внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » типичная вечеринка с бассейном


типичная вечеринка с бассейном

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://i.imgur.com/4c5X8xB.gif[AVA]https://i.pinimg.com/564x/2f/ae/95/2fae95ffd8d1f4f5557877adb9d83179.jpg[/AVA] [NIC]Tetsuro Kuroo[/NIC][STA]бро подтверди[/STA][LZ1]ТЕЦУРО КУРОО, 18 y.o.
profession: третьекурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]оя оя оя[/SGN]

Отредактировано Solveig Kot (2021-04-21 10:22:20)

+2

2

Желтые глаза сверкнули особенно ярко, когда на полуразбитом экране смартфона всплыло сообщение от Куроо с приглашением на вечеринку. Котаро, вскинув брови, с энтузиазмом ответил «ДА!!!» и отложил телефон на стол. Дело за малым – придумать, как оторвать Акааши от домашних заданий хотя бы на вечер. Кейджи третий день подряд сидел и, казалось, даже позы не менял, зарывшись с головой в хрустящие страницы бесконечной череды учебников: математика, литература, еще какая-то чепуха.

Бокуто нравилось наблюдать за таким Акааши – сосредоточенным и сконцентрированным, собранным. Иногда, когда он находил ответ на интересующий вопрос, глубокая складка на напряженном лбу разглаживалась, и это единственное, что в нем менялось.

Еще полтора месяца назад Акааши следил за тем, чтобы капитан его команды не забывал есть и спать, отдыхать от изнуряющих тренировок, а сейчас, когда на горизонте замаячили тесты, они незаметно поменялись местами, и Бокуто взял на себя ответственность следить за тем, чтобы Акааши не заморил себя голодом. И время от времени, хотя бы раз в три дня, выходил дышать свежим воздухом.

— Слушай, Акааши, — мальчишка сел напротив парня по-турецки и отодвинул край учебника, вкрадчиво заглянул в сосредоточенное лицо, — тебе надо отдохнуть.

Акааши что-то флегматично – и абсолютно безынтересно – промычал себе под нос и снова зарылся в книгу. Бокуто драматично вздохнул и ловко выхватил учебник, метко кинул его на письменный стол, заваленный тетрадками, блокнотами и методичками. Меж высокими стопками книг дремали грязные кружки из-под кофе.

— Куроо пригласил нас на вечеринку сегодня вечером. Мы пойдем на вечеринку сегодня вечером.

Акааши фыркнул и недовольно посмотрел на Бокуто исподлобья: я никуда не пойду, даже не уговаривай. Котаро спокойно выдержал укоризненный взгляд и широко улыбнулся.

— Если ты не пойдешь со мной, то я пойду один, — хмыкнул Бокуто и демонстративно прикрыл глаза. Он вздернул подбородок и отвел голову в сторону, принял свой самый неприступный вид: спорить со мной бесполезно, дружок, ты и сам это знаешь. — Там будет Куроо, так что потом не жалуйся, что на залог пришлось потратить все карманные деньги, — ход конем. Акааши, когда Бокуто ставил ультиматумы, всегда сдавался, Бокуто это прекрасно знал и этим знанием пользовался.

Когда стадии отрицания, гнева, торга и депрессии были пройдены, случилось долгожданное принятие; Бокуто весело улыбнулся и прижался губами к лохматой макушке угольно-черного цвета.

*  *  *

В квартиру Котаро Бокуто зашел спокойно; разделся, разулся, повесил куртку на крючок. А вот в комнату, где царило веселье, ворвался эффектно и встал на пороге, попросив Акааши включить в коридоре свет, чтобы его яркие лучи осветили мальчишку со спины.

— Хэй, хэй, хэй! — громогласно завопил он и раскинул в стороны руки. Те гости, которые его знали, ответили негромким эхом, а те, которые не знали, уставились с нескрываемым недоумением, перерастающим в искреннюю заинтересованность. Бокуто это нисколько не смутило, он энергично зашагал к Куроо, время от времени поглядывая на Акааши через плечо. Кейджи энтузиазмом не пылал и сразу попытался отыскать укромное местечко, чтобы там спрятаться.

— В честь чего вечеринка? — спросил он и перехватил из рук Куроо ярко-красный пластиковый стакан с неизвестной жидкостью. Он залпом опрокинул его в себя, даже не поинтересовавшись, что там плещется. Не то, чтобы хотелось напиться… хотелось расслабиться. — Где Кенма?

[NIC]Koutarou Bokuto[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/KOCCgwj.jpg[/AVA] [LZ1]КОТАРО БОКУТО, 18 y.o.
profession: третьегодка Академии Фукуродани, капитан волейбольной команды, доигровщик; [/LZ1][STA]бро подтверждает[/STA][SGN] akaashi... don't toss to me anymore!
https://i.imgur.com/EDv4Yww.gif
[/SGN]

Отредактировано Lis Suarez (2021-04-23 09:10:05)

+2

3

Куроо Тецуро не сказать, что мальчик-тусовка, но вечеринки любит. И когда у него освобождается дом, он даже не долго задумывается, сразу же набирает в чат друзей сообщение

[сегодня в 19:00 тусовка у меня дома]

Вообще Куроо любит звать друзей: свою команду, Бокуто и Акааши, возможно, кто-то из воронят готов сесть на автобус и приехать к Токио. Все-таки они очень весело проводили свое время в тренировочном лагере, где правила пожестче и напиться вместе они не могли.

А еще больше всего он любит, когда Лев напивается в хлам и начинает разносить руками и ногами все вокруг, тот на площадке то не очень хорошо их контролирует, а когда его мозг отключается, то случается небольшой апокалипсис. Бокуто становится громче, чем обычно, очень тактильный, и Куроо к нему лезет обниматься, чтобы без перерыва повторять, что тот его лучший бро. А еще они с Яку устраивают драки, чаще, конечно, словесные, в обычной Куроо укладывает Мориске на раз-два. И вся эта вакханалия слишком веселая и безумная, чтобы ее не устроить.

— Кенма, ты тоже идешь

Куроо поворачивается к Козуме, который и без того постоянно проводит время у него дома, втыкая в приставку. Тот ворчливо отказывается, но час уговоров, шантажа и манипуляций все-таки уламывают мелкого совместный вечер. Правда с учетом того, что Кенма может провести пятьдесят процентов времени в комнате и что никто не будет его будить ночью. Куроо клянется, а сам скрещивает пальцы за спиной.

Ага, конечно.

Вечером он закупается еды и алкоголя, ребята тоже тащат к нему все, что можно, и запасов у них больше, чем достаточно. Куроо ждет начала с большим предвкушением.

* * *

Бокуто слышно сразу с порога, Куроо уже наполовину пьяный. В нем несколько бутылок пива, и он уже перешел  на крепкий алкоголь. В руки братишке сразу стакан с водкой и соком, у Котаро мало времени догнать своего друга.

— Бокуто! Всем внимание, эй! — Куроо обнимает его одной рукой и обращается ко всей толпе, перекрикивая музыку и шум ребят. — Это мой самый лучший бро Бокуто, самый лучший ас в мире. У него настолько набитая рука, что мячи после его подачи превращаются в настоящие лепешки.

И если его спросят, он даже не преувеличил. Все реально так и есть!
Для Тецуро уж точно, он считает Бокуто одним из лучших волейболистов. Даже ставит его на один уровень с собой, а это многого стоит.

Толпа подхватывает общий вайб тусовки и встречает Бокуто громкими криками, Куроо кричит в ответ, почти на ухо Бокуто. Не стыдно, даже совесть не мучает.

И отводит Котаро в сторону, чтобы они могли переброситься парой фраз.

— В честь тебя, конечно, бро, — подмигивает, подхватывает со стола еще стаканчики и передает другу один. Делает пару глотков, оглядывается по сторонам. — Кенма? Ему, наверное, надоела громкая музыка, и он наверху. Ну, ему нужно немного отдохнуть, ты же знаешь, он не очень любит шумные тусовки. А где Акааши?

Бокуто писал, что придет с другом. И вообще они всегда вместе, Куроо даже не помнит, когда эта парочка находилась раздельно. И круто же, почти, как Куроо и Кенма, только не так долго знакомы. [AVA]https://i.pinimg.com/564x/2f/ae/95/2fae95ffd8d1f4f5557877adb9d83179.jpg[/AVA] [NIC]Tetsuro Kuroo[/NIC][STA]бро подтверди[/STA][LZ1]ТЕЦУРО КУРОО, 18 y.o.
profession: третьекурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]оя оя оя[/SGN]

+2

4

Лицо Бокуто становится устрашающе радостным, когда телефон отзывается негромким писком входящего сообщения. Акааши опасается, но виду не подает. Максимальная заинтересованность в уравнениях и ни толики - в предложении наведаться к Куроо на вечеринку.

Кейджи ничего не имеет против Тецуро; этот спокойный и при любых обстоятельствах уверенный в себе парень - абсолютная противоположность Котаро - ему даже нравится, а способность блокировать львиную долю ударов и вовсе восхищает, хотя зачастую - во время матчей Фукуродани с Некома - доставляет Акааши немало проблем [Бокуто расстраивается и по особенному быстро теряет мотивацию, когда его блокирует именно Куроо].

- Я никуда не пойду, - решительно и безапелляционно, но разве это когда-нибудь останавливало взбудораженного аса?

- Я не хочу никуда идти, - менее решительно и с проскальзывающей в голосе безысходностью, что не ускользает от настырного парня. Тетрадь и учебник из-под носа ускользают тоже, - Акааши на обреченном выдохе поднимает голову и смотрит Бокуто в глаза. Опять эта его обезоруживающая улыбка и счастливый взгляд пятилетнего ребенка, получившего самый долгожданный в мире подарок. Выдержка надламывается, когда Котаро подается ближе; оглушительно трещит, когда он оказывается совсем рядом; окончательно дробится на мелкие осколки, когда макушки касаются чужие губы.

Ты играешь не по правилам, Бокуто-сан.

Акааши, когда откладывает все учебники, показательно игнорирует носящегося со скоростью света парня; что-то невнятно мычит в ответ на поторапливание, когда натягивает серую толстовку, а поверх нее - темно-зеленую куртку; просит не встревать в неприятности, когда они подходят к дому Тецуро, и в ответ получает обещание, которое Котаро, разумеется, не сдержит.

Бокуто, когда один - катастрофа локальная и зачастую безобидная; Бокуто вместе с Куроо - катастрофа планетарного масштаба. С элементами драмы, само собой: Кейджи не забыл, как парни двадцать минут к ряду прощались друг с другом, стоя возле кобана под присмотром одного из патрульных, того самого, который и задержал изрядно подвыпивших [нажравшихся, если быть точнее] парней. Кейджи тогда краснел за всех троих, много извинялся и часто кланялся; еще больше краснел, когда Бокуто и Куроо начали едва ли не слезы лить, будто прощаются навсегда, хотя по факту должны были встретиться на товарищеском матче уже через пару дней.

***

В доме шумно. Очень шумно.

Акааши с сомнением окидывает взглядом присутствующих, наблюдает за стремительно удаляющимся асом, все еще не пылает огромным энтузиазмом вписываться в эту вакханалию; смиренно вздыхает, когда замечает Мориске, что-то объясняющего Льву [кажется, в роли няньки здесь не только Кейджи; это успокаивает, но не сильно].

В стакане, который с самым решительным видом в руки впихивает Тора, плещется какая-то ядреная смесь. «Это пиво», - со знанием дела объясняет Ямамото и хлопает волейболиста по плечу; умалчивает, конечно, что помимо пива там едва ли не с добрый десяток другого спиртного. На вкус, в целом, не так отвратно, и Акааши сдается.

Поговорив еще немного с парнями, он вертит головой в поисках Бокуто. Находит его, естественно, рядом с Тецуро. Сомнительное спокойствие одолевает мгновенно, но Кейджи не хочет портить радостному парню все веселье; он, в конце-то концов, заслуживает отдыха сильнее, чем кто бы то ни было. В особенности - после кучи тренировок.

В конечном итоге Акааши забивается в самый дальний угол комнаты, занятый играющим в портативную приставку Кенмой. Рядом с ним стоит точно такой же красный стакан, - почти что целый.

- Тебя тоже притащили сюда под конвоем? - краем глаза Кейджи цепляется за Котаро и Тецуро; следом валится рядом с Козуме и делает глоток; морщится. - Бокуто всю дорогу надеялся, что здесь будет Хината. Хочется верить, они не решат устроить набег на Мияги. С этим, - показательно покручивает в руке стакан. - есть все шансы.
[NIC]Akaashi Keiji[/NIC][STA]oya[/STA][AVA]https://i.imgur.com/v3Lx6sD.jpg[/AVA][SGN][/SGN][LZ1]АКААШИ КЕЙДЖИ, 17 y.o.
profession: второгодка Академии Фукуродани, вице-капитан и связующий волейбольного клуба.[/LZ1]

Отредактировано Raphael Suarez (2021-04-28 15:27:18)

+2

5

Кенма любит валяться в кровати Куроо.
Кровать Куроо — большая, мягкая, и в куче одеял и подушек Козуме буквально тонет. Это создает ощущение безопасности, наверное, как в крепких объятиях Куроо. Только последний еще сопит громко и периодически достает, вытягивая из зоны комфорта. Но Кенма объективно и рационально этому очень даже рад. Если не Куроо, то кто?

Кенма чувствует, что опасность приближается, когда лежит в чужой кровати и втыкает в свою приставку. И не потому что Куроо что-то усердно печатает в своем телефоне, а потому что уровни Animal Crossing слишком легко и быстро проходятся. Ему под ребрами неприятно щекочет чувство подвоха, этот день не может закончиться хорошо. Он уверен на сто процентов.

Поэтому когда жопа Куроо плюхается совсем рядом, поднимая волну негодования у Козуме, последний даже не особо удивляется. Просто игнорирует занозу капитана, продолжая усердно нажимать на кнопки.

Кенма перестает слушать друга на слове вечеринка, просто отключается, его это уже не интересует.

— Я не пойду, Куроо, мне до дома два шага

И Кенма почему-то уверен, что эту битву он проиграет.
Но сам себе клянется, что войну — никогда.

И после часа уговоров, где Куроо клянется сделать что угодно и обещает всегда выполнять просьбы Козуме, Кенма соглашается. Ну, частично, сам надеется по-хитрому сбежать в комнату в свою любимую большую кровать и не высовывать носа до самого утра. Может, ему даже повезет. Может, даже последствия вечеринки не особо его затронут.

Хотя в последнем Кенма очень и очень сомневается, обычно их посиделки всегда как-то отражались на Кенме. Например, в прошлый раз ему пришлось искать Куроо в каких-то кустах в другом районе, потому что тот проснулся в бодуна и все, что мог сделать, это по быстрому набору позвонить Кенме. Хотя это прерогатива Козуме — вечно теряться и ждать, пока друг его не найдет.

На этой вечеринке Кенма пропадает, как только в дом заваливаются Лев и Мориске. Они с собой приносят ящик пива и водки и угощают Кенму яблочным пирогом. Просто знают, как правильно нужно подмазаться к связующему. Только с пирогом его оставляют ненадолго и вытягивают из комнатного одиночества, потому что Льву уж очень хочется поболтать. Кенма пару раз вкидывает, что они не друзья, но Хайба либо глухой, либо класть на это хотел большой и толстый.

Кенма дожидается, когда приходит еще часть команды и успевает уже знатно накидаться, чтобы попытать удачи в очередной раз и сбежать. Побег считается успешным лишь на десять процентов, потому что Куроо находит друга через тридцать минут и опять тащит в шумную толпу, сует другу в руку пиво и под пристальным взглядом ждет, когда Кенма сделает два смачных глотка и не выплюнет все в унитаз.

— Это глупо

И все равно широко открывает рот в доказательство.   

В третий раз его заставляют выпить уже половину стакана, Кенма морщится, но Хайба выглядит угрожающим, когда выпучивает свои русские глаза.

В четвертый раз Куроо находит Кенму в туалете, напоминает про их общие данные обещания, поэтому Кенма вынужден опять выкатиться на вечеринку, все-таки принять полный стакан с алкоголем и сесть в самый дальний угол, прячась хотя бы в своей приставке так. Только вот стена, на которую он облокачивается, не такая мягкая и привлекательная, как ждущая его наверху кровать.

Шум становится громче, когда слышится знакомый хэй, хэй, хэй, и Кенма очень радуется, что на какое-то время объектом обожания становится Бокуто, а не Козуме. И пододвигается, когда рядом садится Акааши.

— Если бы здесь был Хината, вечеринка не была бы такой тошнотной

У Кенмы при разговоре о Хинате глаза-сердечки, голос аж дрожит от волнения, и единственное, что может удержать Кенму на первом этаже среди всего этого кошмара, это рыжий вороненок.

— Чур набеги без меня, я передаю всю ответственность за Куроо тебе

Вот так легко Кенма готов передать своего лучшего друга чужой команде. На самом деле — Кенма не очень уверен, что может прожить без няньки Куроо, но и пьяного терпеть его было невыносимо. Особенно, когда он доходил до стадии тактильностей и то и дело лез к Кенме. Козуме правда рад, что Бокуто здесь. Он может прикрываться им, как живым щитом.[AVA]https://i.pinimg.com/564x/b5/10/49/b510494ee2ba9380ba9b02120f4eb5a3.jpg[/AVA] [NIC]Kozume Kenma[/NIC][STA]отпустите домой[/STA][LZ1]КОЗУМЕ КЕНМА, 17 y.o.
profession: второкурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]are you bored yet?[/SGN]

+3

6

Заинтересованные взгляды многочисленных гостей взметнулись вверх и устремились на Котаро, а он только и рад, – Бокуто ведь хлебом не корми, дай потоптаться в центре внимания. Он широко заулыбался, как маленький ребенок, получивший долгожданное мороженое, и замахал всем в ответ широкой ладонью. Кого-то здесь он хорошо знал – ребят из Некомы, например, с кем-то пересекался на тренировочных сборах и помнил отдаленно, и только нескольких видел впервые. Он твердо вознамерился пойти и познакомиться с ними прямо сейчас, даже с места сошел, но оказался перехвачен цепкими пальцами Куроо. 

— В честь меня? — удивился мальчишка, когда они отошли в сторону, и перехватил еще один ярко-красный пластиковый стаканчик с подноса, стоящего на полке с комнатными растениями в белых горшках. В стаканчике плескалось пиво; через мгновение оно уже плескалось в желудке. — Это так мило, бро! В честь меня еще никто не устраивал вечеринок, — честно признался Котаро и, растроганный, полез обниматься.

Его кто-то окликнул, и Котаро обернулся. Рядом вился Лев, этот здоровый детина под два метра ростом. Он заметно поднакидался и теперь шатался из стороны в сторону, размахивал огромными руками, как вертолет – лопастями, и улыбался шире обычного. Пиво из стакана то и дело лилось на пол и случайно – на Яку. Тот вскинулся и оттащил Льва подальше, принялся его отчитывать плохо ворочающимся языком; Бокуто с умилением наблюдал за этой сценой и пил, пил, пил, но почему-то предательски не пьянел. 

— Блин, вечно они отрываются от общей компании, — тихо пробубнил Котаро себе под нос и оскорбленно скрестил руки на груди. Не то, чтобы это напрягало, тяготило или сердило, но… Котаро постоянно казалось, что Акааши с этими своими толстенными учебниками пропускает все веселье, а веселье – это ведь самая лучшая часть жизни. Кенма тоже, только прятался не за книгами, а за приставкой. Это их осознанный выбор, их зона комфорта, их маленький уютный мирок, и все же... — И пропускают все самое интересное, — еще тише – и обиженнее – проворчал он.

Котаро не удержался и бросил быстрый взгляд на Куроо. Интересно, он и Кенма – просто друзья? Или пара? Котаро с Акааши встречались уже три с половиной месяца, и он чертовски хотел поделиться этой новостью с бро, но не мог: обещал Акааши оставить это в тайне. Кейджи не стеснялся держать его за руку на улице или обнимать в кафе, но в школе или в зале, на тренировке или в тренировочных лагерях – ни-ни. Котаро выбор Акааши уважал и все же едва сдерживался, чтобы не рассказать обо всем Куроо. Это же Куроо. Он понял бы и поддержал, обрадовался бы, еще и свадебным тортом проставился бы.

— Пошли хоть проведаем, — предложил Котаро после восьмого стакана. Он не был пьян, но был навеселе, и хотел пить и веселиться дальше. Дождавшись Куроо, он бодро поднялся по лестнице и замер в дверях комнаты, словно приведение увидел. — Ты тоже это видишь?

В окружении многочисленных пустых стаканов и бутылок, плечо к плечу, безмятежно сидели Акааши и Кенма. Едва шевелящимися языками они о чем-то вяло беседовали, точнее, мурлыкали, и Котаро, как бы ни старался, не мог разобрать ни слова. А потом ему и вовсе показалось, что они поют.

Котаро, еще никогда не видевший Акааши в таком состоянии, встал в дверях, как истукан, и сдвинуться с места не мог. Он смотрел на Кейджи, с небывалым интересом разглядывающего собственные пальцы [он что, не мог их сосчитать?], и только дробно хлопал глазами.

— Э-э-э, — многозначительно протянул мальчишка, — они, что, накидались?

Кому расскажи – не поверят.

[NIC]Koutarou Bokuto[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/KOCCgwj.jpg[/AVA] [LZ1]КОТАРО БОКУТО, 18 y.o.
profession: третьегодка Академии Фукуродани, капитан волейбольной команды, доигровщик; [/LZ1][STA]бро подтверждает[/STA][SGN] akaashi... don't toss to me anymore!
https://i.imgur.com/EDv4Yww.gif
[/SGN]

Отредактировано Lis Suarez (2021-05-01 17:41:05)

+2

7

Куроо смеется громко, своим смехом перебивает общий гул ребят и музыку, смеется так, что заражает всех вокруг в радиусе пяти метров. Бокуто смешной и очень благодарный, он прилипает к Тецуро крепким объятием, и последний крепче жмет к себе. На ухо ему смеется, довольный по-кошачьи. Он очень рад, что Бокуто пришел.

Вообще вечеринка просто так, но кто мешает придумать повод прямо сейчас? Верно, никто. А это значит, что вечеринка устраивается в честь Бокуто. Куроо принимает решение сейчас и даже думает, куда же повесить огромные буквы Б О К У Т О, чтобы каждый на этой тусовке был в курсе, что теперь эта пати принадлежит его лучшему другу.

— Хайба! 

Куроо оборачивается на крик и опять смеется, замечая, как Яку пытается справиться со Львом. Получается у него не особо круто, все-таки в скиллах "работаю с аутистом" Кенма прокачен лучше. Но у Мориске есть ульта "дам пизды, ты на мой рост не смотри". И вот глаза мелкого уже сверкают молниями, а у Куроо по позвоночнику пробегают мурашки, предчувствуя нехилую бурю. И Льву можно уже заказывать свой гроб.

— Помянем

И свой комментарий запивает перемешанным пивом с водкой. С пропорциями, конечно, та еще беда, вместо двадцать на восемьдесят здесь все пятьдесят на пятьдесят, но сейчас это волновать вообще не должно. Да и кто там за барной стойкой и ответственный по коктейлям? Куроо не помнит, да и не особо уверен, что это знать нужно.

И пока Куроо уже достаточно напивается с каждым новым стаканчиком, его лучший друг уже на грани погрузиться в эмо-муд. Куроо чувствует легкое головокружение, желание поболтать обо всем на свете, даже пойти на какую-то искренность, разболтать, что он все знает про Кейджи и Котаро. Он пьян, но не в мясину.

Бокуто говорит об Акааши, и Тецуро смеется. Котаро и правда без своего связующего не может провести и пару минут. Вообще сложно не подозревать их, когда у Бокуто на лбу написано "Акааши Кейджи, я хочу провести с тобой остаток жизни и в горе, и в радости, давай поженимся".

И вообще Тецуро понять их легко, ему-то без Кенмы прожить день невозможно, но у них, наверное, в этом плане поспокойнее. Все-таки Козуме и Тецуро вместе с самого детства и легко переносят пару часов разлуки. Хотя статус отношений у Кенмы и Куроо все еще не особо понятный. У Акааши и Бокуто сразу понятно — за ручки держатся и фильмы смотрят в обнимку.

— Пхахах, наши мальчики... напились?

Куроо повторяет вопрос Бокуто, сам не особо понимает, что вообще происходит. Но вспоминает, что заставлял Кенму глотать пиво с водкой, заливал даже виски в его колу, лишь бы мелкий расслабился и тоже начал веселиться. Плюс вокруг них стоят пластиковые стаканчики, а Куроо уверен, что кто-то приложил к этому руку. Кто-то носил им напитки и заливал в них литры алкоголя, другого объяснения Куроо найти не может. Или они все-таки сами?

Он подходит ближе к Кенме и присаживается напротив, улыбается и поправляет его длинные волосы, которые так и лезут в лицо, отчего Козуме очень мило пытается их сдуть.

— Эй, ты как себя чувствуешь?

Котенок.

Совсем точно котенок.

Маленький и несмышленый. [AVA]https://i.pinimg.com/564x/2f/ae/95/2fae95ffd8d1f4f5557877adb9d83179.jpg[/AVA] [NIC]Tetsuro Kuroo[/NIC][STA]бро подтверди[/STA][LZ1]ТЕЦУРО КУРОО, 18 y.o.
profession: третьекурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]оя оя оя[/SGN]

Отредактировано Solveig Kot (2021-05-02 17:07:13)

+2

8

Акааши знаком с алкоголем, но пить не умеет. Совсем. Абсолютно. Плещущаяся в пластиковом стакане смесь не вызывает восторга ни на вид, ни на вкус, ни на какие бы то ни было другие вариации. Горько, мерзко и послевкусие на губах противное. А еще - никакого результата.

Кейджи, когда делал первый глоток, искренне рассчитывал, что сразу же опьянеет и перестанет видеть во всей этой затее здравую долю абсурда. Зачем я вообще сюда приперся? Не конкретно к Кенме [в тихом парнишке, не стремящимся участвовать в вечеринке, Акааши отыскивает почти что родную душу], а в целом на этот праздник жизни, вполне себе благополучно проходящий как без него, так и без Козуме.

Затронутый вскользь Хината вызывает знакомый энтузиазм во взгляде связующего Некомы, - Кейджи смотрит на него, несколько раз быстро моргает, на всякий случай делает еще глоток. Морщится. Понимает, что тема восхищения десятым номером Карасуно не теряет своей актуальности как на площадке, так и за ее пределами. Ему периодически выпадает честь выслушивать многочасовые вопли Котаро, готового сорваться с места и поехать в Мияги как средь бела дня, так и глубокой-глубокой ночью. Сначала это было даже прикольно. Теперь это немного раздражает.

Интересно, Куроо тоже готов восторженно пищать при виде рыжего коротышки?

Время идет, периодически в поле зрения мелькает Ямамото, весело звенит бутылками, заботливо подносит стаканчики, любезно сдирает зубами пробки, вызывая то ли восхищение, то ли беспокойство за сохранность малых коренных. Акааши опрокидывает в себя второй по счету стакан, молча втыкая в экран приставки; на третьем подключается к попыткам пройти уровень, на котором Козуме из раза в раз проигрывает; на пятом они, изрядно накидавшись не без помощи все того же Ямамото, начинают обсуждать новинки игровой индустрии [у Кейджи есть приставка, но не так много времени, чтобы ею активно пользоваться]; шестой стакан размывает границы, - Акааши пьянеет настолько, что связно может говорить разве что короткими фразами.

В комнате, освещенной тонкой дорожкой пробивающегося через приоткрытую дверь света, вдруг становится нестерпимо ярко. Кейджи морщится, прячет лицо за выставленным перед собой предплечьем; по понятным причинам [отдаем все должные Торе] заваливается набок, едва не повалив несчастного Кенму, успевшего упереться коленом согнутой ноги в удачно подвернувшееся что-то там.

- Бокуто-сан, это ты? - взгляд не фокусируется, свет все еще жутко яркий, в дверях кто-то стоит, но делу не помогает. Разглядеть четкие очертания не получается, но Акааши делает ставку чисто по ощущениям: рост вроде подходит, прическа - ну, отдаленно, но если не привередничать, то сгодится. В общем и целом из Куроо, которого Кейджи, не справившись с управлением, едва не валит, с натяжкой мог бы получится вполне себе нормальный Котаро. Ну, для человека, который не знаком с самим Котаро. Или для беспросветно пьяного человека.

- Ты стал выше? - ладони с нажимом едут по плечам Тецуро, потом - по макушке, лохматя волосы. - А это что? Когда на твоей голове сдох кот?

Наверное, если бы Акааши попытался сконцентрировать взгляд, то истинное положение вещей не вызвало бы столько вопросов. Лишь спустя несколько долгих, очень долгих, очень сильно долгих, секунд и пары-тройки попыток вставить слово, Кейджи замечает Куроо. Бокуто, топчущегося где-то позади, замечает тоже.

Неловко.

- Бокуто-сааааан, - взвывает, вытянутой ногой порушив терпеливо выстроенные башни из пустых стаканчиков, а рукой едва не задев сидящего рядом Кенму. На него же опирается, когда с трудом поднимается, решительно разбирается с тем, кто и где находится, и наконец-таки добирается до конечной цели. - Котаро, - бормочет, ткнувшись носом в шею аса. - я надеюсь, что на твоей голове, - вдох. - дохлых кошек не появилось. - выдох.
[NIC]Akaashi Keiji[/NIC][STA]oya[/STA][AVA]https://i.imgur.com/v3Lx6sD.jpg[/AVA][SGN][/SGN][LZ1]АКААШИ КЕЙДЖИ, 17 y.o.
profession: второгодка Академии Фукуродани, вице-капитан и связующий волейбольного клуба.[/LZ1]

+2

9

Вообще с Акааши очень комфортно. Большую часть времени он молчит, а все разговоры с ним максимально спокойные. Они просто болтают, пока Кенма проходит свои уровни в приставке. Пальцы иногда натирает от кнопок, но Козуме слишком поглощен процессом игры, что на такие мелочи не обращает внимания. В любом случае это не так мучительно, как пару часов на площадке, после которой ноют не только пальцы, а все мышцы.

И Кенма хотел бы сказать, что ему это не нравится, но волейбол стал неотъемлемой частью его жизни, без которой он уже сам себя не представляет. Он благодарен за это Куроо, реальность хоть и не самая приятная, местами его пугает, местами отталкивает, но с Тецуро становится даже сносной. У него даже появились друзья, что для Кенмы раньше казалось невозможным. И вряд ли Козуме признается, но ему даже нравится школа.

И они с Акааши как-то незаметно для самих себя или только для Кенмы напиваются. Он даже сам не в курсе как, но каждый раз у него в руке оказывается полный стакан. Идти на кухню за водой не особо хочется, и Кенма пьет раз, пьет два, пьет три.

На четыре перед глазами уже все плывет. Кенма представлял немного по-другому опьянение, у него ни разу не было до вертолетов, потому что он всегда отказывался от алкоголя и недовольно фыркал, когда Куроо все-таки получалось ему подлить какую-нибудь дрянь.

Козуме думал, что весь мир двоится и разбивается, а оказывается, что плывет немного ориентация в пространстве, но он продолжает видеть и осознавать происходящее вокруг. Просто не сразу догадывается, что уже пальцами зарывается в волосы Куроо и вяло тянет:

— Акааши, это Куроо, у него такое на голове, потому что он спит на животе и прижимает подушки к голове

И Кенма пытался его отучить от этой глупой привычки. Кенма говорил с ним на эту тему, надевал шапочку на голову, убирал подушки с кровати, он даже спал на его руке, чтобы мешать ему ворочать подушки, но, кажется, такая прическа уже вжилась в образ самого Куроо. Похоже, что это пожизненное. И Куроо всегда будет ходить с этой дурацкой прической. С другой стороны — без нее Куроо Тецуро не Куроо Тецуро.

— Вообще про дохлую кошку обидно

Кенма утыкается носом в плечо Куроо, облокачиваясь на него и руками обвивая его шею.

— Тебе обидно, Куроо? Бокуто, вот тебе было бы обидно?

Кенма не уверен, что на него находит, когда он решается напрямую обратиться к Котаро. Не то чтобы у них были плохие отношения, но Кенма всегда избегал прямого общения с Бокуто. Он немного побаивался его нескончаемой энергии и резких перепадов настроения, за которыми буквально не уследить. Поэтому сейчас он даже сам был в шоке, но теперь понял, как проявляется опьянение: чаще всего просто не следишь за своим языком.

Куроо смеется, Кенма чувствует, как в его объятиях содрогается чужое тело, но его друг слишком приятно пахнет, чтобы он его отпустил прямо сейчас. И от выплеска эмоций Котаро прикрывается Куроо, как живым щитом. Общаться с Бокуто позволено только капитану Некома и Акааши, только они умеют налаживать контакты с проводкой Бокуто. [AVA]https://i.pinimg.com/564x/b5/10/49/b510494ee2ba9380ba9b02120f4eb5a3.jpg[/AVA] [NIC]Kozume Kenma[/NIC][STA]отпустите домой[/STA][LZ1]КОЗУМЕ КЕНМА, 17 y.o.
profession: второкурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]are you bored yet?[/SGN]

+2

10

На вопрос Котаро среагировали все, кроме самого Котаро: Куроо сошел с места и приблизился к сеттерам, ловко сел возле них на корточки, что-то спросил; Кейджи, отчаянно щурясь, подался вперед и полез обниматься – и далеко не с тем, с кем должен был это делать; даже Кенма отложил джойстик в сторону. Проходили дни, года сменялись десятилетиями, звезды загорались и гасли, на планетах зарождалась и гибла жизнь, а Котаро так и стоял в дверях, не в силах пошевелиться, и недоверчиво смотрел на происходящее своими большими желтыми глазами.

Оцепенение спало, как гора с плеч, стоило зацепиться за вопрос о прическе, и мгновенно сменилось растерянностью; Бокуто не понимал, смеяться ему или плакать. С одной стороны, прическа Куроо действительно напоминала большого черного кота, вставшего на дыбы, и Котаро только сейчас, после замечания Акааши, это заметил; с другой стороны, после слов Кенмы про то, что это обидно, смеяться вовсе не хотелось.

— Подушки? — Котаро вскинул брови и поднял подбородок, оценивающе поглядел на затылок Куроо сверху вниз. — Круто, бро! Я тоже всегда сплю на животе. Только волосы сам укладываю, выливаю на них по полфлакона лака, — он широко улыбнулся и едва успел сделать шаг, чтобы подхватить запутавшегося в собственных ногах Кейджи. А вот пирамиде из пустых пластиковых стаканчиков повезло меньше, она, оставленная без внимания, обиженно покачнулась влево и свалилась на пол, рассыпалась на ярко-красные составляющие. Под одним из падших стаканчиков расплылась небольшая лужица сомнительного цвета и запаха; это, что, водка с пивом? Так вот вы чем накидались, ребята; неудивительно вовсе.

Теплый нос вжался в шею, и Котаро улыбнулся еще шире; он не сдержался и обнял Кейджи за плечи, крепко прижал к себе, пользуясь тем, что внимание Куроо приковано к Кенме, а внимание Кенмы – к Куроо соответственно.

— Кейджи, — негромко позвал Котаро и весело заглянул в глаза, — ну ты и накидался.

Акааши что-то с готовностью пролепетал про дохлого кота, который никак не давал покоя, и Котаро едва сдержался, чтобы не рассмеяться в голос. Бессвязный лепет привлек внимание Кенмы и Куроо, все еще сидящих возле кровати, и они одновременно, как по солдатской команде, повернули головы в их сторону. Бокуто снова растерялся – он нервно забегал взглядом по комнате, нерешительно затоптался на месте, машинально захрустел пальцами, не зная, куда себя деть и как провалиться сквозь землю; интересно, если они спрыгнут с балкона, то переломают ноги? Он все еще обещал Акааши не афишировать их отношения. Тому самому Акааши, который сейчас ластился, терся щекой о плечо, забирался пальцами под футболку со стороны спины, что-то нечленораздельно мурлыкал себе под нос и дышал таким стойким перегаром, что голова кружилась. Или она шла кругом от полнейшего провала доверенной ему операции.

— Наверное, да, я не знаю, — протянул Бокуто в ответ на слова Кенмы, — а какой был вопрос?

И взвинченный Котаро нашел единственный правильный выход из сложившейся ситуации: он залпом опрокинул в себя стакан с пивоводкой. Ямамото, принесший целый поднос с алкоголем для своих верных собутыльников, хотел было дать заднюю, когда зацепился взглядом за Куроо и Бокуто, но Бокуто ловко его перехватил – и поднос с восемью ярко-красными стаканчиками перехватил тоже.

И все же что-то во взгляде Куроо его успокоило.

[NIC]Koutarou Bokuto[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/KOCCgwj.jpg[/AVA] [LZ1]КОТАРО БОКУТО, 18 y.o.
profession: третьегодка Академии Фукуродани, капитан волейбольной команды, доигровщик; [/LZ1][STA]бро подтверждает[/STA][SGN] akaashi... don't toss to me anymore!
https://i.imgur.com/EDv4Yww.gif
[/SGN]

Отредактировано Lis Suarez (2021-05-05 21:11:36)

+2

11

Акааши руками зарывается в волосы, щупает Куроо по лицу и плечам, что-то бормочет себе под нос, Куроо даже не вслушивается. Он смеется, убирая чужие руки со своего лица, про дохлую кошку совсем не обидно. Кто здесь без греха?

Кенма раскрывает все карты, рассказывает про то, как Тецуро спит. И Куроо прижимает его к себе за талию, держит крепко, чтобы тот не упал.

— Я впервые вижу тебя таким пьяным, Кенма. Какие еще мои секреты ты расскажешь, а?

Наблюдает, как его друг совсем уже на грани уснуть, что-то мурчит ему в плечо, и Куроо беспокойно отстраняется, продолжая усмехаться над Кенмой.

— Ты только не блевани на меня, ок?

Козуме и правда впервые так напивается, он никогда не позволял себя набухать. А тут сам и в такое говнище, что Куроо даже на некоторое время забывает о своих других друзьях. Когда Акааши успел переместиться в другое место? И когда это он успел повиснуть на Бокуто, причем очень недвусмысленно прижимаясь к горе мышц? Бокуто такой накаченный, что футболки на нем все в облипку, но это даже круто — они выделяют все достоинства его бицепсов. Куроо бы и сам запал, вот честно.

— Парни, мы все еще здесь, если что

Стакан разбивается о пол с грохотом. Кенма прижимает руки к ушам, Куроо обеспокоен больше осколками, чем лобызаниям парочки. И смотрит на ребят с добрым упреком. Конечно, он не будет их осуждать, они же друзья. Друзья созданы были для принятия и поднятия настроения, но никак не для осуждения. И они же не наркотики принимают, а просто любят друг друга.

— Яку! Мориске! — Куроо кричит в коридор, замечая макушку мелкого, мелькающую неподалеку. — Принеси веник!

А сам поворачивается на Кенму, который замечает поднос с алкоголем и срывается с места за стаканами. Сейчас начнет буянить, Куроо чувствует жопой. И только успевает его чуть оттолкнуть от осколков на полу, чтобы он случайно не порезался. На Бокуто взглядом "присмотри за ними, пожалуйста", пока перехватывает веник у Яку. Мориске, конечно, очень недоволен, что-то бормочет из категории

— Я тебе собачка, Тецуро? Или мальчик на побегушках?

— Ты и то, и другое. Отлично справляешься с работой, парень

Мориске уже готов рваться в драку, чтобы набить лицо Куроо, но за спиной слышится голос Льва, и Тецуро подталкивает его к длиннорукому и длинноногому русскому. Они спорить могут вечно, так сложилось исторически, что конфликт между ними перманентный и размазывается по годам сотрудничества. Куроо это нравится, он готов всегда поддевать Яку, особенно когда речь заходит о росте, и Мориске злится так, что прыгает выше головы Куроо.

— Какие же вы алкаши

Причитает Тецуро, когда подметает осколки. И он уверен, что сейчас кто-то из них троих успел обидеться, кинуть его в чс. Возможно, даже все трое. Бокуто чисто за общий муд и компанию. Кенма — ну, кажется, обижаться на Куроо это святое. Конечно, Тецуро не знает, как себя будет вести Козуме пьяным, но обычно по пьяни люди становятся только чувствительнее.

Он выпрямляется с совком в руке, ставит его подальше в угол и берет стакан с алкоголем. Надо чутка догнаться. [AVA]https://i.pinimg.com/564x/2f/ae/95/2fae95ffd8d1f4f5557877adb9d83179.jpg[/AVA] [NIC]Tetsuro Kuroo[/NIC][STA]бро подтверди[/STA][LZ1]ТЕЦУРО КУРОО, 18 y.o.
profession: третьекурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]оя оя оя[/SGN]

+2

12

Есть риск, что Акааши сосчитает все косяки, если отстранится от Бокуто хотя бы на миллиметр; есть шанс, что с лестницей, ведущей на первый этаж, Акааши не справится тоже, в довесок сосчитав еще и каждую ступеньку. Когда он вжимается носом в шею аса и медленно опускает веки - темнота перед глазами извивается и кружится, но существенных проблем не приносит. Когда он отстраняется и нерасторопно оглядывается - теряется равновесие, а от падения спасает разве что крепкая рука Котаро. Стены едут в одну сторону, потолок и пол - в другую. Акааши пытается обернуться на голос Куроо, обеспокоенно шарит мутным взглядом по комнате в поисках Кенмы.

Они и раньше общались, когда встречались в тренировочных лагерях или на товарищеских матчах, но обменивались разве что парой-тройкой фраз, напрямую касающихся волейбола, а потом возвращались каждый к своей команде. За сегодняшний вечер они успели поговорить обо всем подряд, и Кейджи невольно проникся связующим Некомы. С ним спокойно и мирно, да и общая незаинтересованность в вечеринках как бы сближает.

С большим трудом Акааши концентрирует взгляд, едет им по топорщащимся волосам на затылке Тецуро, потом - по скрещенным на его же шее предплечьям. Это могло бы вызвать справедливый интерес и вытекающий из него логичный вопрос: вы что, вместе? Но Кейджи слишком пьяный и рассеянный, слишком неустойчивый [во всех возможных вариациях] чтобы цепко ухватиться и развить эту мысль. А вот цепко ухватиться за плечи Бокуто он вполне в состоянии, поэтому через секунду наваливается на широкую грудь сильнее, ладонями нащупывает сначала шею, следом - щеки, которые сдавливает пальцами так, что у Котаро губы вытягиваются «уточкой».

Акааши смотрит на парня долго, внимательно настолько, насколько позволяет состояние. На ворчливого Яку, мелькнувшего где-то неподалеку, не обращает внимания точно так же, как не обращает внимания и на прочих гостей, время от времени маячащих где-то на горизонте.

Котаро заметно нервничает, бегает взглядом по комнате, напрягается, когда лицо Кейджи оказывается на непозволительно близком расстоянии.

- Я тебя люблю, - несвязно бормочет почти что в губы, намереваясь одним неосмотрительным действием раскрыть перед ребятами все карты. Наутро, конечно, Акааши будет невероятно стыдно; не исключено, что придется выдумывать какую-нибудь серьезную болезнь, чтобы никому не попадаться на глаза, ведь слухи в академии расходятся стремительно.

Бокуто, напрягшись еще больше [хотя, казалось бы, куда больше?], резко отстраняется, отчего Кейджи, пошатнувшись, едва не заваливается вбок. Никакого тактильного контакта, никаких поцелуев и всего прочего, - стоило бы напомнить себе, но в затуманенном сознании не находится места для веских доводов и логичных выводов. Кейджи хмыкает и хмурит брови, поджимает губы и делает шаг назад, неловко скрещивает на груди руки.

- Вы тоже это видели? - Акааши не оборачивается, но краем глаза улавливает движение справа. Кенма забирает сразу два стакана - занимает обе руки, но смотрит на третий. - Парни, меня только что отшили. - ладно, наутро Кеджи будет не только больно, но еще и дьявольски неудобно перед остальными. Проблемы, впрочем, принято решать по мере их поступления.

- В общем, разбирайтесь сами. - совершенно несвязно - как в плане речи, так и в плане хода мыслей. С чем именно ребята должны разбираться? В чем заключается главная проблема? Непонятно. Акааши, ты пьян, иди домой.

- Кенма, пошли проветримся, а? - он подхватывает один стакан и взмахивает рукой, отчего половина содержимого проливается на пол. Свободная рука валится на плечо связующего, с легким нажимом тянет в сторону двери. Через несколько секунд, пару раз едва не потеряв равновесие и один раз навалившись на дверной косяк, Акааши все-таки выбирается из темной комнаты, жмурится от света, ударившего по глазам и вовремя успевает схватиться за что-то, чтобы не свалиться с лестницы. Что-то - это Ямамото. Он говорит, Кейджи - несвязно отвечает и решительно шагает дальше. В кого-то врезается, с кем-то здоровается, как-то добирается до входной двери.

Вдруг очень захотелось есть, просто зверски. Акааши, когда с десятого раза справляется с замком, вываливается на улицу и серьезно намеревается отправиться в путь едва ли не на противоположный конец города, потому что его любимая кофейня, где продают просто невероятно вкусные онигири, находится в сорока минутах езды на общественном транспорте. Чтобы не заблудиться, он достает мобильник [три раза роняет, два раза промахивается и открывает какое-то ненужное приложение] и отчаянно пытается вбить нужный адрес. Какой, кстати, не помнит, поэтому, пока бредет по тротуару, лениво передвигая ноги и покачиваясь из стороны в сторону, водит по экрану смартфона почти наугад.
[NIC]Akaashi Keiji[/NIC][STA]oya[/STA][AVA]https://i.imgur.com/v3Lx6sD.jpg[/AVA][SGN][/SGN][LZ1]АКААШИ КЕЙДЖИ, 17 y.o.
profession: второгодка Академии Фукуродани, вице-капитан и связующий волейбольного клуба.[/LZ1]

+2

13

— Забей

Коротко отмахивается от вопроса Бокуто, ему лень повторять свой вопрос еще раз.

Куроо улыбается, он всегда такой — вроде шутит, а вроде и дерьмо за всеми прибирает. Кенма прижимает к ушам руки, когда стакан с грохотом разбивается о пол, Куроо, конечно же, смеется. От этого появляется желание дать кулаком по чужой довольной морде. Но Козуме поднимается с места, опираясь на чужое плечо, что-то недовольно бурчит про Куроо. Кажется, про "надеюсь, ты не блохастый". В этом нельзя быть уверенным на сто процентов.

И блевануть на Куроо хочется сильно.

Кенма идет еще за выпивкой, в горле пересыхает, и он берет сразу два стакана. Отпивает из одного, смотрит, как Кейджи что-то говорит смешное, что-то невпопад. И Кенма не думает, что завтра об этом вспомнит. Он, если честно, даже до конца не слушает. Игнорирует Яку, они с Куроо перебрасываются между собой милыми колкостями, но зато Кенма замечает, когда Тецуро бросает вскользь

— Какие же вы алкаши

И его это ужасно возмущает, потому что, камон, Кенма не так часто пьет. Вообще никогда. И вот он один раз позволил себе воду заменить пивом, как сразу же началось. Ладно бы игроманом назвал, так он почему-то сразу цепляется за алкоголизм. Поэтому когда Акааши зовет его провериться, он сразу же откликается.

— Да, пойдем, меня тоже отшили

И тоже, как Кейджи, об этом пожалеет завтра.

Лев перехватывает Кенму в коридоре, что-то ему бормочет о любви и о том, как он рад, что Кенма научил его всем прикольным приемам в волейболе. И Козуме, пытаясь выбраться из чужого объятия, пытается просить о помощи:

— Отпусти уже, а

Лев очень навязчиво дышит перегаром прямо в лицо, и у Кенмы получается выбраться из хватки цепких рук только, когда Лев запинается о табурет и потирает ушибленное бедро. Козуме сразу бежит за Акааши, выскальзывая на свежий воздух. Оставшийся стаканчик он разливает наполовину и опрокидывает в себя оставшееся пойло внутри.

— А куда мы идем? Ты точно знаешь, куда идти, Акааши?

Кенма не очень уверен, что знает точно. Все-таки его периодически заносит, идет он не по прямой, а пишет так вообще невпопад. Кенма заглядывает к нему в телефон, но буквы перед глазами плывут, и Кенма не разглядывает адрес. Но отходит, решая довериться Акааши.

— Я в первый раз так напился, ты знаешь? Вообще Куроо бы стоило пойти за мной, наверное, я очень легко теряюсь даже в знакомой местности

Хоть они и идут по району, где Кенма с Куроо провели все свое детство, он сто процентов может заблудиться даже здесь. А еще у него мерзнут руки от ночной прохлады, и он засовывает их в карманы брюк. Кенма признаться не может, но без Тецуро ему всегда немного беспокойно. Возможно, это тревожная привязанность к человеку, но он слишком привык чувствовать рядом с собой его дыхание и замечать, как крупная тень Куроо перекрывает его собственную.

Он скучает, но совсем немного и никогда никому в этом не признается.

Кенма оглядывается по сторонам, замечает площадку, на которой они с Куроо в детстве занимались, и хватает Акааши за руку, тянет к себе за рукав, пальцем указывая на нее.

— О, смотри, это площадка, где мы с Куроо в детстве тренировались

Козуме даже сам поражается своей навязчивости и пьяной разговорчивости, с которой он настойчиво лезет к Кейджи. [AVA]https://i.pinimg.com/564x/b5/10/49/b510494ee2ba9380ba9b02120f4eb5a3.jpg[/AVA] [NIC]Kozume Kenma[/NIC][STA]отпустите домой[/STA][LZ1]КОЗУМЕ КЕНМА, 17 y.o.
profession: второкурсник старшей школы Некома[/LZ1][SGN]are you bored yet?[/SGN]

Отредактировано Solveig Kot (2021-05-08 01:06:42)

+2

14

Когда Акааши виснет на шее и вскидывает подбородок, с пьяной серьезностью заглядывает в глаза и кладет ладони на щеки, Котаро понимает: быть беде. Сейчас точно полезет обниматься и лобызаться, едва ворочающимся языком лепетать всякие телячьи нежности и миловаться, в общем, придется отбиваться изо всех сил. Котаро это  не нравится хотя бы потому, что отбиваться он вовсе не хочет; была б его воля – затащил бы Кейджи в спальню прямо здесь и сейчас, но черта с два, придется терпеть – и не только терпеть, а делать вид, что они едва знакомы, просто товарищи по команде, понимаете?

С чувством, с толком, с расстановкой – чтобы все слышали, Акааши заявляет, что любит, и Котаро почти в обморок падает от этого заявления – не от самих слов, а от их громкости. Он предательски давится пивоводкой, закашливается, нервно колотит себя кулаком по груди и, едва отдышавшись, принимает вид свой самый невозмутимый, мол, моя хата с краю – ничего не знаю. Потом опоминается и соображает, что лучший выход из сложившейся ситуации – просто подыграть.

— Конечно, ты меня любишь, — сквозь остаточный мелкий кашель хрипит Котаро, — я же вчера отдал тебе свой последний сэндвич с жареной свининой, — и широко улыбается. Улыбка эта исчезает быстро, моментально растворяется, как сахар в горячем чае, стоит Акааши податься еще ближе и, сжав пальцами щеки, нетвердо потянуться за поцелуем. Котаро резко отшатывается от него, как от прокаженного, ненарочно взмахивает руками, и содержимое стакана выплескивается на пол. Спасибо, что не на Яку, который шатается с этим своим растрепанным веником в опасной близости.

Кейджи реагирует незамедлительно: возмущается и обижается, на подкашивающихся ногах отстраняется и запинается, едва не знакомит несчастный затылок с полом, но в последнее мгновение кооперируется и сохраняет шаткое вертикальное положение. Котаро с едва заметным облегчением выдыхает, прикрывает глаза и отчаянным залпом опрокидывает в себя новый стакан.

— Хэй, вы куда это собрались? — озабоченно спрашивает Котаро, мгновенно отрываясь от пивоводки. Вопрос прилетает в спины сеттерам и остается проигнорированным; Котаро, как мать, которую впервые не послушался ребенок, поражается настолько, что слов не находит, действий тоже; он только поворачивает голову в сторону Куроо и вскидывает брови: что это было, бро? 

— Мы ведь пойдем за ними? — беспокойно спрашивает Котаро. Он, конечно, и один может, но Куроо в этом районе лучше ориентируется по очевидным причинам, поэтому шататься по грязным темным подворотням без него совсем не хочется, особенно в попытке вразумить два абсолютно пьяных тела. Куроо соглашается, и им приходится поторопиться, чтобы нагнать сеттеров; в квартире их нет, в коридоре тоже, а Ямамото, едва завидевший капитанов, предпочитает сделать вид, что очень хочет в туалет, невмоготу просто, и спрятаться за надежной деревянной дверью.

На улице тепло, ясно и пахнет, дьявол, что за странный запах? – это, что, свежий воздух? – Котаро останавливается на крыльце и несколько секунд принюхивается, впрочем, почти сразу одергивает себя и покорно плетется за Куроо. Им еще надо найти Акааши и Кенму, которых в поле зрения, конечно, не обнаруживается. В соседнем дворе, кстати, тоже.

Котаро предпринимает попытку дозвониться до Кейджи, но тщетно, автоматический голос на том конце невидимого провода просит оставить сообщение или пойти лесом; Котаро вздыхает и тоскливо смотрит на Куроо исподлобья. Мы, что, их потеряли? А если они уже мертвы и бездыханными телами валяются в подворотне? А если их сбила машина? А если автобус? А если, а если, а если?..

— Может, тебе Кенма ответит? — с нескрываемой надеждой в голосе спрашивает Котаро.

[NIC]Koutarou Bokuto[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/KOCCgwj.jpg[/AVA] [LZ1]КОТАРО БОКУТО, 18 y.o.
profession: третьегодка Академии Фукуродани, капитан волейбольной команды, доигровщик; [/LZ1][STA]бро подтверждает[/STA][SGN] akaashi... don't toss to me anymore!
https://i.imgur.com/EDv4Yww.gif
[/SGN]

Отредактировано Lis Suarez (2021-05-12 18:55:03)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » типичная вечеринка с бассейном


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно