевали, это непременно факт.

Входившего в кабинет с блондиной под боком Ал встретил с легкой улыбкой на лице.
- Buongiorno, signora -  Ал первым делом обратил внимание на ослепительную блондинку, чьи формы круто подчеркивало черное платье, поприветствовав ее, а после пожал руку Пласентино. – не ожидал тебя увидеть сегодня – да и не только сегодня – без предупреждения. Чем обязан такому неожиданному визиту? – жестом Ал указал на кожаные кресла у массивного рабочего стола, а сам, утонув в кресле напротив,  тут же бросил оценивающий взгляд на блондинку, представив ее в роли порноактрисы. Мужики любят фигуристых блондинок с миловидным личиком, он бы ее к себе взял без обсуждений.

Отредактировано Alberto Rinaldi (2021-07-12 12:49:56)

+2

12

Конечно, блять, он смотрит в первую очередь на бабу. Стоит появиться в радиусе досягаемости Альберто хорошенькой бабе, так всё… пиши пропало. Можно размахивать транспарантом "я тоже здесь". Слава Богу я лишён скромности и чувства такта, которые позволяют мне обогнать Симон и чуть сдвинуть её в сторону, буквально пряча за себя. Мне, конечно, похуй, но на деловых встречах я предпочитаю говорить о деле, а не подтирать чужие слюни. Зато Симон должно быть приятно такое внимание. Комплимент в виде горящих глаз Ринальди младшего должен хоть немного унять боль в её груди. Или где там обычно болит у людей.
- О, Альберто, - пожимаю его ладонь в привычной мне манере сжимать руку с силой. Мой голос приторно сладкий, лукавая улыбка. Одним словом - я готов. Готов к переговорам. Готов стрясти с этого мужика всё, что надо Симон. К тому же, его заинтересованность в этой девке сыграет мне на руку. Пусть смотрит. - Ты ещё скажи мне, что вообще ждал меня. Сегодня или завтра, к примеру. Давай обойдёмся без прелюдий и оставим их другим людям. Знаешь, настроение сегодня не то. - Я беру Денивел под руку и усаживаю в кресло, не отрывая глаз от Альберто. Хм, а это даже забавно. Волк клюнул на овечку. - Что, даже не предложишь выпить? - Моя левая бровь поднимается вверх от недоумения и оплошности капитана. - Ну же, Альберто, не заставляй меня думать о том, что из-за работы в порно индустрии ты растерял все манеры. И что все твои мысли только кастингах и кого туда пригласить. - Цокаю покачивая головой из стороны в сторону. Да, люди не любят меня именно из-за этого: вечно хожу по лезвию ножа и мой ядовитый тон не прибавляют мне очарования. Но мне похуй. Будь он сыном хоть самого президента - любить я его сильнее от этого не стану, да и обсасывать в лести со всех сторон. За своих людей надо отвечать. И за мой испорченный выходной тоже. - Кстати о работе. Представляешь, взял себе сегодня первый за последнее время выходной. Ну же, младший, ты же должен меня понять, - играю голосом вкладывая в интонацию зычный рокот, - как капитан капитана. Так заёбываешься, что хочется просто закрыться ото всех. Забить хуй на все проблемы. Пошло оно всё. И вот сегодня такой день. Представляешь? Сижу я себе дома… на шезлонге около бассейна… тишина, отличная выпивка под рукой… сигары... никто не суетится рядом… только домработница пожрать приносит… хорошо да? - Мой голос стал вкрадчивым, словно у змея, который гипнотизирует свою жертву. - И тут, словно гром среди ясного неба, появляется она, - драматическая пауза, в которой я наклоняюсь к Симон, чтобы накрутить на свой длинный указательный палец прядь белоснежных волос, смотря на Симон, словно на любимую бабу, - вот эта самая нимфа. Дрожит то ли от злости, то ли от отчаянья. - Прядь волос слетает с пальца и мой взгляд снова направлен на Ринальди, - Представляешь себе какая это душераздирающая картина? Я вот слабо. Но то, что мой выходной испорчен да. К хуям. Я снова работаю. Снова решаю какое-то говно. Снова всех ненавижу. Да-да. - Отмахиваюсь рукой от повисшего вопроса Ринальди с хуя ли он сейчас наблюдает этот весь концерт. Меня не нужно спрашивать о подобном. Меня надо просто дослушать. - Ты сейчас спросишь - а хули вы пришли ко мне и будешь прав. Но позволь мне тебя опередить, - вопрос на который ответ мне был не нужен. Всё равно продолжу говорить, - ты тут причём. Дело касается Платинума. Видишь ли, какая-то баба пришла к Симон с предложением. Как её звали? - Обращаюсь к Денивел потому, что с трудом запоминаю имена каких-то там баб, которые мне не интересны, - Наоми. Симон, расскажи, что там было дальше.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » nevermind


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно