внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bir Zamanlar Bodrum


Bir Zamanlar Bodrum

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Стамбул // Бодрум | апрель 2021 год

Гидиз Ишыклы & Озан Ишыклы
https://i.imgur.com/kpDfIfe.gif https://i.imgur.com/Kz2vCiM.gif

Турецкая новелла на серьёзных щах!

[NIC]Ozan Işikli[/NIC]
[STA]Aile bağları çok güçlü bir şey. Lütfen biri kurtar beni![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/0ur1I2l.gif[/AVA]
[SGN]

https://i.imgur.com/aUSCZO4.gif

Мы больше в этот мир вовек не попадем,
вовек не встретимся с друзьями за столом.
Лови же каждое летящее мгновенье —
его не подстеречь уж никогда потом.

[/SGN]
[LZ1]ОЗАН ЫШЫКЛЫ, 38 y.o.
profession: обработчик входящей информации, включая анализ и реконфигурацию данных; начальник отдела обработки.
relations: Bodrum... biri beni kurtaracak mı?
[/LZ1]

Отредактировано Wade Kirk (2021-05-08 14:32:16)

+1

2

Гедиз стоял на балконе, семейного особняка, и смотрел на раскинувшийся внизу, утопающий в предрассветной дымке, город. Руки в карманах. Он покачивается, переступая с носков на пятки, явно пребывая не в самом лучшем расположении духа. И не удивительно! На часах полпятого утра! Полпятого, а в этом доме никто еще и не думал ложится спать.
- А ведь кто-то в этом доме ходит каждое утро на работу! Ала-ала!
А причина, по которой весь дом семейства Ышыклы не спал, в этот предрассветный час, была банальна и проста. Приглашение на свадьбу кузена Сердара. И вот тут то на голову Гедиза обрушился гнев Аллаха, в лице дорожайшей ему матушки. И не то чтобы госпожа Рафика недолюбливала свою невестку и её сына, нет, не настолько неистово чтоб не спать всю ночь. Госпожа Рафика вспомнила что оба её сына, оба её льва, никак не приведут невест в дом и не одарят её внуками, что род Ышыклы сгинет с лица земли, а она умрет не благословив сыновей. И сейчас, прямо вот в эту минуту, пока Гедиз наматывал свои нервы на кулак, стоя на балконе, госпожа Рафика возлежала в гостинной, на диване, и причитала в окружении родни и прислуги, и умирала. Умирала она конечно же громко, с причитаниями и жалобами, что так и не увидит своего первенца перед смертью. И привезти этого самого первенца! Льва, что променял их родную деревню на шумный Стамбул! Орла, который вылетел из гнезда, неблагодарный, да так и не вернулся, не вернулся как положено, конечно же с молодой женой и наследниками, чтоб порадовать добрую женщину Рафику! И вот привезти его должен был не кто иной, как Гедиз. И младший Ышыклы был в целом не против, но не в два часа ночи! Но госпожа Рафика не могла и не хотела ждать до утра, а потому ночь превратилась в настоящий кошмар.
- Как там мама?
Не оборачиваясь на аккуратный стук и скрип двери, спросил турок. Он знал что это или Айше, девушка что жила и работала в их доме с малых лет, либо же его кузина Джансу, которая и принесла это злополучное приглашение и оказалась свидетельницей всего, что последовало после.
- Умирает, ты же знаешь, это официальная версия, - рассмеялась Джансу, поеживаясь на свежем воздухе. - Распорядилась накрывать завтрак, и чтобы зарезали барана. Завтра вечером будет встречать своего сына, как положено в уважаемом доме, я думаю что полдеревни уж точно будет приглашено.
Гедизу только и оставалось что закатить глаза. Он знал как его мать умеет манипулировать людьми, знал как она любит чтобы о их семье говорили. Этого у госпожи Рафики было не отнять. Показательные мероприятия, это был её конек, чтобы люди знали как щедра госпожа дома Ышыклы. Чтобы их уважали. А желание сосватать Озану местную девушку, которую выберет она сама, было вероятно еще сильнее. И вот тут то Гедиз прекрасно понимал нежелание брата возвращаться в Бодрум. Да и вообще держатся от всего Муглы подальше.
- Завтрак в такой час?
Весело рассмеявшись турок похлопал кузину по плечу и вытащив из кармана ключи, от своего шустрого бумера, направился к выходу. Мама не даст поспать, и даже не подумает о том, что до Стамбула ехать восемь часов, не по самой ровной дороге. Так что проще поспать в машине, на обочине, чем надеяться на благоразумие этой женщины. Особенно когда она что-то вбила себе в голову.
- Скажи госпоже Рафике, что Гедиз отбыл за ей красивым Львом, в сам стольный город Стамбул!
С этими словами он и в самом деле отправился в Стамбул, привезти к матери своего блудного брата. Ну как отправился, сначала выслушал всех брехливых псов, стоило заурчать мотору М5-той. "Ваг! Ваг! Ваг! Аааууудииии!"
- Офф-офф, потише там, - поворчал сам с собой Гедиз, словно псам было дело до его слов и неспеша вырулил со двора. Слезно прощаться с госпожой Рафикой желания не было, особенно видя как она ликует, добившись своего. Но и спешить навстречу судьбе, учитывая всю нервозность бессонной ночи, он желания не имел. Так что сразу за поворотом свернул на обочину и устроился как мог спать.
Спустя тройку часов, когда утро уже стало похожим на утро, турок наконец то отправился в дорогу, с остановками на плотный завтрак и стакан крепкого чая.
- Ойнама шыкыдым шыкыдым! Ах янар дёнер, ааджайипсин! - постукивая руками по рулю, перекрикивал радио турок. Да, старомодно, но ему нравилось. Хороший певец и песни интересные. Да и дорога так казалась веселее. По пути он заехал в Измир, все равно спешить некуда, до свадьбы еще неделя, прикупил бутылку виски и веревку. Зачем? На случай плана "Б". А потом практически без остановки до самой Бурсы. Там он поправил нервишки еще стаканчиком чая и уже к вечеру был в Стамбуле.
Озан жил тут уже давненько и никакие уговоры, угрозы и тем более шантаж со стороны матери, не могли заставить его вернутся в Бодрум. С одной стороны Гедиз понимал его, но с другой стороны не ровен час и мать переключит свое внимание на него, и тогда речь пойдет о том, чтобы женить его, Гедиза Ышыклы. А он желанием женится не горел. Мир был полон, словно шведский стол и турок был обязан попробовать всего по кусочку, прежде чем его посадят на домашние обеды и строгую диету.
- Хайдар, - притормаживая у шлагбаума, на подъезде к одной из роскошных высоток стамбула, где находилась не менее роскошная квартира брата, турок поприветствовал тучного охранника, служившего тут на всех возможных должностях, от носильщика до сантехника. - Как твои дела брат?
Хайдар был большим любителем потрепаться, особенно с жильцами и их гостями. Он был малым хоть и глуповатым, но добрым. Чем Гедиз каждый раз пользовался, приезжая в гости к старшему брату, без предупреждения.  А еще Хайдар, как и многие мужчины в его возрасте, мечтал о красивой жене из приличной семьи. Комбо. Все слагаемые успеха, для того чтоб сделать Озану сюрприз.
- Господин Гедиз! Не ожидал вас увидеть сегодня. Вы как всегда внезапны!
Радостно воскликнул толстяк, выходя из своей будки охраны и заглядывая в окно машины. Ышыклы улыбнулся, протягивая руку и здороваясь. Он ведь не городской, у него нет этих социальных предрассудков. В краях где он вырос каждая работа уважаема.
- Дела срочные. Хайдар, семейные, сам понимаешь, - кивает Гедиз, так словно толстяк не просто охрана на шлагбауме, а лицо доверенное, в курсе всех дел семейства Ышыклы. Это возымело свой эффект и Хайдар тут же понизил тон, становясь гипер серьезным. Турок наклоняется, тоже переходя на полушепот
- Хайдар, а Озан уже дома? М? - Толстяк отрицательно мотает головой. Впрочем разве может быть иначе. В шесть Озан еще на работе, что точечно объясняет почему у брата всё еще нет жены! - Хайдар, - еще более интригующе говорит Гедиз, заставляя толстяка вспотеть еще сильнее прежнего. Вероятно тот уже испугался сам не пойми чего. Что и требовалось.
- А ты уже видел фото нашей Айше?
Глаза Хайдара округлились, то ли от испуга, то ли от восторга и он снова отрицательно замотал головой. Младший Ышыклы тут же сунул ему под нос телефон, на котором было предусмотрительно открыто фото девушки. Айше была весьма хорошенькой, к тому же за её чистоту и порядочность отвечала сама госпожа Рафика.
- Знаешь, матушка подумает подыскать для неё хорошую партию. Хочешь, замолвлю за тебя слово?
Окончательно потеряв дар речи, толстяк только и смог, что кивнуть. Глаза его блестели, ведь речь шла не о простой девушке, а о красавице, да еще и из хорошего дома, с хорошим приданным. О щедрости Рафеки Ышыклы он уже был наслышан.
- Сейчас скину тебе её фото, вот, лови, и у тебя есть запасной ключ от квартиры брата?
Не отрывая взгляда от экрана своего смартфона, Хайдар молча протянул Гедизу ключи, и так же молча поднял шлагбаум перед его машиной. Дело осталось за малым. Припарковав машину в дальнем углу подземной стоянки, Гедиз поднялся в квартиру. С его последнего визита тут ничего не изменилось Все так же присутствовали следы жизнедеятельности Озана, или проще говоря homodooblыsakulusa. В холодильнике пусто, даже приличный менемен приготовить не из чего! Одежда, сплошные белые воротнички, так словно брат ничего не слышал о моде. Открыв шкафчик на кухне, Гедиз так и вовсе фыркнул.
- Офф, Озан-Озан, ала-ала, чай в пакетиках? Серьезно брат? Может матушка и права, пора бы тебя женить! Если потребуется силой!
На этом обыск пещеры человека волосатоходячего был оставлен, Гедиз расположился на диване, так чтоб его было видно сразу, как попадешь в квартиру и в полнейшей темноте остался ждать брата, чтобы всеми правдами и неправдами, а если понадобится силой, увезти его в Бодрум.
[NIC]Gediz Işikli[/NIC]
[STA]рожденный угарать серьёзным быть не может![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTNQwfF.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/LhsswJ9.gif[/SGN]
[LZ1]ГЕДИЗ ЫШЫКЛЫ, 33 y.o.
profession: деревенский мачо;
relations: Bodrum kalbimde[/LZ1]

Отредактировано Brandon Russo (2021-05-07 21:13:54)

+2

3

О, Аллах велик! Как точно сказал пророк Мухамед: "Есть три качества. Если они будут даны кому-либо из людей, тогда приобретенное этим человеком будет подобно богатствам рода Дауда: справедливость как в гневе, так и в благодатном состоянии; сохранение цели как в нищете, так и в достатке; набожность пред Всевышним, проявленная как открыто, так и скрыто."
Суть этих слов заключалась в следующем - будь сдержан в эмоциях, будь экономным, верь в Аллаха. И если будешь придерживаться этих трёх вещей, то тебе воздастся. И вот оно! Свершилось!
Вот уже почти ровно десять лет, как он служил в этой канторе на четырнадцатом этаже аналитиком и обработчиком данных, а последние четыре года он терпеливо протаптывал тропинку к кабинету директора, неустанно нося предложение о своей квалификации и пригодности на должность начальника отдела. И вот наконец, когда он уже пропустил вперёд себя на эту должность двоих других своих коллег и те благополучно продвинулись дальше по служебной лестнице, - его предложение о собственной кандидатуре было принято! Ну может быть не прям так сразу. Пришлось испытать на прочность свою сдержанность. В конце концов пострадал лишь куст фикуса в приёмной у кулера с водой, который Озан яростно изодрал в клочья, пока дожидался директора с обеденного перерыва, заранее огорчаясь мыслью, что его опять не примут. Но его приняли! А фикус, а что? Лишь пару стеблей было ощипано и полысело. Но только чуть-чуть, сбоку! Впрочем цветок был развёрнут рваной стороной к стене, так что вряд ли кто-то это бы заметил.
Далее ему пришлось побегать по всем четырнадцати этажам за директором, который должен был, но никак не мог, дать ему письменное подтверждение об официальном рассмотрении его прошении назначить его на эту должность, поскольку был сам занят своим рабочим графиком. Но в итоге... В итоге сегодня, одному невысокому турку средних лет, старавшемуся жить праведной жизнью все эти тридцать восемь лет, наконец-то улыбнулась удача!
Сперва ему ответили на запрос положительно! Ошибки быть не может. Приказ о назначении не мог потеряться, ведь Озан Ышыклы точно проследил его отправку. Проверил как справилась электронная почта, тут же позвонив в отдел кадров, а затем лично сбегал на шесть этажей вниз, чтобы через тринадцать с половиной минут, после отправки приказа директором отдела, проверить, дошло ли оно? Не обманула ли Зульфия, или как там её звали, его по телефону? Распечатали ли его? Сняли ли копии с оригинала, где уже стояла подпись и печать? Да-да, за курьером офисной почты тоже пришлось побегать от самого кабинета директора! Таким образом курьер справился с рассылкой почты на полтора часа быстрее чем обычно. Всего-то за тридцать минут разнёс письма по всем четырнадцати этажам. Пха! Собственно ничего такого. Озан всё равно не хотел обедать. А ходить по ступенькам было весьма полезно!
И вот он, Озан Ышыклы, новоиспечённый начальник отдела обработки данных, сияя улыбкой шёл через этаж по покрытому серым ковролином полу, кивал встречным ему знакомым лицам, весь преисполненный победоносного настроение, как вдруг... на встречу ему вышла Годже Айсун. К слову сказать, Годже была лишь на половину турчанкой, а на половину француженкой и большую часть своей жизни прожила во Франции, как обычная европейка. Она не носила чадру, не скрывала ноги до самых пальцев, а руки до самых запястьев. Она вообще об этом не задумывалась ни разу за свою жизнь. Хотя в принципе многие в Стамбуле уже подобно европейским женщинам одевались как им заблагорассудится. Скорее увидеть девушку в чадре сейчас было редкостью. Впрочем Айсун это было и незачем. Высокая, с самыми потрясающими формами, чёрными подкрученными локонами и с золотыми серьгами-кольцами в ушах! Всегда на элегантных шпильках, юбки-карандаш до колена, декольте с подпрыгивающей при ходьбе грудью! Бархатистая загорелая кожа, полные губы в красной помаде. А глаза! А ресницы! Вай-мама-джан! Что это были за ресницы! Бедный турок с поэтичным именем, данным ему при рождении, раньше впадал в оцепенение, разве что не падал замертво, при одном лишь случайном взгляде этих карих глазищ на его скромную персону из-под порхающих длинных крыльев её ресниц. Конечно совсем не обязательно, что она смотрела всякий раз именно на него... Ну а что? Клетка кабинетов в общем зале низкая, Озан тоже невысокого роста. Она могла смотреть поверх стенок-перегородок выискивая, подруг к примеру? Если уж на то пошло, то на своих шпильках женщина доходила аккурат одним лишь бюстом на уровень его носа. Но сегодня! Сегодня, проходя по этажу начальником отдела и встретившись с ней взглядами, мужчина устоял и даже сказал ей "Привет.".
О, Аллах велик! Вот уже шесть лет, как он посылает ей цветы тайно каждую пятницу! Правда за эти годы она уже успела побывать замужем. Годже решила, что цветы от другого её поклонника, менее робкого и более мускулистого. Но не будем о грустном! Сегодня кое-кто перешёл с Годже Айсун на новый этап взаимоотношений! И кто знает, может через пару месяцев, когда его оклад наконец-то подрастёт, Озан осмелится пригласить её на ужин. Хвала Аллаху, она уже была в разводе.
Я-Алла! Yaşasın! От переизбытка чувств аж в горле пересыхало! От этого он много пил сегодня воды и кофе, и в итоге что-то через чур часто стал бегать в уборную, пока и вовсе живот не скрутило. Тоже наверное от радости. Ну, что тут поделать? Прав и пророк Мухамед - надо быть сдержаннее и в радостных проявлениях чувств! А то вон как оно, бывает...
И до самого конца рабочего дня Озан продолжал работать пребывая в отличном настроении. Он думал о том, что наконец-то ему воздалось за его страдания, за его терпеливость, за все труды! Включая и сложное детство, которое он провёл в деревне, в окружении бесчисленных родственников, и не только прямых кровных, но и множества дальних!

Будучи старшим сыном, первенцем, все старшие родственники возлагали на него слишком большие надежды. Он должен был быть тем самым "сыном маминой подруги", понимаете?! Всегда и во всём! Самым ловким, самым сильным, самым храбрым, самым умным, самым большим. Чтобы быть опорой и одновременно примером для младших своих братьев и сестёр. Но увы, как сказала бабуля Зухра - "... ты весь пошёл в своего деда Курбана. Тот тоже был тощ и хил. Говаривали будто он был недоношенным. Нэээ!... Вот помню, как он переболел свинкой... мы тогда уже были женаты!..."
Бабуля Зухра, или как принято говорить Зухра-баджи, сама была очень дородной, тучной женщиной. Она была весом около ста двадцати килограмм в день их свадьбы. А дедушка Курбан напротив! Он был едва ли больше пятидесяти. И то, судя по их свадебной карточке, он весил пятьдесят килограмм в свадебном костюме, плотно наевшийся и с километровой фатой невесты в руках, если бы встал на весы.
Было обидно, что он сам, старший сын, пошёл в единственного тощего и невысокого родственника. И то! Дед был ростом сто семьдесят семь сантиметров! А Озан всего лишь сто шестьдесят восемь. О ужас!
Чего только он не делал, и пил молоко, и жевал клевер (так советовали ему древние старухи в их селе, якобы считавшиеся весьма мудрыми), и висел на турнике. Всё бестолку! А сколько он молился.
Его отец таскал сына на все спортивные секции, что были в ближайшем населённом пункте, в почти двух часах езды от Бодрум. В том числе и на борьбу. Но всё было напрасно. Он попросту не мог дать сдачи. Ни координации, ни меткости. Бегал и плавал он тоже хуже всех. В общем не дал всевышний ему крепкой мускулатуры и роста. Зато мозгами хиляк вышел.
Он много читал и был лучшим в точных науках. У него не было сильного характера, громкого командного голоса, но зато в двенадцать лет он научился вязать!... А нечего было оставлять его с бабкой на месяцы один на один, когда тот сломал лодыжку прокатившись впервые на взрослом велосипеде! Чем ему было ещё себя занять?
Когда настало время оканчивать школу в их богом забытый посёлок заехал редкий гость. Это был двоюродный брат его матери, дядя Азиз. Вот тогда то он и загорелся мечтой, как его дядя Азиз, уехать жить в Стамбул, покинуть родовое гнездо и наконец-то пожить самому! Отдельно, свободной жизнью! Так и произошло. Он поступил в институт и уехал учиться. Чтобы больше не возвращаться домой, в этот дикий клочок их страны, где не у всех ещё есть элементарные средства коммуникации и туалеты стоят на улице!
Нет уж! Ни-ког-да! Никогда нога его не перешагнёт порог их родительского дома! Ему хватило этой жизни в первые восемнадцать лет. К тому же, Озан был не единственным ребёнком в их семье.
Вот его младший брат Гедиз! Судьба сыграла с ними злую шутку и если старший брат был хилым и мелким, то младший могучим и статным. Не смотря на разницу в целых пять лет, Гедиз умудрялся обойти его во всём. По крайней мере в спорте и по домашним делам. Как любил повторять их отец "Гедиз! Вот он настоящий мужчина в нашей семье!", совсем не думая о том, что тем самым добивает последние крохи и так уже побитой самооценки его старшего сына.
Чтож, их дороги, Озана и его родственников, давным давно разошлись. Столько долгих лет он жил в самом Стамбуле. Благослови их Аллах!

На часах протикало восемь вечера и Озан Ышыклы самым последним засуетился в сборах с работы домой в свою тихую пустую квартирку.
Озан уже не был тем маленьким мальчиком, как двадцать лет назад. Мы сейчас говорим не о росте. У него давным давно уже росла борода, он был взрослым и самостоятельным мужчиной. Научился ездить на двухколёсном велосипеде!
Ну а что, что?! Он взрослый человек и мог бы потратиться на покупку автомобиля, но ведь он был экономен и сдержан, как настоящий праведник! Да и что такого, что он ездит на работу и с работы на велосипеде с корзиной и в шлеме? Шлем и корзинка не в цветочек, да и в пробках стоять не приходится. Раз-два и на работе! Раз-два и дома! Да! Он сам так решил, потому что он взрослый и самодостаточный, способный принимать такие решения, мужчина!
Конечно, когда он соберётся приглашать красавицу Годже на ужин, он не повезёт её на велосипеде, а закажет машину. Может быть даже лимузин. Ну всё это ещё стоило хорошо обдумать. Составить план. Придумать список тем, на которые они бы могли поговорить. Может предложить ей как-нибудь невзначай свой степлер? Ну в смысле на работе, в неформальной обстановке. Да нет же! Бред какой... Хотя степлер это гораздо изобретательнее ручки или ластика... Степлер! Звучит мужественно. Степлер!
- Многоуважаемая Годжи, не хотите воспользоваться моим степлером? - добавив своему голосу баса попробовал сказать эту фразу вслух, закладывая в поворот перед домом, и вскоре постарался стереть блаженную ухмылку со своего лица, вызванную представленной Айсун, которая приняла от него его степлер, поскольку охранник, Хайдар, уже приветствовал его и открывал ему шлагбаум.
- Да-да. Здравствуйте. - кашлянув в кулак, коротко отозвался Оз и продолжил крутить педали.

В холле первого этажа была специально оборудованная велосипедная стоянка. Щёлкнул прочный замочек и его трёхскоростной "скакун" остался опочивать в своём "стойле", в компании самокатов, гироскутеров и других велосипедов.
Такой замечательный день, такой замечательный вечер, что от всех этих мечтаний он забыл купить съестного на ужин. Притормозив у своей двери он было обернулся, чтобы вернуться вниз и сгонять по-быстрому в круглосуточный мини-маркет, но махнул рукой с мыслью "А шайтан с ним!", извлёк из своей борсетки ключи от квартиры и открыл дверь.
Внутри было темно, как и ожидалось. Турок расстегнул машинально одной рукой ворот своей рубашки, расслабил галстук, а другой сперва бросил на тумбочку у входа ключи, затем аккуратно положил свой шлем и, дотянувшись до выключателя, провозгласил привычно "Я дома!", и свет зажёгся.
В его квартирке-студии всё было по-старому. Холодильник, дверь в ванную и туалет, диван, рабочий стол с компьютером, кресло в углу. В кресле Гедиз... Стоп! ГЕДИЗ?!
Младший брат был замечен и узнан моментально. Ещё бы! Его братец всегда встречал его неожиданными сюрпризами, с улыбкой во всё лицо и всегда в самый неожиданный момент. Он приезжал в основном в околопраздничные даты. Сваливался на него как снег на голову! Просился то переночевать время от времени, пока был в городе проездом. И это его появление тоже было ерундой, но то что он не ожидал, что вдруг в квартире окажется кто-то - вот это всегда доводило его чуть ли не до инфаркта. Как и в этот раз!
От неожиданности, что в квартире кто-то есть, тело среагировало инстинктивно. Он шарахнулся спиной в угол позади себя, как раз когда снимал обувь зацепившись носком ботинка о пятку. Споткнулся, завалился на тумбочку у входа, на которой уже лежал шлем, грудной клеткой и левой рукой сбрасывая всё с неё на пол, одновременно хватаясь за мебель, чтобы удержаться, но не устоял и упал на пятую точку в тот самый угол за спиной, куда его пытался закинуть инстинкт изначально.
- Гед-диз?! ТЫ?! - заикаясь вымолвил ошарашенный старший брат, хватаясь правой рукой за сердце и так часто и глубоко задышал ртом и носом, будто вот-вот был готов задохнуться, как какой-то астматик, - Я-Ал-ла!! Как ты меня напугал, брат! - пытался успокоить своё сердцебиение и отдышаться испуганный офисный клерк, - Разве так можно поступать со старшими, нэээ??? Вай-мама-джан!... - снова говорил он на выдохе раскачивая головой, как китайский болванчик. Он поднял правую руку, держа пальцы, будто зажал в них щепотку чего-то и потряс кистью в воздухе, так словно звоня в невидимый колокольчик, - Ну хоть бы позвонил сперва! - сказал и тут же прикусил язык.
Перед ним сейчас лежала тумбочка. Выдвижные ящики вывалились, а содержимое их рассыпалось по полу. Его взгляд упал на верхний ящик перевёрнутой на пол тумбочки, из которого выпал второй мобильник с номером, тем самым, что он дал своей родне , и совсем не то, которым пользовался повседневно.
Даааа! Старшенький как следует позаботился обо всём, чтобы его оставили в покое наверняка.
Все эти бесконечные звонки, смс. А когда он послал родителям подарки и по глупости подарил маме планшет, та быстро освоила видео-чаты и названивала ему устраивая видеоконференции с другими их родственничками, и так сутки напролёт!
Все звонили и смс-или ему, слали фотки, видео, просили лайкнуть или похвалить ту или иную родственницу, написать под её фото какая она красавица, как похудела, какое платье, какая причёска... Это дико отвлекало, мешало и выматывало. Вот он и завёл, уже год как, второй телефон. И как правило оставлял его дома, в тумбочке. Почти не проверял сообщения, изредка ставя его на зарядку.
Взгляд от валявшегося на полу мобильника вернулся обратно к брату. Уж не по этой ли причине тот явился к нему в квартиру, чтобы высказать Озану, какой он подлец и негодяй, раз хочет жить отдельно от родителей? Его губы, подобно улитке, втянулись в рот превратившись в одну тонкую полоску. Ему было и стыдно, и обидно, что его разоблачат и натыкают в его бестактное поведение. И кто?! Младший брат. Я-Алла!... Чтоб, тебя...
Мысль о том, что могла случиться какая-то беда отпадала сама собой. Иначе бы Гедиз примчался не один и сразу к нему в офис, а не ждал бы его уютно расположившись в его любимом кресле.
Да. Аллах велик... и даже слишком.

[NIC]Ozan Işikli[/NIC]
[STA]Aile bağları çok güçlü bir şey. Lütfen biri kurtar beni![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/0ur1I2l.gif[/AVA]
[SGN]

https://i.imgur.com/aUSCZO4.gif

Мы больше в этот мир вовек не попадем,
вовек не встретимся с друзьями за столом.
Лови же каждое летящее мгновенье —
его не подстеречь уж никогда потом.

[/SGN]
[LZ1]ОЗАН ЫШЫКЛЫ, 38 y.o.
profession: обработчик входящей информации, включая анализ и реконфигурацию данных; начальник отдела обработки.
relations: Bodrum... biri beni kurtaracak mı?
[/LZ1]

Отредактировано Wade Kirk (2021-06-19 20:19:26)

+1

4

Знаете какого иметь старшего брата, который не то что по всему виду на старшего не тянет, так даже в пример тебе не ставится? Не знаете? А Гедиз знал. И очень хорошо знал. А еще, спустя столько лет, он все еще не мог понять, чего его старшему брату всегда не хватало. Разве его не баловали как всех детей в детстве? Баловали! Разве он не был первым на место отца у руля всего их семейного бизнеса? Был! Но его брат, его прекрасный старший брат, всегда ходил с недовольной физиономией. Вот сколько Гедиз помнил - всегда. Даже сейчас.
Брат ввалился в свою квартиру, точно простой роботяга. Впрочем, в глазах младшего Ышыклы, таковым тот и являлся. И дай Аллах терпения, втолковать этому самовлюбленному офисному планктону, по имени Озан, что его место не в этом городе/квартире/офисе, а рядом с семьей.
Но пока втолковывать Гедиз ничего не собирался, зная что в душе его брат увы не храбрый лев, а очень шустрый заяц и может дать деру в любой момент. А это было совершенно никому не нужно. И потому он наблюдал за происходящим с самым незаинтересованным выражением лица. Гедиз смотрел на Озана с высока, хотя и сидел уровнем ниже, в его любимом, затертом кресле. Гедиз Ышыклы, олицетворение деревенского мачо. Модник не только Всея Бодрум, но и всего Муглы, не меньше. Одетый с иголочки, в модном, дорогом, костюмчике. В кроссовках, которые стоили вероятно месячный оклад его старшего брата. плюс премия. Даже солнцезащитные очки Гедиза стоили дороже чем весь гардероб Озана.
Гедиз не выдержал лицезреть как его брат храбро крушит собственную мебель и прикрыл глаза рукой. Нет, конечно же он не хотел оскорбить брата красноречивым жестом "челодлань", но это произошло рефлекторно. Впрочем как происходило при каждой их встрече. И даже сегодня.
- И я рад видеть тебя Озан....
Только и буркнул младший Ышыклы, так что братец за своими громкими "алла ала" и не расслышал. Краем взгляда он приметил шлем, который благодаря элегантности брата, валялся на полу. Конечно же, в мечтах Гедиз представлял что брат гоняет по улицам стамбула на мотоцикле. Пусть не спортивном, пусть не летает, но все же. Но реальность била по глазам видениями того, как Озан мчит в сторону своей холостяцкой берлоги на электросамокате! И это удручало в который раз.
- Разве так можно поступать со старшими, нэээ??? Ну хоть бы позвонил сперва!
- Позвонить?
Переспросил Гедиз, видя испуганный взгляд брата. Он то прекрасно понимал о чем сейчас подумал Озан. Еще бы. Он думал что никто не знает о его мухлеже с телефонами. Вот только Хайдар давно сдал его со всеми потрохами. Хайдар был хороший. Хайдар лучше любой ищейки. Проследит где надо, подсмотрит когда надо. Сфотографирует и отправит брату Гедизу. Так что в неведении была мама, тетушки, кузины, весь Бодрум. Но только не Гедиз Ышыклы! Достав из кармана свой новомодный смартфон, в одно движение турок набрал тот самый номер и спустя мгновение экран валяющегося на полу телефона засветился.
- Ну так я вот, позвонил.
В трубке шли гудки. Те самые гудки, которые регулярно слушала вся родня, в том числе и госпожа Рафика. И это её ужасно расстраивало. Даже не так, госпожа Рафика расстраивала всех в доме, а потом причитала что её кровиночка, её храбрый лев, позабыл о матушке.
- Может возьмешь уже трубку?
Гедиз встал с кресла и теперь действительно взирал на брата сверху вниз. И за что только Аллах наградил его этим испытанием? Ответа у младшего Ышыклы не было. Но был четкий план, как перестать терпеть все это. И возвращение брата в лоно семьи, с последующей женитьбой, входило в часть этого плана.
- Ладно, брось, - Гедиз спрятал телефон обратно в карман, так и не дождавшись ответа. - Я уже приехал, к чему церемонии. Вставай и встречай брата, как положено мужчине рода Ышыклы!
И не дожидаясь хоть какой то реакции Озана, Гедиз протянул руку, поднимая брата с пола, чтобы тут же заключить его в крепких объятиях. На крепость он не поскупился. Градус был чуть выше чем в вискаре что привез с собой Гедиз. Турок даже мог поклясться что слышит как трещат ребра Озана, пока он сжимает того в объятиях.
- Ну будет! Прибери тут, да давай отметим мой приезд. Завтра выходной, не нужно никуда спешить!
Вкрадчиво, издалека повел речь свою Гедиз. Ему то спешить никуда не надо было и позавчера. Жизнь в Бодруме текла спокойно, без суеты. Но откуда это понять Озану, который бежал из родного села, точно из рабства. С видом хозяина [ситуации/дома/жизни] Гедиз сгреб все, что лежало на журнальном столике и просто кинул на письменный стол. Он даже не стал интересоваться важностью лежащего там, если надо Озан сам все уберет куда надо. На столе он поставил бутылку виски, пару тумблеров, с толстым дном и уже наполненные кубиками льда. А еще тарелку с овощами и сыром. Чем питался обычно старший Ышыклы он не знал. Да и знать не хотел. Но пользоваться тем, что лежит в холодильнике этого скупердяя он точно не станет. Того гляди начнешь еще любить авокадо!
- Я велел Хайдару раздобыть нам лахмаджун, так что с минуты на минуту он его принесет, раз видел что ты вернулся. А пока давай выпьем за долгожданную встречу! Ты ведь ждал меня брат? Правда? Не расстраивай меня, или я подумаю что ты не рад видеть младшего братишку!
Гедиз знал все мозоли, на которые стоит давить, чтобы его брат чувствовал себя неловко в безвыходной ситуации и совершал ошибки. Эту науку он освоил еще до того как пошел в старшие классы. Так что налив практически полные тумблеры янтарным напитком, он протянул один Озану. Стукнулся ребром своего пузатого стакана о стакан не успевшего отреагировать на происходящее брата и выпил залпом. Даже не поморщившись. У Гедиза было крепкое здоровье. А еще сноровка и подготовка, ну и плотный ужин в Бурсе.
- До дна Озан. Не обижай брата!
И Гедиз плюхнулся обратно в кресло, так словно это было его любимое место, закинул ноги прямо на журнальный столик, жуя маленькую помидорку и широко улыбаясь своему любимому братцу.
- До дна!
[NIC]Gediz Işikli[/NIC]
[STA]рожденный угарать серьёзным быть не может![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/yTNQwfF.gif[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/LhsswJ9.gif[/SGN]
[LZ1]ГЕДИЗ ЫШЫКЛЫ, 33 y.o.
profession: деревенский мачо;
relations: Bodrum kalbimde[/LZ1]

Отредактировано Brandon Russo (2021-05-31 17:26:49)

+1

5

В тот самый момент, когда сердце в груди замерло ожидая чего-то неприятного, а мышцы спины сжались в комок от напряжения, Гедиз поднял брови и якобы удивлённо переспросил его:
- Позвонить?
Я-Алла! Ну всё! - подумал Озан и наморщился, будто кот ожидающий порки старым хозяйским тапком по морде за то что напакостил. В глубине души он уже успел взмолиться всевышнему о том, чтобы мобильник его младший брат не заметит. Но он заметил.
Младший Ышыклы нарочито демонстративно, как показалось Озану, вынул свой навороченный телефон из кармана, и набрал тот самый номер, что он оставил своей семье, приложил трубку к своему уху. Через мгновение телефон вывалившийся из ящика тумбочки предательски засветился сообщая о входящем звонке именованном ни как иначе, как "Младший брат".
- Ну так я вот, позвонил. - спокойно констатировал Гедиз.
Мысли восседавшего на полу турка, устроившего беспорядок, забегали как тараканы при включённом свете, пытаясь найти выход из ситуации, но в итоге лишь покидая его голову. Что тут сказать? Да ничего, остаётся лишь успокоиться, выдохнуть, собрать остатки своего достоинства в кучку и принять эту карму.
Первая волна неприятных эмоций, вроде испуга, удивления, стыда и сожаления из-за ловли споличным, сменялась новой, - Bekle! Так он что заранее знал о втором телефоне или нет? Конечно был и такой вариант - Гедиз сперва попал в его квартиру, а затем решил позвонить брату и тут обнаружил телефон в тумбочке. Следовательно, брат мог нарочно оставить его на месте, чтобы разыграть эту сцену по возвращению Озана домой. Однако что-то это мало походило на брата. Всё же он не их мама. Вот она бы ему за такое точно устроила настоящий концерт с бесконечными стенаниями и плачем о том, что он её не любит, что бросил её одну (среди многочисленной родни и прислуги) и как ему за это не стыдно! Что это всё Аллах наказывает её за невесть какие прегрешения, что она умрёт в одиночестве так и не увидев внуков. А ещё о том какой он неблагодарный. Затем она припомнила бы ему детство, а потом бы стала причитать о своём слабом здоровье, о больном сердце. И что она сейчас прямо вот взяла бы и умерла на месте, видимо от горя, прямо на полу в его квартире. И ещё, и ещё много всякого такого с поминанием Аллаха и воплями, которые бы услышали даже на соседней улице. При этом она бы успела параллельно обзвонить всю их родню и пожаловаться им на свою страшную горемычную судьбу, стала бы зазывать всех на свои похороны.
- Может возьмешь уже трубку?
Этот вопрос был встречен взглядом исподлобья. Озан надул щёки и выдохнул намереваясь подняться с пола. Брат тоже поднялся с кресла и направился к старшему навстречу. Ну и здоровый же он стал. Как буд-то до сих пор растёт в свои тридцать три. И не в ширину, как некоторые отращивающие вторые подбородки и брюшко, а даёт в рост, в плечах и в мышечную массу.
- Ладно, брось, - Гедиз уже стоял перед ним, пряча свой телефон в карман, - Я уже приехал, к чему церемонии. Вставай и встречай брата, как положено мужчине рода Ышыклы!
Весёлые нотки в его голосе подарили Озану облегчение. Всё же они братья. Гедиз подал ему руку, рывком помогая тому встать и тут же стиснул его в объятиях. Да так внезапно и крепко, что он тут же пожалел о том, что не успел вдохнуть нужного количества воздуха, поскольку его остатки были выдавлены из его лёгких до капли. Во всяком случае в глазах заплясали звёздочки. Там уже не то что рёбра хрустели, но и спина, и зажатая в этих страшных тисках многострадальная левая рука, и зубы Озан стиснул так, что едва не скрежетнул ими над ухом брата. Кажется младший его даже слегка приподнял с пола в своём порыве радостных братских обнимашек. Какой же тот здоровый! Почти как борец рестлинга. Я-Алла! Отпустил! И теперь Озан отдуваясь держался за поясницу одновременно хватая ртом воздух.
- Ну будет! Прибери тут, да давай отметим мой приезд. Завтра выходной, не нужно никуда спешить!
- Завтра вторник... - кряхтя и скрючивая спину, будто столетний дед, прокомментировал Озан. Ещё бы он не гнул свою спину теперь во все стороны. После Гедиза вообще казалось стоило сходить к костоправу.
Наконец-то выпрямившись он бросился поднимать опрокинутый предмет мебели, возвращая на место его ящики и их содержимое, включая тот злосчастный телефон-предатель. Закончив с этим он обернулся, чтобы увидеть, как младший брат уже пересёк его жилище и сгрёб с журнального столика у дивана его папки с работы, которые Озан брал, чтобы сверять отчёты статистов и выискивать недочёты. У него всё было разложено по датам, в нужные ему стопочки, а подразделения фирм разобраны в алфавитном порядке. Вот как он проводил порой свои свободные от работы вечера - читал сводки, рассортировывал их и помечал попутно питаясь бутербродами и запивая их чаем заваренным из пакетиков. В общем превращал в рабочее место всякий стол в своём жилище.
Не успел он остановить брата от сбора его документов в один большой бумажный ком, как тот бросил эту кучу на его рабочий стол, перемешав копии с оригиналами.
- Я-Алла! Ну что ты делаешь, брат?! Я же говорил тебе, никогда не трогай мои вещи! - разорялся страдальческими вздохами Озан снова возводя руки к потолку и потрясая ими в воздухе. Но младшему было на это всё равно. Всё как обычно. Однако оставить свои бумаги в таком виде и прийти на работу с ворохом помятых отчётов в офис он не мог. Вот и возился теперь, как курица-наседка квохча причитания вокруг своего стола и с рекордной быстротой собирая всё по папкам и файлам, будто боялся повторного нападения и разорения его порядка в документации.
- Это же отчёты и сверки итогов по всему отделу за весь прошлый год! И за три месяца нового. Ты не представляешь как это важно! Так, а куда делся Анвар? Анвар, Анвар... А вот он! - речь шла о тоненькой бежевой папке статиста Анвара Фенди, за которым Озан следил последние три месяца, подозревая того в сокрытии данных, краже рабочего инвентаря (карандаши, ластики, органайзер) и во флирте с Годже Айсун. Как-то этот проходимец пошутил на счёт "тайного поклонника" Годже, мол он не романтик, а возможно просто за что-то извиняется, например за свою неказистую персону, от чего и не спешит явиться ей на глаза, а одаривает букетами. Каков мерзавец! Со следующей недели Озан собирался устроить ему доскональную проверку по всей его трёхгодовой работе. Что-то подсказывало ему, что в декабре прошлого года Анвар смухлевал с кое-какими цифрами. Будет знать, как смеяться над его цветами. Хотя с другой стороны, как он мог узнать за что его так невзлюбил новый начальник? Не имеет значения. Озан так долго был сдержанным, как того требовал Каран, да простит его Аллах! Но тут стерпеть он не мог. И вообще! Может Анвар и правда напортачил и скрыл это. Надо было проверить!
Когда старший Ышыклы закончил разбирать бумажный ворох и обернулся к брату (слишком сильно ушёл в свои мысли и забыл, что он не один), то его ожидал накрытый стол. Он сглотнул. Тут же вспомнил, что не ужинал и даже отсюда почувствовал или только представил, но весьма отчётливо, аромат дорогого и вкусного сыра. А вот красивая бутылка с алкоголем напротив вызвала у него обратную реакцию. Если Гедиз привёз выпивку, то что бы старший брат не говорил бы ему, тот всё равно заставит с ним пить! А завтра на работу. А алкоголь дорогой, наверняка, вкусный и крепкий. Так что завтра он точно проспит. В глубине души ему захотелось взвыть от отчаяния перед неизбежным и его последствиями.
Проблема в том, что старший сын рода Ышыклы не умел пить. Алкоголь действовал на него ужасающе. Как правило пьянел он довольно быстро, если не сказать сразу, а на утро он не помнил ничего. И ладно бы если после опьянения он сразу падал в отключке и просыпался с тяжёлым похмельем. Так нет же! Всякий раз выпитое действовало на него по-разному. Он мог орать пол ночи песни с незнакомыми людьми, мог пуститься в пляс, мог полезть в драку, пр чём с кем-то гораздо больше себя. Его язык развязывался и он бы ответил на что угодно и кому угодно правдой не задумываясь. Мог начать разбрасываться деньгами. Его любовь к близким при этом становилась непомерной и он мог сам начать звонить всем и наобещать черти-чего, даже жениться или подарить свою почку! Хвала всевышнему, до последнего ещё не доходило, но могло! А утром с похмельем он узнавал о себе столько такого, что лучше бы он вообще не просыпался. Обычно его ещё долго преследовал после такого ужас и стыд, на столько сильный, что тут же хотелось провалиться сквозь землю. Разный алкоголь действовал на него по-разному, но Озан, на всякий случай, старался вообще не пить ничего крепче чая. Даже если очень хотелось. Опять же здоровая печень, ясная голова - дольше проживёшь, лучше будешь работать.
- Я не буду пить. - осипшим, не своим голосом выпалил на одном дыхании старший, раньше, чем успел сообразить, что это он сейчас сказал. Его взгляд вперился в тумблеры со льдом внутри. Можно лишь диву даваться, на сколько шустро младший организовал им стол. Вопрос, зачем? Что за повод? Ну кроме встречи родственников. Брат и раньше приезжал к нему, но далеко не всегда они вот так сразу садились и могли выпить. Он же на работе.
- Я велел Хайдару раздобыть нам лахмаджун, так что с минуты на минуту он его принесет, раз видел что ты вернулся...
Лахмаджун! Оооооо! От одной мысли об этом слюнки потекли. Гедиз, подлец, будто знал, что старший весь день ничего не ел. А лахмаджун, настоящий, горячий, не из суермаркета, а из каменной печи! О! Это просто дар небес для пустого желудка вечером после работы. На пышном, но при этом тонко раскатанном круге теста по всей плоскости обильно кладётся сочный мясной фарш из баранины с чесночком, да с томатами и болгарским перцем, да с душистыми приправами, всё это заправляется соусами, посыпается чёрным перцем (а может сразу замешивается в фарш, Озан не знал точно) и всё это запекается в печи до хрустящей корочки! Вах-вах!
- ...А пока давай выпьем за долгожданную встречу! Ты ведь ждал меня брат? Правда? Не расстраивай меня, или я подумаю что ты не рад видеть младшего братишку!
Сложно было искренне изображать радость от встречи с Гедизом, но приходилось. Да, он отдалился от своей семьи и наслаждался жизнью в Стамбуле (по-своему конечно), но при этом он всё равно испытывал уколы совести. Будто мама, госпожа Рафика, телепатически посылала ему свои переживания и заставляла испытывать чувство вины, за то что он хотел быть счастливым и жить при этом отдельно. Так что да, Гедиз давил на правильные болевые точки брата и Озан обречённо сносил это давление. Конечно он любил брата, но вот сегодя он вообще не вовремя свалился на его голову.
- Хайдар? - удивился Озан возвращаясь из мечтаний о горячем ароматном лахмаджуне, - А, ну да, да... Хм, не знал, что он доставляет еду. Погоди. А как ты попал в мою квартиру? У тебя же нет ключа. - его наконец осенила догадка на счёт знакомства его брата с охранником и старший сверкнул на младшего Ышыклы глазами, - Гедиз?! - ну не на Хайдара же ему серчать. Младший тот ещё прохвост. Круглый охранник Хайдар легко подходил под категорию тех простаков, кого Гедиз легко мог обвести вокруг пальца. Теперь ему было жаль толстяка и неловко за брата. Он и так не любил напрягать никого лишними хлопотами, но теперь. Час поздний и вся эта лишняя суета ради их застолья? Ну зачем?! Зачем?
Хозяин квартиры ощутил себя окружённым заговором. Однако прежде, чем он успел начать привычно метаться по квартире меряя шагами жилую площадь из угла в угол, Гедиз вручил ему в руки стакан с прозрачной янтарной жидкостью и стукнулся с ним своей тарой с такой же порцией виски, а затем залпом всё выпил. Оз не успел ничего предпринять, как брат уже требовательно повёл подбородком и заключил вслух:
- До дна Озан. Не обижай брата!
И Гедиз плюхнулся обратно в кресло, так словно это было его любимое место, закинул ноги прямо на журнальный столик, жуя маленькую помидорку и широко улыбаясь своему любимому братцу.
Озан остался стоять с пузатым стаканом, полным красиво бликующего алкоголя с плавающим в нём льдом, будто собирался произнести тост. Он жутко устал. У него сегодня было повышение. Гойдже ему улыбнулась и поздоровалась в ответ. Ну... ну может быть ничего не произойдёт, если он выпьет один стаканчик? Тем более Хайдар им горячий лахмаджун принесёт сейчас. Лёд в стакане вкусно трещал тая в алкоголе. Наверное стаканчик выпить всё же можно. А может даже нужно.
- Но только один! - поднял он указательный палец вверх и поднёс тумблер к губам. Запах был знакомый, резкий, но приятный. Озан даже глаза зажмурил и отхлебнул набрав полный рот обжигающего язык напитка. Лёд не спасал положение. Он не успел проглотить это, как младший настойчиво повторил:
- До дна!
Озан недовольно промычал уже одной интонацией как бы отвечая братцу "Да пью я! Вот, видишь?", проглатывая виски и уже жалея об этом. Алкоголь обжог горло. По щекам и по телу растекалось тепло. Он допил этот стакан, открыл глаза и вроде ничего. Разумом он ещё здесь и ничего ужасного с ним пока не происходит. Тоже потянулся за помидоркой и кусочком сыра. Есть хотелось ужасно! Да и спать тоже. Последнее его настораживало, по-скольку хотелось убедиться, что он доползёт до своей кровати будучи ещё в своём уме. Возможно по-этому Озан не спешил садиться - всё боялся, что его развезёт. Он шмыгнул носом прижимая пустой стакан к своей груди, видимо инстинктивно тем самым спасая себя от следующей порции выпивки. А Гедиз обязательно нальёт, это же Гедиз. И будет настаивать, что надо выпить. Он прищурил один глаз и оценил объём открытой и разлитой бутылки. Вроде не так уж и много. А то может ещё по одной тоже ничего не испортит? Вай-мэ! Как же трудно выбрать.
- Я же не пью! Совсем! Ты же в курсе. Нормальные турки сначала едят, а потом пьют. А я не ел! - он запихал кусочек сыра и помидорку в рот и стал активно жевать не смакуя, как его братец. Лицо всё ещё ощущало сильное тепло, да так что кончик носа замерзал и его хотелось постоянно тереть тыльной стороной ладони. Подумав ещё он всё же обошёл журнальный столик и опустился на диван перед ним, всё ещё обнимаясь со своим стаканом. Вдруг ощутил как у него устали ноги от этой бесконечной беготни за сегодняшний день по этажам, будь она неладна. Он вспомнил о том каким хорошим был сегодня у него день и ему страшно захотелось поделиться этим с братом, - А я сегодня, кстати, получил повышение, представляешь? Теперь я начальник отдела статистики, так что можешь меня поздравить. Десять лет работы на эту компанию не прошли даром. - он довольно заулыбался чуть было не ляпнув и про Гойдже заодно, но вовремя остановился и, серьёзно посмотрев на брата, тут же добавил, - Мне завтра на работу, вступать в должность и мне нельзя опаздывать, понимаешь? Я больше не буду пить. - всё бы ничего, если бы только он в конце не сделал это выражение на своём лице, молящее "Ну пожалуйста, давай не будем, а?" и икнул в добавок. Видимо сыр сухомяткой вызвал у него икоту. А стакан он так и продолжил прижимать к себе одной рукой к своей рубашке, никак не желая расставаться с ним. - Кстати, а зачем ты приехал? Что, снова решил себе устроить спонтанное турне по стране, чтобы цеплять красоток? У нас на работе тоже есть...Ммммм! Такая девушка! Но я тебе о ней не расскажу. - шмыгая носом и моргая осоловело вещал Озан, отставляя свой стакан на журнальный столик.

[NIC]Ozan Işikli[/NIC]
[STA]Aile bağları çok güçlü bir şey. Lütfen biri kurtar beni![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/0ur1I2l.gif[/AVA]
[SGN]

https://i.imgur.com/aUSCZO4.gif

Мы больше в этот мир вовек не попадем,
вовек не встретимся с друзьями за столом.
Лови же каждое летящее мгновенье —
его не подстеречь уж никогда потом.

[/SGN]
[LZ1]ОЗАН ЫШЫКЛЫ, 38 y.o.
profession: обработчик входящей информации, включая анализ и реконфигурацию данных; начальник отдела обработки.
relations: Bodrum... biri beni kurtaracak mı?
[/LZ1]

Отредактировано Wade Kirk (2021-06-20 03:29:46)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Bir Zamanlar Bodrum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно