внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » some days it’s burning bright


some days it’s burning bright

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/oXZ4s58.gif

https://i.imgur.com/djBjWMY.gif

Lorraine "Lo" Adams

&

Thomas Fletcher

декабрь 2020. бордель, Сакраменто.

прежде чем построить что-то новое, нужно спалить что-то старое.

[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

2

Огонь пожирал вензеля на обоях, дым полз наружу сквозь окно комнаты. Пожарные торопливо подтаскивали оборудование и эвакуировали людей из здания. Дилан бежал по коридору, сшибая углы и зажимая нос рукавом. Мари должна быть в женском туалете, по крайней мере так сказала Ло, которая успела надышаться дымом. Огня немного, заперт в одной комнате и распространялся без энтузиазма. Угарный газ оказался куда шустрей, заполнив коридор и соседние помещения. Дилан откашлялся, нагнулся ниже и подбежал к помещению, куда обычно не заходил из соображений этики. Слова «этика» он не знал, но подтекст улавливал.

- Мари! - гаркнул он в закрытую дверь, навалившись на нее всем телом и ударившись пару раз. Дым лез в легкие. Дилан прокашлялся. В нем не было ни злости ни страха, только преданная целеустремленность, которая бывает у собаки, которая должна во что бы то ни стало принести заброшенный слишком далеко мяч. Нет, страх все-таки был. Дилан боялся, что с Мари что-то случилось, ведь Ло выглядела обеспокоенной, когда просила найти ее. Дилан не сразу понял, почему она обеспокоена, но эмоцию считал и перенял. Он очень боялся, ведь Мари ему нравилась. Она ласковая и умудряется веселить его, хотя Дилан редко улавливает шутки.

- Мари! - отчаянно кричал он сквозь кашель, а потом вдруг вспомнил кое-что важное. - Отойди в сторону, Мари! - вытащил пистолет и остервенело продырявил замок несколько раз. Мари была внутри, она осела возле стены под раковину. На бортике блестела мелкая белая пыль. Тесное помещение совсем лишено огня, но набито под завязку дымом из вентиляции. Дилан легко подхватил хрупкую девушку и, уловив, что она дышит, мигом почувствовал облегчение. Он нашел мяч. Назад он бежал куда более собранным, крепко прижимая к груди свою добычу.

Он отдал девушку на выходе, спасатели всех вывели. Глаза слезились, он жадно глотал свежий вслух, слушая обрывки разговоров. Огонь еще не так силен, если ликвидировать очаг в виде одной комнаты, то дальше не расползется. Лишь гарь кое-где в напоминание останется. Правда, угарный газ успели вдохнуть почти все. Пожарные бросились внутрь добивать пламя, держа технику в руках.

- Дилан, Ло нигде нет! - услышал он возле себя, и, обернувшись, заметил знакомую смазливую мордашку в слезах. Мигом почувствовал, как похолодело сердце.
- Разве она не снаружи? - Дилан нагнулся, чтобы оказаться большим круглым лицом напротив плачущей перепуганной девушки.
- Нет, она так и не вышла! Она зачем-то вернулась, может она в кабинете? - Дилан схватил огнетушитель и бросился обратно. Он не слышал, как спасатели кричали ему вслед.

***

Сид опустил стекло и направил камеру смартфона на суету вокруг здания. Сместив фокус, он приблизил бледное лицо прошлого владельца, которого заносили в скорую. Во время возгорания тот спал в своем кабинете и наглотался дыма. Кому-то оказывали помощь, кто-то прыгнул в такси под шумок, стремясь попасть домой. Знакомый коп тоже тут. Его подруга детства, значит все на контроле. Он взял ее крупнее.


- Скоро потушат уже, - вернулся к пожарным, которые заливали пену в окно первого этажа. - Все целы, и ремонт не сильно попортился, - он хохотнул и выглянул из-за телефона, оценивая вид собственными глазами. Здания здесь преимущественно коммерческие, на дворе глубокая ночь и зевак почти нет. Кто-то услышал сирену, но это максимум. Пожар и пожар. «Загорелась старая проводка».
- Хорошо. Все гладко прошло? - Флетчер на другой стороне разговора звучал усталым и скептически настроенным. Сид слышал шум на заднем плане. Сегодня никто из них не отдыхал.
- Ага. Что-то надо еще отсюда? - Сиду понравилось делать репортаж, и он запечатлел пару ярких кадров почти обнаженной девушки с размазанной косметикой на лице. На ее плечах висел медицинский халат с чужого плеча, она пыталась прикурить дрожащими руками. Никак не могла справиться с зажигалкой. Сид периодически возвращался к ней взглядом. Самая обеспокоенная из всех, постоянно оборачивается на вход и не спешит домой. Чем-то его цепляла.
- Нет, не светись там больше. Уезжай, - Флетчер положил трубку, его окликнули со спины. Сид завел машину, в последний раз посмотрел на девушку возле входа и скрылся за поворотом.

+1

3

Все происходящее похоже на какой-то совершенно идиотский розыгрыш, но Ло ни капли не смешно. Легкие дерет от едкого дыма, но приступы кашля не помогают избавиться от мерзкого скребущего ощущения в глотке — что-то похожее с ней было, когда умудрилась подхватить бронхит. Она кашляет, на мгновение зажмуривая слезящиеся глаза: дыма чертовски много — и откуда только столько успело навалить, что весь коридор им заполнен полностью? Вокруг хаос и паника, который пытается обуздать — безуспешно. Клиенты торопливо вываливаются из комнат, некоторые застегивают штаны по дороге, но ее волнуют лишь девочки. Только девочки и их безопасность пока что стоят на первом месте. О репутации заведения и устранении последствий подумает позже, когда будет ясно, что никто серьезно не пострадал. Ло скидывает туфли где-то в углу, даже не пытаясь запомнить, где их оставила, и направляется в сторону комнат — против движения тех, кто пытается как можно быстрее [ а кто-то и как можно незаметнее ] покинуть бордель. Не то чтобы их можно было винить. Заглядывает в каждую комнату, чтобы удостовериться, что там не осталось какой-нибудь малышки Китти, решившей забраться под кровать, точно перепуганный ребенок: с нее станется устроить что-то подобное. Вытаскивает кутающуюся в простыню голую Милли и вместе с ней выходит на улицу, пересчитывая тех, кто там оказывается, а после возвращается обратно: на улице не все. Мари нигде нет. Вот же дуреха.
В хаосе и дыме громадная фигура Дилана все равно отлично различается, и Ло цепляется за него у самого выхода, судорожно прося найти Мари: она видела ее в последний раз заходящей в женский туалет, и было несложно представить, что та именно там забыла, но об этом они поговорят позднее. Пока что отдает распоряжение охраннику вытащить оттуда девчонку и сваливать отсюда, а сама же, смотрит в сторону комнаты, из которой валит дым, снова закашливаясь. Ей бы найти воду и смочить хотя бы свою майку, из белой наверняка уже ставшей серой от гари, чтобы дышать через нее, но совершенно некогда. Так что просто сдирает с себя ее, повязывая на лице, не обращая внимание ни на кашель, ни на начинающееся головокружение: в этот вечер хозяин на месте, так что наверняка позаботится обо всех документах, которые не стоит никому видеть. По крайней мере должен. Она ведь может на него положиться?
В комнате, кстати, принадлежащей Мари, горит кровать, а огонь уже перекидывается на комод, и судя по всему так мерзко пахнет из-за с треском полыхающего лакового покрытия на мебели. Ничерта не видно, и она выбегает в коридор, держась за стенки, чтобы добраться до его конца, где в тупике в углу стоит огнетушитель прямо под кривоногим столиком с цветком, чье название она никогда не удосуживалась узнать. Представление о том, как правильно им пользоваться, Ло имеет больше теоретическое, нежели практическое, однако так просто уйти не может: пожарная сигнализация сработала, но кто знает, когда помощь прибудет? Не в ее интересах, чтобы бордель сгорел, даже если и порой мечтала сравнять это место с землей. Пена вырывается из огнетушителя под большим давлением, и от неожиданности ее руки дергаются, отчего часть углекислотного состава попадает на пальцы и тыльную сторону ладони, вызывая тихий болезненный стон: так холодно, что жжется. Огонь, тем временем, не собирается так просто сдаваться — только задорнее разгорается. Черт. Она зачем-то тащит за собой использованный огнетушитель, вываливаясь в коридор. Голова кружится еще сильнее, и теперь за стенку приходится держаться еще и для того, чтобы не упасть.
Добирается до кабинета, чтобы проверить документы. Это кажется каким-то важным. Хозяина там уже нет, на столе откровенный бардак, слышится топот ног, переговоры только что прибывших пожарных. Ло снова кашляет, опускаясь на колени и пытаясь собрать мысли в кучу. Кажется, они уже осмотрели все комнаты, и нет смысла снова заглядывать в кабинет. Ее тошнит, и нужно выбираться отсюда, и она уже было пытается встать сама, как ее бережно подтягивают вверх чьи-то руки. Возле уха протяжно и будто растерянно Дилан тянет практически по-детски: "Лоооо...", а после без малейшего труда подхватывает на руки и выносит на улицу, где прибывшие на место спасатели усаживают ее на край тротуара, дают кислородную маску. Она старается дышать медленно и размеренно, категорически отказываясь от госпитализации: просто немного кружится голова, скоро пройдет, но от помощи с руками не отказывается — их по-прежнему жжет. Зона ожогов не сильно большая, и их обрабатывают тут же, аккуратно снимая кольца и забинтовывая пальцы с ладонью на обеих руках. Снова настаивают на поездке в больницу, но Ло только отмахивается, продолжая глубоко дышать в кислородную маску. Она не может оставить это место так просто гореть, когда — как узнала от подошедшей к ней Китти — хозяина увезли в больницу. Девочки собираются в испуганные стайки и держатся друг за друга, точно боятся потеряться среди развернувшегося вокруг хаоса. Мари судорожно пытается закурить. Китти садится рядом и жмется к боку Лоррейн, позволяя навалиться на себя. Голова продолжает кружиться.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

4

Пожар случился полтора месяца назад. Тогда все списали на неполадки с проводкой и замяли дело. Только обугленная стена внутри номера, где теперь хранили стройматериалы, напоминала о происшествии. Прошлого владельца резко убрали, и его место занял Пол Флетчер. Веселый нрав, любовь к женщинам, располагающий дружелюбный вид. Единственный промах Пола в неконтролируемой любви к алкоголю. Она отражалась на его частенько красном лице. В остальном он идеально вписывался в образ основателя подобного бизнеса, истинного фаната своего дела. Ласково подзывал к себе, с удовольствием награждал за старание и укреплял командный дух. Например, сейчас стайка девушек примотали его к стулу скотчем вместе с Мари на коленях и после весело поили обоих коктейлями под звонких смех. После проишествия необходимо чувство праздника.

Том прошел через широкое фойе по коридору и скрылся в кабинете. Он мог это сделать, не встретив десять голых задниц по дороге. Холл обновили до стиля пятизвездочного отеля, выкинув оттуда любое упоминание о истинном назначении заведения. В баре провели перестановку под дорогой ресторан. За внешней косметикой крылась простая цель занять более элитную нишу. Им предстоит шикарное открытие со всеми друзьями Риверы. Настоящим владельцем стал именно он, забрав себе больший процент. Остальное досталось Флетчерам.

Том открыл дверь, ключ подошел. Ввел комбинацию от сейфа и услышал приятный щелчок. Подошла. Старый владелец так торопился, что оставил внутри наличку, ноутбук и какие-то бумаги. Флетчер вытащил всё, кинул деньги на стол. Тут и счетчик банкнот есть. Видимо, эта коморка с вычурным кожаным креслом служила для всех административных целей разом. Он осмотрел бумаги. Фамилии и какие-то пометки, два паспорта. Женские фото и имена в обоих ничего Тому не говорили. В этом еще предстоит разобраться. Это и была его работа здесь. Пока Пол купался в свете софитов, Томас должен искать пути для развития бизнеса и выполнять роль трезвой головы.

Что на полках? Книги, какие-то папки. Флетчер вытащил неприметное издание в твердой обложке. Ницше. Да тут до него философ хозяйничал! Открыл книгу и присвистнул: в страницах вырезан четкий квадрат, внутри перетянутый резинкой пакетик порошка. Кокс наверняка. Подумав секунду, Флетчер убрал все назад. На соседней полке алкоголь, часть подарочная. Судя по нетронутому виски и остаткам ликера, прошлый хозяин предпочитал второе. Тому такой расклад на руку, он любит первое. Том плеснул в пыльный стакан виски, побултыхал и вылил в мусорное ведро. Налил вновь.

Он сел в кресло, и взгляд упал на золотую пепельницу. Плевать. Он матерью готов поклясться, что более удобного кресла в жизни не встречал. Чувствовал себя в нем чуть ли не хозяином мира, кто-то до него точно понимал к комфорте. Провел рукой по столешнице. Дорогое полированное дерево. Поставил и раскрыл ноутбук. Ближайшие часы ему предстоит провести здесь, копаясь в почте. Интересно, сколько старой переписки им подарено? Флетчер сам не понял, как маленькая стрелка намотала три круга по циферблату, а пепельница набилась окурками. Одиннадцать вечера. Он встал, походил по комнате, разминая затекшие мышцы, достал свежую сигарету и сел обратно. Закрыл ноутбук и притянул к себе папку. В дверь постучали. Флетчер знал кто это. Единственный человек, который в курсе всего, что происходит здесь. Любопытно, что она пока о нем не знала.

- Давно не виделись, Ло, - поздоровался он, дочитал бумагу и только потом поднял глаза. - Хорошо, что мы знакомы заранее и нам не придется тратить на это время, - он честно держал марку, но в глазах проскочило мимолетное злорадство. Какой интригующий сюжетный поворот. Она наверняка рассчитывала на куда более приятного человека в этом кресле.

Возможно, Ло надеялась прибрать Пола к рукам и устроиться еще лучше, чем прежде, ласково диктуя ему на ухо, как следуют поступить по ее богатому опыту. И, по чести сказать, она могла это сделать. Пол харизматичен, но мягок по натуре, особенно к женским прихотям и, тем более, ласке и симпатии. Томас это понимал, как в душе понимал сам Пол. На него местные любовались уже недели три, с тех пор, как бордель вновь наконец заработал. У Пола есть талант и желание быть первым лицом подобного заведения. У Флетчера подобного и в помине не было, но он умел вести скучные дела из тени. Поэтому, когда все успокоилось, его пустили в огород, и теперь он должен периодически объявляться, чтобы выжать из этого места все соки.

- Давай обсудим новые правила и твои новые обязанности. Первое, - он поднял один палец вверх. - Следить, чтобы Пол не напивался слишком быстро. И не мешать ему, если это не мешает гостям. Второе: обо всем, что здесь происходит, говорить мне. Ты теперь работаешь на меня, - он подарил ей улыбку, которая обычно не сулит ничего хорошего. Сделал паузу, наблюдая за реакцией и не скрывая своего интереса.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-05-05 10:44:57)

+1

5

Медленно сгибает и разгибает пальцы — идиотская привычка, появившаяся после ожогов. В первые дни было сложно шевелить пальцами, а Момо приходилось делать регулярные перевязки, не считая того, что раны ныли, горели и зудели, едва начали заживать. Новую кожу неприятно тянуло, но она продолжала разминать фаланги, точно боясь, что последствия могут быть куда хуже: ожоги на кистях зачастую были не самыми приятными и опасными. Ей повезло. Подвижность пальцев осталась при ней, как и любовь к кольцам, которые снова начала носить, только сошла старая кожа. Мало что напоминало о случившемся: новая привычка да россыпь пигментных пятен на коже, более темная на тыльной стороне ладони, где область поражения была куда серьезнее. Благо это можно было прикрыть цепочками, которые соединяли кольцо на среднем пальце и один из браслетов — восточные мотивы.
В конце концов этот пожар и правда спалил их всех, пусть в итоге никто серьезно не пострадал, а полиция очень быстро замяла дело [ крыше своей платили все же не зря ]. Вот только за последние полтора месяца они умудрились пережить ремонт, смену владельца, замены бара на первом этаже на ресторан, отчего и идиоту было бы понятно, что их заведению пытаются добавить люксовости. Не было понятно, кого из девочек собираются оставить, чтобы эту самую люксовость обеспечивать. Ло постоянно видела в глубине их глаз страх: никто не хотел терять столь перспективное место, и все они — каждая пара глаз, чей взгляд был наполнен надеждой и горестным ожиданием — ждали решения именно от нее. У нее получалось разве что балансировать на своем прежнем месте, руководя процессом перепланировки, сжимая в тогда еще перебинтованных пальцах сигарету, любезно подожженную кем-то из девочек или рабочих.
Новых владельцев было несколько, как ей становится известно, но никто из тех двоих, кого успевает встретить, не походит на того, кто станет решать проблемы. Разве что добавит новых из-за своих выходок. Или отнимет у девочек драгоценное время, заставляя себя развлекать, пока они могли бы работать. Но с тем, кто дает крышу над головой и процент от того, что зарабатывается раздвинутыми ногами и открытым ртом, не спорят. С ним ласково щебечут. Ло снова видит во взгляде каждой страх и ожидание, когда проходит мимо стайки девушек, привычно окруживших пьяно хохочущего Пола Флетчера — одного из владельцев. Флетчера. Она помнит одного мужчину с такой же фамилией, и ей не нравится неприятное предчувствие, которое старается заглушить очередной порцией никотина. Ковыряет нижнюю губу ногтем большого пальца, держа сигарету у лица, и смотрит в окно. Пока никто не говорил ей, что она освобождена от обязанностей управляющей, так что продолжала делать то, что делала. Но это только пока.
Новый вид борделя нравится ей: статусность всегда означает лучшие условия, возможности, но бордель перестанет ей нравиться, если девочкам будет здесь некомфортно. И речь даже не о ней — она приспособится, как и всегда, но что будет с милой, до сих пор наивной Китти? С дурной Мари? С Милли? С остальными? Ходит по непривычно пустому холлу: он теперь похож на коридор какой-то пафосно гостиницы из дорого сериала, и уж точно тут не бегают полуголые девушки, не сидят на коленях мужиков среднего возраста на диванах возле стен. Стук каблуков отражается эхом от стен, простое черное платье до колен и с длинными рукавами, практические без декольте, но с открытой спиной удачно обтягивает пленительные изгибы тела. Новому статусу ведь нужно соответствовать, даже если пока не понятно, будет ли этот статус относиться и к ней.
Ло медленно останавливается перед дверью хозяйского кабинета, замечая свет из-под двери. Коротко стучит, а после заходит. Уголок пухлых алых губ чуть дергается, но у нее получается совладать с собой: выглядит спокойно и почти скучающе. За столом большого босса сидит Томас Флетчер — не однофамильцы, значит. Он подходит ближе, как примерная ученица, вызванная к директору. Ее положение сейчас низведено практически до низа иерархической цепочки, так что ему стоит немного погордиться собой: их негласное противостояние в этот раз заканчивается его победой.
— Доброго вечера, мистер Флетчер, — с хриплой мягкостью произносит и смотрит внимательно и послушно, не позволяя себе понять хоть что-то не так. Тот мужчина с Мари на коленях и правда не походит на роль управленца — судя по всему, эта роль закреплена за кое-кем другим. Не зря не стала тратить на Пола слишком много времени, чтобы добиться его благосклонности: задачка "понравиться другому Флетчеру" явно намного важнее и сложнее одновременно. — Полагаю, будут еще какие-то правила? Помимо уже озвученных, — спрашивает с сосредоточенностью шахматиста, пытающегося понять, какой ход сделать следующим. Новое начальство обязывает понять, где находятся новые границы. — Но прежде я бы хотела уточнить для понимания моего положения: моя нынешняя должность остается за мной, или Вы планируете кадровую перестановку? — левая ладонь накрывает правую, когда она скрещивает вытянутые вниз рук в районе своего паха — даже не скрещивает их на груди, как прежде бы сделала. Пока не стоит идти на открытую конфронтацию. Сначала нужно приспособиться.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

6

Тест на самообладание Ло прошла на твердую пятерку, бровью не повела. На каком повороте жизни одаренная столь крепкими нервами девчонка завернула на путь проституции? Она поздоровалась с ним, будто они видятся каждый день в этом кабинете вот уже лет десять и удивляться особо нечему. Флетчер был готов похлопать, хотя в душе немного огорчился. Поразительно кроткая Ло так непривычно сверкающая всеми гранями послушания задает вопрос про свою должность, и он задумчиво молчит секунд десять. «Кадровые перестановки». Какой официоз для блядюшника. Больше некуда торопиться, и время играет на его стороне. Как бы ей ответить? Взгляд падает на ювелирно сложенную стопку банкнот на краю стола. Он неспешно сдвигает пальцем верхушку башни, и купюры плавно падают на пол.

- Подними, - говорит Флетчер ровным тоном. Ему интересно, как далеко простирается ее послушание и как быстро отвалится натужная вежливость. - Забыл сказать, ты должна мне сорок тысяч, - он все посчитал. Оставленная десятка и прибыль, которую он мог с нее получить, вложив в бизнес. Округлил слегка в большую сторону. Процентами тут и не пахло.

Он замер в ожидании, изучая взглядом победителя ее лицо со своего трона. Они оба знают, что Ло все выполнит так же мило и покорно, как только что поздоровалась. Она действительно медленно тянется к купюре, и ее красивое платье точно не располагает к подобному сценарию. Том ловит смутное наслаждение от мелочной мести и спустя секунду разочаровывается в ней. Какой же хуйней он страдает и как мало толку с фальшивого авторитета. Он резко встает, обходит стол и, постояв над Ло в раздумьях черной тучей, со вздохом сам подбирает несколько купюр. Если подумать, между ними не такая уж громадная разница. Конечно, Флетчер прячет себя за куда более красивыми названиями и имеет в руках рычаги, но суть одна. Он ходит под людьми куда более влиятельными и балансирует на тонкой границе, продавая то честь, то совесть. Только гордость остается нетронутой. Хотя всему своя цена.

- Я не собираюсь портить тебе жизнь, - теперь они возились вдвоем, как идиоты, в тени огромного стола. - Если ты будешь все делать правильно.

Пока он считал ее чем-то вроде собственности, которая перешла в довесок к пепельницам. Что-то странное было на руке Ло, и Том резко схватил ее кисть, перевернув. Пятна от ожогов. Либо ей не повезло, либо геройствовала. А как еще она умудрилась обжечь ладонь? Он хмыкнул и ничего не сказал, выпустив ее руку, и заняв место в собственной очередной бумажкой.

- Сейчас здесь будет много чего меняться, и мне нужен человек, который знает персонал и может донести девушкам, как себя вести, - он поддел ее за подбородок, заставляя посмотреть на себя. Лицо Флетчера было предельно серьезным. Ее не порченым пожаром. Хорошо. - Понимаешь? - он поднялся, подтягивая Ло следом за руку и вручил небольшую пачку, которую успел насобирать сам. Великодушно внес свою лепту, аккуратно сложить и вернуть на место ее работа.

Судя по ее виду, она уловила общий тон изменений, хотя все происходило лихорадочно и хаотично. У Риверы было свое видение места, куда он хочет прийти и притащить своих друзей. У Флетчера свое: получить побольше с такой странной инвестиции. Особенно в виде его времени.

- А теперь расскажи мне, почему любой проходимец может дать шлюхе взятку и попасть, куда захочет. Я это точно знаю, - он захватил со стола стакан и привалился спиной к подоконнику. Указал свободной рукой на диван у стены, обозначая место для ее исповеди. Помнил, как она предложила начать все с чистого листа. Тогда на его взгляд момент был отвратительно неподходящий. Сейчас лучше. Если она догадалась с их последней встречи, Флетчера мало цепляют вещи, которые может получить каждый. Каждый может снять шлюху. Каждый, у кого есть семьсот баксов, купит ее время. И каждый может напиться и творить дичь, о которой молчишь утром и рассказываешь приятелям вечером. Но не каждый способен сотворить из грязи чистое золото или подлететь близко к солнцу, не упав вниз обугленный поленом. Может быть и Флетчер не способен. Но точно попробует.

Отредактировано Thomas Fletcher (2021-05-05 15:47:37)

+1

7

Гордость шлюхи стоит мало: меньше почасовой ставки, и Ло отлично умеет душить в себе желание доказать, что она больше, чем просто товар, когда подобные показательные выступления имеют риск не окупиться. В ее жизни было множество мужчин, которым нравилась неприступность или грозная властность, но Флетчер явно был не из их числа, а потому стоило вести себя, как хорошая послушная девочка, чтобы не потерять должность и жалкую горсть той власти, которую эта должность несла за собой. По сравнению с тем, что она имела, будучи рядовой проституткой в борделе, любая возможность делать хотя бы минимальный выбор, если дело касается клиентов, казалась существенной наградой. Не считая того, что работа управляющей позволяла делать жизнь девочек лучше и чуть безопаснее. Ради этого стоило продолжать сохранять спокойное выражение лица и оставаться покорной. Только все равно едва заметно ухмыляется, когда новый босс скидывает деньги на пол, словно до сих пор не забыл их первую встречу. Тогда их гордости впервые столкнулись, высекая взрывоопасные искры, но сейчас у нее нет власти, а потому аккуратно опускается вниз, удерживая равновесие на каблуках даже когда сидит на корточках, и тянется к купюрам, подтягивая разлетевшиеся по полу бумажки к себе ближе, чтобы после сложить так же аккуратно, как те раньше лежали на краю стола, пока Флетчеру не захотелось насладиться частью привилегий своего нового положения.
— Если дадите рассрочку, я все отработаю, мистер Флетчер, — с тихой привычной хрипотцой отвечает, поднимая взгляд на несколько мгновений, прежде чем снова приступить к сбору купюр. Ей не впервой оказываться в долгу у своих хозяев: зачастую они любят вешать их по поводу и без, чтобы точно некуда было деваться — да и финансово обязанные девушки намного послушнее. И уж лучше она, чем малышка Китти, которой отдала деньги: ее положение позволяет брать с клиентов больше, чем другие. Если, конечно, это положение все еще при ней.
На нее падает тень — Флетчер стоит над ней, словно коршун, готовый вонзить когти в беззащитную добычу. Ло надеется, что он хотя бы получает удовлетворение от всего происходящего, потому что иначе в этом нет никакого смысла, кроме разве что крайне убогого способа почувствовать власть. Однако он удивляет, когда садится рядом, помогая собирать деньги. На несколько мгновений привычное спокойное выражение лица, граничащее с безразличием, сменяется на пораженное: а уж помогать ей зачем? Что ж, возможно все не настолько плохо, и у нее еще есть шанс пережить этот дворцовый переворот с наименьшими потерями: она умеет делать все правильно — только нужно понять, каким правилам следовать.
У него цепкие пальцы, и браслеты на запястье звенят, пока Флетчер рассматривает послеожоговые пятна: пигментация не слишком сильно бросается в глаза, но все равно заметна, если всмотреться. Это не должно испортить ее товарный вид, да и цепочки браслета помогают не акцентировать на ладонях внимание, и, судя по всему, новый босс руку отпускает, лишь хмыкая. Ло хмыкает в ответ: она бы сделала то, что сделала, даже если бы последствия были намного хуже, чем несколько пятен темнее основного тона кожи. Вот только он снова хватает ее — тепер за лицо, и Адамс смотрит прямо и бесстрашно, не пытаясь кокетливо спрятать глаза за ресницами. — Понимаю. И меня это более чем устраивает, — абсолютно честно отвечает, потому что бросать других девочек не хочется совершенно: впереди их жду беспокойные времена, как бывает при любых значительных переменах. Но ее место все еще было при ней — программа минимум. Впрочем, лишняя осторожность не повредит.
Аккуратно складывает собранные не без помощи боссам деньги в ровную пачку, возвращая ее туда, где лежала, и пользуется великодушным предложением устроиться на диване, куда садится, привычно закинув ногу на ногу и позволив подолу задраться чуть сильнее, открывая чужому взгляду начало бедер. Она немного хмурится: Флетчер говорит так, словно действительно знает о девочках больше, чем она, и это не нравится. Резким движением откидывает волосы с плеч назад и смотрит с легкой тенью подозрения и с серьезностью.
Это бордель. Даже если мы пытаемся поддерживать друг друга и защищать, не все по-настоящему верят в то, что мы представляем из себя какое-то подобие семьи. Здесь нет никого, кто бы попал сюда от хорошей жизни, и не все до конца смирились со своим новым положением, — снова немного хмурится, не желая пока называть имена и так сразу кидать под поезд кого-то из девочек: сначала нужно разобраться, на что конкретно намекает босс. — Поначалу часто кажется, что можно сбежать. Выйти замуж, ограбить кого-то, подставить, но получить взамен шанс на другую жизнь. Надежда иногда играет злые шутки с теми, кто верит в лучшее, — хмыкает и качает головой, как человек, прошедший через нечто подобное. — Но я уверена, что бы кто ни сделал из девочек, то сделал это из-за глупости. И, если у Вас есть более конкретные претензии к кому-то из них, я бы попросила возможности сначала поговорить с этой девушкой лично: мне будет проще добиться честных ответов, — уверенно заканчивает и облизывает губы. Тема разговора немного напрягает маячащим в отделении дурным предчувствием, отчего хочется закурить.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1

8

Ло пропитана мороком дорогой шлюхи. Или скорее мороком призрачных обещаний. По ней сразу не скажешь, что она ответит на прямое предложение: согласно улыбнется, спрятав купюру в складках платья, или пошлет к черту. Флетчер правду знал и мог видеть сквозь блестящий фасад. Каким образом судьба бросила его в управление борделем? По крайней мере, он не сутенер, эту обязанность взял на себя Пол. Взгляд касается ее ног. Все не так плохо. Не самая ужасная компания, какую доводилось терпеть. Но всему свой предел. «Ее это полностью устраивает». Прошлые слова плавали в памяти раздражающей мухой в стакане. Будто, она могла рассчитывать на большие привилегии. На взгляд Флетчера, Ло не хватало благодарности.

-…я бы попросила возможности сначала поговорить с этой девушкой лично: мне будет проще добиться честных ответов, - он неопределённо качнул головой, задумчиво болтая в руке виски.
- Ты поговоришь с ней. Но ее «честные» ответы мне не нужны, - он с иронией сделал акцент на «честные». Какая честность со шлюхи? - Лучше вбей в голову, что любые проблемы здесь коснуться каждую. И что на ее место большая очередь прямо сейчас, - рынок оказался циничным. Только у Ло любимая клумба, и она берегла своих подопечных, в отличии от многих мест, где спокойно меняли отработавшие детали без лишних сантиментов. Флетчер это успел понять. - Дай любой хоть один шанс, она продаст тебя и твою «семью». Ты сама только что сказала.

Они привыкли жить на широкую ногу и не переживать о проблемах с законом. До поджога все было проще. Поджог стал средством устрашение и способом сбить цену на готовый бизнес. При старом владельце крыша от полиции была куда крепче: местные могли сиськами из окон трясти на весь район, никто бы не пошевелился. Теперь им придется изменить формат, чтобы не наглеть и не вызывать вопросов. Под ресторан или сраный клуб, пока непонятно.

- Спрошу прямо. Если сюда придет коп и поболтает с какой-нибудь девушкой, она расскажет тебе об этом? -  под них могли копать прямо сейчас. - И что она ответит ему?

Том влез на пороховую бочку, надеясь в итоге остаться в выигрыше, и теперь пытался удержать в руках контроль, который грозил расползтись по швам, стоит расслабиться и принять плоды авантюры за щедрый дар судьбы. Ему вовсе не хотелось устраивать показательное выступления или тем более пугать. Если каждый ненавидит копов, то держит рот на замке добровольно и преданно. Осталось разобраться, возможно ли подобное в подгнившем цветнике со змеями. Флетчер понял, что Ривера так любит это место из-за незаконности в том числе. Коктейль из свободы и сисек на любой вкус с привкусом запрещенки. Чем не рай.

- Давно ты здесь? Как тебе изменения?

Флетчер осознал свою большую ошибку. С чего он взял, что она первая не воткнет нож в спину? Он и есть тот дурак, который решил, что Ло по какой-то черт знает какой причине проявит лояльность. Решил, зная, что симпатия - ее ремесло. Ему бы узнать о ней побольше. Внезапно ее личность обрела новую ценность. Слушая ее и все еще цепляясь за это простое откровение, он отклеился от подоконника и подошел к полкам. В стакане у него опустело, и он вновь открыл бутылку.

- Выпьешь? - спросил у нее между делом. Выбор порядочный. - Ты говорила, что на те деньги помогли ребенку. Что за ребенок?

+1

9

Ло начинает медленно покачивать ногой. Стопа ходит вверх и вниз плавно, будто бы демонстрируя аккуратность лодыжек и того, насколько удачно подчеркивают их туфли. И смотрит, практически не моргая, на Флетчера, который, кажется, снова не совсем верно оценивает отношения, имеющиеся между девочками и ней: на данном этапе это простительно, как было простительно, когда он был всего лишь клиентом, но в дальнейшем ему стоит чуть пересмотреть свою позицию, раз собирается играть роль большого серьезного босса. — Я знаю своих девочек достаточно, чтобы понять, когда они пытаются юлить. А они знают достаточно меня, чтобы понимать, когда стоит прекращать врать, — с прежним уверенным спокойствием отвечает, укладывая руку на спинку дивана. — Тот факт, что Вы видели, как я даю каждой из них по прянику, не означает, что у меня нет кнута, — ее должность несет за собой много ответственности, чтобы можно было позволить себе обмякнуть. Ло всегда старается быть справедливой, однако зачастую справедливость означает неизбежность наказания, даже если при прежнем хозяине этого места удалось избегать слишком суровых мер, столь любимых людьми, на которых приходилось работать с самого начала импровизированной шлюшачьей карьеры.
— Любая девушка, работающая здесь, не станет разговаривать с копом о серьезном, а постарается как можно скорее закончить разговор и найти меня. Но если кто-то все же захочет поиграть в жертву плохих сутенеров, то мне придется напомнить о том, что пластическая хирургия не всесильна и не способна исправить изуродованное лицо полностью, — сгибает пальцы и с ленивым видом рассматривает маникюр с видом человека, не раз прибегавшего к нему в качестве оружия. — Конечно, это были методы, одобренные предыдущим владельцем. Еще я работала в местах, где слишком много болтающих проблемных девочек просто убивали и избавлялись от тел. Как стоит поступать с нарушительницами при Вашем правлении, мистер Флетчер, Вы мне скажите, — любезно улыбается, продолжая качать ногой: чувствует себя чуть более раскованно, чем когда только вошла в кабинет, но все равно старается соблюдать рамки приличия, как послушная хорошая девочка, которым, как известно, положено больше социальных бонусов. По крайней мере обычно происходит именно так.
— Я здесь практически с самого начала. Лет пять, наверное. Меня выкупил старый хозяин, сделав ставку на мой опыт работы шлюхой. Я помогала ему управлять девочками, он помогал мне накопить на пенсию. Взаимовыгодный обмен, который, как я надеюсь, останется и в наших с Вами деловых отношениях, — она замолкает на несколько мгновений, за которые ее взгляд становится более серьезным, а губы сжимаются в напряженную линию. Ло подается вперед и бесстрашно смотрит на Флетчера. — Меня не волнуют изменения — меня волнует дальнейшая судьба девочек, которые здесь работают. Я несколько лет старалась создать для них условия, которые были бы лучше, чем в тех местах, где работала я, и мне бы не хотелось, чтобы мои усилия пропали даром, — честно признается и кивает в ответ на предложение выпить: начальству, как и клиентам, отказывать не стоит. Впрочем, когда стакан с алкоголем оказывается у нее в руках, лишь плотно обхватывает его пальцами, точно не решаясь сделать первый глоток.
— У малышки Китти есть сын, ему около полутора лет. Она родила, когда ей не было и восемнадцати, а потом уже стала работать тут ради него. Он не так давно подхватил стрептококковую инфекцию, а больничные счета она бы в одиночку не потянула. Мы скинулись, добавили туда те деньги, которые Вы столь любезно оставили, и все оплатили. Мы стараемся поддерживать друг друга. Такие здесь порядки, — смотрит в свой бокал, а после выпивает все содержимое залпом, облизывая губы после и чуть морщась от ощущения жжения в гортани. — Но давайте сразу к делу, мистер Флетчер. Что Вас не устраивает? Вы хотите заменить штат? Или Вы хотите проверить, насколько я могу быть лояльной к Вам и суровой к ним? Иначе зачем все эти разговоры о том, что каждая из работающих здесь шлюх только и ждет, как бы предать остальных.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 33 y.o.
profession: администратор в борделе[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » some days it’s burning bright


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно