внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » От улыбки станет всем светлей


От улыбки станет всем светлей

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Сиэтл | лето 2019

Christopher T. Hall & Howard Rorke
https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8169/704489.gif  https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8169/194316.gif
https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8169/225625.png

Добро пожаловать в Сиэтл, город фестивалей, прекрасного климата, круизов и туризма. Здесь каждый найдет себе досуг по вкусу и кошельку. Мы уверены, что посещение нашего города оставит в вашей памяти неизгладимые впечатления. See-At-L.

Отредактировано Howard Rorke (2021-05-12 23:04:01)

+1

2

[AVA]https://d.radikal.ru/d29/2105/ab/840a008d9619.jpg[/AVA]

-Ты просто конченный ублюдок, Кристофер! Гребаный извращенец! На этот раз ты зашел слишком далеко! Я тебя засужу к чертям! Тебя закроют! - парень неформальной внешности с пеной у рта закидывал меня обвинениями и угрозами. Да, не такого окончания первого дня в Сиэтле я ожидал. А ведь все начиналось так хорошо - спокойная поездка, открытие рок-фестиваля на свежем воздухе, отличное выступление среди прочих групп, толпа фанатов, раздача автографов и прочие прелести "звездной" жизни. Вишенкой на торте оказался тот факт, что мне удалось подцепить на крючок довольно настойчивого и заметно пьяного молодого фаната, который был не прочь предложить своему кумиру некоторые простые радости жизни. А что я? Я парень не жадный, никогда не прочь удружить подрастающему молодому поколению. Кто же знал, что мои грязные похождения мне ещё ой как аукнутся в будущем? Затесавшись с парнишкой между припаркованных фургонов и автобусов, я любезно предложил ему свой член, даже не ожидая, что тот присосется к нему на долгие пол часа. И, кажется, все бы ничего, расслабились, получили удовольствие, да и разошлись полюбовно. Но не тут то было. Как говорится, все проблемы начались с простого отсоса.
Вся потасовка происходила на улице под звездным небом, за большой сценой, в тусклом свете прожекторов, половина из которых уже не горела - отдыхающим музыкантам и фанатам не нужно было многого, чтоб расслабляться с бутылкой крепкого рядом или внутри своих трейлеров. Изрядно пьяный музыкант, басист группы "Quinny", приперся к нашему трейлеру в компании своих друзей, вызвал меня и участников моей группы, так сказать, "на стрелку". А все потому, что тот смазливый мальчишка оказался его через какое то там колено родственником. Вот интересно, а моя какая беда в этом? Скрестив руки на груди и чуть склонив голову на бок, я внимательно слушал рвущего зад парня, осыпающего меня проклятиями и угрозами, и старался не закипать. Да, я тоже был не плохо так подогрет алкоголем, но хотя бы ещё пытался сохранять своё лицо перед присутствующими.
-Да ладно, Ронни, на каком основании ты пытаешься меня запугать?! Если твой родственник так падок на татуированные члены, то это его личная половая драма. К тому же, посмотри на его рожу, довольный то какой. Поди ка, тебе понравилось, малыш, а? - я широко улыбнулся и подмигнул тому самому смазливому пареньку лет двадцати, стоящему позади всей гоп-компании. Он выглядел протрезвевшим, смущенным и пристыженным.
-Заткнись! Не смей даже обращаться к нему! Ты, тварь, я тебя посажу за изнасилование! Ты его заставил! Ты знаешь, что с тобой сделают за решеткой?! - на этот раз закипать начинал я. С Ронни мы всегда были в паршивых отношениях. Он был местный, Сиэтловский, но мы с ним не раз пересекались на подобных фестивалях в других городах и ещё с первой встречи испытали взаимную личную неприязнь. Ну, во первых он бывший наркоман, даже сидел за торговлю, во вторых - просто человек недалекого ума, что несказанно меня раздражало, в третьих - думаю, он просто завидовал тому, что "Wasp" намного популярней и успешнее, чем "Quinny". А весь этот театр с якобы "изнасилованием гомосексуального характера" - просто лишний повод насолить мне и моим ребятам. Я был уверен на все сто процентов, что никто меня не закроет, ведь и преступления то не было.
-Заставил?! А чем ты докажешь, мразь?! - скрипнув зубами от нарастающей ярости, я опустил руки и сжал кулаки, подступая на шаг ближе к своему оппоненту. Боже, как же он меня бесил со своими дурацкими обвинениями! Так и хотелось начистить эту пьяную наглую рожу, но мне не хотелось начинать драку первым, по этому вариант был только один - спровоцировать неформала на нападение. Я криво усмехнулся парню, щуря глаза.
-Знаешь, когда голова твоего братика была на уровне моего паха, я что-то не заметил какого либо сопротивления. Боле того, не припомню, чтоб насильно имел его в рот и заставлял заглатывать. И уж точно не приказал проглотить все до последней капли. Эй, Ронни, а ты не думал, откуда ноги растут? Ты же сам срок мотал, может это ты парню показал мастер-класс, как за щеку брать? А, Ронни? У тебя же наверняка опыт есть. Ты там в тюряге чей женой был?.. Педрила-мученик. - я рассмеялся мужчине в лицо, и мой выпад возымел должный эффект. Заревев, словно раненный зверь, он набросился на меня, и мы сцепились, словно два питбуля, колотя друг друга без разбора. Ронни был крупным парнем, но я со своим ростом в метр девяносто пять оказался для него практически несокрушимым противником. Да, он успел ударить меня в солнечное сплетение, зарядить в челюсть и разбить губу, но в итоге, когда мы оказались на земле, я был сверху.
- Сдохни, блять, сдохни !!! - он пытался закрываться от меня руками, а я сидел на нем, нанося беспорядочные удары кулаками и пытаясь добраться до его лица, чтоб превратить то в кашу. "Значит, сатанисты?! Музыка из Ада? Потерянные души?! Мерзкие ублюдки? Тебе просто нужно выдрать язык, Ронни, и скормить его псам!" Обуреваемый вспышкой ярости, я припоминал все те гадости, которые этот ублюдок говорил обо мне и о моей группе. Ладно, на меня гнать он может сколько угодно, но наговаривать на ребят из моей группы?! Это уже не в какие ворота не лезет, они для меня чуть ли ни родной семьи дороже! -Я ТЕБЯ УРОЮ!!!
Я точно не помню, как именно нас растащили, помню лишь, что был крайне доволен тем, что мужчина умылся своей же юшкой - мне удалось прилично расквасить ему нос. Я даже надеялся, что сломал его. Расстались мы уже более спокойно - Ронни пообещал, что за мной придут копы, а я показал ему средние пальцы с двух рук и сказал, что он сам будет гореть в Аду.
После такой веселенькой потасовки наши музыканты решили проветриться и успокоить нервишки, прогулявшись в другой конец трейлерного городка, где юные и раскрепощенные девушки практиковали полуобнаженные танцы под лунным светом. Я же предпочел остаться в гордом одиночестве - хватит с меня на сегодня и секса, и драк.
Забравшись внутрь нашего трейлера, я открыл себе бутылку виски, извлек из заначки травку и скрутил самокрутку. Да, грешен, иногда балуюсь. Очень редко, но иногда такая потребность есть, вот как сейчас. Это хорошо, что я остался один. В конце концов, я самый старший в группе, и мне бы не хотелось, чтоб парни видели, как я иногда "прочищаю" голову. Какой же пример я им подам? Сильно баловаться я не собирался, по этому остановился на трех затяжках, погасил окурок и спрятал его обратно в свою косметичку (да, я пользуюсь косметикой и гримом, когда выхожу на сцену). Стресс от выступления, перепалка и драка, гремучая смесь из марихуаны и виски быстро взяли меня в оборот - я завалился на раскладную кровать и расслабился чувствуя, как тяжелеет моё тело. "Хорошо.. Даже губа и подбородок почти не болят..только..синяк будет.. Ронни...урод моральный..." Прикрыв глаза, я постепенно погружался в дрему, даже не подозревая о том, что Ронни сейчас вскрывают глотку от уха до уха моим же карманным ножом.

Отредактировано Christopher T. Hall (2021-05-13 10:22:03)

+2

3

Говард пристально смотрит через односторонне стекло на сидящего в допросной человека за столом, в то время как стоящий рядом офицер Хигс разливается соловьем:
-  Мы сработали оперативно и быстро, не придраться. Ребята из охраны, конечно тоже помогли. Сразу же оцепили место преступления, сдерживая зевак. Стюарта нашли две девицы, что притащились ночью к нему просить автограф, - судя по голосу Хигса, в то, что девицы пришли просить именно автограф, он не верит. - Мы пробили пальчики на ноже, который валялся рядом с трупом, и вуаля, всплыли эти, - кивок за стекло, - задержали его как только нашли совпадение в базе, взяли тепленьким утром, только проспался. Никуда идти с нами он, разумеется, не хотел, еле вытолкали из трейлера. Здоровенный ублюдок.
Хигс непроизвольно трогает свежую ссадину на скуле и под конец тон его речи заметно тяжелеет после не самых приятных воспоминаний.
Говард кивает, он уже ознакомился с материалами дела, что держит сейчас в свое руке. Результаты некоторых анализов еще не готовы как и полноценное заключение суд-мед эксперта, но того, что уже есть и без того с лихвой хватает на то, чтобы задержать Кристофера Т. Холла, уроженца штата Калифорния. Поспешность действий полиции объясняется еще и тем, что  убийство произошло в первый день крупного рок-фестиваля, а администрации города ой как не хочется что-либо отменять, ей выгодно просто всех успокоить .
- Тут все просто как дважды-два, - продолжает Хигс, - эти двое как раз поссорились и подрались накануне. У нас полно свидетелей, и многие говорят о звучавших угрозах. Мотив есть, орудие убийства тоже и даже подозреваемый пойман.
Теперь в его голосе сквозит осуждение и недоумение ребенка, у которого из под носа уводят конфету, подразнив перед этим ярким фантиком и сладкой начинкой. Офицер Хигс искренне не понимает, почему ФБР неожиданно вмешивается. Незамысловатый вывод тут очевиден: федералы просто пытаются присудить такой легкий трофей себе, подтянуть  собственную статистику раскрываемости.  
-  Я не забираю дело, - Говард словно отвечает вслух на не озвученные обвинения и, наконец-то отрывая взгляд от стекла, переводит его на офицера  Хигса.
Судя по тому, как моментально разглаживается у того круглощекое лицо, предположения Говарда не лишены смысла.
- Не забираете?
- Нет, но Рон Стюарт проходил по одному из дел Бюро, так что назовем это межведомственным сотрудничеством.
Если точнее, то убитый Рон Стюарт был информатором ФБР, но об этом Говард, разумеется, не собирается никому здесь говорить. По крайней мере пока. И хотя новость о том, что дело остается у них, заметно расслабляет офицера Хигса, он не в силах до конца скрыть свое недовольство чужим вмешательством. Но кому-то придется потерпеть.
- С ним уже беседовали?
- Да, детектив Родригес, но потом его вызвали вместе с капитаном.
Говард опять коротко кивает. Его собственное начальство сейчас тоже с ними на ковре, потому что госпожа мэр не любит терять время, а над фестивалем сгустились тучи, которые необходимо срочно развеять.  Все это значит только одно - лишнее давление, а с ним внимание прессы и общественности.  Кто бы мог подумать, что смерть Рона Стюарта вызовет такой ажиотаж. Он всю жизнь был мелкой сошкой, путался не с теми людьми, сидел за распространение и не желал учиться на своих ошибках. Смерть от передозировки или пуля во время перестрелки с полицией или конкурентами подходили ему больше.
Перед тем как зайти в допросную Говард просит найти ему аспирин и бутылку воды. Офицер Хигс расторопно все выполняет, но о том, для кого все это было нужно, догадывается только в тот момент, когда Говард ставит воду и кладет пачку аспирина перед Кристофером  Холлом. Со стороны Говарда это не проявление сострадания или попытка установить контакт. Все гораздо проще, ему нужно, чтобы сидящий напротив него человек был в состоянии отвечать на вопросы, а не мучился похмельем и головной болью. А Кристофер Холл выглядит как тот, кто как раз сейчас всем этим мучается. А еще - он выглядит способным на убийство, в котором его подозревают. Говард не берется утверждать о моральной стороне вопроса, но вот с физической точки зрения  тот с легкостью мог бы перерезать горло противнику. Об этом косвенно говорит и тот факт, что у парня есть несколько приводов за драки в прошлом. Впрочем, его "послужной" список достаточно скромен для человека с подобной вызывающей внешностью: максимум в нем - это единственный случай вождения в нетрезвом виде.
- Специальный агент Говард Рорк, - Говард представляется и дает время рассмотреть свое удостоверение.
Он кладет папку с материалами рядом с собой на стол и выуживает оттуда две цветные фотографии, что заранее положил сверху. Говард выкладывает снимки прямо перед Кристофером, чтобы тот мог рассмотреть все в мельчайших подробностях.
А посмотреть там действительно есть на что. На одном фото окровавленный нож, на другом - не менее окровавленный труп. Шея Рона Стюарта просто залита кровью. Рон, видимо, пытался зажать перед смертью порез рукой, потому что правая его ладонь тоже в крови.
- Версию полиции я уже знаю, - Говард кивком указывает на папку на столе. - Теперь мне хочется услышать твою.

+2

4

[AVA]https://d.radikal.ru/d29/2105/ab/840a008d9619.jpg[/AVA]

Утро началось очень плохо.  Вместо того, чтоб встать и просто блевануть в раковину от изобилия выпитого, я проснулся от того, что меня будят какие-то незнакомые люди в форме. В полицейскойкой форме. Уже тогда я стлал ненавидеть Ронни. Вот ублюдок, так все переиграл, будто я насильник! Я был зол с самого момента пробуждения - брыкался, отталкивал незнакомых мне людей, размахивал руками, отдавая оплеухи налево и на право. И хорошо, что мне не пустили пулю в лоб. Вчерашняя травка и остатки алкоголя в крови давали о себе знать - я бушевал и защищался, роняя при этом проклятия. "Вы, блядь, издеваетесь надо мной, да? Ничего такого не было! Он согласился сам! Вы не имеете права! И ничего не докажете!" Ронни, скотина, все же подставил меня. Я защищался до последнего, словно морской котик, дрыгающий ластами перед пастью касатки. Её челюсти сомкнуться надо мной? Так и есть. Сомкнулись. Меня ударяют чем то тяжелым по голове, и я падаю, теряя себя. Все ещё не понимаю, что происходит. Наручники, машина, куча людей. Ад Данте с его девятью кругами наяву. Но я точно проиграл не смотря на то, что все ещё пытался оказывать сопротивление, тихо матерясь.
Я прихожу в себя в наручниках, уже в участке. За мой жаркий норов меня грозятся ударить шокером, но я все ещё продолжаю кричать о том, что это не я. Это было обоюдно! Наверное, я сильно кричал. Потому, что меня все же любезно рубанули, ткнув эелектрошокером под ребра. Не помню, как потерял сознание вновь. Наверно, я из одних самых ярких персонажей этой сцены, раз мне уделяют столько внимания. Копам точно теперь есть о чем посудачить за чашкой кофе с желейным пончиком. Слишком буйный клиент, но они на каждого могут найти управу.
Это было паршиво. Камера предварительного заключения, где я часа пол провалялся, словно овощ, пока не начал мычать и подавать хоть какие-то признаки жизни, решетки камеры, потом куда-то встать и идти, я не понимал практически ничего - голова совершенно не соображала. Действия подобные экзекуции. Это так работают правоохранительные органы? Ну и на том спасибо - завели в допросную комнату и наручниками к столу приковали хоть только правой рукой. Уверен - смей я дернуться, мне опять бы прописали по первое число, да ещё бы и пару ребер дубинками сломали. Если ещё не сломали. К слову сказать, помимо головы у меня ещё и жутко болели бока, но дышать я мог, а значит и надеялся на лучшее. На самом деле я сам виноват - надо было поумерить свой пыл, но это так не в моем стиле. Так что со мной ещё обошлись почти как с принцессой. "Мрази.." Им же на пользу, что я в таком состоянии нестояния, да ещё и похмельем вперемешку с головной болью мучаюсь.                                         
А потом все пошло, как по накатанной схеме - мазки слюны, моя кровь для анализа, беседа с детективом. К тому времени я уже успокоился и просто принял ситуацию, осознавая, в какой я заднице, когда мне рассказали, в чем именно меня обвиняют. Значит, Ронни не подставил меня, его просто грохнули. Моим ножом. Я прекрасно понимал, что все складывается как нельзя хуже для меня, но вся соль в том, что я был невиновен. Я был уверен в этом. Ну не встал же я ночью лунатиком и не пошел убивать треклятого Стюарта! Юлить не имело смысла. Я рассказал все, как есть - что занимался оральным сексом с двоюродным племянником Ронни, собственно, из-за чего и начался весь конфликт, что спровоцировал оскорблениями мужчину на драку, но желал смерти ему только в порыве ярости из-за наших былых стычек. Что потом просто пошел в трейлер, чтоб выпить и употребить дурь (они все равно все перероют и обнаружат). Потом вырубился до утра, а нож либо просто потерял, либо у меня его вытащили намеренно. Меня подставили. Почти полтора часа допроса, бессмысленных вопросов и даже угроз, но мне никто не верил ни на йоту. Более того, один из допрашивающих назвал меня больным извращенцем. Ну конечно, кто поверит в адекватность парня, который рисует себе брови, красит глаза и губы и поет со сцены песенки о том, как его привлекает некрофилия? Я очень не нравился копам. А они не нравились мне.
В какой-то момент по неизвестной для меня причине допрос был прерван, и меня оставили в гордом одиночестве почти на сорок минут. Я мучился от дикой жажды и дурных мыслей в тот момент, когда в допросную снова зашли. На этот раз кто-то другой. Передо мной на столе появляется бутылка воды и пачка аспирина. Оторвав ладонь от лица, я сначала рассматриваю блестящий блистер с таблетками, а после поднимаю отстраненный и немного мрачный взгляд на мужчину. Ну вот, ещё один пришел, чтоб долбить мне мозг своими тупыми вопросами. Я ведь все уже рассказал! "Почему просто нельзя оставить меня в покое?" Рассыпаться в благодарностях за "заботу" я не намерен, поэтому просто дрожащей свободной рукой неуклюже выковыриваю две таблетки из пачки, отправляю в рот, раскусывая, свинчиваю крышку и жадно опустошаю всю пол-литровую бутылку воды несколькими большими глотками. Могли бы и раньше принести - это было бы по-человечески.
- Специальный агент Говард Рорк. - мужчина представляется, а я несколько секунд пристально рассматриваю его документ. Федерал? Здесь? Из-за смерти какого-то шелудивого Ронни Стюарта? Я что, самый рыжий, что они на меня всех псов спустили? "Проклятье!" Значит, все намного хуже, чем я думаю. Меня просто хотят утопить. Я поднимаю испепеляющий взгляд на незнакомца, сжимая губы в тонкую линию. Новый приступ злости заставляет скрипнуть зубами и сжать кулак, приподнять правую руку, натягивая до упора цепь наручников. Железный браслет впивается в кожу до боли, и только это помогает мне не закипеть снова и не нажить себе ещё больших неприятностей. Шумно выдыхаю сквозь нос и беру себя в руки, разжимая кулак и кладя плененную руку обратно на стол, хриплым голосом задавая вопрос:
- И что тут федерал забыл? - кажется, мужчина решил проигнорировал мой вопрос. Что же, хорошее начало веселой беседы. Он выкладывает передо мной два снимка, и я опускаю взгляд вниз. На одном из них действительно нож, принадлежащий мне, весь в крови. Мне его наш ритм-гитарист подарил на мой День рождения. Кто же знал, что такой простой безделушке будет отведена такая ужасная роль? "Лучше бы подарил мне плюшевого единорога." Перевожу взгляд на второй снимок и с моих губ срывается нервный смешок. Пару раз хохотнув, я улыбаюсь и закрываю глаза, устало потирая двумя пальцами переносицу.
- Бля, Ронни... Я же говорил, что ты сдохнешь... - улыбка постепенно сползла с моего лица. Несколько раз моргнув, я пальцами подтянул снимок поближе, склоняясь над ним, чтоб рассмотреть все повнимательнее. То, что я увидел, не шокировало меня. Я слишком долго проработал на скотобойне обвальщиком мяса, чтоб меня испугал какой-то труп. Я даже помогал забивать скот, так что привык к виду крови и мертвой плоти. Птицы - мясо, животные - мясо, да и мертвые люди, по сути своей - тоже мясо. Просто Ронни выглядел не слишком эстетично, и это вызывало лишь легкое отвращение. Меня даже не начало мутить. Я какое то время разглядывал фото, цепляясь взглдом за детали - позу тела, окровавленную руку, открытые глаза, затянутые белесой поволокой, посиневшие губы.
- М-да... Значит, мучился перед смертью и подох не сразу... Бедолага. Зарезали, как паршивую свинью. Только это так не делается. Не гуманно. Нечего возводить предсмертные страдания и конвульсии в какой то извращенный культ. - откинувшись на спинку стула, я отодвинул от себя фотографию и поднял взгляд на федерального агента. Значит, он хочет знать мою версию этого трагического происшествия? Но я ведь все уже рассказал тем парням, и не один раз! Как будто, если я расскажу все снова, то агент Рорк тут же поверит мне на слово и спокойно отпустит восвояси. Да как бы не так! Однако, придется повторить все снова. Как же меня начинает бесить эта заезженная пластинка! Я постукиваю пальцами по поверхности стола, рассматривая мужчину напротив, оттягиваю момент неприятного разговора, но имеет ли смысл? Тихо прочищаю горло и киваю в сторону одностороннего стекла, через которое за нами с агентом наверняка наблюдает не одна пара глаз.
- Эти парни думают, что я на столько обдолбался, что не помню, как совершил убийство. Не помню, как нашел Ронни, как прирезал его, и как вернулся обратно в свой трейлер. Вы тоже так считаете, агент Рорк? - я повел бровями и усмехнулся, чуть морща нос, взглянул на столешницу, выводя на ней незамысловатые узоры указательным пальцем свободной руки. - Думаете, я не знаю, что они говорят? Больной на голову ублюдок, извращенец, моральный урод, сатанист, чертов алкоголик и наркоман. У них все очень просто складывается - раз я такой, то значит точно пошел и грохнул такого же ублюдка. Только хрен они на меня это повесят. Я не виновен. Это подстава чистой воды. Может, я моральный урод, алкоголик и наркоман, но я не убийца. - невиновен. Я говорил это вслух, но говорил больше для себя. "Невиновен" - твердил я и старался уверить себя в том, что если я это знаю, то и другие тоже узнают. Ну должна же быть хоть какая-то справедливость в этом мире? Настоящего убийцу должны найти и посадить, а меня отпустить. Я не хочу мотать срок за то, чего не совершал.
- Я им уже все рассказал, агент. Повторю и для Вас - после концерта я на стоянке трахнул пацана в рот, с его согласия, прошу заметить. Он оказался двоюродным племянником Стюарта, а поздно вечером изрядно выпивший Ронни пришел ко мне "выяснять отношения". Грозился перевернуть всю ситуацию так, чтоб это выглядело, как изнасилование. Грозился закрыть меня, но меня его угрозы только смешили и бесили. Если бы я насильно заставил мальчишку отсасывать, на нем бы остались следы. Видимые следы. Поэтому угрозы Рона - простое сотрясение воздуха. Он меня выбесил. Всегда бесил и мне просто захотелось ему вмазать. Он, когда пьян, совершенно неуравновешенным становится, по этому дело было за малым - надавить на больное место и припомнить его срок за решеткой. Ронни, знаете ли, ярый гомофоб. Всего пара щекотливых реплик и он сам набросился на меня. - выдохнув, я покачал головой и потер тыльной стороной руки свои пересохшие губы. От этих разговоров снова начинало сильно хотеться пить, и я взял в руку пустую бутылку из под воды, вертя её. -Те слова, что я кричал во время драки... Это было сказано в сердцах, на эмоциях. Ронни, конечно, был ещё тем конченным ублюдком, но такого не заслуживает. В конце концов, он был одним из нас - музыкантом. Не постесняюсь сказать, довольно талантливым музыкантом, который просто выбрал не ту группу и не тот стиль жизнь. Мне жаль его. - оставив бутылку в сторону, я снова посмотрел на фотографию тела Стюарта и слегка покачал головой. Я бы никому не пожелал такого вот конца. Насильственной смерти не заслуживает ни один человек, каким бы дерьмом он не был.
- После того, как нас разняли, парни пошли успокоить свои нервишки с раскрепощенными нимфами, а я остался один в трейлере. Догнался бутылкой виски и травой, а потом лег спать. Остальное вы знаете сами, агент Рорк. Как же мой нож оказался на месте преступления? Вот честно - не знаю. Я его или потерял, или его вытащили у меня намеренно. Может, кто-то специально хочет меня подставить, хотя я даже и не представляю, кому мог на столько подгадить, чтоб меня захотели упечь за решетку. Либо же... кто-то просто удачно воспользовался сложившейся ситуацией. Ронни не был прилежным мальчиком и, учитывая его прошлое, запросто мог перейти кому-то дорогу.

Отредактировано Christopher T. Hall (2021-05-28 06:37:26)

+2

5

Рука Кристофера непроизвольно дергается, а Говард просто наблюдает за ним в ответ, хоть внутренне он собран и готов действовать, если вдруг Кристофер поведет себя не слишком разумно.
Он привык к разным реакциям людей на свое удостоверение и место работы. Это всегда зависит от обстоятельств, и Говард повидал всякое. Горе, злость,  недоумение, обреченность, растерянность, презрение, страх, неприкрытая ненависть и даже подогретый сериалами и фильмами нездоровый интерес. Но тяжелее всего видеть отчаянную надежду, что зажигается в чужих глазах, стоит только произнести вслух магическую аббревиатуру. Как-будто только один его значок и должность могут тут же найти убийцу, вернуть пропавшего члена семьи, наказать виновных, решить все проблемы простым щелчком пальцев. Потому что он-то прекрасно знает, что это не всегда так, причем по обоим  пунктами: ни по итоговому результату, ни по скорости исполнения. Бюро - неповоротливая государственная рептилия, агенты - всего лишь люди, пусть и прошедшие тщательный отбор, а их противники очень часто не такие тупые торчки, как это принято изображать в кино.
Сейчас же ему нужно понять, кто сидит перед ним: жертва или все же глупый преступник, что так бездарно подставился. По факту вариантов не так много, но ошибка будет стоить дорого. И пока оба вполне равносильны. Несмотря на обилие улик, у них еще нет прямых доказательств позволяющих полностью исключить один из них.
Говард игнорирует вполне закономерный вопрос, о том, что именно ФБР тут забыло, давая Кристоферу возможность выговориться. И тот действительно говорит. Много, подробно, эмоционально. Он не прячется за маской отстраненного равнодушия и (а вот это уже удивляет) не пользуется правом не отвечать на вопросы. Как и не требует себе адвоката. Он не сильно напуган, скорее растерян  и вполне себе хорошо держится для ситуации, в которой оказался.
Не слишком ли хорошо?
Может быть глупый преступник, протрезвев, взялся за ум и теперь расчетливо пытается замаскироваться под жертву? Если это так, то ему очко за выдержку и упрямство, с такими-то херовыми картами на руках. Улик против Кристофера так много, что полиция без проблем выбьет любой ордер, который потребуется. А все, что он сейчас скажет может на самом деле быть использовано против него. Но когда уже и так нечего терять, не будешь ли ты хвататься за любой шанс лишь бы сбить других столку? Своей готовностью сотрудничать, мнимым желанием помочь, попыткой преподнести неприглядную правду  в наилучшем свете и продавить выгодную для себя точку зрения. Хорошая мина при плохой игре тоже вариант.
- Интересно, что ты так подчеркиваешь факт добровольного согласия. Уже обжигался?
Ничего похожего в записях полиции нет, и по крайней мере на этом этапе Говарду совершенно плевать как там было у этих двоих на самом деле, его интересует в первую очередь убийство, но его задача расшатать моральное состояние Кристофера. Вынудить того делать ошибки и путаться. Постараться найти, на что можно давить. И узнать больше.
- Скажу честно, это не самая твоя большая проблема прямо сейчас. Но, - Говард на секунду сверяется с записями, - с Доном Фостером, разумеется, побеседуют.
Это еще одна попытка на удачу выбить почву из под ног Кристофера. Говард склонен верить, что хотя бы эта часть истории была именно такой, как ему рассказывают, слишком уж уверенно Кристофер на этом настаивает. Нужно иметь полностью отбитый мозг, чтобы думать, что в данном случае обман прокатит и не будет раскрыт. А вот дать гарантии, что Дон Фостер не пересмотрит свое отношение к сексу с вероятным убийцей родственника никто не может. И возможно перспектива того, что тучи могут сгуститься еще больше, чем уже есть, заставит Кристофера нервничать.
- Сколько ты выпил? Скурил? Другие наркотики? Результаты скоро будут, я лишь пытаюсь немного выиграть время.
А заодно проверить твою честность, Кристофер. 
Время действительно как и всегда работает против. Говарду очень не хочется, чтобы в их беседу вмешался невовремя вернувшийся детектив Родригес. По правде говоря, на его отсутствие и был расчет, потому что в отличие от потащившего с собой на бессмысленную встречу своего подчиненного капитана, начальство Говарда посчитало подобные действия нецелесообразными. "Гораздо целесообразнее, Говард, не тратить время" было сказано вслух, а "и начать работать пока дают" осталось за кадром, но было отлично понятно без слов. Говарда никогда не надо было просить дважды, чтобы куда-то сорваться. Особенно после того, как это сорваться в большинстве своем стало ограничиваться в лучшем случае пределами штата.
- Давай пока предположим, что кто-то хотел подставить тебя. Был ли там кто-то, кто имел на тебя зуб? Твое ближайшее окружение? Кто-то другой из участников фестиваля, кто мог бы увидеть вашу ссору? Творческие люди, подогретые алкоголем и наркотиками, могут быть весьма и весьма экспрессивными, - иронично, потому что Кристофер, разумеется, тоже попадает под это определение. - Обиженные фанаты и фанатки?
Но сказать по правде, Говард сам не сильно верит в то, что убийство это личная месть Кристоферу. Убить кого-то постороннего, просто чтобы отомстить, хорошо подходит в качестве сюжета третьесортного детектива, но не реальной жизни. По крайней мере, если убийца нормален. И хотя Говард не подает виду, но Кристофер сам озвучивает то, о чем Говард не переставал думать с того момента, как узнал о том, что Рон Стюарт был убит. И если бы это не случилось на рок-фестивале от ножа другого музыканта, криминальное прошлое и настоящее Ронни было бы самой очевидной причиной его смерти. Закономерным итогом его далеко не законопослушной жизнедеятельности. И стукачества.

+1

6

[AVA]https://d.radikal.ru/d29/2105/ab/840a008d9619.jpg[/AVA]

Он меня раздражал.  Я понимаю, что он делал свою работу и действовал по протоколу, но это было дико мерзко. Как только он мне задал вопрос о том, обжигался ли я с сексуальным насилием, я резко дернул правую руку и железный браслет снова впился мне в запястье. Я смотрел на него с неподдельной яростью. Это бесило меня.
-Агент Рорк. Знаете, что меня больше всего бесит в Вашей практике? То, с чем Вы сталкиваетесь? Это жестокое обращение с животными, насилие над детьми и преступления сексуального характера. - это было мне не на руку, но я злился. Я насильник? Нет, они не повесят на меня ещё и это. Это не мои принципы. Выдохнув, я опустил голову и провел рукой по лицу. Мне было жарко. Мне было не хорошо. Возвав к собственному разуму, я покачал головой и захотел попросить его только об одном. Попросил.
-Говард. - я позволил себе обратиться по имени, -Не говорите его семье, чем он со мной занялся. Я понимаю. Скорее всего Вы натурал и осуждаете нас. Но это личный выбор каждого. Ему всего двадцать лет. Он разберется ещё, что ему нравится. Я просто не хочу.... Не хочу, чтоб с ним поступили так же, как со мной. - плечо нервно дергается. Я не должен был. Но это волнует меня. Отец выбил мне зуб, когда узнал, что меня привлекают и парни. Я не хотел, чтоб мальчик перенес это тоже. Родители бывают жестокими и недальновидными. Но сейчас другая проблема - убийство. И все же я переживал за Дона. Вот как его зовут. "Держись, Дон." В общем я выпил около полтора литра виски
- Много, офицер. Я думаю, где то полтора в одно горло. Я не ел с утра, по этому меня так и развезло. Агент Рорк, я не убивал. У меня есть ценности. И человеческая жизнь  тоже входит в эти ценности. Ронни гад, но я же уже говорил.. Он не заслужил такой расправы... -  знаю, что он не верит. Это его работа. Я отвечаю только на вопросы. - Скурил.. Три тяги, на сколько я помню. Другого я ничего не употребляю. Это не моё, к сожалению или к счастью. И то, что я все ещё ругаю себя за то, что делаю - это нормально. Парни из моей группы тоже не должны знать. Вы можете надо мной посмеяться, но я все же в каком то смысле поэт. Я сам пишу слова для наших песен, и наркотический дурман не способствует тому, чтобы мозг работал адекватно. По молодости я баловался кокаином, но это не принесло ничего кроме мимолетного счастья и ломки.  Я смог с этим совладать. Что на счет марихуаны. Рорк, я не святой. Иногда мне это необходимо, но я готов получить срок за употребление дури, но не за убийство.  Я знаю, как я выгляжу. Знаю, что они думает обо мне. Но не знаю, что думаете Вы. Это странно. - я поднял взгляд на мужчину и тихо выдохнул. Не самый лучший момент, чтоб начать разбор полетов. Я думаю о том, кому я насолил. Это список минимум в двадцать имен, но я не рискну назвать и одного, веря, что за паршивый характер не убивают.
- Я насолил многим людям. Увел девушек, подрался и все такое. Но это не повод меня засадить. Вы правы - под алкоголем творческие люди весьма эксцентричны. Но я не хочу называть ни одного имени. Нечего их впутывать. Это не они. Никто не мог меня  так подставить, как Рон своей смертью. Может, они и мудаки, но не убийцы. Испорченная гитара, пурген в кофе, но не убийство. - тихо хмыкнул и снова посмотрел на фото. И задумался.
-Офицер...А он ведь левша... У меня был такой помощник. Посмотрите. - я указал на фото и дрогнул, Как вы пишете запятую? Он прорезал горло и мягко скользнул по плоти. Как запятая. Он боялся. По этому Ронни мучился.

Отредактировано Christopher T. Hall (2021-05-28 15:04:51)

+1

7

Кристофер опять дергается. С тем лишь отличием, что место недоумения занимает возмущение, а вот искренняя ярость остается прежней. И Говард видит, что попал, что предположил правильно. Даже подозрение в убийстве не вызывает в Кристофере столь бурного негодования. Вот он - пресловутый рычаг давления, по крайней мерее один из, тот, на который можно нажать, чтобы вывести из равновесия. Осталось только решить, как и когда применить его правильно.
Говард не чувствует никакого затаенного профессионального удовлетворения, от того, что угадал. Он просто отстраненно ставит галочку в мысленном списке в своей голове. Его собственные личные эмоции к делу не относятся, они только мешают. Он оставил их еще там, за дверью в эту комнату, потому что тут они ничем ему не помогут. Для многих это может показаться циничным, но сидящий перед ним человек - это просто работа, без знака плюс или минус, одна из частей нового преступления, которое надо раскрыть. Говард старается не вешать ярлыков и не прикреплять к ним своего отношения, максимально абстрагироваться. Эта  задача вполне выполнима на какое-то время. Он прекрасно видит, насколько Кристоферу все это не приятно и задевает за живое, но Говард не испытывает от того, что делает, неловкость, как, впрочем, и удовольствие.
- Моей, как ты выразился, натуральности нет никакого дела до того, чем занимаются люди, достигшие возраста согласия, по обоюдному желанию. А вот когда это не так, то мне есть дело, но только натуральность тут совершенно ни при чем. Я здесь не чтобы давать оценку твоим сексуальным предпочтениям, Кристофер, мне нужно узнать, кто убил человека. И посадить его.
Даже если убитый был не самым законопослушным гражданином Америки. Закон есть закон, и хоть что-то в этом медленно летящем с катушек мире должно быть незыблемо.
Пока Кристофер упрямится дальше в пусть и похвальном, но абсолютно бессмысленном сейчас благородстве, Говард думает о том, что три тяги и полтора литра виски недостаточны, чтобы невменяемо опьянеть настолько, чтобы кого-то убить, а потом напрочь и искренне не помнить об этом. Конечно, реакция может быть разной, но это скорее просто свалит с ног, чем разовьет бурную агрессивную деятельность. Тем более, если Кристофер был в трейлере один и его никто не провоцировал.
- Агент, - поправляет Говард машинально, но его внимание всецело поглощено предположением Кристофера.
Он забирает фотографию трупа себе и пытается разглядеть на ней то, о чем ему говорят. Наблюдение совсем не лишено смысла, хотя из-за крови и по одному только фото сложно сказать. Но скорее всего Кристофер прав, удар выглядит как нанесенный левшой. И это надо будет проверить с судмедэкспертами. Но вслух Говард говорит совсем иное. Он подается вперед и медленно произносит, глядя в упор:
- А может быть кто-то обладает соответствующими знаниями и просто хочет, чтобы так подумали?
Он хорошо понимает, как должно быть выглядит сейчас со стороны: непробиваемым федералом, которому уже полчаса толкуют  одно, а он слышит только то, что хочет услышать. Как и полицейские до него. Но Говарду нужно просто показать, как любой факт при желании пока может быть использован против Кристофера. Ему не нужно, чтобы тот  расслаблялся. Ему необходимо, чтобы он выдавал информацию.
- Когда ты в последний раз точно видел свой нож, можешь сказать? Ты всегда носишь его с собой?
Говард передает Кристоферу листок бумаги и простую шариковую ручку.
- Напиши здесь всех, кто был во время вашей ссоры. С обеих сторон, - подчеркивает он с нажимом, - и с пометками, кто такие. Если не помнишь, кто это, указывай все равно, даже хотя бы приметы и предположение, кто это по твоему мнению может быть.
Нужно обязательно узнать, что именно успел рассказать полицейским пресловутый Дон Фостер. То, что с ним уже поговорили или прямо сейчас говорят, не оставляет сомнений. Он один из ключевых свидетелей и невольная причина ссоры, и если детектив Родригес решил как-то иначе, то это было бы удивительно и весьма непрофессионально.
- Твоя одежда, - неожиданно говорит Говард, отвлекая Кристофера от составления списка. - Это вчерашняя? Я слышал, тебя взяли прямо с постели.
И если про "выпил-сразу-же-отрубился" правда, то у аналитиков прибавится работы прямо сейчас.

+1

8

[AVA]https://d.radikal.ru/d29/2105/ab/840a008d9619.jpg[/AVA]

А до этого парня не так уж и легко достучаться. Иногда мне кажется, что он просто непробиваемый и не видит ничего дальше собственного носа, как и те парни, что допрашивали меня некоторое время назад. А я надеялся, что агенты ФБР не обременены предрассудками по поводу внешности и стиля жизни. Мужчина опять поднимает тему сексуального насилия, но в этот раз я реагирую менее бурно - морщу нос и тихо хмыкаю, постукивая пальцами по поверхности стола. Прекрасно понимаю, что его сейчас больше волнует убийство, нежели факт изнасилования, но меня все равно это раздражает. Раздражает, что они даже думать смеют о том, что я мог принудить мальчика сделать это против собственной воли. Да, мне нравится грубый и страстный секс, ролевые игры, изощренные ласки и даже оскорбления, я грязный и раскованный человек, но мои партнеры всегда хотят этого сами. Соитие, а тем более между представителями одного пола - очень деликатная тема для меня, оно должно приносить удовольствие обоим и не терпит никакого принуждения. Насилие же - игра в одни ворота, что просто неприемлемо. Агенту Рорку не имеет смысла объяснять мои взгляды на этот столь щекотливый вопрос, но я все равно повторяю, уже более спокойно:
- Не заставлял я его. Заставлял бы, то на парнишке остались бы следы - синяки от разжатой челюсти, отметины на лице и голове, хоть какие нибудь следы борьбы.. А я был с ним максимально мягок. Тут даже не к чему докопаться. - закончил я и потер двумя пальцами переносицу, зажмуриваясь на несколько мгновений. Выговорился и даже как то сразу стало легче. Только вот расслабляться ещё очень рано, необходимо было вернуться к убийству, которое так старательно на меня вешали.
"Все, что Вы скажете, может быть использовано против Вас." Я указал агенту на возможную улику, а он тут же вывернул все наизнанку. Мужчина чуть подается вперед и смотрит на меня в упор, а я смотрю в ответ не мигая, чувствуя, как волосы на затылке встают дыбом, но не от страха. У этих ребят что, хобби такое - выводить меня из себя? Я прекрасно понимаю, к чему он клонит и что пытается давить на меня, но в этот раз точка кипения не доходит до максимума и я не срываюсь. О нет, дружище, тебе не удастся запугать меня. Я усмехаюсь в ответ на выпад агента. Ну конечно же, обвальщик мяса - одна из моих профессий. Мне ли не знать, как правильно пользоваться ножом, которым я, словно скальпелем, могу снять плоть с костей? Мне ли не знать, как правильно резать и зарезать? И все это я умею выполнять предельно точно и быстро. Как говориться, талант не пропьешь. У меня очень хорошие рекомендации и отзывы с прошлых мест работы. Выносливый, сильный, не испытывающий дискомфорт при виде крови и запахе плоти - идеальная машина для разделки туш. К тому же, я никогда не скрывал, чем именно зарабатываю на жизнь, так что добрая половина фестиваля знает, кто я и что я. Я тоже подаюсь чуть вперед и улыбаюсь. Выглядит это так, будто мы с агентом Рорком просто перешептываемся и задумали что-то неладное.
- Это все потому, что я мясник? Не на того напали. Сначала докажите. - улыбка сползает с губ и я снова откидываюсь на спинку стула, опуская до этого напряженные плечи. У Вас не вышло, агент Рорк, выбить почву у меня из под ног. Если я обладаю нужными знаниями, то это ещё не значит, что я прирезал Ронни. И я намерен отстаивать свою правоту до победного конца.
- Да, этот нож я всегда ношу с собой. Подарок от близкого друга, так что он ценен для меня, как память. Он точно был со мной до того, как началась перепалка - я делал сандвичи с арахисовым маслом и желе. Люблю алкоголь заедать сладким. - я больше не намеревался болтать лишнего или на что-то ещё указывать агенту. Если сначала он мне показался умным малым, то сейчас начинал больше напоминать тех копов, что проводили допрос и позволили себе оскорбить меня. Я не знал, могу ли я ему доверять. Но в одном с Говардом мы сходились точно - нужно узнать, кто убил Рона. И засадить этого гада за решетку.
Я стараюсь точно следовать указаниям агента, хотя и не люблю, когда мне приказывают. Подтягиваю к себе листок бумаги и беру в правую руку шариковую ручку. Писать прикованной рукой не очень удобное, по этому дело продвигается не быстро, буквы выходят немного кривыми и мелкими. Да, я никогда не славился красивым почерком, а тут дела обстоят ещё хуже, но я продолжаю писать. Указываю имена всех членов нашей группы: Теодор - ритм-гитара, Джастин - соло-гитара, Райан - бас-гитара, Винни - ударные, Джошуа - фортепиано. Перечисляю и тех парней, что были со стороны Ронни - он сам, несколько парней из его группы, я не всех знаю по именам, но знаю, на чем они играют, пара закадычных дружков Рона, Дон и ещё эти двое. Стержень ручки на пару секунд замирает над листком бумаги и я хмурюсь, пытаясь понять, кто они такие. Нет, я точно их вижу в первый раз, по этому так и пишу - Рыжий и Лысый. И ставлю два вопросительных знака напротив. Кто же они? Друзья, фанаты, просто знакомые Ронни, а может такие же бывшие торчки, как и он? От раздумий меня отвлекает неожиданный вопрос Говарда на счет моей одежды. Я поднимаю взгляд на мужчину и положительно киваю, пока ещё не совсем поняв, что именно пришло ему в голову.
- Да, вчерашняя. Я в ней и выступал и потом в ней же уснул... А что?..

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » От улыбки станет всем светлей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно