внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » do or die


do or die

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/iXRbU6Y.png

+2

2

Ему не нужно было возвращаться домой и пытаться найти спокойствие во сне.
Он даже не задумывался о том, чтобы попробовать забыться, проводя вечер подобно некоторым аршханам, прогуливаясь по городу.
Он знал, что ему было нужно, имея многолетний опыт общения с самим собой. Потому, наконец оказавшись возле таверны, он с уверенностью шагнул в раскрытую дверь, встречающую путника тёплым светом и уютной атмосферой будничного шума, общения. Обойдя несколько столиков и пройдя вглубь таверны, мужчина грузно опустился на стул и уставился в пространство перед собой. Отвлёкся же от бесцельного созерцания воздуха лишь, когда перед ним опустилась кружка, до краёв наполненная дорном. Мужские пальцы с готовностью ухватили ту за ручку, а сам аршхан крупными глотками принялся за напиток. И лишь когда уже пустая кружка встретила дном столешницу, когда напряжённое тело несколько расслабилось под волнами окутывающего его тепла, Карго ощутил себя почти нормальным аршханом.
Он не ожидал, что случившееся повлияет на него подобным образом. Сам себе удивлялся и забавлялся, прислушиваясь к уже притупившейся эмоциональной усталости, что тяжёлым грузом ещё некоторое время назад гнула его к земле. Около двухсот лет, с самого момента гибели его жены - той, что оставалась способна подбадривать мужчину, находила в полной тьме стимул к жизни даже, когда они потеряли своего последнего ребёнка, - Карго жил один, не имея в собственной жизни никаких прочных связей. Отчего же теперь он с кривой усмешкой отмечал, что, похоже, вновь привязался?
Мужчина сидел в дорожной накидке, не обращая внимание на то, что ему постепенно становится в ней жарко. Сапоги, хранящие сплошные следы грязи, лучше опытного рассказчика поведали бы о долгом пути, пройденном Карго. От ткани накидки никак не отставали семена полевых трав, что прицепились, когда мужчина торопливо преодолевал поле за полем, следуя за собственными ощущениями и преследуя одну-единственную цель: отыскать девочку. Молодую аршханку, которая была привязана к его душе. Дочь его друга, погибшего некоторое время назад и оставившего жену с маленьким ребёнком. Вопреки собственному желанию, но из уважения к товарищу, Карго привязал к себе девочку и с регулярностью помогал вдове. Вёл себя в привычной манере: крайне сухо, немногословно, поддерживая дистанцию. Отдавал этой семье большую часть добытых денег, выполнял мужскую работу по хозяйству, что накапливалась за время его отсутствия, и время от времени интересовался тем, как у них обстоят дела. Всё было спокойно вплоть до утра этого дня, когда вдова заявилась к нему, умоляя отыскать пропавшую дочь, которой не было дома уже около суток.
Он хорошо помнил, как тогда ощутил укол в грудь. Помнил, как оставил все дела и тут же направился на поиски, следуя собственным ощущениям, надеясь на их с девочкой связь. В нём закипала злость, в груди теплилась надежда на благоприятный исход ситуации, а в сознании зародился страх в какой-то миг ощутить разрыв некогда установленной им связи.
Пол дня он занимался поисками. Расспрашивал встречных ему аршханов, а после продолжал следовать выбранному пути.
И нашёл.
Живую, здоровую, абсолютно счастливую оттого, что побывала на празднике, в другом городе, куда мать её не отпускала. Ощущая радость находки, но путаясь в злости из-за нелепости и глупости ситуации, Карго повёл недотёпу домой, чтобы, вернув её матери и оставив на её суд, ощутить груз навалившейся на него усталости.
Он мог убить и проснуться на следующий день бодрым. Он мог украсть и не ощутить укола совести. Однако, он успел забыть всю тяжесть волнения за дорогого тебе аршхана.
И когда это умудрился привязаться?.. Самому смешно, и, одновременно с тем, до отвращения грустно.
Карго поднёс к губам уже вторую кружку дорна, размышляя над тем, хотел ли он что-либо изменить в своей жизни. Вдова, как подсказывал уже выпитый дорн, была хорошенькой аршханкой, которая выказывала знаки заботы по отношению к нему. Да и её дочь, как Карго сделал для себя открытие, была ему не безразлична, пусть и обладала своевольным, порой раздражающим характером. Однако... Даже начиная пьянеть, Карго отказывался менять свой устой жизни на какой-либо иной. Ему стало удобно жить отдельно от женщины, без риска нравоучений раскидывать вещи по своей небольшой комнатушке так, как ему заблагорассудиться, и не думать лишний раз о том, что его слово может стать поводом для разногласий. Впрочем, говорил Карго достаточно мало после гибели жены, и обнаруживал за собой относительную болтливость лишь во время пьянок и работы. Его работы, которая сильно отличалась от той, которая была общеизвестной. Однако, которая позволяла ощущать себя полноценно живым - то, что ему не могло дать ничто иное.
Дорн всё увереннее забирал себе власть над мыслями мужчины, делая те темы, над которыми он не хотел задумываться, гораздо более простыми к осознанию. Дорн сделал тело будто легче, а помещение - более светлым и приветливым. И вот, мрачность настроения постепенно отступила, а Карго,  пробуя вяленое мясо, что составляло часть закуски, обратился взглядом к окружающим его аршханам, ощутив стойкое желание обзавестись компанией.

[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 890y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Rin Trevino (2021-06-14 19:32:28)

+2

3

У наёмника на службе у Владыки нет воли.
Уж тебе ли этого не знать…
- Ты должен отыскать кое-что, - вне зависимости от того, были ли у тебя планы или хоть какие-то сведения об искомом объекте, слепым псом ты выдвигаешься в путь, отсчитывая не сутки - часы либо до нахождения необходимого, либо до собственной смерти.
- Им нужно доехать живыми, - и ни слова более как об особенностях нуждающихся в защите гостей, так и об опасностях, ожидающих на пути - очередное доказательство отсутствия какого-либо доверия. Ведь наёмнику не должно знать о том, что он мог бы использовать против своего же хозяина. Что же тебе остаётся? Ничего, кроме как следовать полученному приказу и всей душой надеяться, что на сей раз на твоих временных подопечных не нападут коллирамы с целью вернуть нечто им принадлежащее и не попытаются позариться небесные тэовары из банальной мести за разбитые гнёзда.
- Помоги ему пересечь границу, - Владыка с легкой улыбкой провожает посла, который излучает искреннюю благодарность за выделенную помощь: ему будет гораздо спокойнее за свою жизнь с обученным военному делу сопровождением. Тогда как ты сам смотришь на него и уже думаешь над тем, как будет проще его убить, стоит вам только покинуть территорию государства.
- Мне эта тварь нужна живой! - и ты бежишь куда глядят глаза в поисках того, кто практически убил последнего наследника трона, не имея ни малейшего понятия, сможешь ли вернуться обратно живым.
Ты не знаешь. Никогда не знаешь.

Наёмник, не имея на то права, никак не мог отказаться от выполнения отданного Владыкой приказа, ровно как и заслужить не столько уважительного отношения, сколько банальной благодарности за выполненную работу, которая многим оказалась бы не по плечу. Слишком многим, чтобы был повод пожертвовать для личного пса доброе слово, но и этого из раза в раз главе виделось недостаточным для уделения внимания чувствам обыкновенного раба. И что ни говори, но последний то прекрасно понимал.
Выполнив очередное поручение, он вернулся в столицу, доложился об отсутствии повода для волнений и будучи награжденным равнодушным махом руки покинул цитадель, как и всегда точно не зная, куда ему было бы лучше податься: никто не мог дать никакой гарантии, что всего через пару минут для него не найдётся новая работёнка. Так, стоя посреди лестницы, ведущей к узкому крыльцу, осмотрелся по сторонам, мысленно давая шанс каждому из направлений, лишь одно из которых оправдало возложенные на неё надежды.
Преодолев ровно семь мраморных ступенек, за которые он был вынужден поздороваться, выказав внимание, с несколькими аршханами, идущими в противоположном направлении, наёмник остановился и проверил наличие на шее шарфа, что обычно был туго затянул в несколько раз, тогда как сейчас его кольца спускались к самой ключице. Неудивительно, что к нему проявили уважение: клеймо Владыки под левой скулой сияло ярче всякого фонаря. Принадлежи он кому другому, отношение наверняка было бы кардинально иным, но мужчина не утруждал себя размышлениями да тяжёлыми думами на сей счёт, не видя различий между теми, кто убивает по приказу. Вне зависимости от окружающих их обстоятельств.
Поправив шарф да подняв воротник из категорического нежелания лицезреть реакцию на чужих лицах от осознания его истинной принадлежности, мужчина засунул руки в карманы широких брюк, сгорбился до легкости - пусть и временной - в спине и двинулся в выбранном совсем недавно направлении: в сторону таверны. Сколь бы скоро его не призвали к исполнению долга - плюсы присутствовали в любом из случаев Не успеет дойти - не сможет напиться; не успеет напиться - не будет валяться бесчувственным телом в каких-нибудь кустах; успеет - в обнимку с кустами всё веселее выполнять поручения, нежели в гордом одиночестве. Так сомнений не оставалось, как и поводов для промедления: выпивка ждала.
Прогулочным шагом наёмник двинулся в нужном направлении, уже совсем скоро покинув центральную часть столицы - слишком оживленную, чем хотелось бы её видеть. Избегая больших улиц, он шёл по закоулкам и дворам, порой и вовсе поднимаясь на крыши для того, чтобы не оказаться поглощенным толпой зевак. С ориентацией в пространстве и выбором следующего поворота проблем не возникало: этот город мужчина ещё с раннего детства знал лучше любого сопроводителя, что становились надёжными друзьями для туристов и приезжих, впервые оказавшихся в *.
До таверны, где ему доводилось бывать раз в пару-тройку месяцев, в связи с царствующем на улицах миром и добротной погоды, удалось добраться только через час с лишним - к тому моменту солнце уже медленно, но верно стремилось к горизонту. Когда же наёмник зашёл внутрь, осознал, что хорошие условия для дружных посиделок и это место не обошли стороной: пусть обстановку в зале нельзя было назвать шумной, спешно осмотревшись он не смог выцепить взглядом ни единого свободного столика.
- Не вовремя я, да? - вопросил он у хозяина, подходя к его стойке. Спустя всего несколько секунд положил на последнюю несколько серебряников - тех должны было хватить как на выпивку, так и на устранение негативных последствий его пребывания в заведении, если таковые вдруг возникнут. Если судить по наполненности таверны - были просто обязаны возникнуть! Хотя бы один из толпы, но обязательно узнает в нём ручного пса Владыки, о котором в народе сталкиваются лбами два крайне противоречивых мнения: то ли посланник Духов, то ли восставший из мертвых падший.
- Совсем немного, - ответил пожилой аршхан, пожимая плечами да пряча в карман монеты. - Утром освободилась комната.
- Не стоит, Бахра, -  мужчина слабо улыбнулся, плавным махом руки отказываясь от ещё не озвученного предложения. - Сомневаюсь, что я надолго. Нальешь мне одну?
- По новой нужно будет? - поинтересовался хозяин, наливая пинту пенного напитка и ставя ту перед гостем.
- Как пойдёт.
Забрав выпивку, наёмник развернулся и уже более внимательно осмотрелся, пытаясь найти наиболее безобидную компанию. Однако, учитывая тот факт, что лишь за одним столиком незнакомец сидел в гордом одиночестве, у него не так чтобы был широкий выбор. Мужчина усмехнулся мыслям: у них обоих.
Успешно перейдя залу, при этом не столкнувшись ни с одним из снующих в самые различные стороны уже совсем не трезвых аршханов и не пролив ни единой капли из полной кружки, он опустился на свободное место напротив незнакомого мужчины. Поставил на стол кружку, рефлекторно проверил шарф на шее, затем потерев её для отвлечения, кажется, собственного внимания и только после этого обратился к собрату по алкоголизму с весьма сомнительным приветствием.
- Свободных столов нет, поэтому придётся вам меня какое-то время потерпеть, - что есть, собственно, то есть, - даже если вы имеете что-то против, - наёмник пожал плечами и сделал небольшой глоток из своей кружки, после чего развернулся в пол оборота и закинул под столом ногу на ногу. Вечер начинал ему нравиться.

+2

4

Мужчина, развернувшись на стуле, неторопливым взглядом обвёл присутствующих. Сегодня в таверне было довольно много аршханов, что наполняло её помещение большим шумом, нежели обычно. Целые компании за сдвинутыми вместе столами, бурные обсуждения какого-то вопроса в отдалении от места Карго, дружный взрыв смеха и тут же прозвучавший тост за соседним столиком. Хмыкнув собственным мыслям, мужчина оставил идею найти собеседника до ближайшего будущего. Чтобы вливаться в большую компанию он был ещё слишком трезв. Одиночных же аршханов его взгляд выловить не мог. Потому мужчина позволил себе вновь взяться за кружку и уйти в собственные мысли, уставившись взглядом в пространство перед собой.
- Свободных столов нет, поэтому придётся вам меня какое-то время потерпеть.
Аршхан поднял голову и встретился взглядом с мужчиной, что уже по-хозяйски располагался за его столом. Карго усмехнулся: от чего-то ему это понравилось. По крайней мере, начни этот аршхан спрашивать разрешения и выражать собственное переживание "Я вам точно не помешаю?..", сидел бы сейчас со своим тонким душевным устройством на ступеньках таверны.
Своего соседа по столу аршхан видел впервые. Не сказать, что он старательно запоминал окружающих или был завсегдатаем этой таверны, но отдельные лица ему были знакомы, когда сосед оказался для него новым. Посему, Карго оббежал его взглядом, отпечатав в сознании его внешний вид, но не собирался делать по тому какие-то выводы: Карго было откровенно лень этим заниматься. По крайней мере сейчас.
- С таким подходом ты явно без места не останешься, - озвучил позабавившую его мысль мужчина, имея ввиду нечто большее, чем подпору для задницы в очередной таверне.
Карго отхлебнул из кружки и кивнул на напиток его соседа:
- Что, день не задался? Или наоборот? - ведь должна была быть причина, что привела этого аршхана в таверну. Пожалуй, если бы Карго размышлял о причинах, приведших его, то выделил бы две: скверность этого дня, и жизненную скуку да нелепицу, которую весьма умело обогащал красками дорн. - Прекрасная вещь алкоголь, универсальная даже. Если все отвернулись, то он останется на твоей стороне. Если нужно поделиться счастьем, то он окажется лучшим слушателем. Если не радует жизнь, то добавит в неё красок. Иной раз даже задуматься можно: зачем с таким другом другие аршханы? Разве что женщину в постели не заменит, но должен же быть у него недостаток, - усмехнулся мужчина.
Однако, за разговором оставалась та деталь, которая не до конца устраивала мужчину. Карго не часто обзаводился знакомствами и, откровенно говоря, не любил этого делать, если был достаточно трезв. Но сейчас ему отчего-то хотелось узнать имя собеседника - реальное или выдуманное, кому какое дело, - чтобы появилась определённость и чтобы он знал, кто сидит напротив него. Потому, мужчина решил представиться, лишая подобной неопределённости собеседника:
- Карго. В рабочие дни наёмник, в выходные - опустошитель запасов дорна, - и кивнул своему соседу, выражая тем самым уважение к нему, а также заключая знакомство. Ну, и заодно, следуя традициям - куда без них.
[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 890y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

Отредактировано Rin Trevino (2021-06-14 19:32:51)

+2

5

Новые знакомства доставляли лишь дополнительные проблемы, в чём наёмник уж давно убедился на собственной шкуре, которую не редко приходилось вытаскивать со смертного одра после очередного предательства. Не сказать, что он был слеп и не мог определить искренность аль лживость чужих намерений, но отчего-то из раза в раз предпочитал оставлять то на совесть решившихся войти в его круг аршханов. Если тем нравится подгонять собственную смерть или же играть с ней в прятки - что ж, не ему отказывать им в подобном удовольствии. Ко всему прочему новые знакомые являлись добротным источником информации, порой слишком полезной, дабы не прыгать облитым маслом через костёр. Так и сейчас мужчина едва ли имел что-то против разговора с аршханом, что мог и просто скрасить вечер своей не слишком враждебной компанией, и поделиться по пьяни парой заманчивых и донельзя интересных фактов. Если, конечно, последними тот в принципе обладал. Впрочем, за последние дни наёмник слишком устал от работы и постоянного контроля над окружающей его обстановкой, что в настоящий момент, сидя в переполненной таверне, единственное о чем он желал - нескольких часах спокойствия и обычной, размеренной, повседневной жизни. Такой, что была у других.
- Просто убиваю время, - без утайки пояснил наёмник причину своего пребывания в таверне. Пожал плечами, мол и такое бывает в жизни, чуть сильнее откинулся на спинку и забрал кружку со стола, между редкими и неспешными глотками оставляя ту донышком на оттопыренном колене. С неподдельным удовольствием выслушал речь, что была под стать аршхану не семейному, судя по внешнему виду не имеющему отношения ни к ученым, ни к военным, но крепкому и явно выдержанному. Иначе говоря: заядлому алкоголику. От подобного заключения мужчина невольно улыбнулся и утвердительным кивком согласился с каждым словом его нового, пусть и временного знакомого. Если последний действительно являлся столь преданным поклонником дорна - что ж, возможно, с ним можно было приятно провести время. Кто знает, быть может и вовсе подружиться.
У него, вон, и имя было приятное слуху: Карго. Кажется, наёмник уже слышал его раньше, но где и при каких обстоятельствах он вспоминать отказался сразу. Сейчас это едва ли имело какое-либо значение, а задействовать уже успевший расслабиться мозг у него не было ни малейшего желания. Его было кому грузить и без всякий раз новых собутыльников.
- Что ж, - выдохнул мужчина после нескольких секунд раздумий, - побуду-ка я тогда сегодня Дорном.
Если вспоминать хвалебную речь Карго о дорне - наёмник подходил под каждый из пунктов: и выслушать мог, и красок самых различных добавить, и переспать с ним было весьма проблематично! Вылитый алкогольный напиток, к которому он, пожалуй, питал куда большую любовь, чем его собеседник.
Чем кто-либо.
- В рабочее дни помогаю напиться и в радости забыться, в выходные - настаиваюсь в погребе, - добродушно улыбнувшись, наёмник приподнял в немом тосте кружку и осушил её ещё на несколько небольших глотков - за знакомство. Пусть не самое открытое и искреннее - как минимум с одной из сторон, - но большего назвавшийся Дорном не мог себе позволить. Не с его работой было открываться перед всяким встреченным на жизненном пути, а уж тем более наёмнику, который мог о нём знать и без личных встреч: на службе у Владыки состояло не так много единиц, чтобы о каждой из них не сложилось в своём кругу определенное мнение. Чаще всего, конечно же, крайне негативное, а порой и вовсе враждебное.
Они, наёмники Владыки, были врагами всем и каждому. Включая самих себя.
- Сегодня, как я понимаю, у тебя выходной, а у меня, соответственно, есть шанс выйти отсюда целым и невредимым, - не более чем добрая шутка, сразу за которой последовал знак хозяину о необходимости чего-нибудь съестного. С вырисовывающимися перспективами самое время было начать закусывать.

+1

6

В обычное время он сторонился других аршханов: они казались шумными, излишне активными и назойливыми, провоцировали на резкость своей глупостью или непробиваемой тупостью, будто нарочно испытывали на прочность его самообладание. Лишь единицы из них не вызывали у Карго чувство отторжения, позволяя испытывать рядом с собой элементарное, но такое притягательное спокойствие. Таких аршханов, пожалуй, и принято называть друзьями. Стоило же мужчине выпить, как угол обзора на мир несколько менялся. Раздражающее начинало казаться забавным, шум переставал задевать и угнетать слух, а из груди уходил какой-то вечно тяготящий своим присутствием камень, позволяя наконец расправить плечи, ощутить наполнившую лёгкие свободу и прилив сил - великолепное чувство, что приходило к Карго слишком редко самостоятельно. Лишь когда выпивал и, когда принимался за ту работу, что становилась для него настоящим отдыхом и отдушиной.
Сейчас же, сидя напротив нового знакомого, Карго с каким-то внутренним удовольствием слушал собеседника, будучи расположенным к продолжению разговора. Будет ли он воспринимать своего собеседника также, будучи абсолютно трезвым? Карго не мог с уверенностью ответить на этот вопрос, а перегружать ум лишними размышлениями было ни к чему.
- Дорн, значит? - озвученное имя позабавило Карго, особенно после его собственных размышлений вслух об этом напитке. То, что имя было выдуманным не поддавалось никаким сомнениям, но на то было право Дорна. А Карго до этого не было никакого дела. Главное, что имя простое и лёгкое к запоминанию. Всё остальное зависит только от собеседника: было бы хорошо, окажись он таким же к себе располагающим, как напиток, чьё название он позаимствовал.
Карго поддержал шутку усмешкой, но покачал головой, не соглашаясь со всеми деталями. Правда, прежде, чем внести пояснения и исправления, сделал пару глотков дорна и заговорил, когда кружка оказалась на столе:
- После войны у меня вместо оружия лопата и молоток. А от меня с ними уйти не сложно. Самое большое - молоток в след кину, но меткость у меня всегда страдала, - в шутливой манере заверил собеседника Карго. Всё же наёмником он был несколько иным, чем, как он понял, определил для себя собеседник. Карго работал на тех, у кого была для него какая-либо работа по хозяйству. Это стало той рутиной, что не была любима аршханом, но позволяла занять очередной день жизни, который в обратном случае мужчина предпочёл бы провести в таверне с полной кружкой в руках. - А сейчас у меня даже молотка нет, так что единственное, на что "страшное" я сейчас способен это сказать что не то по пьяни. Но ты вроде не тот, кого можно испугать словом, - по крайней мере Дорн производил именно такое впечатление.
Становилось жарко сидеть в верхней одежде. Потому, Карго расстегнул застёжку и позволил накидке упасть на спинку стула, что так услужливо её подхватила. Мужчина провёл рукой по волосам, убирая от глаз отросшие тёмные пряди, и вновь взялся за кружку. Пока к их столику поднесли закуску и ещё несколько полных кружек, аршхан обратил внимание на вошедшего мужчину. Карго было нахмурился, пригляделся, а после расслабил мимику, хмыкнув собственным мыслям, позабавившим его. Уже взглянув на Дорна, он приподнял кружку и ткнул ей в сторону вошедшего:
- Глянь, как на Владыку нашего похож. Я по началу так и подумал, что он зашёл, - ошибка тут была не мудрена: вошедший и впрямь чем-то напоминал главу страны. Статный, что ли, такой же был? Карго даже не пытался сосчитать, когда ему последний раз удалось увидеть Владыку. Впрочем, он отчётливо представлял себе его внешний вид, оттого ни с кем не спутал бы. И этот раз не в счёт. - Но куда ему по тавернам ходить, мм? Должен же кто-то делом заниматься, - пока некоторые предпочитают делу компанию дорна. Сразу двух дорнов.
[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 890y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

7

- Считай, подарок, - усмехнулся Дорн, мысленно представляя, как сам бы убегал от озлобленного Карго, который пустил ему в след молоток. Что стоило его поймать, - даже если не руками, и бежать уже с осознанием абсолютного успеха: не только сделал гадость, но и полезную вещь в хозяйстве за это получил.
Новый знакомый ему определенно нравился. Забавный мужик, слова из которого не приходилось вытаскивать пытками. Взглядом тяжелым не пилил, шутил и без всякой осторожности пил, с регулярностью отхлебывая из своей кружки. Выглядел прилично, какой-либо агрессии не выражал и в целом располагал к себе. Чем не идеал для того, чтобы скоротать вечер в его компании и хоть на какое-то время избавиться от подсознательного ожидания появления у Владыки новой работёнки? Ведь тот мог в любой момент вызвать к себя и взвалить на наёмника ношу, невозможность успеха в донесении коей определялась с первых слов - порой по одному только взгляду Айдара удавалось определить степень невыполнимости следующего поручения, с которым аршханы приходилось справлять как минимум из любви к жизни и острой в ней необходимости. Какой бы оно ни была, он не мог так просто и столь скоро с ней проститься. У него ещё были дела.
- Не тот, - подтвердил наёмник кивком и отпил ещё немного. - Если ты не соберёшься вдруг доказывать мне все общепринятые видения в идеологии духовного естества, - с чего начинался любой учебный процесс в рамках истории, вне зависимости от временного отрезка или же территориальной принадлежности. А какие можно было частенько услышать спорые учёных, разошедшихся во мнениях о процессе возникновения как таковых духов и их дальнейшего развития. Теорий относительно этого существовало знатное количество: сам Дорн не мог припомнить все до единой без повторного прочтения соответствующей учебной литературы, - но для особенно рьяных противостояний выделялись всего две. Говоря простым языком, первая заключалась в том, что они занимали не одну из низших ступеней в духовном развитии, а основную. С них всё начиналось, а заканчивалось Высшими Духами. Вторая же представляла собой прямо противоположный взгляд, который не меньше и не больше первого имел право на существование. И что-что, а вступать в подобный спор с Карго или же слушать от него бесчисленные аргументы касательно одной из теорий, Дорн совершенно точно не был готов.
Когда же в разговоре возникло слово "Владыка", наёмник внутренне напрягся, старательно сохраняя внешнее спокойствия. За пару секунд здравым размышлений убедил себя в том, что Айдар никак не мог заявиться в таверну, тем более такого уровня, он проследил траекторию взгляда Карго и уставился на аршхана, который наверняка и не подозревал, что стал объектом наблюдения. Вскинув оценивающе бровь, Дорн поджал губы и хмыкнул: - Не низковат ли для Владыки? - с метровой лентой за главой страны, разумеется, никто не ходил, чтобы изменить его точный рост, но только слепой не мог увидеть, что он являлся одним из самых высоких чистокровных аршханов среди всех представителей данной расы.
- Не знаю, не знаю, - протянул наёмник, допивая содержимое своей кружки, - честным трудом заслуженный отдых никто не отменял. - ведь они не бездельничали, а восполняли утраченные во время работы силы для того, чтобы приступить к новой. Чем не действия во благо, честное слово? Однако кто-то был явно с этим не согласен: около их стола остановились трое. Дорн, занимая собой всю лавку и едва ли намереваясь двигаться с места, поднял на них взгляд и внимательно осмотрел. Ничего примечательного не обнаружил, - пусть в одном и узнал того, кого категорически не желал видеть, - кроме, пожалуй, наличия вооружения. Будто на войну собрались.
- Выход показать или сами найдёте? - как-то совсем не по-дружески поинтересовался тот, что стоял по середине. Наёмник лишь медленно стянул со столешницы кружку и театрально к ней присосался. - Гляжу, ты совсем бесстрашным стал, - раздраженно бросил второй и, отодвинув товарища, навис над наёмником. - Ну и где сейчас он, твой хозяин? - процедил аршхан сквозь зубы и, вытащив нож, направил лезвия к шее Дорна. На пути, правда, находилась кружка, содержимое которой мужчина планомерно допил за один присест. Вернул пустую на стол и, никак не реагируя на практически упирающееся в него оружие, - хотя за шарф он несомненно имел опасения, - взглянул на Карго в немом вопросе: бить будем или не будем?

+1

8

- Не собираюсь, - заверил мужчина. - Потому что если ты охотно поддержишь эту тему, то я в тебе разочаруюсь, как в собеседнике, - с усмешкой заметил Карго. Ему правда были интересны многие детали устройства души, физиологии, теоретические аспекты того или иного вопроса. Он с удовольствием поглощал новые знания, когда выпадала такая возможность. Когда-то даже много учился, наглейшим образом напрашиваясь в ученики к тем, кого он видел мастерами того или иного дела. Сейчас былая жажда знаний затерялась за каким-то равнодушием, что куполом накрыло большую часть его жизни. Разве что ко всяческим книгам и свиткам тяга осталась. Только вот раздобыть нечто подобное удавалось не часто. Однако, несмотря на это, в озвученное направление мужчина не был готов двигаться ни на устном, ни на мысленном уровне. Он эту тему знал в общих чертах и того вполне хватало. Разводить же полемику на ровном месте казалось расточительством по отношению ко времени, которое они могли занять куда более своевременной и приятной беседой.
Мужчина совсем скоро признал свою ошибку касательно Владыки: и правда не он, - однако забавным фактом поделился. Реакция Дорна оказалась ожидаемой, пусть, что-то на долю секунды смутило мужчину, но он быстро от этого отмахнулся, как от ненужной - по крайней мере пока, - детали.
- Зато какая стать, - растянуто проговорил Карго и хмыкнул. - Несёт себя точно как Владыка, - даже несмотря на то, что зашёл этот недо-Владыка в дешёвую таверну, а не в главный вход Цитадели.
- Выход показать или сами найдёте?
Карго слегка повернул голову и оглядел подошедших аршханов, чьи намерения едва ли были хоть мало-мальски добрыми. На самом деле, то, что было между этой компанией и Дорном, совершенно не касалось Карго. Дела Дорна это его дела, его проблемы, его жизнь, в конце-концов, о которой мужчина не знал ровным счётом ничего: даже имя было не настоящим. Однако сейчас Дорн был ещё и его напарником по беседе, по выпивке. И если в его дела он лезть особо не хотел, то как минимум своего компаньона отстоять был не прочь: больно нравился ему его сосед по столу.
Карго поймал взгляд Дорна и усмехнулся, опустив глаза, как от увиденного, от собственных мыслей, так и от ситуации. Знатно, видимо, они боялись Дорна, раз пришли за ним не только втроём, но и до зубов вооружённые.
- Может, ещё кого позовёте: вдруг втроём не справитесь, - произнёс Карго, привлекая к себе внимание аршханов. Однако, несмотря на их с Дорном меньшинство, что-то подсказывало мужчине, что у них на пару были все шансы. О том говорил его личный опыт и предельное спокойствие Дорна, который, по-видимому, бывал и в ситуациях похлеще.
Возникшее секундное напряжение в области их столика можно было резать ножом. Карго выглядел спокойным, когда сам был готов к любому повороту событий и к реакции на неё. Несмотря на то, что он уже подвыпил, отточенные с годами рефлексы его не подводили. Троица же будто ждала сигнала, знака. Ближний к Карго аршхан ухватился пальцами за рукоять меча, однако ещё не обнажил лезвие.
Карго тихо вздохнул, принимая неизбежность боя и, резко двинул рукой в сторону, направляя остатки своего дорна в лицо ближайшего к нему, тем самым выигрывая паузу, и давая начало их драке. Пользуясь возникшей заминкой у выбранного противника, Карго резво поднялся с места и направил удар левой - своей ведущей - руки в скулу мужчине. Тот почти увернулся, успев сделать скорее неосознанный шаг назад, наконец выхватил меч и замахнулся уже им.
Женский голос вскрикнул, переходя на высокие противные для слуха нотки. Со стороны послышался довольный гогот вперемешку с руганью. Без сомнений внимание завсегдатаев таверны переключилось на происходящее действо, что кому-то пришлось по нраву, а кому-то лишь сильнее подпортило настроение.
Карго же достаточно легко ушёл от резанного удара мечом и с силой подтолкнул своего соперника в том направлении, куда он бил, вынуждая сделать несколько дополнительных шагов для удержания равновесия. Как раз в том направлении и находился второй из троицы. Карго не оценил, но тот предпочёл выбрать соперником Дорна. Потому и решил напомнить о себе, провоцируя его на потерю равновесия влетевшим в него товарищем.
[NIC]Kargo[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/YHDY9OY.png[/AVA][LZ1]КАРГО, 890y.o.
profession: наёмник[/LZ1][SGN][/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » do or die


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно