внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » смотрясь в зеркало'


смотрясь в зеркало'

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

https://i.imgur.com/1a60W2z.jpg
elio norwood & eugene novak
may 2021

спонсор аэстетики - юджин
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

2

ловко подцепив указательным пальцем линзу, плавающую в контейнере, ты посмотрел на неё и таким же ловким движением вставил в правый глаз. мир сразу стал гораздо симпатичнее, ну, или, по крайней мере, четче. ты прикрыл левый глаз, несколько секунд посидел, приноравливаюсь к новому миру, и повторил процедуру. вот теперь точно хорошо. всё это ты делал ежедневно и практически уже не замечал. когда ходишь в линзах с детства, они становятся тебе почти родными. закончив с процедурой, ты убрал всё в верхний ящик комода, вытащил оттуда очечник с очками внутри и положил его в рюкзак. мало ли, что может случиться…

ты привык просчитывать и продумывать абсолютно всё в своей жизни. тебя таким воспитали родители. ответственный, внимательный… делаешь пометку в календаре о том, что выпил все необходимые таблетки, ещё раз проверяешь время, на которое тебя записала медсестра на приём, и, словно нехотя, выходишь из дома.

маршрут дом – больница стал для тебя почти таким же привычным, как маршрут дом – работа. хотя… пожалуй, нет, в больницу ты ходишь гораздо чаще, чем на работу. дома у тебя скрупулезно организовано отличное рабочее пространство. на стене рядом с хорошо освещенным столом ты повесил пробковую доску, чтобы можно было крепить к ней эскизы, и собрал все необходимые инструменты. тебе нравилась твоя работа, к тому же она отвечала абсолютно всем запросам врачей: никаких физических нагрузок, тишина и спокойствие. против был только офтальмолог, но и тот успокоился, когда твое зрение перестало падать. так что все были довольны, особенно ты. если бы тебе ещё не приходилось так часто посещать госпиталь, ты был бы ещё счастливее, но не всё сразу, элио, не всё сразу.

уже на пороге дома ты на всякий случай проверяешь, всё ли взял с собой. медицинская карта, страховка, паспорт, ключи, очки, деньги. да, вроде всё на месте. можно ехать. по пути в больницу надо позвонить родителям и мистеру салливану, поставить напоминалку на телефон о счетах, которые нужно оплатить сегодня, и… сделать ещё три тонны дел прямо за рулем, как обычно. элио норвуд никогда ни о чем не забывает, но не потому что у него идеальная память, а потому что элио норвуд всё записывает, а потом помечает крестиком. помогает.

ты поудобнее устраиваешься за рулем, защелкиваешь ремень безопасности, вставляешь телефон в держатель и набираешь родителей. – привет, мам. не ждите меня сегодня вечером, я сейчас в больницу. нет, всё нормально, но ты же знаешь, доктор фридман обожает перестраховываться. я хорошо себя чувствую, мам. и я пью все таблетки, нет, я не забываю, мам, - она волнуется, это понятно, но тебе всё-таки уже двадцать пять, и ты прекрасно знаешь, что будет, если ты не будешь следить за здоровьем. тебя не будет, вот что будет. – я позвоню, как выйду от врача. а сейчас мне надо позвонить мистеру салливану. я вас люблю! – отключаешь звонок, пока мама не начала спрашивать тебя о чем-нибудь ещё. например, хорошо ли ты питаешься, соблюдаешь ли ты диету и не ешь ли много сладкого, словно это она до сих пор оплачивает счета твоего стоматолога. она волнуется, да, да, да, ты всё знаешь, но ничего не можешь поделать, чтобы она волновалась меньше. всё ещё думая о маме, набираешь мистера салливана – он учил тебя работать с необработанными камнями, и напоминаешь ему, что сегодня тебя не будет, на случай, если он об этом забыл. мистер салливан благодарит – и ты по голосу слышишь, что он всё-таки забыл. ладно. не страшно. тебе несложно позвонить. и отметить всё, что нужно в напоминалке, тоже несложно.

сложно – это найти место на больничной парковке, но ты и с этим успешно справляешься. в мире вообще очень мало вещей, с которыми ты бы не справился, и почти все они касаются спорта. ну да, ты не спортсмен, но не всем же бегать и прыгать, кому-то нужно чем-то другим заниматься… закидываешь рюкзак на спину, ставишь машину на сигнализацию и довольно бодро шагаешь ко входу в больницу. там, как обычно, пахнет стерильностью, дезинфекцией и чужим страхом. если честно, тебе тоже становится немного страшно, хотя никакой причины для этого нет. пульс у тебя нормальный и за неделю было всего два эпизода аритмии, одышки почти нет, так что беспокоиться не о чем. но больница – это всё равно больница, да и к иголкам, которые с завидной регулярностью втыкаются в твое тело, даже за двадцать пять лет привыкнуть сложновато.

- эллиот норвуд, я к доктору фридману на девять двадцать, - бодро сообщаешь администратору на ресепшене и усаживаешься на один из пластиковых стульев, стоящих вдоль стены. осталось дождаться, когда тебя позовёт медсестра, ты пройдешь через все эти не слишком приятные процедуры, выслушаешь новые назначения врача и всё, можно будет идти домой. всё вместе займет часа два, ну ты надеешься.

медсестра появляется ровно через десять минут, и ты послушно идёшь за ней в кабинет. но вот проблема: там тебя встречает не доктор фридман. ты, привычный ко всему, не задаешь вопросы, усаживаешься на кушетку, расстегиваешь рюкзак и вытаскиваешь оттуда документы. доктор болтает о чем-то своем, ты не сразу понимаешь, что что-то тут не так. – сделаем экг, потом возьмем несколько анализов, ну, вам это всё хорошо знакомо, - да, безусловно, всё это тебе знакомо. только вместо экг тебе обычно делают узи сердца, хотя экг бывает тоже… ну ладно, может быть что-то изменилось. – ещё нужно будет сделать рентген, чтобы убедиться, что легкие чистые, и можно будет приступать. вы бланки принесли, которые вам дали в прошлый раз? – вот тут-то у тебя и закралось сомнение, что в этот кабинет ты попал по ошибке. – мистер новак, карта у вас с собой?

вот, вот, что не так! ты не мистер новак! – вообще-то моя фамилия норвуд, и я записан на приём к доктору фридману. он кардиолог, - смотришь на медсестру – нет, ну ты её знаешь, она несколько раз делала тебе экг. и она тебя знает... – вы, наверное, меня с кем-то перепутали… - очевидно, с мистером новаком. – так что я, наверное, пойду… к своему врачу, хорошо? – пока они обе на тебя смотрят, как на умалишенного, быстренько собираешь вещи и ретируешься из кабинета.

пока твой врач не решил, что ты забил на приём, идёшь к его кабинету – уже около него понимаешь, что запыхался. поторопился. открываешь дверь и первым делом замечаешь сидящего на кушетке парня. парня точь-в-точь ты. медленно ахуеваешь, под писк браслета, измеряющего пульс, не понимая, что делаешь, автоматически закрываешь дверь. что здесь, собственно говоря, происходит?!
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

3

по твоему правому виску течёт пот, тонкая струйка скользит вниз, застывает в районе скулы и ты вытираешь ее большим пальцем. не вытираешь, скорее размазываешь.

блядская
блядская
жара

ты сидишь на кушетке в кабинете доктора фридмана. ты прекрасно осведомлён, что он кардиолог и совершенно очевидно, что сейчас, буквально через минуты три-пять [ты как раз остынешь] он будет делать тебе узи сердца. ну что ж, ты не против, твоё абсолютно здоровое сердце тоже.

твой взгляд ползёт по белому халату доктора от плеча до уровня чуть ниже середины бедра вместе с чёрной точкой [предположительно мухой], но она явно быстрее тебя.

блядская жара

расстёгиваешь ещё одну пуговицу на рубашке. сегодня тебя уже пару раз назвали эллиот и ты чувствуешь себя героем какой-то книги или фильма. красивое имя, тебе нравится, если сократить до элио, это приятно сочетается с твоим коротким джио. но сейчас тебе все равно, хоть питер пэн, только вколите уже нужную дозу вашего нового расхваленного в статье на сайте, куда имеют доступ только такие психи, как ты, препарата. очень может быть, что в скором времени он начнёт спасать жизни, но пока ему помогают доказать пригодность добровольцы. кому здоровье позволяет. твоё, например.

давишься кашлем. доктор поворачивается и поднимает бровь, снова называет тебя не твоим именем и не твоей фамилией.

забавно

объясняешь, что только что перед зданием госпиталя [не на территории разумеется] ты выкурил сигарету. зря, потому что - БЛЯДСКАЯ ЖАРА! а жару ты ненавидишь. но после того, как ты проехал в вонючем такси без кондиционера целых десять минут, не покурить было невозможно.

бровь фридмана поднимается ещё выше. в чем проблема, в конце концов? если бы у тебя было увеличительное стекло, ты бы обязательно направил его на муху, вцепившуюся мертвой хваткой в белый халат доктора [может он пролил на него сладкий кофе], готов поспорить, что и ее глаза ещё больше округлились.

похоже, что элио категорически нельзя курить. тогда какого черта на нем будут использовать новый препарат?

пытаешься извратиться и подуть себе на лоб, он все ещё мокрый и тебе по-прежнему жарко, хотя температура в кабинете вполне комфортная.

когда ты вошёл, ты был уверен, что тебя просто по ошибке назвали именем другого добровольца, что каждая собака медсестра тебя здесь прекрасно знает - это как-то вылетело из головы. и ты зашёл потому что какая разница, если парень опоздал, просто пройдёт после тебя. у тебя не спрашивают документов, которые ты каждый раз должен подписывать и результаты ранее сданных анализов. просто просят подождать и ты ждёшь.

- все нормально, мистер норвуд? я сейчас не ослышался насчёт курения? - по ощущениям, он сейчас подойдёт к тебе, чтобы прикоснуться ко лбу или засунуть градусник тебе в рот, так надёжнее и тогда ты точно не сможешь сказать, что ты не мистер норвуд. усмехаешься, трёшь ладонью щеку. вроде бы бриться ещё не пора. а доктор как-то странно к тебе приглядывается.

все сотрудники госпиталя как роботы, от которых иногда веет теплом. они работают на автомате, у них есть расписание и они знают кто и когда явится к ним на приём, ты тоже был по плану, но похоже прямо сейчас в тебе обнаруживается какой-то изъян. и все равно это остаётся забавным. хоть какое-то приключение. вот что-что, а стандартное посещение этого места с привычной целью [и как всегда повышенным уровнем ожиданий от последующего результата] не должно было принести ничего нового.

утром луиза прислала фотку с дождём из берлина, ты ненавидел ее всю дорогу сюда. наверное поэтому выкурил не одну сигарету, а две. но этому щуплому фридману об этом знать не обязательно.

когда распахивается дверь, ты резко поворачиваешься, доктор возможно тоже, краем глаза ты видишь, что он застыл, как изваяние. что ж, не удивительно. только что ты видел...себя?

- блять, это что сейчас было? - ты снова закашливаешься, потом извиняешься за сорвавшееся ругательство и вскакиваешь с кушетки.

парень, ворвавшийся в кабинет, через секунду уже захлопнул дверь. очевидно шок. чтобы переварить нужно, как минимум минут пять. но ты их ему не дашь. оставляешь за спиной недоумевающего фридмана, вылетаешь в коридор и нос к носу сталкиваешься с...собой? да еб вашу мать.

шаг назад
лоб опять покрылся испариной

- ты кто?- вполне логичный вопрос. а ещё тебе хочется его потрогать, прикоснуться к лицу, к волосам, задрать рукава и посмотреть есть ли у него татуировки, шрам под левой ключицей [ты уже почти заглядываешь на ворот рубашки].

эллиот
норвуд или как там было?

писк браслета у парня на запястье тебя раздражает и только он заставляет оторвать взгляд от его лица и опустить вниз на руку. ты чувствуешь тяжелое дыхание и не поймёшь твоё оно или этого твоего близнеца....
это все блядская жара и у тебя глюки.

луиза, ниспошли мне дождь, умоляю

- можно как-то заткнуть эту штуку? - ты сдерживаешься, чтобы не схватить его за руку и не начать тыкать пальцем по браслету. черт знает где там у него сенсоры.

около вас уже собралось не меньше четырёх человек в белых халатах и вся эта сцена напоминает тебе кадр из фильма - психиатрическая клиника, на фоне писк каких-то приборов, два одинаковых парня и один из врачей вот-вот достанет из-за спины шприц, ты почти физически ощущаешь как игла впивается в шею и этот день тебе определённо нравится, не зря ты взял выходной.

Отредактировано Eugene Novak (2021-05-11 01:19:54)

+1

4

степень твоего ахуевания колышется от высокой до критической.
ближе, конечно, к критической.
ты тупо таращишься на закрытую дверь, словно пытаешься разглядеть через неё… своего близнеца?! но у тебя нет никакого близнеца!
хотя откуда тебе, конечно, знать, если тебя усыновили черт знает когда, черт знает где, ты даже не знаешь точной даты своего рождения, родители придумали тебе новую дату… и блядство, они даже место рождения поменяли, наотрез отказавшись говорить тебе, где и когда ты родился. и не то чтобы тебя особенно это интересовало.

но теперь ты – в панике – начинаешь подозревать самое худшее развитие событий.
а вдруг они тебя украли?!
впрочем, могли украсть кого-нибудь и поздоровее, а не набор лего "собери сам".

писк браслета на твоем руке резко возвращает тебя к действительности. писк браслета и распахивающаяся дверь. отшатываешься от неё, будто боишься, что она тебе сейчас по лбу даст.
напротив тебя материализуется … этот… этот парень, который точь-в-точь ты. на него ты тоже тупо таращишься, раздумывая, обратиться к психиатрам прямо сейчас или немного подождать. у тебя явно не всё в порядке с головой. неужели у тебя ещё и шизофрения? неплохой бонус к уже имеющимся у тебя проблемам.

- что? – переспрашиваешь… блять, это что шутка такая?! или у тебя реально начало шизофрении? мигаешь, пытаясь сконцентрироваться на лице парня. у него по лицу струится пот и волосы лежат по-другому, пожалуй… нет, ты всё равно ничего не понимаешь. какого черта?

тяжело дышишь, отчего браслет и вовсе заходится в блядском писке, и пытаешься не закашляться. очень всё это вовремя. – а, да, можно, - чувствуешь, как вас обступают врачи, а за … ну вот этим парнем открывается дверь, из которой выглядывает доктор фридман. судя по тому, что он таращится поочередно на вас обоих, у вас не глюки. всё-таки надсадно кашляешь и выключаешь браслет, пока он не довёл вас всех до ручки.

- что здесь происходит? – у тебя получается, наконец-то, хоть что-то из себя выдавить.

- элио?  - доктор фридман безошибочно дёргает тебя за руку и практически затаскивает тебя в кабинет. а следом за тобой затаскивает туда и вот этого вот парня, намекая толпе, что смотреть особо нечего, спектакль окончен, всем спасибо. врач заставляет тебя сесть на кушетку. – отдышись, - ты послушно упираешься руками в кушетку и немного склоняешься вперед. легче.

- я всё равно ничего не понимаю!

- ну что же здесь непонятного, элио, всё очевидно: вы либо близнецы, либо двойники, - вот тебе от этой информации сейчас капец легче стало. поднимаешь взгляд на своего… близнеца, двойника, ну вот кого-то, ощупываешь свой лоб на предмет лихорадки – вроде холодный, и думаешь, что тебе срочно необходимо покурить. но ты ведь не куришь. браслет опять принимается пищать, ты раздраженно отключаешь звук, чтобы не мешал тебе таращиться.

доктор фридман тактично сваливает куда-то из кабинета, оставляя вас двоих. – судя по всему, ты настоящий. жду, когда появится камера и радостно сообщат, что это блядский розыгрыш. ненавижу розыгрыши, - при детальном рассмотрении парень всё-таки отличается от тебя. – меня зовут элио. а ты…? – и что, и что вы будете вот так вот знакомиться? болтаешь ногами, сидя на кушетке, и чересчур внимательно разглядываешь своё отражение, впрочем, оно так же внимательно осматривает тебя. хуйня какая-то… честно.

у тебя нет братьев. но вообще-то ты приёмный ребёнок и, кто знает, может твои родители реально вытащили тебя из какой-нибудь люльки, откуда тебе это знать.
- нам, наверное, надо… разобраться? – спрашиваешь, надеясь, что парень всё-таки живой и тебе не придётся идти в психиатрическое отделение. ты туда не хочешь! ты вообще пришёл пройти рутинное обследование, узнать, что некоторое время твоё сердце ещё поработает, и свалить.

расстегиваешь ворот рубашки – блядская жара и такая же блядская одышка. – а ты… - даже не знаешь, что у него спросить. о чем вообще говорят в таких ситуациях, а? спрашивают, как дела? или, может быть, обсуждают погоду?

- это не розыгрыш. бля… - ну камера и жизнерадостный ведущий так и не появляются, и ты можешь сделать вывод, что напротив тебя стоит реальный живой человек - полная копия тебя. за парой маленьких исключений. он даже глаза прищуривает точь-в-точь ты. и … бля, у него даже вихор так же торчит. что ещё у него так же? всё?

добрый день, меня зовут элио, и очевидно я сошёл с ума. но это не точно.

- давай рассуждать логически. мы… похожи, - не то слово, элио, не то. вы копии друг друга. очень хорошие, качественные копии друг друга. вероятность того, что вы всё-таки близнецы … велика. вместо того, чтобы рассуждать логически, обсуждать, ты принимаешься истерически смеяться. – нет, это правда очень смешно, - как в блядском плохом кино. делаешь несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. смешно, не смешно, но, кажется, это ваша новая реальность. обследования придётся отложить на потом, сейчас тебе больше интересно, какого черта напротив тебя стоит твои копия?

- сколько тебе лет? – ну должен же ты хоть что-то спросить! ничего умного в твою голову не приходит. на самом деле, ты можешь только в основном таращиться на него, раздражаясь на жару, отсутствие воздуха в кабинете и непреодолимую тягу покурить, а тебе, блять, нельзя. – ты можешь открыть окно? здесь пиздец жарко.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

5

да ладно, ну зачем так нервничать! ты сейчас оглохнешь от взбесившегося гаджета. конечно у него полно полезных функций, но это же пиздец, нельзя поставить какую-нибудь мелодию что ли, он орет хуже парковочного радара. нет, ты не водишь тачку, но до сих пор помнишь арендованное луизой авто, когда она сделала тебе сюрприз, прилетев в калифорнию на уикенд.

- спасибо, - выдыхаешь, вытирая пот со лба. парень так и не ответил на твой главный вопрос - кто он, черт возьми?! вариантов правда не много. почему-то первый из них откуда-то из фантастических фильмов, такой аккуратный симпатичный клон. почему бы и нет?

доктор фридман и его муха уводят вас в кабинет. правда мухи ты уже не наблюдаешь, да и не до неё. гораздо интереснее элио, теперь он занимает кушетку, на которой только что сидел ты, а ты просто не можешь сидеть, ты маячишь перед глазами доктора и кусаешь губы.

отдышись

это для элио, но ты тоже следуешь совету.
вернуть дыханию привычное спокойствие не представляется возможным

блядская жара
блядский фридман
блядский элио

последнее правда под вопросом

парень тебе нравится и основная причина симпатии - его сходство с тобой. такое поразительное сходство, что ты очень не хочешь, чтобы все вокруг вдруг задрожало и расплылось, а ты проснулся в своей кровати. ты даже больше не хочешь дозу нового экспериментального препарата, обещающего ставить больных на ноги, а тебе золотые горы.

элио очень мило не понимает что здесь происходит, а доктор фридман сухо сообщает очевидное. скучно. нет чтобы предположить что-нибудь более увлекательное. перед глазами мелькают корешки книг из секции фантастики. но реальность все же более привлекательна.

за исключением блядской жары.

- это не розыгрыш, - ты походишь ближе и присаживаешься на корточки рядом с твоим...клоном [чем забавнее, тем легче дышать]. смотришь на его руки, ногти - вот и первое отличие - они не обгрызанные, как у тебя, шею, губы, щеки, глаза, волосы, хочешь вытереть пот с его лба и тут ощущения бегут впереди тебя, тебе кажется, что рука коснётся его, а почувствуешь ты. - я настоящий, можешь потрогать, - ухмыляешься. - да, я уже понял, что ты элио, красивое имя, - все таки касаешься его руки, но это даже не похоже на рукопожатие, ты просто двумя пальцами берёшься за его указательный палец и трясёшь, как будто здороваешься. - юджин...джио, - ты сразу называешься ему свое короткое имя, вроде как предназначенное только для друзей и родных. но тут по-моему и вопросов никаких нет, что вы родные.

- наверное надо разобраться, да, - тебя уже разбирает смех. мысли в голове элио пищат и сходят с ума похуже его браслета. ну не так уж все страшно, земля не остановилась, ничего не рухнуло, жаль только, что время года не сменилось. элио расстёгивает ворот рубашки и ты уже беззастенчиво заглядываешь под неё.

- я так и знал, у тебя нет шрама, а у меня есть, - оттягиваешь вниз свой воротник и демонстрируешь длинный шрам под ключицей. - но мы похожи да, мы чертовски похожи, блять! - ты начинаешь смеяться вместе с ним и если доктор фридман именно сейчас решит вернуться, ему понадобится подкрепление, чтобы отправить вас в психиатрию.

почему тебе вообще ничего не сказали про брата, тем более близнеца. [версия о клоне все ещё в силе.] беата вообще всегда избегала темы родителей, уводила своего муженька и лепетала под нос свои молитвы, луиза пожимала плечами, но в ней ты не сомневаешься, она никакого не умела ничего от тебя скрывать. вас точно разделили при рождении. тебя впихнули тетке и дяде, а элио...а кому отдали элио. хмм. можно придумать такую запутанную историю, что получится ахуенный детективный роман или даже триллер. а вообще, ты не уверен, что хочешь знать правду и разбираться, как тут говорит элио. ты же не украл его жизнь, в конце концов. или украл?

- двадцать шесть. тебе тоже, я угадал? - ты продолжаешь смеяться, но потом повторяешь за элио. глубокий вдох - шумный выдох и ещё разочек. - когда у тебя день рождения? - спрашиваешь, уже подходя к окну и распахивая его настежь. но и рубашку ты тоже расстёгиваешь, оставляя одну единственную пуговицу в петле. все же свои, так ведь. татуировками и шрамами в госпитале никого не напугаешь. а твоему симпатичному клону придётся привыкать. ну просто потому что жизнь больше не будет прежней...у вас обоих.

- зачем ты здесь? проблемы с сердцем? - ладно, ты садишься рядом, слегка касаешься его плечом, двигаешься назад, чтобы спиной и затылком упереться в холодную стену. теперь ты смотришь на макушку элио, тёмный завиток точно таких же как у тебя волос.

он не знает, что у тебя спросить, наверняка в голову лезет всякая банальщина, хотя бы вот эта насчёт возраста. у тебя сотни вопросов, но все они из той же оперы. и тебе, как человеку, живущему ощущениями, интереснее разглядывать, а не расспрашивать. ты даже руку протягиваешь, пока элио сидит спиной. не касаешься, просто тянешься, к плечу, медленно вниз, между лопаток, у тебя там тоже шрам, а сверху по нему татуировка, надпись на кельтском. а у него наверняка чисто. а ещё он наверняка гетеро, но ты не будет с порога задавать этот вопрос, тебе ведь уже не восемнадцать. ты слышишь его дыхание и хочется приложить ухо к спине. но эти игры в доктора тоже не очень-то к месту, хватает и сбежавшего фридмана. что он пошёл выяснять? а может просто решил хлопнуть коньяку, пока вы тут разбираетесь...

- охренеть да? ты когда-нибудь задумывался, что где-то по земле ходит точно такой же как ты человек? слушай, интересно а голоса у нас похожи? есть диктофон? у меня в телефоне динамик накрылся.

+1

6

чертовски, чертовски странно сидеть и смотреть на свою полную копию. но не смотреть ты не можешь, глаза, как приклеенные, постоянно возвращаются к джио. ты замечаешь, что походка и жесты у него совсем не похожи на твои. а ещё он явно меньше нервничает. а ты – ну ты, черт возьми, не привык к подобным потрясениям среди бела дня!

- у меня шрам у правой ключицы, - расстегиваешь ещё несколько пуговиц, зачем-то демонстрируя джио шрам, оставшийся после катетера. – и ещё на груди есть после операции, - на груди у тебя ещё татуировка есть – уроборос, сантиметра три в диаметре, но раздеваться перед джио ты точно не будешь. ну еб твою мать… у тебя всё хорошо с головой / по крайней мере, тебе хочется в это верить /. теребишь рукой пуговицу, как будто и правда раздумываешь расстегнуть рубашку. ну нет, это бред какой-то.

- ага, ты угадал, - вздыхаешь, окончательно смиряясь с тем, что, кажется, джио – твой давно потерянный брат. но… брат, серьезно?! ты единственный ребёнок в семье. ну, в смысле, да, ты знаешь, что тебя усыновили, но никто из твоих родителей и словом не обмолвился, что у тебя есть брат-близнец. надеялись, что вы никогда не встретитесь? или просто не знали? кажется, у тебя много вопросов к приёмным родителям. и к тому, кто вообще догадался разделить близнецов, похожих друг на друга, как две капли воды. – двадцать пятого марта, но я знаю, что родители поменяли дату рождения. меня усыновили, - поясняешь ему, словно сам-то он не догадается, молодец, элио.

джио наконец-то открывает настежь окно и у тебя появляется возможность вдохнуть полной грудью. заставляешь себя сконцентрироваться на дыхании, ты, конечно, в больнице и всё такое, но очень не хочется упасть в обморок или выдать ещё что-нибудь подобное. впрочем, тебе простят, у тебя тут, вроде как, нервное потрясение… или как это называется.

- боюсь, что теперь с нервами у меня проблемы, - нервно хихикаешь, а потом переводишь взгляд на джио. какой-то он подозрительно расслабленный. а он точно нормальный? – у меня кардиомиопатия, ну это такая болячка, которая не лечится, и при которой сердце медленно, но верно отказывается работать. во всяком случае, моё – пока медленно, - доктор фридман перестраховывается и проводит обследования раз в месяц. он же заставил тебя носить этот браслет, который в случае тяжелого нарушения ритма сердца передаст экстренный вызов в клинику. ну такое… тебе не нравится, но ты послушно носишь. – а ты с чем здесь? – очень вряд ли проблемы с сердцем. хотя вообще у тебя генетически обусловленная кардиомиопатия, то есть… есть вероятность, что джио тоже может заработать подобную болячку, если, как и ты, выиграл в лотерею. не объясняешь джио, что лет через десять тебе понадобится новое сердце, что у тебя бывают плохие и хорошие дни, зачем ему эта лишняя информация… и зачем его пугать.

болтаешь ногами, как будто скучаешь, но на самом деле, ты думаешь. тебе определенно нужно поговорить с родителями. они должны знать. но почему тогда не сказали? сказали же они, в конце концов, что ты приёмный, почему не сказали правду целиком? и зачем понадобилось менять тебе дату и место рождения? много вопросов и ни одного ответа. а рядом с тобой сидит твой брат.

у тебя никогда не было брата.

- честно – я надеялся, что я такой единственный и неповторимый, - ну, джио отличается от тебя – он, как минимум, вырос в другом месте, с другими людьми. но внешне – одно лицо, даже стрижка у вас похожа, кошмар какой… - да, есть. ну на телефоне, - вытаскиваешь из рюкзака, лежащего тут же на кушетке, телефон и включаешь на нём диктофон. вам же не нужно говорить ничего определенного? просто потом послушаете ваш разговор, сравните. – ты не местный, - заявляешь вдруг. – акцент… немецкий. мы родились в германии? – вот это новость для тебя. родители говорили, что ты родился в европе, но где конкретно, они не уточняли. – по документам я родился здесь, в сакраменто, - поясняешь ему зачем-то, заметно успокаиваясь. приток относительно свежего воздуха действует на тебя хорошо.

- может, пойдем куда-нибудь отсюда? ну такое немного – знакомиться в больнице, - предлагаешь джио, вставая с кушетки. с интересом несколько минут разглядываешь его татуировки, а потом – ну раз уж он расстегнул рубашку, расстегиваешь свои пуговицы, демонстрируя ему шрам чуть смещенный вправо от середины грудной клетки и тату в виде уробороса. – я подумал… не важно, - всё ещё непривычно смотреть на своё собственное отражение. джио улыбается, и ты конкретно видишь в нём себя. когда он двигался, он отличался, а сейчас, когда сидит, - совершенно нет. тебе осталось только замереть в подобном положении и… и ну пойти в психиатрическое отделение, с какой-нибудь… как её там… не помнишь термин.

с одной стороны тебе хочется позвать его к себе домой, ты живёшь недалеко, всего десять минут на машине, а с другой – вы только что познакомились, лучше где-нибудь в другом месте. ты бы сейчас был бы не против не только покурить, но и выпить чего-нибудь крепкого, например, виски, но придётся довольствоваться минералкой. "что такое не везёт и как с этим жить" пособие от эллиота норвуда. – я лучше перезапишусь на другой день, вряд ли сегодня получатся адекватные тесты, - у тебя до сих пор сердце выдает галоп какой-то, звук на браслете ты выключил, конечно, но это не мешает ему загораться и напоминать тебе, что ты конкретно сейчас не прав.

- представь, а мы ведь могли никогда не узнать о существовании друг друга. если бы медсёстры нас не перепутали, - застегиваешь рубашку, оставляя расстёгнутыми только несколько верхних пуговиц и всё ещё не можешь перестать таращиться на джио. он неосознанно сразу тебе нравится, очевидно, потому что он – это ты, а ты – это он. тебе в принципе нравятся мальчики, но джио – особый случай, у тебя сейчас уникальная возможность: посмотреть на себя со стороны. а вы красивые. понимаешь теперь, почему девчонки всегда расстраивались, когда узнавали, что ты гей. ты никогда этого не скрывал, зачем? не спрашиваешь у джио, что там, как у него, это типа невежливо. – как ты относишься к итальянской кухне? – если он её не любит, ты будешь ранен прямо в твоё и без того очень больное сердце. – я всё ещё намерен свалить отсюда, публику мы уже повеселили. пора менять декорации, - а то вдруг доктор фридман готовит вам там уютную милую палату на двоих. в психиатрическом отделении.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

7

почему-то тебя греет мысль, что у элио тоже есть шрам почти там же где у тебя, только с другой стороны, вы ведь и правда как зеркальные отражения. и без разницы что твой шрам твоих рук дело, а у него он вынужденный. если ты правильно понял. вообще ты считал, что неплохо разбираешься в медицинских диагнозах, одно время ты облазил сотни интернет-страниц и грузил этой темой сестру, а потом парней, в том числе и тех, с кем проводил всего одну ночь. но то, что сидело в твоей голове, обычно сразу слетало с языка, даже если тем, кто оказался рядом с тобой, было по барабану. а так оно обычно и случалось.

- круто, можешь отмечать день рождения два раза в месяц или просто неделю не просыхать. двадцатое марта - правильный день. но наверное не так уж это и важно, - можно было легко догадаться, что его усыновили. другая фамилия, даже в другую страну увезли, наверное с приемной семьей парню повезло, но не со здоровьем, которым его явно наградили ваши биологические предки. а может это ты...вот блять, так же бывает у близнецов, один забирает все здоровье другого.

здравствуй чувство вины

- черт, это хреново, - ты невольно начинаешь беспокоиться за элио. тебе хочется сжать его плечо и сказать, что...да ничего не сказать. иногда слова только все портят, особенно, если они наполнены самым ненавистным тобой чувством - жалостью.

не лечится
отказывается работать

нет, ты не будешь забивать себе этим голову [на самом деле, все будет с точностью до наоборот]. ты только что обрёл брата и если что, твои-то органы в порядке и ты можешь ими поделиться. как-нибудь. это уже забота врачей.

опускаешь руку на кушетку, корябаешь ее подушечкой пальца вместо ногтя, оторванного до мяса. блядская привычка. она тебя раздражает, но и избавится от неё не получается.

- ну, я тестирую на себе новые препараты. добровольно подвергаю себя риску. если ты подумаешь, что я псих, будешь не первым и не последним, - пожимаешь плечами. - я привык, ещё со школы, - ему ещё много предстоит о тебе узнать, сразу вываливать все и во всех подробностях плохая идея. элио вряд ли обрадуется тому, что из себя представляет его брат-близнец.

- ты и есть единственный и неповторимый, как и я. просто если встать перед зеркалом, нас не отличишь, это кстати, может нам в будущем пригодиться. но это ведь чисто внешнее сходство, а что там внутри неизвестно. мы можем быть полными противоположностями и, сказать по правде, если так и окажется, мне будет обидно, - улыбаешься, снова придвигаясь на край кушетки, когда элио включает диктофон.

- да, мы родились в берлине. ты там никогда не был, да? надо будет как-нибудь выбраться. покажу свою школу и больницу, где мы с тобой появились на свет, - элио конечно может отказаться. ты ещё не знаешь какие воспоминания у него связаны с родителями, что он знает о них. скорее всего ничего, как и ты или другой вариант - негатив, ненависть, бросили, отказались. поэтому и увезли далеко, поэтому и тебя скрыли. возвращаться к началу или нет, пусть он решает.

ты родителей искать никогда не пытался, да и чувств никаких по отношению к ним не испытывал. они как что-то нереальное были, никакой информации, чтобы даже образы сложить, а врать ты не любишь и не умеешь, самому себе в первую очередь, а фантазии по сути тоже враньё, если ты их используешь, чтобы представить не существующих людей. может они уже давно умерли, а может быть на другом конце света греют пятки на пляже и думать забыли, что у них есть два красавчика-сына.

- да, надо валить отсюда. я тоже не готов сегодня к экспериментам, тем более, что после них всегда отходняк или я просто в отрубе. последнее редко, но случается, а мне нужна светлая голова, не каждый день встречаешь брата-близнеца, - спрыгиваешь с кушетки, как раз собираешься застегнуть рубашку, но замираешь, когда элио совершает прямо противоположные действия.
отражение

- ух ты, - вот тут ты не можешь себя сдержать, тебе нужно прикоснуться. делаешь шаг, пальцами касаешься шрама, затаив дыхание ведёшь по нему, рукой и глазами, обводишь по контуру татуировку. - красиво, тебе идёт. мои потом рассмотришь, у нас ведь ещё полно времени, так? - смотришь не в лицо элио, а туда где сейчас твоя рука, у сердца, на секунду накрываешь ладонью и чувствуешь как часто оно бьется, непривычно, страшновато.

- не подведи.

все таки застегиваешь свою рубашку, чтобы выйти в коридор в приличном виде, а то ещё подумают бог весть что.

- и давай без этих твоих не важно. подумал - говори. я всегда так делаю, не всем нравится правда, - смеешься, подмигиваешь элио и идёшь к двери.

- правильное решение, вместе перепишемся куда-нибудь, послезавтра у меня кажется тоже выходной или мне после обеда выходить....бля...не помню.
поворачиваешься у двери и смотришь на твоего двойника, застёгивающего рубашку.

это мой брат
мой брат-близнец
и он одуреть какой красивый
получается и я такой же красивый?

элио откровенно пялится на тебя, ты делаешь в ответ тоже самое. так странно, что у тебя есть брат. осознание пока не приходит, но сам факт вызывает такое непривычное ощущение волнения. где именно ты пока не можешь понять. ближе к груди или чуть ниже живота. брат, а братских чувств никаких. ничего похожего на то, что ты испытывал к луизе. но чувства определённо есть. особенно когда ты узнал о его болезни, это кольнуло, зацепило за что-то внутри тебя. а теперь этот взгляд, пытливо изучающий.

- но мы же узнали и ты пялишься на меня, как будто я инопланетянин ну или я просто сегодня ахуенно выгляжу, - уже берёшься за ручку двери. - ладно, ты мне тоже нравишься, и выглядишь ты также ахуенно как я, просто один в один. нам просто необходимо найти зеркало. только не в больнице.
киваешь, вы выходите за дверь и ты оглядываешься, чтобы на пути нигде не попался фридман или твоя "любимая" медсестричка кортни, которая тут же затащит тебя к нужному врачу, не успеешь и глазом моргнуть.

- я отлично отношусь ко всем кухням, кроме азиатской. не моё, - говоришь почти шепотом, продвигаясь к выходу. не хватает темных очков, хотя бы одному из вас. пытаешься идти не свойственной тебе походкой, придерживая на плече сумку.

- у тебя есть что-то на примете? в смысле кафе, ресторан? я редко хожу по всяким заведениям, - как только вы покидаете территорию госпиталя, ты достаёшь сигареты и жадно прикуриваешь.

- блядская жара, но я дико хочу курить. тебе наверное нужно держаться подальше от курильщиков?- хмыкаешь и отходишь чуть в сторону, но не останавливаешься, как будто в любой момент из дверей могут выскочить врачи в белых халатах, схватить вас и утащить обратно. может ты вообще уже под препаратом, который тебе все таки вкололи. нет, херня это все. вот рядом с тобой элио и он вполне себе осязаемый. в доказательство ты все таки касаешься его плеча.

- возьмём такси или ты за рулём?

+1

8

приноравливаешься к новой информации, стараешься как-то уложить её в своей голове. вау, круто, день рождения у тебя на самом деле на пять дней раньше. теперь будешь отмечать его двадцатого. ну и двадцать пятого тоже придётся, чтобы родителей не обижать, они же ведь ничего плохого не сделали, просто им казалось правильным дать тебе всё новое. имя, фамилию, место и дату рождения. они говорили, что и дату выбрали не случайно – двадцать пятое стало для тебя переломным моментом, ты задышал сам, и врачи сказали, что всё, жить будешь. забавно… какие-то чужие люди стали за тебя бороться, приняли тебя в семью, а биологические родители предпочли слинять на все четыре стороны. интересно, а джио рос с ними? какого это, знать, кто дал тебе этот цвет глаз, например, и эту дурацкую черту характера? впрочем, тебе не интересно, у тебя есть настоящая семья, пусть ты вообще – ни разу – не похож на приёмных родителей.

джио рассказывает тебе о себе, говорит что-то о психе, но ты о нём так не думаешь. как человек, который большую часть своей жизни проторчал в разного рода больницах, ты восхищаешься теми, кто берёт на себя ответственность испытать новые препараты. это же круто, нет? они помогают людям, таким, как ты. – ты спасаешь жизни, я живу, благодаря какому-то другому юджину новаку, а кто-то будет жить благодаря именно тебе, - улыбаешься ему, думая, что этот кто-то, может быть, даже будешь ты. интересно… в следующий раз спросишь у доктора фридмана, какие испытания проходят здесь, в госпитале. главное, чтобы он не перепугался, что ты решил стать их участником.

- неа, в берлине я не был. зато я был в швейцарии, ну, как сказать был… - упрямо поджимаешь губы, вспоминая свою поездку. родители настояли. вообще-то тебе и тут диагноз поставили, но они захотели перепроверить, убедиться. слова врачей совпали слово в слово, плакать надо было, а ты смеялся. нет, ну это же смешно – ты с самого рождения бьёшься за свою жизнь, и вот очередная болячка, от которой ещё никто не придумал лекарства. а ты всегда говорил, что везучий.

с интересом следишь за реакцией джио, когда он разглядывает твой шрам, оставшийся после операции ещё во младенчестве. с сердцем у тебя как-то сразу не задалось. у него горячая ладонь, ему, наверное, очень жарко. – да, у нас ещё полно времени, - лет пять или шесть до того, как тебе станет совсем плохо, и ты перейдешь к постельному режиму, ожидая, появится ли новое сердце. сейчас как-то странно об этом думать, и ты стараешься не думать. тебе нравится жить одни днём. минута за минутой, это не сложно. и даже приятно. – оно ещё поработает, - а потом врачи что-нибудь придумают.

даже в коридоре не можешь перестать смотреть на джио, словно он, правда, инопланетянин какой-то. люди провожают вас глазами – ты это чувствуешь. ну, не каждый день встретишь близнецов. и тебе, кажется, льстят эти взгляды… - ты сегодня ахуенно выглядишь. ну и как-то немного сложно привыкнуть к тому, что ты так сильно на меня похож. ну или я на тебя, - да, вам определенно нужно зеркало. изучить отражения, сравнить. будет весело.

на улице, как обычно, жара и пекло. ветерок совсем слабый, даже ветки пальм не колышутся. ты всю свою жизнь прожил здесь и более или менее к адскому пеклу адаптировался, а вот юджину, похоже, совсем хреново. – ага, я знаю одно хорошее место. кури уже и поедем. можешь далеко не отходить. основная опасность курильщиков для меня в том, что я тоже дико хочу курить, а мне, черт возьми, нельзя, - раздраженно теребишь брелок на рюкзаке, дожидаясь, когда джио выкурит сигарету. вот бы вы пару лет назад познакомились… тогда тебе ещё всё было можно, главное, не увлекаться. а теперь ничего нельзя, угораздило же.

- я на машине, ага, - ведёшь его за собой к парковке, пробираясь между рядами машин. на парковке ещё жарче, а машина, наверное, и вовсе перегрелась. ладно, тут ехать минут пятнадцать, не больше. – пристегнись. у меня пунктик на правилах, - поясняешь ему и сам защелкиваешь ремень безопасности. пиздец странные ощущения… ехать в машине со своим братом-близнецом… может, правда голову полечить?

останавливаешься у своего любимого итальянского ресторанчика, но ведёшь джио не внутрь, а к зеркальной стене противоположного здания. в ней отражаетесь совершенно одинаковые вы. одинакового роста, более или менее одинакового телосложения и с одинаковым выражением глаз. прикольно. словно кто-то копию сделал – и этот кто-то сама природа. – сейчас на нас в ресторане будут таращиться. ну я бы таращился, - насмотревшись вдоволь и убедившись в том, что вы реально одинаковые, идёте в ресторан. осознанно выбираешь кабинку вместо столика, меньше любопытных глаз будет.

девочка-официантка мгновенно появляется рядом с нами, но откровенно не пялится, спасибо ей за это большое. – лимонад со льдом и салат из овощей, - не ждёшь, что юджин повторит твой заказ, ну, кролик среди вас должен быть кто-то один. как девочка отходит, поясняешь: - у меня, господи, прости, диета, – а ещё два – два с половиной года назад ты был обычным нормальным человеком. тебя вдруг заинтересовывает один вопрос… ну, все говорят о связи близнецов и всё такое, хотя ты … ну может быть и чувствовал что-то такое, но ты же считал, что у тебя нет никакого близнеца и не может быть. – слушай, а ты не помнишь, как чувствовал себя примерно в середине января? числа пятнадцатого-шестнадцатого? – тебя тогда в больницу увезли, у тебя первый раз остановилось сердце. ты сам толком не помнишь, помнишь только, что тебе плохо стало и всё, очнулся ты уже в палате. так себе развлечение было.

- и о, а кем ты работаешь? – он что-то говорил о работе, ты помнишь, да. это у тебя как такового рабочего дня нет, только дата сдачи заказа и всё. иногда в хорошие недели ты берёшься за починку украшений в магазине родителей, но это на самом деле нудная и не слишком интересная работа. тебе больше нравится создавать изделия с нуля… - я ювелир, - что почему-то звучит, как зануда. – обычно я работаю с золотом, иногда с серебром, - а сейчас вот учишься с камнями. ты и раньше с ними работал, но в основном с обработанными, а это уже накладывает некоторые ограничения. – мне интересно о тебе всё, - добавляешь вдруг, принимая у официантки стакан с холодным лимонадом. стакан запотел и тебе это нравится. - есть ли у тебя, ну у нас, братья-сестры ещё? кузены там, кузины? какие-то ещё родственники? ты с кем-то встречаешься? чем увлекаешься и ну вот это вот всё… не замечал, что знакомство часто похоже на собеседование? – весело улыбаешься и делаешь глоток лимонада. ладно, ты готов слушать и говорить. прикольно, у тебя есть брат. оу, вау, даже не знаешь, с кем бы поделиться этой информацией… ну не с родителями же, хотя с ними тоже, но они вряд ли разделят твой восторг. ты даже как-то резко забываешь, что ты вообще скучный, занудный и такой… суровый взрослый, короче. [NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

9

- черт, вот это хреново, - отворачиваешься, делаешь две глубокие затяжки, торопишься, потому что теперь ты чувствуешь неловкость. паршиво, когда рядом с тобой человек, вынужденный справляться с желанием курить, а ты открыто наслаждаешься долгожданной затяжкой. тем более, когда этот человек так на тебя похож.

- серьезно, я бы отдал тебе свои лёгкие, - тушишь бычок, разгоняешь рукой дым и идёшь следом за элио, останавливая себя в порыве приобнять его за плечи. братья же так делают.

- а у меня даже прав нет, прикинь, - ты даже не представляешь себя за рулём, а вот на пассажирском очень даже комфортно. правда есть и тут маленькие нюансы - если за рулём болтливая курица, вроде луизы, вся поездка превращается в бесконечную смену радиостанций, пустую пачку сигарет и как финал - противную головную боль, не подвластную никаким таблеткам. но с элио тебе точно будет по кайфу...в качестве пассажира, ты почему-то заведомо ему доверяешь, да и потом, разве можно не доверять человеку с такой внешностью.
залезаешь в тачку и тут же чуть не подпрыгиваешь на сиденье.

- блять! кажется я только что получил пару ожогов на заднице. ну и парилка сегодня, братишка, - это вылетает само собой, ты тут же язык прикусываешь и бросаешь взгляд на свою очень качественную и очень красивую копию. так естественно вырвалось, как будто так было всегда и вы всю жизнь друг друга знали, просто не виделись несколько лет и вот - случайная встреча, неподдельный интерес, сотни вопросов. тебя радует, что элио кажется немного расслабился. а то, что продолжает разглядывать - это нормально, ты тоже это делаешь и сам процесс такой приятно щекочущий, ты определённо хочешь в него углубиться.

- без проблем, - пристёгиваешься, дуешь за воротник расстёгнутой на половину рубашки. но это не помогает от слова совсем. вам просто "повезло”, погода сегодня шепчет.

все обещанные пятнадцать минут ты наблюдаешь за элио, наверняка его смущая, но он же пялился, а у тебя сейчас такая уникальная возможность делать это единолично, потому что твоему...брату нужно за дорогой следить. как же это непривычно, просто словами не описать, ты сидишь на пассажирском и за рулём тоже ты. фак. ты в своей жизни никогда близнецов не встречал, странно, но это так. и сейчас ты как будто в кино, хочется руку протянуть, ещё раз удостоверится, что это твоя реальность, а не параллельная какая-нибудь. ещё немного и ты прожжёшь в нем дыру, чуть ниже уха. приглядываешься к мочке, но не можешь понять проколота ли она, как у тебя. щуришься и невольно улыбаешься.

элио

как же классно звучит, языком ласкает нёбо.

вы приезжаете очень быстро. тебе мало, не насмотрелся. но ты рад выбраться из душного салона.
сначала ты удивлённо поднимаешь бровь, но тут же криво, в своей манере улыбаешься чуть закусывая губу и идёшь за элио к зеркальной стене.

- нет, ты только посмотри на нас, - заворожённый шёпот и ты тут же замолкаешь, подходишь ближе, касаешься стекла, потом руки брата, а потом встаёшь сзади него и вы будто сливаетесь в одно целое. - волшебство, - твой тихий смех задевает его шею тёплым дыханием.

- ну и пусть таращатся, мы ведь уже определились, что ахуенно выглядим сегодня, - ты откидываешься на спинку стула, подмигиваешь элио, также хочешь подмигнуть официантке, но передумываешь. в кабинке уютно и тебе не нужен никто кроме неожиданно образовавшегося у тебя брата и сейчас ты абсолютно уверен, что он появился очень вовремя. не зря же последнее время тебя не оставляло чувство, что чего-то не хватает. а оказалось - кого-то.
твоё лицо просто надо видеть, когда элио озвучивает свой заказ. закатываешь глаза, но при этом широко улыбаешься.

- а мне пожалуй пасту с грибами и ветчиной, но салат тоже можно и бокал пива, холодного и как можно быстрее, умоляю, - раз на сегодня эксперименты в госпитале отменяются, а у тебя выходной, можно позволить себе выпить.
милая девочка понимающе кивает и удаляется.

- ещё и диета. как ты живешь вообще, - в твоём голосе нет сочувствия, скорее обеспокоенность.
вопрос элио заставляет тебя задуматься. неспроста такой интерес и ты усиленно напрягаешь память.

- январь...хмм, - кажется приезжала луиза, а потом вы вместе уехали в берлин, было так много снега, она вытащила тебя кататься на лыжах, или это было прошлой зимой? черт. хотя, стоп.

- я попал в аварию! точно, бля, как я мог забыть. как раз в ночь на шестнадцатое, после этого я не езжу на рулём. правда тогда был первый и единственный раз. я даже не помню, что толком случилось, я просто потерял управление. со мной был один парень, приятель...на нем ни царапины, а я очнулся на больничной койке, но уже через час уговорил, чтобы меня отпустили домой. я бессмертный, элио. нет, я не шучу. столько всякой херни случалось и эти добровольные исследования..., - прерываешься, делаешь жадный глоток пива, которое только что поставила перед тобой официантка.

- ты говоришь я жизни спасаю, а я никогда не думал об этом в таком ключе. я всегда был эгоистом и в добровольцы записался ради себя, испытать себя, подвергнуть риску. у меня не совсем нормальные увлечения. ты узнаешь позже, если захочешь. и в германию мы с тобой съездим, да. там пиво вкуснее, - ещё один глоток, стираешь пену над губой.

- я работаю в книжном магазине, консультантом, - посмеиваешься. - в секции с литературой для взрослых, - добавляешь полушепотом, наклоняясь к элио. - и я ни с кем сейчас не встречаюсь. если на то пошло, у меня вообще ни разу не было длительных отношений. разве что в школе...был один парень, - покусываешь край губы. - наверное это была первая любовь. а сейчас, не знаю, все мне кажутся скучными, банальными, предсказуемыми, - ты говоришь об эгоизме, о банальности и, говоря, понимаешь, что все это в прошедшем времени. все поменялось в момент, когда элио открыл дверь кабинета фридмана и снова ее закрыл. ты больше не думаешь только о себе.

- а у тебя охренительная профессия. вот вообще не ожидал, ты меня удивил. мой брат - ювелир. я бы не смог. хочу посмотреть как ты работаешь, - снова отпиваешь пива. чем дальше, тем интереснее.

- так, о моих увлечениях потом, - не хочешь признаваться, но тебе немного не по себе от того, что придётся рассказать элио о шрамах и обо всем с этим связанным. ты не стесняешься и тем более не стыдишься этого, раньше ты вообще об этом кричал и гордо демонстрировал. хочу - делаю. сейчас ты все таки уже не мальчишка, разве что местами.

- родственники в берлине - тетя, дядя, сводная сестра, с ними я и жил до того, как перебрался в сакраменто. ничего интересного, видишь. довольно скучная жизнь. живу один, так что, мой дом - твой дом, - вам приносят еду и ты тут же втыкаешь вилку в пасту, выкручиваешь и из середины идёт пар и аромат грибов в сливочном соусе.

- твоя очередь, - придвигаешься ближе к столу, задеваешь своим коленом колено элио. - продолжим наше собеседование, - он улыбается, ему с тобой легко, ты это видишь, вся ситуация начинает казаться веселой, забавной, чертовски интересной и уже не такой шокирующей, как в первые минуты. и ты улыбаешься в ответ, тебе нравится что вы такие одинаковые и такие разные одновременно.

- чем ты занимаешься в свободное время? и меня тоже интересует есть ли у тебя кто-нибудь? может ты с кем-то живешь, кольца не вижу, но кому сейчас нужен брак. куда мы пойдём в следующий раз? что ты делал в швейцарии? и почему ты спросил про середину января? - это ещё не все вопросы, а вот знать об элио ты хочешь абсолютно всё и у тебя есть большие сомнения, что вопросы вообще когда-нибудь закончатся.

- нет, братишка, это не собеседование - это скорее допрос, - смеёшься, звонко ударяя по его бокалу своим. - за нас!

Отредактировано Eugene Novak (2021-05-13 09:16:14)

+1

10

смешно щуришься на солнце, попадающим в кабинку сквозь окошко. с джио тебе легко. так легко, как ни с кем никогда не было, у тебя даже ощущение, что ты разговариваешь сам с собой. ну, технически, это так и есть. наверняка у вас куча различий, вы всё-таки выросли совсем в разных семьях, даже в разных странах, куда там генетике тягаться. но тебе сейчас так не хочется выискивать эти различия, куда веселее искать сходства. искать и находить – далеко ходить не надо, вот они все, совсем рядом, только руку протяни.

- скучно я живу, джио, скучно, - тихо посмеиваешься, параллельно вспоминая, как тебя ломало два года назад, когда врачи стали настаивать на диете, на разумных ограничениях. ты послушный, всегда был послушным, поэтому … у тебя даже дневник питания есть, что бы это ни значило. за два года ты привык к абсолютно несоленой пище и отсутствию всяких специй, к счету выпитой воды и ещё куче всяких занудных мелочей, которые всё-таки позволяют тебе жить почти нормальной жизнью. так-то не такие уж и большие жертвы, если учесть, что на другой чаше весов всё-таки жизнь стоит, но тебе всё ещё обидно, почему именно ты должен был выиграть в эту неинтересную генетическую лотерею.

джио рассказывает тебе об аварии, и ты думаешь, что что-то в этом есть. всякие связи и чувства близнецов всегда представлялись тебе глупостью, ты громко фыркал, когда слышал подобное по телеку или читал в книжках. а сейчас что, уже меньше фыркать хочется? сейчас тебе это кажется прикольным, ну, совсем немного. не встреваешь в разговор, продолжая обнимать руками стакан с лимонадом – холодный такой, приятный. пекло, конечно, даже в ресторанчике чувствуется, хотя здесь кондиционер и всё такое. не помогает, если честно.

- я приду… подберёшь мне чтиво на ночь? – вы, как два заговорщика, шепчетесь, склонившись друг к другу. замечаешь, что у джио глаза сияют – наверняка твои сейчас сияют точно так же. так странно и прикольно смотреть на него и думать о себе – в том же ключе думать. сравнивать, гадать. кажется, тебе нравится иметь кого-то так до жути похожего на тебя. а тебе, черт возьми, даже поделиться этим особо не с кем.

- парень? – переспрашиваешь, как будто не услышал. ну с ушами у тебя так-то всё хорошо… парень, значит. неужели вот вы даже в этом похожи? не можешь сдержать дурацкую ухмылку. всё, элио, давай, вспомни, что ты настоящий взрослый и вообще серьёзный и занудный. это не так сложно, как кажется на первый взгляд.

- о, кто-то считает это классным. обычно мне говорят, что я зануда и профессия у меня занудная, - а вообще-то творческая. ну да, занудная немного… но тебе, например, нравится часами сидеть с чем-нибудь мелким и претворять задумку в жизнь. а ещё тебе нравится, когда тебе бросают вызов – не сделаешь, не сможешь. не поспишь пару ночей и всё получится, ты уверен. у тебя вообще самоуверенности на пятерых.

- тетя, дядя, сестра – прикольно, у меня семья маленькая. только родители, но я с ними тоже не живу, хотя они просят, чтобы я обратно к ним переехал, но нет. не хочу, - к тому же ты не так уж и далеко от них живёшь, тот же район, улица другая. после университета ты не стал возвращаться под родную крышу, предпочел стать независимым. – так что мой дом – тоже твой дом, - у тебя даже спальня гостевая есть. там, правда, ремонт надо бы сделать, но зато там чертовски удобная кровать, ты проверял, когда захотелось какого-то разнообразия.

без особо энтузиазма тыкаешь вилкой в салат, есть, на самом деле, особенно не хочется. ударяешь стаканом о стакан джио и делаешь несколько глотков лимонада – вот пить хочется, что не удивительно при такой жаре. – я значит. ничем таким я не занимаюсь, в свободное время или читаю, или кино смотрю. ну, с друзьями встречаюсь. во всякие походы не хожу, на природу выбираюсь редко. я горожанин до мозга костей, вместо дома купил лофт, отделил внизу гостевую спальню, чтобы не класть друзей спать на диване в том, что я называю гостиной, - а сам таскаешься на импровизированный второй этаж. сейчас тебе не хочется думать о том, что скоро будешь вынужден переехать на первый – просто не под силу будет подняться наверх.

- я ни с кем сейчас не встречаюсь, последние мои серьёзные отношения закончились вместе с универом, мой парень не захотел уезжать из сан-франциско, а я не захотел там оставаться, видимо, не так уж и большая любовь была, да? – но вы всё равно с сетом общаетесь, просто теперь не спите друг с другом. он даже приезжал пару раз в гости, было здорово, как будто снова окунулись в беззаботное студенчество / правда, вот каким-каким, а беззаботным ты никогда не был /.

- в следующий раз мы пойдет ко мне домой, я готовлю восхитительную лазанью. собственно, на этом мои кулинарные способности и заканчиваются, - весело смеешься, ловя искринки смеха и в глазах джио. – я не люблю готовить, - добавляешь тоном заговорщика. у тебя дома полно еды, но в основном овощей. ну да, ты кролик… к тому же мясо – из раздела разумных ограничений.

- в швейцарии я был в медицинском центре – предсказуемо, да? и ничего кроме этого центра не видел. я вообще туда ехать не хотел, но родители настояли. в итоге нам сказали тоже самое, что и здесь. прям слово в слово, - морщишься, вспоминая, как врач всё вам разжевывал и объяснял. ладно, не будешь скрывать, все вы не только выглядели напуганными, но и были напуганными. и тебе до сих пор сложно привыкнуть к той мысли, что лучше тебе уже не станет, станет только хуже. не хочешь об этом джио рассказывать, потом как-нибудь.

- а шестнадцатого… только не пугайся, но у меня тогда сердце остановилось. я ничего не помню, пришёл в себя уже в палате. мне сказали, что подобное может повториться и вот этот браслет заставили носить. вообще я вполне нормально себя чувствую, у меня ещё начало, но сюрпризы бывают, конечно. но и со здоровыми людьми всякое бывает, так что волноваться не о чем, - ты стараешься быть бодрым и оптимистичным. и у тебя это даже получается. хотя вообще-то ты не бодрый и не оптимистичный, у тебя обычно сил на это нет – но сейчас ты видимо их из юджина черпаешь.

- давай о болячках потом, ладно? а сейчас о чем-нибудь более интересном. так ты, значит, с парнями встречаешься? или с девушками тоже? – самостоятельно переходишь на более интересную тему, продолжая выспрашивать джио. реально допрос. с пристрастием. – почему ты переехал в америку? и тем паче, в калифорнию? здесь жарко, по тебе вижу, что к жаре ты вообще не привык и тяжело её переносишь, - ты в ней, как рыба в воде. жара тебе даже нравится. ну чуть-чуть, когда она не сопровождается дикой духотой. – а ещё я вижу, что у тебя ухо проколото, давно? – у тебя проколото другое, ну, чтобы как отражение. ещё одно забавное совпадение в череде забавных совпадений. и ты думаешь, что вам нужно сделать что-нибудь парное, посмотришь, чем ты там дома располагаешь… - насколько тебе нравится вообще тут жить? и у тебя есть такая… глобальная мечта? ну типа там, знаешь, в кругосветку отправиться или президентом сша стать, к примеру, - да тебе просто нравится сыпать на него вопросы, а что, он так же поступает в ответ.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

11

неет, это ты живешь скучно, особенно в последний год, по пальцам можно пересчитать какие-то яркие моменты, те, что застряли в памяти и иногда их можно вытащить, чтобы пересмотреть. а у элио все очень увлекательно. ты правда хотел бы поменяться с ним местами. в тебе совсем нет страха…за себя, а вот за него начинает зарождаться, кусать тебя где-то под грудиной. совершенно новое ощущение. раньше только злость была, негодование, подростковый максимализм, со всеми присущими ему всплесками. а после, когда ты сбежал из берлина, никого больше по-настоящему не боялся потерять.

- приходи, будет забавно. ну ты понимаешь – в магазине на нас тоже все будут таращиться и думать, что у них в глазах двоится. можем ради прикола и одеться одинаково, - он говорит тише и наклоняется ближе. вы оба невольно сокращаете расстояние, это как притяжение двух разных полюсов, непременно желающих слиться воедино. ты пытаешься уловить его запах, но не можешь сравнить со своим.

жарко

наверняка от тебя несет потом, но ты не будет отодвигаться от элио из-за этого. чаша весов по-прежнему на его стороне.

- парень, - ухмыляешься, - тебя это удивляет? – вот ты совершенно не удивляешься, когда буквально через пять минут выясняется, что твой брат тоже предпочитает парней. ты как будто чувствовал это или просто очень хотел, чтобы было именно так. а еще тебя радует, что он ни с кем не встречается. если попробовать расшифровать эти ощущения прямо сейчас, то больше всего они похожи на нежелание делить с кем-то элио. а ведь у тебя двадцать пять лет, один месяц и еще пару недель не было брата и ты не жаловался, а теперь – всё моё, уберите руки.

ты хочешь знать какие фильмы он смотрит, прочить книги, которые прочитал он, хочешь знать имена его друзей, на всякий нужный случай и домой к нему ты тоже хочешь, чтобы все там потрогать, впитать в себя атмосферу.

- так это у нас разом целых два дома образовалось. и знаешь в чем я уверен – у тебя идеальный порядок, у всего свое место, да? а у меня бардак, я даже к твоему визиту убираться не буду, ты должен узнавать меня настоящего со всем вот этим хаосом, - закатываешь рукава, по загорелой коже вверх к изгибу локтя бегут бледные нити шрамов. пусть задает вопросы.

- боюсь я не тот, кто сведущ в вопросах любви, но, я готов изучать их вместе, - ловко накручиваешь на вилку макароны, тертый расплавленный сыр упрямо цепляется за них. ты даже не задумываешься, как звучит то, что ты сказал. можно понять двояко, но ты просто выдаешь то, что зудит на языке.

- мне сразу захотелось отшвырнуть тарелку с пастой и прямо сейчас заставить тебя приготовить мне лазанью, - бессовестно облизываешь вилку и смотришь на элио. тебе нравится его улыбка и она определенно не такая, как у тебя. и глаза у него горят иначе, точно переливаются, как драгоценные камни, профессия уже была выбрана для него природой.

- блять, элио…, - ему легко говорить – не пугайся, но разве это возможно. что там у него внутри, что происходит, когда он дышит, когда нервничает, когда сердце начинает бешено стучать, пульс учащается, какие механизмы перестают нормально функционировать, что именно мешает ему жить, так, как ты, позволяя себе все, что хочешь и не думая, что утром ты можешь не проснуться или что сердце просто возьмет и остановится…

ты отодвигаешь бокал и касаешься его руки, твоя ладонь холодная, потому что холодные стенки бокала.

- мы чуть не умерли в один день. я не против умереть в один день, но не так рано, - сжимаешь пальцы, тебе нужно чувствовать, касания придают тебе уверенности. а вот когда вы разойдетесь по домам, со спокойствием ты явно попрощаешься.

- похоже, что мне пора возвращаться к чтению медицинской литературы, чтобы знать все о твоей болезни. если ты думаешь, что я все так и оставлю, ты ошибаешься, - он меняет тему и ты, отрывая руку от его руки, с ухмылкой откидываешься на спинку стула.

- я встречаюсь только с парнями. а ты? – тебе кажется, что ответ уже здесь, на поверхности, но ты ждешь его, тебе интересно. ты даже ешь медленно, что для тебя вообще несвойственно, потому что боишься что-то упустить, потерять элио из вида. зато к бокалу ты прикладываешься каждую минуту и тебя уже хорошо ведет, от жары и от всего остального. ты понимаешь, что твой брат тебе нравится, с тобой рядом никогда не было такого парня. не удивительно, правда? ты прикасался к себе, доставлял себе удовольствие и боль и то и другое одновременно и ты знаешь, что это такое – касаться себя, но не так, как это может быть если прикоснуться к себе в лице элио. черт. в твоей голове какая-то путаница. это даже лучше любого препарата, штырит не по-детски.

- я сбежал. мне надоели мои родственники, которые, к слову, вздохнули с облегчением. и не только они. я хотел все поменять, кардинально. выбрал америку. но до сих пор не привык к жаре, ты прав, зато почти забыл как выглядит снег, - тебе вдруг резко захотелось купить два билета на самолет для себя и элио, спонтанное желание в купе с убеждением, что рядом с тобой он будет в безопасности.

- давно. о, и у тебя все таки тоже проколото, - протягиваешь руку и берешь элио за подбородок, поворачиваешь в сторону, щуришься. – мне нравится. и ты мне нравишься, - признание в лоб. легкое, как свежий воздух.

смеешься. такие вопросы тебе еще никто не задавал.

- нет, братишка, у меня никаких глобальных мечт. я слишком приземленный, наверное. я бы хотел, чтобы люди меньше притворялись, не тратили время впустую и говорили то, что думают и чувствуют без страха и без конкретных ожиданий – взаимности, например. но это так, философия, - улыбаешься, смотришь элио прямо в глаза. в них плещется воодушевление, интерес, любопытство, даже азарт. все это вызвано тобой. приятно.

- а тебе не опасно жить одному? я бы не доверял всем этим штукам, - киваешь на браслет. – пока сигнал дойдет до больницы, пока они приедут, - ты не можешь избавиться от этих мыслей, они скребут тебя изнутри и твое здоровое сердце начинает ныть. не хочешь портить настрой элио, который избегает этой темы, уводит разговор в другую сторону, но ты же всегда говоришь о том, что сидит в твоей голове именно в эту минуту, что не дает покоя.

- я не параноик, но я только что обрел брата-близнеца и теперь ты от меня не отделаешься и сердце твое я займу, так, что оно не посмеет остановиться раньше моего, - допиваешь пиво одним глотком. пока не просишь добавки, ты и так уже хорошенький и глаза блестят в доказательство.

если бы вы играли в гляделки, никто бы не выиграл.

Отредактировано Eugene Novak (2021-05-13 17:57:31)

+1

12

- ты прав, у меня действительно дома идеальный порядок, - ну, как идеальный. вещи лежат на своих местах, пыль на поверхностях не копится. ты даже полы стараешься почаще мыть. ничего не можешь с собой поделать, тебе нравится, когда в лофте чисто. и нравится убираться, особенно, когда можно включить музыку, а музыку можно включить всегда. мама часто говорит, что в тебе есть какой-то изъян: у всех нормальных подростков в комнате царил хаос, а в оставшихся на столе кружках зарождалась жизнь, но только не у тебя. с тобой с самого начало всё было понятно.

с интересом разглядываешь его руки – мелкие шрамы ползут и переплетаются, тебе хочется потрогать, прикоснуться подушечкой пальца – осторожно, ласково. но ты всё-таки этого не делаешь, хотя, ну, вот он же касается тебя весьма беспардонно, почему ты не можешь? у тебя нет никаких проблем с касаниями, тебе никогда в жизни не приходилось задумываться о том, какие руки к тебе тянутся. ты обязательно всё перетрогаешь – каждый шрам, каждую впадинку. просто когда вы будете удобнее сидеть, а не напротив друг друга за столиком в ресторане.

смеешься, когда он говорит о твоей лазанье. – ты даже не пробовал, вдруг тебе не понравится, - сет всегда нос воротил. но он в принципе лазанью не любит, ладно, так что не показатель. не можешь перестать улыбаться джио – он такой забавный, разный и немного совсем ершистый. тебе нравится, какой он расслабленный и вполне довольный происходящим. ты тоже уже расслабился и перестал переживать – какой смысл, если правду до разговора с родителями ты всё равно не узнаешь? и вы всё равно похожи, как две капли воды, это бессмысленно отрицать.

- ну что, я же не специально. я вообще ничего не понял, - ты только помнишь, что больно было, но буквально одну секунду, а потом ты уже просыпаешься в палате госпиталя и над тобой нависает обеспокоенное лицо врача. так что всё это очень такое, не ты это выбрал. – я в принципе не собираюсь умирать ближайшие лет пять-шесть, а потом, надеюсь, найдется запасное сердце, и я продолжу украшать собой этот мир, - впрочем… у тебя было целых два года, чтобы принять свой диагноз, чтобы от первой стадии перейти к стадии два а. у тебя было время смириться, сжиться. у джио его не было, вполне понятно, почему он так переживает. но тебе хочется его успокоить, обнять и крепко сжать руку. по крайней мере, одно ты делаешь: руку его крепко сжимаешь. – спроси у меня, если что-то хочешь знать. я расскажу, - пожимаешь плечами. ты уже почти эксперт в болезнях сердца, можешь даже лекции читать.

слава богу, джио подчиняется тебе и тема меняется. тебе не хочется сейчас говорить о своей болезни. ты – не только твоя болезнь, ты – это намного больше. и будет здорово, если джио продолжит знакомиться с тобой в отрыве от больничных тем.

- и я. я ещё в пятнадцать лет честно сказал родителям, что мне нравятся мальчики. они сначала были в ужасе, а теперь уже привыкли, - они больше беспокоятся за твою жизнь, чем за всё остальное. нравятся тебе мальчики и бог с тобой – ты тоже так считаешь. накалываешь на вилку помидорку черри и засовываешь её в рот. крепкая кожица лопается, и ты почти щуришься от удовольствия. тебе немного хочется сунуть вилку в тарелку джио, но ты воспитанный и всё такое. может, когда вы будете знакомы дольше, чем пару часов.

- ничего, привыкнешь. а за снегом – ну, достаточно сесть на самолёт и улететь куда-нибудь, например, в канаду. а ты… получается, жил с тетей и дядей, да? про родителей вообще ничего не знаешь? получается, они такие радостные сразу от двух детей избавились? интересно… а предохраняться они не пробовали… не, я не против, конечно, мне мы нравимся, но сам факт, - родители-кукушки какие-то. а вы вынуждены были расти в чужих семьях, ну, как в чужих. по крайней мере, не с биологическими родителями. хотя ты бы своих настоящих, родных ни за что бы не променял, они лучшие. ты уверен. и ты уверен, что джио им понравится – он же солнышко такое.

- ты мне тоже нравишься, - щуришься на солнце, улыбаешься. кажется, джио уверен: ему можно тебя касаться. а что… и правда можно.

его ответы тебя устраивают. у тебя, на самом деле, тоже глобальных мечт нет. ты всё пытаешься найти какую-нибудь идею, но ничего не находится. может быть, ты хочешь в кругосветку или… может, просто тур по европе, надо позвать с собой джио, наверняка с ним будет круто и весело.

- ну вот и что ты начинаешь… я не хочу жить с родителями, мне нравится мой лофт. да, одному жить небезопасно, но, бля, тогда любому человеку жить одному небезопасно, - тебе пока не так уж и плохо, чтобы так закатывать глаза. да, бывают плохие дни, ну и что с того? в основном же всё нормально. ты вдруг вспоминаешь про включенный на телефоне диктофон, выключаешь его, а заодно пишешь короткую смс-ку родителям, чтобы не волновались, всё с тобой в порядке. если потрясение с утра пораньше от новости, что у тебя, оказывается, есть брат-близнец укладывается в понятие "в порядке".

- я параноик, - смеешься, мгновенно разряжая атмосферу. – я дважды проверяю закрыта ли дверь, прежде чем пойти лечь спать, и убеждаюсь, что выключена плита, прежде чем выйти из дома. я люблю порядок и всякие правила; все важные вещи я записываю, чтобы не забыть; а ещё я умею получать удовольствие – ну, чтобы не слыть совсем уж занудой, - автоматически принимаешь ту же позу, что и юджин, и улыбаешься, когда осознаешь это. забавно… а вы знакомы всего пару часов. – получается, что по характеру мы с тобой разные, но сегодня мне нравится искать сходства, а не отличия. за отличия возьмемся потом, - допиваешь лимонад – кусочки льда всё ещё болтаются на дне, и быстренько доедаешь салат.

- почему у тебя так много шрамов? – в который раз резко переводишь тему. хорошо, что ты не сказал, что ещё и последователен – по вопросам как раз-таки наоборот. но ты действительно последователен. и педант до мозга костей. всё это для тебя важно. нет, не так. чертовски важно. – и я хочу побывать у тебя. прибираться не буду, честно. и о, кстати, какая музыка тебе нравится? у меня дома почти всегда включена музыка – вот поэтому я хочу жить отдельно. и, если тебе не нужно сегодня на работу, значит, я могу перетянуть все внимание на себя? я сегодня весь день свободен, - правда, вечером ты хотел немного поработать, но работа и до завтра может подождать, ничего с ней не случится.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

13

ты знаешь его, ты знаешь эллиота норвуда так, как если бы вы росли вместе, если бы ты каждое утро просыпался и мог дотянуться до его кровати. подсмотреть сладкий сон или вырвать из кошмара. ты чувствуешь, что знаешь его. это не объяснить простым покалыванием ладоней или чем-то подобным. ты заранее знаешь что он ответит на твои вопросы, его голос уже звучит в твоей голове до того как губы начинают шевелится. единственное, что тебя удивило - это профессия, но и она лишь до того, как ты увидел блеск его глаз.

может быть ты всегда хотел брата, джио, поэтому так часто менял партнеров, не находя в них того, что тебе было нужно. только скука, разочарование, ничего не цепляло. а все дело было в этом, в твоей копии...или половине, сидящей сейчас напротив.

- понравится, - никаких сомнений, у тебя уже слюнки текут. и это вовсе не заслуга пасты с пересоленной ветчиной.

- пять-шесть лет, о, так это все меняет. мне прямо спокойнее стало, послушай, - берёшь ладонь элио и прикладываешь к своей груди. сердце ударяется об его ладонь. поцелуй аорты. нихрена ты не спокоен. но от прикосновения становится легче, оно немного сглаживает мысли о том, что будет если запасное сердце не найдётся. дурацкое конечно определение. как будто запасное колесо или батарейка, вытащил - поменял. ловишь его взгляд, киваешь на свою тарелку.

- ну давай, попробуй, я поделюсь с тобой, по-братски, - ты обязательно спросишь про его болезнь, но только после того, как сам изучишь всю доступную информацию. да, тебе сложно сдержаться, но кажется наконец выдался тот случай, когда твой зудящий язык стоит прикусить, оставляя опасные темы на десерт.

присвистываешь, когда узнаешь, что элио смело признался предкам, что он гей. ты сделал это позже и не самым красивым образом, но ты был зол и в тот период дико ненавидел недалеких людей не способных видеть дальше своего носа, тех, кто, прикрывая традициями свой гребаный консерватизм, не принимал ничего хоть на дюйм выходящее за границы нормальной жизни. ты поделишься этим когда захочешь углубиться в интимные подробности твоих отношений с родственничками.

- ты читаешь мои мысли, малыш, - закусываешь губу. очень классные ощущения.  мысли в унисон. он начинает фразу, ты заканчиваешь. соотношение близкое к идеалу.

и ты ему нравишься. ой. кровь приливает к щекам. ты не смущён, нет. это как ожидание боли, ее зародыш, касание лезвием кожи, первая капля крови. в такой момент тебя тоже всегда бросает в жар.

- не сравнивай жопу с пальцем, элио, - прикладываешь пустой холодный бокал к щеке. - ты не любой. а вообще я имел в виду, что вполне мог бы пожить с тобой. внести немного хаоса в твой безупречный интерьер. совсем немного, чтобы твоя паранойя не переросла во что-нибудь звучащее не так привычно, - ты только что предложил брату жить вместе. по-моему абсолютно нормально, не подкопаешься. братья и сестры часто вместе живут. какая разница всю жизнь они друг друга знают или пару часов. между вами точно есть связь, вы это уже определили, элио определил, задав правильный вопрос. он первый предположил, что должна быть эта невидимая ниточка, соединяющая вас, от мизинца к мизинцу. твоему брату явно перепало больше серого вещества.

- умеешь получать удовольствие? как? - это чертовски интересно. элио ищет сходства, они есть, но различий все равно больше и тебе это нравится, это нормально, это то что сохраняет вашу индивидуальность и то, в чем элио дополняет тебя, а ты его, недостающие детали, нужные проводки. но ты ещё не сказал ему самого главного и он спрашивает об этом прямо сейчас.

ваши мысли снова сходятся.

ты только на одно короткое мгновение отводишь от него глаза, чтобы посмотреть на свои руки, повернуть их ладонями вверх и обратно и снова вернуть вам двоим зрительный контакт. он слишком важен, вы должны не просто говорить, но и видеть друг друга в этот момент.

- почти все шрамы я нанес себе сам, - ты не выдерживаешь паузу, чтобы дождаться его реакции, ты продолжаешь. твой тон никак не меняется, ты рассказываешь о том, что для тебя является нормальным, более того - необходимым. твоя зависимость, но ты не считаешь ее болезнью, ты не хочешь, чтобы ее сравнивали с алкоголизмом или наркоманией, но ты совершенно спокойно относишься к тому, что тебе часто ставят диагнозы. ты сам это когда-то делал с увлеченностью сумасшедшего.

- можешь считать это моим увлечением, но я бы так не назвал. физическая боль - это то, что мне необходимо, я должен ощущать ее. когда зол, когда возбуждён, когда нервничаю или когда мне скучно. боль спасает меня, она мое лекарство от всего. зависимость, которую я давно принял и от которой никогда не хотел избавиться. боль, как правда, элио. по сути, они могли бы быть сёстрами-близнецами, чем-то похожими на нас с тобой. и одна и вторая - то, без чего я не вижу смысла существования. поэтому я сразу скажу тебе, что всегда буду с тобой честен, какой бы не была правда и того же буду ждать от тебя. ждать, но не требовать, - вот сейчас тебе очень хочется курить. но ты не двигаешься с места, только становишься немного дёрганным. демонстрировать свое пристрастие к боли элио прямо сейчас ты совсем не хочешь.

- руки это лишь малая часть. прости, если расстроил тебя или напугал. но я такой, какой есть. ты хотел оставить различия на потом, но увы, кажется только что их стало больше, - ты отчаянно хочешь прочитать его мысли, увидеть ответы на незаданные вопросы, но не получается. барьеры ты возводишь сам своим нарастающим беспокойством.

- может поедем ко мне прямо сейчас? никаких планов у меня нет, - это стало бы лучшим решением. без посторонних глаз, он убедится, что твоя квартира и порядок вещи несовместимые, ты сможешь покурить на своём излюбленном подоконнике. в холодильнике у тебя даже есть пиво, а где-то за шкафом валялся запылившийся фотоальбом.

ты изо всех сил пытаешься передать элио свою убежденность. ты готов открыться перед ним. в буквальном смысле в том числе. блядкая жара с ума тебя сводит, а дома ты просто разденешься и включишь вентилятор, потому что кондиционер накрылся. техника не любит тебя, джио.

Отредактировано Eugene Novak (2021-05-16 09:38:14)

+1

14

он называет тебя "малыш" и это почему-то кажется тебе милым. пусть называет так, как нравится, ты в принципе восприимчив ко всему. и отзываешься на всё, что угодно. у тебя нет аллергии на милые прозвища и на милые сокращения. как и нет аллергии на слово "милый". у тебя вообще ни на что аллергии нет, хоть в чем-то повезло, правда?

- в обсессивно-компульсивное расстройство? – весело ухмыляешься, принимаясь демонстративно оттирать салфеткой каплю пролитого лимонада. – ну не знаю, джио, я привык жить один. соседи по квартире – это бесконечные "а как ты себя чувствуешь", "а выпил ли ты таблетки" и всё в таком духе, - смешно щуришься, - мне не нравится, короче. мы можем попробовать жить вместе, конечно. пока ты не сбежишь от очень. очень. очень организованного меня. я покажу тебе, как живу, - хаос он внесёт, ну, конечно. невозможно внести хаос в твою жизнь. у тебя всё организованно, ты потратил на это кучу времени. ящички, разделители, коробочки, календарь с пометками. даже родители не понимают, откуда в тебе всё это взялось… но тебе просто нравится, когда всё аккуратно и лежит там, где ему и место. – но в любом случае придётся договориться "на берегу": я сам занимаюсь своим здоровьем, - тебе вполне достаточно нервничающих родителей, задающих сто пятьдесят тысяч вопросов в минуту, после того, как ты сказал, что едешь в больницу.

- вот всё тебе расскажи, джио, - на самом деле планка твоих удовольствий весьма низка. ты умеешь извлекать удовольствие практически из всего. это не так уж и сложно, как кажется, особенно, если тебе нравится жизнь как таковая. – например, я люблю сидеть вечером на балконе своего лофта, пить холодную минералку с кусочками льда и никуда не торопиться. удовольствие? вполне. я обожаю смотреть хорошие качественные фильмы с друзьями и есть попкорн. по-моему, тоже удовольствие. погружаться с головой в отношения – узнавать, протаптывать тропинку… новый друг – это хорошо, но зарождающиеся отношения – совсем другое удовольствие. это почти как секс, хотя секс – это отдельное удовольствие, - уже в процессе понимаешь: у тебя уже тысячу лет не было парня. как-то всё время было не до этого. может быть… стоит активнее об этом подумать, перестать сидеть вечерами дома, выбраться куда-нибудь…

внимательно слушаешь джио, когда говорит он. не удерживаешься – и всё-таки осторожно и очень бережно касаешься его шрамов. подушечками пальцев по белёсым полоскам. разглядываешь, словно пытаешься в них прочитать историю. его историю. что означает этот шрам? или тот? или вон тот? он не повергает тебя в шок, ты так и подумал, он лишь подтвердил твою догадку. – я понимаю, на самом деле. в подростком возрасте я тоже увлекался подобным. но немного по другим причинам. физическая боль заглушала всё остальное, вот и всё. а потом я просто научился справляться со своими эмоциями, - и даже шрамов у тебя не осталось. все твои шрамы – это больницы, бесконечное лечение, новые обследования. тебе нет нужды причинять боль самому себе – с этим прекрасно справляется медицинский персонал.

- как бы мы ни были похожи, каждый из нас – всё равно индивидуален. я бы, конечно, предпочёл, чтобы ты справлялся как-то без физической боли, но это только твой выбор, в конце концов, ты взрослый мальчик, - пожимаешь плечами, не желая ему читать нотации. главное, что он не вскрывает вены и не глотает таблетки. вот это бы тебе точно не понравилось. а так – лишь обеспокоенность, но ты не собираешься тащить его к психологу и заставлять выворачивать душу перед незнакомцем. каждый из вас справляется со всем в этой жизни по-разному. у юджина – боль, а у тебя стремление к порядку и организованности, что по сути проявление одной и той же неспособности адекватно реагировать на внешние раздражители. возможно, у вас какая-то одинаковая генетическая поломка, вылившаяся в такие разные реакции благодаря разным средам, в которых вы росли.

- ну, поехали. далеко отсюда? – не спрашиваешь у джио, не синяя ли борода он часом. или маньяк какой… а то, может быть, он специально зовёт тебя к себе, чтобы убить, расчленить и расфасовать по разным симпатичным пакетикам. ты параноик, но не до такой степени. ты вполне нормален. по крайней мере, тебе хочется в это верить.

расплачиваетесь по счетам и в который раз оказываетесь на улице. становится ещё жарче. проводишь рукой по волосам, убирая их с лица назад. тебе не хватает сейчас солнечных очков, кажется, были в машине… - а потом поедем ко мне. там и решишь: действительно ли ты хочешь жить со мной, - тебе не кажется, что джио спасует или что-то типа такого, но с тобой и правда сложновато жить. ты запариваешься сам и запариваешь всех остальных. а он сам сказал: хаос его нормальная среда обитания.

в машине первым делом включаешь вентилятор и убеждаешься, что окна закрыты - так у жары будет меньше шансов проникнуть в салон. а в бардачке действительно находятся солнечные очки, которые ты с удовольствием надеваешь. – говори адрес, братец, - навигатор быстро выстраивает маршрут, и вы отъезжаете с парковки. – между прочим, водить машину для меня – тоже удовольствие. иногда я катаюсь просто так, - машина дарит тебе чувство свободы. наверное, тебе бы и летать понравилось, но, увы, можешь ты лишь в качестве пассажира, а это не совсем то, чего бы тебе хотелось.

- тебе сильно жарко? – банальная внимательность и забота о ближнем. тебе-то нормально, но ты всю свою жизнь прожил в калифорнии. и даже учился в калифорнии, не желая уезжать далеко от дома. – и кури, если хочешь, это не проблема, - тебе не пять лет, чтобы ты не понимал, когда стоит рисковать, а когда – нет. мельком смотришь на брата, а затем снова переводишь взгляд на дорогу. он живёт, на самом деле, не так уж и далеко от тебя… тоже забавное совпадение в череде других забавных совпадений.

- а ещё, знаешь… я привык говорить правду. так что я буду с тобой честен, я думаю, что ложь во благо – всё равно ложь, - и ты не собираешься рассказывать ему, как всё будет чудесно и замечательно. нет, так не будет. вы разные люди, эйфория от встречи, от знакомства пройдет, и вы начнёте замечать недостатки друг друга. будете цепляться и придираться – это нормально. ну и ты будешь замалчивать некоторые вещи, точно так же, как некоторые вещи замалчивать будет он. это тоже нормально. – но! но я привык немного привирать о здоровье, чтобы не пугать родных. вот здесь я сам себя оправдываю по всем статьям, - надеешься, что и юджин тебя оправдает. когда ты первый раз ему… не то чтобы соврёшь, но явно сделаешь действительность менее пугающей.

выискиваешь место для парковки во дворе, выключаешь двигатель и оборачиваешься к джио: - пошли смотреть на твой хаос. я буду ужасаться. и спрашивать, почему у тебя нет полочек, коробочек и разделителей, если с ними удобнее, - снимаешь с себя очки и отстегиваешь ремень безопасности. ты не хочешь критиковать, но… а если с коробочками и правда удобнее?
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

15

ты поднимаешься из-за стола также быстро, как элио принимает твоё предложение. если бы ты час назад задал ему аналогичный вопрос, он бы решил, что ты прикалываешься или издеваешься, но точно не согласился бы так легко.

вам нужно было время, совсем немного времени, чтобы присутствие каждого из вас в жизни другого стало естественным. брат-близнец. все равно, что рука или нога - часть тебя, без которой ты не сможешь полноценно функционировать.

не видишь на его лице ни отвращения, ни страха после твоих откровений, он не вскакивает в ужасе и не заявляет, что брат - это конечно круто, но не такой как ты. элио просто ангел. он воспринимает твою правду спокойно и с пониманием и кажется ты уже его любишь. даже в твоей зависимости у вас находится что-то общее - боль. панацея. но ты продолжаешь фанатично веришь в неё и оставаться  ей верным.

- не далеко, - ты торопишься, тебе нужны стены, ограниченное пространство, где не будет ничего отвлекающего. в машине достаёшь сигареты, раз уж элио даёт тебе добро. окно открываешь на полную и первая затяжка даёт тебе минимальную нужную дозу успокоения.

- значит погружаться в отношения - это особое удовольствие для тебя - интересно, - выпускаешь дым в окно, растопыриваешься пальцы, подставляя ладонь ветру, словно хочешь поставить крошечную стену, чтобы он прорывался между пальцев, тонкими прохладными струями ударяя в лицо, в глаза, заставляя их слезиться.

ты хочешь спросить как давно он ни с кем не встречается и что насчёт случайных коротких связей и поворачиваешься, прищурив один глаз. медлишь, внутри тебя нарастает предвкушение и, разглядывая элио, ты подобно тому, как делаешь всегда с другими парнями, кажущимися тебе привлекательными, представляешь каков он в постели. и тебе нравится, что ты совсем не ассоциируешь его с собой. не джио - элио.

- когда у тебя последний раз был секс? - так же проще правда, чем спрашивать давно ли он один. про остальные удовольствия ты тоже запомнил и воплощение одного из них наблюдаешь прямо сейчас - твоему брату идёт руль. интересно в постели он тоже рулит? джио, куда тебя несёт....

невольно подносишь руку к лицу и начинаешь грызть ноготь на мизинце, отвратительная, мерзкая привычка, которую ты сам ненавидишь. и каждый раз сам себя и одергиваешь. выплевываешь под нос ругательство, убираешь руку от лица, чтобы сажать ладонь между ног, царапаешь джинсовую ткань неровным краем ногтя, коротко затягиваешься два раза подряд. наверное иногда ты выглядишь невротиком, хотя это совершенно не так, большую часть времени ты абсолютно спокоен, но не в тех случаях, когда что-то или кто-то активно водит ложкой по дну, поднимая с него и будоража осевшие и прилипшие к прозрачным стенкам эмоции. нет, не ложкой - вилкой, потому что ощутимо остро.

- некоторые обводят в календаре красным кружком те дни, в которые трахались, - смеешься. - ты так не делаешь? ты же все записываешь. а я наверное даже не вспомню, может пару месяцев назад, - новые эмоции полностью выбивают старые, ты не хочешь вспоминать.

- ты классно водишь, это удовольствие ощущаю даже я и оно заставляет забыть о жаре, - по крайней мере той, что отражается на столбике термометра и в повышенной влажности. выкидываешь бычок в окно. - приехали.

вы выходите из машины и ты тут же закидываешься руку на плечо элио.

- знаешь, что я думаю. вопрос твоего здоровья будет нашим вечным камнем преткновения. я очень ценю твоё отношение к правде, то, что оно такое же как у меня, спасибо за это. и дополнение в виде привираний о своём самочувствии оставь для предков, ты правильно заметил - я взрослый мальчик и я в состоянии принять правду без истерик, от меня не нужно ничего скрывать. и я не собираюсь тебя контролировать и запихивать в рот таблетки, просто позволь мне беспокоиться о тебе, как о брате и заботиться. да, иногда я способен и на это. наверняка способен, надо попробовать, - смеёшься и подталкиваешь элио к лифту.

- а шрамы остались у тебя? - ловишь его руку, задираешь рукав, водишь ладонью, словно хочешь найти их наощупь, невидимые линии. и отмечаешь про себя - приятно, чуть покалывает, как при зарождающемся возбуждении. интересная реакция. по физическим ощущениям он просто парень, который тебе нравится, ничего отталкивающего, кричащего - у вас же одна кровь, инцест - это противоестественно. хмыкаешь и отстраняешься.
быстро открываешь дверь квартиры, но не сразу впускаешь элио.

- коробочки и разделители, что это? - подмигиваешь и входишь первым, сбрасывая кеды у входа, а потом и рубашку забрасываешь на вешалку рядом с ветровкой.

- надеюсь ты не против, мы же дома и вроде как все свои, дома я всегда хожу раздетым в такую жару, - теперь он может полюбоваться на шрамы и татуировки не только на предплечьях.

у тебя реально бардак, в комнате вещи раскиданы на кровати [не застеленной] и на кресле и на открытой дверце шкафа, на кухне посреди стола полная бычков пепельница.

- давай раздевайся, то есть ты тоже можешь снять рубашку, если жарко. у меня есть домашние штаны, футболка. как хочешь вообщем, - ты кричишь из комнаты, стягивая джинсы вместе с трусами и меняя их на свободные домашние штаны на голое тело.

- я предупреждал, - разводишь руками и широко улыбаешься, бычки спускаешь в унитаз, открываешь холодильник и почти засовываешь в него голову, чтобы охладиться.

- пиво будешь, братишка? - хотя тебе больше нравится малыш. в нем больше нежности, а именно это превалирующее чувство по отношению к элио на данный момент. а ещё ты уверен, что он младше тебя, хотя бы на пару минут.

- а, ты же за рулём. и тебе наверное вообще нельзя алкоголь. как с этим дело обстоит? - садишься на подоконник, с шумом открываешь себе банку пива, с первым глотком конечно обливаешься и соскакиваешь на пол, чтобы схватить полотенце и быстро обтереть грудь.

- блять, каждый раз одно и тоже, - смотришь на элио, пожимаешь плечами. обычное дело. а вот то, что в твоей квартире теперь вас двое - совсем не обычно, хорошо никакие соседи по дороге не попались.

- ты можешь пройтись осмотреться если хочешь. жить со мной не предлагаю, просто потому что не люблю получать отказы, - улыбку запиваешь холодным пивом. - но хоть скажи не хочется ли тебе сразу сбежать. и давай я кофе сварю или...есть чай, кола, молоко? что больше нравится. а ещё есть шоколадное печенье, обожаю его, - вытаскиваешь с верхней полки кухонного шкафа упаковку печенья и кладёшь перед элио. - почитай состав, там все прилично, - посмеиваешься, намекая на его диету и снова садишься на подоконник.

тебе нравится эта новая атмосфера в твоей квартире, новые ощущения, связанные с его присутствием, ты прислушиваешься и приглядываешься к ним, пока они словно отдельно от тебя, витают в воздухе, от тебя к элио и обратно.

+1

16

наблюдаешь за ним краем глаза. удивительно, как сильно может пробиваться генетика или что это… но джио делает точь-в-точь, как ты: ловит ветер рукой, высунутой из окна. тебе кажется это милым и каким-то очень родным. ты как будто знаешь его целую вечность, как будто ты никогда в жизни не был без него. всегда рядом, всегда вместе, как две половинки одного целого. за одним исключением: вы оба целые. не половинки. но тебе всё равно нравится.
а ещё тебе кажется, что ты согласишься абсолютно на всё, что он предложит. ты не можешь объяснить, почему. просто… ощущения.

- что за вопросы, джио? – уточняешь, приоткрывая окно и со своей стороны. не то чтобы он тебя смутил. но ты как-то не ждал, что спустя каких-то пару часов после знакомства тебя будут спрашивать о сексе. и из-за джио ты начинаешь думать, вспоминать, пытаться к чему-то прицепиться, чтобы если уж не точную дату, то хотя бы время года вспомнить. – ммм… - задумчиво тянешь, два года назад ты расстался с сетом, после него коротко встречался с майклом и, получается… получается, что после майкла у тебя никого не было. да, определенно, майкл был последним. а с майклом ты встречался… - нет, такое я в календаре не отмечаю, - смеешься, весело поглядывая на джио. – зачем так вообще делать? боже… я не помню, когда последний раз трахался. кажется, это было чертовски давно. боюсь, что год назад, - времена года в калифорнии слились для тебя в одно нескончаемое лето. но ты помнишь – определенно, что когда вы с майклом встречались, бесконечно лил дождь. значит, это была осень. или весна. ладно, ты просто не помнишь. – случайные связи – не моё, поэтому у меня временное воздержание. полезно. наверное, - пожимаешь плечами и думаешь, что да, ты определенно засиделся. бесконечные больницы, анализы и таблетки заменили тебе всё. нахрен так жить вообще, элио.

джио закидывает руку тебе на плечо, и тебе это тоже нравится. он немного… бесцеремонен и … ну, ты не такой. – ладно, посмотрим. я, знаешь ли, тоже большой мальчик и могу о себе позаботиться. в конце концов, я сам оплачиваю свою страховку и счета за лекарства, сам записываюсь на приём и вот это вот всё. нисколько не сомневаюсь: ты сможешь обо мне позаботиться, и будет у меня вместо двух три беспокоящихся родственника, - замечательно, ты так всегда и хотел. но ничего, справишься. всё равно не собираешься посвящать джио абсолютно во все детали. они только тебя касаются. всё.

- нет, не осталось, - у тебя, можно сказать, абсолютно чистые руки. за парой исключений. джио бережно касается, как будто пытается найти призраков прошлого, заключенных в белесовато-серебристые шрамы. пытается, но не находит. твоё прошлое глубоко похоронено. тебе больше не пятнадцать лет, ты научился справляться и другими методами. ничуть не хуже.

заходишь в его дом и с интересом разглядываешь обстановку. да, джио не соврал: здесь царит хаос. и из-за этого хаоса ты совсем немного начинаешь нервничать. тебе некомфортно, когда в доме всё… не структурировано. разуваешься и идёшь вслед за джио. но почти сразу же возвращаешься и вешаешь его рубашку так, чтобы она не помялась ещё больше, чем есть сейчас. ругаешь себя мысленно. это его дом, он имеет право жить так, как ему нравится. стараешься ничего не трогать, чтобы не начать убираться. но руки сами тянутся переложить вещи, вернуть их на их законные места, вымыть пепельницу и… улыбаешься ему немного смущенно, переминаясь с ноги на ногу.

- да ничего, это же твой дом, - продолжаешь изучать всё взглядом, расстёгивая пуговицы на рубашке. душно и жарко. может быть, остаться одетым… или и правда, здесь ведь все свои. снимаешь с себя рубашку и педантично вешаешь её на крючок на входе. хотя вообще-то тебе нужны плечики, но где ты их будешь искать, а? – верно, алкоголь мне нельзя. ну не то чтобы прям категорично… но типа не желательно. я соблюдаю правила, - прислоняешься к столешнице, слегка морщишься, когда джио хватает первое попавшееся полотенце. кажется, ты немного напряжен. хаос продолжает тебя нервировать.

- нет, сбежать я не хочу. но я стою и уговариваю себя, что это твой дом, что я не должен наводить здесь порядок, - ещё раз смущенно улыбаешься ему, жалея, что вместо очков у тебя линзы. сейчас можно было бы бесконечно поправлять оправу на носу. – я буду чай. со льдом, если он у тебя есть, - берёшь в руки печенье, но не для того, чтобы почитать состав, прости, господи. – я не настолько больной на голову. мне нельзя солёное. про шоколадное печенье никто ничего не говорил, - подмигиваешь ему, вытаскиваешь из пачки печеньку и бодро ею хрустишь. ты тоже любишь шоколадное печенье. а ещё почему-то овсяное. на завтрак.

- я, пожалуй, останусь здесь… у тебя очень симпатично. и уютно, - и тебе нестерпимо хочется прибраться. даже пальцы немного покалывает. наверняка ложки и вилки у него свалены в один ящик. но ведь есть же разделители! – пододвинься, - подталкиваешь его и усаживаешься на подоконник со своим холодным чаем и упаковкой печенья. – вид классный, мне нравится, - а окна… ну да, да, да, тебя не касаются его окна. приоткрываешь форточку, чтобы на вас попадал свежий уличный воздух.

- хаос тебя успокаивает? или ты его попросту не замечаешь? – уточняешь, болтая ногами. хрустишь ещё одной печенькой, в конце концов, счета стоматолога ты тоже сам оплачиваешь. – можно? – вежливо спрашиваешь, беря одну его руку в свою. с интересом разглядываешь шрамы, ведёшь по ним подушечкой пальца. от шрамов переходишь к татуировкам, но уже не трогаешь. просто смотришь. – мне нравятся. ну, татуировки, - уточняешь зачем-то, очаровательно улыбаешься. а потом вспоминаешь про диктофон. – кстати, да, - вытаскиваешь телефон, включаешь запись. два совершенно одинаковых голоса. – клево. не сомневался, что мы говорим на одной ноте. можно путать людей. пусть гадают, почему у человека то появляется немецкий акцент, то исчезает, - не все сразу поймут, что вы – два разных человека.

вы сидите рядом и ощущения кажутся тебе очень правильными. ты не чувствуешь его своим братом. нет, конечно, ты знаешь, да, что он твой брат и всё такое, вы похожи, вы, черт возьми, просто одинаковые, но всё равно братских каких-то чувств в тебе нет. ты попросту не знаешь, что такое иметь брата, у тебя его никогда не было. а джио – джио просто парень, которые тебе нравится, и который – ну так просто получилось – чисто внешне копия тебя. может быть, осознание, что вот он – твой брат и всё такое, появятся позже? вы только познакомились. и не всё ведь сразу, верно? не спрашиваешь у джио, что чувствует он. потом, позже. а пока вы слегка соприкасаетесь плечами, и ты не знаешь, смотреть в окно, стекло которого тебе хочется помыть, или на кухню. выбираешь смотреть на джио. это как смотреть на самого себя, но только с более обаятельной улыбкой.

- ты любишь готовить? что вообще ты любишь, джио? от чего ты получаешь удовольствие? – тебе, правда, интересно. ты услышал про боль, но хотел бы услышать про что-нибудь. а пока не услышал, спрашиваешь без перехода: - тебя устроит гостевая кровать? у меня есть ещё диван, но он неудобный. а кровать удобная, я проверял. пробные пару дней. может быть, мы и правда сможем жить вместе, - вдруг его не будет нервировать и раздражать твоя тяга к уборке и структуризации. а ты даже разрешишь ему привнести в твою жизнь немного хаоса. чуть-чуть.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

17

год назад – это чертовски много. не представляешь, как это не прикасаться ни к кому так долго и вообще воздержание – это полная хрень. естественно ты сообщаешь элио, что это наоборот вредно. блять. целый год. ахренеть можно. нужно это как-то исправлять. может заняться поиском подходящей кандидатуры для братца-кролика…накручиваешь на палец шнурок от домашних штанов, невольно его развязывая. есть что-то неправильное в этой мысли, она тебе не нравится. у тебя просто не получается представить элио с кем-то в постели, словно твое воображение вдруг дало сбой, мелькающая картинка, нечеткое изображение, стертая пленка. ты снова хочешь прикоснуться к его рукам, но не чтобы нащупать старые или оставить новые шрамы, а чтобы запомнить ощущения.

то теперь можно прикоснуться не только к рукам, и ты беззастенчиво разглядываешь свое отражение, свое тело, украшенное совсем другими шрамами, другими татуировками. резко захотелось покурить, но сначала просто сглотнуть.

- значит все таки тянет убраться, да? – двигаешься, задеваешь плечом, смотришь, как он откусывает печенье, потом слушаешь как он им хрустит. вот дьявол…ты пытаешься прогнать такие до боли знакомые проявления. отвлекаешься, чтобы сделать чай, но спиной чувствуешь его взгляд, щекочущий между лопаток.

прекрати, элио.

бросаешь на дно стакана кубик льда.

- не замечаю, - подходишь близко, едва не касаешься холодной стенкой стакана его груди.

твой брат выглядит так…непринужденно, тебя это сбивает с толку. обычно обнаженные по пояс парни в твоей квартире ведут себя совсем иначе и ты ведешь себя совсем иначе. наливаешь себе полный стакан воды из-под крана, выпиваешь одним глотком, забывая, что вообще-то ты открыл банку пива, а эту воду возможно стоило вылить прямо тебе на голову, чтобы она снова начала работать.

- да пожалуйста, - его касания такие…другие. не потому что он твой брат, дело совсем не в этом. – мне тоже нравятся, особенно твоя, - он не трогает, а ты будешь трогать, обводить по контуру, касаться выпуклой чешуи. - красиво. а в сочетании со шрамом..., - царапаешь взглядом тонкую полосу под ключицей, ту, что зеркалит твою. - весьма сексуально, - хмыкаешь, убираешь руку. ты кажется раздевался, чтобы жара перестала быть такой изнуряющей, вот только разница ощущается как-то не так, как планировалось.

элио улыбается и его улыбку тебе тоже хочется потрогать.

привыкнуть к тому, что ты кинестетик до мозга костей будет сложно. но райн же как-то справился...

- даа, это определенно надо использовать. только мне немного поработать над акцентом, - вы звучите, как один человек, это завораживает. ты делаешь глоток пива и тянешься за сигаретами, элио все ещё хрустит печеньем. тебя это умиляет. печенье всегда было только для тебя и дело не в жадности, ты просто не видел смысла кого-то им угощать.

- если тебе очень хочется, ты можешь все здесь переложить, в каждой комнате. только эти изменения сохранятся ненадолго. я не умею жить в порядке, малыш. и я не создаю хаос намеренно, это получается само собой и в нем я нахожу все, что мне нужно. и ничерта здесь не уютно, - смеёшься между двумя глотками пива, вытираешь губы ладонью. ты чувствуешь, как он на тебя смотрит и чем дальше, тем тебе сложнее не реагировать на это, не реагировать так, как тебе хочется. тебя влечет к нему, совсем ни как к брату. обычно в таких случаях отчаянно борются с собой, ты - скорее оттягиваешь момент. для тебя нет понятия нормальности и ненормальности, когда дело касается вот таких щекотливых моментов. кроме того, обманывать себя не в твоих правилах, а элио тоже немножко ты.

встречаешься с ним взглядом, чуть захмелевшим, с каплей блеска в зрачках. наклоняется к нему, держишь паузу, прежде, чем ответить. ещё несколько секунд для изучения. морщинка в уголке глаза, чуть колючая кожа над верхней губой, хотя он выбрит идеально, открытый взгляд, линзы. ты их видишь, потому что он очень близко..

перестань, элио

- это слишком сложный вопрос, - ты врешь и он это видит. смеёшься, случайно касаешься лбом его лба. снова смеёшься. блять. ты просто не знаешь куда деть руки, которые адски требуют прикосновений к нему. поэтому ты слезаешь с подоконника, пьешь пиво через затяг, как в восемнадцать, зная, что тебя сильнее развезет.

- я люблю книги, люблю дождь, снег, этот подоконник, люблю яркие сны, холодный сладкий кофе, шоколадные печенья и арахисовое масло. люблю валяться в ванной, час могу там провести, музыку, заползающую прямо сюда, - пальцем в грудь, в том место, где предположительно должна быть душа.- люблю когда сухие губы...не у меня, люблю прикосновения, те, что дрожать заставляют и готовить я люблю иногда, хоть и не умею и твою гостевую кровать уже люблю. блять, элио, я так хочу..., - ты подходишь к нему, ставишь руки по обе стороны от него на подоконник, между пальцев зажата дымящаяся сигарета.

все это как один миг, один шаг, один порыв. ты целуешь его, прикрывая глаза, вжимаясь губами в его губы, один короткий вдох.

- ...тебя поцеловать, - шепотом выдыхаешь.

- прости...черт...аааа, - запускаешь пальцы в волосы, стискиваешь их до боли. - я не мог не сделать этого, а ты...можешь мне врезать, - невольно отворачиваешься, словно ожидая удара и сминаешь губами окурок, чтобы успеть затянуться. ты сделал то, что хотел, загнулся, если бы не сделал. лучше так, чем хвататься за нож.

- так, на чем мы остановились? ты кажется согласился, чтобы мы попробовали вместе пожить или это уже не актуально? а ещё..., - садишься на стул, чтобы подальше от него, но глаз не отводишь, тушишь сигарету, закидываешь ногу на ногу.

да, нужно принять позу непринуждённости или непринуждённую позу, как там правильно.

- а я не знаю, что ещё, - смеешься, трешь свой колючий подбородок. - расскажи что-нибудь о себе, что угодно, может о том, что ты НЕ любишь? я же должен это знать...

+1

18

да нет, ты не будешь перекладывать здесь всё. если начнёшь, то уже не сможешь остановиться, и тогда эта квартира перестанет быть квартирой джио, она целиком и полностью станет твоей… ну, со всеми этими ящичками, разделителями, пакетиками и черт знает чем ещё. но ему же нравится так, хаос – его природная стихия, а ты как-нибудь переживёшь. ты и твоя тяга к структурированию всего и вся. может быть, всё-таки стоит показаться психиатру, может у тебя уже давно начальная стадия окр. хотя вряд ли, конечно, просто ты… ну да.

кажется, джио немного некомфортно. ты замечаешь, что он нервничает. прямо как ты сейчас. и почему-то от этого факта тебе становится чрезвычайно весело. как будто специально не сводишь с него глаз. скользишь по лицу, по груди, по рукам и снова возвращаешься к лицу. тебе нравится его рассматривать, изучать. другие, не такие, как у тебя, шрамы и татуировки. пытаешься запомнить всё и сразу, чтобы вечером воспроизводить по памяти. просто так, без всякого смысла.

болтаешь ногами, сидя на подоконнике, и автоматически разворачиваешься к джио лицом, когда он спрыгивает. в руках – холодная кружка с чаем и недогрызенная печенька. – что, правда? – вопросительно изгибаешь бровь, не веря ни единому его слову. ты же у него не доказательство теоремы по геометрии спрашиваешь, а о нём самом. тебе любопытно. и ты не перестанешь спрашивать, задавать вопросы, колупаться в нём. чем дальше, тем меньше желания сравнивать с самим собой, он постепенно вырастает в совсем другую личность. и … ну ты ведь сказал ему, что тебе нравится начало отношений, ты обожаешь протаптывать дорожку, обожаешь сам процесс узнавания.

слушаешь его внимательно, но кажется, будто рассеянно. в какой-то момент отставляешь кружку, ставишь её рядом с собой на подоконник, доедаешь печеньку. он говорит, а ты думаешь, что нет, в вас ещё немного общего. крупица за крупицей. идентичны внешне, но внутренне – словно вас обоих заполнили одинаковыми вещами, только в хаотическом порядке, чтобы создать разные рисунки. забавно. кто бы мог подумать… но ты уже очень давно не испытывал подобного интереса. и проблема не в том, что он твой брат – хотя именно в этом и проблема. он твой брат, а не просто парень, который тебе понравился.

джио встаёт рядом с тобой, ты чуть склоняешься к нему, вглядываясь в его / ваши / глаза, и неожиданно получаешь лёгкий со вкусом шоколадного печенья поцелуй. – ммм, - честно, ты даже и не знаешь, что сказать. как-то теряешься, только и можешь, что коротко облизать губы, сняв с них остаточный его собственный вкус. – зачем? – спрашиваешь наконец-то, с любопытством изучая его. да, он определенно нервничает. ты не собираешься его бить, ты вообще не из тех, кто все проблемы решает рукоприкладством. ты не сторонник физического насилия. и вообще насилия как такового. ты даже в школе никогда не дрался, просто не видел в этом смысл.

- ты переводишь тему, - подмечаешь, так и не слезая с подоконника, который оккупировал. ты не перестанешь на него смотреть, только потому что ему не слишком комфортно. он пытается показаться молодцом, но ты-то знаешь, сколько всего сейчас творится внутри / просто потому что внутри тебя творится ровно столько же /. – ладно, хорошо. я не люблю спать подолгу – ложусь поздно, встаю рано; не люблю тратить время впустую; мне не нравится, когда люди игнорируют разумные правила, и когда избегают ответственности за свои слова и поступки. я не люблю брокколи и не ем яичницу на завтрак – только на обед или ужин. я не люблю фильмы ужасов и никогда их не смотрю; а ещё я не люблю число восемь – для меня оно неудачное, и мне не нравится жить в пригороде, - замолкаешь, обдумывая, что ещё ему сказать.

- джио, ты помнишь, что я твой брат? – вдруг уточняешь. этот поцелуй никак не выходит из твоей головы. какого черта, джио? ты помнишь, что он – твой брат, но это нисколько не помогает. у тебя нет никаких братско-родственных чувств. просто симпатичный – один в один ты – парень, к которому тебя тянет. ты не веришь во всякую чушь типа зова крови. ты вырос в приёмной семье, родная кровь и бла-бла-бла для тебя ничего не значит. твои биологические родители бросили тебя умирать. одного. и их ничего не смутило. родная кровь – чушь собачья, пожалуй, да.

легко спрыгиваешь с подоконника – ты ещё не утратил из-за болезни лёгкости движений, но скоро это случится. скоро ты не сможешь так легко прыгать и бодро шагать. черт возьми, у тебя так мало времени, так к чему его тратить попусту? подходишь к нему, щуришься, несколько секунд изучаешь его – каждый раз подмечаешь что-то новое. наклоняешься, приподнимаешь его подбородок левой рукой и целуешь. настойчиво, даже несколько требовательно. и вдруг резко отстраняешься – так же резко, как начал. дыхание перехватывает, но у тебя получается непринужденно улыбнуться. – вот это я называю поцелуй, - медленно отходишь, возвращаешься к подоконнику. – нас влечет друг к другу, к чему это отрицать, - пожимаешь плечами, берёшь в руки кружку, просто чтобы хоть чем-то их занять. ты тоже немного… нервничаешь. блять, он же твой брат, элио…

брат, которого у тебя никогда не было.

- у меня уже очень давно никого не было, поэтому… давай мы не будем экспериментировать. это чревато последствиями. я не просто так всё раскладываю по полочкам и по своим местам. для меня важно, чтобы моя жизнь была упорядочена. в ней слишком много неожиданно вклинивающихся вещей - вот поэтому в основном она должна быть упорядочена. и пока… мы не росли друг с другом, но это не отменяет того факта, что мы всё-таки братья, - не то чтобы тебя парит инцест. хотя… нет, всё-таки парит. ну какого хрена? и теперь ты вообще не знаешь. ничего не знаешь. тебя влечёт к нему, как никогда ни к кому не влекло, но голова-то понимает: он не просто парень, а твой чертов давно потерянный и неожиданно найденный брат.

- мы должны быть уверены в том, что делаем. тебе так не кажется? – стоило ожидать, что всё так запутается. впрочем, с самого начало ничего было непонятно. и вот это тоже тебя чертовски нервирует. ты не любишь беспорядок в своей жизни. даже в том, что касается других людей. - влечение и желание - это одно, но нам-то уже больше не шестнадцать лет, когда гормоны диктуют, что делать.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1

19

зачем что? поцелуй? врезать? вообще все это? ты знаешь, что элио не ждёт от тебя ответа, он пытается найти его сам, в своей голове, как и ты в своей пытаешься выбраться из эмоционального хаоса. и да, ты переводишь тему.

тебя ломает, спокойствие приблизилось к отметке ноль, а он никак не помогает. брат называется...он продолжает смотреть, изучать тебя, теперь ещё более пристально. ты видишь этот неподдельный интерес - зачем ты поцеловал меня, джио?

черт, ты все ещё чувствуешь вкус шоколадного печенья, кажется даже крошки на губах остались. он облизал губы точно также, как это делаешь ты, в синхроне это движение было бы просто идеальным. посмотри в зеркало и оближи губы. блять. хаос. гребаный хаос.

ты стараешься слушать, ты должен знать, что он не любит, ты определённо должен знать. или ты уже знаешь? такой предсказуемый элио. казался таким пару секунд назад....

поцелуй вышибает почву из-под ног, ты снова теряешь дыхание, оно куда-то пропадает, падает на дно желудка, ты его проглатываешь и во рту становится сухо как в пустыне и также жарко, до потери сознания. и знаешь что, тебе сейчас хочется спросить тоже самое - зачем? ты хочешь протянуть руку, запустить пальцы в его волосы, а другой рукой сжать его зад, усадить верхом на свои колени, только не позволить сделать шаг назад, только не отстраниться, не дать тебе возможность выдохнуть, стоном вырваться откуда-то изнутри затаившемуся воздуху.

- элио. блять, - не можешь ты спокойно реагировать на все это, ты не он. ты не будешь рассуждать тут о морали, о кровосмешении, о том, что над каждым поступком нужно сначала тщательно подумать. тогда нахуя ты целуешь меня так, чтобы потом напоминать, что я твой брат вообще-то на минуточку и нам как бы нельзя.

внутри тебя уже не хаос, там просто буря. буря в чертовой пустыне.

на его фразу, что вас друг к другу влечет ты просто смеёшься. действительно, не будем отрицать очевидного. хватаешься за сигареты.

- я все помню, малыш, не переживай, - ты наконец-то можешь дышать, даже говорить, правда тебя слегка потряхивает и тебе бы нужно удалиться в ванну на пару минут, но это ладно, не страшно, ты перетерпишь, перекуришь.

- думаешь тебя тянет ко мне, потому что ты год не трахался? - подтягиваешь к себе банку пива, делаешь глоток, потом прикладываешь ее к щеке, толку ноль, она уже почти не холодная.

- я знаю, что ты мой брат. блять. это видно невооруженным глазом, - вскидываешь руку с сигаретой, дым закручивается резким витиеватым узором и тут же распадается. - но это ничего не меняет. вот представь, у меня есть сестра, луиза, она мне не родная, но я всегда воспринимал ее исключительно, как сестру, как...черт, ну как тебе объяснить, - встаёшь, начинаешь ходить по кухне, перестукиваешь пальцами по дверце холодильника, словно раздумывая нужно ли достать ещё пива или тебе уже хватит. - чисто родственные чувства, понимаешь. я уверен, что будь она парнем, было бы тоже самое. а ты мне родной брат, у нас одна кровь, но, мать твою, элио, я хочу тебя. так, что ноги подкашиваются. не представляешь чего мне стоит сейчас не прикасаться к тебе, - прикрываешься глаза, чтобы с шумом выпустить воздух и тут же глубоко затянуться.

ты не видишь смысла что-то недоговаривать, ты говоришь как есть. покалывания в кончиках пальцев, зуд во всем теле, сухость во рту, ноющее сдерживаемое желание, как гребаная ломка. снова затягиваешься.

- боюсь я не смогу жить с тобой...на гостевой кровати, - смешок вырывается и переходит в кашель, отходишь, сплевываешь в раковину.

все могло бы повернуться иначе, если бы за твоим поцелуем ничего не последовало, если бы элио возмутился, пресек бы все это, дал бы сразу понять, что ты полный идиот, если рассчитываешь на зелёный свет. но он все сделал наоборот и это было настолько неожиданно, что ты не знаешь, что с этим делать.

- ладно, давай все обсудим. блять, как мы перешли от разговоров о болячках и родственниках, о книгах и арахисовом масле к инцесту? - садишься напротив него. - я говорил тебе, что никогда не вру. теперь ты можешь это наблюдать. да мне и говорить ничего не надо, на лице все написано. я не пытаюсь это анализировать, это просто есть. ты похож на меня как две капли воды, но мне не кажется это странным, отталкивающим. нет ощущения, что я прикасаюсь к себе, целую себя. ты совсем другой парень, красивый парень, - ты улыбаешься, стараясь ровно дышать, сигарета помогает, ещё один глоток пива тоже. - ты по-другому пахнешь, ты иначе говоришь, несмотря на наши одинаковые голоса. мне нравится как ты смеёшься и как ты ешь печенье и вся эта ерунда о порядке мне тоже нравится. боже, мы знакомы всего несколько часов, - закатываешь глаза, закусываешь губу, чтобы улыбка не растянулась ещё шире. как же приятно говорить о нем, как легко произносить это вслух, осознавая правильность каждого слова. ты влюбляешься во все его проявления и черточки, точки, запятые и многоточия.

- я понимаю тебя, понимаю о чем ты говоришь, но не называй это экспериментом, - ты подходишь ближе, касаешься ладонью его лица, ведёшь большим пальцем по виску. - я не думаю о том, как круто было бы трахнуть собственного брата, почему бы и нет. я не такой ублюдок, - прикосновение словно даёт тебе силу, ты не можешь отвести взгляд, палец скользит по его носу, губам. - элио, - шепчешь, забывая, что затянулся и дым, будто туман выползает изо рта. - это сильнее меня. но я могу попробовать не поддаваться, - тихо смеёшься, опуская глаза, отходишь назад, присаживаясь на край стола.

- что тебе нужно, чтобы быть уверенным? что я должен сделать, что мы должны сделать? сколько времени потребуется? - ты знаешь себя, твои чувства не изменятся, нельзя просто включить и отключить влечение по щелчку, даже если ты запихнёшь очень глубоко свое желание быть с ним и сверху затолкаешь ещё что-нибудь тяжелое, чтобы как следует придавить, это не пройдёт. а ещё есть один существенный момент, который сразу насторожил тебя - реакция на болезнь элио, ты даже сначала не понял что это такое, ноющее, режущее, царапающее изнутри, предчувствие или страх и ваша связь - ниточка между близнецами. ощущение, что прямо сейчас ты теряешь что-то очень важное, то, что упустить просто преступно.

ты будешь ждать, ждать пока он скажет все, что думает на этот счёт, а потом решать как его переубедить. разбираться с проблемами по мере их поступления. а может и по полочкам все раскладывать, все, кроме чувств.

- пожалуй, я сварю кофе, - выбрасываешь пустую банку пива в пакет под раковиной, достаёшь турку, руки заняты - уже хорошо.

+1

20

смотришь на него и даже не знаешь, что и сказать-то… ну, да, возможно тебе стоило его оттолкнуть, спросить, совсем он идиот или как, но ты повёлся на провокацию. блядство. облизываешь в который раз губы, словно это как-то поможет стереть с них поцелуй. тебе не сложно признаться самому себе, что тебе хочется поцеловать его снова. не сложно, но ты, пожалуй, не будешь. потому что если ты признаешься, то тебе придётся с этим что-то делать, а тебе ни-че-го не хочется с этим делать. ты поцеловал его, потому что тебе хотелось его поцеловать. на тот момент. какие-то проблемы вообще?

- да нет, не поэтому, просто тот факт, что у меня уже год никого не было, всё осложняет, - окончательно выбивает остатки твоих мозгов. ты считаешь себя умным, рассудительным и всё такое. но сейчас тебе хочется задвинуть всё это на задний план и просто получить то, что хочется. плевать на можно/нельзя, на рассуждения, на какие-то правила, придуманные какими-то там людьми. тебе просто хочется. только ты не привык потакать абсолютно всем своим желаниям. желание получить джио – явно не то, которому следует потакать. ну, тебе так кажется.

- почему же я не представляю… - ворчишь, однако держишься на расстоянии. сидишь на подоконнике, прижимаясь к стеклу спиной. может быть, от лёгкого сквозняка ты простынешь и не придётся ничего решать. будешь лежать в кровати, пить бульон и смотреть какие-нибудь хреновые фильмы, вокруг будет суетиться мама и ваш семейный врач, и не будет никакого джио и твоего желания немедленно заполучить его в безраздельную собственность. блядство… это тебе нужно напоминать, что он твой чертов брат.

- извини, но я сплю один, - у тебя даже получается улыбнуться. ты и правда спишь один, потому что обожаешь спать на середине кровати. никто другой туда просто не поместиться, там везде ты. и ещё ты очень беспокойный, постоянно ворочаешься и просыпаешься. любой, кто будет спать с тобой, обречён на недосыпание и вечное раздражение из-за этого. ну и ещё… не представляешь ты джио в своей кровати. это вообще бред какой-то.

всё происходящее здесь – бред какой-то. замечаешь, что у тебя руки трясутся. не сильно, но заметно. сжимаешь кружку сильнее и опускаешь руки на колени. тебе совсем не нужно, чтобы джио это всё увидел. нервное напряжение крепкой хваткой вцепляется в твое тело. да, да, да, ты хочешь своего брата до дрожи, но блять… он твой брат всё-таки, не так уж и сложно об этом помнить. наверное. это не точно.

- да вот именно, мы знакомы всего пару часов. мы вообще ничего ещё не знаем друг о друге. всё, что мы тут наговорили – поверхностно, об этом все знают, кто общался с нами больше двух часов, - а ты, кажется, уже говорил ему, что случайные связи – это не твоё. если вы сейчас сведёте всё к банальному сексу, легче никому из вас не станет. ну, физически – возможно, а психологически всё запутается ещё сильнее. оно уже запуталось, потому что джио сделал то, чего ты бы первым никогда не сделал. а ещё потому что ты догадался ему ответить… ну, что же, сам виноват, элио. не джио, а ты. / тебе даже хватает ума не перекладывать ответственность /.

упираешься затылком в стекло, ветер, проникающий сквозь приоткрытую форточку, приятно холодит кожу. – ага, давай ещё назовём это "отношения", господи… - смотришь на него, сквозь ресницы. всё это тебя нервирует, ты глубоко дышишь, устраивая себе гипервентиляцию. ладно, хорошо, ты хочешь своего брата. пиздец… но с другой стороны, ты не воспринимаешь его братом / правда, от этого он не перестает быть твоим близнецом /. ты не должен. вы не должны. / в основном – никому и ничего, кому какая разница, что происходит у вас в спальне? / он касается твоего лица, и тебе нравятся эти прикосновения. они, правда, вообще сейчас не помогают перестать думать о том, что будет, если вы просто поддадитесь своим желаниям. – я не думаю о тебе плохо… - вздыхаешь, капитулируя. можно поставить сейчас кружку рядом с собой и вцепиться в джио. притянуть его к себе, позволить ему уютно устроиться между твоих ног и впиться в губы поцелуем. но ты благоразумно не будешь этого делать.

хватаешь полной грудью сигаретный дым и кашляешь куда-то в локтевой сгиб – просто чтобы не на джио. блин… курить теперь хочется раза в три сильнее. ты бросил два года назад, когда врачи озвучили твой диагноз. кажется, теперь начнёшь снова. даже если нельзя.

- откуда мне знать, джио? – спрашиваешь у него, переводя дух. в горле свербит. – я первый раз в такой ситуации. но я в принципе никогда не кидаюсь в отношения с головой. мы должны… ну, я не знаю, познакомиться поближе? понять, что наше влечение – не мимолетно, что всё это не просто фигня, от которой легко можно отмахнуться? мы, конечно, можем заняться быстрым и лёгким сексом, снять напряжение и всё такое, а потом-то что, а? – лично ты – не представляешь, что потом.

- да нахрен твой кофе… - когда у тебя нервная система просто на последнем издохе сейчас. практически заставляешь себя сидеть на подоконнике и никуда не срываться. ну, не такой уж ты и спокойный, да… - у меня голова идёт кругом. ты мне нравишься, мои ощущения рядом с тобой мне нравятся. я не знаю, что такое иметь брата, но знаю, как это – когда тебя влечет к кому-то так сильно, что ты ничего не можешь с собой поделать. дай нам время, джио. нам с тобой, - всё-таки спрыгиваешь с подоконника, оборачиваешься лицом к окну, упираешься в подоконник руками. как всегда при стрессе, тебе становится тяжело дышать. сердце колотится, обращаешь внимание, что браслет опять горит / а звук ты так и не включил /. – у нас… сегодня был тяжелый день, - стараешься хоть как-то успокоиться. очевидно, тебе не так-то уж и легко всё это признать. он же твой брат, господи прости…

- мы только познакомились, - стараешься говорить короткими фразами, чтобы было незаметно, как тебе трудно пропихивать воздух в свои лёгкие. - всё должно уложиться в наших головах, - в основном тот факт, что вы братья. ты не собираешься игнорировать влечение до конца дней своих, если оно останется – ну, после того, как ты привыкнешь к той мысли, что джио – твой родной брат – ты поддашься ему. но сначала стоит всё-таки освоиться с новой информацией. и новым родственником. – секс сейчас только усложнит всё, хотя нам определенно понравится, - даже не сомневаешься в этом. где все эти знатоки биологии, интересно, которые про законы природы что-то лепечут.

- но мы хотя бы оба признаем, что нас друг другу влечёт – уже полдела, - улыбаешься ему, оборачиваясь, и жадно хватаешь воздух следом. заставляешь себя успокоиться. всё нормально, никакого стресса, которого в твоей жизни должно быть, как можно меньше. – ты заставляешь меня нервничать, джио. а мне нельзя, - не трогаешь его, чтобы не усложнять. хотя хочется… прикоснуться, обнять, почувствовать его тепло. но нет. плохая идея. – черт с ним, вари свой кофе. и поделись сигаретой, запреты – запретами, а у меня сегодня чертовски нервный день.
[NIC]Elio Norwood[/NIC][STA]ты всего лишь отражение[/STA][AVA]https://i.imgur.com/D5Y9LQ6.jpg[/AVA]
[LZ1]ЭЛИО НОРВУД, 26 y.o.
profession: ювелир;[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/LAAF2EG.jpg ночь темна[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » смотрясь в зеркало'


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно