внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Shopping is fun


Shopping is fun

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

Дом Габриэля | 21 марта 2021 | Весь день.

Gabriel Gino & Kiara Dantes
https://primamedia.gcdn.co/f/main/1941/1940065.jpg?4315d98c74877fc16b0c618f22d5baf3

Киара не любила шоппинг, но шоппинг на дому, дело другое.

+1

2

Впервые в жизни, Габриэль спал как прирытый. Ни кошмаров, ни беспокойного сна. Вчера Киара удовлетворила его так, что он вырубился моментально, сжимая её в своих объятиях. Он был доволен, она сказала да и в постели, к тому же оказалась дикой и разнузданной тигрицей.
Он спал даже сладко, по-мальчишески положив кулак под одну щёку, а второй обнимая Киару. Проснулся он не с первыми лучами солнца, но когда Киара всё ещё мирно спала, похожая на ангелочка, но, Габриэль с улыбкой вспомнил, какой пикантной дьяволицей она была вчера и обнаружил в себе признаки естественного утреннего возбуждения.
Но, ноги повели его на кухню, он налил себе стакан апельсинового сока и наслаждением выпил его. После страсти нежной, сушняк был хлеще чем после пьянки, наверное, потому, что он был пьян любовью к этой женщине.
Будить её не хотелось, так что он занялся приготовлением завтрака из блинчиков с шоколадной крошкой, омлета и её любимого кофе. Все эти ритуалы, как насыпание кофе, жарка омлета, как то сегодня радовали больше обычного, ведь он впервые делал завтрак для своей невесты.
Взгляд упал на кольцо дома Дантес на его пальце, и он прижал его к сердцу. Он не верил в бриллианты и считал хорошим знаком то, что в обоих домах были свои фамильные кольца на этот случай. Будто сами небеса соединяли этих двоих.
Он поставил поднос с завтраком на столик перед Киарой и залюбовался ей, она раскрылась и вид её обнажённого тела и мёртвого бы поднял в боевую атаку. Но он пока ещё не знал, любит ли она желать это утром, так что просто полюбовался пока на сад с фонтаном, попивая сок у окна.
Он не счёл нужным пока надевать одежду, соседей не было. Он наблюдал как лучи играли бликами в воде фонтана, казалось, он видел каждый листочек в отдельности. А всё было потому, что в его постели, утомлённая вчерашней негой спал самый редкий цветок его сердца. И принадлежала она теперь ему.
Допив сок, он отставил бокал в сторону, лёг к ней обратно. Габриэль было хотел её разбудить, но она так сладко сопела носиком во сне, что он просто любовно укрыл её и лёг рядом, обнимая её одной рукой.
Он смотрел на неё, влюблёнными глазами, пока так и не задремал, обнимая её одной рукой, слегка возбуждённый от одного её лишь вида. В комнате раздавались ароматы вкусных блинчиков, шоколада, кофе. Но его сморило сладкой негой, с мыслями о том, как хорошо просыпаться подобным утром с мыслями о любимой женщине, готовить ей завтрак, а потом, возвращаясь в постель, обнимать её гибкий стан, боясь разбудить и разрушить магию её сна.
Это было всё для него непривычно, но так сладко и хорошо, что он задремал спокойно. Она была рядом и это наполняло его сердце внутренней теплотой и спокойствием. Он любил её и знал это наверняка всем сердцем. Почему, ответ был прост, ни одна женщина не просыпалась ещё в этом доме в его постели. Он мог быть на их территории, но отец всегда говорил, что к себе домой, надо приводить только ту, что там и останется. А её он подсознательно просто внёс бегом в дом, когда над головами бушевала буря. И сейчас он дремал желая её и обнимая одной рукой.

Отредактировано Gabriel Gino (2021-05-26 20:13:42)

+1

3

Киара и Габриэль безмятежно спали. Они даже не потрудились задернуть занавески ночью, поэтому когда солнце чуть выше поднялось и повернулось, продолжая своё движение по небосклону, лучи стремительно побежали по полу, словно соревнуясь, кто же первым достигнет кровати. И вот определился победитель. Лучик запрыгнул на кровать и пополз к Киаре в твердом намерении разбудить её, чего бы это ни стоило. Он подкрался по подушке и… пригнул на щёчку, ласково согревая и целуя. Она чуть повернулась, ища рядом Габриэля, не открывая глаза, всё ещё пребывая в нежном сне, который продолжал начатое вчера. Киаре снился он, улыбающийся, ласковый, нежный, целующий и не скупящийся на ласки, каким он был вчера с нею и каким будет всегда – в этом Дантес уверенна. Она нашла его одной рукой, почувствовала тесные объятия и перевернулась, прижимаясь и раскрываясь. Ей было хорошо, хоть была утомлена, но усталость эта была приятной. Киара отбросила одеяло, а потом перевернулась на животик, одной рукой продолжая обнимать Габриэля, и ножкую положив на его бедра. На её попке стали видны следы пальцев Габриэля, но свидетелями этому были только солнечные лучи, скользящие по паре. Они спали со счастливыми улыбками на лицах.
Комнату наполнял аромат свеже сваренного кофе и блинчиков с шоколадом. Но не тех, скудно политых топингом, которые частенько подавались к завтракам в разных кафетериях Санраменто, а со щекочущим ноздри ароматом и вкусом шоколада, который из крошки превратился в жидкий крем, спрятавшийся в тоненьком слое теста. И носик Киары, поймав этот аромат, уже не хотел его отпускать. Подрагивал, реагируя, втягивая, и то, что получалось – было волшебной возбуждающей смесью, потому что первым улавливался запах любимого мужчины, и этот запах дополняли кофе и блинчики с шоколадом. Это был аромат её дома, комфорта и тепла. И веки задрожали, говоря о скором пробуждении, и Киара потянулась.
Она потянулась и почувствовала, что вчерашняя ночь оставила не только приятную усталость в теле, но и отголоски полученного удовольствия. Киара никогда не была пуританкой, ей нравилось пробовать что-то новое, и вот это новое пришло. Трудно предположить, но Габриэль стал единственным мужчиной, с которым она проснулась в одной постели. Те немногие связи, что у неё были, не приводили ни к чему подобному, ни в физическом, ни тем более в эмоциональном смысле. И с Габриэлем многое было впервые. Откровения, любовь, настоящие секс и страсть, и первое утро вместе, и ей было хорошо с ним. Повернувшись и втянув шумно воздух, приоткрыла глаза. Утро становилось более приятным от осознания, что вчерашний день не был плодом её больной изголодавшейся фантазии. Его рука на её теле, такая приятная уютная тяжесть, и дедов перстень, что передал отец.
– Люблю тебя, – тихо прошептала Киара, приподнимаясь. – Спасибо тебе.
Она ещё не видела завтрака, который приготовил Габриэль, и благодарила не за это, а что прошедшую ночь, и ту прочную связь, что укрепилась между ними. И так сладко было понимать, что не только он нужен ей, но и она нужна ему.
Киара подняла руку, и на тонком пальчике блеснул сапфир, синие отблески побежали по кровати и быстро достигли щеки Габриэля. Чуть возбужденный, немного растрепанный, и совсем не скажешь, что он успел утром встать и приготовить завтрак для любимой. Как будто по волшебству.
– Мой чудесный, – прошептала она, и губы их слились в долгом поцелуе.
Может, это было эгоистично, но Киара не смогла устоять перед соблазном, еще раз напоминая, что женщины – из рода Евы, вкусившей запретный плод в саду Эдем.

+1

4

Он безмятежно спал, ему ничего не снилось, он вообще понял, что она действовала на него магическим образом. Ранее, ему часто снились кошмары об аварии, в которой погибла мать, о самоубийстве отца. Ведь никто не знал, что именно Габриэль нашёл его повешенным на верёвке у себя в кабинете. Именно он застал его в тот самый момент, когда он с любовью посмотрел на сына и выбил табурет у себя из-под ног.
Он лично слышал, как ломалась уже не молодая шея отца. Он пытался вытащить его из петли, видит бог, он пытался, даже держать его на весу, тогда минул только год и его травма  не заросла ещё должным образом и он мог по-человечески опираться только на одну ногу. Он держал его до тех пор, пока не понял, когда весь адреналин ушёл и его ноги подкосились, он только тогда осознал, что отец попусту не дышит.
Но с Киарой, когда бы он не засыпал с ней рядом. Кошмары оставляли его больную голову и она будто снимала с него усталость и на него накатывала благостная истома, только стоило её рукам коснуться него. Может, если кошмары и приходили, то он натыкался на Киару в постели, когда они пару раз до той ночи уснули вместе и затихал спокойным и мирным сном, почти без сновидений, или приятных, о ней. Как и сейчас, когда даже готовка, казалось бы, такое монотонное занятие, должно было успокоить его страсть, особенно, после той бурной ночи.
Нет, один взгляд на Киару и он хотел её, как и всегда в из жизни вместе. Эту женщину, он не мог не любить и не хотеть. Да и здоровье позволяло.
Вот и сейчас он спал, чуть откинув голову на подушки его лицо было спокойным и недвижимым, он тоже чувствовал ароматы того, что приготовил. Его волосы всегда вьющиеся от природы со сна, обрамляли его лицо, подобно облаку. Он услышал голос Киары сквозь дрёму.
– Люблю тебя, – тихо прошептала Киара, приподнимаясь. – Спасибо тебе.
Лучик от камня скользнул по его щеке и Габриэль улыбнулся во сне, слыша голос любимой женщины.
– Мой чудесный, – прошептала она, и губы их слились в долгом поцелуе.
Её губы коснулись его губ и он ответил на поцелуй машинально, с той же страстью, что и накануне и сон начал уходить, его серо-голубые глаза распахнулись и прикрылись снова уже  от удовольствия. Он заключил её в объятия, совершенно не стесняясь своего возбуждения, особенно потому, что она была причиной этого. Когда они наконец, оторвались друг от друга, чтобы  перевести дух, он улыбнулся и сказал:
- Я тебя тоже люблю. С добрым утро. Я приготовил тебе завтрак, блинчики, омлет и кофе. Подумал что моей невесте будет приятен завтрак в постель после того, как ты вчера меня сделала счастливейшим из смертных, хотя, я им был с того момента, как получил от тебя дверью по голове. Но вчера, ты была такой...ну вот я это вспомнил. Лучше поешь.
Он не хотел, чтобы из-за его утреннего возбуждения, её завтрак остыл, ведь он так старался, чтобы его приготовить.Он поцеловал её нежно и сказал:
- А потом, сможем хоть целый день в моём кабинете выбирать тебе то, что могут доставить сегодня же, всё что ты захочешь, я тоже прикуплю себе пару новых вещей, вдруг тебе понравятся...., - он замер, смотря на неё, - какая же ты красивая.
Она и правда была похожа на ангела и он снова не удержался и поцеловал её.

+1

5

«Он – моё искушение. Он – моё грехопадение, сладкое и такое густое… Оно опутывает меня, обволакивает своим теплом, и я не хочу отказываться от него. Я не откажусь от Габриэля, если только он сам не прогонит меня прочь, но что-то мне подсказывает, – Киара смотрит на переливающиеся грани сапфира в кольце Маришки Ангел-Джино, которое теперь оказалось на тонком пальчике Дантес. – Что я нужна ему не меньше, чем он – мне. Это самые откровенные фантазии, тайные желания. И я хочу его. Снова. Господи, мы провели с ним такую ночь, после которой у меня тело ломит от приятной боли, а я снова хочу его. И не могу отказать себе в этом удовольствии».
Киара улыбнулась собственным мыслям, пронесшимся вихрем в голове за миг до того, как Габриэль ответил на её жадный поцелуй, говорящий, что оба истосковались за ночь. Их губы ласкали, язычки мягко пробивались в ротик, встречались, оглаживали и снова отступали. Это была игра, это была битва, где не было проигравших. И Киаре хотелось сдаться в плен, хотелось проиграть, хотелось высвободить всю мощь, на которую только способен Габриэль. Хотелось дразнить его. Испытать с ним все грани удовольствия, которое искриться так же, как сапфир на пальчике Киары. Может, кто-то посчитает, что камень не подходит к её темным, как ночь, глазам, может, посчитает, но ей было всё равно. Она с гордостью приняла этот дар матери Габриэля. И с такой же гордостью будет носить перстень Маришки, чтобы потом вместе с Габриэлем передать его сыну, но до этого ещё очень долго, как и до того, чтобы благословить их дочь. А если детей будет больше? Киара не знала, сколько пар ножек будет бегать по их дому.
– Нет? – тихо выдохнула она, скользя языком по его губам, когда Габи попытался отстраниться. Да, её возбуждение не столь очевидно, как мужское, и не так заметно, как внизу всё наполняется влагой, но стоит протянуть руку… – Неужели завтрак не подождет? Не хочу показаться неблагодарной, – она скользила ладонями по груди, рисовала пальчиками узоры, прижимаясь к мужчине, направляя пальцы вниз и сама смещаясь ниже. – Но мне кажется, кое-кому моё внимание нужнее, чем горячий кофе. Даже самый вкусный и самый крепкий. Он не сравниться с этим…
Она соскользнула на ноги Габриэля, надеясь, что он не станет её останавливать, и язычок коснулся напряженного члена, проскользил по нему от самого основания, где кончик задевал яички, до головки. Киара неторопливо, выгнулась, по-кошачьи приподняла попочку, слегка качнулась из стороны в сторону, чтобы Габи и думать забыл об остывающем завтраке. Головка члена приятно заскользила по влажным губам, которые помнили сладость поцелуя, смазка размазалась, оставляя терпковатый вкус. Киара с наслаждением принялась посасывать головку, которая была для неё слаще самого изысканного варенья или мёда диковинных растений. Габи весь был соткан из приятной сладости, терпкости с малой капелькой горечи, чтобы Киара не расслаблялась. Габриэль не был приторным, слащавым, он имел изысканный вкус, соблазнительный и… развращающий. И Киара сама не понимала, что происходило с ней, когда Габи был рядом, но ей хотелось касаться, хотелось целовать. Они забывала о проблемах, работе, о еде и отдыхе, потому что самый настоящий отдых был в его руках. И она напитывалась его любовью, страстью и нежностью.
Губы Киара заскользили по члену быстрее, а голова опускалась ниже. Она лежала так, чтобы не дать Габи коснуться внизу, но он мог, немного поднявшись, собрать её волосы, направлять движения, вколачиваясь в глотку, и она с жадностью примет его член во влагу своего рта.
Горячий завтрак, да еще и в постель, – это, конечно же, здорово, но вы пробовали утренний стояк своего мужчины?

+1

6

– Но мне кажется, кое-кому моё внимание нужнее, чем горячий кофе. Даже самый вкусный и самый крепкий. Он не сравниться с этим…
Она не давала ему отстраниться или же как-то убежать из своих объятий. Сначала, Габриэль не понял чего она хотела. Но потом, когда её губы заскользили всё ниже и ниже, а он сам непроизвольно раскрылся для неё. Наконец, когда она провела языком по его слегка возбуждённому члену и эритроциты гурьбой бросились вниз, с его губ сорвался стон. Он встряхнулся и сказал:
- Оох, моя дорогая...завтрак определённо может подождать, он на подносе с подогревом...оох господи, - на последних словах он сорвался на стон, когда её губы плотно обхватили его член и заскользили по нему.
Ему тоже хотелось её приласкать, но, судя по положению его тела, а оно так и соблазняло его пристроится сзади и как следует ей заняться, она не желала, чтобы он это делал, а лишь хотела ублажить его подобным образом.
От осознания этого, ощущения Габриэля стали только острее. Она была настолько внимательной партнёршей, что даже самый вкусный завтрак не мог её отвратить оттого, чтобы удовлетворить с утра своего мужчину.
Когда Габриэль невольно один раз толкнулся в её горячий ротик, то понял, что она пустила его, плотно обхватив губами скользя по стволу, вбирала его до самого низа.
Его тело реагировало на неё благодатным образом, с губ Габриэля слетали стоны, подчас громкие. Он не стеснялся больше выражать себя при ней.  Он определённо не был тихим в сексе и не думал, что мужской стон, на действия партнёрши, это что-то противоестественное. А что лучше, когда на стоне от её ласк он давал со стоном воздуху выход, или чтобы он сдерживался и в сексе был похож на ёжика трудягу несущего яблоко?
Она продолжала его ласкать и только пару раз, он мягко направлял её, но не за волосы, как многие насмотревшиеся порнухи парни, а лишь гладя пальцами её милое ушко, пару раз либо чуть проводя за ним пальцем, либо чуть потянув за верх и всё нежно, аккуратно. Она, итак, знала что нужно мужчине, действовала безошибочно и страстно. Она порой вытворяла такое, что тело Габриэля откидывало назад и выгибало луком. Ни одна женщина до неё, не дарила его члену таких откровенных и развратных ласк. Она оглаживала языком каждую венку, не забывала ни один сантиметр.
Его разум и страсть были полностью во власти Киары и он не единожды невольно толкался в этот восхитительный ротик. Утром он был особенно восприимчив к ласкам, так что вскоре, его кинуло на подушки и он кончил так сладко, как никогда до того в утренние часы. Он не постеснялся и кончил прямо в её ротик, на стоне, комкая простыни в пальцах:
- О господи, Киара, да...боже....аааххх! - сорвалось с его губ.
Раньше, когда с ним это случалось в утренние часы, он просто шёл в ванную и перед завтраком принимал так ненавистный ему холодный душ. Потому что, как уже говорилось ранее, ни одна женщина до Киары не ночевала у него дома, только если гость из труппы танца или гостья. И уж тем более никто не оказывался в его постели утром.
Когда его перестало бить крупной дрожью от оргазма он сказал:
- Оох, доброе утро, дай мне минутку и завтрак подождёт ещё немного, - намекая на то, что он тоже хочет, чтобы у неё было доброе утро.

+1

7

Она вкушала самый изысканный завтрак, который могла только представить, она хотела этого, и доставляла удовольствие своему мужчине, тому, кто коснулся сердца, взяв его в плен нежных рук, тому, кто пленил душу, тому, чье имя она выкрикивала вчера ночью в порыве страсти и еще не раз будет кричать и шептать, на ком её пальцы, язык выводили невидимые узоры. Габриэль стал её светом, когда самый близкий человек встал против неё. Она нашла в объятиях Джино не только утешение и успокоение, которых ей не хватало. Она обрела не только уверенность в собственных силах. Она обрела много большее – любовь и понимание. Габриэль окружал её заботой и лаской все дни с момента их знакомства, и Киара, как умела, как могла, выказывала ему своё внимание и благодарность.  Она дарила свою любовь, не требуя ничего взамен, но упивалась той любовью, которой окружил Габи.
Её язычок осторожно подразнивал, медленно двигался, вдоль всего ствола, кончиком Киара обрисовывала проявившиеся вены, поднималась всё выше, чтобы натянуть губки на головку. Это было прекрасно! Ей нравился вкус, ей нравилось ощущать головку на языке, хотя до встречи с Габриэлем, Киара не была любительницей минетов. Всё дело в эмоциях? Безусловно! Она испытывала невероятный восторг, когда брала член губами, когда слышала вначале тихие стоны, что с каждым движением её головы и рук становились всё громче. Ей не надо смотреть на Габи, чтобы понять – ему нравится. Он толкался во влажную глубину ротика, из уголков которого вытекала слюна. Она знала, что Габриэль сможет остановиться, не поторопит её, насильно натягивая на член и проталкивая головку в глотку. Она доверяла ему и, прикрыв глаза, продолжала ласкать его, мягко, осторожно, но в тоже время страстно. И его стоны говорили о том, что Киара на правильном пути, и что подобное пробуждение приятно не только ей. Вряд ли какой-то мужчина отказался бы от такого, но дело было в самой Киаре. Ей хотелось сделать это. Она прогнулась, выставляя попку выше, и голова скользнула вниз, волосы щекотали ноги и низ живота, и когда она почувствовала особое напряжение, и головка стала чуть больше. Она еле помещалась в аккуратный ротик Дантес. Стоны, крики, шепот, движение навстречу – это всё заводило, возбуждало, это делало Киару чуть более развратной, и это дарилось только ему – Габриэлю Джино, мужчине, который натягивал простынь, пытаясь сдержаться и не причинить вреда своей любимой. Он излился в ротик, и Киара почувствовала, как в горло ударила струя семени. Она даже чуть не задохнулась, потому что оказалась не готова к такому бурному окончанию, но глотнула, теснее сжимая член горлом, высасывая из него всё, что скопилось за ночь, как будто не было вчера бурной ночи, когда они забывались в объятиях, выкрикивая имя, и со стоном не падали на кровать.
Она не стала сразу оставлять член или сплевывать сперму, она начисто вылизала  и обсосала головку, а потом выпрямилась и села, как кошечка, поставив ладони между своих ножек, от чего грудки сильнее притянулись друг к другу. Она улыбалась и облизывалась, улыбаясь, а во взгляде пылало желание и обещание, что это далеко не конец. Киара прекрасно помнила слова Габриэля о таблетках, но не думала, насколько измениться их жизнь, сексуальная жизнь, с появлением малыша, ведь фигура изменится, бедра станут более круглыми, а грудь чуть больше, когда в ней появится молоко. Эти мысли не вызывали брезгливости или омерзения, как у многих подруг и коллег Киары. Всё же у неё были иные приоритеты.
Молодая женщина по-кошачьи выгнулась, чтобы взять чашку с кофе, во рту немного пересохло и немного саднило, и хотелось промочить чем-то теплым. Она сама была немного растрепанная и очень возбужденная. Киара она замерла, когда услышала слова Габи, подползла к нему.
– Доброе, – промурлыкала на ушко,  – даже не одну минутку. Завтрак никуда от нас не убежит, как сказочный персонаж, который и от Габи ушёл, от Киары ушёл…
Она облизала губки, хотела проверить, не осталось ли спермы на губах.

+1

8

Она была неимоверной, страстной и нежной. Таких ярких эмоций Габриэль не испытывал за всю свою жизнь и это наверное было лучшим утром в его жизни и не из-за того, что сделала Киара, хотя это было втройне чертовски приятно, а просто потому, что он впервые проснулся рядом со своей будущей невестой.
Обычно, на том, что он достигал оргазма всё в том, что проделала с ним Киара, заканчивалось, но она снова убедила его в обратном. Киара снова удивила его, не отстранившись, когда он кончил а вобрав всю влагу и упрочив его удовольствие, вылизывая его дочиста, ни одна девушка так с ним не поступала и с губ Габриэля сорвалось:
- Ох, господи милая, ты...ааах невероятная....
Такой оценки, его разум в порыве страсти не давал ещё не одной женщине, что была с ним в постели. Киара обнаруживала для него новые горизонты наслаждения и удовольствия. От её ласк, его голова всегда приятно кружилась. Порой, ему казалось что он способен потерять сознание от удовольствия.
Киара нравилась ему по всем параметрам красоты и, когда он вчера увидел её обнажённое и прекрасное тело, он ни в чём не разочаровался. Сам Габриэль, хоть и не обделённый естественной красотой, понимал, что в его возрасте, уже пора начинать за собой следить усерднее. Так что, они прекрасно дополняли друг-друга.
– Доброе, – промурлыкала на ушко,  – даже не одну минутку. Завтрак никуда от нас не убежит, как сказочный персонаж, который и от Габи ушёл, от Киары ушёл…
- Не волнуйся, сказал же, завтрак никуда не убежит, он на специальном подносе так что около часа у нас ещё есть, - сказал он и поцеловал её в губы.
Он не был брезгливым человеком, так что её вкус вперемешку с его, не был для него чем-то противным с утра пораньше. Были конечно те вещи, которые он никогда в жизни не захотел бы попробовать сделать, но это относилось к совсем уж девиантному поведению.
Габриэль улыбнулся, притянул её к себе и сказал:
- Идея, пойдём понежимся в ванной, как вчера, там у меня есть высокие бортики, о которые можно облокотиться, в случае экстренного возбуждения, - подмигнул он ей и пошёл наливать ванную.
Он добавил туда пены с запахом кокоса и лемонграсса, чтобы взбодрить их с тура пораньше. Поставил рядом масло для массажа. Его мозг опять хотел найти презервативы в ванной комнате, но он вовремя вспомнил, что им с Киарой это не нужно и улыбнулся. Он вернулся к ней в комнату, взял её на руки и отнёс в ванную. Так было приятно, после сна и такого утра погрузиться в тёплую воду. Он дал им немного покачаться на волнах воды и пены, облокотив Киару на себя.
Но, кто долго выдержит, когда в руках такое роскошное тело. Его губы стали целовать прекрасную грудь, руки стали гулять по телу, а ладонь опустилась под водой на её лоно и пальцы стали хозяйничать там, проникать внутрь, тереть напрягшийся бугорок. Между телом, он целовал её грудь, ублажая её соски языком и губами, дарил поцелуи её нежной шейке, вместе с тем, дразня пальцами её лоно глубоко, находя нужные точки для возбуждения, даря ей истому и немного дольше пытая свою музу этими сладкими ласками.

+1

9

Его стоны, частое рваное дыхание – музыка для Киары, и эта музыка вовсе не сбивает её с ритма, но напоминает, что нужно его менять, чтобы не привыкал, чтобы удовольствие становилось всё острее. Удержать чуть дольше на этой грани сегодня не получалось, потому что сама Киара не хотела этого, она жаждала испить эту любовь, и старалась приблизить разрядку. Раньше с ней такого просто не бывало. Да, случались между ею и партнёров оральные ласки, но чтобы кончали в рот или чтобы она настолько возбуждалась… Это впервые. И после, приподняв по-кошачьи попку, повертев ею и слизав всё до капельки, она нависала над мужчиной, целуя его. И поцелуй этот был сладким и пряным, и возбуждающе долгим. Их язычки сплетались и ласкали друг друга, изучали глубины рта, находя особые места, прикосновения к которым вызывали дрожь, терзали губы…
Ей нравилось, что Габриэль не отвернулся, не пренебрег ею в такой момент, когда на губах ещё оставался его вкус и запах. Он дарил ласку и нежность, а она делилась с ним. И это утро стало не просто добрым, оно было прекрасным во всех отношениях. Дантес слегка покачивалась, и губки терлись друг о друга, удерживая на волнах возбуждения, и не давая ему схлынуть, и это было так прекрасно, это так будоражило, что даже с уходом Габриэля она не опустила ручку между ножек, хотя могла буквально парой движений довести себя до оргазма. Она сдерживалась, зная, что Габриэль подарит ей намного больше, и утомленная ожиданием, которое сама же подогревала, она кончит бурно. Она прикрыла глаза, каталась по кровати, ещё больше сминая простыни и совершенно не заботясь о том, что вечером их нужно будет сменить. Киара наслаждалась тем, что имела, а имела она очень много, и тело изнывало, тело пылало жаром. Кусая себя за губы и повернув голову на бок, чуть приподняла бедра, ожидая появления Габриэля. Из ванной доносились плеск воды и приятные ароматы, которые скоро напитают её кожу.
Киара перекатилась на животик, когда появился Габриэль. Обнаженная, гибкая, страстная, жаждущая, она напоминала дикую кошку: то ластилась, то выпускала коготки, то тихо мурлыкала на ушко, а то шипела в своей нетерпеливости. У неё было время подумать и оценить сегодняшнее утро, и ничего зазорного она не увидела в этих утренних ласках, более того, ей понравилось, что она делала, разве что немного неудобно и очень много, но к этому она привыкнет со временем. И сейчас, оказавшись на руках Джино, и до того момента, пока он не погрузил её в воду, Дантес мурлыкала на ушко о своих глубоких чувствах, о том, что Габи проник в самое сердце, и если на земле и есть любовь, то разве это ни она? И просила, чтобы он целовал её, целовал, как в последний раз, как будто эта ночь, этот день будет последним. И это был известный мотив, под который они еще не раз станцуют страстный танец любви.
Теплая вода и приятные ароматы слегка расслабили тело, но лишь слегка, это не сняло напряжения и возбуждения, которое только усиливалось от близости Габриэля. И Киара, прикрыв глаза, откинулась ему на грудь, позволяя изучать её тело кончиками пальцев. Это было невероятно приятно, это было слегка щекотно, и от этого мурашки бежали по всему телу и те немногие волоски, что были на руках, поднимались, выказывая чувствительность и чувственную реакцию. Она потянулась в объятиях, чуть скользнула вниз и перевернулась. Села, разместившись на бедрах мужчины, прогнулась, подставляя грудь его алчным ласкам, и насадилась на пальцы, глубже принимая их в себя. Она покачивалась в этой воде, держась за бортики ванной, скользила по пальцам, ласкающим внутри, и отклонялась всё большее, падая на раскрытые ладони Габриэля подставленные под спину. Она чуть не уходила под воду, но жадно и ритмично поднимала бедра навстречу наслаждению. Стонала, вскрикивала, когда пальцы касались точки, недалеко от входа или ласкали клитор. Он стал чуть больше от прилива крови, а губки так гостеприимно раскрывались и поблескивали.
– Я… Я… Мой бог… Как хо-ро-шо, – воздух толчками вырывался из девичьей высокой груди, подвергнувшейся самой изысканной ласке. Она больше не могла контролировать себя, пальцы не могли больше удерживаться за бортики, со скрипом заскользили,

+1

10

Габриэлю нравилась её чувственность и накал страстей, который был у него только лишь с ней и не с кем другим на этом свете. Она стала для него всем,  что он только мог желать. Он не боялся своей страсти  и обожал доставлять ей удовольствие, потому, что она отвечала ему тем же и это было так мило и дорого для него, что порой, у него слёзы наворачивались только из-за сентиментальны чувств к ней. Она делала его несказанно счастливым и бесконечно преданным ей.
Вода сомкнулась и приняла их в горячие объятия и это позволило его мышцам расслабиться и отдохнуть, после вчерашней бурной ночи, а ароматы кокоса и лемонграсса бодрили одни чувства и успокаивали другие.
Она шептала ему на ушко всякие милые глупости и это было так мило, что он соглашался с ней, кивая. Но он хотел её и на его ласку она ответила так, будто бы встретила его с войны и не было той бурной ночи, снова расцветая для него как дикая орхидея в его руках, настолько страстная и желающая его, что его желание вновь стало к нему возвращаться.
Она насаживалась на его пальцы, стонала так сладко, что соловей бы показался жабой по сравнению с этими стонами.
– Я… Я… Мой бог… Как хо-ро-шо.
Он поймал ей в объятия, когда её пальчики соскользнули с бортика развернул её к себе, аккуратно закинул её ножку к себе на бедро и овладел ею прямо в воде. Её лоно было горячим и ждало его и только его и он не стал её мучать, а сразу задал быстрый ритм, поменявшись с ней местами и облокотив её спиной на удобный бортик.
Он целовал её шею, прекрасную грудь. Одной рукой он поддерживал её прекрасную попку, чтобы было удобнее проникать в ней и с каждым разом это становилось всё слаще и слаще:
- Ох, девочка моя, если бы ты только могла чувствовать как я тебя люблю и сколько наслаждения ты мне даришь моя радость.
И это было чистой правдой. Он был счастлив, что она была его. И пусть, кто-то скажет, что всё произошло слишком быстро, что они  поторопились. Но а как иначе в любви? Долго, муторно, ревниво, выматывая душу испытаниями и ненужными тестами. Нет, если он любил её, то для него это было очевидно без всех за и против.
-Я люблю тебя, люблю, слышишь, и всегда буду любить, не бойся со мной ничего, - шептал он вбиваясь в её сладкое лоно со всей страстью.
Какой нахрен завтрак, она была для него самой сладкой амброзией, вкушаемой с утра, он пил её дыхание, её стоны, её ласку, как дорогой мёд и вино. Он ласкал её тело. Вода мерно покачивала их на волнах страсти и он любил её бесконечно, терпко, меняя угол, делая всё, чтобы доставить ей удовольствие.
Ему сносило голову от близости её тела в горячей воде. Их кровь итак вскипала, но вода поддерживала его, он именно в воде в бассейне учился с отцом иногда основным элементам фламенко и танцу. А первые поддержки делал уже с матерью, когда вошёл в возраст. Также в воде, он проходил реабилитацию с ногой. Именно в ней, его знакомый врач и проводил всю терапию.
А сейчас именно в воде, им было хорошо и жарко, он владел своим телом филигранно и хотел доставлять всё больше и больше удовольствия своей женщине.
- Мне так хорошо, Киара, люблю тебя.

+1

11

Киара чувствовала, как руки Габриэля скользили по её бёдрам, как поднырнули под попку. Ещё миг – и она сидела у него в ладонях, раскрываясь и податливо подвигаясь ближе. Ноги скользнули вниз, и Киара оказалась прижатой к бортику ванной. Отсюда уже не сбежать, горячая вода ласково омывала тело, скрытой под шапкой пены. Это заставляло воображение работать с удвоенной силой, представляя каждый изгиб. И вроде бы легко в такой позиции, откинувшись на бортик, но он кажется слишком жестким, и на контрасте с нежными движениями Габриэля, который продолжал исследовать её тело. Ладони скользили по коленкам, выглядывающим из-под воды, бёдра соприкасались под водой, и Киара ощущала всю силу желания Габриэля. А когда руки нежного животика, застонала, прогнулась, слегка ударившись затылком о бортик. А ладони уже касались груди, найдя её под пенной вершиной, нежно погладили, и руки Габи казались такими теплыми в этой воде, и ладони так приятно брали в плен, скользя по влажной коже. И прикосновение к соскам вызвало яркую вспышку в голове, слепящую, ошеломляющую, они упруги и напряжены, и так приятно проскальзывали между пальцами, вырисовывающими узоры. И поцелуи сладкие и страстные, и истерзанные губки, припухшие немного, отзывалась на этот призыв яростной лаской.
И снова пальцы заскользили внизу, по нежным раскрытым лепесткам, массируя их, невзначай, как будто не нарочно, провалились внутрь и снова выскользнули обратно... Она чувствовала плавные прикосновения, вихри тёплой воды от этих движений движений, проникновения внутрь, горячее касание члена, скользящего по бедрам, ищущего вход. Он прижимался, пока пальцы неустанно ласкали под водой, прямо рядом с ним...
И первый же толчок сопровождался криком. Киара прогибалась, откинувшись на бортик ванной так, что её голова свесилась, а кромка ванной давила не затылок, но это сейчас не имело значения. Ей было хорошо. Она двигалась навстречу, от чего вода ещё больше плескалась, и казалось, она закипает вокруг разгоряченных тел. Ножки Киары скользили по влажным бедрам Габриэля, соскальзывали в воду, поднимая брызги, и снова гладили стройные ноги, пока она ещё могла что-то соображать и пыталась контролировать. Но настал тот момент, когда с громким стоном Киара выгнулась, пальцами вцепилась в плечи, оставляя на них следы от ногтей и полосы. Она вскрикнула от боли, когда Габриэль вошел слишком глубоко, задрожала и замерла, всхлипнув.
Киара слышала его слова, но не могла ответить. Она лишь стонала и хватала ртом воздух, чувствуя, как все сильнее проникает в неё Габриэль, сливаясь с нею воедино, вбивая в жесткую поверхность ванной. Это был поразительный контраст с вчерашней нежностью, которую здесь же дарил ей Габриэль, с тем мягким ритмом его пальцев, который он задавал всего несколько минут назад. Это открывало новые грани возможного, и кожа покрывалась мурашками, и внутри бушевал торнадо, он срывал все запреты, отметал предрассудки и ломал привычные устои.
Киара поднялась, чтоб не удариться сильнее головой, вода вокруг кипела от быстрых движений Габриэля, и его прекрасная попка то исчезала, то появлялась над водой, поднимая гребень пены. Она манила, и вызывала желание коснуться, но Дантес не дотягивалась, и пеня снова окутывала белой шапкой их тела.
— Ох. боже. я... я...

Это происходило слишком быстро, как и всё, что случалось между ними. Внезапное озарение, дар любви, снизошедший с небес и ударивший подобно молнии, что рассекала жизнь на «до» и «после», а после расчертила небо. Внезапный стремительный отказ от близости, который оставил след, и предложение при первом знакомстве с родителями Киары. Торопливо, как будто боялись не успеть, ведь оба знали о скоротечности жизни. И этот секс был тоже быстрым, неистовым, ярким, как вспышка, после которой Киара ненадолго погрузилась во тьму, теряя связь с реальностью. Её сердце оглушительно громко колотилось в груди, надрывно, в висках стучало, и по лицу катились крупные капли пота.

0

12

Он быстро сообразил и положил Киаре полотенце под голову, машинально стянув его рукой с вешалки рядом, он хотел чтобы ей было приятно. Габриэлю вообще была не свойственная такая дикость и такое буйство. Но Киара, в правильном смысле этого слова сводила его с ума, филигранно добавляя в его жизни новые краски и оттенки страсти и неги. Это просто действовало на него неимоверным образом и заставляло его сподвигать себя на маленькие безумства вот как сейчас в ванной комнате.
Он вбивался в неё быстро страстно и практически нежно, стараясь не травмировать, может, в порыве страсти он где-то причинил ей боль, но, надеялся он, что она была также сладка, как и наслаждение.
Вскоре, он не могу же дольше сдерживать себя и на глухом стоне достиг желанного пика, обнимая и поддерживая её, хотя сам он был готов вот-вот упасть в эту прекрасную горячую воду.
Словом, о воде. Он спустил её, открыв внизу пробку и сделал так, чтобы душ лился сверху на них. После чего, он взял ароматный гель для душа и стал купать себя и разомлевшую Киару как следует. Более того, он вымыл её и свои волосы. Завернув любимую в полотенце, он отнёс её на руках на кровать, отдыхать от неги страстной. Сам он слегка подогрел завтрак. Единственное, что он заменил, вылил старый кофе и сварил свежий. Остальное ещё было пригодно к потреблению, включая блинчики, которые на подогреваемом подносе, остались такими же, будто он приготовил их только что.
- Вот вроде бы ничего не остыло и не испортилось. Тебе надо поесть. А пока ешь подумай, чего тебе тут для счастья не хватает, я просто конечно пользуюсь кое-чем, хотя бы потому, что у меня длинные волосы. А так, всё что твоя душа захочет, кстати давно думал облагородить тут всё, к примеру новые кресла для камина можем выбрать. А тебе всё что пожелаешь, привезут домой, что не нравится отошлём. И не стесняйся, моя хорошая.  Я не из-за того чтобы ты лучшего была обо мне мнения. Просто я жил холостяком, а дому явно не хватает женской руки и уюта. Тебя видимо ждал. Так что меняй что захочешь от шкафов до пола. Я  и сам старался выбирать что-то. Но ты же знаешь, у нас мужчин вкус скорее практичный. А ты моя невеста и имеешь в доме право.
Между делом, он ел с аппетитом, так как ночь и утро страсти нежной немного истощили его силы, но это была приятная усталость, отпив кофе он сказал:
- Любимая, мне никогда и ни с кем не было так хорошо как с тобой, для меня ты то самое совершенство, которого я не искал, но оно само нашло меня и я счастлив, что в тот день меня сбила именно твоя дверь. Я люблю тебя, очень сильно и бесконечно люблю. И я уверен, что ты понравишься барону и нашему оседлому табору. И мы прекрасно проведём выходные с твоей семьёй в нашем доме в Сан Франциско. Да, я не оговорился в нашем, у цыгана как одел кольцо на палец, так всё его твоё. Конечно, если твой отец захочет брачный контракт, так я не против, но в наших семьях это считается лишним. Я никуда от тебя не денусь, я твой и это кольцо, - он погладил её пальчик, - говорит о том, что я отдан тебе на веки. Цыгане выбирают одну любовь и моя-это ты. Ты счастлива здесь со мной?

+1

13

Они кончили вместе, и Киара едва ли соображала, что происходило, судя по её отсутствующему взгляду. Она наслаждалась, всё ещё пребывая и снова ныряя в негу удовольствия, пока Габриэль принялся мыть её под потоком падающей воды. Так хорошо, как с ним, ей не было и не будет ни с одним мужчиной. Киара даже проверять этого не собиралась. Она просто знала это, как аксиому. Здесь не требовалось доказательств, достаточно просто почувствовать любовь Габриэля один раз – и другой не захочется.
Прикрыв глаза, Киара льнула к Габи, прижималась к его груди, млела от прикосновений и нежных, осторожных поцелуев. Она шептала ему о том, как ей хорошо, с ним, и дело было не только в физической близости, дело было в странном и необъяснимом единении душ. Даже когда они не занимались сексом, а просто лежали в обнимку, или сидели на диване, или… Да всю прошлую неделю, когда Киара изматывала себя, чтобы не было сил для таких вот излияний, ей нравилось просто находится рядом, дышать вместе с ним, а потом находить себя в кровати, когда так мило спит глубоким сном Габриэль. Как будет дальше – того никто не знает…
– Люблю тебя.
Эти короткие слова, которые так важно и нужно произносить, но ещё важнее показывать, слетели сейчас с губ одновременно с движениями ладоней по мужской груди. Пальчики остановились слева, где билось сердце, и Киара подняла просветлевший взгляд и улыбнулась Габриэлю и большому пушистому полотенцу. Именно это нужно для её слегка воспаленной и разгоряченной кожи. Протянула руки, обвила шею и снова прикрыла глаза, чтобы не возникло искушение повалить Габи в постель, едва коснется упругого матраца. И Киара несколько минут провела в этого неге, а потом поднялась и убрала кое-какие разбросанные вещи, привела в порядок волосы и надела длинную футболку. Конечно, интересно было соблазнять мужчину за столом, но не тогда, когда он рискует обжечься кофе или поперхнуться. Всему своё место и время.
– Мммм, – издалека она почувствовала дразнящий аромат кофе, разносившийся от покачивающегося в чашках напитка. – Какой аромат.
Габи снова появился в спальне, а Киара успела забраться на кровать, поправив подушки, чтобы можно было удобнее сесть.
– Так вкусно пахнет. Нам, – поправила она. – Нам нужно поесть. Ты просто не представляешь, как готовит в последнее время Кармила. Она пытается перевести отца на здоровое питание, поэтому не удивительно, что сейчас я хочу проглотить слона. По крайней мере, половину, – она рассмеялась и потянулась к тарелке с блинчиками, совершенно не рискуя, что сейчас покажется соблазнительная грудь, и она забудут снова о завтраке. – Когда ты только всё успел, милый?
Они завтракали в постели, и Киара всё больше улыбалась, встречая так ярко начавшийся новый день их жизни с Габраэлем. Кивнула ему в ответ на предложение.
– Меня здесь всё… – «устраивает» осталось где-то на кончике языка, потом что Киара протянула руку и погладила щеку любимого мужчины. – Я знаю, спасибо. И я ничего не хочу менять в этом доме. Пока, – наклонилась, отставив чашку, и коснулась нежно губ, не углубляя поцелуй. Он был кротким и ласковым. – Мне очень нравится твой дом, в нём своя аура, и так много пространства. Ни к чему занимать его лишней мебелью и деталями. Чтобы мы могли танцевать, – пояснила она с лукавой улыбкой. – А когда появится малыш или малышка, – ладонь легла на животик, – вот тогда мы подумаем, что и как изменить. Вместе. А пока пусть всё будет, как есть. Я и так перевернула твою жизнь с ног на голову.
Она слегка покраснела, но взгляда не отвела, не прервала откровения Габриэля, который взял её тонкие пальчики в свои ладони. Сердце Киары трепетало, дыхание становилось поверхностным, она была взволнована.
– Спасибо, – тихо прошептала у самых губ. – Я не думаю, что отец станет настаивать, ведь… для него важнее, что мы любим друг друга, – она рассмеялась. – А вот юристы компании… Они могут. Но всё это неважно, потому что я. Тебя. Люблю.
Слова Габриэля значили очень многое и открывали двери их совместному будущему. «Наш дом», «табор», «понравишься барону» – его уверенности было с лихвой, и она подкреплялась любовью Киары, её нежным взглядом и чуткими ласками и помощью. И никакая гроза не сможет им помешать. Если надо, силы Киары Дантес хватит, чтобы обуздать любую грозу и усмирить тысячи молний.
– Что ж, если мы сейчас же не спустимся вниз, то рискуем на весь день остаться в постели. Не то, чтобы мне это не нравилось, но нам обоим нужны силы.
Киара, подмигнув, спрыгнула с кровати и побежала, разливая по дому звонкий смех, вниз.
– Догони меня!

+1

14

Габриэль стал есть быстро и с аппетитом, потому что такой шикарный секс марафон на всю ночь и утро, утомили его в той приятной манере, в какой только может утомить человека секс. Поэтому блинчики у него улетали за милую душу и омлет тоже и он не пожалел, что на сей раз увеличил привычную ему порцию вдвое.
- Нам нужно поесть. Ты просто не представляешь, как готовит в последнее время Кармила. Она пытается перевести отца на здоровое питание, поэтому не удивительно, что сейчас я хочу проглотить слона.
- Бедный синьор Кортес, неужели она посадила бедолагу на диету? Не удивительно что ты когда приехала была так рада ужину. Стой, это они для меня только столько наготовили в тот день, а на самом деле у них диета? Приятна такая забота, я в тот день чуть не лопнул в хорошем смысле. Ты и мама отлично готовите.
– Когда ты только всё успел, милый?
- Пока ты спала, моя радость. Да и чего тут готовить. Просто тесто, мука шоколад и яица. Знаешь и не такому научишься, если хочешь питаться вкусно, а живёшь один. Но, теперь я не один, так что учти что мне не в тягость ни уборка ни готовка. Как я уже говорил, я не считаю, что это только сугубо женское дело.
– Я знаю, спасибо. И я ничего не хочу менять в этом доме. Пока, – наклонилась, отставив чашку, и коснулась нежно губ, не углубляя поцелуй. Он был кротким и ласковым. – Мне очень нравится твой дом, в нём своя аура, и так много пространства. Ни к чему занимать его лишней мебелью и деталями. Чтобы мы могли танцевать, – пояснила она с лукавой улыбкой. – А когда появится малыш или малышка, – ладонь легла на животик, – вот тогда мы подумаем, что и как изменить. Вместе. А пока пусть всё будет, как есть. Я и так перевернула твою жизнь с ног на голову.
Он улыбнулся и погладил её по животу:
- Ну как скажешь, любимая. Просто я давно тут ничего не менял, потому что не видел в этом смысла. Но если ты говоришь, что тебе, моей женщине всё тут нравится, значит и мне тоже и это всё сможет подождать до рождения маленьких.
Он говорил об этом с улыбкой и было видно, что Габриэль как раз из тех, кто действительно хочет детей и не против шума, памперсов и прочего, что было с этим связано. К тому же, в двадцать первом веке было масса приспособлений, которые помогали матери и отцу с маленькими и большими проблемами, связанными с детишками.
- Скажи, а ты уже перестала пить таблетки? - спросил с надеждой Габриэль, - Прости, я помню что мы говорили об этом, но хотел уточнить. И, мне так нравится что ты разрешаешь нам заниматься любовью без защиты. Только с тобой и ещё потому, что я тебя люблю у меня такие острые ощущения от всего этого. Так приятно мне никогда ни с кем не было.
– Я не думаю, что отец станет настаивать, ведь… для него важнее, что мы любим друг друга, – она рассмеялась. – А вот юристы компании… Они могут. Но всё это неважно, потому что я. Тебя. Люблю.
- Я тебя тоже. Давай так, если Дантес старший это скажет и спросит, то бог бы с ним, сделаем, я не против ибо с момента как ты сказала да всё моё твоё. а если не скажет, то и бес с ним, согласна?
Они доели, и он сгрузил всё обратно на поднос.
– Догони меня!
Он догнал, подхватил её на руки и закружил по комнате:
- Ну что, моя цыганочка, какими покупками ты хочешь заняться в первую очередь, наряды, фен или там что для твоей, итак, ослепительной красоты?
Они спустились вниз и он открыл ноутбук, чтобы они выбирали вместе.

+1

15

У Киары было правило: не говорить за столом о работе, но с некоторых пор она стала пренебрегать им, а сегодня лишь вскользь коснулась, потому что Габриэль сам поднял вопрос брачного контракта. Она понимала, почему он так делал – это попытка защитить саму Киару и успокоить остальных Дантесов и показать, что Габриэль Джино вполне способен самостоятельно содержать семью и совершенно не претендует на состояние и компанию, основанную дедом. Киара улыбнулась и погладила его по ладони. Она была признательна за этот жест. Это говорило о чистоте чувств, бескорыстной любви.
– Ты говорил, но я просто наслаждаюсь тем, что мы можем быть рядом. И если мне что-то понадобиться: туалетный столик или еще одна полочка для ванной, или комод – я обязательно скажу, – она накрыла ладонью его руку и прикрыла глаза. – Да, перестала. Не волнуйся, у меня безопасные дни, но всё равно, наверное, лучше сходить к врачу, и…
Судорожный вдох выдавал волнение. Она никогда не задумывалась о том, спать до свадьбы или нет. Она уже не девственница, а если бы и была такой до знакомства с Габриэлем, сохранить эту ценность до замужества всё равно уже не получилось. Женить на себе по залету она никого не собиралась, но если до дня свадьбы в её животике будет новая жизнь, которую они с любимым мужчиной смогут зачать, если под сердцем будет биться маленькое сердечко, что этом такого?
– Мне тоже нравится ощущать тебя так, – закусила губу и опустила взгляд, чувствуя, как краснеют её щечки. – И когда ты кончаешь, такие ощущения…
И после краснея, она убежала, но не от Габриэля, а только для того, чтобы подразнить его. Футболка её поднималась, подпрыгивала, и попка соблазнительно выглядывала из-под ткани. Да и не скрывалась Киара. Её звонкий смех лился по коридорам, потом вниз, и догнал её Габи очень быстро, подхватил, и Дантес обняла его плечи, зарылась носиком в его душистые волосы, нежные, шелковистые.
– Я не знаю, – смеясь, ответила она. – Наверное, надо начать с какой-нибудь пижамы или домашнего костюма. Конечно, мне нравится больше всего ходить в твоей рубашке, но, – она коснулась губами мочки ушка, слегка засасывая и прикусывая зубками. – Это заставляет думать не о работе, не о том, что тебе приготовить на ужин. А о твоем крепком, большом и горячем члене у меня между ножек. Вот опять…
Она осторожно спустилась с его рук и поправила футболку.
– Мы можем поехать ко мне и забрать кое-какие вещи, чтобы не слишком разорять тебя, покупая то, что у меня уже есть.
Она смеялась, но внутри от одной мысли, озвученной парой минут назад, разливался жар, и нужно было себя переключить.
Киара забралась на диван с ногами, поджав их под себя, и дождалась, когда сядет Габриэль с ноутбуком.
– Сейчас я понимаю, что нужно много мелочей, и не могу сообразить, чего именно. А ещё у нас шампунь заканчивается. Или у тебя где-то еще припрятаны? Можно посмотреть пару комплектов постельного белья, – она положила голову на плечо. – Как ты на это смотришь. Новая жизнь и новое белье. И не только постельное.
Она провела пальчиком по тачпаду и вбила название любимой фирмы, а, потом совершенно не скрываясь, ввела свои параметры. Она не понимала девушек, которые не делились такой информацией со своими мужчинами, а потом ещё обижались, что те не дарят им белье.
– Как тебе это? – голубой комплект из тончайшего кружева. – Или этот? Арррр, – она зарычала. – Нельзя с этого начинать. Вернемся к первоначальному плану. Косметика для волос и косметика вообще. Да?
Она начала набрасывать в корзину шампунь, бальзам и масло для волос, несколько кремов для ежедневного ухода за кожей. И, краснея, добавила упаковку тампонов.
– Так, с этим мы справились, – она посмотрела на стоимость и присвистнула. – Так, от туалетной воды, думаю, можно отказаться. Заеду завтра на квартиру и возьму. У меня есть еще пара флаконов. А что нужно тебе? Бритвы? Пена? Вообще расскажи, чем ты пользуешься. Ой, зубную щетку забыла.

0

16

– Мы можем поехать ко мне и забрать кое-какие вещи, чтобы не слишком разорять тебя, покупая то, что у меня уже есть.
Он пожал плечами. Можно было конечно, но:
- Что значит разорять? Это не разорять, а покупать новое взамен старого. Это же приятно, когда есть такая возможность, верно? Но, если что-то дорого твоему сердцу и ты хочешь это оставить, то конечно заедем и привезём всё что ты захочешь из твоей квартиры. Думаю места в машине хватит, но если нет, я просто, как и всегда закажу доставку твоих вещей сюда. Просто можем съездить туда и ты определишься что перевезти, а что пока оставить там. Или могу попросить доставить всё и тут ты уже разберёшься, что и куда. Но проще купить новое, не находишь, — при этом она могла быть уверенна, что он сделает ровно так, как она попросит.
– Наверное, надо начать с какой-нибудь пижамы или домашнего костюма. Конечно, мне нравится больше всего ходить в твоей рубашке, но, – она коснулась губами мочки ушка, слегка засасывая и прикусывая зубками. – Это заставляет думать не о работе, не о том, что тебе приготовить на ужин. А о твоем крепком, большом и горячем члене у меня между ножек. Вот опять…
Он прикрыл глаза и сладко вздрогнул от её действий:
Дорогая, такими темпами, мы не вещи тебе будем выбирать, а я накажу тебя, распластав на этом столе. Так что давай займёмся делом, - его тон был нормальным и даже слегка игривым, когда он это говорил.
– Сейчас я понимаю, что нужно много мелочей, и не могу сообразить, чего именно. А ещё у нас шампунь заканчивается. Или у тебя где-то еще припрятаны? Можно посмотреть пару комплектов постельного белья, – она положила голову на плечо. – Как ты на это смотришь. Новая жизнь и новое белье. И не только постельное.
- Ммм, интересно, только материал выбираем для постельного сатин, ты же не хочешь американских горок голой попой по шёлку? - ущипнул её мимо ходом за ягодицу, - что касается покупки тебе нового белья, я не против, - она закрыла страничку с бельём, - Эй, я бы тебе тут выбрал пару комплектов с тобой вместе, - сказал он игриво.
– Так, от туалетной воды, думаю, можно отказаться. Заеду завтра на квартиру и возьму. У меня есть еще пара флаконов. А что нужно тебе? Бритвы? Пена? Вообще расскажи, чем ты пользуешься. Ой, зубную щетку забыла.
- Можешь и туалетную воду купить или лучше выбери селективную парфюмерию, мне вот запах на этом сайте подобрали, там есть и женский отдел, - он показал её страничку, - вот смотри крыжовник, жасмин и лемонграсс, может что подойдёт и тебе, они привозят несколько комбинаций на дом и ты покупаешь флаконы тех, что понравятся. У них работают матера из парижа и Вены. Пойми, я хочу для тебя только самого лучшего. А обувь, - он открыл ссылку,- я тебе брал тут. Посмотри, может ещё какие туфельки захочешь, их мастера итальянцы. На цену не смотри, просто клади в корзинку.
Себе он на её сайте тоже положил всего по мелочи:
- Кстати, давай купим ещё новые полотенца. Тебе явно нужно больше, чем одно полотенце, не так ли? А кстати, какие запахи тебе нравятся, мне цитрусовые, лимонные и цветочные, не люблю хвою сандал и лаванду. а ты?

+1

17

– Просто так и скажи, что сам давно хотел проверить этот стол на прочность, а себя –  на порочность, и вот теперь я предоставляю тебе такую возможность, – её губки, наконец, перестали терзать ушко Габриэля, и заскользили по его шее.
Ох, что это был за вкус! Что это был за аромат. От него Киара переживала такой яркий вихрь ощущений… Она возбуждалась, у неё кружилась голова, она теряла самообладание. Она желала этого мужчину, как никогда никого не хотела в жизни. Как будто он весь был соткан из феромонов, но только она может почувствовать и понять их изысканные ноты. Но она, рассмеявшись, сдалась и подняла руки.
– Всё, всё, всё, – смеялась Киара, – убедил. Покупаем новое.
И их корзины на разных сайтах заполнялись разными мелочами: косметикой по уходу, к которой добавлялись всевозможные ватные диски и щипчики, коротенькими пижамами с шортиками и тонкими сорочками, которые так приятно снимать, несколько комплектов постельного белья.
– О! Значит, у тебя есть опыт с шелковыми простынями, – подмигнула, Габриэлю. – Я доверюсь всецело в этом вопросе тебе. Я никогда не спала на шелке, и предпочитаю тонкий хлопок. Мне он кажется теплее, комфортнее, что ли.
«Но с тобой я готова устроить скользить голой задницей по шёлку и не только, – подумала Киара, проводя язычком по губам, но ничего не сказала. Не потому что она боялась наказания, скорее, напротив – для неё это звучало, как открытие новых граней удовольствия, Киара просто хотела поскорее покончить с этим делам, чтобы уже перейти к самому сладкому, а именно к тому самому наказанию, когда Габриэль сможет наклонить её над столом или усадить на него. – Интересно, мы успеем до приезда курьера?»
– А по запахам, – она вздохнула. – Мне очень сложно сориентироваться, тем более онлайн. Я могу воспринимать сандал, потому что он очень густой и тяжелый. Это же касается и жасмина. У меня от этих ароматов часто кружится голова, поэтому я не хочу. Мы с тобой лучше поедем или… – Киара прикрыла глаза и улыбнулась. – Попробуй подобрать для меня сам, какой-нибудь легкий аромат, или тот, что на твой взгляд мне подходит.
Она провела носиком по шее, красноречиво говоря, что с ароматами у Габриэля полный порядок, и снова ощутила прилив желания, и горячее дыхание коснулось кожи.
– Полотенца? Хорошо. Да, нам нужно куда больше, чем два и… Мы обязательно вернемся к тому, что ты так хотел.
Киара заставила себя отвлечься, тем более, что предложение Габриэля выбрать туфли звучало очень соблазнительно. Она уже успела убедиться, что подаренная пара удобна и практична, ноги хоть и уставали после долгой ходьбы, но не так сильно, как это бывало даже с самыми дорогими туфлями из бутиков.
– Я хочу вот эти.
Босоножки состояли из десятка ремешков, которые изящно обхватывали ножку манекена, следом в корзину полетела ещё пара туфель на низком каблучке и кроссовки. Те, что были у Киары, уже поизносились, но если они планируют выбраться с Габриэлем на каньон, лучше приготовиться заранее. Она поморщилась, когда посмотрела на корзину и стоимость, но слова Габи её успокоили. В конце концов, и сама Киара достаточно зарабатывает, чтоб не заморачиваться по такому поводу, и любит дарить подарки, поэтому внимательно следя, что выбирает сам Габриэль, Киара мысленно составляла небольшой список для себя, но этим она займется, когда будет на работе.
– Ты очень щедр, мой любимый руманчик, – она прильнула к нему. – В холодильник заглядывал. Продуктов заказать не нужно? Тогда отлично. И мы можем переходить к самому вкусному. Кажется, ты хотел что-то рассмотреть поближе и заказать кое-что для этого…
Она расстегнула пуговку на рубашке, слегка отводя ворот в сторону. Киара бы взяла ладонь Габи и положила себе на грудь, но тогда о шопинге можно забыть. Как хорошо, что всё это можно сейчас делать из дома. Хотя, как знать, может в магазине она вела бы себя более сдержанно, а может, нет, и  тогда из примерочной кабинки доносилось бы не обсуждение нарядом, а сдавленные всхлипы, постанывания и шумное дыхание.
– Покажи, что бы ты хотел с меня снять, – снова мурлыкала она.

+1

18

– Просто так и скажи, что сам давно хотел проверить этот стол на прочность, а себя –  на порочность, и вот теперь я предоставляю тебе такую возможность, – её губки, наконец, перестали терзать ушко Габриэля, и заскользили по его шее.
- Мда, - засмеялся он, - я сейчас точно закажу наручники и мягкую плётку, для чьей то непослушной попы, хотя я вообще-то такое редко практикую, - пригрозил её ласково Джино, шлёпнув негодницу по попе.
- Я никогда не спала на шелке, и предпочитаю тонкий хлопок. Мне он кажется теплее, комфортнее, что ли.
- Можно заказать и те и другие, мне без разницы, лишь бы не шёлк, - ответствовал Габриэль.
– Попробуй подобрать для меня сам, какой-нибудь легкий аромат, или тот, что на твой взгляд мне подходит.
- Мы  лучше на досуге вызовем парфюмера на дом и ты подберёшь с ним сама, хотя то, чем ты пахнешь всегда мне тоже нравится, но должно же быть у женщины разнообразие, кажется так мне мама говорила.
Он улыбался наблюдая, как она кладёт в корзинку всё то что нужно и не нужно, можно и нельзя и знал, что его счёт не обеднеет с этих покупок. На себя он тратил всегда только на необходимое, к тому же, пропадая днями на работе, ему было мягко говоря не до шоппинга.
Он задумался не на долго, какого цвета взять себе рубашку и в итоге положил одну белую, две чёрных и три синих, а также пару чёрных брюк, одни джинсы и пару белья, он носил преимущественно боксеры и другую модель даже рассматривать не хотел наотрез. Также он купил пару новых ботинок и две пары кроссовок, они были просто обычными для ходьбы.
– Ты очень щедр, мой любимый руманчик, – она прильнула к нему. – В холодильник заглядывал. Продуктов заказать не нужно?
- Ну если можно купить и радоваться, то почему бы и да, моя цыганочка. Да вроде в холодильнике полно еды, тебе даже овощи купили и прочее, я распорядился по телефону. Но если ты чего захочешь, можно заказать.
– Покажи, что бы ты хотел с меня снять, – снова мурлыкала она.
Габриэль слегка покраснел и показал на один из комплектов, он был из тонкого марева кружева и был небесно-голубого цвета:
- Вот этот и такой же только зелёненький, тебе я думаю пойдёт, только красные не бери, мне такое не очень нравится. Красными должны быть платье или туфельки, ну что у вас там ещё, зонтик или сумка. Ну, может я чего не понимаю, но мне так кажется. Кстати, я в дождь конечно не любитель гулять, особо в грозу, но я недавно зонтик потерял, надо  будет мне подобрать удобный, кстати в румынии нам с тобой пригодятся рюкзаки и надо будет купить новую корзинку для пикника и всё для пляжного пикника. А то мои наборы уже совсем старые, надо выбросить.
Он был скорее практичен в своих покупках, нежели выбирал что-то для души. Но его очень радовало, что Киара перестала стесняться и клала больше товаров в корзинку. Лично его стоимость не напрягала, он знал,что в могилу с собой деньги не унесёшь, а Киара напоминала ребёнка в магазине игрушек и его радовало, как у неё загорались глазки при виде интересных вещей, что он показывал ей на сайте.
- Кстати, забыл, надо заказать вешалок, а то места в шкафах много, а куда мы будем это всё вешать? - улыбнулся он.

+1

19

– Редко, но всё же случается? Что тебе ещё нравится, любовь моя? – переспросила Киара, нетерпеливо ёрзая. Признаться, у неё ещё не было подобного опыта, но открывать с Габриэлем горизонты и познавать глубину своей чувственности ей нравилось всё больше. И для неё это было проявлением доверия. – А закажи, – она клацнула зубками, бросая вызов. – Не всё же ладонь утруждать.
В этот момент легкий, но звонкий шлепок обжег кожу, и Киара ойкнула и покраснела, потому что ей всё больше нравилась эта игра. Ей хотелось дразнить зверя, дремавшего в её мужчине, того, кто набросится на такую желанную добычу с неистовством и страстью, как это было в ванной, когда они забыли об осторожности.
– Я тебе кажусь нимфоманкой? Или…
На языке вертелось «шлюхой», но Киара не стала этого говорить, но признание лишь означало, что ей мало Габриэля, что она не может им насытиться и жаждет снова и снова ощущать его рядом. Это ведь не только секс. Это просто присутствие рядом, когда можно протянуть руку и коснуться щеки, почувствовать жар объятий и горячее прикосновение губ в районе затылка…
– Мне нравится, – тихо прокомментировала выбор цвета не только своего белья, но и рубашек Габриэля, а потом она звонко рассмеялась. – Нет, нет и нет. Я не люблю красное белье. Может, кто-то и считает его красивым, но мне всегда кажется оно безвкусным. И под красное белье надо надевать красные чулки, а это уже перебор. Оставим это жрицам любви.
Этот шопинг ей нравился, но даже он немного утомлял, и Киара притихла, устроилась удобнее, склонив голову на грудь Габриэлю, и просто наблюдала, как он выбирает ещё какие-то мелочи и покупки уже для себя.
– Для пикника! Ой, у меня есть корзина большая и пледы. Мне подарили, когда я только пришла в компанию. Ещё как штатный дизайнер. Да, видишь ли, я помогала отцу будучи студенткой университета и не стремилась занять его место, да и не стремлюсь. То, что они создали с мамой – прекрасно! Один строил, другая занималась дизайном. И почему ему вдруг взбрело в голову…
Киара отвлеклась от покупок, и её мысли вихрем закружились в голове, снова возвращая в день, когда они познакомились с Габриэлем. Если бы не решение отца, они бы не встретились, или встретились, но уже при других обстоятельствах и не было бы того объединяющего проливного дождя с ослепительными вспышками молний и сердитым рокотом грома. Было бы что-то другое, но ведь судьба решила именно так…
– Не любишь дождь? А я люблю. Я люблю танцевать под дождем, теплым, летним, босиком, поднимая руки к небу и не думая о том, что платье испортится. И воду люблю, но… Так, я, кажется, слишком увлеклась. О чем мы говорили? Пикник! Так вот, мне подарили большую корзинку для пикников, и она так и стоит у меня, пылиться без дела. Я её даже ни разу не открывала. Заберем и посмотрим, что там есть. Ты ведь позволишь мне принести что-то своё в теперь уже наш дом?
Заглянула в глаза и улыбнулась. Её глаза искрились радостью, в них плескалось счастье, но откуда-то набежали тучки, и улыбка померкла, а Киара вздохнула.
– Мне кажется, ты слишком обеспокоен созданием комфорта для меня, и от этого мне кажется, что я… – Киара покраснела, её пальцы запутались рубашке, она пыталась застегнуть пуговицу. – Я немного неловко себя чувствую, потому что занимаю слишком много пространства в доме. Это меня пугает. Давай на сегодня закончим, а?
Последнее сказано было с надеждой, и что-то подсказывало, что Габриэль поймёт её правильно, ведь он так много делает для Киары, а что она может ему дать? Только свою любовь и открытое сердце, только свою душу и нежность, и в этом купалась и сама женщина, обласканная и согретая жаркой южной кровью Джино. Они дарили друг другу намного больше, и это не имело цены. Этого не купишь за деньги, не закажешь ни на одном сайте.
– Я тебя очень прошу, – она убрала с коленей ноутбук, отставила его в сторону и ласково поцеловала Габи в губы. – Нам еще предстоит разобраться со всеми нашими заказами, а я уже устала, но... – её горячее дыхание касалось его губ.

+1

20

– Редко, но всё же случается? Что тебе ещё нравится, любовь моя?
Тут Габриэль немного покраснел и сказал:
- Ну, душа моя, скажем у меня в комоде есть шкаф с разного рода, кхм, игрушками. Их там не много и всё же есть. И правильнее использовать маленькие ко наручники, железные могут натереть твои чувствительные запястья, а мы ведь этого не хотим? Многие из моих игрушек были куплены не так давно, я не покупал их конкретно для себя или для другого человека,просто натыкался и брал, вдруг думаю, семейная жизнь наладиться и это разнообразит любовные игры с любимой женщиной. А там видно будет, что тебе по нраву,но не всё сразу, конечно же, - подмигнул Габриэль.
– Нет, нет и нет. Я не люблю красное белье. Может, кто-то и считает его красивым, но мне всегда кажется оно безвкусным. И под красное белье надо надевать красные чулки, а это уже перебор. Оставим это жрицам любви.
- Согласен с тобой. Ого смотри какой симпатичный синий комплект, если нравится, то положи в корзину, в нём ты будешь похожа на озёрную нимфу из прелестных сказок. Ты итак у меня сказочная красавица. Это тебя только подчеркнёт. И не забудь повседневного по вкусу добавить, не всё же в них ходить.
– Я тебе кажусь нимфоманкой? Или…
- Ты мне кажешься моей женщиной изголодавшейся по хорошему отношению и, так случилось, что я твой мужчина и готов тебе предоставлять всего себя по первому твоему требованию, моя дикая львица, - он куснул её нежно за ушко.
- Так вот, мне подарили большую корзинку для пикников, и она так и стоит у меня, пылиться без дела. Я её даже ни разу не открывала. Заберем и посмотрим, что там есть. Ты ведь позволишь мне принести что-то своё в теперь уже наш дом?
- Конечно позволю, голубка моя. Более того очень удачно, что она у тебя есть, покупать новую не надо. Это теперь и твой дом, решено, мы завтра поедем к тебе, перевезём что захочешь сюда и ты сама решишь, что оставлять, что отдать на благотворительность. Я помогу тебе с разбором, если захочешь. Ты хозяйка этого дома. И тебе тут всё можно.
– Я немного неловко себя чувствую, потому что занимаю слишком много пространства в доме. Это меня пугает. Давай на сегодня закончим, а?
- Можно и закончить, но не стоит чувствовать себя неловко, дорогая. Я работал специально для того, чтобы и у меня и у моей женщины было всего в достатке и чтобы мы не думали на что хватит денег, а на что нет.  К примеру, хочешь ты увидеть Париж сегодня, берём билеты и летим, - сказал Габриэль для примера.
Но, всё же они заказали ещё несколько вещей и он оплатил из онлайн. Часть должны были привезти позднее вечером, часть завтра к обеду.
- Вот, а после обеда, мы могли бы поехать к тебе за оставшимися вещами, - сказал Габриэль и закрыл крышку ноутбука, - и чем бы ты хотела заняться сейчас, моя радость, до вечера?
Он прекрасно подозревал чем она отела бы заняться, но решил немного с ней поиграть, поглаживая её прелестные ножки в своих руках и приобретая как будто бы скучающий вид, но не с целью её обидеть, а с целью, чтобы она поняла, что он хочет, чтобы она сама сказала, чего она желает или стала действовать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Shopping is fun


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно