Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » your spirit was trapped


your spirit was trapped

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

☆          ☆          ☆          ☆          ☆          ☆          ☆

- Она тебя зовет?
- Каждую секунду, Оли, и с каждым ее зовом все труднее сопротивляться. Ты знаешь, каково это. Это...

- Невыносимо...

☆          ☆          ☆          ☆          ☆          ☆          ☆
Дэухар // начиная с 52 года 54 витка // Ольхариус и многие другие

Отредактировано Paul Osborn (2021-04-29 14:12:37)

+1

2

“Удивительно”, подумалось Адриарху в момент, когда перед ним раскрылись металлические двери с золотой отделкой ручной работы, пропуская их в цитадель Владыки. Друид не сомневался в успехе дела, на которое он пошел из-за настойчивых уговоров, добротного денежного вознаграждения и желания проверить свои способности. Мог ли он незаметно проникнуть в это место, отравить единственного оставшегося у Господина Айдара наследника и безнаказанно уйти? Ещё когда он покидал территорию столицы, по которой уже разлетелась весть о кончине Диона, Адриарх готов был с уверенностью заявить: мог! Друид был способен сделать всё вышеперечисленное и даже более. О другом исходе, кроме успешного, он не мог и подумать. Теперь же, вышагивая следом за самым обычным аршханом, каким-то воистину невероятным образом сумевшим его выследить и заинтересовать добровольной сдачей Владыке: заверение из его уст, что наследника правящего рода удалось спасти, звучало не слишком убедительно. Адриарх должен был убедиться в том лично. Оттого он двигался вдоль тёмных коридоров вслед за грузной, как будто задумчивой спиной, и не имел за душой ни единой мысли о том, чтобы попытаться сбежать.
- И всё-таки, - начал друид, привлекая к себе внимание своего сопроводителя, - как ты узнал?
- Я же не спрашиваю тебя о том, что увидел и чем ты это готов объяснить, - "резонно", ответил про себя друид, поджимая губы. Действительно: с того момента, как они изволили покинуть жалкую лачужку, в которой Адриарх и столкнулся с наёмником, между ними не было произнесено ни слова. Никто друг друга ни о чем не спрашивал даже с тем учётом, что им многое нужно было обсудить. Нужно ли..? Смогут ли они забыть, отречься от воспоминаний об увиденном и услышанном? Как долго протянут томимыми неизвестностью и всё усложняющимися вопросами, так и остающимися без ответа? Этот аршхан, - обычный наёмник на службе лично у Айдара, коих друид успел поведать достаточно за время своих странствий, - смог вызвать неподдельный интерес своей личностью: душой, мыслями, действиями. За ним Адриарх наблюдал с любопытством и вечным "что же он сделает дальше?", всякий раз пытаясь предугадать и всякий раз удивляясь: этот аршхан ещё ни разу за время их непродолжительного знакомства не пошёл в ногу с ожиданиями - стремительно их превосходил тем, о чем сложно было даже помыслить. Жаль, что их знакомству уже совсем скоро должен был прийти конец.
Вот они уже подходили к входу в знакомую Адриарху залу, - именно здесь, на официальном приёме, он и "вынудил" Диона принять смертельную дозу яда, - ещё совсем немного и его передадут Владыке, который и будет решать дальнейшую судьбу отравителя его младшего сына. Впрочем, друид не витал в иллюзиях: какой ещё могла быть его судьба помимо той, что все со страхом в душе встречают у белого столба? Единственное, на что он в настоящий момент надеялся, так это на возможность узнать, каким конкретно образом им удалось не только обнаружить яд, но и столь быстро его обезвредить. Ведь всё было идеально: вымерено, просчитано буквально до мелочей, учтены все нюансы, предпочтения, негативные реакции. Адриарх взял во внимание всякий шанс, что вдруг что-то могло пойти не так, и предпринял необходимые действия для предотвращения каждого из них. Теперь же его угнетало осознание, что он где-то с чем-то просчитался. И что самое обидное: он не знал с чем.
Завернув в залу и пройдя через широко распахнутые двери, друид был вынужден остановиться: спина перед ним замерла на месте и нужно было действовать, чтобы не врезаться в ту носом. Причиной их остановки оказалась занятость Владыки, благодаря чему Адриарх успел осмотреться. На троне восседал Айдар собственной персоной, как всегда своевременно явившийся на смену подкошенного недугом сына, который едва ли полноценно справлялся со своими обязанностями, но то была совсем другая история, в которую мужчина не так чтобы хотел углубляться. В нескольких шагах от Владыки стоял среднестатистический аршхан, с которым они что-то активно обсуждали. Зала была приведена в идеальный порядок, что не могло не вызвать восхищения: Адриарх присутствовал здесь в момент, когда яд подкосил Диона, собственными глазами видел торжества истинного хаоса в этом помещении, а после и за его пределами. Сейчас же он вряд ли бы смог отыскать что-то, что бы предало всему вокруг хоть каплю обычности и приземленности. Удивительно.
- Проходи, - приглушенно произнес наёмник, рукой призывая друида проследовать к Владыке, на место двигающегося в их сторону аршхана. Адриарх, чуть помедлив, отвесил своему сопроводителю уважительный поклон и неспешно двинулся в указанном направлении.
- Друид, - вместо приветствия заключил Айдар, выражая своим голосом ровно ничего из того, что могло бы помочь определиться в отношении к данному факту. Звучало, правда, больше как наложение клейма, нежели удивление принадлежности конкретной расе, но Адриарх, остановившись на положенном ему месте, лишь сцепил руки за спиной и стал молчаливо ожидать. - Чья была воля убить моего сына?
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

3

- Я не помню твою просьбу в списке тех, что мне передал советник. Обговаривал с Дионом вопрос лично?
- Нет, Владыка.
- Отчего же?
- Не поймите меня неправильно, но.., - в приёмной зале повисла тишина. Аршхан, что стоял подле трёх мраморных ступенек, ведущих к трону, неотрывно смотрел на Владыку, не выдавая ни единой своей эмоции; по крайней мере, очень стараясь, чтобы ни одной таковой не выскочило у него на лице. В нём ещё не находилось достаточно уверенности, чтобы вести диалог с главой их народа максимально откровенно и выказывать личное мнение касательно ближайшего члена семьи - его сына, которого ко всему прочему совсем недавно пытались отравить. Как слышал Оли, попытка выдалась весьма успешной, пусть и не до конца: Диона смогли спасти. Что ни разу не отменяло наличия у Владыки более чем обоснованных причин для дурного расположения духа, с которым и в спокойные времена следовало соблюдать предельную осторожность.
- Но он не стал бы даже рассматривать твою просьбу, - закончил сам Айдар, не выказывая никакого отношения: ни понимания, ни негодования, ни согласия, ни неудовольствия - обошёлся сухой констатацией известного обоим мужчинам факта. Дион обладал чрезмерным самомнением, чтобы самолично разрешить хоть в чем-то его ущемление. Владыка не отрицал несостоятельность своего младшего сына как главы единения трех стран, но задерживать на том общее внимание не стал, вернувшись к изначальном теме разговора: - Ты сам уверен, что это необходимо?
- Это желательная мера, - откровенно, без малейшей утайки ответил аршхан, - которая облегчит мне работу.
Мужчины смерили друг друга взглядами. Один ожидал вынесения решения по делу, ставшей причиной его визита столицы, другой же думал над последствиями, которые могут последовать, согласись он на оглашенную прихоть. Однако совсем скоро они оба были вынуждены отвлечься и перенести внимание к парадной двери, через которую зашли двое: наёмник Айдара и неизвестный друид. Аршханы переглянулись с пониманием: нужно было заканчивать.
- Хорошо, Ольхариус. Будет по-твоему. С условием, что это не распространится на процесс зачисления. Всё остальное - в твоей абсолютной власти.
- Благодарю, Владыка, - аршхан в уважении склонил голову, но не спеша её поднимать, тем самым немо вопрошая у главы разрешения удалиться.
- Приказ будет издан к концу солнцестояния. Доставлю лично. Можешь идти, - вместе с этим Владыка махом руки пригласил к ответу недавно вошедших.
Оли же плавно развернулся и неспешно двинулся в сторону выхода, по пути не оставив без внимания и друида, коего привёл наёмник. Если аршхан обладал достоверной информацией - последнего отправили на поиски отравителя Диона и, судя по всему, он успешно справился с поставленной задачей. Однако, Ольхариус нашёл что-то удивительное в том, что очередная попытка убить последнего из наследников правящей семьи была произведена рука представителя той расы, с которой они в последние сотни лет не имели никакого взаимодействия. Друиды с презрением относились к аршханам, держась от них как можно дальше. Сами аршханы не находили ничего плохого в их позиции и не мешали тем держать дистанцию.
Задержавшись подле наёмника, мужчина сложил руки за спиной и легким кивком его поприветствовал, наблюдая за реакция. Когда же в той не было обнаружено ничего, что выказало его нежелание вести беседу, Оли приблизился к нему ему на шаг и развернулся к трону. Наблюдая за беседой Владыки с почти успешным убийцей его сына, они оба какое-то время стояли в абсолютном молчании.
- Удивительно, что его удалось найти. Слышал, друиды на подполье ценятся за то, что не оставляют следов, - сдержанно, чтобы не помешать другому, куда более важному разговору, нарушил тишину Оли, не переводя взгляд на наёмника - продолжая держать его на спине друида, лишь изредка обращая внимание на Айдара.
- Не сказал бы, что он скрывался, - заявление, которое заставило воистину удивиться.
- Настолько плох?
- Наоборот, - сухо, с равнодушием отрезал аршхан, - настолько хорош.
Не сдержав интереса, Оли обернулся к наёмнику с явным и легко читаемым вопросом во взгляде. Как его можно было понять? Друид был настолько хорош и одновременно с тем глуп, что не стал спешить прочь из столицу, где совсем недавно отравил не кого-то, а наследника самого сильного аршхана не в стране - целом мире? Или сработал настолько чисто, что у него банально не было нужды в прятках? Или... Оставив догадки, что одна за одной рьяно атаковали сознание, мужчина решил спросить напрямую.
- Не пояснишь?
- Не могу.
И только Оли намеревался поинтересоваться о причине, быть может несколько надавить, чтобы получить вразумительный ответ, как вдруг до них донесся голос Владыки, по-прежнему обращенный к друиду, но внезапно набравший силы и стали.
- Тогда ты знаешь, что тебя ждёт, наследник рода Адриа. Ты нёс смерть в мою семью, её же и понесёшь.
Отметив оправданность принятого Айдаром решения, Оли уже почти сроднился с мыслью, что проблема с нападением на Диона успешно решена, как вдруг наёмник его озадачил. Озадачил так, словно съездил по голове обухом топора. Топора великанов.
- Не уверен, но, возможно, он сможет помочь с сохранением.
Оли замер, глядя на наёмника, не веря в услышанное.
Ч...что?
[LZ1]ОЛЬХАРИУС, 689 y.o.
profession: директор Шархада[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][NIC]Olcharius[/NIC][SGN][/SGN]

Отредактировано Paul Osborn (2021-05-01 15:56:47)

+1

4

Стоя перед Владыкой - самым сильным в мире аршханом, собственноручно умертвившим собственного отца за попытку передать часть земель их заклятым врагам, - друид терялся в чувствах, испытывая то ли гордость за столь значительное к себе внимание, то ли легкую озадаченность из-за прекрасного понимания, чем эта встреча должна была закончиться. В подтверждение тому Айдар вскоре подвёл итог, озвучив меру наказания за попытку убийства его младшего сына: смертная казнь. На какой-либо другой исход рассчитывать было бы слишком самонадеянно и глупо, тогда как Адриарх не мог назвать себя наивным идиотом. Возможно, когда-то он и был таковым, но прошлое, вместе с деревней, где друид родился и вырос, вместе с родными, поставившими на нём крест ещё в самом детстве, вместе с женой и дочерью, которых мужчина, пожалуй, ненавидел как никого другого... Всё это оставалось в прошлом, теперь представляя лишь добротную, плодородную почву для личностного роста, основанного прежде всего на равнодушном отношении: к оскорблениям, запугиваниям, унижениям; к чужому мнению и общественным нормам; ко всему, что выходило из порядка, который устраивал друида.
Так, покорно кивнув в ответ на решение Владыки, Адриарх молча продолжил стоять в ожидании иным распоряжений касательно его жизни, даже не думая спорить. Кара была назначена соответствующая совершенному преступлению, за которое он обязательно ответит, если не сможет покинуть территорию страны до того, как его за шкирку поведут к небезызвестному столбу. В том же, что до возвращения свободы оставалось не так много времени, он не сомневался. Слишком хорошо друиду довелось изучить цитадель перед тем, как отравить единственного наследника трона - ему не составит труда быстро выбраться из-под стражи и кратчайшим подземным путем оказаться сразу за стеной столицы; слишком хорошо он разбирался в особенностях аршханской расы, зная её не только сильные стороны, но слабые - те, которыми он обязательно воспользуется; слишком хорошо он учился у жизни, чтобы теперь так просто позволить её отнять.
Однако.
Адриарх почувствовал присутствие третьего лица за своей спиной буквально за секунду до того, как оно обратилось к Владыке с неожиданным заявлением.
- Владыка, могу я попросить передать мне друида? - сам же друид с интересом и одновременным раздражением за сование носа куда не следует и поломку уже успевших укорениться в сознании планов взглянул через плечо на аршхана. Голову пришлось чуть задрать: не могли они уродиться пониже, вот никак не могли. Увидев позади себя рослого, крепко сложенного брюнета, Адриарх узнал в нём того, кто заставил своим разговором с Владыкой их с наёмником ждать у порога. Прислушавшись к внутренним ощущениям, друид не почувствовал ничего странного и необычного, поняв лишь одно: этот тип ему категорически не нравился. Ни внешним видом, ни внезапным интересом к её персоне, ни силой, с которой ещё никогда ранее сталкиваться не приходилось. Что ему вообще могло понадобиться? Что удумал этот чёрт? - Осознаю тяжесть уготовленной ему судьбы, но при необходимости приму её на себя.
Друид сглотнул. Посмотрел на Владыку. Вернулся к незнакомому аршхану. Вновь перевёл взгляд на Господина Айдара в ожидании его решения, как вдруг не сдержался.
- Нет, послушайте. Я готов понести вполне заслуженное наказание, но отдавать меня...этому? - Адриарх демонстративно ткнул пальцем в стоящее позади него тело, которое, кажется, не повело ни единым мускулом, вероятно и вовсе ничего не заметив. Или же пожелав замечать. Так или иначе, друид испытывал всё сильнее нарастающее раздражение от того, что, во первых, ситуация обретала всё более странны обороты, а во-вторых, им словно на рынке торговали, выставив на голосование: какой из разжиревших карманов выложит больше. Как тут можно было говорить о внутреннем спокойствии? Только что ни говори, а его мнения никто не спрашивал.
Владыка с некоторое время подумал над поступившей просьбой, а после, вальяжно откинувшись на спинку трона, в одобрении махнул на них рукой.
- Забирай. Появится повод пожалеть об этом решении - испустишь дух вместе с ним.
- Душевно благодарю.
Незнакомец поклонился Владыке, а после подхватил друида за руку и потащил прочь из залы. Адриарх только и успевал, что перебирать под собой ногами, чтобы не пересчитать зубы на мраморном полу.
За что..?
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

5

Он потерял себя, когда вдруг услышал про сохранение.
Он не думал, что успеет найти помощь до того, как душа Зайны рассеется окончательно - так, что её будет уже никогда не восстановить и уж тем более не связать с новым телом.
Он знал, что его надежды в любом случае походили больше на плод разыгравшегося и донельзя больного воображения, но в истории были зафиксированы случаи перерождения практически иссякшей души. Пусть лишь один - с успешным исходом, но этого было вполне достаточно, чтобы он продолжал отчаянные поиски того, кто мог бы ему помочь.
Он уже был у друидов. В каждом из крупнейших поселений, но все без исключения твердили лишь одно: это невозможно.
Что же не так было с покусившимся на жизнь Диона, раз наёмник заикнулся о шансе, в котором он сейчас так нуждался...?
Оли не заметил, как вдруг остался стоять совершенно один. Его мысли занимали лишь внезапно возникшие перспективы по успешному спасению горячо любимой дочери. Как он мог думать о чем-то другом? Однако стоило аршхану задуматься на тем немаловажным фактом, что Владыка намеревался казнить тот самый "шанс", как он тут же сдвинулся с места. Сомнения, что ему так просто отдадут приговоренного к смерти, не покидали мужчину вплоть до момента, когда Айдар дал ему позволение перенять на себя ответственность за судьбу друида. Искренне поблагодарив Айдара, Оли обхватил ладонью удивительно тонкое предплечье и двинулся прочь из залы. Шел быстро, но одновременно с тем не позволяя спешке подгонять себя. Вот уже много лет он всячески оберегал рассеивающуюся душу Зайны, так что мог вполне уверенно держать себя в руках, если то не гарантировало - хотя бы давало один единственный шанс, что когда-нибудь его старания и труды принесут плоды.
Спустившись вместе с друидом на этаж ниже, Оли повернул направо и, пройдя примерно до середины широкого коридора, распахнул перед ними одиноко стоящую дверь. Без церемоний затолкал новое обретение внутрь, зашёл сам и не без намёка повернул в замке ключ, который так и остался в замочной скважине: аршхана не волновали попытки друида сбежать, потому как тем в любом случае не суждено было пройти успешно, его скорее заботило их уединение. По той же причине он махом руки установил на помещении физический и слуховой барьеры, после чего осмотрелся: узкое окно с решеткой, стол, два стула, широкий диван и огромное зеркало, занимающее одну из стен. Не заморачиваясь над смыслом и предназначением последнего, Оли взял один из стульев и, поставив его посередине комнаты, указал на него пальцем.
- Садись, - приказал он, тогда как сам сел напротив друида на диван, широко расставив ноги, наклонившись и сцепив пальцы в замок.
Начать разговор аршхан не торопился. Как минимум потому, что банально не мог определиться, с чего же было лучше начать. С угрозы и предупреждения? Однако нуждался ли в том незнакомец или без того сознавал своё положение и всю опасность отказа в повиновении? Быть может стоило для начала попытаться наладить доверительные отношения, а уже потом углубляться в причины, по которым Оли попросил у Владыки дозволение на перенятие ответственности за жизнь друида. Сомнения. Одни сплошные сомнения. С одной стороны, нельзя было перегнуть палку и запугать, с другой же, излишняя свобода так же могла закончиться неудачей. Так что же...
Устав от собственных мыслей, Оли сжал руки, из-за чего суставы многозначительно хрустнули, и начал с того, что первым успело расположиться на языке.
- У тебя есть два выбора, друид, - произнёс он ровно, с едва заметным нажимом. Расцепив пальцы, словно чашу весов отвел левую руку сторону, ладонью вверх. - Ты можешь оказать мне услугу и получить моё покровительство, - в него входила как всяческая поддержка, так и спасение от смертной казни. Дав сидевшей напротив тростинке со всех сторон рассмотреть предложенный вариант, он отвёл правую руку. - Или же отказаться и, к примеру, проститься с жизнью здесь и сейчас, - покачав воображаемые чаши весом, то одну отяжеляя и опуская вниз, то проделывая то же самое со второй, Оли звонко хлопнул ладошами, вновь сцепив их вместе. - Честно, я не вижу смысла с тобой возиться. Точно также, как и ждать, когда ты найдёшь возможность для побега. Перед ответом советую хорошенько подумать. У тебя в распоряжении...не знаю, пары минут тебе хватит?
[LZ1]ОЛЬХАРИУС, 689 y.o.
profession: директор Шархада[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][NIC]Olcharius[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-05-01 16:34:15)

+1

6

Всё происходящее больше походило на дурной розыгрыш, нежели на что-то правдоподобное. Что если изначально входило в планы Владыки и было организовано для того, чтобы не тянуть до официальной казни и без промедлений решить вопрос о его наказании? С каждым шагом, что больше походили на неуверенные прыжки в попытках держаться с аршханом на одном уровне, а не волочиться по мрамору, вися у него на руке, Адриарх всё отчетливее представлял себе картину, как его загонят в какую-нибудь небольшую комнатушку, наложат звуковые барьеры, чтобы его криков не было слышно ни в цитадели, ни за её пределами, а после лишат его жизни как покусившегося на жизнь наследника трона. Глядя на широкую спину и напряжение ткани на мускулистых руках друид не сомневался, что один на один с этим шкафом у него не будет ни единого шанса не только куда-то выбраться, но в принципе остаться в живых.
Когда они остановились подле металлической двери, всем своим видом предупреждающая о том, что заходить внутрь - совсем не здравая идея, - Адриарх мысленно утвердил: ситуация двигалась именно в том русле, в коем он и предполагал. Сомнений в плачевности нависших перспектив не осталось, когда его буквально затолкали в комнату - слишком пустую, чтобы выглядеть дружелюбно.
Интересно, может быть с ним получится договорится? Наобещать чего-то несуществующего, сорвать о возможности немыслимого, чтобы сидел, разинув рот, и слушал, всё сильнее убеждаясь в необходимости сохранить друиду жизнь: он ведь мог ещё службу добротную сослужить!
Только не успел Адриарх и слова молвить о своей удивительной важности, как аршхан демонстративно поставил стул, который, как понял друид ещё до указания незнакомцем на него пальцем, предназначался именно для него. Тогда как сам шкаф пристроил свою задницу на мягком диване и выглядел при этом так, как будто ещё был чем-то недоволен. Нет, ну не зажрались они тут, у Владыки то.
Приняв судьбу восседавшего на жестком стуле, друид молча сел, даже не пытаясь найти наиболее удобную позу, и принялся терпеливо ждать, когда же ему соблаговолят поведать о причинах, по которым они, собственно, здесь и собрались. До первых слов аршхана времени прошло достаточно, чтобы Адриарх, устав от наблюдения чересчур серьёзной физиономии потенциального собеседника, принялся изучать интерьер комнаты на предмет чего-нибудь полезного - прежде всего, в защите от категорически неравного ему противника и последующем, если повезёт, побеге.
- У тебя есть два выбора, друид, - что ж, подумал Адриарх, уже было с чем работать. Однако чем больше говорил аршхан, тем сильнее он сомневался  в обоснованности привычного оптимизма, с которым смотрел на положение дел. О какой услуге могла идти речь, раз его будто в спешке забрали от Владыки? И что ещё за покровительство, в котором он, если подумать, за даром не нуждался? Перспектива же оказаться в скором времени убитым в этой самой комнате новостью не стала, но оставила значительный осадок, от которого аж горчило в горле.
- Не зря ты мне сразу не понравился, - подытожил друид всё сказанное аршханом. С одной стороны, этот тип не был женщиной, чтобы ему нравиться; с другой же, можно было быть чуть вежливее с тем, от кого тебе что-то нужно. Конечно, у самого Адриарха имелся значительный стимул для положительного ответа, - прощаться с жизнью всё-таки совсем не хотелось, - столь пренебрежительное отношение так и так не радовало.
- Что же будет в том случае, если я даже при желании не смогу выполнить необходимую тебе...услугу? - кто ж знал, чего ему на деле от него понадобилось.
Адриарх невольно задумался. Обращаясь к началу их встречи, окончание которой всё ещё стояло под жирным вопросом, он отметил, что аршхан подошёл к ним с Владыкой не сразу. Возможно, ему нужно было время для понимания, что друид - именно тот, кто почти расправился с Дионом. Интересно. Не успел ли он поговорить с наёмником у него за спиной? Ведь этот ручной пёс Владыки мог поведать ему многое. Слишком многое для того, чтобы заинтересоваться как в оказании друидом услуги, так и в его умерщвлении. Но...поведал ли? Адриарху казалось, что он понял наёмника. Почувствовал. И никак не мог предположить, что тот расскажет о случившемся первому же аршхану, с которым ему доведётся столкнуться.
- Если речь идёт об убийстве, - что выглядело довольно логичным с учётом работы, которую друид выполнял уже на протяжении многих лет и с которой пришёл в цитадель, - то просто назови имя. К утру его уже не будет.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

7

- Не зря ты мне сразу не понравился, - Ольхариус усмехнулся, роняя голову: знал бы друид, как сильно он сам не нравился аршхану. Слишком худощавый даже для представителя своей расы, не совсем ясного возраста, седой, промышляющий трудом, судя по всему, совершенно беспринципного наемника, берущегося за любое дело, которое только приносило достаточно прибыли; он выглядел будто склизким - аж руки лишний раз марать о него не хотелось. Что только в нём удалось найти слуге Владыки? Ведь с виду: обыкновенный друид с безмерно завышенной самооценкой; все ещё удивительно живой. С другой стороны, если ему до настоящего времени везло - как подобная удача могла помочь самому Оли с его проблемой? И откуда взяться уверенности, что в один прекрасный момент та не отвернётся от сидящего напротив него безумно тощего незнакомца?
С учётом всех обстоятельств, Ольхариус не мог позволить себе рисковать. Обладая одним единственным шансом на спасение дочери, он имел возможность попытаться всего раз, с которым их ждал либо успех, либо абсолютный провал. На последнем же закончилось бы всё: и жизнь Зайны, и, откровенно говоря, жизнь её отца. Ведь в таком случае он не сможет сдержать обещания, данного жене перед смертью, на которую она пошла также исключительно ради горячо любимой дочери; не сможет выполнить последнюю просьбу женщины, которой он однажды осмелился довериться - настолько сильно, чтобы в последующем создать с ней семью. Для того, кто всю свою сознательную жизнь бежал от гнета безмерно жестокого и крайне завистливого мира, это было сродни истинному чуду, в которое оставалось сложным поверить по сей день.
- Что ж, - выдохнул аршхан, поднимая на друида взгляд и вновь разводя руки в стороны, - в таком случае мне придётся утвердить твою бесполезность и окупить впустую потраченное на тебя время моментальным приведением в исполнение смертного приговора. - как Ольхариус уже говорил ранее: у него не было ни малейшей причины возиться со смертником секундой дольше необходимого для того, чтобы получить от него помощь. Если тот не был способен на восстановление души Зайны - им не о чем было разговаривать. Собственно, как и у друида не было больше времени жить эту жизнь: что-что, а покушение на сына Владыки - пусть и такого, как Айдар - не могло остаться безнаказанным.
Несмотря на что, друид не унимался в самоуверенности и заявлял о готовности разобраться с любым другим - стоит только ткнуть пальцем в цель. Отчего-то Ольхариуса это позабавило. Глядя на щуплого паренька, он мысленно представил, как тот бы расправлялся с опытными военными аршханами, которые превосходили его во всем: росте, силе, возрасте, как умственной, так и физической подготовке. В какой-то момент примерив и на себя роль потенциальной жертвы, Оли чуть не засмеялся от лицезрения тех картин, что подбрасывало ему довольно смелое воображение.
Нет, ну каков наглец!
- Нет, речь совсем не об убийстве, - мужчина пожал плечами и откинулся на спинку дивана. - Я бы сказал, совсем наоборот, - протянул он многозначительно и отчасти будто неуверенно - в не отпускающих его сомнениях, что в принципе стоило открываться перед незнакомым друидом, который, ко всему прочему, находился в числе первых на очереди в белому столбу.
Мог ли он воспользоваться полученными знаниями и навредить? Обернуть всё против самого аршхана, а после выйти совершенно сухим из воды? Не только не помочь, но и сделать гораздо хуже? Ведь такое, если верить историческим справочникам о магии темных друидов, также было очень даже возможно. Стоило ли рисковать, доверяясь обыкновенному наёмнику, зарабатывающему на пропитание чужими смертями, отнюдь не всегда такими уж и заслуженными?
Ведь если допустить ошибку - дороги назад не будет.
- Предположим, исключительно на теоретическом уровне, что есть крохотная частица погибшей души, - пересилив себя и начав, Оли поднялся на ноги и принялся медленным шагом наматывать круги вокруг занятого друидом стула, - которую необходимо восстановить. С момента разрыва прошло почти сто лет. С тех пор состояние спасенной части стабильно - процесс растворения остановлен, - аршхан замолчал, через несколько секунд остановившись и подняв на худое лицо взгляд. - Ты можешь с этим помочь?
[LZ1]ОЛЬХАРИУС, 689 y.o.
profession: директор Шархада[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][NIC]Olcharius[/NIC]

+1

8

Самоуверенность, которую друид без опаски выказывал в отношении намёка на необходимости неопределенной услуги, имела под собой веские основания для того, чтобы не столько выглядеть, сколько быть на деле непоколебимой. Несмотря на неустанные напоминания о том, что в случае неповиновения и отказа от оказания помощи его ждёт моментальное приведение смертного приговора в исполнение, он держался достойно - так, как держался бы всякий, сумевший проникнуть к главную Цитадель и убить единственного наследника престола. Хорошо, почти убить; Адриарх до сих пор не мог и представить, какие такие высшие силы поспособствовали исцелению Диона, раз слух о его выздоровлении разнёсся по столице гораздо быстрее того, что ведал о его кончине. Не было в стране такого друида - о наличии столь сильной целительской способности у аршхана он даже не думал, - который бы успел определить источник недуга и этот самый недуг успешно излечить: наёмник постарался и свёл шансы на спасения к минимуму. Тому чертовому минимуму, которого внезапно оказалось вполне достаточно, чтобы поставить наследника на ноги. Однако, что ни говори, то было первым успешным нападением на Диона за последнее столетие и самым близким к успеху из всех ранее произведённых. Тем более что Адриарх стал первым друидом, сумевшим настолько близко подойти к правящей семье, не вызвав при этом ни малейшего подозрения. Если бы не слуга Владыки, который необъяснимым образом его выследил - он бы уже давно находился за пределами этого государства, двигаясь за заслуженной наградой, что наверняка позволила бы забыть о необходимости заработка на ближайшее десятилетие, если не больше.
Что ни говори, но у друида были все основания для держания довольно высокой, местами слишком самоуверенной планки, с уровня которой он внимательно наблюдал за аршханом, ведущим с ним какую-то подозрительную, буквально со всех сторон сомнительную игру. Адриарху не нравилось в своём собеседнике всё: начиная внешним видом и удивительной для представителя его расы плавности движений и заканчивая словами, которые как по смыслу, так и на фоне наматывания мужчиной кругов вокруг стула, занятого друидом, напоминали больше бред сумасшедшего, нежели здравые мысли.
С каждым пророненным становилось всё отчетливее понятно, каков на самом деле был интерес к друиду: исключительно личный, можно было даже назвать его интимным. Как минимум потому, что поврежденная, практически погубленная душа наверняка принадлежала жене аршхана. В противном случае, тот был либо дураком, либо очень наивным дураком, которого можно было разве что пожалеть. Сразу после настойчивой просьбы спуститься от Духов к простым смертным и взглянуть на реальные обстоятельства, в которых до невозможного глупо полагать на успешное восстановление души без крепкой связи, чаще всего - брачной.
- Ты можешь с этим помочь?
Адриарх поднял взгляд на остановившегося подле него аршхана. Пригляделся. Тот, кажется, говорил вполне серьёзно да и не сказать, что с головой не дружил. С другой стороны, в каком же состоянии пребывала душа, о которой шла речь, если она сохранялась на протяжении целого века. Если верить сказанному - даже больше. Почему её до сих пор не восстановили? Зачем так долго держали в неполноценном состоянии? Как можно было быть такими идиотами? Хорошо-хорошо. Идиотом.
- Предположим, - ответил он в стиле своего собеседника, - чисто на теоретическом уровне, - и развел руками, поднимаясь на ноги. Сидеть и с задернутой головой смотреть на эту чертову скалу снизу вверх ему категорически не нравилось. Ровно как и его шее, которая к тому моменту уже начала знатно затекать от нужды пребывать в жутко неудобном положении. - Что я могу с этим помочь, - поделился друид откровенно, но, заметив нездоровое оживление со стороны аршхана, решил сразу же прояснить несколько предельно важных - ключевых моментов, - но при соблюдении ряда условий. Понятно? - Адриарх отошёл чуть в сторону, ближе к двери, которая пусть и была закрыта как на ключ, так и на множество барьеров, но всё равно грела душа жалким шансом на возможный побег. Почувствовав безопасность в достигнутом расстоянии, он остановился. - Во-первых, мне нужно оценить состояние души и в принципе понять, годно ли оно для полноценного восстановления. Во-вторых, нужно будет молодое тело для, надеюсь, понятных целей. В-третьих, тебе придётся найти того, кто согласиться на душевную связь с твоей женой. Как минимум до её успешного повторного рождения.
[LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][NIC]Adriarh[/NIC]

+1

9

Оли внимал словам с предельной концентрацией, от которой не осталось и жалкой видимости в том самый момент, когда появилась надежда. Невольно двинувшись с мета в сторону сомнительного типа, утвердившего, что - пусть только на теоретическом уровне - он имел шанс успешно выполнить выдвинутую ему просьбу, аршхан заметил странную, но вполне объяснимую реакцию: тот шарахнулся от него, как от лихой угрозы, и отошёл к самой двери. Пришлось быстро среагировать и остановиться; не мешать опасными образами течению разговора, который впервые - не за долгое время, как хотелось бы сказать, а в принципе - дал надежду. Ту самую, от которой мужчина, особенно в последние десятилетия, уж готов был отказаться, поставив крест не только на проваленной миссии, но и на самом себе.
Ещё никогда отцу погибшего ребёнка не доводилось слышать "это возможно", "вопрос лишь времени", "ситуация не безнадежна". Из раза в раз, когда он приходил за помощью и озвучивал те обстоятельства, что его вот уже целое столетие таскали по миру в погоне за крупицей жизненного света, смыслом, выполнением данного жене обещания; тогда ему приходилось мириться и проглатывать чужие издевки, пустую брань и саркастичный смех: видят Духи, какие только наивные идиоты не заходят их потешать.
Всё бы ничего, да и только с каждым таким провалом оставалось всё меньше терпения и, что самое главное, веры. В какой-то момент аршхан и сам поймал себя на мысли: может, он слишком много хотел? Может, он взвалил на себя ношу, которая не по силам не столько кому-то, сколько времени - жизни, что не имела оснований похвастаться богатством как ресурсов, так и различного рода возможностей. Тогда как единственный здравым решением было отступить и не гнаться за ложными иллюзиями? Стыдно признаться, но Оли действительно позволил себе подобные размышления, которые сейчас, в этот самый момент, казались до невероятного пустыми и глупыми. Как мужчина мог даже помыслить об отсутствии шанса? Если вот он, стоял прямо перед ним и заверял, что вероятность успешного восстановления погибшей души имеет место быть, пусть и при ряде условий.
Условий...
С трудом отстранившись от необычайной радости, что наполняла его с головой, Оли внимательно выслушал друида, а с каждым озвученным требованием всё сильнее сомневаясь: а оно того стоило? Последнее и вовсе заставило его плавно отступить назад, к противоположной стене.
"С твоей женой" - без конца крутилось назойливым эхом в голове. Стоило ли вообще объяснять, что речь шла совсем не о жене? О дочери, которая пострадала от рук насильника и только благодаря друиду теперь имела хотя бы минимальный шанс вернуться к ещё не познанной сполна жизни? Незнакомец говорил слишком уверенно, наверняка полноценно представляя устройство аршханского народа, их правила и обычаи: он знал, что при заключении брака души крепко связываются, а потому муж ушедшей жены не мог повторно закрепить с ней надежные узы.
Однако...
Как бы то ни звучало и чем бы ни казалось со стороны, Оли никогда ранее не имел брачной связи. Несмотря на то, что долгие годы был женат на любимой женщине, которой поклонялся чаще, чем самим Высшим Духам. Разговор шёл не о прогнозе погодных условий: подробных объяснений едва ли можно будет избежать. Тем более что мужчина был преисполнен намерением обеспечить восстановление души дочери самостоятельно. Без привлечения чьей-либо сторонней помощи. За исключением, конечно, друида, которому уже едва ли суждено было уйти из этой комнаты без согласия и одновременно с тем живым.
- Кхм, - легко откашлялся аршхан, поворачиваясь к худощавому блондину. Потёр затылок, что внезапно начал ныть, и, принявшись мять чешущиеся руки, медленно, с расстановкой - во избежание использования неправильных, не совсем корректных и лишних слов - продолжил. - С первыми двумя условиями проблем не возникнет, - в том можно было нисколько не сомневаться. Оли хоть сейчас мог предоставить доступ к жалким остаткам души его маленькой девочки, тогда как молодое тело он непременно найдёт, если в том после первоначального осмотра в принципе будет необходимость. Если не уже потерявшее свою душу, то... Сделает всё, чтобы это произошло. Без жалости, стыда и глупых сожалений. Убьёт и даже не задумается о морали: слишком дорогое - бесценное стояло на кону. - С третьем же всё немного сложнее... - точнее говоря, всё совсем не так, как виделось друиду.
Оли не знал, стоило ли так рисковать. Ведь именно из-за подобного риска он отказался от душевной связи с женой, с которой они по факту - и нормам их народа - просто жили под одной крышей. Нужно ли было раскрывать сразу все карты? Или же можно было как-то оставить сокрытыми некоторые из них? Оли не знал. Как не ведал и того, представится ли ему ещё хотя бы шанс встретиться того, кто не скажет на его просьбу категорическое, бескомпромиссное "нет".
- Правда такова, что я прошу тебя восстановить душу не моей жены, - аршхан сделал утвердительный шаг по направлению к друиду, им же наложив на помещение дополнительный, на сей раз боевой барьер. - Погибла моя дочь, - ещё шаг, - и если нужна брачная связь - лучше меня никто не подойдёт.
[LZ1]ОЛЬХАРИУС, 689 y.o.
profession: директор Шархада[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][NIC]Olcharius[/NIC]

+1

10

За постановкой конкретных условий, соблюдение которых не гарантировало, но предоставляло реальный шанс добиться желаемого результата, последовало протяжное затишье. В установившемся молчании угнетала неизвестность, из-за которой мысли пребывали в сущем хаосе, не останавливаясь ни на одно жалкое мгновение. Пусть, говоря по правде, не хватало именно его; для того, чтобы в должной степени разобраться в ситуации и наполняющих её обстоятельствах, которые, имея исключительно сомнительный вид, выглядели подозрительными, враждебными и отталкивающими от себя. Хотелось уйти, сбежать, отказаться от всего услышанного, сделать вид непричастности к чему-либо не касающемуся покушения на родного сына действующего Владыки. Проскочить через все установленные аршханом барьеры, включая боевой, от которого и без телесного прикосновения веяло огромной силой, наверняка свободной умертвить любого попавшего в ловушку, и либо вернуться к Айдару с настоятельной просьбой привести в исполнение первоначально вынесенный ему приговор, либо незамеченным покинуть цитадель и скрыться из здешних краёв как минимум пока не утихнет шум народа, потрясенного известием, что правящая семья внезапно чуть не лишилась последнего наследника.
Адриарх не мог оценить, было ли ему то под силу, и не сказать, что желал рисковать, проверяя то на практике, а потому испытал определенную благодарность за долгожданное нарушение тишины и откровенный ответ относительно последнего условия. Правда, друиду пришлось признать: подобного откровения он никак не ожидал, не допуская и мысли, что нуждающаяся в восстановление душа являлась не чьей-либо - его жены. Когда же опасных размеров аршхан пролил свет на, как понял Адриарх, главную проблему - неудивительно, что за неё никто не желал даже браться - всё медленно, но верно становилось на свои места. Пусть, говоря на чистоту, друид не до конца понимал: а как так получилось, что они с женой не были связаны брачными душевными узами?

До полного отречения от семьи и народа в целом Адриарх и не ведал - точнее говоря, не представлял во всех подробностях и красках - о том, каким конкретным образом у других рас проходило заключение как такового брака. Аршханы со своими особенностями - оказалось, удивительными и первым впечатлением умудрившимися сильно порадовать - исключением не являлись: лишь во время странствий и поисков всевозможного заработка и, если уж совсем откровенно, оригинальных, ранее не испытанных на собственной без того потрепанной шкуре проблем на свою худую задницу друид сделал своего рода открытие. Открытие, которое заставило испытать его целый ряд эмоций.
Сначала явился шок.
- Высшие Духи! Это же настоящее насилие!
Ответом ему было безразличное пожатие плечами да поджатые губы, всё ещё влажные от пригубленной последней порции алкоголя. Видимо, его собеседник, несмотря на принадлежность к аршханской расе, связывание душ насилием не считал, ровно как и чем-то странным, негативным да из ряда вон выходящим.
Затем, спустя некоторое время размышлений - уже будучи прилично подвыпившим: подобную информацию невозможно было переваривать в трезвом состоянии - явилось удивление.
- И всех это устраивает?..
Что выглядело для друида своего рода безумием: жениться всего раз и быть со своей женщиной до конца жизни. Тем более что заключенная связь делала ближе не только по положению или статусу, разбивая большую часть границ общественной морали, но и духовно, физически, на уровне эмоций - всего того, что в браке аршханов становилось общим, можно было даже сказать неделимым.
В тот момент Адриарху невольно вспомнилось выражение, услышанное во время путешествия по соседним мирам: и да пребудет счастье в вашем доме, пока смерть не отряхнет ноги о его порог. Тогда же он понял, что оно отлично подходило и к аршханам, которые занимались не чем иным, как отчаянным мазахизмом.
Последним его сердце посетило сочувствие.
- Держись, дружище. Жизнь не вечна...
Тогда как в глубине души плескалась радость:
"Как же хорошо, что я уродился обыкновенным друидом!.."

В то время знание было для него в новинку и лишь планировало постепенно укладываться в сознании Адриарха. Теперь же оно являлось своего рода постулатом, игнорировать который уже не представлялось возможным.
- Стой где стоишь, - не без нервного напряжение, возраставшего с каждым шагом аршхана, друид выставил перед собой руку, призывая более не приближаться к нему: он не для того пытался достичь со вторым безопасного расстояния, чтобы тот в самом скором времени принялся стремительно его сокращать. - Не надо... - Адриарх сглотнул образовавшийся в горле ком, - на меня давить, ясно? У тебя, конечно, хорошо получается, но давай на чистоту: этим ты ничего не добьёшься, включая возвращения дочери, - нет, серьёзно, как так вообще вышло, что у него был ребёнок, но он до сих пор ни разу ни на ком не женился? - Разве что вынудишь меня напасть, а это, думаю, не закончится ничем хорошим для нас обоих. Тебе будет не выжить, а мне после этого - не сбежать.
Из чего следовал вполне логичный вывод: стоило вернуться на шаг назад и всё спокойно обсудить. Правда, судя по наливающему угрозой виду собеседника, внешне становящемуся всё больше, а без того тесная комнатушка - всё меньше, аршхан придерживался кардинально иного мнения.

[LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][NIC]Adriarh[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-08-05 09:27:09)

+1

11

Сказанного уже было не воротить: Ольхариус лишь с силой сжал кулаки, как морально, так и физически приготовившись к любой реакции друида. Будь то удивление или непонимание, возмущение или принятие, долгожданное согласие или категорический отказ; его уже ничего не сдерживало и уж тем более не останавливало: на всё то, что хранилось в тени и бережно, с нездоровой страстью сберегалось от чужих глаз, аршхан самостоятельно пролил свет, поделившись с друидом, которого - смешно сказать - увидел впервые в жизни, глубоко личной информацией, известную лишь единицам. Вместе с этим оставалось всё меньше причин для пощады худощавого блондина, если вдруг ситуация внезапно выйдет из-под контроля. Ольхариус не мог допустить, чтобы сказанные им слова разлетелись эхом не только по родной стране, но и по всем соседствующим; однако не сомневался: если этот поганец ускользнет от него - всё именно так и произойдёт. Риск был высок. Ровно как и сомнения насчёт того, что он являлся хотя бы относительно оправданным.
Когда же друид выставил перед собой дрожащую в волнении костлявую руку, пытаясь то ли отгородиться от наступавшего на него аршхана, то ли наоборот показать свою силу и способность остановить того, кто превосходил по всем физическим показателям. Сам же Оли мог сказать наверняка: по духовным - тоже. Так или иначе, ещё сильнее рисковать - на сей раз, кажется, психикой приговоренного к смертной казни, нежели его телесной целостностью - он смысла не видел, а потому плавно остановился, уставившись на собеседника с немым вопросом: чего на самом деле тот добивался столь сомнительным жестом? Отвлечь внимание и попытаться сбежать? Или же случайным образом, пойдя на поводу у слепых эмоций, выставил себя в неблагоприятном свете обыкновенного труса? Последнее предположение максимально состыковывалось с тем, что видел перед собой Ольхариус: страх в глазах друида, неуверенность в дрожащих ногах и вызов, которыми были переполнены слишком резкие, слишком дерзкие, слишком самоуверенные слова. Однако сложно было представить наёмника, покусившегося на жизнь единственного наследника действующего Владыки и при этом не имеющего твердую почву под ногами как минимум в виде абсолютного бесстрашия.
Аршхан в удивлении вскинул брови, тогда как совсем скоро его взгляд наполнился то ли усмешкой, то ли чистой, искренней жалостью. Неужели этот доходяга и вправду думал, что ему удастся успешно одолеть противника без всяческих трудностей? Конечно, данное предположение куда сильнее подходило тому образу, что изначально был присвоен Оли друиду, но на деле являлось чересчур уж абсурдным: уж кому-кому, но совершенно точно не представителю мирной расы говорить о том, что ему не составит трудов разобраться с военным аршханом, который большую часть своей жизни провел в бою. Впрочем, белобрысый мог не иметь представления, с кем ему довелось связаться. Если говорить до конца откровенно - не имели слишком многие, чтобы быть в курсе какому-то странствующему и наживающемуся на чужих смертях чужеземцу.
- Я ещё не начал, - сухо, с каждым словом увеличивая силу голоса, произнёс Ольхариус, отступая на шаг в сторону от друида, - на тебя давить.
Сцепив руки за спиной, аршхан плавно развернулся и неспешно двинулся по периметру комнату, на несколько секунд задержавшись у небольшого окна и позволив блеклым лучам солнечного света коснуться бледной кожи лица: видят Духи, поддержание растерзанной души дочери и бесконечные поиски её спасения высасывали из него все соки. Глубоко вдохнув, он протяжно выдохнул, словно вместе с воздухом отпуская и внутреннее напряжение. - Твоя самоуверенность воистину похвальна, - произнёс Оли мягко, с какой-то заботой, возобновляя движение, но уже в обратном направлении - в сторону друида, - но смею полагать, что ты ещё не до конца осознал, с кем имеешь дело.
Остановившись в центре небольшой комнатушки, аршхан вытянул одну руку перед собой, тогда как вторую - оставил за спиной. Боевой барьер, что до того охватывал собой всю площадь, стал плотнее; настолько, что стал изредка шуршать едва заметными искрами - энергия набирала объём и почти материализовалась. Когда же Ольхариус убедился в том, что никто их теперь уж точно не побеспокоит, он посмотрел в сторону направления вытянутой руки. Всего несколькими секундами спустя над поднятой к потолку ладонью загорелся слабый золотистый огонёк. Охватив тот пальцами, меж которыми всё настойчивее пробивался свет, он крепко его сжал. Не опалив кожи и не раздавив только-только созданный сгусток душевной силы, но почувствовал в руке куда более твердую материю - кусок металла в переплетении с черным деревом, который постепенно вытягивался, пока не приобрёл вид полноценной трости со своеобразной короной на ручке из золотых лепестков. Стоило опустить мозолистую ладонь и расположить между ними пальцы, как те стремительно закрылись, обнимая собой руку владельца. Осторожно опустив наконечник трости к полу, аршхан поднял взгляд на друида. Тот, в свою очередь, был занят иным. Блондин неотрывно, с удивительной, тревожной внимательностью наблюдал на тем, как кожа Оли менялась: поглощалась чернотой, поверх которой вырисовывались янтарные узоры - символы, потерявшие смысл в далёком прошлом и теперь известные лишь единицам. То ли к счастью, то ли к сожалению, но Оли не только обладал знанием о них, но и являлся носителем заключенной в них силы. Невообразимой, но злой и беспощадной силы.
- В этих стенах уже было сказано достаточно, чтобы таить что-либо за душой, - заключил аршхан, когда тьма поглотила всего его. Включая глаза, которые лишь со временем принялись наливаться свечением душевной силой Альдемара - прямого последователя Духа Жизни. - Думаю, теперь твоя уверенность в лёгкой победе несколько поубавилась, не правда ли? - выставив перед собой трость, в которой была заключена одна рука мужчины, он накрыл её сверху второй. - Я не дам тебе уйти живым без согласия на помощь в восстановлении души моей дочери. Говоря на чистоту, даже если ты согласишься, а в результате потерпишь неудачу - свободы тебе не видать. Как и жизни. Сам понимаешь, ты увидел слишком многое, чтобы я упустил тебя из виду. - Оли пожал плечами. - Такова жизнь.
[LZ1]ОЛЬХАРИУС, 689 y.o.
profession: директор Шархада[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/dnam6Es.jpg[/AVA][NIC]Olcharius[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-05 23:34:59)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » your spirit was trapped


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно