внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Исповедь незнакомца


Исповедь незнакомца

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

отель Лос-Анджелеса | 15.03.2021 | ночь

Teo J Marino, Rachel J. Nolan


.....................................................................................................................

Отредактировано Teo J Marino (2021-05-13 15:11:05)

+2

2

В жизни каждого человека, есть события, которые невозможно забыть.
Мы помним как впервые влюбились до беспамятства.
Неловкий первый секс, не оправдавший ожиданий, на заднем сидении родительской машины.
Предательство, оставившее в душе вязкую бездну отчаяния.
Первую отнятую жизнь.
Практически все полицейские помнят свой первый выстрел на поражение. Когда стоит жесткий выбор - либо ты, либо преступный оппонент. В уставе прописано как себя нужно вести в случае угрозы жизни. Но, черт, возьми, нигде не пишут что делать потом, после падения бездыханного тела на грязный пол. Что нужно чувствовать и как ночью заснуть не представляя мертвое лицо. Не чувствовать себя виноватой. Все последующие мертвецы могут оставаться noname в нашей памяти, ведь никто не ведет им учет. Но тот первый навсегда будет иметь собственное имя и дату, вырезанные по внутренней стороне черепной коробке словно на надгробной плите. И лишь он останется олицетворением всего, что ты делаешь.
Тринадцатое марта две тысячи двадцать первого.
Николас Фоссет.
Ему навсегда останется семнадцать.
Выстрел в сердце из пистолета Sig Souer P226, пуля девятого калибра.
Офицер, спустивший курок - Рейчел Нолан.
Место происшествия - старшая школа Сакраменто.
- Вы не убьете меня, - спокойно произносит подросток, глядя мне в глаза и производит выстрел в мою сторону дважды. Одновременно со вторым я спускаю пулю как цепного пса. Школьник подает замертво. В ушах стоит гул, перед глазами словно все в тумане. Я подбегаю к телу, пытаюсь прощупать пульс, но его нет. Серая футболка окрасилась красным пятном, которое расползалось, захватывая новую территорию.
- Офицер Нолан! - стою как вкопаная, смотрю на лежащий glock 19, принадлежавший Фоссету и все еще сохранивший его днк, тепло его рук, - Офицер Нолан! - чувствую чью - то ладонь на своем плече и оборачиваюсь на голос Лизы Томпсон.
- Все в порядке, - я убираю пистолет  и киваю головой, будто по большей части пытаюсь убедить в этом саму себя.
Меня ждал отдел внутренних расследований, чтобы выяснить, что же именно произошло. Правноправно ли я произвела выстрел и можно ли было этого избежать. Если честно, то я и сама не могла дать себе на этот вопрос ответ. Либо ты, либо он. Все просто. Осложнялась ситуация лишь тем, что моим первым убийством был ребенок. Пока я не знала как с этим жить.
Чуть позже выяснилось, что подросток был изгоем в школе вместе со своим другом, которого удалось задержать. Николас принимал антидепрессанты, которые усилили в нем чувство ярости и злось. Он и сам был жертвой. Жертвой социума, фармацевтических компаний и одного опрометчивого психотерапевта.

После допроса в департаменте и просмотра моей личной нагрудной камеры меня отправили в отгул. Я обещала по возвращении нанести визит штатному психологу. Но пока оставалась наедине со своими собственными мыслями, которые сводили меня с ума. Оставаться дома было сродни тюрьме, в которую я заключала себя в наказание. Поэтому приняла решение сменить обстановку и совершенно внезапно для самой себя сорвалась в Лос - Анджелесс. В каком - то тумане я покупала билет на самолет и осознала происходящее лишь сойдя с трапа спустя два часа.
Я огляделась по сторонам. Было ощущение, будто вокруг меня жизнь продолжает свой размеренный ход, но сама я стояла на месте.  По пути из аэропорта я точно скурила три сигареты, пока не набрела на Чайна таун. Китайский квартал со всех сторон светился красным, словно бордели в Амстердаме и даже ночью туда сюда ходили китайцы. Ну и хер с ним. Здесь есть бар, а это уже не плохо. Другое дело, что меня плохо понимали и кричали в ухо по - китайски. Я кое как на пальцах и картинках заказала стакан виски со льдом. Осматриваясь по сторонам я практически залпом выпила все содержимое и попросила повторить. Горло обжигало, но в груди появилось приятное тепло. Двадцать пятым кадром я снова вспомнила мертвого школьника и представила его тело, лежащее в морге под белой простыней. С биркой на пальце словно билетом в один конец. Без возможности вернуться или остаться. Его кожа наверняка приняла сине белый оттенок, была на ощупь как холодный пластилин.
Мои размышления прервал китайский бармен, который указывал на терминал и просил оплатить заказ. Блять. Я в суматохе шарила по карманам, а бармен все говорил мне на своем языке, будто если он станет говорить громче и чаще, то я его пойму.
Я пыталась руками показать, что сейчас все улажу, но он уже был недоволен и видимо посчитал, что я могу его кинуть на деньги. Конечно, он же не в курсе, что перед ним сидит полицейский и грустно отмечает свое первое убийство.
Я уже было подумала, что потеряла деньги по пути сюда, но наконец рука нащупала в сумке кошелек. Гора упала с плеч
- Вот твои деньги!, - психанула и небрежно кинула купюры на стойку, - сдачи не нужно - бросила я направившись к выходу. Меня немного вывело из себя пребывание в столь шумном месте. Найти отель - верное решение. Может пребывание в тишине другого города позволит хоть на пару минут расслабиться и забыться. По крайней мере в Лос - Анджелесе пахло свободой.

Сняв номер в отеле среднего класса я швырнула сумку на кровать и вышла на балкон. Десятый этаж. Завораживающий вид на ночной город. Миллионы огней. Казалось, что звездное небо отражается на стенах высоток. Но мне все никак не удавалось раствориться в этой атмосфере. Какая - то тревожность охватила меня с головой и руки потянулись за пачкой сигарет. Пальцы дрожали и зажигалка рухнула вниз вместе с моим самообладанием.
Ненавижу слезы. Это чертова слабость.
Ты, Нолан, не справилась.
Я обессиленно скатилась по стене, которая отделяла мой балкон от соседнего и почти позволила медленно закопать себя заживо своими размышлениями.
А я не хочу осознавать сейчас эту жизнь.

+3

3

Я не знаю в какой именно момент Лос-Анджелес стал моим вторым домом. В какой именно момент своей жизни я стал сбегать в этот душный, пропахший бензином и дешёвым парфюмом город. Всякий раз, когда мне становилось дурно, тоскливо или тревожно, я садился за руль своего мустанга и мчал без оглядки. Я жал на педаль газа, не оборачиваясь назад, не думая о том, что пожалею о своём решении. Я никого не знал в городе ангелов. Не было ни одного человека на его улицах, который бы улыбнулся мне и сказал "эй, а я тебя, кажется видел".
И к лучшему.
Ни одного знакомого. Ни одного человека, который скажет мне "что случилось, друг?". Никто не пристанет ко мне с ненужными вопросами о том, что я не так выгляжу, не так улыбнулся, посмотрел или вообще дышу. Ни у кого в том городе нет желания залезть ко мне в душу и докататься до самого дна в поисках ответа на свои вопросы. Наигранная забота сейчас была нужна мне меньше всего на свете.
И хорошо.
От осознания таких простых вещей мне легче дышать. Мне легче улыбаться новому дню и этому солнцу, которое заливает собой мостовые Лос-Анджелеса. Рёв мотора моего мустанга отражается от зданий и возвращается ко мне вкупе с шумом улиц, с запахом этого чужого города. Но я и не думаю закрывать окна, не думаю закрыться от гула бетонного роя. Так легче. Так проще дышать. Дышать и не слышать собственных мыслей. Ведь, если я даже на одно мгновение останусь наедине с самим собой, то обязательно услышу: "Ты один, Марино, и в мире нет ни одного человека, который сможет тебя понять. Принять тебя таким, какой ты есть". Все мы летим среди звёзд в огромном космосе, а я срываюсь в бездну.
- Добро пожаловать в наш отель "Райский уголок".
В фойе меня встретила девушка чуть за двадцать лет. Смуглая кожа и россыпь веснушек на щеках и носу перекликались с задорной улыбкой, которой она встречала всех гостей этого заведения. Готов поспорить на сотню баксов, что она пользовалась успехом у постояльцев, которые останавливались в этом заведении из-за командировок. Остаётся только догадываться о том, сколько лысеющих мужиков в засаленных пиджаках и испариной на лбу пытались очаровать её.
- Добрый. - Улыбаюсь правым уголком губ, ставя дорожную сумку на пол рядом со стойкой. - Такое уж райское? - Хорошие манеры, лукавый взгляд, чтобы поддержать непринуждённую беседу с девушкой...- Мишель. - Вычитываю на бейдже имя девушки. - Обещаете? - Чуть смеюсь, когда протягиваю деньги за ночь в этом отеле. Одна ночь здесь, чтобы откинуть проблемы, а после сорваться к океану, чтобы "утонуть" в его волнах.
- Да, мистер. У нас отличные матрацы, на которых вы будете спать, словно на облаке. - Тонкие пальцы шустро бегают по клавишам, вбивая мои данные в базу. - А завтраки никого н оставят равнодушным. Какой номер вам бы хотелось снять?
Зелёные кошачьи глаза выпиваются в моё лицо, с интересом высматривая мои эмоции.
- Есть что-то повыше?
- Повыше?
Её бровь изгибается в удивлении. Видимо, моя дежурная улыбка была слишком кривой и неправдоподобной, а глаза и вовсе выдавали всю мою усталость.
- Люблю красивые закаты.
Словно бы в оправдание начинаю говорить первое, что приходит в голову. И это действует. Мишель улыбается мне и опускает голову вниз к монитору и снова тонкие загорелые пальчики затанцевали на чёрной клавиатуре.
- Да, есть несколько номеров на десятом этаже. Вы будете один?
- Да... Один...

Номер встречает меня приятной прохладой и полумраком. Лишь одна полоска золотистого Солнечного света разрезает номер на две части, окрашивая в золотой всю мебель и стены. Я медленно подхожу к окну и, взяв в руки два полотна плотных штор, рывком раздвигаю их в разные стороны. Сейчас мне хочется больше света, больше тепла. И одну сигарету, после которой я провалюсь в сон на этом облачном матраце.
Когда я проснулся, стрелка часов перевалила за полночь. Подниматься было тяжелее обычного: всё тело ныло от того, что я уснул в неудобной позе и до кучи спал в одном положении. Оторвав от подушки небритую щёку я ещё раз осмотрелся по сторонам. Мутная синева уже не так радовала взор. Всё выглядело холодным и бездушным под стать моему настроению. Нащупав рукой очки на прикроватный столике, я нехотя поднялся с кровати и подошёл к окну. Город к этому времени озарился тысячами огней, словно бы передразнивая небо: "смотри, у меня тоже есть звёзды и яркие спутники, которые мчаться по магистралям". В спине где хрустнуло, и я усмехнулся тому, что совсем скоро буду совсем старым. Буду ворчать, как дед, рассказывать про свою молодость, обходя стороной свою теневую жизнь. Впрочем, как всегда.
Дверь на балкон была открыта, поэтому я без препятствий вышел на балкон, держа в руке мятую пачку сигарет. Спросонья было не так то просто выудить оттуда сигарету. Картина довольно смешная и нелепая, где один помятый, как лист бумаги, мужчина старается вытащить сигарету из пачки, хмурит брови и чуть психует, пока под его ногами кипит жизнь многомиллионного города. И во всём этом рое звуков, он вычленяет для себя один, тот что не вписывается в общую картину.
Что за? Пролетает в голове, когда до меня доносится чей-то плач. Верчу головой во все стороны, прислушиваясь к звуку, пока не понимаю, что за стеной на соседнем балконе кто-то тихо всхлипывает. Девушка. Уйти? Дать человеку побыть одному и выпустить эмоции наружу? Ведь я и сам для этого приехал сюда. Ведь мне самому захотелось побыть наедине со своими мыслями и проблемами, чтобы выдохнуть, переждать и начать снова жить. Но от чего-то я стою на месте с этой чёртовой сигаретой в руках и не думаю уходить.
- Говорят, что плакать в городе ангелов непростительно. - Я подхожу ближе к стене и сам не понимая зачем, начинаю говорить со стеной. Ответит? Пошлёт? Сейчас я пойму и приму любой ответ с той стороны. Но вот свой молчаливый уход я бы точно не смог принять. - Не знаю правда это или нет. Или как всегда, люди придумают, что угодно, чтобы им проще жилось. Наверное, ищут оправдание тому, что ни с кем не могут поделиться тем, что у них внутри.
Говорил ли я человеку за стеной или самому себе?

+3


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Исповедь незнакомца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно