внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Bir Zamanlar Bodrum


Bir Zamanlar Bodrum

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Стамбул // Бодрум | апрель 2021 год

Гидиз Ишыклы & Озан Ишыклы
https://i.imgur.com/kpDfIfe.gif https://i.imgur.com/Kz2vCiM.gif

Турецкая новелла на серьёзных щах!

[NIC]Ozan Işikli[/NIC]
[STA]Aile bağları çok güçlü bir şey. Lütfen biri kurtar beni![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/0ur1I2l.gif[/AVA]
[SGN]

https://i.imgur.com/aUSCZO4.gif

Мы больше в этот мир вовек не попадем,
вовек не встретимся с друзьями за столом.
Лови же каждое летящее мгновенье —
его не подстеречь уж никогда потом.

[/SGN]
[LZ1]ОЗАН ЫШЫКЛЫ, 38 y.o.
profession: обработчик входящей информации, включая анализ и реконфигурацию данных; начальник отдела обработки.
relations: Bodrum... biri beni kurtaracak mı?
[/LZ1]

Отредактировано Wade Kirk (2021-05-08 14:32:16)

+1

2

Гедиз стоял на балконе, семейного особняка, и смотрел на раскинувшийся внизу, утопающий в предрассветной дымке, город. Руки в карманах. Он покачивается, переступая с носков на пятки, явно пребывая не в самом лучшем расположении духа. И не удивительно! На часах полпятого утра! Полпятого, а в этом доме никто еще и не думал ложится спать.
- А ведь кто-то в этом доме ходит каждое утро на работу! Ала-ала!
А причина, по которой весь дом семейства Ышыклы не спал, в этот предрассветный час, была банальна и проста. Приглашение на свадьбу кузена Сердара. И вот тут то на голову Гедиза обрушился гнев Аллаха, в лице дорожайшей ему матушки. И не то чтобы госпожа Рафика недолюбливала свою невестку и её сына, нет, не настолько неистово чтоб не спать всю ночь. Госпожа Рафика вспомнила что оба её сына, оба её льва, никак не приведут невест в дом и не одарят её внуками, что род Ышыклы сгинет с лица земли, а она умрет не благословив сыновей. И сейчас, прямо вот в эту минуту, пока Гедиз наматывал свои нервы на кулак, стоя на балконе, госпожа Рафика возлежала в гостинной, на диване, и причитала в окружении родни и прислуги, и умирала. Умирала она конечно же громко, с причитаниями и жалобами, что так и не увидит своего первенца перед смертью. И привезти этого самого первенца! Льва, что променял их родную деревню на шумный Стамбул! Орла, который вылетел из гнезда, неблагодарный, да так и не вернулся, не вернулся как положено, конечно же с молодой женой и наследниками, чтоб порадовать добрую женщину Рафику! И вот привезти его должен был не кто иной, как Гедиз. И младший Ышыклы был в целом не против, но не в два часа ночи! Но госпожа Рафика не могла и не хотела ждать до утра, а потому ночь превратилась в настоящий кошмар.
- Как там мама?
Не оборачиваясь на аккуратный стук и скрип двери, спросил турок. Он знал что это или Айше, девушка что жила и работала в их доме с малых лет, либо же его кузина Джансу, которая и принесла это злополучное приглашение и оказалась свидетельницей всего, что последовало после.
- Умирает, ты же знаешь, это официальная версия, - рассмеялась Джансу, поеживаясь на свежем воздухе. - Распорядилась накрывать завтрак, и чтобы зарезали барана. Завтра вечером будет встречать своего сына, как положено в уважаемом доме, я думаю что полдеревни уж точно будет приглашено.
Гедизу только и оставалось что закатить глаза. Он знал как его мать умеет манипулировать людьми, знал как она любит чтобы о их семье говорили. Этого у госпожи Рафики было не отнять. Показательные мероприятия, это был её конек, чтобы люди знали как щедра госпожа дома Ышыклы. Чтобы их уважали. А желание сосватать Озану местную девушку, которую выберет она сама, было вероятно еще сильнее. И вот тут то Гедиз прекрасно понимал нежелание брата возвращаться в Бодрум. Да и вообще держатся от всего Муглы подальше.
- Завтрак в такой час?
Весело рассмеявшись турок похлопал кузину по плечу и вытащив из кармана ключи, от своего шустрого бумера, направился к выходу. Мама не даст поспать, и даже не подумает о том, что до Стамбула ехать восемь часов, не по самой ровной дороге. Так что проще поспать в машине, на обочине, чем надеяться на благоразумие этой женщины. Особенно когда она что-то вбила себе в голову.
- Скажи госпоже Рафике, что Гедиз отбыл за ей красивым Львом, в сам стольный город Стамбул!
С этими словами он и в самом деле отправился в Стамбул, привезти к матери своего блудного брата. Ну как отправился, сначала выслушал всех брехливых псов, стоило заурчать мотору М5-той. "Ваг! Ваг! Ваг! Аааууудииии!"
- Офф-офф, потише там, - поворчал сам с собой Гедиз, словно псам было дело до его слов и неспеша вырулил со двора. Слезно прощаться с госпожой Рафикой желания не было, особенно видя как она ликует, добившись своего. Но и спешить навстречу судьбе, учитывая всю нервозность бессонной ночи, он желания не имел. Так что сразу за поворотом свернул на обочину и устроился как мог спать.
Спустя тройку часов, когда утро уже стало похожим на утро, турок наконец то отправился в дорогу, с остановками на плотный завтрак и стакан крепкого чая.
- Ойнама шыкыдым шыкыдым! Ах янар дёнер, ааджайипсин! - постукивая руками по рулю, перекрикивал радио турок. Да, старомодно, но ему нравилось. Хороший певец и песни интересные. Да и дорога так казалась веселее. По пути он заехал в Измир, все равно спешить некуда, до свадьбы еще неделя, прикупил бутылку виски и веревку. Зачем? На случай плана "Б". А потом практически без остановки до самой Бурсы. Там он поправил нервишки еще стаканчиком чая и уже к вечеру был в Стамбуле.
Озан жил тут уже давненько и никакие уговоры, угрозы и тем более шантаж со стороны матери, не могли заставить его вернутся в Бодрум. С одной стороны Гедиз понимал его, но с другой стороны не ровен час и мать переключит свое внимание на него, и тогда речь пойдет о том, чтобы женить его, Гедиза Ышыклы. А он желанием женится не горел. Мир был полон, словно шведский стол и турок был обязан попробовать всего по кусочку, прежде чем его посадят на домашние обеды и строгую диету.
- Хайдар, - притормаживая у шлагбаума, на подъезде к одной из роскошных высоток стамбула, где находилась не менее роскошная квартира брата, турок поприветствовал тучного охранника, служившего тут на всех возможных должностях, от носильщика до сантехника. - Как твои дела брат?
Хайдар был большим любителем потрепаться, особенно с жильцами и их гостями. Он был малым хоть и глуповатым, но добрым. Чем Гедиз каждый раз пользовался, приезжая в гости к старшему брату, без предупреждения.  А еще Хайдар, как и многие мужчины в его возрасте, мечтал о красивой жене из приличной семьи. Комбо. Все слагаемые успеха, для того чтоб сделать Озану сюрприз.
- Господин Гедиз! Не ожидал вас увидеть сегодня. Вы как всегда внезапны!
Радостно воскликнул толстяк, выходя из своей будки охраны и заглядывая в окно машины. Ышыклы улыбнулся, протягивая руку и здороваясь. Он ведь не городской, у него нет этих социальных предрассудков. В краях где он вырос каждая работа уважаема.
- Дела срочные. Хайдар, семейные, сам понимаешь, - кивает Гедиз, так словно толстяк не просто охрана на шлагбауме, а лицо доверенное, в курсе всех дел семейства Ышыклы. Это возымело свой эффект и Хайдар тут же понизил тон, становясь гипер серьезным. Турок наклоняется, тоже переходя на полушепот
- Хайдар, а Озан уже дома? М? - Толстяк отрицательно мотает головой. Впрочем разве может быть иначе. В шесть Озан еще на работе, что точечно объясняет почему у брата всё еще нет жены! - Хайдар, - еще более интригующе говорит Гедиз, заставляя толстяка вспотеть еще сильнее прежнего. Вероятно тот уже испугался сам не пойми чего. Что и требовалось.
- А ты уже видел фото нашей Айше?
Глаза Хайдара округлились, то ли от испуга, то ли от восторга и он снова отрицательно замотал головой. Младший Ышыклы тут же сунул ему под нос телефон, на котором было предусмотрительно открыто фото девушки. Айше была весьма хорошенькой, к тому же за её чистоту и порядочность отвечала сама госпожа Рафика.
- Знаешь, матушка подумает подыскать для неё хорошую партию. Хочешь, замолвлю за тебя слово?
Окончательно потеряв дар речи, толстяк только и смог, что кивнуть. Глаза его блестели, ведь речь шла не о простой девушке, а о красавице, да еще и из хорошего дома, с хорошим приданным. О щедрости Рафеки Ышыклы он уже был наслышан.
- Сейчас скину тебе её фото, вот, лови, и у тебя есть запасной ключ от квартиры брата?
Не отрывая взгляда от экрана своего смартфона, Хайдар молча протянул Гедизу ключи, и так же молча поднял шлагбаум перед его машиной. Дело осталось за малым. Припарковав машину в дальнем углу подземной стоянки, Гедиз поднялся в квартиру. С его последнего визита тут ничего не изменилось Все так же присутствовали следы жизнедеятельности Озана, или проще говоря homodooblыsakulusa. В холодильнике пусто, даже приличный менемен приготовить не из чего! Одежда, сплошные белые воротнички, так словно брат ничего не слышал о моде. Открыв шкафчик на кухне, Гедиз так и вовсе фыркнул.
- Офф, Озан-Озан, ала-ала, чай в пакетиках? Серьезно брат? Может матушка и права, пора бы тебя женить! Если потребуется силой!
На этом обыск пещеры человека волосатоходячего был оставлен, Гедиз расположился на диване, так чтоб его было видно сразу, как попадешь в квартиру и в полнейшей темноте остался ждать брата, чтобы всеми правдами и неправдами, а если понадобится силой, увезти его в Бодрум.
[NIC]Gediz Işikli[/NIC]
[STA]рожденный угарать серьёзным быть не может![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTNQwfF.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/LhsswJ9.gif[/SGN]
[LZ1]ГЕДИЗ ЫШЫКЛЫ, 33 y.o.
profession: деревенский мачо;
relations: Bodrum kalbimde[/LZ1]

Отредактировано Brandon Russo (2021-05-07 21:13:54)

+2

3

О, Аллах велик! Как точно сказал пророк Мухамед: "Есть три качества. Если они будут даны кому-либо из людей, тогда приобретенное этим человеком будет подобно богатствам рода Дауда: справедливость как в гневе, так и в благодатном состоянии; сохранение цели как в нищете, так и в достатке; набожность пред Всевышним, проявленная как открыто, так и скрыто."
Суть этих слов заключалась в следующем - будь сдержан в эмоциях, будь экономным, верь в Аллаха. И если будешь придерживаться этих трёх вещей, то тебе воздастся. И вот оно! Свершилось!
Вот уже почти ровно десять лет, как он служил в этой канторе на четырнадцатом этаже аналитиком и обработчиком данных, а последние четыре года он терпеливо протаптывал тропинку к кабинету директора, неустанно нося предложение о своей квалификации и пригодности на должность начальника отдела. И вот наконец, когда он уже пропустил вперёд себя на эту должность двоих других своих коллег и те благополучно продвинулись дальше по служебной лестнице, - его предложение о собственной кандидатуре было принято! Ну может быть не прям так сразу. Пришлось испытать на прочность свою сдержанность. В конце концов пострадал лишь куст фикуса в приёмной у кулера с водой, который Озан яростно изодрал в клочья, пока дожидался директора с обеденного перерыва, заранее огорчаясь мыслью, что его опять не примут. Но его приняли! А фикус, а что? Лишь пару стеблей было ощипано и полысело. Но только чуть-чуть, сбоку! Впрочем цветок был развёрнут рваной стороной к стене, так что вряд ли кто-то это бы заметил.
Далее ему пришлось побегать по всем четырнадцати этажам за директором, который должен был, но никак не мог, дать ему письменное подтверждение об официальном рассмотрении его прошении назначить его на эту должность, поскольку был сам занят своим рабочим графиком. Но в итоге... В итоге сегодня, одному невысокому турку средних лет, старавшемуся жить праведной жизнью все эти тридцать восемь лет, наконец-то улыбнулась удача!
Сперва ему ответили на запрос положительно! Ошибки быть не может. Приказ о назначении не мог потеряться, ведь Озан Ышыклы точно проследил его отправку. Проверил как справилась электронная почта, тут же позвонив в отдел кадров, а затем лично сбегал на шесть этажей вниз, чтобы через тринадцать с половиной минут, после отправки приказа директором отдела, проверить, дошло ли оно? Не обманула ли Зульфия, или как там её звали, его по телефону? Распечатали ли его? Сняли ли копии с оригинала, где уже стояла подпись и печать? Да-да, за курьером офисной почты тоже пришлось побегать от самого кабинета директора! Таким образом курьер справился с рассылкой почты на полтора часа быстрее чем обычно. Всего-то за тридцать минут разнёс письма по всем четырнадцати этажам. Пха! Собственно ничего такого. Озан всё равно не хотел обедать. А ходить по ступенькам было весьма полезно!
И вот он, Озан Ышыклы, новоиспечённый начальник отдела обработки данных, сияя улыбкой шёл через этаж по покрытому серым ковролином полу, кивал встречным ему знакомым лицам, весь преисполненный победоносного настроение, как вдруг... на встречу ему вышла Годже Айсун. К слову сказать, Годже была лишь на половину турчанкой, а на половину француженкой и большую часть своей жизни прожила во Франции, как обычная европейка. Она не носила чадру, не скрывала ноги до самых пальцев, а руки до самых запястьев. Она вообще об этом не задумывалась ни разу за свою жизнь. Хотя в принципе многие в Стамбуле уже подобно европейским женщинам одевались как им заблагорассудится. Скорее увидеть девушку в чадре сейчас было редкостью. Впрочем Айсун это было и незачем. Высокая, с самыми потрясающими формами, чёрными подкрученными локонами и с золотыми серьгами-кольцами в ушах! Всегда на элегантных шпильках, юбки-карандаш до колена, декольте с подпрыгивающей при ходьбе грудью! Бархатистая загорелая кожа, полные губы в красной помаде. А глаза! А ресницы! Вай-мама-джан! Что это были за ресницы! Бедный турок с поэтичным именем, данным ему при рождении, раньше впадал в оцепенение, разве что не падал замертво, при одном лишь случайном взгляде этих карих глазищ на его скромную персону из-под порхающих длинных крыльев её ресниц. Конечно совсем не обязательно, что она смотрела всякий раз именно на него... Ну а что? Клетка кабинетов в общем зале низкая, Озан тоже невысокого роста. Она могла смотреть поверх стенок-перегородок выискивая, подруг к примеру? Если уж на то пошло, то на своих шпильках женщина доходила аккурат одним лишь бюстом на уровень его носа. Но сегодня! Сегодня, проходя по этажу начальником отдела и встретившись с ней взглядами, мужчина устоял и даже сказал ей "Привет.".
О, Аллах велик! Вот уже шесть лет, как он посылает ей цветы тайно каждую пятницу! Правда за эти годы она уже успела побывать замужем. Годже решила, что цветы от другого её поклонника, менее робкого и более мускулистого. Но не будем о грустном! Сегодня кое-кто перешёл с Годже Айсун на новый этап взаимоотношений! И кто знает, может через пару месяцев, когда его оклад наконец-то подрастёт, Озан осмелится пригласить её на ужин. Хвала Аллаху, она уже была в разводе.
Я-Алла! Yaşasın! От переизбытка чувств аж в горле пересыхало! От этого он много пил сегодня воды и кофе, и в итоге что-то через чур часто стал бегать в уборную, пока и вовсе живот не скрутило. Тоже наверное от радости. Ну, что тут поделать? Прав и пророк Мухамед - надо быть сдержаннее и в радостных проявлениях чувств! А то вон как оно, бывает...
И до самого конца рабочего дня Озан продолжал работать пребывая в отличном настроении. Он думал о том, что наконец-то ему воздалось за его страдания, за его терпеливость, за все труды! Включая и сложное детство, которое он провёл в деревне, в окружении бесчисленных родственников, и не только прямых кровных, но и множества дальних!

Будучи старшим сыном, первенцем, все старшие родственники возлагали на него слишком большие надежды. Он должен был быть тем самым "сыном маминой подруги", понимаете?! Всегда и во всём! Самым ловким, самым сильным, самым храбрым, самым умным, самым большим. Чтобы быть опорой и одновременно примером для младших своих братьев и сестёр. Но увы, как сказала бабуля Зухра - "... ты весь пошёл в своего деда Курбана. Тот тоже был тощ и хил. Говаривали будто он был недоношенным. Нэээ!... Вот помню, как он переболел свинкой... мы тогда уже были женаты!..."
Бабуля Зухра, или как принято говорить Зухра-баджи, сама была очень дородной, тучной женщиной. Она была весом около ста двадцати килограмм в день их свадьбы. А дедушка Курбан напротив! Он был едва ли больше пятидесяти. И то, судя по их свадебной карточке, он весил пятьдесят килограмм в свадебном костюме, плотно наевшийся и с километровой фатой невесты в руках, если бы встал на весы.
Было обидно, что он сам, старший сын, пошёл в единственного тощего и невысокого родственника. И то! Дед был ростом сто семьдесят семь сантиметров! А Озан всего лишь сто шестьдесят восемь. О ужас!
Чего только он не делал, и пил молоко, и жевал клевер (так советовали ему древние старухи в их селе, якобы считавшиеся весьма мудрыми), и висел на турнике. Всё бестолку! А сколько он молился.
Его отец таскал сына на все спортивные секции, что были в ближайшем населённом пункте, в почти двух часах езды от Бодрум. В том числе и на борьбу. Но всё было напрасно. Он попросту не мог дать сдачи. Ни координации, ни меткости. Бегал и плавал он тоже хуже всех. В общем не дал всевышний ему крепкой мускулатуры и роста. Зато мозгами хиляк вышел.
Он много читал и был лучшим в точных науках. У него не было сильного характера, громкого командного голоса, но зато в двенадцать лет он научился вязать!... А нечего было оставлять его с бабкой на месяцы один на один, когда тот сломал лодыжку прокатившись впервые на взрослом велосипеде! Чем ему было ещё себя занять?
Когда настало время оканчивать школу в их богом забытый посёлок заехал редкий гость. Это был двоюродный брат его матери, дядя Азиз. Вот тогда то он и загорелся мечтой, как его дядя Азиз, уехать жить в Стамбул, покинуть родовое гнездо и наконец-то пожить самому! Отдельно, свободной жизнью! Так и произошло. Он поступил в институт и уехал учиться. Чтобы больше не возвращаться домой, в этот дикий клочок их страны, где не у всех ещё есть элементарные средства коммуникации и туалеты стоят на улице!
Нет уж! Ни-ког-да! Никогда нога его не перешагнёт порог их родительского дома! Ему хватило этой жизни в первые восемнадцать лет. К тому же, Озан был не единственным ребёнком в их семье.
Вот его младший брат Гедиз! Судьба сыграла с ними злую шутку и если старший брат был хилым и мелким, то младший могучим и статным. Не смотря на разницу в целых пять лет, Гедиз умудрялся обойти его во всём. По крайней мере в спорте и по домашним делам. Как любил повторять их отец "Гедиз! Вот он настоящий мужчина в нашей семье!", совсем не думая о том, что тем самым добивает последние крохи и так уже побитой самооценки его старшего сына.
Чтож, их дороги, Озана и его родственников, давным давно разошлись. Столько долгих лет он жил в самом Стамбуле. Благослови их Аллах!

На часах протикало восемь вечера и Озан Ышыклы самым последним засуетился в сборах с работы домой в свою тихую пустую квартирку.
Озан уже не был тем маленьким мальчиком, как двадцать лет назад. Мы сейчас говорим не о росте. У него давным давно уже росла борода, он был взрослым и самостоятельным мужчиной. Научился ездить на двухколёсном велосипеде!
Ну а что, что?! Он взрослый человек и мог бы потратиться на покупку автомобиля, но ведь он был экономен и сдержан, как настоящий праведник! Да и что такого, что он ездит на работу и с работы на велосипеде с корзиной и в шлеме? Шлем и корзинка не в цветочек, да и в пробках стоять не приходится. Раз-два и на работе! Раз-два и дома! Да! Он сам так решил, потому что он взрослый и самодостаточный, способный принимать такие решения, мужчина!
Конечно, когда он соберётся приглашать красавицу Годже на ужин, он не повезёт её на велосипеде, а закажет машину. Может быть даже лимузин. Ну всё это ещё стоило хорошо обдумать. Составить план. Придумать список тем, на которые они бы могли поговорить. Может предложить ей как-нибудь невзначай свой степлер? Ну в смысле на работе, в неформальной обстановке. Да нет же! Бред какой... Хотя степлер это гораздо изобретательнее ручки или ластика... Степлер! Звучит мужественно. Степлер!
- Многоуважаемая Годжи, не хотите воспользоваться моим степлером? - добавив своему голосу баса попробовал сказать эту фразу вслух, закладывая в поворот перед домом, и вскоре постарался стереть блаженную ухмылку со своего лица, вызванную представленной Айсун, которая приняла от него его степлер, поскольку охранник, Хайдар, уже приветствовал его и открывал ему шлагбаум.
- Да-да. Здравствуйте. - кашлянув в кулак, коротко отозвался Оз и продолжил крутить педали.

В холле первого этажа была специально оборудованная велосипедная стоянка. Щёлкнул прочный замочек и его трёхскоростной "скакун" остался опочивать в своём "стойле", в компании самокатов, гироскутеров и других велосипедов.
Такой замечательный день, такой замечательный вечер, что от всех этих мечтаний он забыл купить съестного на ужин. Притормозив у своей двери он было обернулся, чтобы вернуться вниз и сгонять по-быстрому в круглосуточный мини-маркет, но махнул рукой с мыслью "А шайтан с ним!", извлёк из своей борсетки ключи от квартиры и открыл дверь.
Внутри было темно, как и ожидалось. Турок расстегнул машинально одной рукой ворот своей рубашки, расслабил галстук, а другой сперва бросил на тумбочку у входа ключи, затем аккуратно положил свой шлем и, дотянувшись до выключателя, провозгласил привычно "Я дома!", и свет зажёгся.
В его квартирке-студии всё было по-старому. Холодильник, дверь в ванную и туалет, диван, рабочий стол с компьютером, кресло в углу. В кресле Гедиз... Стоп! ГЕДИЗ?!
Младший брат был замечен и узнан моментально. Ещё бы! Его братец всегда встречал его неожиданными сюрпризами, с улыбкой во всё лицо и всегда в самый неожиданный момент. Он приезжал в основном в околопраздничные даты. Сваливался на него как снег на голову! Просился то переночевать время от времени, пока был в городе проездом. И это его появление тоже было ерундой, но то что он не ожидал, что вдруг в квартире окажется кто-то - вот это всегда доводило его чуть ли не до инфаркта. Как и в этот раз!
От неожиданности, что в квартире кто-то есть, тело среагировало инстинктивно. Он шарахнулся спиной в угол позади себя, как раз когда снимал обувь зацепившись носком ботинка о пятку. Споткнулся, завалился на тумбочку у входа, на которой уже лежал шлем, грудной клеткой и левой рукой сбрасывая всё с неё на пол, одновременно хватаясь за мебель, чтобы удержаться, но не устоял и упал на пятую точку в тот самый угол за спиной, куда его пытался закинуть инстинкт изначально.
- Гед-диз?! ТЫ?! - заикаясь вымолвил ошарашенный старший брат, хватаясь правой рукой за сердце и так часто и глубоко задышал ртом и носом, будто вот-вот был готов задохнуться, как какой-то астматик, - Я-Ал-ла!! Как ты меня напугал, брат! - пытался успокоить своё сердцебиение и отдышаться испуганный офисный клерк, - Разве так можно поступать со старшими, нэээ??? Вай-мама-джан!... - снова говорил он на выдохе раскачивая головой, как китайский болванчик. Он поднял правую руку, держа пальцы, будто зажал в них щепотку чего-то и потряс кистью в воздухе, так словно звоня в невидимый колокольчик, - Ну хоть бы позвонил сперва! - сказал и тут же прикусил язык.
Перед ним сейчас лежала тумбочка. Выдвижные ящики вывалились, а содержимое их рассыпалось по полу. Его взгляд упал на верхний ящик перевёрнутой на пол тумбочки, из которого выпал второй мобильник с номером, тем самым, что он дал своей родне , и совсем не то, которым пользовался повседневно.
Даааа! Старшенький как следует позаботился обо всём, чтобы его оставили в покое наверняка.
Все эти бесконечные звонки, смс. А когда он послал родителям подарки и по глупости подарил маме планшет, та быстро освоила видео-чаты и названивала ему устраивая видеоконференции с другими их родственничками, и так сутки напролёт!
Все звонили и смс-или ему, слали фотки, видео, просили лайкнуть или похвалить ту или иную родственницу, написать под её фото какая она красавица, как похудела, какое платье, какая причёска... Это дико отвлекало, мешало и выматывало. Вот он и завёл, уже год как, второй телефон. И как правило оставлял его дома, в тумбочке. Почти не проверял сообщения, изредка ставя его на зарядку.
Взгляд от валявшегося на полу мобильника вернулся обратно к брату. Уж не по этой ли причине тот явился к нему в квартиру, чтобы высказать Озану, какой он подлец и негодяй, раз хочет жить отдельно от родителей? Его губы, подобно улитке, втянулись в рот превратившись в одну тонкую полоску. Ему было и стыдно, и обидно, что его разоблачат и натыкают в его бестактное поведение. И кто?! Младший брат. Я-Алла!... Чтоб, тебя...
Мысль о том, что могла случиться какая-то беда отпадала сама собой. Иначе бы Гедиз примчался не один и сразу к нему в офис, а не ждал бы его уютно расположившись в его любимом кресле.
Да. Аллах велик... и даже слишком.

[NIC]Ozan Işikli[/NIC]
[STA]Aile bağları çok güçlü bir şey. Lütfen biri kurtar beni![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/0ur1I2l.gif[/AVA]
[SGN]

https://i.imgur.com/aUSCZO4.gif

Мы больше в этот мир вовек не попадем,
вовек не встретимся с друзьями за столом.
Лови же каждое летящее мгновенье —
его не подстеречь уж никогда потом.

[/SGN]
[LZ1]ОЗАН ЫШЫКЛЫ, 38 y.o.
profession: обработчик входящей информации, включая анализ и реконфигурацию данных; начальник отдела обработки.
relations: Bodrum... biri beni kurtaracak mı?
[/LZ1]

Отредактировано Wade Kirk (2021-05-08 14:30:55)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Bir Zamanlar Bodrum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно