внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » капля яда в излюбленном вине;


капля яда в излюбленном вине;

Сообщений 1 страница 20 из 30

1


любви моей живой все образы со мной
https://i.imgur.com/4xezo7I.gif https://i.imgur.com/PybcgVU.gif
сердце от любви горит
  моя душа болит.

+1

2

Время шло. Оно не может не идти, не может не двигаться вперед, не может не отмерять секунды, щелкая стрелкой на часах, которая раздражает своим громким тиканьем. Хочется их сломать. Заставить время прекратить наносить свои удары каждую долбанную секунду. Словно кому-то правда есть дело до каждого щелчка, отмеряющего прожитые моменты. Говорят, время лечит. Говорят, со временем раны болят меньше, что ты учишься принимать эту боль и не ощущаешь её вообще, что ты начинаешь дышать без страха ощутить приступ боли в грудной клетке где-то слева под рёбрами. Говорят, время накладывает швы, клеит пластырь поверх ссадин и поглаживает ушибленные коленки. Говорят, оно способно исцелять душу. Люди вообще слишком много говорят, на самом деле. Люди любят говорить. Каспер никогда их не понимал. Не понимал он страсть к чрезмерному общению, когда ты вынужден улыбаться, сочувствовать, отвечать и делать вид, что тебе правда интересно слушать о собаке соседки. Например, его мать - любительница поговорить, её звонки всегда означали, что время Каспера Кинга должно было остановиться, ведь она занимала его на часы, рассказывая о том, как провела день, как подсмотрела у соседки её розарий и как ей мешал спать щенок леди Боул, которого она завела на старости лет. Каспер уставал, ворчал, просил её быть "короче", но она не унималась, пока её не отвлекал Алекс, напоминая, что беременным на поздних сроках нужно отдыхать. Люси тяжело вздыхала, но соглашалась. Так было всегда. Даже сейчас, когда время должно было лечить душу Каса, его мать выступала глобальной проблемой. Прошли дни после того, как ему намешали наркотики в виски, он все ещё получал лишь холодные ответы от мужа и мать, которая сейчас требовала их обоих явиться после рождения Сары в гости лишь подливала масла в огонь. Кинг лишь умолял мать не добавлять к имени сестры имена из мультиков, Алекс с этого смеялся, говоря, что "привидение мышонка это мило". Очень смешно, блять.

Каспер с тяжелым сердцем кивал материнским историям. Она даже не замечала, сколько боли во взгляде сына и как опустошена его душа - она была занята подготовкой к родам, показывала, во что превратилась комната Каса, теперь там не было плакатов и старой гитары, зато там были розовые обои, детская кроватка и масса игрушек, которые, на самом деле, даже не потребуются малышке на первых этапах. Каспер устало кивал, улыбался и выдохнул, как только мать положила трубку и позволила своему сыну погрузиться в тишину комнаты, где он находился. Сейчас даже Сатана, обычно урчащий на коленях хозяина, мирно дремал в углу, даже не подумав проснуться, когда из эфира пропал громкий голос Люси Кинг. Каспер грустно улыбнулся, вспоминая последний разговор с мамой - она сказала, что Алекс сделал ей предложение, и, значит, очень скоро она станет Люси Вилмар. Она так желала выйти замуж, но не видела под носом свой единственный вариант. И вот он, этот самый вариант, спустя годы оказался самым терпеливым и подходящим. Кас видел, как Алекс смотрел на его мать, как она смотрела на него, как тепло они обнимались, пока говорили с Касом и Троем. Кас был за них счастлив. Но, одновременно со счастьем и радостью за мать, было то, что приносило боль и напоминало простую истину - люди не просто слишком много говорят, люди часто лгут. Было то, что уничтожало Каспера Кинга и время не было способно залечить эту рану, как бы оно ни старалось. Единственным, кто мог спасти Каса был его муж, но эта же ситуация уничтожала и самого Троя. Они были в тупике, как тонущие в колодце, уставшие лягушки. Оставалось лишь определиться, смогут ли они найти выход из этого замкнутого пространства или умрут, оставив лишь жалкий след после себя.

Эти дни были наполнены болью. Каспер  видел, как тяжело его мужу даже смотреть на него, как каждый взгляд Троя отдается болью в груди Каспера. В первые пару дней он говорил "я люблю тебя, слышишь?" так часто, что ему начало казаться, что он перегибает палку. Теперь он говорил это перед сном или отпуская мужа на работу. Сам он торчал дома, поскольку получил перерыв в репетициях. Он должен был написать песни, но из-под его ручки выходили лишь строки, полные боли и отчаяния. Он не комкал их, не выкидывал, просто складывал в стопку. Он не знал, читал ли Трой то, что валялось на тумбочке у постели и слышал ли отчаянные попытки мужа написать хоть пару строк аккордов. Каспер ощущал пустоту и осознание, что он не напишет ничего, пока в доме Кингов будет царить боль и отчаяние.

Каспер видел то, как мужу тяжело жить с мыслью о том, что случилось. Но и сам Каспер ощущал буквально, как его изнутри снедает боль. Ему казалось, что душа разлагается от боли, как это было в начале сентября, когда он считал, что их путь окончен. Он ощущает, как сердце отмирает, оставляя внутри гниющий кусок мышцы. Каспер не единожды скулил в ванной, надеясь, что Трой не слышит его слабости, не замечает его стенаний, но сложно не заметить, когда вместо мужа в доме поселилось привидение, как бы странно это не звучало. Каспер не ощущал себя живым, ведь его жизнь заключалась в счастье Троя. А сейчас его муж не был счастлив. Кинг старался держать лицо, быть спокойным, не поддаваться боли и не плакать на шее мужа, умоляя того смилостивиться. Но он хотел услышать, что любимый простит его. Что муж будет снова теплым, что их ждёт счастье. Ждёт ведь? Каспер надеется. Старается верить, что его с мужем ждёт счастье. Он так орал на Эдварда, когда позвонил ему и прогнал из группы, что, кажется, было слышно за пару верст от дома. Он проклинал его и требовал обучить сестру не творить херни. Он гневался, как Бог, уничтожая противника словами. И он ещё долго курил на заднем дворе после того, как высказал менеджеру, куда тот может отправить Эдварда и его чертову гитару.

Если бы только это как-то помогало. Если бы это помогало исправить ситуацию. Если бы хоть что-то могло перевернуть мир и переиграть последние аккорды в песне. Каспер не мог. Но старался сделать все, чтобы новый трек начинался правильно. Пару раз он просыпался ночью, понимая, что во сне интуитивно обнимает Троя. В эти мгновения он льнул к мужу ближе и вновь проваливался в сон, а утром просыпался в пустой постели. Боль стала неотъемлимой частью его жизни и Кинг пытался избавиться от неё всеми возможными силами. Тяжело сражаться с болью, когда огромная её часть осела в душе мужа, а он закрылся и холодностью дает понять, что душа его закрыта для любимого. Это убивает, это режет хуже ножа. Это невыносимо, любимый.

Они спали в одной постели, находились в одном доме и даже обсуждали одну погоду за окном, только это не помогало. Кажется, сменится устой в мире прежде, чем они найдут дорогу друг к другу. Каспер понимал боль Троя, но не мог отделаться и от своей собственной. Каспер понимал, почему его супруг столь холоден. Он понимал, потому что сам сталкивался с похожей ситуацией, когда застал его целующимся с Алексис. Тогда он не сдержался, в отличие от Троя. Теперь Каспер словно поймал ответку мира за то, что сделал в своей жизни. Он смотрел на Троя и видел его осуждение. Да, не стоило соглашаться на продолжение тусовки в доме Эда, нужно было отправиться домой, к мужу, но черт дернул его отправиться с друзьями туда, откуда он мог не вернуться. Эдвард уже был выпнут из группы, отправился куда подальше вместе со своей сестрой. Клаус, конечно, просил Каспера пересмотреть своё решение, мол "Эд просто пошутил", но Кинг был неумолим, сказав парню, что отправит в тур "в пизду" и его самого, если тот не перестанет защищать Эдварда. Сейчас менеджер занимался поиском басиста, а Каспер старался найти выход из ситуации, которую ему подсунула жизнь. Которую он сам выбрал по глупости. Идиот. Сегодня Трой был на работе, а Каспер, закончивший говорить с матерью, отправился заниматься делами по дому - несмотря на свою популярность и славу, он не собирался доверять уборку дома посторонним. Поэтому, включив музыку, Кас приступил к делам по дому - стирка, пыль, мытье полов плавно перетекали в готовку. Кинг положил коту в миску кусок курицы и усмехнулся, слушая, как урчит этот черный трактор, поедая белое мясо. Сам же Кас порезал салат, приготовил ризотто, о котором они говорили с Троем прошлым вечером, и, перемыв посуду, вышел на улицу. Он сел на ступеньки, которые вели в их дом и смотрел перед собой - времени до возвращения мужа было ещё много, но искать себе какое-то занятие не хотелось.

Кинг прикурил, смотря на дорожку, которая вела от их дома к почтовому ящику. Он вздохнул - погода звала гулять, но он не хотел ей поддаваться. Он хотел найти выход из положения, но не видел его. Он словно оказался заперт в собственной голове. Первые несколько дней после вечеринки ему было отвратительно, его тошнило, выворачивало наизнанку и казалось, что горят вены. Он все ещё не знал, какое дерьмо ему намешал Эд, но сейчас, когда действие и побочные эффекты сошли на нет, Кас все еще злился и боялся, что не сможет жить так, как прежде. Он боялся поймать себя на желании ощутить приход. Он боялся, что станет таким, как его друзья из Флоренса - куском мяса, которое только и может, что думать об очередной дозе. Он не хотел становиться таким, поэтому обрадовался, когда через пару дней боль в теле сошла на нет. Парень вздохнул, поднимаясь со ступенек и поправляя волосы - после последней встречи с отцом он старался прикрывать ухо, не хотел объяснять людям, что произошло. Конечно, на концерте этот деффект все заметили и пришлось сказать на интервью, что это бытовая травма - полез спасать котенка с заднего двора, бывает. Он не знает, поверили ли ему, но что он мог? Сказать правду, что родной отец желал свои миллионы и чуть не отправил сына кормить червей? Новость года, конечно, но не лучший вариант для Кингов. Когда же они получат своё "жили долго и счастливо", как в книгах и диснеевских фильмах? Они были счастливы, пока не знали, что они братья. Пока Каспер не получил свою славу. Может, ему стоило отказаться от сцены, когда он узнал, каким именно образом он её заполучил? Может, ему стоило завершить карьеру 11 сентября? Сколько "может" теперь кружится в его голове, никак не находя должного выхода. Каспер не знал ответа, что он должен был сделать, чтобы их с Троем ждало счастье, а не сражение за свою любовь, но сейчас ему казалось, что это всецело его вина - эта битва, эта боль, эти терзания и потери - его вина. Сколько можно было бы исправить, если бы он выбрал остаться никем. Трой уже дважды проехался по тому, что делал Кас. Может, он прав? Впервые он сказал, когда не помнил его. Теперь он сказал о ненависти к популярности. Может, стоит поставить точку? У Каспера всегда оставался план "Б" - ветеринар. Спасать зайчат, котов и шиншилл. Быть тем, кто способен им помочь. Может, это и было его судьбой? Никакой музыки, что наполняла душу и позволяла раскрыться. Он должен был выбрать что-то проще. Он должен был выбрать то, что не причиняло бы боли Трою. Но что в итоге? Он выбрал неправильно?

-Хотел бы я знать, что было бы, выбери я Адмор. Каспер грустно вздыхает, возвращается в дом и врубает телек - какая-то хрень идёт фоном, а он падает на диван и врубает ноут. Масса комментариев в инстаграмме - даже нет желания их читать. Открывает директ - сотни сообщений, он пролистывает, отвечая на некоторые из них. Он понимает, те, кому он не ответил, наверняка, обидятся и будут считать его зазнавшимся ублюдком, но он банально не в состоянии ответить каждому. Кас листает, пока не натыкается на интересное сообщение. "Привет, Каспер. Я знаю, ты можешь не ответить, но попытаю счастье. Говорят, нужно верить в то, что мы сможем. Моя подруга, Эйви, не смогла посетить твой концерт [родители иногда такие родители, ты сам знаешь], но она твоя фанатка и ужасно разочарована в том, что это произошло. Мог бы ты.. Не знаю, отметить её в истории? Сказать, что ценишь каждого?" Кас грустно улыбается. О том, что у него были проблемы с матерью и музыкой он вскользь рассказывал в одном из интервью, а сейчас ему захотелось сделать приятное этой девочке. Может, её жизнь наполнится смыслом. Тем более, слова о том, что "мы сможем" осели в голове Кинга как нельзя кстати. Он садится на диване, врубает запись сториз и улыбаясь, смотрит в камеру, -привет, Эйви! Я узнал, что ты не смогла прийти на мой концерт, и это плохая новость. Но вот тебе хорошая - напиши в директ, я отправлю тебе свой автограф и, поверь, однажды родители перестанут считать, что ты выбираешь неверный путь! Пятнадцать секунд закончились. Каспер отметил в истории и девочку, что написала ему и ту самую Эйви и отложил телефон. Хватит с него социальной активности на сегодня. Кинг покосился на часы - Трой должен был вернуться уже скоро, поэтому он просто скрестил руки на груди и принялся смотреть телевизор, пока не провалился в сон - последние дни спал он просто отвратительно, поэтому не удивительно, что устав с делами по дому, он провалился в сон столь быстро.

Каспер смотрит за окно. Там метель и сложно разглядеть, что же происходит в пурге. Кас пытается разглядеть, он видит знакомую фигуру. Пытается открыть двери, но у него ничего не получается, замок заедает и прокручивается, а сквозь окошко в двери Кас видит, как к Трою подходит какой-то парень. Он выше, худощавый, и не отбрасывает тени. Кингу становится дурно, -Трой! Кинг! Он дергает двери, но они не поддаются. Видит, как муж смотрит на двери, как к нему приближается фигура, и видит, как этот некто наносит удар. -ТРОЙ!!!! Крик срывается с губ Каспера, когда он видит, как муж падает, а белый снег покрывается алыми следами крови. Он видит, как фигура уходит вдаль и, как только она скрылась в пурге, дверь, наконец, поддается и Кас вылетает на улицу. Он падает на колени и трясет мужа за плечи, только тот не подает признаков жизни. А в его глазах застыла грусть, которая говорила громче слов.. Кас поднимает голову и видит, как дверь в дом захлапывается с диким шумом.

-Трой! Он садится на диване и часто, тяжело дышит, старается прийти в себя. Слышит шум в коридоре и вылетает туда быстрее, чем понимает, что его супруг вернулся с работы. Он смотрит на него, как сумасшедший, словно не видел годами, его колотит от страха после кошмара, который приснился. Кас ненавидел такие сны, они постоянно что-то значили. Но как узнать, о чем говорит именно этот сон? -Ты цел.. Кас хотел сказать "дома", но даже не заметил, как с губ сорвалось совершенно другое. Он подлетает и сжимает Троя в своих объятиях, он тяжело дышит, и выпускает мужа, когда осознает, что это был лишь сон, что Трой цел и все в порядке. По-крайней мере, пока что все в порядке. Хотелось бы, чтобы так оно и оставалось. Каспер делает шаг назад, запускает пальцы в свои волосы и вздыхает. В коридор выплывает кот, который тут же трется о ноги Троя и урчит, показывая, что рад его возвращению. -Прости, сон дерьмовый приснился. Ты голоден? Я приготовил ризотто, и.. Он заткнулся, видя взгляд Троя. Мотает головой и проходит в комнату, -скажи, я подогрею. Как же тяжело смотреть в любимые глаза, где вместо тепла и любви ты видишь океаны боли и грусти. Каспер винил себя. Винил за каждую каплю боли, которую испытает сейчас его супруг. Да, он виноват. Виноват, ведь откажись он от той вечеринки и сейчас все было иначе. Откажись он от дурацкой мечты и они жили бы далеко отсюда, наслаждались бы простой жизнью и не получали бы удары судьбы. Почему так сложно, жизнь?

+1

3

отношения - это сложно. поэтому, я никогда не хотел в этом погрязнуть.
однако, у жизни, ебанной твари, были свои планы но то, что мне предстоит на пути. кто мог подумать, что в баре встречусь взглядами с парнем невозможной красоты и впервые зассу подойти? трой саммер никогда не был трусом, но когда в моей жизни произошёл пиздец, как каспер, всё вокруг стало другим. иногда мне кажется, он просто зачаровал и магией меня к себе привязал. от спонтанной дружбы до безумной любви, которая, казалось, никогда во мне не должна была проснуться. но она проснулась, когда каспер поцеловал меня. когда я лёжа на диване в потёмках вспоминаю об этом, мои губы изгибаются в улыбке. всё тогда было каким-то другим. и эмоции и чувства и отношение друг к другу. тогда мы не были сводными братьями по отцу, которые обязаны были держать свою тайну в секрете. это был просто кас, диджей клуба адмор в филадельфии, мечтающий о чём-то большем, и я, погрязший в рутине фотограф, желающий снова ощутить вкус яркой жизни, сидя на диване в самом опасном районе юга. мы совпали, сошлись. если честно, я безумно скучаю по тому прошлому, когда нас не связывали ни родство, ни тайны, не смотря на то, что из-за работы нам было трудно выкрасть друг для друга даже лишнюю минутку. это подпитывало желание встретиться снова, захватывало.

а что сейчас?

сейчас мы даже спим не всегда в одной постели. в некоторые дни особенно трудно воспринимать всё произошедшее адекватно и спокойно. мозгом я понимаю, что должен смириться, что каспер лишь жертва обстоятельств, но когда я на него смотрю, мне хочется выйти.  я не стал его любить из-за этого меньше, но очевидное начало вылезать наружу - мы не те, что были прежде. мы растеряли и страсть и бурю приятных эмоций, который каждый друг другу дарил. уже несколько месяцев в нашей жизни не происходило ничего хорошего. может, судьба даёт знак? хотя, возможно, это лишь мои внутренние накручивания. наше существование под одной крышей оказалось вполне... тихим. мы молчим в основном, наверное потому, что просто напросто нам нечего сказать друг другу. мы и так знаем заранее каждую заготовленную фразу друг друга, а если мы попробуем разговориться, то снова вернёмся к той теме, о которой я даже вспоминать не хочу, но вспоминаю каждый раз, когда вижу своего мужа. это словно наступать на мозоль, о которой ты уже успел запамятовать, которую никак не можешь залечить.  лучше без него, мне проще, когда каспер дома, а я где-то там, где угодно, но подальше. таким образом, я решил для себя, что снова буду подрабатывать на заказных фотосетах для обычных людей, помимо работы в доме моды, конечно. поэтому каждый выходной день я набирал себе желающих на фотосессии за не такую уж и большую сумму, и, скажем так, отводил душу.

не знаю от чего, но такие выездные работы вызывали во мне приятное ощущение ностальгии. когда мы с касом познакомились, я только и жил, что за такие вот заказы. сфоткайте ребенка, пофотографируйте свадьбу. однако, что могу сказать после того, как мир узнал о том, что я не последний человек в жизни известного каспера кинга, на моих страничках стало ощутимо больше подписчиков, как и заказов, которые абсолютно не заставляли себя ждать. в этот раз, мне попалась очень милая пара с детьми. они, казалось, выглядели счастливыми не только на фотографиях. из них сочилось такое счастье, словно вся их жизнь сплошная инстаграм фотография. оливер и дженифер. может не так давно сошлись? может дети от разных браков? я не знаю, но когда фотографирую их, кажется, что в жизни не вижел любви сильней, чем у них, - вы прекрасно смотритесь вместе! - подмечаю я, разглядывая их сладкую парочку в объектив. даже дети на удивление спокойные. не напоили ли они их чем? хотя, вдруг это просто то самое правильное воспитание, о котором все говорят без умолку?

работать с этой семьей было очень приятно. даже когда мы закончили уже под вечер, мне от чего-то не хотелось с ними расставаться и, от чего-то, мне показалось, что оливер это заметил. он прищурил зеленые глаза и мягко улыбнулся мне, в его светлых волосах заиграло солнце. красивый мужчина, мне такие нравятся. он точно знает себе цену. что могу сказать, у дженифер отличный вкус, - может по пивку? - вот так сразу? - спрашиваю я удивленно, хотя, на смом деле, я буквально ждал когда он позовет меня потусить. я чувствовал, что мы похожи.

дженифер с детьми, конечно, с нами не пошла, но нам и без нее было достаточно весело. впервые я мог спокойно разговаривать обо всём, без напряга, без мыслей о каспере. может, мне и правда это было нужно, напиться с незнакомцем и успокоиться, - у тебя прекрасная семья. впервые вижу таких спокойных и послушных детей. непросто наверное, поднимать двоих, еще и женщину свою обеспечивать, - я сделал знатных глоток темного и вытер пенку у губ, - ну, вот когда свои появятся, я тебя научу их спокойными делать, - оливер как-то по-братски хлопнул меня по плечу и это меня приятно успокоило, - дети... это вряд ли, - почему? у тебя проблемы? - проблемы. ну кое с кем проблемка есть, да, - ты вон, вроде женат, вижу, - у моей жены член, вот тебе и весь ответ, - оливер несколько секунд молча пялился на меня, а затем громогласно на весь бар заржал. оказывается, он человек без предрассудков. я рассказал ему о том, что мы переехали несколько месяцев назад и толком не успели даже друзей тут завести, только кучу других проблем, о которых я, конечно, не стал болтать. оливер говорил о своей работе в строительной организации о том, какие нынче хуевые строят дома из дешевых материалов. каждому было чем и как отпустить таящиеся в душе грузы. не смотря на то, что мы почти не были знакомы, я почувствовал, что это не последняя наша встреча, - знаешь, я давно так задушевно не беседовал, - я вздохнул, подвозя его до дома на своей машинке, - мы с тобой очень похожи, знаешь? только ты чуть помоложе, - оливер ухмыльнулся и забрал свои вещи с заднего сидения, - тогда, может, пересечёмся на недельке? я позвоню, номер твой у меня есть, и мой ты тоже знаешь, - да, мы ведь разговаривали перед работой, подтверждая заказ на фотосессию. оливер протянул мне на прощание руку, которую я пожал, и улыбнулся такой странной улыбкой, что я почувствовал себя ублюдком. он правда красивый!

стоило мне подъехать к дому, как всё моё настроение сошло на нет. на улице почти ночь, от меня пахнет пивом и резким одеколоном оливера. могу себе представить, что подумает об этом каспер, хотя, если честно, у меня нет никаких сил и настроения оправдываться. я ни с кем не целовался, нис кем не спал, в отличии от него самого. черт, ну вот снова я вспомнил. с силой сжимаю руль, хотя уже припарковался в гараже. интересно, спит ли он? или снова ждёт до полуночи?

я не зажигал свет в коридоре, когда вошёл в дом. просто молча разулся. вдалеке послышались быстрые шаги в мою сторону. каспер, конечно, больше некому. он выглядит каким-то бешенным. у него аж дыхание сбилось, а когда он обнимает меня, я чувствую как его сердце колотится, - конечно цел. что со мной будет? - я хотел это сказать мягче, но получилось наоборот, слишком грубо. я едва касаюсь каспера, но не чтобы обнять в ответ, а чтобы отстраниться. он слишком крепко меня стиснул, - успокойся. не появилась ещё такая тварь, которая меня убьёт, - разве что однажды сатана сядет мне жопой на лицо, пока я спать буду, но всё же. я устал, и кас это понял, когда оборвал свою фразу на полуслове, - не хочу есть. я в душ и спать, - хочется, чтобы этот день скорее прошел и наступил новый. еще одна попытка стереть всё плохое из памяти. а если меня завтра ещё и оливер наберет, будет совсем чудесно.

+1

4

Он смотрел в любимые карие глаза. Он пытался рассмотреть в них хоть каплю того тепла, что было в них несколько недель назад. Увидеть тот огонь, который пылал, когда Трой на сцене делал ему предложение, говоря, что вспомнил. Он искал отголоски и того блеска, когда впервые признался Трою в своей любви. Он всматривался в радужку таких любимых и знакомых глаз, но видел там холодность и пустоту. Такую же, как летом, когда Трой не помнил ничего. Только сейчас эта пустота ранила куда сильнее - Трой все помнит. Трой помнит каждую минуту их любви, Трой помнит и тот пиздец, когда он пришел забрать мужа, которого обдолбали. Трой помнит, и от этого его пустой, холодный взор воспринимается куда больнее, чем в дни, когда этот мужчина не помнил своих чувств. Может, это был знак? Нужно было поддаться тому провидению? Трой тогда получил свой шанс начать жизнь заново, не переживая о боли другого человека, начать свой пусть заново, словно и не было той любви, которая способна преодолеть все? Но нет. Нет. Судьба пожелала, чтобы он вспомнил, чтобы в итоге они стали друг другу мужьями. Их путь тернист, но никак иначе не достичь звезд, правда? Каспер надеялся, что он прав. Пускай сейчас тернии приносят столько боли, что хочется прекратить дышать - будто если умереть, тебе правда может стать лучше. Но он знал - их любовь действительно способна преодолеть все. Нужно дать ей время залечить те раны, что были нанесены. Каспер ненавидел себя за ту боль, что испытывал Трой, но сейчас он отчаянно нуждался в капле тепла мужа. И не получал его. Кот терся в ногах, а Трой направлялся в душ. От него пахло чужим одеколоном, но Кинг даже слова не сказал - в конце концов, иногда от Троя пахло и женскими духами, когда он лично поправлял позу для тех, кого фотографировал. Но впервые для Каса этот запах был щелчком по носу, от которого захотелось застонать. И с чего бы это?

Каспер ощущает себя побитым щенком, который пытается приластиться к хозяину, но тот не слышит, отталкивает ногами и просит плешивого ублюдка не приближаться к нему. Это неприятно, это невыносимо, но Каспер лишь стискивает зубы, понимая, что Трой злиться. Сколько ещё ты будешь злиться, любимый? Как долго ты будешь отталкивать, обвиняя мужа в том, что случилось? Как долго ты будешь хладнокровно отворачиваться на другой бок и молчать, когда Кас шепчет в твою спину "люблю тебя"? Как долго? Сколько ещё терпеть, скажи? Каспер начинает сдаваться. Он уже ощущает невозможность и дальше жить, сражаясь с демонами, он настолько сильно нуждается в тепле, что готов скулить, моля о порции, но он молчит, смотря, как Трой уходит в сторону душа. Молчит, что на самом деле старался, когда готовил это тупое ризотто и молчит о том, о чем хочется кричать. Да, он повинен в том, что не поехал домой, но не повинен в том, что отрубился сразу, как только наркотик начал действовать. И он просто хотел бы спросить у ебаной вселенной, когда станет не так больно. Когда он сможет ощутить объятия мужа, а не порцию ледяных осколков, вонзающихся в самое сердце. Трой уже покинул коридор, оставив мужа с льдом и болью пустоты, а Сатана, потеревшись о рабочую сумку с фотоаппаратом, впервые зашипел. Кас удивленно уставился на кота, взял его на руки и погладил, -что, тебе тоже не нравится этот запах? Понимаю.. Он опустил кота на пол и направился к душу. Что он хотел сделать? Зайти, обнять мужа, поцеловать и заставить его забыть о том, что они в полном дерьме? Или зайти и сказать, что он просто не в состоянии и дальше жить в этом молчаливом океане обид? Каспер взялся за ручку двери, слушая, как течет вода. Он простоял так несколько минут, прежде чем сделать свой выбор. Он не выдержит, если сейчас услышит от мужа "отвали". Он не выдержит, если услышит от мужа "я не хочу тебя". Кас понимает, что именно это сейчас и последует. Он стискивает зубы, жмурится, по щекам скатывается пара слезинок и Кинг сваливает от душа так быстро, как только может - услышал, что вода перестала течь. Он сваливает на улицу, где выкуривает пару сигарет, прежде чем вернуться в дом, кашляя от холодного ветра. Ему плевать, даже если он заболеет. Плевать, даже если сдохнет от курения. Ему невыносимо в ебаном мире, где Трой холоден к нему.

Каспер заходит в спальню и ложится на свою половину кровати, слегка кашляя, укрываясь одеялом, -послезавтра музыкальная церемония от местной радиостанции. Мне там ничерта не светит, думаю, но явиться просили, и приглашения два. Ты поедешь со мной? Да, он понимает, что вероятно ответ будет "нет", но не может не спросить. А еще не может не надеется, что Трой согласится пойти с мужем. Такие мероприятия все приглашенные посещают со своей парой, да и Каспер хотел бы видеть Троя рядом. Но хотел ли его супруг играть на публику? Каспер мотает головой и падает на подушку, смотря на потолок в спальне, которую он так тщательно выбирал, когда занимался покупкой дома. И к чему это все пришло? Кас так хотел орать, но лишь молча пялился в потолок. Он хотел бы заставить Троя орать на своего мужа - пусть выскажет все, что в нем кипит, пусть ударит, пусть выплеснет это, но не будет молча смотреть и думать, что Кас посмел бы ему изменить. Кингу больно от мысли, что его муж правда думает, что Кас мог это допустить. -Я знаю, тебя такие места не вдохновляют, но я был бы рад тебя там видеть. Он понимает, как это звучит и чертыхается. С каких пор они говорят так, словно снова успели пережить расставание? Это все напоминало их осторожные шаги после кошмара с изнасилованием. Ебаные флешбеки, -черт, я не хочу искать причин и поводов, я просто хочу, чтобы мой муж был со мной, Трой. Возможно, ты услышишь там то, что тебе необходимо. Каспер вздыхает. Он не думает, что станет петь песню, которую писал, но он знает, что нужно сделать хоть что-то. Он так хочет достучаться до своего мужа, хоть какой-то отмычкой приоткрыть сердце, которое тот сейчас прячет. Они пережили столько дерьма, они старались друг друга забыть год назад, и вот они снова стараются пережить боль. Каспер отдал бы все, чтобы Трой не испытывал эти муки. Но сейчас не мог даже обнять супруга, не получая отказа в порции тепла. Кинг поджимает ноги, скручивается калачиком, как ребенок и смотрит на силуэт мужа в темноте. Он даже не знает, спит Трой или слушает его, он просто устало смотрит на фигуру, которую так сильно хочется обнять. Это расстояние, когда вы близко просто изводит. -Я люблю тебя. Доброй ночи. Шепчет, как и несколько ночей подряд. Не знает, слышит его муж или нет. Не знает, получит ли он хоть какой-то ответ, закрывает глаза и просит лишь об одном - чтобы его Трой вернулся к нему и они вместе пережили то, что их убивает.

Давай справимся с этим, Трой. И вернемся друг к другу.

+1

5

я быстрым шагом прошёл внутрь дома и шмыгнул в ванную. хотелось снова побыть одному, ведь мне ещё спать с касом в одной постели. надеюсь, что я усну быстро. надеюсь, кас не будет лезть ко мне со всякими глупостями и мне не придётся строить вид, что я вижу десятый сон. каждый раз от этого мне самому становится тошно. я понимаю, что у меня нет поводов так относится к нему, что то, что произошло, вышло случайно, но память моя, как назло, стоит мне остыть от этого происшествия, вновь показывает мне это всё в самых сочных подробностях. моя ревность и мой гнев, моя злоба просыпается и я снова отталкиваю мужа подальше от себя. всё стало настолько плохо, что я начал отказывать ему в том, в чём никогда отказать не мог. просто не хочу. я знаю, что в процессе буду вспоминать как ему минетят, и всё желание мгновенно пропадёт.
может, мне просто надо отвлечься.

я смываю с себя запах дневной усталости и резкого одеколона оливера. сколько же он им душится, что прилип ко мне с расстояния вытянутой руки? мне хотелось как можно скорее нажать где-то внутри себя кнопку перезагрузки и сбросить сегодняшний день с плеч. завтра очередной выходной, а это значит, что мне снова надо думать чем занять себя, лишь бы избежать очередного нытья каспера. душ, как на беду. вместо усыпления наоборот взбодрил меня. чёрт возьми, это значит, что разговоров не избежать. осталось только мириться с этим.

вынырнув из ванной, я прошёл в спальню и, не вытираясь, не натягивая на себя нижнее белье, мокрым падаю на свою сторону кровати, пропитывая простынь влагой. влом вытираться, тем более, скорее всего, так каспер не захочет обнимать меня среди ночи и прижиматься ко мне - никто не любит сырое бельё. наверное. каспер заходит в комнату, которую мгновенно одаривает вонью своих ментоловых сигарет, но к их запаху я уже привык. он затирает мне об очередной скучной церемонии, которых мне уже хватило по горло, но я даже слышать о них ничего не хочу, - и чего ради тебе туда переться, если ты ничего не получишь? хочешь пообщаться с людьми? м все помним чем это в прошлый раз закончилось. а может, фотографий красивых, да? - как фотографу мне даже обидно. отношения отношениями, но разве я не сделал бы из своего мужа конфетку? - не думал, что ты и как фотографу мне решишь изменять, - бубню я, и сказанное каспером в ответ заставило меня удивиться до глубины души. охуеть, другими словами, - это сейчас прозвучало так, словно тебе отказали все, кто мог, и я твой оставшийся запасный вариант. как-то обидно. будет рад меня видеть, теперь это так называется, ясно, - но кас продолжает давить свою линию. его голос за эти несколько минут начал меня раздражать. я хотел держать себя в руках, но не смог справится с тем, что волной обиды накрыло меня с головой, - что услышу? очередную песню? очередное "я тебя люблю"? я наслушался уже, по самые яйца. а показушничать перед прессой и твоими драгоценными фанатами... мне это не надо. никогда не было нужно. не думал, что ты однажды станешь вот таким, как все остальные звёздные воображалы, которые думают, что сказав какую-нибудь хуйню на публике, можно решить все проблемы.

повисло тяжелое молчание. я закрыл глаза, надеясь, что каспер сдастся первым в этом неравном бою. удивительно, но он действительно решил сделать первый шаг и разорвать паузу.
он пожелал спокойной ночи.
я ничего ему не ответил, снова притворившись, что вымотался так, что уснул за несколько минут. даже сделал вид, что посапываю. но, если честно, хватило меня правда совсем на чуть чуть. тело послушалось моего мысленного приказа и расслабилось под давлением сна. наконец я смогу несколько часов почувствовать себя потрясающе спокойно. жаль, что они ощущаются всего лишь как несколько мгновений.

Отредактировано Troy King (2021-05-08 15:28:12)

+1

6

Хватит с меня.
Так обычно говорят люди, терпение и силы которых попросту подошли к концу? Так говорят люди, которые просто не в состоянии жить дальше в тех условиях, которые им создал мир. Так говорят люди, которые сдаются, садятся на пол, закрывают свою голову руками, жмурятся от боли и хотят только одного - перестать чувствовать. Перестать испытывать что угодно. Когда уже не можешь чувствовать боль и пустоту, а в жалкий шанс, что ты испытаешь в итоге хоть каплю счастья ты больше не веришь. Тебе говорят "потерпи, завтра станет лучше", а ты лишь мотаешь головой, потому что никакого "завтра" не будет. Всегда остается лишь ужасное "сегодня", отвратительное "сейчас", в которое ты готов умереть, лишь бы не чувствовать боль.
Боль. Она уничтожает, вы знали?

Каспер испытывал невероятную боль, когда 11 сентября выходил на сцену в Балтиморе. До того, как сделать эти шаги, он сидел в гримёрке на полу, закрывал голову руками и повторял как мантру - еще один рывок. Один рывок и ты поставишь точку. Один шаг, прощание и ты принимаешь условия жизни. Он уже просматривал ветеринарные клиники Флоренса в тот день, он не просто помышлял сдаться, он сдавался. Сдавался и оставлял мечту, которой жил, потому что после появление в его жизни Троя Саммера все стало совершенно иным. Он не видел смысла продолжать развиваться, ведь на тот момент он лишился того, кто верил. Верил безоговорочно и считал, что Кас сможет. В тот момент он лишился своей души, оставив её в квартире парня, который его прогнал. Тогда он испытывал боль, которая его убивала. Которая ставила на нем крест и которая превращала некогда сильного юношу в слабака, который не справлялся с происходящим. В тот день он выходил на сцену, чтобы попрощаться и поставить точку. Чтобы оставить мечту, к которой шел там же, где его оставил любимый мужчина, не сумевший вспомнить. В Филадельфии, такой притягательной и такой отталкивающей одновременно. Каспер Кинг выходил на сцену, чтобы сказать "прощай", но кто же знал, что этот выход обернется новым "привет"?

А сейчас он хотел бы ничего не чувствовать. Эта боль уже не первую неделю проедает его душу, изводит, уничтожает, превращает в пустое место. Даже его глаза, некогда горевшие, сейчас напоминали серое пасмурное небо, в котором больше никогда не будет силы и света. Каспер старался. Он правда старался, боролся, скрипел зубами и повторял "Трою тоже больно. Трою больнее. Трою тяжелее". Он задвигал своё "больно" и "тяжело" так далеко в глубь, что сейчас, когда Трой перед сном обвинил его в "измене фотографу", Кинг просто кончился. Он не спал всю ночь, пытался заснуть, ворочался, но у него ничего не получалось. И он встретил рассвет на веранде, выкуривая далеко не первую сигарету, смотря перед собой совершенно пустым взглядом. И он понимает, что провел здесь не один час, когда солнце начало слепить его глаза.

С меня хватит.
Он прикрывает глаза, делает глубокий вдох и возвращается в дом. Он готовит завтрак, понимая, что Трой скоро проснется. Он молчит и не произносит ни слова, когда к нему подходит Сатана - просто накладывает ему еду в миску. И, что куда важнее, он молчит, когда в кухню спускается Трой. Каспер лишь кивает ему и сваливает из помещения в гостиную. Он не говорит ни слова, забивая болт на собственные эмоции. Он устал и больше не может. Он не может повторять Трою "я люблю тебя" и слышать тишину в ответ. Он не может говорить "я не изменял тебе", потому что это не приводит ни к чему. Он устал быть щенком, который пытается, снова и снова подходит к своему хозяину, скуля, опуская голову, он устал тереться о ноги Троя и получать очередной толчок прочь. Трою больно? Да, больно. Но и Касперу больно. Касперу тяжело. Почему в этом доме он должен забивать на свои чувства? Ему нужен муж, нужна его поддержка, но Трой зол и расстроен, не может ему её дать. А Каспер исчерпал самого себя и не может поддерживать попытки спастись. Он тонет. И, наверное, сейчас он не против утонуть с концами. Он не врубает телек, не берет книг с полки, но достает телефон и набирает номер Элиота. Пара гудков и на том конце слышит знакомый голос, -я не приду. Пара мгновений молчания, он слушает убеждения менеджера и перебивает его резким, уверенным голосом, -мне насрать, ясно? Элиот затыкается от шока, -мне этого не нужно. Знаешь, наверное, мне всего этого не нужно. Я хотел поставить ебаную точку, но вместо этого дал этому дерьму второй шанс. И знаешь где я оказался? Мне похуй, Элиот, можешь не начинать мне рассказывать о том, что есть люди, которые ждут. Мне похуй. Похуй, даже если там будет английская королева. Знаешь, мне настолько похуй, что на следующем интервью я объявлю о своем уходе. Всё это куда менее важно, чем мой муж и семья. Или знаешь, объяви сам, мне даже мотаться в студию не хочется!! Он сбрасывает звонок и швыряет телефон в диван. Он выплеснул столько сил, столько эмоций, что сейчас в нем не осталось ни капли сил. По его щекам текли слёзы. Слёзы, которые у него не получалось остановить. Он устал, он больше так не может. Он понимал, что сделает это - к черту музыку, к черту собственную мечту. Его попытки дотянуться до мечты слишком дорого стоят его любимому и ему самому. Каспер желает поставить точку в этих распрях. Он готов отказаться от части себя. И сделает это, как бы это не выглядит. В его поступке нет эпатажа, лишь боль, усталость и полная потерянность пса, которого слишком долго били. Зачем ему его собственное "я", если это мешает жить?

Каспер медлит. Его трясет, он вытирает слёзы со своих щек. Да, он готов отказаться от всего, потому что для него важнее любовь и семья, которую они с Троем создали. Ему настолько больно, что он не контролирует следующий свой поступок. Берет тетрадь, в которую делал записи, выходит в кухню и швыряет на дальнюю полку, к книгам с совершенно бесполезными рецептами. Его мать решила, что эти книги - отличный подарок. Теперь его мечте место там же. К черту. Пусть все горит. Он не может больше выбирать, не может тянуться к желаемому и терять Троя. Если весь мир говорит ему о том, что цена его любви - его карьера, он заплатит эту цену. Кас умывается, все еще не смотря на мужа. Он не хочет, чтобы Трой видел его слез, хоть и понимает, муж не мог не заметить его красные глаза и мокрые дорожки на щеках. Он сломался. Каспер Кинг сломался и не видел больше цели в своей жизни. Он так хотел сраной капли тепла, он так нуждался в простых объятиях мужа и его словах, кто Трой прощает, что все наладится, но получал лишь молчание или удары хлыстом. Он сломался. Волосы упали на лицо, он намочил их водой, поэтому, когда выключил кран, выглядел так, словно попал под дождь. Но ему было плевать, как он выглядит. Это не играло никакой роли, если подумать. Кинг внимательно смотрит на мужа, прежде чем открыть свой рот, -я устал повторять, что никогда в сраной жизни не стал бы тебе изменять, Трой. Что никогда не принял бы наркотики по своей воле и ни за что не причинил бы тебе боль. И ты, блять, это прекрасно знаешь. Ты знаешь, потому что мы прошли через все. Даже через твою кому, Кинг, даже через потерю памяти, когда я был для тебя чужим человеком. Через Алексис, свадьбу на концерте и ужас принятия собственной сути. Каспер выдохнул, ощущая чертов ком в горле. Откуда в нем такая слабость? Каспер подходит к Трою, его потрясывает от переизбытка собственных эмоций, которые горят. -Я не знаю, что мне сделать, чтобы хотя бы получить блядкую надежду, что ты ко мне прикоснешься! Это он сказал зря. А еще он поймал мужа за плечи и поцеловал. Так, как не целовал никогда. Вкладывая в поцелуй весь страх потерять мужа, любовь к нему и немой вопрос - "что мне сделать, чтобы ты вспомнил, кто я?" Этот вопрос он не задавал даже когда Трой не помнил ничего. Но поцелуй прервался с тихим вздохом Каспера и его шагом назад. Он помотал головой, посмотрел за окно и сглотнул подступающую истерику. Он ощущал, как о его ноги трется кот, но не реагировал. Хотелось сказать "я принял пиздец, когда ты сказал, что помолвлен с Алексис. Даже зная, что она пыталась тебе отсосать. Почему же сейчас ты максимально отталкиваешь, Трой?" но слова остались в глотке, так и не озвученные музыкантом. -Нужно в магазин. Мы едем вместе, или ты будешь занят другим? Попытка перевести тему. Да, за рулем лишь Трой, Каспер так и не успел взять даже пару уроков по вождению, но, если его муж откажется от поездки за продуктами и прочим дерьмом, Кас просто вызовет такси. Он не знает, что ему сделать, чтобы муж услышал. Встать на парапет и спрыгнуть вниз? Набить на члене его имя? Он не хочет выебываться. И его слова об отказе от музыки - не эмоциональное привлечение внимания. Он готов оплатить эту цену.

Он готов оставаться простым парнем из Сакраменто. Вряд ли его перестанут узнавать на улицах, но этот пиздец сойдет на "нет" рано или поздно. Станет той звездой - однодневкой, которая сгорает и оставляет после себя лишь воспоминания у пары фанатов. Сейчас Каспер понимает яснее всего простую и такую одновременно сложную вещь - его карьера совершенно бесполезна и, даже, вредна для его любви.

  Выбор сделан. Что будет дальше?

+1

7

сон и вправду длился для меня всего секунду. я проснулся дико уставшим, словно всю ночь пахал в шахте с парнями, будто таскал мешки со всяким тяжелым дерьмом на верхние этажи. спина и плечи болели. стоило мне потянуться на кровати, как мои суставы звонко хрустнули и я поморщился от неприятной боли, которую ощутил. чёрт возьми, мне всего тридцать с небольшим, а я уже разваливаюсь. жалкое зрелище. я слышал, что кас гремел посудой на кухне, хотя, наверняка, он хотел приготовить завтрак не мешая мне спать. не знаю что это было, но пахло вкусно. живот заворчал, я ведь вчера так и не поужинал. мы вчера провели очередной вечер во льдах, я начинаю плавно вспоминать это, пока мозг загружается. я справил нужду и помчался на притягательный аромат завтрака, который щекотал мои ноздри. приятно. что-что, а каспер знает толк в кулинарии. конечно, без него я не пропаду, но свою язву желудка точно заработаю.

мы не поздоровались, лишь коротко кивнули друг другу. не понятно кому сильней было неприятно находиться рядом друг с другом, но каспер свалил первым, причём так быстро, что я даже успел возмутится. как так? я старался не отвлекаться больше по этому поводу и ковырял ложкой овсянку с ягодами, пока не услышал бубнёж за стенкой. из какой это комнаты? очередные секреты? моё любопытство всегда не давало мне покоя, что же теперь? может, он всё таки завёл себе любовницу? к чему тогда ныкаться и прятаться? я встал на цыпочки и решил подслушать. глухо, но я мог уловить суть возмущённых слов мужа. нет, тут дело не в любовницах. он решил бросить всё. я поджал губы. не будучи готовым к таким новостям. да, сейчас он на эмоциях, но он сильно пожалеет об этом, как и жалел когда-то трой. зачем ему идти по такой дорожке? быть несчастным всю оставшуюся жизнь и ради чего? ради того, что ему не нужно. какая ещё семья? мы в браке, но семьёй нас трудно назвать. особенно сейчас. я не стал все подслушивать до самого конца, я вернулся к завтраку и решил его доесть, чтобы не выдать своего длинного от любопытства носа. однако, каша застряла у меня в глотке и никак не хотела лезть в меня. почему-то я снова чувствую себя виноватым. теперь уже от того, что каспер жертвует своими желаниями во имя.. во имя чего?

кас прошёл через кухню. я на миг разглядел его зарёванное лицо. теперь есть точно не хотелось. я скинул остатки каши в кастрюлю, вымывая тарелку. нужно показать, что я ничего не заметил. ему так будет намного лучше. ничего не было. он просто хочет покончить с самым лучшим, что было в его жизни. когда муж вернулся. я чувствовал на себе его долгий пристальный взгляд. что он хочет сделать? ударить меня? убить? нет, снова затрагивать мою "любимую" тему, - господи, у тебя есть вообще другие темы для разговора?! - я швырнул тарелку в раковину так, что, кажется, она раскололась, ударившись от нож, - сколько можно?! тебе нравится когда я из себя вывожу? - я стиснул зубы во рту. он начал затирать за все мои косяки и я отвернулся от него. да, и я не святой, и я творил хуйню, но тогда я думал, что у нас уже всё кончено, - не сравнивай. это другое, блять, совсем другое! - ну не совсем. но всё равно разница большая. но тот прекращает распинаться и целует меня. к моему ужасу, я, кажется, совсем ничего не почувствовал. даже не ответил.

он хочет, чтобы я прикасался к нему, но мне отвратительно это. он отстранился раньше, чем я оттолкнул его. наверное почувствовал, что я не отвечаю на поцелуй, - и вот ради этого ты готов бросить всё то, к чему ты стремился? хочешь жить со мной как псина в нищете и жалеть всю оставшуюся жизнь, что бросит сцену, обвиняя меня в своих неудачах? - я не мог уяснить его мотивов, - это же я тебе жизнь отравляю, да. вот так вот плохо поступаю с тобой. а ты как со мной поступил?! - я тоже сделал несколько шагов назад, - припомнил все мои грехи, а тебе твои припомнить? ты поставил точку в отношениях со мной, а потом под синькой меня изнасиловал. я потерял с тобой самое дорогое, чего я хотел добиться. я потерял мать... я отца родного из-за тебя убил и похуй, что он был гнидой последней, тебе этого никогда не понять! но я не плачу, я не ною! у меня тоже были свои ёбанные мечты, которые я бросил из-за тебя. хочешь превратиться в меня? вперёд. только сопли вытри. или добейся того, во что вливал свои силы. в свою корону, в свой эпатаж. мне всё равно, - я не заметил, как от боли и ярости прокусил губу изнутри до крови. её металлически привкус лишь подлил мне масла в эмоциональный огонь, - всю жизнь я слышу только "молли" и "артур". теперь и "каспер". каспер, каспер, каспер! - это злило, я думал, что сейчас снова что-то сломаю, - а я вообще существую? почему никого не заботит чего я хочу? почему никто, блять, не видит чего я стою? почему больно сделал мне ты, а виноватым остаюсь снова я? почему я обязан прощать тебя за это? почему ценны только твои чувства? - я подошел к касперу вплотную и гневно прорычал, - а знаешь что самое обидно? в твоём уходе твоё ебаное сообщество снова обвинит меня. и они, конечно, будут правы. но если ты правда чего-то стоишь - докажи это, -  я толкнул его плечом проговорил ему в спину, - а не становись таким, как я.

какие в пизду покупки? сейчас мне уж точно не до еды, - иди нахуй со своим магазином, - я сейчас точно не в том состоянии, чтобы машину водить.

Отредактировано Troy King (2021-05-12 16:30:42)

+1

8

I am here with love my dear
We can let it go and start again

Ни-че-го. Вот, что стало ответом Касперу Кингу на его поцелуй. Смачное такое, болезненное, пустое и совершенно бессмысленное ничего. Пустота. Она отозвалась болью и кровавой раной в груди, она эхом пронеслась по всему телу, проверила каждый закоулок души Каспера, будто провела анализ - стало ли больно каждой его частице, когда он понял, что ответом на его касание стала пустота. Не последовало удара, ни последовало слов, не было ничего, лишь боль, которая сковала тело и не позволила Кингу сделать даже сраный вздох, ощутить хоть капельку неги, частицу мужа. Ответом ему стала тишина. И это убило Каспера одним прицельным выстрелом в висок. Трой клялся на свадьбе, что не оставит его, но сейчас не ответил на поцелуй. Он винит его в том, что Каспер посмел ему изменить, но тот не изменял. Тот виноват перед ним за то, что остался с людьми, которых хотел бы счесть друзьями, но он никогда, черт дери этот блядский гребанный мир, не станет тем, кто изменяет. Он не предавал любимого, он всегда ставил его превыше всего, но сейчас он получает удар хлыстом снова и снова в своих попытках вернуть мужа. Кажется, попытки напоминают жалкое пищание заморыша - кота, которого вышвырнули на улицу и пообещали, что удушат, если он приблизится к дому. Как же правда хотелось, чтобы та наркота его убила. Эта слабость пришла из пустоты и осталась в душе Каспера, когда он отстранился от Троя. Когда он смотрел в карие глаза и не видел в них былого чувства. Лишь боль, злость и обиду. Хотелось взвыть, как раненному псу, но Каспер сцепил зубы, не позволяя себе выдавать свои эмоции. Их и так слишком много в кухне. Трой взорвался, он орал. Он наносил свои удары, он делал больно. Каспер понимал, что это от обиды, от собственной боли, но его сердце превращалось в кашу из ран, которыми оно калечилось снова и снова. Ведь Трой говорил громкие слова, которые не могут остаться где-то снаружи. Они врывались в душу, разрывали её на части и, напоследок, отрывали от сердца музыканта очередной кусок. Трой винил. Обвинял. Говорил о том, что сам отдал все из-за Каса, ради Каса. Потерял мать, отца, семью, потому что выбрал своего брата-бастарда. Может, ему правда следовало оставаться во Флоренсе? Глупый, наивный мальчишка, который сбежал, веря, что станет кем-то. Веря, что его счастье не в стенах родного дома. Он верил, что его счастье в солнечной Филадельфии, а встретив Троя он понял, почему его так туда тянуло. И что же теперь?

  Боль.

Каспер хотел сдержаться. Изо всех сил он старался молчать, лишь дышал, приоткрыв свои губы. Каждый ебаный вздох приносил ему лишь боль. Она становилась все сильнее, она ранила все глубже, кажется, она разрушала кости и ломала их, дробила. Как же больно. Больно от каждого слова, произнесенного мужем. Больно от каждого звука, который разносится по кухне. Больно. Он заслуживает эту боль? Он правда заслуживает это? Он не достаточно наказан за свою жалкую мечту найти знакомых в Сакраменто? Глупый идиот. Он недостаточно наказан за то, что не знал наркотик и отключился сразу, как дрянь попала ему в кровь? Недостаточно убит за то, что причинил боль мужу?

    Нет, видимо, недостаточно.

Поток гнева Троя закончился. Каспер стоял и смотрел перед собой, старался не сорваться и не сказать то, что вертелось на языке. Он никогда не ставил точку в отношениях с Троем. Он не желал ставить даже многоточия, когда уезжал в Лос-Анджелес на запись альбома, он надеялся, что там стоит запятая. Да, он поступил, как последняя скотина, когда вернулся и позволил себе сорваться, увидев поцелуй любимого с той, которую он вынужден был звать невестой. Да, он грешен. А кто нет? Каспер Кинг прикусывает губу, стоит посреди кухни и старается сдержаться, но голос супруга, говорящего ему пойти нахуй с магазинами, словно добивает и без того подбитого парня. Они клялись. Оба. Что не оставят друг друга, какое бы дерьмо ни случилось, и что же теперь? Слишком много дерьма? Слишком мало сил? Кас не знал ответа. Но..

Every time I lose a fight
And I'm dying to be right
I just paint it black..

Резкий вздох, как попытка остановиться. Провальная, разумеется. -Меня заботит то, что хочешь ты. Меня, блять, заботит то, что ты чувствуешь. Меня, ебаны в рот, заботишь ты. Каждую чертову минуту моего существования, Трой. Хочешь знать, наскоько мне важно, что подумают фанаты - мне похуй. Жалкие фанаты, которые сменят идола через неделю. Думаешь, я настолько дорожу их мнением? Нет, любимый, ни на каплю. Я всегда, блять, выбираю тебя. И выбирал. Хочешь знать, почему я откажусь от сцены? Хочешь знать, почему я готов стать ветеринаром, который будет зарабатывать, спасая зверей? Каспер оборачивается и теперь смотрит на мужа, впиваясь взглядом в его глаза, -я делаю это ради тебя. Ради нас. Я не делаю тебя причиной отказаться, я делаю свой личный выбор. Зачем мне сцена, если она лишает меня единственно важного? Если я должен выбрать, сцена или мой муж, я никогда не выберу сцену. Она никогда не станет значимей тебя и твоих эмоций, Трой. Смирись с этим, наконец. Я никогда не поставлю сцену, планету, собственную жизнь, да что угодно ещё выше, чем тебя. Он говорит спокойно, но уверенно. Его взгляд устремлен в глаза Троя. Он никогда не станет винить мужа за свой выбор. Он делает его осознанно. Он готов сделать этот шаг. Если весь ебаный мир говорит, что ему нужно сделать выбор, Кас его делает. Он выбирает мужа, как выбирал всегда. Он знает, кто и что ему нужно. Он уверен в своих поступках. И сейчас он показывает, насколько. -Единственное, что мне требуется, - быть достойным тебя, ясно? Он начинает злиться. Показать, чего он достоин? Он убил годы в клубе, потому что верил, что достоин большего. Что достоин сцены. Что имеет право думать, будто действительно может стать кем-то. И что в итоге? Нет, он устал. С него хватит. Он делает свой выбор и он не намерен выбирать больше. Раз и навсегда он выбирает Троя Саммера-Кинга. И никогда не станет винить того за этот выбор.

Он все ещё тяжело дышит, ему сложно. Сложно, ведь Трой произносил громкие слова. Ему "все равно", он считает, что Каспер лишил его матери. Он считает, будто он в тени собственного мужа? Пусть все меняется. Каспер уйдет в тень. Станет простым ветеринаром, тогда как имя его супруга будет сверкать на обложках глянца. Тогда как его муж будет приглашен на массу мероприятий и Кас будет лишь сопровождающей парой. Кас даст ему все, но не собирается жить с мыслью, что его муж считает себя тенью. Нет, только не так. Неужели свет софитов настолько ужасен в итоге? Кинг не хотел стать одной из звезд, которая выбрала свет прожекторов. Он не станет таким, никогда. Все это - не его. Он желал петь, играть свою музыку, желал показать миру, чего он достоин и на что способен. Мир намекает, что ему стоит приземлиться в своих заоблачных мечтах? Каспер приземлиться.

Your heart bleeds through me.

-Я люблю тебя, Трой. Я не знаю, сколько раз я ещё повторю эту фразу, прежде чем получу надежду услышать от тебя ответ, но, черт дери все в этом мире, я тебя люблю. И ставлю тебя превыше всего. Думаешь, мне нужна сцена, софиты, автографы, черт знает что еще, если все это смеет отбирать у меня тебя? Нет. Ничто в этой жизни не стоит даже шанса потерять тебя. Ни раньше, ни сейчас, никогда в будущем. Ты всегда будешь на первом месте. Извини, если тебе кажется, что это не так, если я допустил, чтобы в твои мысли закралась тень мысли, будто что-то станет значимей. Прости, если хоть на час ты посчитал, что я буду винить тебя в своих решениях. Каспер покачал головой, -никогда и ничто не станет важнее твоих чувств, Трой. Он устало опустился на стул и запустил пальцы в свои волосы. Кажется, он израсходовал последние крупицы своих сил. Просто остался пустой оболочкой себя, душа которой кровоточила изнутри и заполняла пустоты кровью и болью. Разве он похож на того Каспера, который со смелостью и силой смотрел вперед? Нет, не похож. Он не похож на себя, и уже две недели он все больше превращается в свою тень - недосып, почти не ест, он даже забывает о том, что это необходимо его телу. Даже в этом он думает о Трое - заботиться о том, чтобы тот не остался без ужина и вкусного завтрака. Трой всегда на первом месте. Даже если дело касается выбора блюда на обед. Как мне доказать тебе, Трой, что ты причина моего счастья и мои стремления в тебе, если ты убежден, что я стану винить тебя в своем выборе и считаешь, будто я мог бы изменить тебе? Что мне сделать, чтобы эта стена льда пала? Что мне сделать, скажи. Я не могу больше. Прости, я больше просто не могу. Врезаться в стену и видеть твой пустой взгляд, не ощущать ни грамма тепла и ждать, когда ты оттаешь. Скажи, ты оттаешь? Скажи, ты сможешь смотреть на меня без презрения и пустоты? Господи, да лучше убей, чем заставляй меня быть в неведении, что творится в твоем сознании. Каспер поднимает голову и смотрит на мужа. Когда я сломаюсь окончательно? Я не могу этого допустить. Нет, не в битву за тебя. Я справлюсь. Я дождусь. Я буду играть по твоим правилам, но, молю, дай мне хоть намек на то, что однажды ты станешь теплым.

Боль не может быть вечной, правда?

+1

9

каспер глупый. вот всё, что я понял. да, я сам не шибку умный, но неужели человек, который варится в шоу-бизнесе, не понимает как всё устроено? кто бы ни был причиной его ухода, все стрелки укажут то самое, что раздражает фанатов больше всего - их раздражаю я. раздражал с самого моего появления на сцене, прервав его концерт.
я понимаю почему.
для них я позёр, похититель сердца любимого певца, клоун, кто угодно, но не человек, который был с каспером ещё на самых низинах, когда я был куда популярней, чем он. они думают, что я вылез из неоткуда, даже не подозревая из какой я влиятельной семьи. все знали моего отца, но никак не меня. кто тай трой саммер? для них - никто. а кто трой кинг? помеха.

мне не страшно, я знал на что шёл, когда решился быть с ним. но такое давление меня раскалывает, кас вроде хочет как лучше, но получается всё как всегда. он думает, что сменив сферу деятельности все проблемы исправятся. это ни к чему не приведёт, лишь усугубит ситуацию, - то есть ты не понимаешь, что твой уход  накроет нас обоих катастрофической волной негатива из вне? что все обвинят меня в твоём уходе? ты хоть видишь как они ко мне относятся, что пишут и что говорят? - разговоры с мужем упирались в невидимую стену. мы слышали друг друга, но не понимали ни слова. голова от всего этого жутко болит, невозможно, мучительно. и так почти каждый чёртов день в этом доме, который стал мне настоящим адом за несколько недель, - ты не видишь и слушаешь. ты не понимаешь то, о чём я тебе твержу. у тебя была мечта, и ты к ней стремился, а я... - было больно говорить. на самом деле все  мои мечты такие приземлённые, что нельзя из считать мечтами. скорее прихоти, импульсивные желания, - мне даже мечтать не о чем. я завидую тебе, - я хотел колесить по миру и жить свободной жизнью, спать с молодыми девушками и парнями, забывая на утро их лицо. и что в итоге? колесит по миру каспер, даже внимание всех остальных привлекает только он. это не то, чтобы бесит меня, не то, чтобы задевает. я смирился с тем, что моя жизнь будет совсем не такая, какой я хотел её видеть. весь его мир и остальной тоже, крутится вокруг каспера кинга и с этим надо мириться, стиснув зубы. мне никогда ничего не добиться, потому что я никогда не знал чего хочу от жизни.
а кас знал, знал всегда.
вот почему так важно, чтобы он остался на этом пути не сходил с него.

- дебил, - пробубнил трой, плюхнувшись на кровать, - ты дебил, каспер, - чем дольше я ним, тем сильней мигрень давит мне на голову. ещё и телефон зазвонил. я раздражённо снимаю трубку и рявкаю, не скрывая своего невероятного раздражения, - алло! - а затем моё лицо расплывается в улыбке. я слышу вчерашний бархатистый голос оливера, он как спасительный круг от моих проблем. я даже не заметил, как каспер пялится на меня. впервые за несколько дней у меня настолько тёплая улыбка застыла на устах, - оливер, - он позвонил так вовремя, как никогда, - да, привет. как ты? что-то случилось? - ну, я думал, может мы сходим в спортбар днём? посмотрим матч, выпьем пива? - днём? не рано? - разве для пива нужно определённо время суток?

я смеюсь. смеюсь как школьник. неужели у меня наконец появился друг?

+1

10

давай начнем сначала.
давай сделаем вид, что последних недель не существовало.
давай ты коснешься меня в первый раз.
давай? милый, прошу. вот_прямо_сейчас.

Разговор, который заходит в сраный тупик. Они слышат друг друга, они оба хотят выйти из ситуации, в которой оказались, они оба хотят заснуть, а проснувшись, осознать, что это был лишь сон. Что у них все в порядке. Ну, этого определенно хотел Каспер, и он надеялся и верил, что его супруг  желает того же. Сколько может продолжаться это напряжение? Сколько боли готов испытать человек, прежде чем он сломается окончательно, прежде чем ему уже не нужно будет ничего? Ни спасать отношения, ни спасаться самому? Сколько ещё боли сможет вынести Каспер Кинг, прежде чем упадет на колени перед мужем и скажет, что больше он так жить не в состоянии. Сколько ещё часов он проведет, смотря в блокнот и не будучи в состоянии написать и пары строк для песни? Сколько минут отмеряют часы в гостиной, прежде чем Каспер сделает вздох без боли и сожаления о том, что ещё дышит? Сколько секунд потребуется, чтобы его муж посмотрел на него так, как раньше? Сколько? Каспер Кинг желал бы знать ответ на этот вопрос, но никакая всевышняя блядь не спешила обрадовать его ответами. Никто не сказал "Каспер, у тебя есть неделя, прежде чем боль превысит планку и ты сдашься, прежде чем ты закроешься, прежде чем ты вырвешь себе сердце собственными руками и никогда более не подпустишь к себе людей". Никто не сказал "потерпи ещё месяц и ты ощутишь его объятия. Вы справитесь, как справлялись всегда". Никто, блять, не говорил ничего. Это убивало. Убивало даже сильнее того, что говорил его муж. Неизвестность уничтожает, как бы ты не кричал, что силён и справишься с ней. Ты не справишься. Каспер уже не справлялся. И слова Троя не помогали, а усугубляли. Был ли свет в конце тунеля? Хуй его знает.

-Завидуешь? Это ранило только сильнее. Он серьёзно? Он на полном, мать его, серьезе, заявляет, что завидует? Кажется, сейчас мир рухнул снова. Каспер уже не был уверен, что сумеет выдержать очередной удар этой всратой вселенной, потому что сейчас испытал жуткую боль в сотых раз за неделю. Неужели Трой Кинг, человек, который был единственным его вдохновителем, ему завидует? Тот, кто стал причиной и мотивацией, кто вдохновлял, кто поддерживал на каждом этапе этого пути, сейчас заявляет, что завидует? Каспер чуть было не упал на колени, желая перестать испытывать ебаную боль. Он с трудом сдержался, чтобы оставаться в себе, но он не мог произнести и слова, когда в голове творилось бог знает что. Завидуешь? Мне?! Зная, что это все без тебя не было бы реально?! Зная, что без тебя это все мне не нужно? Завидуешь, когда я желаю разделить это с тобой?! Когда ты знаешь, как мне похуй на мнение фанаток, когда ты - мой смысл просыпаться по утрам и идти к мечте, вырывая зубами ее у мира?! Как ты.. Что с нами стало, Трой? Когда ты стал завидовать тому, что без тебя не стало бы правдой? Когда ты стоял рядом со мной на сцене и видел, что для меня значит это все только  когда ты рядом и держишь меня за руку?! пожалуйста, скажи, что это эмоции, что ты не завидуешь, Саммер, блять, хватит делать друг другу больно!

Но Трой не услышал мысленной мольбы Каспера. Ведь ему кто-то позвонил и Кинг решил не встревать в разговор - теоретически это мог быть заказчик. Каспер уже собирался направиться мыть посуду, прежде чем снова уткнуться в блокнот и не написать ни строчки, когда увидел то, что окончательно его добило. Улыбка на губах мужа, вызванная звонящим. В любой другой день Кас решил бы узнать, что за причина улыбки, но сейчас он даже рта своего не раскрыл. Оливер. Это имя ударило наотмашь. Какой-то блядский ублюдок заставил Троя улыбаться. Он был рад этому звонку. И это точно не был коллега с работы. Это был кто-то, с кем Трой познакомился недавно, иначе муж знал бы это имя. И этот кто-то заставил Троя улыбаться так, будто никакой проблемы не существовало. Этот Оливер стал последней каплей боли для Каспера в этом ебучем дне.

Каспер включает воду, чтобы заглушить смех мужа. Чтобы не слышать радость, во имя которой сам Кас готов был умереть. Во имя счастья Троя Каспер готов был отдать жизнь, себя, все, что угодно. Но Трой смеялся из-за какого-то Оливера. И Каспер мыл посуду, вышвыривая разбитые осколки в мусорку с такой яростью, что знатно порезал ладонь. Кровь полилась в раковину, но Каспер не обратил внимание на эту боль - что есть физическая боль, когда ты только что сдох внутри и просто хочешь выбраться? Выпустите. Он прикусил свою губу, пытался отмыть тарелки, но кровь заливала их снова и снова. Выругавшись, он достал аптечку и вылил перекись на рану. Та зашипела, открывая глубокий порез. Жаль, на гитаре он сыграть не сможет в ближайшие недели. Да и кому ему играть? Каспер истерично усмехнулся, замотал себе руку бинтом, который тут же пропитался кровью и вырубил воду. Мытье посуды откладывалось. Он не спешил отправиться писать стихи - он не напишет их. Он не напишет ничерта, пока его мир превращается в руины и пепел.

Пинок. Дверь на веранду распахивается и Кинг выходит на улицу, прикуривая свои ментоловые и выдыхая. Он садится на ступени. Он не хочет никого видеть, ни о чем разговаривать. Он хочет сдохнуть, как бы ужасно это не звучало.
  Сильные люди тоже ломаются. И сломавшись, они не хотят дышать.

-Каспер, я думаю, вам стоит заменить плитку на дорожке к дому. Кинг закатывает глаза, смотря на мать в телефоне. Они с Троем только что показали ей свой дом и теперь ждали вердикта. -Трой, скажите ему, столько трещин на плитке, это неправильно! Каспер смеется, целует мужа в щеку и качает головой, -я заменю, мам. Они заканчивают разговор и Каспер, убрав телефон в карман, утаскивает мужа в дом, наплевав на плитку перед ним. Он заменит. Но не сейчас. Им предстоит отдохнуть за просмотром фильма и попытками понять, удобен ли диван в гостиной не только для просмотра кино.

Каспер смотрел на эту плитку и злился. Сраная плитка. Сраный город. Гребанная слава, которую он не желает. Надо было отказаться от всего 11 сентября. Жениться и закончить с музыкой. Каспер сжимает руку в кулак и стонет - боль в ладони, наконец, достигает мозга. По его щеке скатывается слеза, но он не понимает её причины - боль в руке или душе?

Я не выдержу. Я. Не. Смогу. Он не знал, как вернуть все в норму. Как достучаться до мужа, как снова увидеть в его глазах тепло и страсть, а не холодность и отчуждение. Каспер разбился о скалы и скулил внутри себя, пока пепел с сигареты падал на поцарапанную плитку, так и не замененную вовремя парой.

0

11

казалось, что вся моя жизнь с каспером начла плавно распадаться на куски, она становится пеплом. и только время покажет, возродится ли из этого пепла феникс наших отношений и взаимопонимания. отчасти, это все моя вина, но стоит мне впитать в себя обиду и досаду, откинуть все свои ошибки, как я натыкаюсь на что-то, что напоминает мне каждый раз о том, что случилось. мы многое пережили, но почему именно эта ерунда выбила нас из колеи?
может потому
что я постоянно думаю, что, возможно, это был совсем не в первый раз?

а если кинг об этом даже не помнит?
это жутко пугает, но вместо поддержки я лишь скалю зубы и бью наотмашь. я срываюсь на мелочи, на такую бредятину. мне кажется, я совсем потерял не только мужа, но и сам себя, это ужасно. но и в моей ситуации есть спасительный круг. моим клином от печали и горечи стал оливер, с которым мы начали проводить практически все свободное время. уже несколько недель мы каждый день видимся и не устаем друг от друга. это действительно спасительная дружба, которая отвлекает меня от всего, что мучает мою голову отвратительными мыслями.

он интересный, забавный и добродушный. у него потрясающе милая семья, о которой может только мечтать прилежный семьянин. вот он, думал я, счастливый человек, и он делится этим теплом со всем, кто встречается на его пути. он теплый, он такой приятный, как аппетитный кусочек торта на празднике. конечно, касперу кажется, что его в нашей семье стало слишком много.  однако., только так я могу расслабится. оливер - мой личный громоотвод от неприятностей. утро, дни и все вечера я провожу со своим другом, то встречи, то онлайн-игры, но которые он меня подсадил. такие образом, даже некоторые мои ночи уходили только оливеру, а постель каспера оставалась пустой. лично они были не знакомы, но что-то о каспере я ему рассказывал.  сегодня же, я хотел наконец показать касперу, что мой друг не такой плохой, каким он ему кажется.
кас, конечно. будет все отрицать, но я то вижу, что каждый раз, когда я провожу время с оливером, его лицо кривится от омерзения. ревность? досада? даже не знаю что он испытывает.

но сегодня у нас дома ужин на троих. заставлять каспера готовить я е стал, так что просто заказл доставку. мой максимум - ягодный чай. его я точно приготовил сам. сегодня правда все будет хорошо, я уверен, - только делай лицо попроще, окей? - говорю я касу, выставляя чашки на стол, - ты не умрешь от того, что поешь с нами, - прозвучало... странно, я запнулся, - то есть... ну, что он тут, - я уже слышу стук в дверь, несусь в гостиную, открываю и слышу его звонкий смех. мы обнимаемся, я чувствую, что он использовал сладковатый одеколон. как мило, - привет, - он разжал объятья и с интересном разглядел гостиную, когда прошел внутрь, - красивый дом, сам выбирал? мебель такая... изысканная, - я привык к роскоши, видимо, на подсознательном уровне, - ты богатенький папин малыш? - вспомнив о недавних обстоятельствах, я дже замялся немного, - ну, что-то вроде того. идем? познакомлю тебя с каспером.

когда мы зашли на кухню, в комнате воцарилось странное молчание. я чувствовал неприятное напряжение в воздухе, - это... каспер кинг. наверняка ты где-нибудь точно о нем слышал, - я пожл плечами, и оливер протянул хозяину дом руку, - ты муж троя, да? приятно познакомится, я оливер граймс, - блестящая улыбка белоснежными зубами. он должен ему понравится. он же... почти такой же, как я!

Отредактировано Troy King (2021-06-01 19:28:34)

+1

12

Белый потолок. Люстра, которую они выбирали вместе. Тишина, которую выбирал не он. Каспер смотрит на этот ёбаный потолок и старается заставить себя пошевелиться - встать, выпить кофе, написать пару строк, которые снова будут ни о чем, полетят в мусорное ведро под злобный то ли рык, то ли стон. Кажется, он не шевелится уже несколько часов. В доме никого - кажется, Трой снова пошел на встречу со своим другом. А Каспер снова притворился спящим, чтобы не отвечать "нет" на предложение составить ему компанию, сделанное из вежливости. Зачем этот спектакль? Всем и так понятно, Каспер ревнует, Касперу больно, Каспер физически чувствует, как Трой ускользает. И ничего не может сделать. Все его попытки разбивались о скалы, которыми оградил себя его муж. Куда они катятся? К чему придут, когда ни один, ни второй не слышат друг друга? Элиот уже начинал ворчать - он ждал шедевр от вокалиста, а парень просто не выдавал ничего - даже намеков на песню. Менеджер предлагал посетить психолога, опасаясь, что Каспер просто превращается в овощ. Кинг отмахивался. Снова и снова отмахивался. Ради чего? Чтобы в итоге пялится в потолок, не имея и шанса написать что-то стоящее? Кажется, можно закончить карьеру музыканта. Без эпатажа, без причины в виде ссоры с Троем. А потому, что Каспер иссяк. Превратился в пустое место.

-Я не могу, ясно!? Я не могу написать ни одной сраной строчки, у меня нет вдохновения, озарения, я пуст! И можно я хотя бы в творчестве не буду слышать, что кому-то что-то должен?! Кинг швыряет телефон в сторону и сталкивается взглядом с мужем, который вернулся с работы. Да, они все еще не обсуждали решение Каспера покинуть индустрию музыки. Каспер все еще считал эту мысль правильной. Музыка принесла боль. То, что дарило счастье, обернулось потоком адских мук. К чему держаться за неё в таком случае? Тем вечером они не обсуждали срыв Каспера. Трой снова пошел в чертову игру, а Кас, вздохнув, ушел в небольшую комнату, которую оборудовали под студию. Он там и уснул, не написав ни слова. Он не понимал, почему нельзя позвать его играть вместе, почему нельзя представить этого сраного "друга", и это угнетало. Слишком сильно.

-Что, теперь у меня еще и ебало кривое? Да, Каспер злился на фразу "поешь с нами". Захотелось сказать "нет, знаешь, почивай своего друга сам, а я пошел, у меня, блять, дедлайн по объявлению своего ухода послезавтра, надо прихорошиться". Но Каспер проглотил эти слова. Последнее время он слишком много обиды глотал, это не приведет ни к чему хорошему, он понимал, но ничего не мог с собой поделать. Как итог - сцепленные зубы, глубокий вздох и надетая маска. Та, которая была на нем для всех, кроме Троя. Которую Трой не вызывал в нем никогда - даже сейчас. Ирония.

-Привет. Каспер отлипает от стенки, которую подпирал, будто она могла упасть, если он сделает хоть шаг от нее. Парень подходит к Оливеру и протягивает ему руку. Без презрения, без демонстрации своих эмоций. Он гостеприимный хозяин дома. Слабая улыбка. Какой мерзкий одеколон. Сейчас стошнит. Кинг не подает виду, лишь слабо ухмыляется, -полагаю, если не слушать рок, или если ты не рассказывал, то знать про меня он не должен. Пожимает плечами. Его так заебали люди, которые знают о нем слишком много, что сейчас он был бы рад, если бы оказалось, что Оливер не в теме, кто такой Каспер Саммер-Кинг. -Нет, я знаю, кто вы такой. Отличные песни. Особенно "проклятье" с последнего альбома, этот вступительный проигрыш.. Мой сын был бы рад получить автограф, но я не настаиваю. Каспер пожимает плечами, -что умею. Он ловит на себе взгляд Троя и качает головой, -рад знакомству, Оливер. А автограф - не такая и сложность. Думаю, Трой найдет еще любопытного мерча для твоего сына, этого дерьма у меня много. Каспер достаточно радушно улыбнулся, а после покосился на звонящий телефон, -извините, менеджер. Я сейчас. Он оставляет Троя с другом, а сам отправляется на задний двор, отвечая на звонок и тратя минут пять своей жизни, чтобы объяснить, почему он не приедет на радио и не даст интервью. Он не хотел. Он не видел чертового смысла. Однако, Элиот оказывается убедительным малым, поэтому, чертыхаясь, как гном из Белоснежки, Каспер кладет трубку и вносит в свой календарь чертово интервью. После чего, потушив сигарету, он возвращается в комнату. -Еще раз извиняюсь, работа. Иногда хочет внимания больше, чем я готов ей дать. Кинг пожимает плечами, садясь за стол, куда уже успели сесть Трой и Оливер. Вырубает телефон, показывая мужу, что полностью погружен в беседу и больше не отвлечется от нее из-за работы. -Так значит, у тебя семья. Странно, что на ужин ты пришел один. Твоя супруга не любит выбираться? Даже если бы твой сын устроил тут дестрой, было бы весело. Ага. Было бы. Каспер как раз говорил с мамой, которая должна была родить со дня на день и теперь волновался на детскую тему как-то слишком много.

+1

13

я оливером рядом я чувствовал себя немного уверенней, хотя должно быть иначе. я должен чувствовать себя уверенный и спокойным именно с каспером. а сейчас, каспер для меня как моток молний, которые вот-вот разразятся на наши с другом головы. пусть кас и надел на себя маску добродушия, я все равно видел с каким трудом ему дается скалить зубы в улыбке и пожимать ему руки. я не знаю почему. может, в этом есть моя вина, может, каспер думает, что теперь все мысли только об оливере, хотя это полнейший бред. какими бы сейчас ни были у нас отношения с кингом. я ведь всё равно люблю его.
но кинг будто бы забыл об этом.

- кому дерьмо, а кому двадцать баксов за футболку с твоим лицом, которые с руками отрывают, пока ты постепенно выделяешь деньги на это кусок ткани, - оливер прокашлялся. когда сел за стол. и в чем-то он прав, ценники на мерч каспера зачастую продавались по нереально огромной цене, - но это не вина каспера. он не имеет отношения к ценообразованию. я моге найти пару футболок, пусть брюс носит. у нас все равно детей нет, так что и всучать такие вещи некому, - телефон каспера зазвонил и он достаточно учтиво вышел поговорить во двор, - ну, не все так плохо, а ты боялся, - сказал оливер, накалывая на вилку лосося с пряными травами. судя по его выражению лица, блюдо ему более чем понравилось, - ну, каспер очень.. закрытый человек, скажет так. поэтому я боялся немного. мы всё таки, слишком разные, - я разрезал рыбу, а затем почувствовал прикосновение ладони к своей щеке, - зато мы нашли друг друга, верно? так что успокойся, раз вы нашли общий язык, думаю, я тоже ему понравлюсь, - рука исчезла с моего лица, но тепло осталось на коже надолго. я улыбнулся, - да, ты прав.

кас уже вернулся к нам обратно, я разлил ребятам горячий напиток в чашки, пока те вели светские беседы ни о чём и обо всём, - у меня дочка грудная, так что я не думаю, что запах грязный подгузников и плачь младенца будет хороши завершением вечера, - оливер рассмеялся и почесал затылок, - так что жена с ней, а сын помогает. сегодня он наказан, вот и не пришёл, - я глотнул горячий ягодный чай и выдохнул, - двое детей. звучит страшно. каспер вот скоро станет старшим братом, так что нам тоже косвенно перейдёт пеленочно-сосочная возня, - о, поздравляю, каспер! дети - не такие страшные, как сначала кажется. думаешь "о, что хочет этот вечно орущее вонючее маленькое существо?!". а потом... просто начинаешь их любить, - оливер так красиво рассказывал, что я засмотрелся на него, - но, не думаю, что мы когда-нибудь согласимся на детей. так что не саботируй мне тут, - да ладно тебе, - оливер обнял меня за плечо одной рукой и положил на меня голову, - ты вроде старше меня, а думаешь так несерьезно, - таков я, - я хихикнул и серьезно посмотрел на каспера. я видел, как его глаза метали в нас с оливером молнии. я нахмурился. что не так?, - чего не ешь-то? - сухо проговорил я мужу, не спуская с него глаз. он что, злится? у него такое странное выражение лица, которое я никак не мог распознать.
маска начала трескаться.
заметно.

+1

14

-Ты наказал ребенка, не позволив ему прийти к кумиру? Жестоко. Каспер усмехается, смотря на Оливера. Он изо всех сил старается вести себя учтиво, шутить, делать вид, что все в порядке, что его не разрывает на части от ревности и боли, что он не видит то, чего не замечает Трой. Каспер ощущает угрозу, которая исходит от этого человека. Несмотря на то, что его супруг сегодня сказал ему больше слов, чем за всю прошлую неделю, Кас не испытывал успокоения или чего-то типа, он ощущали лишь боль и желание сейчас же прекратить этот спектакль. Ему тяжело давалось каждое слово, но он умело играл свою роль, не показывая пришедшему, как ему тут не рады. Он умел закрывать свои чувства, и сейчас использовал этот талант, ведя беседу с другом Троя. -Ага, перейдет. Мать планирует переехать. Упс. Кажется, это Кас своему мужу не говорил. Впрочем, кто его станет винить, они не общались толком последние недели и желание Люси сменить город Кас услышал сегодня с утра, обсуждая с матерью свое желание оставить музыку. Она была в ужасе и пыталась уговорить сына одуматься. Кажется, Люси была на стороне Троя в этом вопросе.

Кинг как раз планировал попробовать рыбу, когда Оливер сделал то, что разрушило всю маску музыканта. Обнял Троя, положил голову ему на плечо и делал вид, что так и полагается. Каспер даже вилку в руке сжал так сильно, что побелели костяшки пальцев, а губы превратились в тонкую полоску. Он почти взорвался, ему было так больно, что его тянуло сделать лишь одно - встать, воткнуть вилку в глаз Оливеру и заорать на Троя, пытаясь заставить его увидеть простую истину - этот ублюдок нагло клеился, наплевав на то, что перед ним супруг этого самого Троя мать его за ногу Саммера-Кинга. И Каспер видел, что его муж заметил, как меняется его лицо. Как оно белеет и как его глаза, всегда голубые и ясные, становятся белесыми и злыми. Каспер медленно встает из-за стола, понимая, что сейчас взорвется, как пороховая бочка, и он держится из последних блядских сил, чтобы это не сделать, -я.. Схожу за мерчем. Он сказал это так спокойно, словно минуту назад не хотел убить гостя ближайшей вилкой. И покинул гостиную, хлопнув дверью в комнату, где валялся какой-то мерч. Он шептал себе под нос, пытался успокоиться, ходил по комнате кругами и сдерживался, чтобы не начать орать. -Сука! пялится на него, принимает его объятия! Да давайте, еще поцелуйтесь на моих глазах, мало мне боли и наказаний, добей уже! Он шептал, почти плача, он не мог выносить эту боль, -Каспер, лицо попроще. Каспер, это Оливер, он мой друг. Каспер, будь вежлив. Сука, я твой муж, а не младший братик, чтобы быть вежливым с ублюдком, который заявился, чтобы тебя у меня украсть! Он с силой пнул тумбу и застонал от боли, -блять! А это было слишком громко. Зато как полегчало, блять.

Через минут пять Каспер вернулся. Совершенно спокойный, с целой маской, через которую не просвечивали эмоции, -вот. Думаю, футболка и кепка устроят твоего сына? Он покосился на Троя, -что? Я доставал кепку, уебался о тумбу. Больно, между прочим. Вот и орал. Даже не соврал. Почти не соврал, если задуматься. Кинг садится на свое место и, наконец, отправляет рыбу в рот. Вкусно, и он облизывает губы, -это отлично, Каспер, спасибо! Не хочу, чтобы вы думали, будто.. Кас хмыкает, -будто твоя дружба с Троем меркантильна? Не говори чуши, этого мерча в доме много, и я рад, что твоему сыну будет в радость. В следующий раз можем прогуляться в парк аттракционов вместе. Полагаю, твой сын будет в восторге. Да, Каспер этого не хотел. Но он сделает все, чтобы Трой не счел его отвратительным ублюдком, у которого гостеприимство на нуле. -Можно нескромный вопрос? Ты покрыт татуировками везде? Кас подавился чаем, и искренне засмеялся, впервые за долгое время, -ну, почти. У меня достаточно татуировок на теле, почему спрашиваешь? Каспер не понимал причины вопроса, поэтому и уточнял, чуть хмуря брови. -Интересно, у Троя я видел только одну татуировку, и понятия не имею, есть ли ещё И слава Богу, что не имеешь. Мразь ты ебаная, почему кирпичи не падают таким как ты на голову?! А ты покрыт ими. Вот и любопытно, покроется ли Трой татуировками, или это не так заразно. Каспер выдохнул, -это же не заболевание.. Он усмехнулся и посмотрел на мужа. Он помнил причину, по которой его супруг набил себе татуировку на шее. И знал, что его "дыши" стало не символом жизни без Каса, а символом жизни с ним. А еще он знал, что на груди его супруга вырезано его имя. Ножом. Псих. Мой любимый псих. Как же я тебя люблю. И сейчас во взгляде Каспера на мужа была та самая любовь, безграничная и сумасшедшая, которая преодолела все, с чем сталкивались парни.

-Думаю, набивать тату больно, - Каспер нехотя переводит взгляд на Оливера, который зачем-то касается ладони Троя, -тебе было больно? Кас скрипнул зубами и отправил в рот кусок рыбы. Молчать. Как бы не было больно, молчать. Кас смотрит в тарелку. Молчит, потому что даже комплимент рыбе он сейчас произнес бы злобным тоном.

+1

15

я могу понять какая буря сейчас в голове у каспера. полная неразбериха.
ревность, злость, зависть и грусть.
но причин этому я не видел. либо мог не видеть. когда оливер рядом, я не мог думать о чём-то плохом. у меня мне то, чтобы было много друзей, скорее много приятелей, не особо вписывающиеся в текущие реалии - все они остались в филадельфии. да и в любом случае, только единицы звонили и спрашивали как дела, но не интереса ради, скорее из вежливости. все ведь так делают, верно? переехал? да. нормально добрались? да, всё супер. такая светская беседа ни о чём, это так скучно, в этом нет никакой души. но душа было в мистере граймсе, который сидел по правую руку от меня. как это бесило кинга, я думал, что оливер сейчас тоже это видит, не просто так он резко выпрямился и откашлялся, уставившись в тарелку. кажется, мы поменялись местами, теперь каспер кусает локти, а я офигеваю от его странной логики. неужели у него никогда не было таки друзей? да и как можно так открыто проявлять неприязнь к тому, к кому по сути нельзя ревновать? у оливера семья, мало того, он еще и натурал. когда каспер встал изо стола, я думал, он сейчас в нас обоих метнёт что-то тяжелое.

- вот видишь, а ты боялся. всё не так плохо, как ты думал, - оливер посмотрел на меня с удивлением и проглотил кусок форели, которую успел тщательно медленно прожевать, пока кас сверлил его долгим неприятным взглядом, - не испепелит же он меня, - он смеялся, а я смотрел в след ушедшему мужу. я буквально видел, как за стенкой сгущались тучи. он как смерч, но кас не хочет, чтобы мы избежали этой нечеловеческой ярости, - каспер очень сложный человек, не знаю как мы вообще спелись. он не такой, как я, совсем. мы как белое и черное, - я допил ягодный чай и напряженно выдохнул, - ну, между вами сейчас много молний. это невооружённым глазом видно, - я не стал кивать ему в ответ, но оливер, кажется, и так понял, что оказался прав, - что-то произошло? - бытовые проблемы, ничего такого, от чего надо задумываться "нужно ли мне это всё", - мы оба услышали, как каспер матерился в какой-то комнате, оба вздрогнули. я, конечно, оливеру наврал. даже с ним я не хочу всё это обсуждать. чем он мне поможет? ответ был очевиден.

муж вернулся, словно всей этой сцены несколько минут назад не было. на удивление, он предлагает потом как-нибудь ещё встретится. от этой новости у меня глаз на лоб полезли. я взглянул на мужа и во взгляде моём звучало искреннее "спасибо". а ещё улыбка. едва заметная, но ощутимая. однако, спустя мгновение, она исчезла, словно её и не было никогда. вопрос про татуировки я почти проигнорировал, пока не почувствовал касание оливера к моей руке. я тут же очнулся, видимо, оливер заметил, что я задумался о чём-то своём, - да, было больно. так больно, что мне хотелось вырезать её из своего тела, - о боже, какой ужас, - охнул оливер и прижал пальцы к моей шее, на которой были вбиты чернила, - и оно стоило того? - я посмотрел на каспера с сожалением и болью, не скрывая то, как тяжело было мне говорить об этом, - да. стоило.

+1

16

  Он сидит за столом и ковыряет лазанью, которую очень сильно любил - его мать готовила ее просто изумительно, но делала это редко. Она вообще редко готовила последнее время, все чаще проводила дни где-то вне дома, задерживалась после работы и Кинг старался учиться готовить сам. Он не понимал, почему мать внезапно стала пропадать где-то ещё, а сейчас он получил достаточно полноценный ответ на свой вопрос - она привела в дом Мартина. Мужчина, который был старше её лет на пять, выглядел слишком серьезным. Люси умоляла сына вести себя прилично за столом, и он старался, поедая лазанью, не встревая в разговор взрослых и думая лишь о гитаре, которая ждали его на втором этаже. Он хотел бы отправиться туда и провести часы с музыкой, а не слушать, как мама щебечет с этим типом. Но он пообещал матери вести себя прилично, вот ирония.
-Кем ты хочешь быть, Каспер? Мальчишка пожимает плечами, ответ всем известен, ему лень говорить это еще и какому-то мужчине, который явился в их дом. -Каспер грезит музыкой, но.. Кинг выронил вилку и уставился на маму. Зачем?! Кто ее просил раскрывать все карты?! Кто просил говорить о том, к чему он стремится? -Музыка? Каспер, юноши должны думать о чем-то.. Лязг стула по полу. Каспер поднимается со своего места и смотрит на мать зло, с презрением. И с гневом переводит взор на Мартина, которого он не ждал, -это не ваше дело. Вы сами многого достигли? Не сожалеете о том, что ваши мечты сдохли под вашей офисной шкурой?! Идите к черту. А ты, мам, могла бы и промолчать!
Он убегает на второй этаж, слышит голос матери, но игнорирует её. А через пару минут он спрыгивает с дерева, растущего возле дома и отправляется гулять по Флоренсу. Чертов Мартин, дура мама! Почему он должен вести себя прилично, черт дери, когда ему не хочется?

Прошли годы. Ему далеко не тринадцать, а он опять сидит за столом и старается вести себя прилично. Он не может сорваться, потому что понимает - небольшой срыв и те хрупкие нити, натянутые между ним и Троем треснут, лопнут и обратятся в ничто. А он не хотел бы такого исхода. Поэтому он надевает на себя самую учтивую из всех масок, играет роль радушного хозяина и ест еду, заказанную в ресторане. Словно он не мог приготовить что-то столь же достойное для друга Троя. Только вот Кинг прекрасно видит правду, которую игнорирует его супруг - Оливер не дружить хочет. Оливер встревает, Оливер пытается перетянуть внимание мужа к себе, он так часто касается Саммера, что у Каса не остается сомнений в его целях. Хочется взять вилку и выковырять ему глаза, скормить их ему на следующем ужине и сообщить любящей этого ублюдка жене, что её муж сдох из-за своих ошибок. Но Кас держится, даже когда этот человек (хотя, язык не поворачивался сказать о нем это слово, скорее - чмо) снова касается Троя. Сука, да чтоб у тебя каждый палец отсох к хуям. Кинг делает глоток чая, чтобы не показать, как сейчас все внутри напряжено от этих ненужных касаний. Зато ответ мужа заставляет замереть и уставиться на него. Каспер смотрел в темные глаза любимого так долго, что  и не заметил, как заслезились собственные - моргать все же необходимо, как оказалось. Кас едва заметно улыбнулся уголком губ, опустил взгляд на грудь Троя, и помотал головой. Ему нужно найти в себе силы не сорваться на Оливера. Не убить его за этим ужином. Может, поэтому Трой заказал еду из ресторана? Боялся, что Кас накормит гостя ядом? Нет, он, конечно, мог, но не стал бы. Наверное. -Стоило, значит.. Кас заметил странный взгляд Оливера и с трудом сдержал усмешку. Что, неужели он правда думал, будто ответ будет иным?

-Каждый выбор чего-то да стоит. Особенно тот, что меняет судьбу. Когда ты плюешь на волнение и выясняешь, где человек в шесть утра, чтобы явиться к нему и напугав, огорошить собственными чувствами. Или когда ты останавливаешь концерт, чтобы не позволить всему разрушиться окончательно. Или когда ты просто выбираешь, куда поехать. Каждый выбор, Оливер, чего-то стоит. Но, я думаю, ты и без меня все это прекрасно знаешь. Каспер крайне дружелюбно улыбнулся, скрыв за идеальной маской свои эмоции, подливая чай и мужу и гостю, покосившись на своего супруга и едва заметно ему улыбнувшись, словно говоря "твои правила. Никакого негатива. Не сейчас". Хоть и понимал, что после вечера он будет просить Троя хотя бы об одном - пусть его друг пришьет свои руки к своему телу и перестанет лапать мужчину, который ему не принадлежит. Ох не верил Каспер Кинг в натуральность этого ублюдка, ох не верил. Но играл роль хозяина, которому интересен этот вечер. Жаль рядом не было чего тяжелого - сейчас бы Каспер и гитару о голову этого выродка разбить не пожалел бы.

-Можешь отправиться в любую тату-студию и набить себе тату. Сразу поймешь, больно это или нет. Или подожди годиков пять и твой сын отправится туда, заработав первую сотню баксов. Каспер усмехнулся, вспоминая, как потратил свою первую зарплату на Бэтмена на своей шее. Люси тогда кричала, а Кинг был доволен собой. -Ох, я надеюсь, он поговорит со мной прежде чем решится на такой шаг. Каспер пожимает плечами и говорит как ни в чем не бывало, -дети не всегда будут отчитываться за каждый шаг. Однажды они будут принимать решения без разрешений. Каспер хмыкнул. Сам он начал решать себя очень рано. Очень рано понял, что даже родители могут стать палкой в колесе к твоей мечте. Интересно, станет ли Оливер мешать своему сыну развиваться?

-Я все размышляю о парке аттракционов, недавно открыли после реконструкции, неплохая зона парка, все предлагал Трою сходить. Думаю, там будет интересно и твоей супруге с детьми, подумай, выходные на носу. - Каспер посмотрел на Троя вопросительно - да, он говорил про парк черт знает когда. Ещё до того, как пошел с "коллегами" в бар. Так почему не сходить сейчас? К слову, -утром звонила Даника, не забудь перезвонить, у нее какие-то "суперновости из мира фото только для Троя. Прости, Каспер, но это секрет", - он так идеально передразнил девочку, что сам усмехнулся. А ведь несколько месяцев назад благодаря этой малышке они нашли путь друг к другу. И даже ее дедушка оказался на их стороне в итоге. Удивительно.

Отредактировано Casper King (2021-06-13 19:06:02)

+1

17

все правда могло оказаться сущей катастрофой, но кинг каким-то образом нашел в себе силы стиснуть зубы и выжимать из себя улыбку. наверное, это самое сложное испытание, что было послано касперу. я никогда раньше не видел его таким озлобленным по отношению к другому человеку. конечно, он всегда был достаточно закрытый и язвительный по отношению к тем, кто ему не нравится, однако, сегодня я вижу вокруг него столько негатива ореолом в воздухе, что от этой злости даже дышать становится дурно и тяжело. нам предстоял после ужина достаточно неприятный разговор, в очередной раз ставя между нами новый слой кирпичной стены. я, возможно, даже предпочёл бы пожить один - спустя месяц между нами всё больше нарастает непонимние. я не хочу быть с ним, не хочу смотреть на него, не хочу вместе с ним просыпаться в кровати. люблю, но не хочу быть рядом. я поступаю как свинья последняя, но не ему одному было больно. ужасное ощущение в груди, апатия. меня спасает только общение с оливером. с ним я забываюсь и забываю обо всём, пока он не уходит и мне снова приходится мириться с тем, что есть - стены дома чужие, запах. в моей голове лишь мерзкие образы каспера. не знаю кого я ненавижу больше, не знаю, его или себя.
тошнит.

даже от его уступок мне тошно. этот поход в парк аттракционов, полная фальш, полный пиздец, театр одного актёра, точней, одного певца.  его жизнь медленно превращается в фальшивку, как и у всех именитых личностей. это бесит. ему не обязательно вообще быть вместе с нами, но он каждый раз пытается встревать, каждый раз он делает вид, что ему отлично и весело, но по итогу всё это затевается не понятно для чего. хочет шпионить? хочет что-то узнать? когда он рядом с оливером, у меня крутит живот от нервов. от каждого его слова каспера будто передёргивает. единственный, кому он искренне рад, так это сын оливера, хороший и воспитанный мальчик. брюс, судя по всему, много слушал его песни, он был в таком восторге встретить своего кумира, от того мальчик часто отвлекал каса о нас с оливером.

их сталось только проводить до дома, после нескольких каруселей, съеденной сахарной ваты и веселых снимков, на которых нас с каспером рядом нет. словно мы перестали быть настоящей семьей. словно теперь оливер граймс моя семья. и где-то в глубине души, я правда хотел этого. но не в том смысле, в котором остальные могли бы подумать. мне хотелось быть частью их дружной семьи. быть другом, братом, дядей, кем угодно. я хотел, чтобы они вчетвером стали мне защитой от всего пиздеца, что творится в моей душе. от чего-то сегодня на прощание мы обнимались неприлично долго, словно не хотели оставаться ни на минуту. но стоило отпустить оливера из-за нервного выдоха каспера, стоило оливеру скрыться за дверью, как меня настигла невыносимая тоска. внутри меня словно ядом разъедала пустота. я понял, что остался один на один с каспером, понимал, что сейчас последует череда вопросов, но которые я не хочу отвечать и не могу. мне нечего сказать, я просто хочу перестроить свою жизнь, хочу вернуть свою прежнюю веселую жизнь, где я мог путешествовать, где я мог ни о чём и не о ком не беспокоиться, где никто не смог бы мне сделать больно и плохо, потому что я не успевал бы ни к кому привязываться. мне нужен этот глоток свежего воздуха, но он постоянно от меня ускользает в свой дом и в свою семью.

+1

18

Я его ненавижу. Блять, почему он все еще не сдох в подворотне? Почему он влезает в нашу жизнь, как червь, как глист, который ты, не замечая, проглотил с рыбой и теперь не можешь избавиться? Почему он вообще оказался в опасной близки к Трою? Почему его "дружба" столь ядовита для нашей семьи? Почему вообще мы должны сражаться с этим, блять!? Каспер готовил ужин. Он погрузился в свои мысли, пока нарезал мясо и пытался найти ответы на вопросы в своей голове, на вопросы, которые не кончатся, которые не перестают уничтожать тебя изнутри. Слишком много вопросов, которые неприятно вонзаются в подкорку, которые выворачивают сердце наизнанку, которые буквально порождают отвратительные мысли и сны. Сны, в которых Каспер теряет Троя. Снова и снова, как в тот раз, когда не помнящий его парень прогнал музыканта из своей жизни. В тот раз ситуация звучала, как точка. Точка, после которой просто не может быть никакого продолжения. Точка, которая превратилась в многоточие, ставшее началом нового абзаца истории. Истории, которая сейчас врезалась в очередную проблему. Проблему, которую они должны решать, оставаясь вдвоем, оставаясь вместе, единым целым. Но. Чем больше Оливер проникал в их семью, тем меньше оставалось шансов, что их семья может остаться наедине и справиться с тем, что происходит. Прошло несколько недель и что они имеют по факту? Молчание. Тишину. Отвратительную и невероятно гнетущую. Куда и как дальше? Каспер не знал ответ, нарезая картофель и косясь за окно - скоро им выходить на прогулку, которую он сам и предложил. Как бы он хотел отправиться туда вдвоем с Троем, насладиться единением, обсудить все и закончить вечер хотя бы поцелуем. Но он понимал, что его не ждет ни одно касание супруга. Его любимый превратился в кусок льда и это причиняло невероятную боль каждую минуту, которую Каспер проводил, дыша. Хотелось сдохнуть. Без шуток, без эпатажных слов, без попыток найти спасения. Просто сдохнуть, лишь бы не испытывать эту боль, которая разъедала душу и превращала некогда сильного парня в слабого мальчишку. Я так не смогу больше, Трой.

Каспер улыбается. Каспер играет отведенную ему роль, не показывая ни Оливеру, ни его блядской тупой жене, ни Трою, как ему тяжело находиться в этом парке. Пожалуй, единственный, кто правда радовал Кинга в этот вечер был Брюс. Он был так рад оказаться рядом с кумиром, он был счастлив провести с ним время, не оглядываясь на мысль о том, кто такой Каспер Кинг, он так наслаждался, пока Каспер таскал его на плечах, как когда-то Данику и так смеялся, когда Кинг соизволил присоединиться к нему на очередном аттракционе, что Каспер мог бы и забыть о боли. Только не забывал, каждый раз встречаясь взглядом с Троем и понимая - он все видит. Видит, как тяжело мужу играть роль, как тяжело Касперу оставаться приличным парнем, когда хочется сломать Оливеру шею, высказать его супруге. Только было то, в чем он убедился в этот раз - жена Оливера дура. Беспросветная. Раз не видит, как её муж, "натурал до мозга костей" подкатывает к Трою. Она дура, слепая идиотка, которой, возможно, удобно не видеть происходящее. Она дура, которая не поможет, даже если ей сказать в лицо о поступках её мужа. А может, её устраивает эта ситуация. Кинг, на самом деле, не хотел вникать в ситуацию, не хотел даже думать о причинах, по которым супруга Оливера слепа. Для него она выглядит дурой, и он не видит ничего иного в её взгляде.

Трой так долго обнимает Оливера на прощание, что Каспер не сдерживается и нервно вздыхает. Сколько можно? Сколько, блять, можно?! Трой, ты не видишь? Ты не понимаешь? Ты не так глуп и наивен, почему сейчас ты так поступаешь? Наказываешь таким образом мужа за его проеб? Сколько можно? Сколько ещё Касперу сдерживать себя, пока ты не поймешь, что с него достаточно боли? Когда это прекратиться? Каспер хотел бы услышать ответ, но вместо этого он слышал лишь тишину, которая звенела в ушах. Наверное, именно поэтому, стоило Оливеру выйти из дома после ужина, который он оценил (и Кас все еще не положит в тарелку этого ублюдка яд), как парень врубил телек и сел на диван, щелкая каналы и не обращая внимание на мир вокруг. Мир превратился в ядовитый плющ, который уничтожает Каспера Кинга. Он не хотел, чтобы этот мир существовал. И, как назло..

-Да пошло оно, - Кас смотрит на телефон. Тот вибрирует, сообщая о входящем звонке. Элиот хочет обсудить фотосессию и интервью на радио, Каспер не хочет посещать ни то, ни другое. Какой смысл, если не говорить о том, что он заканчивает карьеру? Кинг прикрывает глаза, делает глоток пива из бутылки, которую открыл прежде чем занять место на диване. -Он, наверняка, позвонит тебе. Этот фотосет он желает получить от тебя. Мы обсуждали это пару месяцев назад, теперь он не перестает названивать, даже после моих слов, что я оставляю все это к черту. Кас открыл глаза и посмотрел на мужа. Пожалуйста, хватит. Прекрати меня отталкивать, прекрати выстраивать стену, прекрати быть таким слепым и не видеть, что творит Оливер, прекрати, Трой, ты нужен мне!! Я не могу так больше. Я не хочу так больше. Я не знаю, сколько ещё выдержу. Я не знаю, через сколько дней или часов я просто выстрелю себе в лоб. Ни слова с его губ. Ни грамма эмоций в его уставшем болезненном взгляде. Он уже даже не роняет слез, он просто опустел и превратился в куклу, которой нет смысла выдерживать натиск судьбы. Да и сил на это, если честно, у него больше не осталось.

-Мы можем начать проводить время вдвоем? Слышать друг друга, как минимум? Я могу, черт возьми, получить время вдвоем с мужем, а, Трой? С выключенными телефонами, свалив куда угодно, да хоть на Аляску, и просто вспомнить, кто мы. Без всех. Без людей, которые пытаются привлечь наше внимание, без проблем, которые хотят нас добить. Просто провести время вдвоем, Трой? Он знает ответ. Конечно, он знает. Знает, что сейчас Трой скажет, что это нереально, что он не знает, когда захочет этого, что все это слишком. Но оно слишком и для Каспера. Так почему музыкант понимает, что больно двоим, а фотограф ищет пути побега? Как им вернуться друг к другу?

-Фотосессия в следующий четверг, Элиот, как и я, считает, что ты сделаешь её лучше других. Ты чувствуешь меня в кадре, тогда как этого даже я не могу. А потом будет блядское интервью, и, черт дери вселенную, мне нужен мой супруг там. И здесь. Везде, блять! Мне нужен мой Трой, ты слышишь меня? Или снова скажешь своё "Каспер, хватит" и уйдешь? Сколько можно, Трой? Я сдохну скорее, чем дождусь твоего касания? Голос сорвался. Ком в горле мешает. Кас мотает головой и делает два больших глотка пива, стараясь себя успокоить, но становится только хуже. Почему в этой бутылке нет яда?
Для себя.

+1

19

кто бы мог подумать, что мы оба с каспером попадем под ураганный ветер перемен и он сотрёт с нас все наши личности. уверенный и закрытый каспер теперь искал способ получить внимания и, мне казалось, иногда я слышал, как он плачет, и от этого мне всегда становилось не по себе. а я, всегда неунывающий и общительный, потерялся в пустоте одиночества, еле ухватившись за тонкий лучик света, но и тот был не каспером. каспер будто потух для меня навсегда. я смотрю на него и понимаю, что больше не ощущаю ничего будоражащего. ни эйфории, ни радости, даже никакой уверенности в том, что будет завтра. ничего. просто каспер, просто человек, которого я почему-то всё еще не могу простить за то, в чём он не виноват. почему этот ветер превратил меня в такого бессердечного человека? наверное, любой другой партнер пожалел бы бедняжечку каспера и зализа его ранки, почему же я не могу так поступить? не знаю. может в глубине души я этого хочу, но просто не могу. в моих глазах это уже совсем другой мужчина, не тот, кто стал моим мужем, не тот, кого я полюбил, когда думал, что это невозможно. просто кто-то, из-за кого мне больно, когда я смотрю на него.

дом стал моей клеткой с животным, которое тебя раздражает, но от беспомощности своей тебе приходится испытывать к нему жалость. от того, как гнетет всё внутри, мне хочется на стенку ползти. иногда мне кажется, что больше я не вынесу и, однажды, соберу свои шмотки и уеду куда-нибудь. раньше, когда мне было немного за двадцать, казалось, что бегство может решить все мои проблемы. может и в этот раз мне повезёт? чистый воздух, новые друзья на один день, новые эмоции. главное позитивные. и я снова живой, но надолго ли? я все раздумывал над этим, пока младший брат бездумно и безэмоционально щёлкал каналы. на мгновение я подумал, что если прошмыгну через него, он даже этого не заметит. соберу по-быстренькому вещи и уйду. на пру дней. или на неделю. если честно, я еще не решил, теперь я уже не могу так бездумно прогуливать работу, как раньше. но каспер не дает мне и шагу сделать, очевидно, обращаясь ко мне, и никак иначе. мой план побега умер в зародыше.

- ничего не обещаю, я могу работать. да и уверен, меня будет кем заменить, - вроде и не отказался, но и не согласился. мне не хочется работать с каспером, я жить то с ним последний месяц не могу нормально, а я никогда не отличался профессиональным поведением, когда работаю. мне есть дело кого я фотографирую. и если у меня настроение будет испорчено,  я сам буду недоволен любой работой. не хочу ни портить что-то, ни расстраиваться сам, поэтому к чему все это? - ага, чтобы молча сверлить друг друга взглядом где-то "не дома". меня ты добиваешь, каспер, а не кто-то другой, каждый раз наступая мне на больное и постоянно напоминая, что у нас всё хуево.

я скрестил руки на груди и недовольно выдохнул. терпеть не могу нытье, не думал, что однажды каспер станет нытиком. он никогда не казался слабым, но теперь мне совсем невыносимо смотреть на него, - да я уже давно тебя не чувствую. словно ты это... не ты, блять, совсем, - я достал сигарету и подпалил под надрывной всхлип каспера. затягиваюсь. никогда не помогло и сейчас не помогает взять себя в руки, - но на интервью я тебе на кой сдался? люди не хотят меня слушать, они хотят слушать тебя. или ты думаешь, что показав на камеру, что мы счастливы, то у нас что-то изменится? чушь собачья, - я швыряю быстро выкуренный бычок в пепельницу на столе, но не попадаю в неё, а предательски мажу на стол, - нихуя это не изменит, - каспер явно захмелел от очередной бутылки пива, иначе он бы не нёс этот бред. иначе я не могу объяснить тот пиздец, что он несет.

я сжимаю во рту зубы и встаю перед мужем, загораживая телевизор, стискивая ладони в тяжёлые большие кулаки. я сильно рассержен, эти разговоры сосут из меня все жизненные соки, мне кажется, они скоро меня сведут в могилу. грубо хватаю растерянного каспера за грудки, смотрю ему в лицо с презрением и крепко, но абсолютно сухо, целую в губы, не позволяя ему отстранится, даже если он сам этого захочет. хотел касаний? хорошо, только пусть оставит меня в покое. я не углубляю, не лезу к нему в штаны, не обнимаю, а сжимаю за шиворот футболки и целую, пока хватало воздуха и терпения. а потом отстраняюсь и, не сводя с него взгляд, процеживаю сквозь зубы, - ну что, доволен теперь? - я вытер свои губы рукавом от джемпера и наконец дал ему досмотреть дерьмопередачу по телеку. от этого поцелуя хотелось помыться, даже тело отреагировало не так, как обычно. мы не были с ним близки почти месяц и даже сейчас во мне ничего к нему не проснулось. значит оно и не надо.

+1

20

Люди. Люди хотят слушать своего кумира, хотят слышать, как он отвечает ну их совершенно тупые и бесполезные вопросы, делает вид, словно ему правда есть дело до тупых и бесполезных вопросов, которые никак не изменят жизнь. Они ждут, что он ответит на их идиотское «расскажите, что вы вкладывали в песню» или «какой твой любимый цвет/вкус/десерт, Каспер». Их правда это волнует? Правда ебет, что его любимое блюдо - материнская лазанья, любимый вкус - сладость поцелуя мужа, а цвет - шоколадная карамель глаз любимого. Их это волнует? Нет. Он выберет ничего незначащий цвет, блюдо и вкус, потому что он не хочет открываться толпе фанатов. Потому что его ответы ничего не значат и потому что его ответы не запомнит и половина тех, кто будет слушать. Но, если в зале будет муж, Каспер не станет скрывать что-то или придумывать. Он скажет правду, глядя на мужа. Зная, что тот эти ответы слышал и что они отложились на подкорке у Троя. Только сейчас Саммер-Кинг не помнил их, он не помнил себя, как и Каспер стал забывать собственное «я». Кто он? Музыкант? Певец? Ветеринар, который не спас ни одного бельчонка? Он не знал, да и не верил, что снова будет день, когда он себя вспомнит. Он смотрел на мужа и надеялся лишь на то, что Трой найдёт его. Вспомнит, кто такой Каспер Кинг и сможет напомнить Кингу, кто он такой. Сам Каспер потерял дорогу к себе и как ребёнок рыдал, не в силах отыскать дорогу к себе прежнему. Это невыносимо больно, это слишком сложно. Они словно не могли найти единственно верный путь. Он ускользал. А Каспер пытался его поймать за хвост.

-Думаю, людям стоит забыть о том, что я когда-то был готов отвечать на их идиотские вопросы. Я больше этого не хочу. Тупые вопросы, которые лишь утомляют, - и зачем он это сказал? Пробубнил себе под нос, пытаясь сдержать слёзы от слов мужа. Он раскис. Он стал нытиком, но не мог найти в себе силы снова стать собой. Сильным и уверенным в себе мужчиной, который с улыбкой на губах соблазнял мужа или пытался познакомиться с оленями Аляски. Тот Каспер был ранен и боялся показаться.

Трой встаёт перед ним и хватает за футболку, заставляя Кинга вздрогнуть. Он ждал удара, думал, сейчас муж просто разобьёт ему лицо и скажет, что это конец, но вместо этого Каспер получает поцелуй. Сухой, злой, болезненный для Каса, заставляющийся его стонать. Но не от наслаждения, а от боли и эмоций - Трой груб и Кас понимает, что этот поцелуй не вызван желанием подарить мужу касание и ласку. Это отмашка, это кость псине, это глоток яда тому, кто молил о воде. И вопрос Троя забивает очередной гвоздь в крышку гроба.
Доволен ли Каспер? Нет. Нет, блять!
Почему вдруг Трой решил, что может относится утопив, как к куску дерьма? Поцеловал, чтобы отвалит и думает, что может спокойно делать все, что захочет дальше? Серьезно? Сейчас осталось только добавить «завтра я уеду с Оливером за город», чтобы окончательно вытереть подошвы кроссовок о своего собственного мужа. Это уже перешло все границы. Они месяц живут, как черт знает кто. И сейчас перешли грань, которую не стоило преступать.

-Я должен быть доволен? Этим, Саммер? Как всегда по фамилии, если слишком зол. Его глаза белеют, он позволяет себе сорваться на эту дичавшую злобу. Он позволяет себе стать тем монстром, который изнасиловал брата, застав его целующим девушку. Это чудовище, дремавшее месяцы, вырвалось наружу и сейчас рычало. Его глаза со злостью, болью и сумасшествием смотрит на своего любимого. -Почему я выпрашиваю касания у собственного мужа?! Почему я как щенок получаю пинки под рёбра, когда подхожу ближе? Этим я должен довольствоваться? Да, он оступился. Но он грешен не настолько, чтобы его буквально выкидывали из своей жизни. Почему Трой не понимает? Почему не помнит как и его, пьяного, пыталась обласкать Алексис? А может и успела. Хуй его знает, правда же?
Каспер злился. Безумно. И эта злость вырвалась из него в обличье монстра, которого он в этот раз контролировал.

Уверенный шаг к мужу и теперь уже Каспер хватает его за воротник рубашки и дёргает на себя. Теперь уже Каспер впивается в губы мужа. Грубо и властно, словно показывая, кто он такой. Кинг вплетает в поцелуй язык, грубо целует, исследуя знакомый рот Троя. Он толкается к мужу бёдрами и дергает рубашку, разрывая - пуговицы ударяются об пол, а ткань летит к черту. Нравилась эта рубашка, Трой? Ничего страшного, всегда можно купить новую, правда? Похуй на этот кусок ткани. Совершенно похуй.
Каспер толкает Троя на диван и склоняется к нему, злой и грубый, желающий растерзать мужа. Он помнит все точки, которые сводят мужа с ума, но не спешит их использовать. Снова грубый поцелуй, он кусает губы мужа в поцелуе и ощущает вкус крови. Переусердствовал. Ладонь Каспера на паху Троя, он груб в ласке, но он ласкает. Пока губы скользят по шее любимого. Кас подбирается к уху и ловит мочку, посасывает и мягко прикусывает, отпускает и чуть отстраняется, ощущая под рукой напряжение. Он злобно ухмыльнулся и расстегнул джинсы Троя, запуская руку под его белье и лаская, при этом с грубостью вновь целуя его. Он мягко толкается бёдрами к мужу, словно говоря о том, что просто так он не уйдёт. В его глазах черти, безумие, он груб как то чудовище, которое порвало Троя и чуть не задушило. Но сейчас это чудище в подчинении. Оно желает крови, оно делает стонов. Кас желает Троя. Здесь. Сейчас. Он сдёргивает с мужа белье и джинсы и уверенно, резко ласкает рукой его член. Как хочется сорваться и толкнуться в него немедленно. Но что-то щёлкает в сознании - это причинит мужу диктуют боль. И Кас касается его задницы пальцами, влажными от смазки и надавливает. Даже если Трой попробует вырваться, его младший братик не позволит это сделать.
Вспомни, кем может быть Каспер Саммер-Кинг.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » капля яда в излюбленном вине;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно