внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
джеймс рихтер
Боль в ноге делилась на сотни импульсов, а вместе с ней закипала запоздалая злость... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » With you I can dance even when I walk because with you I am flying!


With you I can dance even when I walk because with you I am flying!

Сообщений 1 страница 20 из 37

1

Кафе, клиника и так далее| 14 марта | 12:00

Gabriel Gino и  Kiara Dantes
https://soundtimes.ru/images/pesni2/262.jpg

Поддержка, очень важна. Особенно в те дни, когда особенно нервничаешь. Но, с ней даже то. что он не любит больше всего на свете, превращается в сказку.

Отредактировано Gabriel Gino (2021-05-02 17:54:30)

+2

2

Это было погожее утро среды. Габриэль немного нервничал из-за этого дня, так как сегодня он обещал одной прекрасной девушке, что он не отменит визит к терапевту ни под каким предлогом. Но, взамен она пообещала, что они позавтракают в его любимом кафетерии, там же, где в их первое спонтанное свидание он покупал Крок-Мисье и те самые восхитительные шоколадные круассаны. К тому же, он обещал тому пекарю, что непременно явиться к нему. Так что, он выполнил бы его обещание вдвойне, приведя с собой клиента.
Дни без Киары тянулись нарочито медленно. Они порывались пару раз встретиться, но то дела не отпускали Киару, то друг Габриэля требовал внимания Габриэля в его компании. Когда друг заметил, что он несколько раз посматривал на часы, во вторник, он спросил его:
- Габи, друг мой, что с тобой такое?
- А чего такого? - почти огрызнулся он.
- Ты сам не свой, на часы смотришь, у тебя нога болит? Скоро закончим.
- Глупости, при чём тут моя нога, и хватит вообще моё плохое настроение акцентировать только на травме. Дело не в этом.
- А в чём? И бога ради прости меня, я не хотел тебя обидеть.
- Ничего, я понимаю. Насчёт ноги, ты прав, она побаливает и завтра я пойду к терапевту, но не один.
- Ты хочешь, чтобы я пошёл с тобой? - удивился друг, - Я мог бы, но...
- Расслабься друг, со мной пойдёт девушка и вообще, делюсь как с другом, я влюбился.
- Ну так это же замечательно?
- Да, ты прав замечательно.
В то утро он проснулся, принял душ. Сегодня он всё же уложил волосы прямо, чтобы не мешались и не вились. Резинку он взял просто с собой, Киаре нравилось, когда они были распущенны. Он поймал себя на мысли о том, что уже подсознательно хотел делать так, как хочет его пассия и это ему нравилось. Из одежды он выбрал сегодня свободные синие брюки и белую рубашку на завязках, на ноги он определил мягкие чёрные кроссовки. Он не хотел сегодня носить браслеты или ещё иные аксессуары, более не считал это нужным. Киара сказала, что её не надо забирать и что к кафе она доберётся своим ходом, но он хотел, чтобы они больше не оставались без транспорта на открытой местности, так что к кафе сам решил подъехать на машине. У него был Кадиллак Ciel Concept,чёрный. Да, кто-то сказал бы, что машина вычурная. Но Габриэль не экономил на трёх вещах, еде, транспорте и путешествиях. Как оказалась, была ещё четвёртая вещь, которая не подлежала экономии в его глазах. Это была Киара.
Он подъехал к кафе заранее и ждал её, по дороге он купил прекрасный букет маргариток, потому, что считал, что к девушкам приезжать без цветов вообще не стоит, это было не вежливо.
Он вышел из машины и зашёл в кафе, народу в это время было немного и пекарь его узнал:
- А я вас помню, молодой человек, пришли за крок-мисье? Вам с собой?
- Вообще-то я пришёл к вам позавтракать и я ещё не знаю, что мы закажем, мне нужно её дождаться и мы поедим здесь, если вы не против.
- Конечно нет, друг мой, вон столик у окна видите, он ваш. Пока вам налить чего-нибудь.
- Нет, я подожду мою даму.
- Молодец, располагайся.
Он сидел за столиком и ждал Киару, букет он держал на коленях, чтобы вручить ей, когда она придёт. Он очень ждал встречи с ней и поймал себя на мысли, что очень сильно скучал.

+1

3

Несколько дней они не виделись, и Киара впервые в жизни почувствовала тоску по человеку. Ей не хватало улыбки, не хватало ласкового взгляда, которым встретил её Габриэль после пробуждения. Она всё больше впадала в размышления, это не повлияло на работу, потому что Дантес получила невероятный источник вдохновения, и даже маститые дизайнеры отметили положительные изменения в её эскизах, предлагая показать их Альваро, но Киара старательно избегала встречи с отцом. Впрочем, ей было, что сказать ему. Пропущенные звонки так и остались не отвеченными. Только матери Киара позвонила, чтобы сообщить, что всё хорошо, она жива-здорова, а на вопрос «как ты пережила грозу?» ответить «отлично! И ты даже не представляешь…».
– Я ещё не готова говорить с отцом, – закончила она разговор.
Ночь, проведенная в доме Габриэля, была одной из лучших в её жизни. Нежность, ласка, забота, танец, откровения – это всё опутывало пару невидимыми волшебными нитями. И те туфли у кровати, что она нашла уже днем, потому что пробуждение было таким поздним, и букет роз, и завтрак, и… опоздание на работу. Всё, что происходило в доме Габриэля, было сказкой, и иногда хотелось ущипнуть себя, чтобы проверить: правда ли это, или Киара всё ещё спит.
Дантес вспоминала ту грозу с благодарностью, хоть так и не смогла оценить по достоинству прекрасный дом, но для этого у неё ещё представится возможность. Дантес знала это, как и то, что сегодня днем встретится с Габриэлем и вместе посетят врача. Разумеется, Киара нервничала.
– Я сегодня ухожу, и больше в офис не вернусь, – сообщила она секретарю, и в этот самый момент, открылись двери отцовского кабинета.
Альваро выглядел осунувшимся и уставшим.
– Уходишь? Но ты мне нужна на переговорах.
– Ты прекрасно справляешься без меня, – она говорила спокойно и уверенно.
– Нам надо поговорить, – распахнул двери кабинета, приглашая войти, дабы никто не стал свидетелем разборок между отцом и дочерью.
– Прости, но я иду к врачу, и… – она посмотрела на отца, вспомнила рассказ Габриэля, лишившегося родителей, и ей стало больно, ведь из-за собственного упрямства и непримиримости они с Альваро могут навсегда потерять друг друга. – Поговорим позже, па. Обещаю.
Она сделала шаг навстречу и положила ладонь ему на плечо. Поцеловала в щеку.
– У тебя какие-то проблемы? Твоя машина несколько дней на стоянке. Что происходит? Киара!
Но дочь, взрослая, самостоятельная и такая же упрямая, как отец, уже выстукивала каблучками по коридору. Она буквально летела, окрыленная, воздушная, сменив на сегодняшний день строгий деловой костюм на легкое платье, только тяжелый жакет придавал внешнему виду лишний официоз. Туфельки, подаренные Габриэлем, были такими удобными, что Киара решила пройтись пешком, посчитав, что небольшая прогулка  не повредит, а напротив, даст успокоиться после встречи с отцом, прочистит мысли, ведь не хорошо вываливать на Габи переживания по поводу работы. Она расстегнула пуговицы на жакете, а после и вовсе сняла его, бросив на локоть. Подставила лицо ласковому весеннему солнцу, простояла так несколько минут, пока её телефон не завибрировал, принимая сообщение от отца: «НАМ НАДО ПОГОВОРИТЬ!»
Его тон, эти большие буквы не оставляли сомнений – Альваро злится, но Киаре было уже всё равно. Она летела навстречу своему настоящему, будущему, а разборки останутся в прошлом. И всё же она остановилась и набрала сообщение, стараясь быть наиболее тактичной: «мы обязательно поговорим. У меня всё в порядке. Я люблю вас с мамой, но позвольте и мне любить!» Отправка. В ответ пришел смайлик со слезами и два слова «буду ждать». Это был первый случай, когда Альваро использовал смайлики в сообщениях. Это даже вызвало у Киары улыбку.
Вот так, улыбаясь, поймав восхитительное настроение, она добежала до места встречи, слегка запыхавшаяся, немного растрепанная. Поправила жакет на локте. Вначале думала набросить его на плечи, но решила, что лучше этого не делать. Ткань хоть и была тонкой, но скрывала всё, что должно быть скрыто, но вместе с тем силуэт платья давал прекрасную почву для воображения. Её сердечко буквально выпрыгивало, и Киара пыталась взять себя в руки. Какой будет эта встреча? Что она принесет? Что будет после? И как себя вести? В голове загудело, зашумело, и надо было взять себя в руки.
Глядя в витрину она поправила прическу, пригладила волосы, а потом, когда солнышку скрылось за облаком и перестало слепить, увидела по ту сторону Габриэля. Помахала ему рукой и забежала в кафе.
– Добрый день, – кивнула она мужчине за стойкой и уверенно прошла к поднявшемуся ей навстречу Габриэлю.
Киара протянула руки, ловя его ладони, а точнее одну ладонь, и сделала шаг, чтобы поцеловать в щеку.

+1

4

Она не заставила себя долго ждать и влетела как прекрасное красивое облачко в кафе, спустя минуты, которые показались Габриэлю вечностью. Как же он по неё соскучился. На ней было великолепное платьице и те самые туфельки, что он подарил ей в то утро, не танцевальная пара. Когда она зашла, то для Габриэля будто засияло солнце внутри здания. Она искала его и булочник кивнул ей в сторону столика:
- Доброго дня, мадмуазель. Ваш Ромео уже там.
Он поднялся ей навстречу, принимая её поцелуй и тоже целуя её в щёку:
- Какая ты красивая сегодня. Как туфли? Я угадал с размером, не жмут? Ой, прости, что я несу, это тебе, - он протянул ей букет и опять чувствовал себя как мальчишка.
Он отодвинул ей стул и попросил вазу для цветов, когда они поставили букет и они сели он сказал:
- Приём у физиотерапевта в два часа, ехать отсюда на моей машине где-то пол часа, так что у нас полтора часа, чтобы позавтракать.
Он уже было хотел встать и пойти к прилавку, спросив у неё, что она будет. Как к ним подошёл сам булочник с полотенцем через руку.
- Нет, нет и нет. Только для вас и сегодня, - он слегка картавил, - я обслужить эту прелестную пару. И только сегодня, для милой мадмуазель, сегодня скидка на всё меню ровно десять процентов. В честь весны и красоты. Я ценить тех кто приводить таких очаровательных клиентов с собой.
- Спасибо, мисье Бернье, вы очень любезны, - поблагодарил его Габриэль.
- Так и что будет юноша? А вы пока изучите меню, мадмуазель, обратить внимание на блинчики, oui? Рецепт моей мама, не портит талию никогда.
Габриэль улыбнулся:
- Мне блинчики с жульеном, один крок-мисье и латте, а ещё две бутылки воды литр, одну тут, другую с собой  и с собой пару твоих чудных круассанов с шоколадом и для меня один тут и всё, что пожелает моя очаровательная спутница.
- Превосходный выбор, в моих блинчиках жюльен свежайшие шампиньоны. А мадмуазель выбрать. Давайте разорим этого милого юношу и не забудем про десерт, - подмигнул он ей.
Габриэлю нравилось, что он подыграл ему, это напомнило ему повара Луиджи из "Леди и Бродяги" и он уже подумывал о том, чтобы они сегодня поужинали пастой в итальянском ресторане, сегодня вечером.
Он подождал, пока она закажет и спросил её.
- Ты хочешь ждать меня сегодня в фойе, когда я буду у терапевта, или хочешь пойти со мной туда, чтобы узнать получше, что со мной? Меня устроят оба варианта, некоторые также не любят больницы как и я. Там не будет ничего такого, только осмотр и пара дежурных тестов на опору, но  в вестибюле есть журналы и прочее, - он посмотрел в её глаза и только тогда перестал нервничать, - прости, я всегда такой, когда перед врачами. Я по тебе скучал, - улыбнулся он.
Он улыбнулся и спросил:
- Расскажи, как твои дела, что делала пока меня не было? Есть ещё новости?
Он чувствовал как остро и сильно ему её не хватало. Будто с ней в то утро ушло его дыхание. А сейчас, только когда она была рядом, оно вернулось к нему и он снова мог жить полной жизнью. С Габриэлем такое даже в старших классах не случалось, а только сейчас и только вместе с ней.

+1

5

В кафе в этот час было немноголюдно. Время ланчей уже прошло, и редкие посетители уже заканчивали свои поздние перекусы или завтраки. Киара кивнула владельцу заведения, как она догадалась позже, и с улыбкой повернулась.
Как же она соскучилась! Замерла, беззастенчиво любуясь прекрасным открытым лицом, ласковыми глазами, вобравших в себя сияние солнца, нежными губами, сладость которых она уже узнала. Время растянулось, и ей не хотелось никуда спешить, никуда бежать, прятаться, и тем более, не хотелось думать о работе.
Поцелуй. И Киара жадно втянула воздух, наполненный ароматом туалетной воды Габриэля, и тихо выдохнула. Это ощущение уюта не сравнить ни с чем. Немного щекотало нос, и покалывало кончики пальцев от желания коснуться щеки. Они не виделись двое суток, и сейчас снова упивались радостью встречи. ей хотелось спросить, как нога, но Киара перед визитом к врачу не стала этого делать, чтобы не вызвать лишней нервозности, как настроение – было понятно по широкой улыбке и объятиям, которыми встретил её Габриэль. И теперь время Киаре смущаться и краснеть, потому что она не знала, что сказать и куда себя деть. Она слишком давно не была на свиданиях [студенческие вечеринки не в счет].
– Соскучилась, – подтвердила Киара кивком. – Да, всё отлично. Как будто на меня шили. Признайся. Ты ночью снял мерки с ножки и заставил всю ночь работать эльфов-сапожников? – рассмеялась. – Они очень красивые и нежные.
Бережно прижимая букет к груди, Киара расположилась за столом, поблагодарив Габриэля, и положила цветы рядом с собой, пока не принесли вазу.
– Спасибо, – кивнула и подоспевшему официанту с водой и красивой вазой, и теперь на их столике стоял прекрасный букет, который привлекал внимание и посетителей кафе, и прохожих по ту сторону окна. Они останавливались, улыбались, а потом снова торопились по своим делам.
Появление хозяина на сей раз в поварском колпаке и с полотенцем официанта на руке, вызвало улыбку. Он заговорил – улыбка стала еще шире. Приятный акцент и манеры делали своё дело, и сразу было понятно: Габриэль здесь часто бывает, если не с долгими посиделками, то забегает взять что-то с собой.
– Si señor, – Киара улыбнулась и заглянула в меню, не столько для того, чтобы изучить содержимое, сколь, чтобы скрыть улыбку. Её плечи чуть подрагивали от смеха, и сдержаться было очень сложно.
Она провела пальчиком, по столбцу названий. Крепы, панкейки, круасаны, разные виды выпечки, от пресных хлебов до сдобы – всё это для удобства было так же собрано в меню, и каждый, делая заказ, мог попросить завернуть с собой несколько булочек или багет.
– Я попробую ваши блинчики, а начинку подберите сами, только пусть будет не очень сладким. И кофе. Большую чашку, – улыбнулась, повернув голову и закрывая меню. На десерт, – она сделала вид, что задумалась, хотя уже давно выбрала клубничный фрезье.
Приняв заказ мсье Бернье удалился, раскланявшись.
– Он забавный. Всегда такой? – но разговор, который начал Габриэль вернул серьезный настрой. Киара пожала плечами. – Если тебя не стеснит моё присутствие.
Меньше всего ей хотелось, чтобы Габриэль испытывал неловкость от её присутствия. Она была уверена, что у него всё получится, и врач даст положительный прогноз, но что если нет? Такой вариант тоже мог быть, а ведь мужчине нужно быть сильным. Как тогда Габи посмотрит на неё?
– Я хочу пойти с тобой. Если хочешь, я побуду в фойе, а потом поговорим вместе с врачом. Если хочешь, – снова повторила она.
Они только познакомились, провели вместе одну незабываемую ночь, соскучились друг по другу, Киара слушала своё сердце, которое трепетало рядом с Габриэлем. Она никому ещё не говорила об этом знакомстве, не хотела, чтобы кто-то сказал «зачем тебе хромой?». Все любят красивых, успешных, богатых, все гонятся сейчас за красивой оберткой, забывая, что под одеждами скрывается душа. А душа у Габриэля была прекрасной. Его свет приятно согревал, манил к себе.
– Послушай, – она накрыла ладонь своими пальцами, – я буду рядом, что бы ни случилось. Это звучит очень громко, ведь мы только познакомились. И кто-то посчитает это безумием. Но мы ведь немного сумасшедшие, нам можно.
Пальцы гладили его руку. Ей так не хватало этого прикосновения, этого ощущения его кожи на кончиках пальцев, которое покалывание разносится по телу.
– Я ведь должна тебе ещё один танец за прекрасный вечер, и… Как у меня дела? Очень соскучилась по тебе, и в эти два дня очень мало спала и много работала. Не потому, что нужно было сегодня оставить все дела, чтобы встретиться с тобой, я бы в любом случае отложила всё, а потому что испытала невероятный всплеск вдохновения и энергии. И… Я так и не поговорила с отцом. Надеюсь, он сможет меня понять.
Она так и продолжала гладить руку Габриэля, когда к ним подошел мсье Бернье с подносом. Две чашки кофе, над которым поднимался дымок, и две тарелки с блинчиками.
– Только со сковородки, – весело проговорил он. – Как заказывали6 жульен для мсье и мой выбор для…
– Мадмуазель, – опередила его Киара.
– В начинку входит карамелезированное яблоко, а чтоб было не так сладко, добавил грушу в вине. Надеюсь, вы не за рулем? – он подмигнул Габриэлю. – Наслаждайтесь завтраком, а десерт я принесу чуть позже.
Он раскланялся и отправился снова на кухню, напевая себе под нос что-то из оперных арий.

+1

6

– Да, всё отлично. Как будто на меня шили. Признайся. Ты ночью снял мерки с ножки и заставил всю ночь работать эльфов-сапожников? – рассмеялась. – Они очень красивые и нежные.
- Нет, у меня с ними контракт на пошив, я же владелец танцевальной студии и очень важный клиент, - подмигнул он ей, - а какие у них босоножки. Нет, я точно хочу свозить тебя на шопинг и купить тебе всё, что ты попросишь. К тому же мы сегодня на машине. Видела ту чёрную, кабриолет под окном, - он кивнул на припаркованную машину, - это та, на которой мы сегодня будем кататься.
Ему было посрать на машину в принципе, к тому эту машину они покупали вместе с другом, который оплатил четверть её стоимости. Он хотел подбодрить Габриэля после аварии и как-то по своему показать, что он рядом. Но, мальчишки есть мальчишки и он, невольно просто хвастался. Из-за чего слегка покраснел.
Ей понравился повар, а Габриэлю то, что она не скромничала и заказала всё, что захотела. Эту женщину он готов был баловать бесконечно. Габриэль на себя мало когда тратил деньги. Разве что на одежду, музыку и еду.  Он был достаточно состоятелен и собирался стать ещё больше, после выхода новой игры про убийство в танцевальном зале. Как раз когда она делала заказ, ему позвонили из студии, он извинился и взял трубку:
- Нет, Рамон, я не буду делать эскизы в жанре Нуар, Основная ветка убийцы в игре должна быть в цвете. Особенно сцены убийств аи раскрытия тайны убийцы. Нет, ну те моменты конечно нуар.  Но закон современного Нуара таков, что цвет красной лентой везде цвет. Что ты споришь со мной, посмотри "Город Грехов" обе части, только бога ради, Рамон, не копипасти, я же увижу в коде. Пока, извини у меня свидание.
- У тебя что..., - хотел спросить коллега, но Габриэль повесил трубку.
- Прости родная, с работы звонили, программист новенький, - то он задумался, - Ой, я совсем забыл тебе рассказать, что после травмы могу вообще не танцевать и решил, что нужно искать новый доход, ну изучил программирование и мы с другом основали компанию по производству видео-игр "Killer". Большинство визуала и сценария этих игр программировал я. 
– Он забавный. Всегда такой?
- Признаться, я тут второй раз, просто французские повара очень отзывчивы к тем клиентам, которые ценят их кухню. Но, плюс мы ещё с тобой красивая пара, может то ему что напомнило. Но именно тут, когда мы с тобой столкнулись я взял тогда те самые бутерброды и круассаны с шоколадом.
- Как у меня дела? Очень соскучилась по тебе, и в эти два дня очень мало спала и много работала. Не потому, что нужно было сегодня оставить все дела, чтобы встретиться с тобой, я бы в любом случае отложила всё, а потому, что испытала невероятный всплеск вдохновения и энергии. И… Я так и не поговорила с отцом. Надеюсь, он сможет меня понять.
Он накрыл её руку своей:
- Если тебе важно благословение отца в наших отношениях, я могу с ним познакомиться, когда к этом подойдёт время, - подмигнул ей Габриэль.
- Я буду рядом, что бы ни случилось.
Он улыбнулся ей и накрыл её руку своей:
- Спасибо, Киара, я не против и даже за, чтобы ты была со мной. Ты моя девушка и я не могу и не хочу стыдиться тебя. Особенно после того, как ты осталась со мной в ту грозу, я бесконечно тебе доверяю.
К ним принесли заказ:
- Детки, потом ворковать, сначала кушать, - улыбнулся булочник, расставив тарелки, - Аппетита.
Габриэль разрезал мешочек из блинчика, обвязанный сыром и попробовал.
- Ммм, вот это да,  не зря я наткнулся на эту пекарню, надо потом будет отзыв написать хороший. А как твои блинчики?

+1

7

Киара с улыбкой рассказывала о своей работе, и даже когда разговор коснулся отца, Дантес не переставала улыбаться. Это была магия Габриэля. Он рядом – и она улыбалась, просто не могло быть иначе, когда сердце пело свою таинственную, непонятную никому песню, когда дыхание перехватывало, а внутри становилось горячо, словно кто-то раздувал огонь, поселившийся там несколько дней назад. Это Габриэль своими нежными руками вложил его Киаре в грудь, когда обнимал её в танце, когда просил остаться, а она согласилась.
– Нуар? Это очень интересно и… – Киара прикрыла глаза.
О, она любила этот жанр, и пока училась в университете, её работы часто профессора отмечали именно в этом жанре, особенно хвалил профессор Ллойд, хотя от него похвалы никто не получал, кроме Дантес. Он же говорил о работах Киары, что картинки буквально оживают, и видишь развитие сюжета, а алые акценты только еще больше подчеркивали глубину. Дома у родителей даже хранился альбом с её работами, где-то на чердаке среди прочего забытого хлама.
– Покажешь мне как-нибудь? Не эту, – махнула рукой, понимая, что есть коммерческая тайна, – другие ваши игры. А может, у тебя дома есть, и мы поиграем?
Она не спешила признаться, что только сейчас заинтересовалась компьютерными играми. Раньше просто не находила времени на это, предпочитала рисовать или оттачивать мастерство в черчении.
Она опустила голову. Отец. Сейчас эта тема стала крайне болезненной, но с кем, как ни с Габриэлем поделиться, он уже знает, что произошло между ними.
– Я просто не готова с ним говорить. Тяжело простить эту попытку вмешаться в жизнь. Нет, даже не вмешаться, а решать всё самому, как будто я маленькая несмышленая девочка. Он, в конце концов, не платье мне выбирает, – Киара не заметила, как начала заводиться, но Гибриэль накрыл её руки своей ладонью, и она подняла голову. – Благословение? Дело не в этом. Если он не примет тебя, это ничего не решит, потому что… потому что ты – мой выбор. Не его! Просто мы оба настолько упрямы, что можем в один момент стать окончательно чужими людьми, просто совладельцами компании. Когда ты говорил о своих родителях, мне стало страшно, что я потеряю отца и мать. Прости, не стоит, наверное, об этом.
Киара перевела взгляд за окно.
– Да, я хочу, чтобы вы познакомились, – она повернула голову и с улыбкой посмотрела на Габриэля, – но специально нравиться ему не нужно. Я хочу, чтобы отец уважал мой выбор.
Киара отчетливо представила эту встречу: горячий испанец и не менее горячий руманчик, их эмоциональный разговор, когда отец попытается доказать, что ни один мужчина на земле не стоит даже ногтя на мизинце его малышки Киары, и тогда мать, которая всегда проявляла мудрость, одернет Киару, призывая к молчанию, и возьмет слово – так часто бывало в их семье, – и напомнит отцу, как приходилось самому Альваро лезть из кожи вон, чтобы доказать, что он достоин красавицы, которая стала потом его женой.
«Наверное, надо познакомить вначале с мамой. Как-нибудь случайно заехать домой, когда отца не будет дома», этой мысли Киара улыбнулась.
– Хорошо, я пойду с тобой, – подмигнула Габи, когда снова появился булочник.
Девушка демонстративно отрезала кусок крепа и отправила себе в рот.
– Мммм, как вкушно, – даже глаза закрылись от удовольствия, когда на языке растеклась сладость карамели и пряная вязкость вина. По одному её виду понятно, что ей нравится, это при том, что Киара не была сладкоежкой, как принято думать о девушках. – Это очень вкусно, и я бы такие взяла домой, но сливочную карамель не подогреешь в микроволновке. – Хочешь кусочек?
Той сладкой ночью Габриэль кормил её суши, и она осторожно брала кусочки, и теперь хотела угостить его самого. Она поддела ножом, подгребая подольше начинки, чтобы было вкуснее.
– Не хватает только бокала белого вина, – подмигнула она. – Но это можно исправить, когда отгоним твоего красавца в гараж. Кстати, я попросить хотела.
Она замялась немного.
– Твой дом восхитителен, ты проведешь для меня негрозовую экскурсию. Скажем, сегодня вечером, если визит к врачу не слишком измотает.
Киара отпила кофе, вкусный, горячий бодрящий, он сгладил сладость блинчиков.
– До моей работы отсюда тоже недалеко, и мы можем вместе обедать, – Киара вдруг поняла, как можно видеть каждый день Габриэля. Лишь бы ему разрешили танцевать. Лишь бы всё в порядке было с ногой. – Или в каком-то другом кафе поблизости, – она наклонилась и тихо добавила. – Потому что я боюсь, если каждый день есть такие невероятно вкусные блинчики, тебе придется довольно скоро искать у меня талию.

+1

8

– Покажешь мне как-нибудь? А может, у тебя дома есть, и мы поиграем?
Девушка, знающая компьютерные игры, это было интересно, но делающая в неё поиграть, это было вдвойне интересно:
- Хмм, можем и поиграть, у меня дома большой компьютер с хорошими мониторами и многопользовательский режим там тоже есть, я мог бы дать тебе компьютер, а сам с ноута, это удобнее будет. А новая игра в эскизах и тебе могу показать хотя бы арты игры. Это не запрещено.
- Благословение? Дело не в этом. Если он не примет тебя, это ничего не решит, потому что… потому что ты – мой выбор. Не его! Просто мы оба настолько упрямы, что можем в один момент стать окончательно чужими людьми, просто совладельцами компании. Когда ты говорил о своих родителях, мне стало страшно, что я потеряю отца и мать. Прости, не стоит, наверное, об этом.
- Киара, - погладил её руку пальцами, - Я может и ошибаюсь, но в глубине души своей, отец хочет своей дочери, а если ты у него единственная, только добра, он думает, что так или иначе будет лучше. Но, ему, увы придётся пройти через этап осознания, что ты больше не малютка. Я вижу, ты его любишь. Но заслужит ли он твою любовь в дальнейшем приняв для себя по отношении к твоим желаниям правильное решение, зависит тоже от него. Мне хотелось бы думать, что мои родители одобряли бы мою свободу. И поверь мне, лучше когда они живы это выяснять. Потому, что после такой ситуации как у меня, уже всё просто как есть или точнее как было.
- Но специально нравиться ему не нужно. Я хочу, чтобы отец уважал мой выбор.
- Мне лично главное, чтобы я нравился тебе и когда твой отец увидит, как ты светишься и что ты счастлива и поверь мне, сменит гнев на милость. Но, это уже моя работа, чтобы со мной, ты была как за каменной стеной.
– Хорошо, я пойду с тобой, - сказала она про визит к врачам и он только кивнул.
– Это очень вкусно, и я бы такие взяла домой, но сливочную карамель не подогреешь в микроволновке. – Хочешь кусочек?
Он попробовал кусочек и сказал:
- Мило, только я бы добавил горгонзолы, но это на итальянский вкус, а блинчики я готовить умею, это не сложно и всё можно купить из ингредиентов. Но этот десерт да, вполне.
– Твой дом восхитителен, ты проведешь для меня негрозовую экскурсию. Скажем, сегодня вечером, если визит к врачу не слишком измотает.
Он посмотрел на неё внимательно, два раза за первые часы свидания она дважды выказала желание направиться к нему домой. Другого бы это насторожило в девушке, но не Габриэля. Это означало для него то, что те порывы и объятия были не только из-за грозы, он ей нравился.
- Конечно, мы можем сегодня хоть сразу после врача, хоть после того, как покончив с больницей поедем куда ты захочешь. И мне приятно, и не зазорно, что ты хочешь посетить мой дом уже сейчас на втором свидании, мы взрослые люди. И да, даже можешь остаться на ночь, если хочешь, а утром я бы забросил тебя на работу. Что до кафе в том районе, там есть палатка с фастфудом, суши ресторан, рынок, и какой-то фуд-маркет, где разная кухня в одном месте находится. У меня обед может быть когда угодно, несмотря на две работы, так что да, почему бы и нет.
Ему было лестно и так приятно, что она хотела становиться частью его жизни, но вообще, только с ней он был не против. Потому что, как она и сказала это её выбор.
- Ты-мой выбор Киара и я думаю Маришка и мой отец, его бы одобрили.

+1

9

Киара кивнула. Работая преимущественно с мужчинами, она привыкла, что те хвастаются приобретениями нового авто, техники, гаджетов, знакомствами с девушками и бурно проведенной ночью. И никого даже не смущало в их компании присутствие при разговоре Киары Дантес – она привыкла. Она знала. Сама девушка не выставляла свою жизнь на показ, и не хвасталась своим матовым «вайпером», хотя сейчас присматривалась к новенькому четырехместному мустангу, но только присматривалась. Она любила свою машину, а та никогда не подводила её в дороге. Сейчас вайпер уже несколько дней стоял на парковке компании, и Киара подумывала отдать распоряжение отогнать автомобиль к её дому. Она покраснела, когда поняла, что уже дважды успела напроситься в гости к Габриэлю, это чувство неловкости ничем не скрыть, только удалось спрятаться за чашку с кофе. Мысленно отругала себя, попросила подумать дважды, а потом уже говорить, тем более, что и тем они касались очень щепетильных. Отношения Киары с отцом были прекрасными, пока Альваро не осознал, что его маленькая дочурка выросла, стала взрослой привлекательной девушкой. Случилось это в последнем классе школы, и старший Дантес даже вознамерился запретить Киаре идти на выпускной. Он с ужасом думал о том, что там будет происходить, на что Киара фыркала, как разъяренная кошка, которую обрызгали водой. Тогда примирить отца с дочерью удалось матери. А сейчас?
Киара улыбнулась, услышав рассуждения Габриэля. Всё так просто: показать отцу, что она счастлива, любит  и любима, но…
– Если Альваро что-то вбил в свою голову, уже не вышибешь, – вздохнула и дернула плечом. – Я очень хочу, чтобы он поверил мне и доверил… Не управление компанией, нет, а просто выбрать свой путь, своего мужчину. Мы с ним так ругались, когда я решила съехать от них. Вначале в университетский кампус, а потом в собственную квартиру. Даже не сразу дала им адрес, – сейчас Киара рассмеялась, и все проблемы отошли в сторону. К чему забивать себе голову тем, чего не можешь изменить. Это уже Альваро нужно немножечко поменяться и признать: Киара стала взрослой женщиной, привлекательной, красивой и заслуживающей мужского внимания. А она уж показала бы отцу, что её хочется внимания только одного мужчины. Самого прекрасного, её… И этот мужчина сейчас сидел за одним с ней столиком в уютном кафе и рассказывал о том, что такие же блинчики можно приготовить дома.
Киара на самом деле любила готовить, только не мола поймать должного настроения для этого, или не хватало времени, и вся её готовка чаще всего заключалась в том, чтобы забросить содержимое пакета в микроволновку или быстро приготовить что-то из полуфабрикатов. На выходных, если работа не требовала её присутствия, выездов на объекты, она могла приготовить паэлью, крокеты или картофельную тортилью. А может, всё дело в том, что ей не для кого готовить?
– Я просто… – Киара покраснела. Могла сказать, что её привлекает архитектурное решение исполнения его дома, но ведь не это главное. Он! Она хотела узнавать его поближе, хотела знать какие-то мелочи, что составляют быт, привычки. Например, с чего он начинает день: с пробежки или душа, что любит на завтрак, и завтракает ли вообще, как проводит вечера, если нет уроков в танцевальной школе, какая у него любимая кружка, цвет, блюдо, музыка, перестал ли он слушать румбу? – У меня одна работа, но я никогда не знаю, как повернется мой день. Мы занимаемся строительством и дизайном интерьеров, поэтому поездки на объекты, встречи с клиентами –  привычное дело. А мне хочется нашу с тобой традицию – чтобы ни случилось, найти время и пообедать вместе.
Но заведений вокруг было достаточно, чтобы ошибиться в выборе, значит, нужно будет созвониться или написать сообщение.
Киара допивала кофе, расправившись с поздним завтраком, когда появился булочник с десертом, посетовав, что мадмуазель не дождалась и выпила кофе.
Киара посмотрела на фрезье и попросила упаковать с собой. Она уже наелась сладкими блинчиками, и в неё просто больше не влезло бы, а так они в любой момент смогут перекусить с Габриэлем. Киара уверенна, что этот легкий десерт придется ему по вкусу.

+1

10

– Я очень хочу, чтобы он поверил мне и доверил… Не управление компанией, нет, а просто выбрать свой путь, своего мужчину. Мы с ним так ругались, когда я решила съехать от них. Вначале в университетский кампус, а потом в собственную квартиру. Даже не сразу дала им адрес.
- Милая, уехать от родителей было правильным решением, я переехал ещё до смерти матери, лет в восемнадцать где-то. Конечно первый дом в Сан-Франциско, а точнее квартиру я купил не сам, но там у меня два дома, мой, и тот что достался по наследству. А тут, что ты видела, когда мы бежали от грозы. Он в итальянском стиле, так что мне понравился, для одного великоват, но на вырост, я хотел бы наверное семью в дальнейшем, - говоря это Габриэль продолжал трапезу и понял, что это место станет его любимым местом для завтраков, и не только его.
– У меня одна работа, но я никогда не знаю, как повернется мой день. Мы занимаемся строительством и дизайном интерьеров, поэтому поездки на объекты, встречи с клиентами –  привычное дело. А мне хочется нашу с тобой традицию – чтобы ни случилось, найти время и пообедать вместе.
- Ну тут всё просто, любимая, ты мне пишешь и если мы стыкуемся, то обедаем где ближе. У меня свободный график и я чаще смогу подстраиваться под тебя, так что традиция весьма неплохая. Работа работой и её мало не бывает, но мне хотелось бы находить для тебя время в любом случае. Деньги у меня есть, но это не главное в жизни, главное для меня теперь - это ты, Киара, - он чувствовал что и правда влюбился и это был его личный способ об этом ей сказать, - И, чтобы не случилось, меня не напугает ничто, даже твой отец, Дантес старший. Но я уверен, что всё будет хорошо.
Еда тут и правда была вкусная и габи даже слегка переел, но анализы сегодня не предусматривались, так что, это было ничего страшного, алкоголя они не пили и за руль они могли сесть в любом случае.
Ему нравилось подспудно то, что Киара хотела к нему домой и не боялась его. Наверное это было потому, что случилось в прошлый раз. Маньяки просто похищают и насилуют, а не рассказывают вам у себя дома, что они боятся грозы и не просят вас подержать их при этом за ручку и уж тем более не заказывают суши на дом, а потом дарят вам две пары туфель наутро. Нет, он открылся ей, а взамен получил столько тепла и заботы, что утонул в ней по уши и влюбился в эту женщину без памяти.
У них было ещё время, чтобы неспешно переварить всё до отъезда к врачу:
- У врача не должно затянуться надолго, Киара. А куда бы ты хотела направиться потом? Может постить музей, театр, аквапарк, или просто пошариться по магазинам, а потом накупить вкусного и поехать ко мне. Выбираешь сегодня ты, - подмигнул ей Габриэль.
Он точно знал, что если она скажет, чтобы они бросили всё и улетели бы в Париж на недельку, то он и это бы для неё смог организовать. Да, у них ещё не было близости, но для Габриэля это, вопреки расхожему мнению, о мужчинах с его внешностью, во главе угла никогда не стояло, он был внутри романтиком и не думал, что сначала должна быть близость, а потом всё остальное. Он готов был на всё, когда влюблялся, как оказалось. И такой случай сидел сейчас и мило улыбался ему, это была Киара.

+1

11

Их завтрак медленно подходил к концу, они разговаривали, и Киара стала подмечать, как Габриэль иногда склоняет голову, чтобы заглянуть ей в глаза. Это было так мило и трогательно, что хотелось и спрятаться, и открыться одновременно, как он протягивает ладонь, чтоб коснуться её руки, или хотя бы пальцев, мимолетно, незаметно. Он же не знал, что даже такое прикосновение способно вызвать дрожь в теле. Она даже стала чуточку подвигать свою руку навстречу.
– Дом и правда, чудесен. А ещё… Я не знаю, как тебе это сказать, – Киара улыбнулась. – Я сумасшедшая, ты это уже понял, раз я не бежала от тебя в первую нашу ночь, а разделила её с тобой, да. Определённо, – рассмеялась. – Но я не об этом. В твоем доме чувствуется душа. Мы сами возводим и офисные здания, и жилые дома, и… Не важно. Но редко когда я чувствую душу дома. А в твоем она есть.
Она слышала о мечте «на вырост», и какая-то приятная тяжесть появилась в ней, и мысль не о том, что «пора», а о том, что она «хочет!» ребенка стала такой осязаемой. Она была такой явной, что глядя Габриэлю в глаза, она представила малыша, мальчишку, как всегда мечтал её отец, с такими же зелеными глазами, как у Джино. Это безумие, и Киара отругала себя за подобные мысли. Дело не в статусе незамужней сеньориты, на это сейчас никто не посмотрит. Она была бы рада, носить под сердцем ребенка любимого мужчины. Хочет ли он этого?  О таком не говорят на втором свидании, не так ли?
– И когда-то твой дом наполнится радостным детским смехом и шумом, но что бы ни случилось, в этом доме всегда будет звучать музыка, вальс или румба, танго или пасадобль… Всегда.
Киара замолчала, погрузившись в собственные размышления. Она пыталась представить, каким отцом мог быть Габриэль, чутким, заботливым, нежным, надежным. Ей казалось, нет, она точно знала: он – не из тех людей, кто бросит беременную женщину, потому что испугается ответственности. Раньше ей страшно было представлять себя матерью, она опасалась, что не справится, сломается, просто не выдержит в какой-то момент, и эмоции возьмут верх. Наверное, надо было чаще говорить с мамой об этом. А вот сейчас…
Из размышлений вырвал мягкий голос Габриэля, его приятный тембр задевал нечто внутри, и душа Киары откликалась музыкой на этот голос.
– Отлично, – кивнула на предложение созваниваться, чтобы решить, где пообедать. Настроение может быть разным, сегодня захочется французских блинчиков, а завтра японских суши, или мексиканских такос. – Ты не подумай, я тоже привыкла работать, и я…
Почему-то сейчас вопрос наличия денег воспринялся болезненно. Может, из-за разговоров с отцом, может, потому что Киару давно не баловали, а если говорить откровенно, ни один мужчина не баловал Киару. Те немногие, с кем она встречалась в прошлом, чаще всего просто использовали Дантес. Она потерла лоб пальцами, а потом улыбнулась, ведь немного отмотав фразу назад, уловила то, чего не говорил о ней ни один мужчина – «любимая». Посмотрела в глаза Габриэля. Может, они пытаются обогнать судьбу, ускорить время, а может, наконец, всё встало на свои места и идет та, как и должно? Она не торопилась признаться не потому, что была неуверенной в собственных чувствах, а потому что боялась быть отвергнутой или снова использованной.
Протянула руки и поймала ладони Габи вновь.
– Всё будет хорошо. Иначе у нас и быть не может, – её голос был очень тихим и фраза, предназначалась только Габриэлю, мысленно она добавила «любовь моя», но произнести не решилась. Всему свое время. – А мы после того, как вырвемся из больницы, решим. Но не думаю, что мне захочется пройтись по магазинам. Это ужасно утомляет, а я хочу, чтобы ты отдыхал. Можем просто прокатиться куда-то. Например, к океану, посмотреть закат, а потом… Нет, до заката ещё долго. Можно будет просто взять бутылку вина и расположиться на лужайке возле дома, в плетеных креслах укутавшись в  пледы, смотреть на звезды. Ты любишь звезды?
Она вспомнила, как отец ставил ей палатку во дворе, чтобы Киара летом могла насладиться звездным куполом, а зимой на её полотке зажигались маленькие звездочки. Габриэль прав, отец её любит и желает ей добра, а значит, им нужно поговорить, серьезно и по-взрослому.
– Кажется, нам пора, – тихо сказала она, поглядывая на часы

+1

12

– Но я не об этом. В твоем доме чувствуется душа. Мы сами возводим и офисные здания, и жилые дома, и… Не важно. Но редко когда я чувствую душу дома. А в твоем она есть.
Габриэль покраснел и сказал:
- Ну у этого дома наверное есть душа, потому, что я сам всё для него подбирал, кроме отделки и фасада. Но взял я его из-за фонтана. Я всегда хотел его во дворе. Там не так много зелени и в следующем году я хочу проверить можно ли там посадить пару деревьев.
– И когда-то твой дом наполнится радостным детским смехом и шумом, но что бы ни случилось, в этом доме всегда будет звучать музыка, вальс или румба, танго или пасадобль… Всегда.
У него в голове опять заиграла эта музыка из "Дон Жуана Дэ Марко", она видела в его глазах из нерождённых ещё детей, он на секунду прикрыл глаза и неожиданно для себя выдал:
- Я сижу за компьютером и работаю, топот детских ножек по ковру, Джино младший или младшая вешается папке на шею и от удушения меня спасает только лишь твой сладкий голос, зовущий нас всех к ужину, я беру чадо на руки и несу на кухню, а там мы бегаем за тобой с водяными пистолетами, а дальше на улице едим под раскидистым деревом, или рядом с совсем маленьким, посаженным в тот ровно день, когда родиться ребёнок, - он встряхнулся, - прости замечтался, но, я и правда хочу семью и детей. Ведь главное не деньги, главное именно эти пары ножек по ковру, деньги это не то, что помнят, помнят тебя именно они, не так ли?
– Ты не подумай, я тоже привыкла работать, и я…
-  Не волнуйся, если ты вдруг заработаешься, я всегда могу принести тебе вкусный ланч на работу. Видишь ли, я работаю больше многих, но слишком ценю личную жизнь и понятие семьи, поэтому я построил свой график так, что это он зависит от меня, а не я от него.
- Это ужасно утомляет, а я хочу, чтобы ты отдыхал. Можем просто прокатиться куда-то. Например, к океану, посмотреть закат, а потом… Нет, до заката ещё долго. Можно будет просто взять бутылку вина и расположиться на лужайке возле дома, в плетеных креслах укутавшись в  пледы, смотреть на звезды. Ты любишь звезды?
Он внимательно на неё посмотрел. И понял, что одну опцию из их отношений надо убрать:
- Киара, любимая, план шикарный. Но, я хочу, чтобы ты не обиделась и поняла меня правильно. Не стоит волноваться о моей ноге так часто, она боится только танцевальных сильных нагрузок, а так, я вполне себе нормально хожу, хоть три дня к ряду, не присаживаясь. Хромота не всегда говорит о том, что мне больно. В редких случаях это так, иногда неудобство, а иногда и привычка, но, я тебе обещаю, что, если я почувствую боль, я тебе непременно скажу, это я тебе обещаю. Что до плана, то можно устроить пикник, пожарить бургеры или опять же таки заказать что угодно домой. И, как ни странно, кресла у меня есть, вытащить их из гаража не проблема, пледы тоже, вместо костра можно мангал или я могу поставить костровую чашу, я просто обычно сидел дома и читал у камина в одинокие вечера. Но побыть с тобой под звёздами за бокалом вина, это отличная мысль.
– Кажется, нам пора, – тихо сказала она, поглядывая на часы.
- Ого, да, ты права, - он попросил счёт, - сейчас я оплачу и пойдём к машине.

+1

13

Его фантазия или мечта стала настолько осязаемой, что Киара отчетливо представила кабинет Габриэля, хоть ни разу там не была с удобным креслом, высокими полками с книгами под самый потолок и несколькими мониторами и консолями. И она видела только со спины убегающего малышка или малышку, с такими же вьющимися светлыми волосами. Ножки топали по дому, а она сидела за столиком кафе, повернув голову к витрине и видела не улицу с прохожими, спешащими по своим делам, а дом семейства Джино, большой, светлый и радостный. И если так сложится, что она забеременеет, ей будет всё равно – женаты они или нет, примет ли Альваро Габи и вообще всё равно, что подумает весь мир. Она достаточно самостоятельная, и если потребуется наймет толковых управляющих, но посвятит себя семье, воспитанию малыша или малышки, а может, и двоих. На её лице появилась улыбка, когда свозь большой стекло, Киара увидела себя улыбающуюся, только измененную, с едва наметившимся животиком под тонкой тканью летнего платья. Она встряхнулась, а девушка с животиком поспешила дальше, раскрывая объятия своему мужу.
«Привидится же такое», подумала Киара и снова повернулась к Габриэлю.
– И маленькие ручки, которые обхватывают за шею и прижимаются к щеке, звонко целуя, – кажется, у них был не только совместный завтрак, но и одна на двоих мечта. А ведь они так мало знакомы, и следовало быть осторожными, но ведь именно так и бывает, когда встречаешь СВОЕГО человека, своего мужчину, женщину. Они просто совпали и пропали. Пропали в вихре эмоций и чувств, и событий, которые закрутились стремительно, подталкивая их друг к другу ещё больше. Киара оступалась, делала ошибки на этом пути, а Габриэль терпеливо подхватывал её, как и сейчас.
– Прости, я не хотела, – Киара Дантес покраснела, как никогда не краснела при Габриэле. На смуглой коже стал отчетливым румянец. Она замотала головой. – Я не хотела тебя обидеть или напоминать. Черт. Нет, нет, нет. Ты меня не так понял, – теперь она рассмеялась. – Это меня утомляет шопинг. Видишь ли, я не из тех женщин, кто, взяв кредитку мужа или любовника, могут отправиться на шопинг и целый день провести, примеряя платье, туфли, белье, выбираю шарфики и сумочки. Это не значит, что я не люблю красивые вещи или у меня отсутствует вкус.
Она вздохнула, подбирая слова, и всё в один момент стало таким сложным.
– Мой гардероб можно в целом поделить на две части: для офиса – деловые костюмы и платья, которые ты уже отчасти видел, и удобная одежда – джинсы, шорты, майки, кроссовки. Есть платья, которые я очень люблю. Одно из них сейчас на мне. В общем, мне проще заказать индивидуальный пошив, выдержав экзекуцию примерки, чем ходить по магазинам. Или заказать одежду с примеркой на дом.
Она выговорилась и даже испытала облегчение, что рассказала о такой, вроде бы незначительной подробности. Она помнила, сколько выслушивала от подруг, что Киара не хотела с ними совершать набеги на магазины, а в «черную» пятницу предпочитала отсиживаться дома. Дантес прекрасно знала, сколько человек получают травмы в давке, и слишком дорожила своим здоровьем, но в то же время она понимала людей, у которых «черная» пятница была единственной возможностью купить дорогостоящую вещь.
– Как ты захочешь, – она поднялась и протянула руку. – Можем и просто у костра, и с бургерами, и с книгами у камина. Почитаешь мне? Кстати, ты читаешь на итальянском, румынском?
Из головы не шли его слова, что родители благословили бы Габриэля на такой союз. Киара помнила фото, их открытые приветливые лица, глубокий, проникающий в душу взгляд матери. Может, её, Кары, глаза напоминали колдовские очи цыганки?
– Пора выводить твоего стального коня, застоялся он уже в стойле, – подмигнула. – А что до твоего предложения привезти мне ланч на работу, а завтра утром подбросить, я буду только благодарна. Иногда вспоминаю, что нужно есть, когда уже на дворе стемнеет.
Киара, забрав свой жакет и прижимая к груди букет, совершенно не заботясь, что вода со стеблей может замочить платье, попрощалась с мсье Бернье и улыбнулась, услышав вслед комплименты не только в свой адрес. Они были красивой парой, а главное – они были влюблены.
– Ничего себе,  – она посмотрела на машину. Бросила жакет на заднее сидение.  – Я так понимаю, это любимица, и у тебя есть ещё?

+1

14

– И маленькие ручки, которые обхватывают за шею и прижимаются к щеке, звонко целуя.
И Габриэль улыбался. Да, чёрт возьми, потому, что когда она говорила, он видел это чуть ли не своими глазами, видел и, тем более хотел этого всем своим сердцем, мало того, он рассчитывал уже на то, что именно она будет сидеть с кружкой вкусного чая на его веранде и качать на руках маленького. Он даже встряхнулся, потому, что это видение было настолько явным, что его сердце невольно пропустило удар. Эта идея ему нравилась и его не страшил Дантес старший. Он даже готов был пойти и в своё черёд сделать Киаре предложение прямо перед ним.
И да, в тот момент ему было наплевать, какие недостатки могли крыться за Киарой, он был уверен, что его избранница, само совершенство, и даже какой-нибудь изъян, не мог его переубедить, все мы не идеальны.
- Я не хотела тебя обидеть или напоминать. Черт. Нет, нет, нет. Ты меня не так понял, – теперь она рассмеялась. – Это меня утомляет шопинг. Видишь ли, я не из тех женщин, кто, взяв кредитку мужа или любовника, могут отправиться на шопинг и целый день провести, примеряя платье, туфли, белье, выбираю шарфики и сумочки. Это не значит, что я не люблю красивые вещи или у меня отсутствует вкус.
- Хорошо, - кивнул он, - насчёт магазинов можем устроить шоппинг у меня дома, не слезая с кресел, а как тебе привезут, примеряешь и выберешь, остальное можно отослать, это не проблема. Ну или пригласим твоего портного, хотя в интернете выбирать веселее, я так и делаю. Хотя, по тем магазинам где хожу я, ходить веселее, ни людей, ни очередей. Красотку смотрела, как они ходили по магазинам? Вот примерно также. Но, всё как ты захочешь. А если кто скажет, что у тебя дурной вкус, пусть на себя сначала в зеркало посмотрит и поймёт, что он или она, просто завидуют.
Что до недуга:
- И ты меня извини, что я остро среагировал, не бойся,  мне приятно, что обо мне так заботятся. Так, на моей памяти делал мой лучший друг и то ты его в ту встречу сильно переплюнула, - подмигнул он ей.
Им принесли счёт и Габриэль расплатился по нему картой, но оставил булочнику щедрые чаевые и взял то,что они упаковали с собой, а тот сказал:
- Я добавил ещё два миндальных круассана за счёт заведения и хочу отзыв о них, если и когда вы посетите снова моё кафе непременно с юной леди под руку, иначе не пущу, юноша. Она чудо, вот так и знайте.
- Спасибо большое.
Они попрощались с ним и вышли из кафе с пакетами вкусностей.
– Пора выводить твоего стального коня, застоялся он уже в стойле, – подмигнула. – А что до твоего предложения привезти мне ланч на работу, а завтра утром подбросить, я буду только благодарна. Иногда вспоминаю что нужно есть, когда уже на дворе стемнеет.
- Конечно подвезу, а вот, собственно и конь, - указал он ей на машину и ему понравилась её реакция, но, - нет, вообще-то эта машина у меня одна и я за ней хорошо ухаживаю, коню уже два годика. По мне разве что если будет Джино младший или младшая, то тогда я обзавёлся бы чем-то более безопасным для ребёнка. Но пока что, просто не вижу смысла в другой машине, хотя, ты подала мне идею, надо к ней в пару внедорожник и дом на колёсах на прицепе, можно было бы путешествовать по миру и не быть привязанным к месту, прямо как истинные руманчики. Но, не волнуйся, города, мне тоже нравятся.
Он открыл перед ней дверь и повёл машину к больнице, по тому, как он сейчас затих и по тому, как сжималась рука на руле, было видно, что он нервничал.

+1

15

– Наверное, я просто не понимаю, какого это…
Киару частенько раздражали фразы в духе «как я тебя понимаю», да чтобы понять, нужно «побывать в шкуре человека» или как говорят здесь «примерить его туфли». Дантес часто сталкивалась с этим «пониманием»: когда задерживалась после работы, когда приходила на вечеринки одна, когда ловила на себе «понимающие взгляды» в ресторане, обедая в одиночества, когда упала с лошади и сильно ушиблась. «Ах, бедненькая Киара, ножка болит, наверное», – говорили соседи, и Киара упрямо становилась на ноющую ногу, чтобы доказать, что у неё ничего не болит, пусть слезы в глазах от боли, но она шла и не просилась на руки. А сейчас фактически она сама поступила как те сердобольные соседушки. Пришлось даже закусить губу, чтобы прогнать это воспоминание и напомнить самой себе – так делать не следует.
– Габриэль, ты…
Киара повернулась к нему, замерла, испытующе посмотрела в глаза, и мир покачнулся, и вся серьезность разом растворилась в этой манящей зелени. Захотелось обнять его, как тогда – в грозу, – осыпать поцелуями щеки, и смотреть бесконечно долго в эти прекрасные лесные озера. И она сжала пальцы. Он был красивым мужчиной, стройным, высоким, прекрасно сложенным, как будто древние боги приложили к его созданию руку, чтобы сводить девиц с ума, если не всех – одну точно.
– Хорошо, договорились, – это был лучший выход для них.
Дантес вовсе не хотела указывать или как-то оскорблять, задевать, это случилось само собой из-за её неумения говорить с мужчинами на неделовые темы или излишней опеки.
– Я давно не была на свиданиях, вот и разучилась, – попыталась всё перевести в шутку, забираясь в автомобиль. – А такой шопинг, как в красотке, мне бы понравился, наверное. Особенно если ты мне напоешь Pretty Woman.
Киара села на пассажирское сидение и потянулась. Салон, прогретый солнцем, сидения теплые, и так стало приятно и так захотелось замурлыкать, довольно зажмурившись, как кошка, уснувшая в солнечном луче. Она только перевернулась и осторожно положила букет, слегка прикрыла жакетом, чтобы нежные лепестки цветов не помялись от ветра, и чтоб южное солнце не томило их.
– У меня двухместный вайпер. Наверное, этот зверь не очень подходит девушкам, номы с ним уже два года душа в душу, как говорят. В салоне сказали, если сумею укротить – будет долго радовать. Сумела. Заботой, лаской. Но большая машина нужна, ты прав.
И они снова заговорили о будущем, и картинки оживали в сознании. Большой рамблер – дом на колесах – выезжал за пределы Сакраменто в сторону севера. Он пересекал страну, останавливался у озер, с прозрачной до самого дна водой, в лесах, у водопадов, он создавал для своих владельцев комфорт в дороге, позволяя отдыхать, когда вздумается.
– У моих знакомых есть дом на колесах, можем позаимствовать для обкатки, поехать куда-то вместе. На тот же каньон и Гранд-фоллз. Посмотрим, что и как.
Киара притихла. Габриэль вывел автомобиль со стоянки и направил его в сторону больницы. И это время в напряженной тишине были для неё пыткой. Она не знала, что сказать, и сама нервничала ещё больше, ведь он не знают, что скажет врач, а эта встреча неумолимо приближалась. Дантес не отказывалась от своих слов? Она будет рядом и стойко примет любой вердикт, и постарается как можно мягче поддержать Габриэля, постарается больше не совершать таких ошибок.
Квартал она проехали в напряженном молчании.
– Можно? – потянулась к магнитоле, чтоб нажать кнопку и включить тихую музыку. Может, это немного расслабит их, и из динамиков как раз и полилась музыка из «Красотки», это вызывало улыбку. Киара сделала звук тихим, чтобы он превратился в приятный фоновый шум, но не отвлекал.
Она прижала ладонь ко лбу. Эмоции зашкаливали. Со стороны они были похожи на разругавшуюся пару, отказывающуюся говорить друг с другом и наедине переживающую этот ураган. Кусала себя за губы, а потом не выдержала.
– Габриэль, останови, – она даже не заметила, что автомобиль уже заезжал на парковку перед госпиталем. – Габи, послушай, я уверена, что нам, тебе, нечего бояться. Всё пройдёт отлично, и...
"Я хочу, чтобы ты знал: что бы ни сказали сегодня, я буду рядом", мысленно добавила она, протянула руку, погладила ладонь, соединила пальцы. Она улыбнулась Габриэлю, а её глаза лучились заботой и нежностью.
– Идём, – она кивнула. Позволила Габи открыть перед ней дверь, он был так галантен и воспитан, и Киара подумала "Твои родители тобою гордятся. Они смотрят с небес и радуются, что ты вырос именно таким".

0

16

– А такой шопинг, как в красотке, мне бы понравился, наверное. Особенно если ты мне напоешь Pretty Woman.
-  Тебе понравится, но петь я почти не умею, или никогда не пробовал, - пожал он плечами.
– У меня двухместный вайпер. Наверное, этот зверь не очень подходит девушкам, номы с ним уже два года душа в душу, как говорят. В салоне сказали, если сумею укротить – будет долго радовать. Сумела. Заботой, лаской. Но большая машина нужна, ты прав.
- Я не думаю, что девушкам что-то не подходит, - пояснил Габриэль, - секретарь из нашего клуба, ей двадцать пять, и она водит огромный джип, она смешно в нём смотрится, но она как-то подвозила меня, водит она отлично.
– У моих знакомых есть дом на колесах, можем позаимствовать для обкатки, поехать куда-то вместе. На тот же каньон и Гранд-фоллз. Посмотрим, что и как.
- Ну, можно взять и у знакомых, но по мне современные гораздо удобнее и проще купить свой, а если не понравится, то можно продать. Сейчас в век интернета это не проблема, не так ли?
Габриэль не хотел говорить по дороге, потому, что нервничал, перед визитом. Проклятая травма стала напоминать ему о себе всё чаще и чаще. Когда он ходил, было неудобно, что-то будто мешало ему ходить. Но, когда Кира потянулась к музыке, он кивнул и, при первых звуках того саундтрека, его пальцы на руле, чуть расслабились и он немного отвлёкся. Сработало, примерно также, как и с грозой. Музыка всегда его успокаивала, как змею дудочка.
Он и не заметил, как  машинально въехал на парковку больницы. Он припарковал машину и открыл ей дверь, подавая руку, чтобы она выбралась.
- Габи, послушай, я уверена, что нам, тебе, нечего бояться. Всё пройдёт отлично, и..., - он обнял её и прижал к себе, прежде чем они вошли в дверь.
- Не переживай ты сильнее меня, - улыбнулся он, - Я уверен,  врач скажет, что это ерунда, он мой хороший друг, а вот и он.
И правда, его врач Бенджамин курил на улице.
- Что, здоровье портим? - пожурил он, идя навстречу, держа Киару за руку.
- О, Габи, ты как раз вовремя, - затушил он сигарету и внимательно посмотрел на идущего к нему Габриэля, - что, брат, побаливает но не сильно?
- Да, - кивнул он и нервно сглотнул, - Ах да, Бенджамин, это Киара Дантес, моя девушка. Киара, это Бенджамин Крестир, мой врач и тот, благодаря которому я хожу в принципе, ты не против, если она сегодня с нами побудет.
- Очарован, миледи, - улыбнулся голубоглазый блондин и поцеловал Киаре руку, - нет, не против, вы даже мне поможете, этот парень вечно нервничает так, будто я ему ногу каждый раз хочу отпилить, но не волнуйтесь, в моих руках и ваших, он в безопасности, идёмте, - а затем на ухо Габи, - у тебя хороший вкус.
Они прошли в вестибюль затем в кабинет, минуя регистратуру.
- Вы можете постоять рядом с креслом, Киара и поддержать его, а ты, мой любимый танцор, садись в кресло.
Габриэль разулся, закатал брюки до колена и сел. Уже под ним, Бенджамин отрегулировал кресло так, чтобы его больная нога, была прямо перед ним:
- Обожаю эти новые кресла и мне удобно и ему, - подмигнул он Киаре, - ну, посмотрим.
Он стал осматривать ногу, Габриэль, чуть поморщился дважды, а Бенджамин только усмехнулся:
- Вот прописать бы тебе по башке, дурень, - цокнул языком доктор, - ты когда на массаж последний раз ходил, м? Только честно.
- Ммм, пол года назад.
- А надо?
- Каждые полтора месяца, - проворчал Габриэль.
- Щас как дам больно, - пригрозил Бенджамин, - Каждый месяц, а лучше раз в две недели. Ну а теперь чего ты хотел, мышцу зажало, - Бенджами достал мазь с резким запахом трав и сказал, - терпи, солдат. И, Киара, лучше не держать его за руку сейчас, пальцы сломает, лучше положите руку ему на плечо, по началу будет немного больно, но потом приятно. И не ругайся, тут же дамы.
Он надавил смазанными мазью руками на пару точек и Габриэь напрягся и чуть губу до крови не прокусил.
- Лучше дыши брат, если она рядом, то ей наплевать на слабость, - посоветовал врач, - Если хотите, Киара, могу вас научить, как обращаться с оболтусом.
Руки вернулись к травме и Габриэль резко выдохнул от неожиданности и его голова склонилась на бок, а лицо исказила боль. Но, он медленно выдохнул и вдохнул и терпел:
- Вот так, отлично, а тут больно? - Габриэль кивнул и Бенджамин переместил руки, - Потерпи, скоро будет легче.
Его глаза встретились со слегка напуганной Киарой и он сделал над собой усилие и мягко ей улыбнулся, как сумел:
- Ничего страшного, зажим это пустяк....ммммххх.
- Да, а если бы ходил на массаж, его бы вообще не было, - съязвил Бенджамин, разминая ногу, - ладно, не садист я кажется.
Он нажал на пару точек, чтобы расслабить мышцы, и Габриэль выдохнул уже довольно, потому что, травму он пока не трогал. Но Бенджамин там долго не задержался и Габриэлю пришлось снова терпеть.
- Киара, хотите покажу, как это делать? Не бойтесь, ему уже должно быть легче, вы не причините ему вреда. А я покажу вам, как с этим работать, это я не для каждого делаю, но вы девушка Габи и мне нравитесь, поэтому, я и хочу,чтобы вы мне помогли, ну так как, есть желание, - он протянул ей руку, приглашая подойти поближе, - Габи,ты не против?
- Нет, я не против, но только если она сама того захочет, а так, развлекайтесь, - сдавленно сказал он, потому что параллельно Бенджамин с ноги руки не убирал.

Отредактировано Gabriel Gino (2021-05-05 14:18:58)

+1

17

Сказать, что Киара не любила больницы – не сказать ничего. После того падения, когда она чуть не погибла под мощными копытами жеребца, девочку долго промурыжили в больнице, всячески обследуя и не веря, что она отделалась лишь парой ушибов и испугом. Это потом стало понятно, что её страх обрел более значительную форму, и не поддавался контролю. Единственные, кого Киара исправно посещала, были стоматолог и женский доктор. Сейчас она старалась ничем не выдать собственного волнения, ведь если Габи будет видеть рядом её, спокойную, улыбающуюся, он и сам ободрится. И Киара сжала пальцы, прильнув в объятия, улыбнулась, но закрыла глаза, чтобы не покачать головой. Она слушала сердце Габриэля и удивлялась, как всё стремительно между ними случилось. Они только познакомились, а уже Киара и Габи столкнулись и преодолели столько трудностей, столько приятных моментов пережили, и грозу, и танец у камина, и тот спонтанный поцелуй, сладостью растекшийся по губам, и объятия, и признания. А сколько еще будет в их жизни. Стремительным вихрем, торнадо ворвались они в жизни друг друга, и их неумолимо тянуло, влекло друг к другу.
Киара подняла голову и улыбнулась. Ей показалось, что она уже давно молчала, не шевелясь, и вот сейчас очнулась ото сна.
– Очень приятно, мистер Крестир. Я рада познакомиться с тем, кто поставил моего, – она слегка покраснела, – мужчину на ноги. И мы очень надеемся на вашу помощь. И если я окажусь в этом деле полезной, буду только рада.
Перед ней открылись двери, и первой в здание больницы вошла Киара, а мужчины следом за ней. Девушка за стойкой регистратуры поднялась навстречу, но увидев сопровождение врача, занялась своими делами. А Дантес легонько пожала руку Джино, показывая, что ему нечего бояться.
– Да, конечно, я сделаю всё, что потребуется.
Киара встала рядом и подмигнула Габриэлю, её ладошка легла на его пальцы. Она хотела ему рассказывать о путешествиях, вспоминать и мечтать вместе с ним, ведь если сейчас он не позаботится о ноге, то, кто перенесет невесту через порог дома? А кто подхватит малыша, который раскинув руки, будет бежать навстречу папочке? Или будет укачивать на руках, если Киара не сможет из-за животика уже поднимать ребенка. Что если из-за нежелания позаботиться о себе, этим мечтам не суждено будет сбыться? Она не озвучивала эти мысли, но её взгляд сейчас говорил о многом, она просила Габи подумать не только о себе, а о них.
Он сжимал её руку, а Киара терпела, она не чувствовала боли, потому что Габриэль щадил её, но видно по лицу – ему больно. И тогда Киара подошла ближе, погладила ладошкой его лоб, как быто хотел разгладить появившиеся складки на лбу и мелкие морщинки вокруг глаз – пусть они появляются только от смеха.
Дантес не вмешивалась в эту словесную перепалку двух мужчин, только изредка тихо шептала:
– Чшшш, сейчас будет легче, потерпи.
Она не собиралась отчитывать Габи или причитать, что он пропускает массажи. В конце концов, он не маленький ребенок, которого нужно водить за руку, а взрослый состоявшийся мужчина, и ему просто некому было напомнить, а еще лучше не просто напомнить, а вечером сделать расслабляющий массаж, после чего, закутать в теплый плед и почитать интересную книжку или посмотреть вместе кино. Или это Киара просто придумывала сейчас поводы хотя бы раз в две недели оставаться на ночевку? Она сама уже не понимала.
– Не сломает. Я не хрупкая фарфоровая кукла, – ответила Киара уверенно, и её пальцы так и остались в руке Габриэля, но вторая ладонь легка на плечо, а потом пальцы поднялись вверх. Как же ей хотелось отругать его за то, что он кусает губы, ведь ей самой так хотелось это сделать. Но так и не коснулась. – Не делай так больше. Ты чертовски соблазнителен и я могу не устоять, – наклонилась и прошептала на ушко.
Отвлечь не получилось, и в следующий момент, Габриэль очень напрягся, и на лице его отразилась гримаса боли, и Киара запаниковала. Ей хотелось уже прекратить эту пытку, хотя она понимала, что доктор делает всё, чтобы улучшить состояние Джино, но разве обязательно такими методами? И сама же себе отвечала – да. Иногда врачу приходится причинять боль, как при хирургическом срыве пластыря, чтобы выявить скрытые очаги, или как сейчас – чтобы правильно оценить достояние ноги и высвоболить зажатые мышцы.
– Мы справимся и с этим пустяком тоже, – после того, как они пережили грозу, Киаре Дантес уже не страшно, она погладила плечо свободной рукой и очень аккуратно освободила пальцы. Стоя рядом с Габриэлем, она улучила возможность, коротко коснуться губами его волос, вдохнуть их приятный аромат, и шепнуть: – Всё будет хорошо.
Всё непременно будет хорошо, ведь они вместе.
– Да, – кивнула Киара, а потом вопросительно посмотрела на Габи. – Я хочу научиться, чтобы… Я буду делать тебе массаж, и тогда ты не скажешь, что пропустил его по какой-то уважительной причине. Только… Мне страшно, потому что ему больно!
Это была единственная преграда, которая виделась Киаре. Из любви к Габриэлю, она могла не достаточно тщательно прорабатывать его мышцы, опасаясь причинить лишнюю боль, по этой же причине многие врачи не берутся лечить родных.
Бенджамин поставил Киару перед собой и начал показывать движения и правильную постановку рук. Осторожно провела пальцами по зарубцевавшемуся старому шраму и посмотрела вопросительно на Габриэля, а потом оглянулась на врача и очень тихо спросила:
– Может, мне пора узнать, с чем я имею дело? В смысле, что тогда случилось, – конечно, он имела в виду характер травмы: перелом, разрыв связок или надрыв сухожилий.

+1

18

– Не делай так больше. Ты чертовски соблазнителен и я могу не устоять, - это немного сбило Габриэля с толку, потому, что он не понял, как это он может быть соблазнительным, когда его лицо искажала боль.
– Я хочу научиться, чтобы… Я буду делать тебе массаж, и тогда ты не скажешь, что пропустил его по какой-то уважительной причине. Только… Мне страшно, потому что ему больно!
Бенджамин улыбнулся и сказал: 
- Да она у тебя золотце. Нет, не волнуйтесь, как раз сейчас вы сделаете ему очень хорошо. Я подготовил почву и теперь мы с вами вместе, просто уберём этот зажим, потому, что я понял, что не так. И, ты же доверяешь ей и мне, так Габриэль.
- Ей, больше чем тебе, садист, - рыкнул по-дружески Габриэль.
- Вот, отлично, зелёный свет, - он взял её за руки и показал их положение, - а теперь смотрите, этот палец вот по этой мышце в сторону, вот так, а этот сюда вниз.
Лицо Габриэля на секунду замерло, но когда Киара стала это делать увереннее, оно расслабилось и он медленно выдохнул от удовольствия.
- Что нравится, да? - вскинул бровь Бенджамин, - Вот так будет, когда ты не забываешь про массаж, чудо. Киара, открою тебе секрет, как врач, знающий мужскую физиологию, смотри, массаж плеч, спины, конечно хорошо, но в целом, устают он провёл по травме и чуть ниже и показал ей как, - эти мышцы, а ещё, вот так, ему щекотно, - провёл пальцем просто по ступне.
-Хах, перестань, щекотно, - огрызнулся Габриэль, - ты что из меня подопытного решил сделать?
- А ну ша, мед пособие!- хохотнул врач, - Проштрафился, сиди и получай удовольствие, для тебя же, идиота, стараюсь. Смотрите Киара, эта рука пусть работает по травме, а вторую сместите, чуть ниже на стопу, - он показал ей сам как поставить руку, - и палец нажимает вот сдесь.
В щёки Габриэля бросилась краска, а Губы дрогнули, но не от боли:
- Как ощущение?
- Очень приятно, - признался он, - будто тяжесть из ноги уходит.
- Ладно, по кайфовал и будет, - он мягко отстранил Киару и заставил Габриэля встать на коврик, - Не мешайте ему сейчас а просто смотрите. Мне надо проверить, как ведёт себя нога, - Габриэль, прошу, встань в ту самую позицию фламенко, когда ты на обоих носках и тело чуть назад,  и замри, я должен увидеть, как работает мышца.
- Ты уверен? - потупился Габриэль, который этого не делал уже год.
Но Бенджамин кивнул. Джино выдохнул, вдохнул, развернул плечи и поднялся строго на оба носка, он почти был на полу-пальцах. Даже слепой увидел бы, что левая стоит нормально, правая слегка подрагивает.
- Хорошо, а теперь перенеси вес полностью на правую, и не смотри на меня так, я в своём уме.
Габриэль сделал что просили, но ему стало больно и врач поддержал его за руку.
- Тише друг, но я с хорошими новостями, то, что ты простоял так хотя бы секунд пять говорит о том, что ты идёшь на поправку.
– Может, мне пора узнать, с чем я имею дело? В смысле, что тогда случилось?
- Да, простите миледи Дантес, Габриэлю тогда пережало ногу так,что это был открытый перелом в области, где шрам, выступала кость.  Но у меня и правда хорошие новости, воспаления нет, ты более подвижен. Наверное я чересчур тебя остерегал, потому, что на последнем ренгене патологий не было и сейчас всё ещё лучше. Просто тебе нужен регулярный массаж, особенно когда она болит. Сейчас я лишь снял зажим, но признайся, у тебя же болят ноги после тренировок, так?
- Да бывает иногда.
- Так вот, там был перелом, но ещё тебе пережало спину и ногу ниже колена, там тоже был нехилый ушиб, там просто кости были целы. Ты и сам можешь применять это, к примеру после прогулки, - он дал ему мазь, - смотри, сходил в душ, распарил, как угодно и просто размял с этой штукой. Когда я учил тебя заново ходить, а потом танцевать, я научил твои мышцы напрягаться правильно, а вот расслабляться они разучились, понимаешь. Я ж тебя знаю, ты как сайгак носишься везде, а домой приходишь только спать. Я не буду тебе врать, угроза перелома всего пятнадцать процентов. Но, я вижу твоё общее состояние организма, ты как канат натянутый. Понял?
- Больше отдыхать? - это было странно для Габриэля, который по жизни то не напрягался, - но я вроде и не утомляюсь.
- Это тебе так кажется, когда ты в последний раз отдыхал, просто для себя, у камина, с книгой или едой, просто никуда не торопясь?
- Несколько дней назад, она свидетель, - улыбнулся он Киаре.
- Вот я надеюсь, что это у вас обоих войдёт в привычку. Я вот когда у меня дочка родилась работать только до определённого времени и в выходные с семьёй и отдыхаю. Прости меня Габриэль, это была моя вина отчасти. Я так хотел, чтобы ты смог снова танцевать, защитил на тебе диссертацию, что забыл тебе сказать об этом. Ты не калека и не бойся так каждый раз, когда ко мне приходишь. Лечение почти окончено, ты будешь танцевать. А вы, - он посмотрел на неё, - был рад знакомству, Киара. Надеюсь он теперь в надёжных руках и мы будем видеться реже. Слушай у вас еды нет с собой?
- Как ни странно есть, крок-мисье и круассан с шоколадом будешь? - спросил его Габи обуваясь.
-  О да.
Он проводил их и ушёл довольный обедать, когда Габриэль отдал ему весь пакет, что они забрали из булочной, он отдал им ту самую мазь,  и сели в машину. Габриэль открыл ей дверь и перед тем, как посадить её, мягко обнял и поцеловал в щёку, - спасибо тебе, ты мне очень помогла, - куда теперь? - уже в машине.

+1

19

Киара осторожно коснулась ноги, проводя пальчиками по шраму. Аккуратный шов, к которому она отнеслась особенно трепетно, любовно. Почему Габриэль не рассказал, что тогда случилось? Может, ему просто не хватило на это времени, а может, не захотел? Воспоминания имеют странное свойство – оживать, снова погружая в пережитый кошмар. Она видела это во время грозы, но тогда они справились. Маленькая победа или великая радость, которую они не стали омрачать рассказами о переломах и торчащих из плоти костях.
– Потерпи немного, – просила она, касаясь ноги, хотя если верить Бенджамину, сейчас должны быть приятны её прикосновения, и это приободрило Киару.
Она отняла руки и снова поставила их на ногу, но уже самостоятельно, по кивку врача понятно – положение правильное, значит, можно начинать работать самостоятельно. Она проводила пальцами, разминая мышцы, но боялась посмотреть на Габриэля. Она боялась увидеть на его лице боль от её прикосновений, поэтому сосредоточенно следила за своими движениями, прислушиваясь к реакции тела. Когда нога дергалась, она останавливалась, но не убирала рук. Ждала и снова возвращалась к своему приятному занятию. Да, ей было приятно само прикосновение, но осознание, что она учится помогать любимому мужчине, утолять его боль, вдохновляло, окрыляло Киару. И она не обращала внимания, что с непривычки пальцы стали быстро уставать.
– Да, я понимаю, – ответила на замечание, что чаще при массажах уделяют внимание плечевому поясу, а про ноги забывают. – Буду знать.
Сколько раз она сама после изнурительного дня на каблуках, сбрасывала туфли, едва переступала порог квартиры, а потом, упав на диван, заставляла себя размять стопы. И да, это было чертовски приятно. А сейчас представить, что вместо ее рук, это проделали бы пальцы Габи... Внутри все сжалось и теплое желание стало разливаться по венам.
Доктор учил её, как снять боль, расслабить натруженную ногу, и Дантес, как губка впитывала эти знания, ей было не просто интересно, это было необходимо – для её любимого мужчины. Пусть они не признавались друг другу официально, но к чему официоз, когда обо всем кричали их взгляды, жесты, улыбки, забота и всё чаще в речи проскальзывало «любимый» и «любимая», «моя» и «мой»…
– А если будет больно? – отошла в сторону и внимательно посмотрела на мужчин.
Её охватило волнение. Она даже приподнялась на носочки, вытягиваясь, но повторить позу Габриэля ей, конечно же, не удалось. Киара протянула руки, но Бенджамин её опередил, подхватил Габи. Она вспомнила, как в воскресенье подставляла своё плечо, а потом Джино нёс её два квартала на руках, не давая дождю их разлучить.
Она смотрела с восторгом на Габриэля и даже показала ему кулачок с поднятым вверх большим пальцем – класс! У него всё полечилось. Пусть это будет медленно, но ведь они не торопятся и три, пять секунд, потом превратятся в десять. Она уверена? Габриэль почувствует её поддержку, а вместе они смогут преодолеть, прорваться через любые грозы.
– Мы научимся этому вместе, – Киара, наконец, ощутила ладонь Габриэля и улыбнулась. – Обязательно.
Она не собирается лишать его радостей жизни, танцев и занятий спортом, путешествий и прочего, наоборот, она хочет сделать его отдых разнообразным и всегда приятным, но если нужно остановиться, они это сделают, а массаж пусть станет прекрасной традицией вечеров у камина.
Киара прикрыла глаза. Ей было немного боязно от этих забегающих вперед мыслей, наверное, должен пройти какой-то период встреч прежде, чем начать жить вместе, но сейчас, когда большой палец рисовал узоры на тыльной стороне ладони, все страхи уходили прочь, и она понимала: её место здесь – рядом с Габриэлем.
– Я тоже рада знакомству, но надеюсь, встречаться мы будем как можно реже, – перевела взгляд. – Или на другой территории. Приятного аппетита.
Они попрощались, и когда Киара вышла из здания больницы, как будто камень упал. Она расправила плечи, уверенно зашагала к машине. Остановились. Гибраэль привлек Киару к груди, и она, прижимаясь  щекой, вдруг всхлипнула, обвив руками за пояс. Нет, она не плакала, это так схлынуло напряжение, которое охватило её в кабинете врача. Поцелуй в щеку был приятным, от него по телу побежали мурашки, и стало очень тепло. Дантес приподняла голову, встала на цыпочки и тоже коснулась губами, но чуть смелее – она поцеловала нижнюю губу, куда впивались зубы Габриэля, когда ему было нестерпимо больно.
– Я горжусь тобой, – она снова положила голову на грудь. – Просто знай это.
Она могла простоять так в его объятиях очень долго, и не считать минут, и пусть весь мир катится к чертям с его бесконечными хлопотами, работой, контрактами.
– Надо поставить цветы в вазу. Маргаритки совсем опустили головы, – она улыбнулась, занимая место рядом с Габи и набрасывая ремень безопасности на плечо. В этот момент зазвонил телефон – мама. Киара сбросила вызов, закрыла глаза. – Ты предлагал пройтись по магазинам. Я хочу купить вина. И что-то из продуктов, приготовим ужин, возьмем зефир или приготовим поп-корн. Что ты вообще любишь? Рыбу? Мясо? Фрукты? Я ещё столько о тебе не знаю.
Киара говорила быстро, и это выдавало внутреннее волнение. Она вертела в руках телефон и всё ждала, когда он снова оживет и её завалят сообщениями или звонками, а хотелось просто тишины.

+1

20

Киара просто грела его сердце. Он и не думал, что сможет когда-либо снова чувствовать подобное. Такое он чувствовал тогда впервые, когда Джино старший позволил ему, ещё несмышлёнышу заниматься наравне со взрослыми студентами. Ему было тепло и хорошо.
Киара, ещё не зная его нрав, видя его второй раз в жизни, уже делала его счастливым. Она маленьким симпатичным ураганом ворвалась в его жизнь и стала его смыслом. Она боялась за него, заботилась о нём. Ей не надо было признаваться Габриэлю в любви, чтобы он её чувствовал. Она для него была равносильна образу девы Марии. Он часто глючил, видя нимб над её прелестной головой и крылья.
Внутри у Габриэля разливалось тепло, когда она касалась его, когда говорила такие вещи, о которых он, в тайне мог только мечтать. Он точно знал, что он не хочет с ней сегодня расставаться. Он точно и свято верил, что любовь, это не долгие ухаживания, выяснения сколько у человека денег, какой характер. Любовь-это когда ты смотришь на неё и понимаешь, что она именно тот человек, с которым ты готов прожить всю свою жизнь.
– Надо поставить цветы в вазу. Маргаритки совсем опустили головы.Ты предлагал пройтись по магазинам. Я хочу купить вина. И что-то из продуктов, приготовим ужин, возьмем зефир или приготовим поп-корн. Что ты вообще любишь? Рыбу? Мясо? Фрукты? Я ещё столько о тебе не знаю.
Он спокойно её выслушал и резюмировал:
- То есть ты всё-таки хочешь, чтобы мы провели тихий вечер дома с вкусняшками, после похода на рынок, так, Киара? - улыбнулся он, всё ещё пока не заводя машину, - Ты не подумай, я не против и только за. Знаешь, я подумал что в нашем возрасте это даже нормально. К тому же, признаться я немого перенервничал у врача и тихий вечер дома с тобой и горой вкусного, кажется мне неплохим решением, - сознался Габриэль, - Только вот да, надо заехать на рынок и купить свежих продуктов.Лично я сегодня хотел бы наверное рыбу  с овощами. Но не красную, а типа дорадо или карпа. Однако, если ты хочешь мяса, можем и стейк пожарить. Я не привередлив в еде. Единственное, что точно не люблю, это анчоусы, каперсы, оливки, маслины и бананы. А есть то, его не любишь ты? В любом случае я понял, нам нужен рынок фермерских продуктов. Хорошо заднее сидение свободно и багажник тоже. За маргаритки не волнуйся, дома поставим из в воду, мне как то на выступление вместе с цветами подарили блок питательного порошка, им высыпем в воду, сразу головы по поднимают.
Он забил в навигатор рынок натуральных продуктов и пару магазинов типа сладостей, винотеки и прочих вкусностей по дороге.
- Так смотри, сначала на рынок, потом за вином, потом в маркет за сладостями, попкорном и прочими вкусностями, по моему, план отличный.
Он включил зажигание и вывел машину с парковки на шоссе. Он вёл уверенно одной рукой и решил всё-же рассказать ей, что тогда случилось:
- Ты спрашивала, что произошло той ночью. Именно из-за неё я боюсь грозы. Тогда был канун моего дня рождения. Двадцатое мая, если быть точным. Мы с моей мамой Маришкой накупили вкусностей к следующему дню. Должны были прийти гости, намечалось весёлое отмечание. Была гроза, дождь мокрая дорога. Мне в бок, в пассажирское сидение, там где сидела моя мать, врезался джип, наша машина перевернулась. Мне придавило ногу и спину, маму доставали по частям из машины и я это видел. Маришка, как сказали врачи умерла мгновенно. Вместо моего дня рождения я вёз останки матери её отцу, Барону, отец не поехал и покончил с собой через год. Могила матери в румынии, так она завещала себя похоронить. Поэтому, я боюсь грозы и мне грустно на мой день рождения. Но знаешь, ты бы ей понравилась, - в конце, Джино улыбнулся ей, - а вот и рынок.
Он подал ей руку из машины и  сказал:
- Ведёшь ты, купим что захочешь, хоть креветок, хоть огромную рыбину, хоть кусок мяса. Я хочу тебя порадовать. Фрукты, пряности тут тоже есть.
Он взял тележку, и они пошли выбирать.

Отредактировано Gabriel Gino (2021-05-06 16:57:03)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » With you I can dance even when I walk because with you I am flying!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно