внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » feel


feel

Сообщений 1 страница 20 из 26

1

бары и клубы Сакраменто | 31.03.21 / 10.04.21 / 16.04.21 | ночь

Томас и Ядди
https://i.imgur.com/o6RlxRZ.png

м.)

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-06-05 11:27:16)

+3

2

Beatles - and I love her
вв+волосы зеленые

Мы сталкиваемся у входа: незнакомые люди в своих мирках, в своих компаниях. Как свободные электроды. Взгляд в глаза, секунда до взрыва, которого не случается. Я скрываюсь в темном полуподвальном помещении. Даже не оборачиваюсь, проследить за ним взглядом, как будто понимаю, что увижу только огонек сигареты, ладонь, сомкнутые пальцы и штаны.
Меня влечет за собой мир приглушенной музыки, громкого смеха и звона бокалов. Утаскивает в дальний угол, к самому большому столу, где уже через пару минут развернется шумное веселье. Все эти люди здесь лишь с одной целью - проследить. Даже не избавиться от скуки, но проникнуть вглубь, разобрать по суставам и позвонкам, а после, как закончится вечер, донести моему благоверному, что там у меня внутри. Как будто он сам не знает. Как будто он сам не разрывал мою грудную клетку в поисках неземных рубинов и самоцветов, находя вместо них лишь отчаянье и страх.
Спустя несколько тостов и три шота текилы, я ощущаю полное принятие с этим миром. Мне хочется продолжить вечер лонгом, вернуться домой пьяной, но на своих двоих. Среди этих людей невозможно расслабиться. Никто из них мне не друг. Ни один. Я чувствую это в каждом взгляде. В каждом вопросе о муже. В каждой фальшивой улыбке.
Я чувствую это, но не подаю вида. Пусть считают, что я попалась на крючок. Рыбка из меня так себе. Рыбка-обманщица. Рыбка-лицемерка. Рыбка, которая возомнила, что она бабочка. И пока мотылек сидит на крючке, никто даже не заметит, что она с легкостью вспорхнет и улетит в окно, просто потому что может.
- Эй, милая, пойдем закажем хиросиму? Текила сделала свое дело, теперь только повышать. - Они все называют меня милая, сладкая, красавица, детка, - думаю, это потому что не могут выговорить имя. Некоторые его не в состоянии даже запомнить своим маленьким куриным мозгом. Оно же не очередное семечко - Кэтти или Лили. Оно такое странное, такое не похожее на их привычный мир Сэмов и Стэнов. Они называют меня уменьшительно-ласкательными, а я вижу их попытку опустить меня с пьедестала - на который сами же меня и усадили - до их собственного уровня. Попытки смешные и нелепые. Но, впрочем, я не повторяю гордо свое имя всем и каждому. Одного раза достаточно, чтоб запомнить. Два - максимум, и то, если сами спросят. Пусть будет котенок. Мне тоже плевать, как их там зовут.
Девушка увлекает меня к бару. Я хочу самую обычную куба либре, она же кричит бармену: - две хиросимы. - Я сдаюсь, но все же добавляю: - и куба либре. Да, лайм надо. - Мы ждем свои шоты, и даже удается проникнуться нетерпением. Слежу, как ровно ложатся слоями ингредиенты, красиво. На секунду я оказываюсь не в этой стране, а где-то там, за океаном. Улыбаюсь. На мгновение мне становится хорошо.
Шот поджигают, быстро вставить соломинку-трубочку и выпить. Внутри как будто случается взрыв: дыхание, мысли, даже мироощущение оказывается каким-то новым и другим. Градус резко повышается, кровь разгоняется, но чувства опьянения не ощущаю. Хочется танцевать или потрахаться. Пока что не понимаю, чего больше. Хочется движения, выплеснуть энергию, получить взамен яркие эмоции. Хочется жить. Хочется.
Девчонка, притащившая меня к бару, куда-то уходит, я же жду свой лонг, понимая, что сегодня с алкоголем пора притормозить. И мы сталкиваемся опять. Не обязательно даже идти куда-то, всего лишь повернуть голову, чтобы натолкнуться на чужой взгляд. Со всего размаху и ножевое под ребра - это ощущение от него. Это обмен улыбками. Это желание подойти.
Вместо знакомства, хватаю свой коктейль и теряюсь в толпе. Именно потому, что хочу - не делаю. Именно потому, что тянет - убегаю. Ни в какую судьбу или рок уже давно не верю. Все, что случается, происходит вне зависимости от предначертанного пути, а лишь из-за того, что так сложились обстоятельства. Я свои корректирую.

У нашего столика очередные дебаты, обсуждают современную музыку, исполнителей и даже выдвигают теории, что нового уже никто и никогда не придумает. Все, что сейчас вылетает из под пера композиторов - уже тысячу раз написано и исполнено. Мне скучно. Я уже слишком устала от музыки. В моей жизни с каких-то пор ее даже слишком много.
Оставляю недопитый лонг на столе, увлекаю одну из девчонок на небольшой импровизированный танцпол, к нам подтягиваются и другие. Музыка орет громко и не то, чтобы она была очень танцевальной, но нам это не мешает. Мы смеемся и не боимся показаться нелепыми. Отдаемся ежеминутному порыву с головой... а потом у меня заканчивается воздух. Был он и не стало.
Воздух не всегда измеряется в количестве людей рядом, в просторности помещения или душевном состоянии, иногда, это всего лишь недостаток никотина или случайный приступ паники. К такому невозможно подготовится. Это просто случается и все. Со мной вот тоже, случилось, и чтоб прийти в себя, стреляю у первого прохожего парня сигарету, на самом выходе из бара. Он хочет пойти со мной, но я жестом даю понять - не надо. Остаюсь одна.
На улице действительно дышится свободнее. Верчу в пальцах сигарету, раздумывая, почему не подкурила еще в баре. На улице прохладно, обнимаю себя руками, запахивая края не застегнутой рубашки. Так не хочется возвращаться - хотя бы пару минут. А, может, вообще пора домой? На этой мысли я вновь сталкиваюсь с ним взглядом. Но теперь некуда бежать, если только навстречу - к этому незнакомцу. Подхожу ближе. - Привет, не будет огня? - Мы здесь, у входа, как будто одни в целом мире. Я спрашиваю про сигарету, а думаю о том, как быстро расстегивается ремень на его штанах. Мы смотрим друг на друга впервые, но мне кажется, что это все уже происходило - в какой-нибудь другой вселенной.

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-05-25 21:20:56)

+1

3

Где искать правду? В шумной компании малознакомцев? Может на дне бутылки? В глазах незнакомки за соседним столом? Томас в компании, он шутит на автомате, практически не осознает, что несет вообще, смеется громко, пьет много, но недостаточно, чтобы на рогах добираться до квартиры. Пока. Это его способ расслабиться, забыться, уйти от ненужных мыслей, жрущих сомнений. Думать  вредно, еще мелким пиздюком понял это, а в последнее время приходилось слишком много думать, что стало неприятной привычкой. Лучший способ – вернуться к прежней жизни, прикоснуться к ней, вернуться уже не выйдет, да и парень не тоскует по прошлому, как сказал какой-то хуй, если бы в школе учился нормально, то может быть и вспомнил бы, но четко помнил, что тот дохуя мудрый говорил: нельзя оглядываться назад в прошлое, иначе не будет будущего. Есть в этой частично истины, не останавливаться, не стоять на месте, но там за плечами опыт, пусть даже без желания его повторять, но опыт. А история одного человека тоже движется по спирали? Томас мотнул головой будто стряхивая эти назойливые мысли и тут же констатировал факт

-Блядь, вы уже все выжрали, сучары! -Выпивка заканчивалась как-то слишком быстро, что в итоге к барной стойке пошел уже сам Томас. Народа много, но несмотря на это бармен шустро справлялся со своей работой, небольшое ожидание заставило снова взглядом зацепиться за зеленоволосую девчонку. Он откровенно ее разглядывал, эти татуировки  эти мелкие девчачьи татуировки. Настоящие ли они? Или как в школе лепили наклейки и ходили типа крутые и взрослые. Взгляд скользнул ниже к тонким ее ногам. Тупая улыбочка на лице нарисовалась моментально, когда встретился с неформалкой взглядом. «А что ты как дура зеленая?» - вертелось на языке, но перекрикивать громкую музыку желания не было, потому он тупо пялился, как с легкой умственной отсталостью невинно улыбаясь. Нравились ему когда-нибудь такие девчонки? В классе была неформалка. Девка необщительная, неулыбчивая, на нее все смотрели как на фрика и вряд ли у кого-то вызывала интерес, а эта почему-то вызывала. Может уже перепил нехуево, может в этой ее неформальности прослеживалась личность, а не тупое подражание моде или способа выделиться попугайским видом. Томас подмигивает девчонке, когда на разворачивается, чтобы вернуться к своей компании, Томас же покупает 2 бутылки водки и возвращается на свое место, к пустой болтовне. Опрокинуть одну-вторую. Поорать под известный трек. Компания слишком шумная и совсем скоро напьется и сам Томас до того состояния, когда захочется начистить рожу криво посмотревшему или с неуважением высказанной в свою сторону фразе.  Совсем скоро.

Он пересекает зал пританцовывая, зажав в зубах фильтр дешевой сигареты. Город спал, только неугомонные давали понять, что здесь есть жизнь, жизнь жужжит в зале бара, а для Томаса время сконцентрировалось в горькой обжигающей затяжке. Пройдя чуть дальше от двери в помещение, в тени он совсем не собирался задерживаться здесь. Только чуть развеется, слишком жарко там, слишком тесно. И видимо не одному ему.

-А ты меня преследуешь, неформалка – Томас как истинный джентльмен достал из кармана джинс зажигалку, но совсем не по-джентельменски передал ее девушке. Он снова пробегается оценивающим взглядом по ее лицу и телу.  В голове возникает вопрос «Ей хоть 19-то есть?».  Тишина недолгая. С ней не хотелось молчать, но временами Томасу лучше молчать – Ты безумная? – Тяжелый ли его взгляд или пьяный, который видит перед собой красивую девчонку. – Или ты, типа, в группе там играешь или поешь?  - или школу еще не закончила.  Хватает девушку за руку, в которой она сжимала его зажигалку и резко подтягивает к себе. Она ежится от холода, а Томасу жарко. Приобнимает ее со спины. Нет. Никакого насилия, та может освободиться от его рук, отойти или уйти – Как тебя зовут?

+1

4

The Animals - House of the Rising Sun
Сколько раз я думала о побеге от своего мужа? Слишком много, чтобы однажды не попробовать. Слишком тщательно, чтобы верить в свою счастливую жизнь. Подсознание не обманешь: можно сколь угодно долго пытаться себя убедить, что ты на своем месте, что тебя все устраивает и в общем-то это все действительно то, что искала. Делать вид, что веришь; говорить, что веришь; даже думать, что веришь. Но потом, оставшись наедине с собой - в предрассветный час, когда тяжелые мысли не дают уснуть, или в ванной, полной теплой воды - мысли все равно возвращаются к нынешнему положению дел. Нельзя вечно бегать от себя, своих желаний или не_желаний. Когда чувства застилают глаза, люди говорят и творят всякие вещи, а потом эмоции утихают и обнажается неприятная правда: не то пальто. Не по размеру. Снимай скорее, отдай тому, кому нужнее. Ведь в Сакраменто опять ад не по Данте.
Жарко там, внутри бара от десятков разгоряченных тел. Жарко там, в квартирах соседних домов, от палящего весь день солнца. Жарко там, в сердцах людей, поглощающих алкоголь и силы друг друга. И холодно только мне. Теплее не становится ни от алкоголя, ни от чужих прикосновений, ни от огня. Теплее в принципе не может стать, пока в душе идет снег и дует шквальный ветер. Я по ночам пою своей метели колыбельные, но она не хочет затихать, только громче подпевает, как будто не понимает, что мне и так - зябко.
Забираю зажигалку, не касаясь чужих пальцев. - Или ты меня? - Отвечаю вопросом на вопрос, а улыбкой на улыбку. Не лезу в душу карими глазами, не шарю холодными пальцами, как в карманах. Это все элементарная вежливость. И самый обычный флирт. Ведь минуту назад за дверью бара скрылся последний посетитель и вся улица в нашем распоряжении. Я могу позволить себе больше, чем обычно. Могу разрешить хотя бы на каких-то пару минут стать попросту девушкой из бара. Ничто не выдаст во мне замужнюю даму, ведь обручальные кольца - как сказал мой муж - это так пошло. На свадьбе, конечно, они были, но после остались лежать в шкатулке с прочими украшениями. Иногда я надевала свое, вместе с кучей других колец, но чаще - нет. Кольцо, как еще одно напоминание, кому я принадлежу - мне не нравилось совершенно.
- Безумная? - переспрашиваю хохоча. Если бы... - Еще варианты будут? - На улице куда тише, чем в баре, но все равно музыка доносится, как самый лучший саундтрек к знакомству. Пока парень накидывает варианты, я подкуриваю. Задерживаю взгляд на огоньке, он отражается в темных глазах, и если присмотреться, можно заметить, какие там хороводы водят бесы. Если это и безумие, то скорее одержимость. Отпускаю язычок зажигалки только когда пальцам становится горячо. Ждать долго не приходится - несколько секунд. Было тепло... но ведь это совсем ничего не означает, верно? Ночь сожрет все и всех даже не подавившись. Когда там уже моя очередь?
Еще одна улыбка. - Пою? О, нет. А что, тебе не нравятся такие, как я? - Протягиваю зажигалку, чтобы отдать ее парню, но вместо того, чтобы забрать свою вещь, он забирает меня. Я даже не сопротивляюсь. Алкоголь сделал из меня совсем другого человека. Подарил возможность не думать о последствиях. Отпустил сжимающий поводок, позволяя вдохнуть свежего воздуха и расслабиться. Если бы муж узнал об этом - легком и ненавязчивом объятии - не убил, но покалечил точно. Возможно, был бы прав. С каких-то пор я совершенно разучилась вести оборону. Смирилась и сама поверила, что во всей его злости и побоях виновата сама. Изменила свое отношение к этому для того, чтобы не сойти с ума и не повеситься.
Чужое тело обдает жаром. Как будто северный полюс встретился с экватором. Стоило ли говорить, что я начала плавиться под таким напором? Даже забыла об осторожности - сделала шаг не от него, но к нему, уперлась лопатками в парня, прижалась спиной и даже попой. Просто потому что могла. Потому что хотела этого. И как ни в чем не бывало продолжила курить. Не то, чтобы для меня такое поведение когда-либо было нормой, но сегодня я разрешила себе быть кем-то другим. Позволить больше, чем раньше. А все потому, что слишком сильно устала быть хорошей женой. Играть на камеру и всегда врать. Да, у меня чудесный муж, но весь его блеск оставался синей краской на моем лице и ребрах. От такой любви тоже устаешь... и почему я все еще с ним?
Мысли давят, останавливаю себя, запрещая портить этот момент тем, кого нет здесь сейчас. Делаю очередную затяжку, дым в сторону, а после чуть поворачиваю голову и поднимаю подбородок, чтобы посмотреть на парня снизу вверх. Волосы щекочут его лицо, касаясь при движении, замечаю, что он значительно выше и больше меня. Мне нравится. Если я северный полюс, то я явно начинаю таять и течь из-за его жара прикосновений. - Ядди, а тебя? - Бессмысленный вопрос, ведь завтра мы не вспомним друг друга и, уж точно, не встретимся опять. Приподнимаюсь на цыпочки и кусаю его за подбордок - точнее хочу укусить - все заканчивается быстрее, чем зубы/губы/язык коснуться его кожи, только жар дыхания - не более. Дверь из бара открывается, я дергаюсь, как будто опасаюсь, что там могут выйти мои знакомы. При этом ловлю свободной от сигареты рукой его пальцы, - пойдем. - Просто хочу увести себя и его от обзора тех, кто будет выходить. Полагаться на удачу - худшее решение и я него не принимаю. Но при этом, не могу отказать себе в удовольствии продолжить объятия за углом бара.

+1

5

-Интересный вопрос. А какая ты? Ну, тип, если всю эту зелень с тебя смыть? Чем ты привлечешь внимание тогда? – не то, чтобы он не уважал этих ряженых, скорее не понимал. Парней так тем более, которые выращивали косы по пояс, красили ногти и худые и синие жаловались на бренность бытия, получая пиздюлей от таких как Томас. Что с ними было не так? Жаловалась бы девушка перед ним? Ее черные глаза как бездна, в которую как-то не очень-то хотелось окунаться и тем более тонуть, но они тянули-тянули-тянули. Куда только.

Она вжимается крепче, мелкая и такая хрупкая, возбуждая в голове вопрос (и не только вопрос), как такие вообще выживают во всем этом дерьме реальности. Сейчас череда стоп-кадров зависли на этом моменте. Фруктовый запах от ее волос или тела или не фруктовый, ягодный, свежий, (какой?), четко врежется в память моментом знакомства со случайной девушкой из бара, легкой, притягательной, безумной. Она поднимает взгляд, называет свое имя такое же необычное как весь ее образ, как и ее поведение, будто знакомы давно, будто не 5 минут разговора их сейчас объединяли, и совершенно неожиданное действие с ее стороны выставило многоточие в мысли о ее ненормальности. И о собственной.

-Ядди – повторил, будто от имени тогда не останется ничего экзотического – необычно, однако. Том – называет свое и именно в этот момент девушка дернулась, парень никакого внимания не обратил на открывающуюся дверь, его в принципе мало волновали сейчас люди. С ней не волновали. Ее холодные пальцы цепляются за его руку и тянет дальше от выхода, тянет за угол, в узкий переулок, в котором обычно находятся мусорные баки и бомжи стерегущие свой поздний ужин. Юль смеется над озвученным предположением, что у этой девчонки где-то под соблазнительно короткой юбкой нож, которым непременно прирежет его, когда скроются от посторонних глаз.

Он не из тех, кого ведут или кто будет ждать ножа в горло. Потому, как только темнота неосвещенного закутка ебучего города накрыла их двоих, Томас прижал девчонку к стене, сжимая тонкую шею, приподнимая какое-то фарфоровое ее лицо и, все-таки, утопая в блеске черных больших глаз в это мгновение. Алкоголь сейчас в крови играет ли, обоюдное ли это желание, не впаяют ли срок за изнасилование – об этом мозг подумает позже, когда начнет наконец-то думать, а сейчас проспиртованный выдох в губы девчонке без озвученного опять таки просящего вопроса, может все-таки стоит помолчать сейчас? Томас целует неформалку настойчиво, не давая той и шанса на то, чтобы отказаться, вырваться, закричать. Сладковатый привкус колы, фруктовый рома на горячем ее языке не давал и намека на то, что она против. Пальцы, что вжимали в стену за горло прошлись по щеке, вверх, пропуская зеленые пряди волос между пальцами в районе затылка, а второй вовсе не в поисках ножа под юбкой проводит по бедрам, скользит под резинку белья, сжимая в пальцах мягко и пошло. Сорвать бы всю одежду мигом, придаться животному сексу сейчас, в накаленном воздухе между ними не было возможности повернуть назад. Ему-то что терять? Кто вообще в здравом уме от секса откажется, от того, который ни к чему тебя не обязывает. Никаких вопросов об уверенности, зачем тогда все это?

+1

6

Nirvana - Lithium
В жизни же бывает все просто? Подчиняться не чужому мнению, а собственным желаниям. Сделать хоть раз не то, что правильно, а то, что хочется. Без угрызений совести, которая уже пишет трактат о том, как нужно и как не нужно себя вести молодой жене; без нравоучений третьих лиц, которые непременно знают лучше и все сейчас разложат нам, глупеньким, по полочкам; без любопытствующих носов, лезущих и следящих за каждым шагом, как будто у них нет своей жизни, а только вот эта - моя, твоя - наша. Жить под прицелом фотокамер утомительно. Жить под гнетом чужого мнения сложно. Я не была к этому готова, когда выбирала того, кого выбрала. В общем-то, я и не выбирала. Так получилось: влюбленность ворвалась в жизнь на фестивале и привела меня на другой континент. Грех жаловаться, да?
Можно было бы сказать - да, но чем больше времени проходит, тем сильнее понимаю, что растворяюсь в своем браке, и теряю индивидуальность. Становлюсь пластичной, мягкой и податливой. Свободный человек, но почему же мне кажется, что во всей этой ситуации - я заложница обстоятельств? Заложница, которую никогда не освободят, если она сама не захочет. Я не хотела, давайте будем честны. Не хотела, но это не мешало сейчас собираться совершить преступление против своей семьи. Против себя... но лишь для того, чтобы почувствовать себя свободной. И хотя бы ненадолго - собой.
Томас шутит про ножи, я не оборачиваясь отвечаю, что если с меня смыть зелень, то ножик все равно останется при мне. Он смеется, и мне хорошо от этого смеха, спокойно. Потому добавляю о том, что ему обязательно нужно меня обыскать. О-бя-за-те-ль-но. Последнее слово произношу уже тихо, еле слышно, смотря ему в глаза. Это все - призыв к действиям. Это все - мое согласие.
В подворотне темно, тихо и прохладно. Еще холоднее, чем на продуваемой всеми ветрами улице на которой расположен бар. Впрочем, я почти не ощущаю холода из-за близости парня. Он буквально в сантиметре от меня, или все-таки ближе? Сложно сказать. Чувствую его тепло, но не тело. Прикосновения пальцев, но никаких требований после. Только порывы животного желания. Хочется прикасаться, кусать, облизывать и целовать. Хочется даже больше, чем вообще можно позволить себе при первой встрече с парнем. Хочется, и сегодня я иду у своих желаний на поводу.
Томас прижимает меня к стене, смыкает пальцы на шее, а я неосознанно возбуждаюсь. Это уже - рефлекс, выдрессированный во мне чуть ли не за год. Не боюсь, что пальцы сомкнутся слишком сильно, но, казалось бы, я знаю его пять минут, откуда столько доверия, откуда уверенность, что мне хватит воздуха? Не задумываюсь и над этим вопросом. Разрешаю ему прикасаться так, как он хочет. В принципе, мне всегда нравится, когда делают не спрашивая. Когда не обсуждают, а просто берут то, что считают своим.
Поцелуй со вкусом сигарет и алкоголя: жадный, требовательный, и совсем чуть-чуть изучающий. Так не целуют впервые, слишком уверенно и нагло. Алкоголь ли это, или адреналин, сказать сложно. Но я отвечаю с той же жаждой, как изголодавшийся путник приникает к родниковой воде. Я еще сама до конца не распознала в себе этого желания, но мое тело уже реагирует, а руки цепляются за его футболку, комкают ткань, прижимают к себе ближе. Том нависает надо мной огромной горой, и я с удовольствием готова погибнуть под ней, но не раньше, чем хотя бы раз кончу.
Поцелуй не заканчивается, со стороны может показаться, что мы хотим разорвать и сожрать друг друга, но вместо этого - ласкаем. Пальцы отпускают горло и уже с некой нежностью скользят по шее вверх, тонут в волосах. Да и сам поцелуй становится медленней, но не прекращается. Мы просто наслаждаемся одним дыханием на двоих, заставляем этот мир замедлиться.
Чужие пальцы жаром обдают бедра, ощущаю, как по коже бегут мурашки. Цепляюсь за плечи парня и обвиваю его бедра ногами, позволяя приподнять меня. Чувствую, что он явно рад меня видеть. Целовать. Прижимать к себе. От этого внизу живота разливается тягучее и требовательное желание. Этот поезд набрал скорость и его уже не остановить. Я и не прошу останавливать. Все слишком стремительно и неожиданно, но мне это нравится. Как будто только ради этого я в принципе и пошла сюда. Как будто только ради этой встречи сегодня утром я открыла глаза в очередной раз.
Совсем не хочу ждать. Не хочу тянуть резину или выбирать, какой-то подходящий момент. Не хочу обсуждать как и зачем. Не хочу портить все это словами. Ведь дальше - будет однозначно. И чем быстрее, тем лучше.
Спину холодит стена, упираюсь в нее, как будто мне нужна хоть какая-то опора, кроме его плеч или бедер. На самом деле - нет, но одна свободная рука лишней не будет. Почувствовав, что мое положение куда более устойчивое, чем минуту назад, высвобождаю одну руку, для того, чтобы расстегнуть ремень его джинсов, а потом и сами джинсы. Не вижу смысла стесняться - а, может, это алкоголь не видит в этом смысла - рука лезет в штаны, как будто там бывала уже ни раз, и даже ни два.
Пока пальцы уверенно сжимаются на члене Томаса, заставляя его еще больше напрячься от возбуждения, губы все еще целуют. А после - слегка прикусываю его нижнюю губу. Отпускаю, чтобы спросить, совершенно не узнавая своего возбужденного голоса: - у тебя есть презик? - Конечно, я хочу его так, что буквально забываю обо всем, кроме как о том, что я должна быть осторожна в случайных связях. Не хватало принести домой болезнь, не говоря уже о ребенке. Впрочем, этот поезд уже сошел с рельс и несется в пропасть. Стоит ли говорить, что продолжение будет в любом случае?
блять...

+1

7

Такая легкость в голове, без мыслей о последствиях, время застыло, оно в поцелуях таких неудержимых, будто приходилось долго держать себя в руках, прежде чем переступить черту, но по факту этой черты не было, звезды так сошлись, судьба так распорядилась? Просто в момент с ума сошли оба? Казалось, что  крупицы надежды на удержание равновесия таяли ее стараниями, руки скользнули по шее, поцелуи страстнее. Томас  несдержанно выдыхает когда пальцы ее ловко справляются с ремнем, а после сжимаются, отбирая последние попытки думать трезво, хотя бы пытаться думать.

-Нет – короткий ответ. Он шел в клуб просто выпить, уж точно не собирался в течение 5 минут подцепить девку и уединиться с ней тут же. Даже и вопроса сейчас не возникло, а часто ли она так? Может после плату запросит? А про заболевания и речи не идет. Может в его возрасте не особо это волнует, а может просто сам Томас безрассудный, пьяный и живет моментом. Это все про него.  Но сомнений не было, что на факте отсутствия защиты все закончится, мешало сейчас только белье, стянуть которое дело нескольких секунд. Для чего отпускает девушку на землю, чтобы проделать бесхитростное дело и бросить на автомате предмет нижнего белья  на землю себе под ноги, будто они вовсе не на улице, а в квартире. Да ничто его не волнует, вернуть все в исходное положение и уже трахнуть ее грубо, слышать, как отзывается в ней это желание, движение, похоть. Снова подхватывает девушку, прижимает к стене, болезненно сжимает пальцами ягодицы, целует шею или скорее прикусывает, может тоже болезненно, плохо контролируя себя, следы останутся, она либо будет задаваться завтра вопросом откуда это все, либо помнить об этой случайной связи с неделю минимум. Все внимание, мысли, если они и имели форму, тело сконцентрировались на моменте, в котором контраст температуры и прикосновений вдруг стал еще ощутимее и яснее. Внутри она пылала, сжигала любую попытку ухватиться за здравый смысл, а Томас ни в чем не сомневался и эту уверенность в том, что все так и должно быть,  медленно с нарастанием темпа укреплял в девушке, вбивал это право быть сейчас с ней и в ней. Она легкая, тонкая, страстная, выдыхает в губы, могла бы что-то и говорить, но как же здесь неудобно. Юль отпускает ее на ноги и разворачивает  лицом к стене, не теряя ни минуты. Его заботило сейчас собственное удовольствие. Это случайная связь, в которой каждый думает только о себе. Ощущения острее, тянуть здесь не с чем, никаких романтических чувств, никаких мыслей о том, что стоило бы продлить момент, удостовериться, что и девушка получает желаемое сполна. Нет. Секс торопливый, эгоистичный, вызванный лишь мимолетным желанием обладать, снять напряжение, получит удовольствие. Она и сама знала чего хочет и как. Сейчас. Без мыслей о последствиях. О последствиях забыли оба, а, может, полагают, что сегодня удача на их стороне, не случайно из сотни тысяч людей она свела в этой точке именно их двоих. Неформалка может быть не случайной девушкой.

Мыслей нет, только ощущения, которые усиливались за счет непривычного места, горячего тела незнакомки, ее страсти, ее запаха. Шумный выдох, пара резких движений и кульминация, в которой кончает в нее, тяжело наваливается на девушку,  а после  уже придет осознание, где они, что сделали и к чему может безрассудство привести. Прежде чем отстраниться, целует девушку где-то в районе виска и, застегивая пуговицу и ширинку на джинсах, наконец-то нарушает на минуту нависшую тишину:

-Ты точно безумная, неформалка – никакой неловкости он не чувствовал, будто все это не впервой. И может быть поговорил с ней, но тут же зазвонил телефон. Чус умел подгадать момент.

-Да, что? - подмигнув девушке, Томас вернулся ко входу в клуб, ответив беспокойному другу, закурил, ожидая, что незнакомка вернется. Зачем ему это?

+1

8

izzamuzzic - ice

под утро
Ты был мне нужен. - Короткое осознание происходящего пульсом в виске. - Вот таким, какой появился. Грубым, решительным, жадным и нетерпеливым. Сегодня мне не нужны были нежные ласки и трепетное отношение. За твой счет я хотела ощутить себя хуже, чем есть на самом деле. Развратной, свободной, предательницей и лицемеркой. Было бы лучше, чем б ты не спросил даже моего имени, но ты спросил, а я зачем-то ответила. Открылась, пусть на миг, но пропустила из своего мира в твой что-то лишнее и не нужное. Мне тогда хотелось только ощутить внутри себя тебя. Почувствовать тебя так, как будто принадлежу только тебе. Случайный секс, случайный человек, но почему ты не стал именно всем этим случайным?
Лежа сейчас в пенной ванной с бокалом красного-полусладкого, я как будто пыталась оттереть со своего тела его прикосновения. Но закрывая глаза, я все еще видела его. Ощущала каждое прикосновение. Я открывала глаза, делала очередной глоток и молилась, чтоб муж не вернулся еще хотя бы неделю. Засосы на шее не скрыть, как и отпечатки пальцев на ягодицах, как и синяки на спине. Как и тебя в мыслях.

ночь

Всего одного мига хватило, чтобы услышать ответ и откинуть его как не нужный. Возможно, сегодня я вытащила счастливый билет и все закончится благополучно. Без хоть каких-то последствий. Честно говоря, я об этом не думаю. Мне максимально все равно, что будет завтра. Здесь и сейчас есть только он и я. И возбуждение наэлектризованное, искрящееся, нетерпеливое.
Когда Томас возвращает меня на землю, наклоняется, чтобы стащить черное кружевное, я даже не останавливаю. Смотрю, как кролик на удава. Мне не страшно, но я заворожена. Даже когда дорогущая Victoria’s Secret летит на грязный асфальт, не замечаю этого. Раньше, живя в Польше, даже мечтать не могла о такой красоте, сейчас и бровью не веду, когда лишаюсь этого атрибута одежды. Мысли заняты другим.
Впрочем, с той скоростью с какой кружевное белье летит на асфальт, я оказываюсь на его руках. Дальше без прелюдии, все попросту происходит: парень входит резко, даже болезненно. Я реагирую на это кусая его за мочку уха. Он кусает меня в ответ за шею. Или все же целует? Сложно разобрать. Сейчас важны только ощущения, они определяют все. То, что я прижимаюсь к нему ближе, опираясь на плечи руками, когда он вжимает меня в стену и торсом, и бедрами. То, что я чувствую как быстро и глубоко он входит. То, что его губы и зубы не щадят ни шею, ни плечо.
Он хочет меня разорвать, а я только закрываю глаза и почти умоляю: - не останавливайся. - Мне не нужно направлять, не нужно просить сбавить темп или наоборот - трахать жестче. Томас знает все сам. Наверное, впервые за долго время, мне нравится все от начала и до... о нет, финал еще не сейчас.
Отпускает, касаюсь земли и понимаю, что опора мне все-таки нужна. Возбуждение такое сильное, что буквально подгибаются колени. Я разрешаю ему пользоваться собой, забывая предупредить, что сама пользуюсь им. Разворачивает к стене и тут же вновь входит, на этот раз я совсем не чувствую боли, только наслаждение. Опираюсь о стену, она приятно холодит, ведь от Томаса я буквально пылаю. Движения быстрые, резкие и ритмичные. Закрываю глаза и просто чувствую его. Сейчас я чувствую только удовлетворение, много позже придет осознание своей порочности. Но сейчас - мы в моменте. Нет никакого прочего мира, кроме этого. Нет никого и ничего. Когда он кончает, я - нет. Жду ли я того, что и мне сегодня так повезет? Нет. Хотела бы я? Наверное, тоже нет. Я здесь за другими вещами, я здесь только ради ненависти к себе. И вместе с его горячими губами к своему виску, приходит и она.
Чувствую ли я себя использованной, когда парень отстраняется? Когда отвечает на телефон, еще с тяжелым дыханием и сбивчивым голосом. Когда оставляет одну.
Да и нет. Я знаю, что это не его инициатива и знаю, что он ничего мне не должен. И это, кстати, лучшее, что могло случится. Только сейчас понимаю, что потеряла трусы в прямом смысле. Переносный же остался даже не так важен. - Ну, ты и идиотка, Ядвига. - Поправляю одежду, и наконец-то ощущаю насколько стало холодно. Еще минуту трачу на то, чтобы просто прижаться спиной к стене и восстановить дыхание. Еще минута уходит на то, чтобы восстановить самообладание и выйти из-за угла. Томас курит у бара, чуть дальше еще какие-то люди, убедившись, что они незнакомые, иду в бар, даже не взглянув на парня. Как будто он какой-то незнакомец. Как будто между нами ничего не было и быть не могло.
Прежде, чем пойти за сумкой к столику, захожу в туалет. Чувствую себя грязной и мерзкой. Чувствую себя шлюхой. Чувствую к себе отвращение. И это именно то, чего я добивалась.
Потратив минут пять на то, чтобы привести себя в порядок, все же возвращаюсь к друзьям, но уже минут через десять вызываю такси и еду домой. Не хочу оставаться здесь только потому, что совершенно нет желания столкнуться опять с Томасом. Он все равно не сможет сделать так, чтоб мне стало легче на душе. И вряд ли способен сделать еще хоть что-то, что заставит почувствовать себя хуже.

10.04.21
Муж приехал всего на один день. Разбудил громкой музыкой, огромным букетом нежно-розовых роз и взрывом шампанского. Его настроение передалось мне с первых минут  - пить шампанское до обеда? Почему бы и да. Завтракать шаманским с креветками? Мое привычное утро.... Да, но нет. Джейсон в запой рассказывал о концертах и договорах о фитах с популярными исполнителями, настолько увлечен, что даже не замечает отметины на мне не от его рук. Я вкидываю в подходящие моменты вопросы, а сама спешно выбираю одежду, которая закроет следы моего недавнего веселья. Как будто это возможно, когда муж стаскивает одеяло и возмущается, что без него я сплю в пижаме.
Пока он говорит по телефону, замазываю засос на шее; пока он снимает футболку, чтоб сходить с дороги в душ - надеваю платье. Он тащит за собой, а я смеясь напоминаю, что впереди куча встреч и некогда. Соглашается, кусает шею, но все же отпускает. Я карикатурно вздыхаю: будет синяк. Он не замечает, что синяк уже был.

День пролетает незаметно, и весь этот день я делаю всё, чтобы мы не остались наедине. В какой-то момент он даже ловит меня и спрашивает так серьезно: что-то случилось? - Отшучиваюсь, что пмс и в общем и целом, все хорошо. Он принимает это объяснение больше потому, что у него действительно нет времени на меня. Ночью мы едем на вечеринку, но уже через полчаса ему кто-то звонит, после непродолжительного разговора - извиняется и уезжает в аэропорт. А я остаюсь на вечеринке, которая мне совершенно скучна и неинтересна.
Сижу, медленно потягивая как будто бесконечный коктейль и рассматриваю людей. Незнакомые или неинтересные. Касаюсь скользяще каждого, опускаю взгляд в телефон всего на секунду. Чтобы поднять опять и посмотреть на парня в дальнем углу. Он кажется знакомым. Рассматриваю более внимательно и понимаю, что - знакомы. Худшая встреча, которая может случиться сегодня... Но почему я не отвожу взгляд?

+1

9

Свернутый текст

Столько сомнений в каждом высказанном слове и принятом решении, столько недосказанности. Томас пытался занять все свое время, не бросив тренировки, не оставив бои, работая у брата в охранном агентстве. Загоняя себя не чувствуя время, физическая нагрузка с утра, зал в оставшееся свободное время, моментами, когда тяжело уснуть парень пытался читать, каждая новая страница была словно пустой, ничего не отпечатывая в сознании, только чувство, что эта жизнь проживается не им самим. Не знает кто он такой, кто его вообще способен принять, того, кто не прикрывается молчанием или вспышкой агрессии, накатывающей меланхолии и стремлению себя уничтожить. Не будь Мартина -  не осталось бы ничего, никакого смысла и опоры, но страх потерять сталкивался со способностью все портить. С братом так и не обсудили что тогда произошло, на парковке у клуба, почему появившись на пороге и приняв помощь, он продолжал жить так, будто не к кому в этой жизни обратиться, будто по прежнему выброшенный на улицы ненужным мусором. Ночь постоянно накрывала собственными нездоровыми мыслями и если не курить так заботливо предоставленную траву, естественно за деньги, то уснуть было бы невозможно, ну либо идти в компанию людей, где чужие мысли сотрут собственные и тогда твоя пустая жизнь распадется на сотни чужих таких же пустых, но сотрет сжирающее одиночество. За эти неделю образ незнакомки из клуба почти стерся, никто не вспоминает тех, кого и запоминать не следовало.

Сегодня его на вечеринку привел товарищ из зала, богатым до пизды кто кого приведет и чем все может закончится. Море халявного алкоголя, множество незнакомых лиц, всем нет до друг друга дела, пустые шутки, пустые разговоры, фальшивые улыбки. Картонные декорации сменялись один за другим, от них тошно, люди раздражали, алкоголь жег горло, но не выжигал невсравшиеся  мысли. Он стоял напротив блондинки, с широкой улыбкой нес бред, который вряд ли вызывал в ней истинный смех. Он на нее даже не смотрит, настолько параллельно кто перед ним. Да и зачем это? Можно просто взять и предложить ради чего тут время тратят друг на друга

-Почему бы нам…не прекратить этот фарс и не пойти потрахаться  не заканчивает мысль, встретившись взглядом с девушкой из клуба. Ее имя тяжело вертелось на языке, но он не мог вспомнить да и смысл был ли в этом?
-Извини. – не раздумывая, безразлично оставляет блондинку без внимания, чтобы миновав пританцовывающую толпу, упасть на диван рядом с неформалкой. Музыка не настолько громкая, чтобы у самого ее уха еще и орать

-ты меня преследуешь, неформалка? – прошлая эта фраза закончилась сексом. Хотел бы повторить? Почему бы и нет. Она сама пропадет после и не нужно будет давать надежд на то, что еще созвонимся, не нужно вести после никаких разговоров. Рука со спинки дивана соскальзывает ей на плечи, будто старые приятели, но близость, с которой он к ней обращается, вряд ли похожа на дружескую, практически касаясь губами ее волос и все тот же знакомый запах ее кожи. Возбуждала она сама или воспоминания о том, как горячо прошла первая встреча. – Может, повторим? Здесь можно найти место удобнее прошлого – большой дом, два этажа, хуй знает сколько комнат, по-любому найдется такая, в которой никого не будет, в которой можно закрыться и на время забыть о реальности.

Поднимаясь по лестнице наверх, пересекает длинный коридор к самой дальней комнате, дверь которой поддалась охотно. Какой-то рабочий кабинет, с полками книг, одну из которых Томас сопрет, просто, чтобы ночами пытаться уснуть, попытаться погрузиться в чужие мысли и уснуть. «Бродский» - золотой нитью на черном корешке, он ее прихватит не задумываясь, а сейчас он берет снова ему не принадлежащую девушку. Снова с чувством, будто так и должно быть. В чужом доме, на чужом рабочем столе, скинув все, что на нем так аккуратно было уложено, не помнил ее имя, зато отлично те ощущения, которые дарило ее тело, ее поцелуи.

Отредактировано Thomas Juhl (2021-05-27 22:01:32)

+1

10

25/17 - Когда воскреснем
вв, а потом так

Если бы хоть что-то имело значения, я бы не сидела здесь. Не гипнотизировала пристальным взглядом парня, которого лучше бы забыть. Не думала о том, что будет, если мы трахнемся здесь опять. В месте, где еще больше знакомых. Где я буквально могу нарваться на неприятности одним случайным фото с незнакомым парнем рядом. Собирай шмотки, Ядвига, и вали домой. Голос разума он такой разумный, до скрежета в зубах. Именно потому, что он такой, я остаюсь сидеть на диване и все также смотрю невидящими глазами в то место, где должен стоять парень. Был еще минуту назад, а теперь там нет привычного расплывчатого пятна его фигуры, впрочем, этого даже не замечаю. Сижу с непроницаемым лицом, даже когда рядом кто-то садится. Слишком близко, как для незнакомого человека. Слишком нагло, как для человека, который даже не помнит моего имени. - Ядвига, запомни на случай важных переговоров. - Голос бесцветный, как будто из него выкачали все, что еще с утра переливалось радугой, и такой тихий, что имеет все шансы потеряться в окружающем шуме.
Перевожу взгляд на парня, смотрю пристально, как будто пытаюсь рассмотреть и запомнить одновременно. Проблема в том, что я бы хотела забыть. Проблема в том, что я совсем не против продолжения. Повторения. Не против его плотоядного взгляда и прикосновений; теплой тяжелой руки на плече; горячего дыхания, обжигающего скулу. Даже не против трахнуться по-быстрому в любой из комнат. Только бы почувствовать хоть что-то опять. Что-то помимо страха. И он - дарит мне это чувство. Не рановато ли для того, чтобы заводить постоянного любовника? Внутренний голос насмехается, но он полностью прав - лучше мне не повторять секс с одним парнем дважды. Особенно, если мне понравился первый раз. Лучше послать его и забыть все, что произошло тогда. Но вместо этого поворачиваю лицо к Томасу, слишком близко, и явно мне не стоит так себя вести при стольких камерах, но я нагло смотрю в глаза и также своенравно отвечаю, почти касаясь губами его губ: - повторим, если ты перестанешь меня преследовать. - Улыбаюсь и, не целуя, встаю с дивана. В любой другой ситуации - поцеловала бы. Укусила, огрызаясь. Но здесь и сейчас только и могу насмехаться.
Парень поднимается следом уже через секунду. Сегодня он ведет меня за собой. Самое отвратительное, что я иду и даже не думаю скрываться. Первый раз не попалась, и второй раз повезет? Наивная маленькая девочка. Но играть с огнем же так интересно. Потом, когда окажусь в самом центре пожара - будет поздно. Я еще не знаю, но мне уже поздно. Я так сильно облажалась в первый раз, что от второй связи ничего не изменится.

Сегодня у меня был шанс исполнить супружеский долг. Быстро, страстно и даже без его очередного приступа ярости в отношении какой-то мелочи, но вместо этого я опять решила ему изменить. Если бы я только знала, к чему это все приведет потом - вряд ли бы прошла этот же путь. Слишком дорогая цена за один случайный быстрый секс.
То, что произошло один раз может никогда не повторится, но то, что произошло дважды - повторится снова и снова. В этом можно даже не сомневаться, измена входила в привычку... или Томас становился привычкой? Как обезболивающие когда-то.
Не хочу об этом думать, сегодня я наказывала себя им. Это уже не просто страсть на один раз, а измена ради чувства ненависти к себе. Странно, конечно, так считать, получая удовольствие от происходящего. А я получала, самобичевания догонят как-нибудь потом, когда рядом не будет его, чтобы отвлечь от самоуничтожающего приступа ненависти к себе.
С момента, как закрылась на замок дверь и полетели на пол какие-то книги и бумаги, я четко осознала, что мне это нравится: трахнуться в чужом доме, когда можно попасться с поличным даже легче, чем в подворотне за углом шумного бара. Томас скинул все со стола, а потом усадил на него меня. Хочется остановить его, не торопиться, как в прошлый раз. Но именно потому что хочется - не делаю этого. Наоборот, стаскиваю с парня кофту, а потом за шею - к себе, чтобы целовать, чтобы обнимать, чтобы греться. Как же я замерзла... душу можно также отогреть? А после и мое платье на пол. В комнате полумрак, только свет с уличного освещения и какая-то лампа в углу комнаты. Света хватает, для того, чтобы запомнить не только ощущения, но и все изгибы, все изломы шрамов. Увидеть больше, чем в прошлый раз. Как будто это имеет значение.
Все еще хочется рвать друг друга на части. Но не как в прошлый раз, потому что хочется быстро получить капельку удовольствия, а из-за того, что больше ничего не осталось. Это синоним отчаянью. Или твоему имени? Или его губам.
Не хочу, но запоминаю его запах. Он въедается в мою кожу, как сам парень - в мои мысли. Ведь секс ради секса - это так бессмысленно. Не принесет желаемого спокойствия. Впрочем, как и желание отдаваться одному и тоже, но не мужу. Кому угодно?
н е т
чертовы мысли. Может, ты меня просто трахнешь без вот этого всего? Отдать тело, но оставить душу себе. Как будто это так сложно. И все-таки, опять пойти с Томасом была очень плохая идея, но я подумаю об этом потом. Не сейчас, когда я хочу его почувствовать даже больше, чем дышать. А дышать пока получается все же лучше...

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-05-28 00:33:04)

+1

11

Здесь все было иначе, от чего и отношение складывалось к происходящему иное. Будь художником, то изобразил бы изящные линии тонкого тела, округлые формы, контраст цвета кожи и темного кружевного белья. Изменился градус. Это не торопливое желание получить удовлетворение и вернуться назад к пацан пить. Нет. Это желание сейчас взять все или как можно больше именно с нее, в месте поудобнее. Третья встреча продолжиться в квартире, никак иначе, если все это зайдет слишком далеко. Или уже зашло? Томас не спешит. Сейчас не спешит, когда она голая лежит на массивном деревянном столе, когда можно изучить ее тело взглядом, руками и поцелуями. Держать ее в руках и чувствовать как поддается вперёд, как отзывается на каждое движение и поцелуй. Нет никаких мыслей, их вытеснило желание чувствовать, выяснилось ее тело. Вот он способ забыться.

Стол заменил пол обитый ковролином, повсюду сметанные со стола бумаги, а за дверью шумная вечеринка, никому нет дела до того, что  здесь происходит. Стоило запирать рабочий кабинет, чтобы никто не имел возможности навести такой беспорядок, а может не допускать новой встречи этих двоих, кто знает о жизни друг друга ровным счётом нихуя, имена, которые и так могут быть фальшивыми. Ядвига. Что за имя вообще? Имя той, кто никогда не будет значить больше случайных встреч и горячего секса или той, кто неизбежно утянет в водоворот безумных отношений. Не правильных отношений. А как иначе, если все начинается с пары слов и секса за углом? Сейчас она его волнует, сейчас он оттягивает момент, после которого они снова разойдутся и может быть встретятся, а может и нет. Может вообще завтра переедет машина, пока ты переходишь дорогу ничего не подозревая, или кирпич ебнет на голову, потому что ты победитель по жизни. Здесь и сейчас. Carpe diem. Лови момент.

Кто-то пару раз дёрнул дверь будто напоминая, что они здесь не одни, что находятся на чужой территории. За дверью слышится возня, плохо различимые голоса, ещё одна попытка открыть дверь
-что будем делать, если дверь откроется? - Томас улыбается, распаляя воображение и не думая даже останавливаться. Девушке только взять сейчас инициативу в свои руки и тогда мало что останется под его контролем, а ее, видимо, больше беспокоило кто, что здесь может увидеть.

- Имя у тебя необычное... - собирая одежду с пола, оба спешно натягивали ее на себя, будто через пару минут родители заглянут в комнату, а ты вообще-то должен был объяснять тему по...математике, которая совсем девчонке не поддавалась пониманию. Подойдя ближе к двери, Юль на минуту задержался, чтобы поцеловать девушку, улыбнуться тому беспорядку на ее голове, который сдавал их двоих с потрохами.
Кто ты такая?- ответа сейчас не требовалось, потому он сразу же открыл замок, убедился, что никого нет и первой выпустил Ядди. Сам на минуту задержался, осматривая беспорядок, который они учинили и прихватив с полки ту самую небольшую книгу с неизвестной для него фамилией.

Спускаясь вниз по лестнице, взглядом он пытался найти зеленоволосую девчонку. Людей стало меньше, то ли разошлись, то ли решили продолжить в другом месте, может за это короткое время и малознакомка решила уйти.
- ты где был, бля? - Майк встал с дивана, еле удерживая себя на пьяных ногах. - братан, довезти меня до дома. Я не могу тут тачку бросить и не могу остаться. Моя убьет меня. - протянув ключи, он практически навалился на Тома и в принципе спорить было бесполезно да и зачем?
- Когда успел так нажраться - желание не упускать девушку снова натолкнулось на реальность. Странную. Пройдет ещё неделя, за которую имя снова сотрётся из памяти, только ощущение от необычности звучания.

+1

12

Быть друг для друга. Воровать время и чувства у вселенной, даже не отдавая себе отчет в том, что так не должно быть. Не друг с другом. Для мук совести рановато, потому без мыслей отдаю и получаю. Без самокопаний прыгаю в бездну чужих глаз, чтобы потом найти себя на выдохе. Уже не собой. Не той собой, какой была еще минуту назад. Весь мир плавится в его руках, весь мой мир, в котором я была уверена еще вчера. Остаются только жалкие напоминания: отпечатки от ногтей на его плечах, когда он входит слишком глубоко и грубо; следы от его поцелуев на моей шее и груди, когда прекращает себя контролировать; точки маленьких синяков от пальцев, будто это не акт любви, но насилия.
Мы привыкаем друг к другу.
Мы пробуем друг друга на прочность и допустимые границы.
Не существует слова нет. Стирается слово да. Мы тонем на берегу. И очередная волна накроет с головой. Никто не спасется.
Но, знаешь, это почти не пугает. Как будто только так и должно быть между нами.

Уже лежа на полу и лениво изучая друг друга пальцами, глазами и губами, как будто передышка между первым подходом и вторым, я на миг задумываюсь, а что если все происходящее - ошибка и мы совсем скоро пожалеем о содеянном? Пальцы нервно сжимаются на его животе, когда кто-то дергает дверь, и опять. Возвращение в реальность происходит слишком резко. - Ничего, одевайся. - Адреналин зашкаливает. От прежней расслабленности не осталось и следа. Все потому, что не будет ничего хорошего дальше, если тайная связь повернется в другое русло.
Ты уже раз повелась на мужика и что из этого получилось? Даже не думай повторять свои ошибки. Голос разума просыпается быстро, возвращает из приятной неги небытия на Землю. А на Земле дела обстоят так: влюбилась, вышла замуж, бросила все и попала чуть ли не в рабство. Уходить - нет смысла. Потому что страшно. Потому что как дальше? Слишком привыкла полагаться на свою стабильную жизнь. Ведь все в общем-то хорошо. Я ни в чем не нуждаюсь, и мне не к чему больше стремиться... взгляд задевает Томаса, который натягивает кофту, и гаденький голосок спрашивает внутри подсознания: - не в чем не нуждаешься? Тогда почему здесь - с ним? Очень хочется откинуть все подобные вопросы, но они настырно лезут в голову. Как и желания никуда не уходить. А если кто и спалит - пофигу. Сарай уже догорает, пусть загорится и хата. Ох, если бы все было так просто, да?

- Потому что я из другого мира. - Объяснять совсем не хотелось, потому неловкую тишину вполне можно заполнить поцелуем и почти сдаться. Почти убедить себя, что лишние пол часа здесь с ним не изменят ничего. Но мы оба понимали, что изменят. А потому когда поцелуй заканчивается, растворяется и магия встречи. Только в глубине глаз, когда я в последний раз сегодня смотрю на Томаса, проскальзывает то, чего там быть не должно. Там виднеется нежность.
- Лучше тебе не знать. - Совсем не шучу, ведь случайный секс - это просто секс. А если проникать друг в друга глубже, начать рыскать по углам в поисках ответов, можно узнать то, чего совсем не хочется знать. Магию так легко разбить о реальность. Я этого не хотела. Как и не хотела еще раз встретиться с Томасом.

Когда дверь открылась, я выскочила из кабинета и на ходу поправляя волосы, поспешила к выходу. Золушка опять сбегала с бала. Туфельку, впрочем, терять совсем не обязательно. Достаточно того, что в очередной раз принц остался с рогами, а довольный и сытый дракон наступает по пятам. Не догонит.
Сказки сказками, но реальность оказывается невероятно жестока. Жестока настолько, что противозачаточные, на которых я сидела уже год, дали сбой в прошлый раз, а организм решает, что ему очень срочно нужно подарить этому миру нежеланного малыша. Жестока настолько, что пока муж зарабатывает очередной миллион и считает, что жизнь удалась, его жена отдается другому. Жестока настолько, что даже вызвать муки совести по дороге домой не получается.
Мне совсем не жаль.
И я бы повторила этот вечер опять.
А еще я себя совсем не ненавижу за это все.
Реальность жестока, но мы все пока что об этом даже не догадываемся... говорила мне мама, доченька не жри таблетки. Я кивала и мешала всякую дрянь в разных пропорциях, совершенно забывая, что иногда одно может нейтрализовать другое. Пока все хорошо можно ни о чем не думать. Особенно, о последствиях, к которым не готова.

16.04.21

- Малышка, приезжай в ЛА, что ты сидишь там? - Созвоны по фэйстайму два раза в день, для них я замазываю последние следы, которые не успевают сходить от присутствия в жизни Томаса. - Работа, да и ты занят. Что не знаю, как вы пишите новый альбом? - Он видит меня идеальной. Улыбчивой, веселой и очень соскучившейся по нему. Только я все чаще возвращаюсь мыслями к тем случайным встречам с парнем, явно не моего круга. В прошлой жизни я была обычной и самой простой, а теперь как часто взрывается интернет нашей с Джейсоном жизнью? Слишком часто, чтобы я успела привыкнуть к этому и перестать чувствовать себя особенной.
Читать о себе в интернете всякие вещи - не очень приятно, даже хорошие - нет. Потому что все написанное неправда. Начиная от "какая вы красивая и счастливая пара" и заканчивая "когда вы уже разведетесь? Она тебе не подходит." Людям же несомненно нужно высказаться о чужой жизни. Жизнь на Олимпе современной популярности то еще развлечение. Разве простые смертные могут высказываться о тех, кому поклоняются? Я попала сюда случайно и ни дня не чувствовала себя на своем месте. Тем не менее я жила этой жизнью.
После встречи с Энтони все свободное время, когда меня не тащили на какую-то очередную скучную тусовку, проводила за мольбертом. Нельзя сказать, что из под моего пера выходили шедевры, но работы ничем не хуже всех этих современных творцов. Интерес к моим картинам подогревала известность мужа. Я находилась в его тени, но меня это совсем не смущало. Смущало лишь то, что я никак не могла понять: нравились ли мои работы потому что они хороши, либо потому, что муж волнует умы миллионов.
Джейсон показывает вид из окна: - да какая работа. Мне что отпросить тебя? - Корчу недовольную рожицу: - перестань. Я не могу всегда жить только твоими интересами. - Говорю, и прикусываю язык, понимая, что ему это не понравится. Впрочем, реакцией на очередное мое желание оставаться собой становится ухмылка. А после - перекидывается несколькими фразами с кем-то, кто не попадает в обзор камеры. И вновь мне: - слушай, помнишь Тревора? - Ну, конечно, я помнила этого бугая, но в ответ просто киваю. Он мне не очень нравился, но из-за довольного тесного общения, приходилось делать вид, что вполне принимаю его. - У него сегодня бой, звал нас с тобой. Сходишь? Составишь компанию его новой телочке? Чтоб та не скучала, пока он будет получать по лицу... - Бокс, как и в принципе спорт, мне мало интересен, но почему-то кажется, что от этого предложения лучше не отказываться. - А что мне за это будет? - Улыбаюсь, и украдкой смотрю на настенные часы. Есть ли у меня вообще время собраться? - Приеду на днях со сладостями. Ты такое еще не пробовала. - Сладостями мы называли наркотики. Без него я редко что-то употребляла, опасаясь купить что-то максимально вредное или не у тех людей. Не торчать самой - это почти правило, а я умела их соблюдать. - Ладно, жду тебя... надеюсь, в этот раз ты приедешь на дольше. - На самом деле - нет. Этот период, когда Джейсон уезжал в тур или записывать новый альбом и мы почти не виделись, был очень спокойным и приятным. Жизнь как будто становилась моей. Да и я сама как будто менялась. - Не знаю, но если что - заберу тебя с собой. Все, малыш, мне пора на студию. Люблю. - Я не сомневалась, что пока он в ЛА у него завелась очередная шлюха. Я почти уверена, что он не допустит того, чтобы я об этом узнала наверняка. - А я тебя, созвонимся. - В такие моменты я почти верила в наше семейное счастье и почти забывала почему ненавижу всю эту жизнь.

вв

Тревор скидывает геолокацию через пять минут после разговора с мужем, просит приехать к семи вечера, учитывая, что это уже через час собираюсь я как спартанец. Быстро и не особенно выбирая как буду выглядеть. Легкое, простое и удобное. Минимум макияжа, максимум хорошего настроения внутрь себя. Стоит ли говорить, что немножко рома в колу делает мир интереснее и радужнее?
Приезжаю даже вовремя. Набираю знакомому, поднимает трубку девушка: - привет, я Элис, Трев уже занят, я тебя сейчас встречу. Как я тебя узнаю? - Голос даже приторно сладкий, представляю высокую большегрудую блондинку. Как минимум в прошлый раз его девушка выглядела именно так. - Мелкая с зелеными волосами - это я. Не ошибешься. - Спутать меня с кем-то и правда сложно, таких тут просто больше нет.
Становлюсь напротив очереди, которая медленно продвигается, заходя в здание по билетам. Хочется закурить, что я тут же и делаю. Элис подождет. Взглядом блуждаю по толпе и ловлю въетнамский флешбек, замечая среди людей знакомое лицо. Делаю затяжку, закрываю глаза, открываю опять - теряю его из виду. Блять, Ядди, тебе уже мерещится. Хочется уйти отсюда как можно быстрее, потому курю теперь больше с нетерпением, чем получая от этого хоть какое-то удовольствие. Элис, впрочем, ждать долго не приходится. Она ледоколом проходит наперекор толпе и в общем-то оказывается именно такой, какую я себе и представляла. - Привет, ты Ядвига? - Она говорит это, улыбаясь во весь свой огромный рот. Я непроизвольно думаю, сколько тысяч долларов он стоит. - Да, привет, Элис. - Отвечаю улыбкой, хоть и не уверена, что вечер будет приятный. Быть развлечением для куклы Барби - это не по мне. - Я так рада с тобой познакомиться, Тревор так много рассказывал о вас с Джейсоном. - Ну, конечно, как же без этого. Чувствую, что настроение у меня сегодня поганое, но я правда пытаюсь быть милой и доброжелательной в ответ. - Надеюсь, только хорошее? - Она хватает меня за руку, - да, он от вас без ума! Идем внутрь, ты наверное уже устала тут торчать. - Даже, если она и тупа, как пробка, ведет себя очень мило, даже слишком. Прошлая его девочка показала себя как сука, может, он сделал работу над ошибками?
Охрана на входе пропускает нас без вопросов. Иногда так приятно быть хоть где-то "по блату". Пока мы идем, Элис рассказывает, что познакомилась с Тревом, когда пришла устраиваться на работу - быть девочкой, которая выносит цифры. Оцениваю ее фигуру и соглашаюсь, что ей эта работа, конечно же, подошла бы.
Места у нас хорошие, достаточно близко к рингу, но не у самой сцены. Элис говорит, что не очень любит жестокость, потому выбирала нам места так, чтоб при желании можно было не обращать внимание на бой, а поговорить. От этого моя душа упала в пятки. Говорить мне хотелось меньше всего, но конечно, этого я не озвучиваю вслух. Зато в очередной раз в толпе мне мерещится знакомый силуэт. Ощущение тревоги усиливается. Я как животное, которое загнали в угол и начинают дразнить появлением хищника. Я совсем не готова сегодня встретить Томаса. Особенно, я бы не хотела, чтобы Элис наблюдала нашу встречу.
К счастью, когда мы садимся на свои места, Элис начинает меня знакомить с девушками, сидящими рядом. Это ее подружки. И они явно мой щит между ее не закрывающимся ртом и моей не всегда стабильной психикой.

+1

13

-Эй, Том, на днях бой будет. Приходи! Покажу как надо -  Тревор озвучил с широченной улыбкой на лице предложение, хватая со скамейки в раздевалке  сумку.
-Ой, да пошел ты нахуй! – шуточный удар в живот, типа, в возмущении, но конечно Томас придет и не только поддержать хорошего знакомого и отличного спарринг-партнера, но и понаблюдать, кто как ведет себя на ринге, и, естественно, отдохнуть в хорошей компании под зрелище мордобоя по правилам.
-Я тебе адрес скину позже. Один будешь?
-Да
-Попрошу Элис подружку привести – на этом Тревор смылся, а Томас не придал значения сказанным словам. Разницы нет, с кем его там знакомить будут, отношения его не интересовали, и женщины только с одной целью. 
В назначенный день Тревор позвонил еще до обеда, попросил его Элис с подружкой забрать вечером  из торгового центра и привести в клуб, адрес которого напишет в смс.

Девиц, конечно, пришлось ждать и вместо одной подружки эта сама Элис – раздутая барби, захватила с собой целый выводок таких же как она. Одна уселась на переднее сиденье – Кенди или Менди, или вовсе Сара. Томас забыл имя почти сразу как оно было названо. Высокая блондинка, с формами что надо мило улыбалась и глупо хлопала длинными ресницами, явно среди троих, она самая нуждающаяся в мужике. Может тяжелый разрыв пережила второй раз на неделе, может просто самая скучающая. Но к гадалке идти не надо было, что компанию ему на сегодняшнюю ночь определили девушкой сплошь фальшивкой. Если бы его попросили сейчас различить, кто есть кто, он бы не  справился. Казалось, что они и одевались одинаково. Визг в салоне стоял до самого клуба, пустые разговоры, в которые он даже и не старался вникать, никакой эминем, никакой тупак не могли спасти ситуацию в  автомобиле. На вопросы отвечал односложно, и Элис быстро сделала вывод, что Тревор какого-то слишком необщительного парня подсунул, уже ждала момента, когда придется говорить Мари, что эти тупые качки вообще ничего в жизни не понимают. В общем, 30 минут хватило, чтобы, пройдя в глубь зала, скрыться от Элис и ее подружек. Знакомых здесь оказалось немало, что не удивительно, когда ты частенько в зале практически пропадал от всей остальной жизни, обогнув ринг, прошел к раздевалкам, где Тревор разминался перед выходом на ринг.

-Ну, чо привез мою? – было понятно, что ему особо не было дело до этого, совсем скоро выходить на ринг и это чувство адреналина лучший наркотик. Юль почувствовал укол зависти в этот момент, быть зрителем и быть на ринге – его бы выбор был очевиден.
-Ага. С подружками
-Бля! Сколько их она притащила? - Тревор понимал, что одну еще вытерпеть можно, но две и три - тяжелое испытание.
-Ну еще 3 штуки – мысль о том, что  их еще и по домам развозить Тома не радовала и тем более трахаться с теми, кто потом  решит, что пора планировать свадьбу и детям имена выбирать. – Но, сука, на такси будут добираться – Тревор громко рассмеялся на этих словах и ударил по плечу – Да ладно тебе, братан! После погоним отмечать мою победу!
-Попробуй только пизды тут отхватить, а то после боя еще добавлю!  -  такой способ пожелать удачи, после которого Том вернулся в заполненный зал, несколько раз притормозил у знакомых, точно не желая возвращаться к женскому клонированному батальону. Он бы и не вернулся, если бы не бросив мимолетный взгляд на места, где девушки должны были разместиться, не увидел неформалку. Картина маслом заставила  широко  улыбнуться, насколько странно все это выглядело и он не понимал, что ее может связывать с Элис и остальными. Неформалка сидела в окружении «врагов» и желание подойти поздороваться боролось с желанием не контактировать с окружающими ее прекрасными дамами. Хотя и смысла не было в этом всем. Потому прошел к знакомым, не так далеко от женской компании, занял место с ними.

-Может он гей? – Мари расстроенно выдохнула, замечая, как Юль предпочел другую компанию, а на нее вообще внимание не обратил. Она злилась и пыталась найти ответ, почему обычно мужики ее обхаживали, а этот не дал должного внимания. Элис взяла подругу за руку – Не неси ерунды! Сейчас выиграет мой Тревор и мы отправимся на вечеринку, а там уже можно говорить кто этот… - она забыла имя и потому, тут же попыталась перевести тему разговора – Ядди, какого быть женой мужчины, которого хотят все девушки? – все и Мари в том числе тут же принялись на перебой задавать вопросы, будто личная жизнь девушки должна являться общественным досоянием

Через несколько минут на ринг вышли бойцы, и все внимание Томаса было приковано на происходящем. Оба выстояли 5 раундов и в конце судья признал победу за Тревором заслуженно, удар и техника была у того отточена и стоило знакомого поздравить с победой, потому выйдя на парковку он знал, что его девка с подругами будут стоять у  автомобиля, а вместе с ними и неформалка. Ему на мгновение стало ее жалко.

-Привет! – Том подмигивает неформалке, приобняв за талию Мари, запомнил ее только потому, что у нее у единственной челка выстрижена была.  –Ну, что скажите про бой? – ответы его не интересовали, только дать тему для начала разговора и те сами займут эфир, а сам Юль не сводил взгляд с неформалки, в ожидании когда выйдет Тревор и спасет от этой утомляющей компании.

Еще примерно минут 10 прошло, пока не возник виновник торжества. Его блондинка тут же шумно бросилась на шею, осыпая побитое лицо поцелуями.
-Ну что? Поедем победу праздновать? – Довольная рожа говорила, что никаких отказов не принимается.
-Поздравляю, дружище! – Томас пожал руку и приобняв похлопал победителя по плечу. – Конечно, отпразднуем, только мне надо домой заскочить! Что ты дам своих сам-то довезешь? - пусть порадуется компании, на которую обрек его самого. Тревор утвердительно кивнул и после того, как сказал куда подъезжать все разошлись по машинам, в это момент он схватил неформалку за руку. 
тебе придется со мной ехать, Элис прихватила с собой слишком много подружек.

Отредактировано Thomas Juhl (2021-05-30 14:03:05)

+1

14

И вроде бы все хорошо
Мне кажется, я крепче стою на ногах
Мои мысли кажутся глубже
Но иногда мне кажется, что все не так
...............как надо

Нервы - так как надо
Проследив взгляд девушки, буквально врезаюсь в Томаса. - Блять. - Проговариваю одними губами и тут же прикусываю язык. Как бы там ни было, я не могу позволить себе раскрыть информацию, что мы знакомы. И уж тем более, меня совсем не поймут, если я с четкой уверенностью озвучу мысль: от точно не гей. Хотелось очень громко материться. А потом уехать отсюда. Город ведь не может быть ТАКИМ маленьким, чтоб встретить его опять. Третья встреча за последний месяц. Злюсь и чувствую возбуждение от воспоминаний о прошлых встречах. Больше, конечно, злюсь.
Опять хотелось закурить, но сижу с отрешенным лицом и пялюсь в сторону ринга, делая вид, что меня не волнует ни парень, ни разговоры о нем. Но на самом деле - я вся обращена в слух. Не нравится тот момент, что он поедет праздновать с нами. Не знаю даже, чего я больше опасаюсь, что парень расскажет о моей измене Тревору или узнает, что я замужем. Так, Ядди, стоп. Какого тебя вообще волнует, что кто-то узнает, что ты замужем? Возможно, самокопания продолжились бы, но тут девчонки решили посплетничать, вовлекая и мою семейную жизнь. Ох, черт, ну, почему всем обязательно спрашивать о том, что их не касается? Вместо возмущений или протестов выдаю улыбку. Роль любящей и любимой жены отрепетирована до идеала. Потому я не могу отмолчаться. - Знаете, иногда мне кажется, что ярые фанатки его видят чаще, чем я. Почти завидую им. - Девчонки, конечно же, в восторге. Их устраивает то, что я не претендую на их мужиков, да еще и теперь смогут похвастаться сэлфи со мной. Я терплю стоически, и когда выключают свет в зале, оповещая, что сейчас начнется развлечение, утыкаюсь взглядом в ринг, будто мне действительно интересно. Зато девчонки замолкают, ненадолго, правда, но терпимо. Стараются своей болтовней не мешать окружающим и даже следят за боем. Больше всего, конечно же, комментариев и обсуждений от них прилетает девчонкам на ринге. Я в их женский кружочек не вступаю, только улыбаюсь и мысленно благодарю тех мужчин, которые все же затыкают периодически эти рты. Иногда я даже понимаю женоненавистников. Например, сейчас. Еще меня все же радует тот факт, что мой знакомый незнакомец не сел с нами. Сложно было бы поглядывать на него украдкой и делать вид, что мы не знакомы. Вообще. Ни разу.

Это карма моя - в дверь
Да, я бешеный волк, но
Только карма моя злей
Она валит меня с ног

После боя Элис ведет всю свою свиту, в которой я выгляжу не просто нелепо, но и куда младше своих лет, на стоянку. Останавливаемся, явно ожидая когда Тревор присоединится. Украдкой поглядываю на часы. Хочется сбежать прям сейчас, но сделать я этого не могу, пока не увижу Трева и не поздравлю с победой.
Все идет не так, как планировалось. Этот Томас, черт его побери, возник слишком неожиданно. Стало казаться, Сакраменто слишком маленький для нас двоих. Пора валить в ЛА, - думаю, когда замечаю в очередной раз этого парня, идущего в нашу сторону. Ну, конечно, он же поедет с нами. О намерении "не ехать", забываю как-то быстро. И вспоминаю в тот же миг, как он обнимает одну из девчонок. Их имена, кроме Элис, даже не запоминала. Не то, чтобы я ревновала, но смотреть на это было неприятно. А вдруг, это ее парень и во все наши встречи он просто ей изменял? Тогда, мы квиты. Так было бы проще. Я бы расслабилась, что все наши встречи не вылезут на свет, но из дальнейшего разговора понимаю, что все-таки нет.
Девушка же к нему прям льнет, трется и, ощущение, не будь нас здесь, он бы уже стаскивал с нее трусики. Почему-то от этой мысли даже улыбаюсь, ведь - какие мы девочки все одинаковые. Хватает только ощущение звериной страсти от человека, чтоб мы его уже захотели. Чтоб мы потеряли голову, кружевные трусики и честь. Даже начинаю злиться на себя за то, какой в тот день была поддатливой. Чувствовать себя шлюхой не очень приятно от слова совсем.
На его "привет" только киваю. Элис знакомит нас, к счастью, не добавляет ничего о моем замужестве. Очередное знакомство даже весело. Не удивлюсь, если он и с третьего раза не запомнит мое имя. Хотя, зачем ему это вообще?
Дальше разговор заходит про бой, девочки эмоционально делятся о своих впечатлениях, я молчу и рассматриваю: то собственные ногти, то асфальт, то машину, то свое отражение в ней, то огромные губы Элис. Смотрю куда угодно, только не на парня напротив. Он все также высок и красив, как и в первый раз. Мне определенно такие всегда нравились. Но я не могу дать девчонкам повод для обсуждения. Чем бы не закончился этот вечер - муж даже подумать не должен о моей измене. Когда взгляд все же нет-нет, а возвращается к Томасу, понимаю, что он смотрит на меня. Меня этот взгляд очень нервирует, но пытаюсь не подавать вида.
Тревор захватывает все внимание нашей небольшой компании, когда наконец-то появляется. Я все пытаюсь выбрать момент, чтоб сказать, что праздновать я не поеду и вообще очень устала и мне лучше домой, и не успеваю. Все решается так внезапно и быстро, что даже не успеваю открыть рот. Поворачиваюсь к машине Тревора, чтоб попрощаться, извиниться и поздравить, но руку сжимает чужая рука. А машина Тревора уже выезжает, девчонки кричат в открытое окно, что будут нас ждать там. Я лишь вздыхаю. Блять.
- Давай договоримся и составим график куда ходить, чтоб не натыкаться друг на друга, а? - Говорю, а сама ощущаю, что меня к нему тянет. Опять. И это так сильно бесит. Я одновременно и чувствую влечение, и хочу оттолкнуть, напомнить о блондинке, которую всего минуту назад обнимал, и которая так легко сдала позиции, сев в другую машину. - Думаю, тебе пора ехать. Блондинка долго ждать не будет. - Колкость вырывается неосознанно, как будто я действительно ревную. Вздор!
Сама же демонстративно достаю телефон и набираю Трева, он отвечает почти сразу: - что-то случилось? Мне вернуться? - Отвечаю без запинки: - нет, все хорошо, просто я устала очень сильно. С утра еще открывать магазинчик. Поздравляю с победой, и желаю вам хорошо отпраздновать, я сейчас уже сажусь в такси и домой. Спасибо, за приглашение. - Раздаются девичьи голоса, а потом и Тревор, - ладно, не буду заставлять, встретимся в другой раз, да? - Тревога отпускает. Ничего не случится. Не закинет же меня этот великан Томас в машину насильно, правда? - Да, конечно, хорошего вечера, пока. - Отключаюсь, но не отпускаю телефон, пытаясь вызвать машину.
Такси в приложении не находится. Зато Томас еще здесь - курит. Блять, и чего он тут ждет? Смотрю на него, и после непродолжительного спора с собой... - подкинешь? Кажется, я сегодня без шансов уехать отсюда. - Мне совсем не нравится идея остаться вдвоем в машине. Только потому, что он сам мне чертовски нравится. И кроме матерных эпитетов в голову не лезет больше ничего. Сука, как же все это бесит. Блятьблятьблять......

+1

15

Томасу Тревора не понять. Не понять его страсти к девчонкам вроде Элис. Может с ними проблем меньше или наоборот, но факт в том, что стоило шумной девичьей компании скрыться на автомобиле Трева за поворотом, наступила тишина. Вообще парковка почти опустела, народ быстро рассосался и, скорее всего, на вечеринке будет не протолкнуться, что вряд ли приятель заметит отсутствие Томаса.
Девчонка, чью руку он сейчас не отпускал, та с которой судьба так активно сводит была... расстроена?

- А зачем? - Томас отступает на шаг, для того, чтобы открыть дверь автомобиля для девушки -ты боишься меня? - а после неожиданное упоминание компании, в которой как раз она-то и провела больше времени, парня рассмешило искренне. -ты ревнуешь что ли? - но ответа не наступает. Демонстративно холодная и недовольная, неформалка заставляла умиленно наблюдать за тем, как та отказывается от вечеринки, собираясь вызвать такси. Конечно он бы не дал ей сесть ни в какое такси, а никакой здравомыслящий таксист не стал бы спорить. Курил и ждал, когда та поймет, что сбежать у нее не получится.

- так садись - бросив не докуренную сигарету под ноги, Томас без лишних слов сел за руль и не дожидаясь, пока девчонка займет место рядом, завел двигатель. ну, куда ехать? - Чувствуется напряжение. Вовсе не та лёгкость, с которой они пересекались в клубе и на вечеринке, что-то меняется, становится тяжелее, весомее. Или уже стало, а сейчас приходит осознание. Она называет остановку. Не адрес, как это было бы с такси, а остановку, будто водителю маршрутки. Ничего не ответив на это, Том прибавляет звук, чтобы что? Неловкость эту заглушить, заглушить сомнения. Где-то на половине дороги ещё оживлённого трафика, Юль резко разворачивает автомобиль в противоположную сторону под нервные сигналы клаксонов.

-Ну, нахуй - он выключает звук магнитолы, не сбавляет скорости, гонит в сторону своей квартиры -Не говоришь свой адрес, значит едем ко мне. Это похищение. - нервно смеётся, не понимая, почему перемены такие в девушке, что успело случится за две горячие встречи, что третья проходит с такими сложностями. - Да дела мне нет до подружек Элис, если в этом блядская проблема сейчас. Рановато, не находишь, мне приходится сейчас объясняться? - и зачем в принципе этим занимается. Остановил бы автомобиль на обочине, выгнал бы на улицу и пусть бы добиралась как хотела. Ее выбор стервозничать. -В чем проблема-то? И не переживай, доедем до моей квартиры, составим график где и в какое время мне нельзя появляться,а после вызовем такси и езжай куда хочешь, я вернусь к блондинкам - и все счастливы так и просилось озвучиться. Не выходил у них нормальный диалог, начинало складываться впечатление, что бабы либо много говорят, либо трахаются и золотой середины не найти. А может это в нем злость играла.

Форд черный припаркован у двухэтажного кирпичного дома, невзрачного, на теперь пустующей темной улице. Томас с минуту задержался, глядя на неформалку, так и не получая от той вразумительных ответов.
- Пойдем! - дождавшись, когда та выйдет, закрыл замки дверей нажатием кнопки на брелоке авто, а позже, поднявшись по лестнице, открыл массивную дверь квартиры, девушку впустил первой.   В пустой квартире будто никто и не живет: диван с журнальным столиком, на котором как выставили однажды вазы с какими-то палками длинными, так и стоят и спизженный томик стихов с прошлой хаты. Читать он его пытался, успев осилить целых две страницы, прежде чем вложить фольгированную бумагу из пачки сигарет в качестве закладки, хотя возвращаться к этому утомительному занчтию не планировал. Кровать у стены, не застеленная. Отдельно кухня с пустым холодильником, ванная комната. Тут гостей не ждут и не принимают.

Сбросив с себя обувь у входа, он прошел вглубь квартиры, увлекая за собой неформалку не утруждая себя в том, чтобы включить свет. Придется подождать. А за это время подумать, стоит ли ехать на вечеринку в честь победы Трева или пару дней побыть скучным, унылым говном, который весь в работе и житейских заботах, т.е повзрослеть на несколько дней.

-Ну, вызываю такси? - мелкая и гордая та могла бы,конечно, стоять на своем, уйти ещё во дворе дома, но она здесь, сейчас перед ним. Никаких людей вокруг и никаких экзотических мест, чтобы чего-то опасаться. К ней бесспорно тянуло.

Отредактировано Thomas Juhl (2021-05-31 11:21:42)

+2

16

Я так хочу быть с тобой и это минус.
Нам не хватит воздуха, а это плюс,
Стоп, не то как дверь с петель сорвусь.

25/17 & Зоя Бербер - Новый вирус
Вся ситуация была похожа на худший малобюджетный фильм о любви. Людей тянет друг другу, но всегда есть те невидимые стены, на которые они натыкаются, и которые им не преодолеть, потому что слишком многое зависит не от них. Еще больше зависит от невозможности открыть рот и сказать все, как есть. Проще всего сейчас не садиться к нему в машину. Прогуляться до ближайшей остановки, подождать автобус, а лучше найти это гребанное такси и провести ночь дома. Но вместо этого - сажусь в машину. Вместо этого заставляю себя вернуться в то свое привычное расположение духа, где нет места плохому настроению или каким-то страхам.
Стоило быть откровенной, хотя бы перед собой. Но вместо этого очередная стена. Но вместо этого очередной самообман. Ведь нельзя признаться даже себе - влипла, как муха в мед. Чем больше сопротивляешься, тем сильнее увязаешь. Затраченные усилия работают против меня же. Это бесит. Взвинченная до предела, сажусь в салон машины. Большой и с виду кажется достаточно безопасный. Мне такие машины нравились, они вселяли уверенность в том, что при аварии она не сомнется, как бумажный стаканчик.
Когда парень хочет услышать адрес, я называю остановку рядом с магазинчиком-пекарней, в который так часто хожу по утрам за выпечкой. Свой адрес называть не собираюсь, как минимум потому, что совсем не хочу столкнуться там с мужем и Томасом, если того посетит гениальная идея приехать в гости. Только сейчас, когда мы наедине, четко осознаю, что мне хочется узнать этого парня. Не просто трахаться периодически, а проникнуть глубже и дальше парадной его души. И вот за это желание мне стыдно. Перед Томасом в первую и единственную очередь. А его это все явно злит. Он не понимает смены моего настроения, но по его поведению вижу, что вся ситуация его задевает. Только почему?.. Я не понимаю, ведь мы друг другу никто. Даже не любовники. Всего-то - пару раз трахнулись, потому что нам обоим это было нужно. Что теперь из этого делать драму?
Музыка орет на полную, даже если захочешь - не поговорить. Теперь стену ставит он сам, мне становится проще. Отворачиваю лицо и утыкаюсь в окно. Скорость, кажется, растет наравне с громкостью. Почему-то мне не страшно, хоть и должно быть. Мы ведь совсем не знакомы, как я могу быть уверена, что все будет хорошо?

Резкий разворот, и если б не ремень безопасности, который по привычке защелкнула, как только села в машину, сейчас бы поцеловалась или со стеклом, или с торпедой. - Ты псих! Сбавь скорость... - усевшись удобней, и посмотрев на парня. Разбиться - мне вот сейчас совсем не хотелось. Он выключает музыку и что происходит дальше, наводит в голове еще больший хаос, чем царил до этого. - Зачем? - Сказать, что я удивлена, ничего не сказать. Похищение? Шутишь? Воспринимать, конечно, происходящее всерьез сложно. Но, если честно, совсем немного страшно. А вдруг он и правда завезет сейчас куда-то и... что потом? Оставит себе? Мы же не в фильме.
Напоминание о девчонках отражается на моем лице, если хотя бы на миг посмотреть, все станет ясно: Томас попал в десятку. Единственное, какого черта, а?! Почему вообще я ревную его к какой-то силиконовой долине?! И почему он сейчас оправдывается? Почему мы вообще говорим об этом? Что с нами не так? Что произошло за эти две встречи такого, что нам обязательно сейчас все это обсуждать?! Хотелось бы мне не думать об этом, рассмеяться, сказать, что он себе надумал какой-то фигни. Вместо этого, говорю: - забей, ладно? Ты прав, мы не должны это обсуждать. - А я не должна тебя ревновать. За всем этим разговором, я даже отвлекаюсь от мысли, что зачем-то еду к Томасу домой, хотя лучше, конечно, прямо сейчас потребовать остановиться и выйти из машины. Но вместо этого, я только смотрю на парня, как будто между нами игра: кто первый сдастся и накинется на другого с поцелуями. Это самое настоящее безумие. Я сошла с ума. - На счет графика, я пошутила... ты же не преследуешь меня? Уловив за хвост спокойствие, пытаюсь вернуть градус ситуации хотя бы к нейтральному состоянию. Не время сейчас для взрыва, особенно, когда бомба с часовым механизмом - за рулем.

Я-то думал просто с тобою высплюсь,
Устроим дикий джаз, получился блюз

Сначала ты садишься в чужое авто, потом заходишь в чужой дом. Добровольно и не под давлением. Дальше что? А дальше - его квартира. Обстановка скудная и необжитая. Как будто сюда приходят только переночевать, и то далеко не каждый день. Здесь неуютно и как-будто холодно. Хотя, в Сакраменто никогда не бывает холодно. Тем не менее, я почти физически замерзла.
Скидываю кроссовки, как и Томас - у входа. В Польше мы всегда разувались дома, здесь в США я стараюсь делать так, как заведено в доме, в который я приглашена.
В комнате полумрак, иду за Томасом осторожно, боясь наступить на что-то... или на кота. Хотя, разве тут может жить кот? Здесь даже человек вряд ли часто обитает. Он ведет, а я не сопротивляюсь. Наконец-то - совсем наедине - удается расслабиться. У дивана парень поворачивается ко мне и вместо того, чтобы поцеловать, спрашивает: - Ну, вызываю такси? - Поднимаю голову, делаю шаг ближе и толкаю его на быльце дивана. У нас значительная разница в росте, но так, когда он сидит - куда удобнее. Еще один шаг, наклоняюсь к его лицу вплотную, но вместо поцелуя, тихо спрашиваю: - а как же график? - Начинаю смеяться, и все же целую. Я проиграла. С этим притяжением очень сложно справиться. Я и не справляюсь. Разрешаю себе бездумно и даже отчасти безумно, опять - к нему. Как будто я здесь оказалась совсем не случайно, а таков план.
Нужно было бежать, пока еще не случилось ничего страшного и непоправимого, но я не слушаю голос разума, выкрутив его громкость на минимум. Сажусь на парня сверху, чтобы согреться. Чтобы опять почувствовать его, как можно ближе. Как будто даже несколько сантиметров между нами - это целая пропасть. Как будто не выжить, если не свести их к минимуму. И я делаю все, чтобы исправить ситуацию. Ведь сегодня нет ничего, что заставит стремительно убегать из его объятий. Все дело в том, что мы просто не думаем о последствиях. Я - не думаю.

+1

17

Когда я смотрю на тебя…
Перемены  в ее настроении мягко говоря удивляли. Томас не понимал ее, от чего ощущал тревогу и желание прекратить все это сейчас. Будто добровольно шагаешь с безопасного пути в самое болото, оно затягивает черной бездной больших глаз, мягким поцелуем горячих губ и теплом такого желанного тела.  А эта неопределенность, чувство, что вся эта история совсем тебе не подконтрольна только разжигало азарт. Он то видел холодную отрешенную девушку, то ту, что готова сразу окунуться в омут с головой. С ним. Или она сама этот омут, после которого нет пути к прежней жизни и вообще нет выбора  и такого мотивирующего  «завтра». В этом может и прелесть подобных отношений? Теперь куда не придешь, будешь взглядом обегать присутствующих и оглядываться на приходящих в надежде, что и в этот раз случай распорядиться так, как стало уже привычно. Впервые он желает девушку узнать, и  впервые сбегают от  него. Какая-то  игра, в которую он не хотел быть втянут, но так или иначе принимал правила и шел на поводу. Она подталкивает к дивану, заставляя  сесть, подходит вплотную и руки сами собой тянуться к ней, сами ложатся, будто уже по привычке, на талию соскальзывая ниже, подтягивает ее ближе к себе, прижимает. Ее улыбка  будто уничтожает последнюю возможность понять правила игры и, в случае, если они не приемлемы, повернуть назад.

Нет дороги назад. Она инициатор того, что сейчас с ними происходит и что вообще все это началось. Но ответственны оба. Ему хотелось сейчас оттолкнуть ее и сказать, чтобы пиздовала домой, если этот дом есть, но поцелуй углубляется, возбуждение накрывает словно взрывной волной, только стоило той сесть сверху, беглые пальцы на шее. Не особо задумываясь, Томас поднимается на ноги, чтобы после бросить ту на кровать, а самому встать напротив и наблюдать, что в этот раз девушка выдаст, что от нее вообще можно ожидать. Желание поговорить заглушалось мыслью, что эта встреча может быть последней и стоило ли хоть что-то усложнять в таком случае. Нет. Стягивает с себя футболку и джинсы неторопливо и молча, ожидая от нее того же и только после спускается, чтобы пройтись поцелуями по животу и выше, до упругой груди, покусывая твердеющий сосок, изучая как ее тело реагирует на прикосновения, поцелуи, на контраст и боль, но останавливается, нависнув над ней, в момент, когда стоило бы поцеловать такие привычные пухлые губы, взять ее требовательно и грубо и снова отпустить или упустить, но это входило во вредную привычку, когда вроде можно прожить и без сигарет, но руки тянутся и все тело вопит, что надо. Чего стоит молодому парню сейчас упасть рядом с обнаженной привлекательной  девчонкой, закинув руки за голову, будто жалкие попытки что-то контролировать имеют какой смысл:

-Тебе пора -  нисколько не сомневаясь в том, что сейчас делает -  ты можешь такси даже на улице поймать, не вызывая и не ожидая сейчас здесь – после  приподнимается, чтобы взглянуть девушке в лицо и на полном серьезе ранее озвученное предложение повторить – ну, так график я считаю, что дело утомительное. Я могу находиться в северной и западной части города по  нечетным неделям и в ряде заведений в центре, в остальных частях города по четным, ну и ты наоборот, соответственно – проводит большим пальцем по губам, после  целует легким прикосновением и добавляет –можешь одеваться.  – будто на это требовалось разрешение. Хотелось бы ему, чтобы эта ночь заканчивалась так? Определенно, нет. А еще не хотелось терять голову и вместо мимолетного удовольствия с очередной доступной дамочкой, искать глазами единственную, кто привлекает по настоящему, кто интересует  и волнует не только тело, но и то, что принято называть душой, а что на самом деле? Химия? На вечеринку Тревора он точно не поедет уже, может спать ляжет раньше и на завтрашней тренировке отработает лучше, чем когда либо. Может.
...я чувствую биение сердца

Отредактировано Thomas Juhl (2021-06-02 21:02:08)

+1

18

...стонущей. сквозняком как гривой
овеваясь, гунн:
я любовь узнаю по срыву
самых верных струн

Сегодня впервые мы не раздевали друг друга, а только себя. Он футболку - я в ответ топ. Под ним голове тело, которое дрожит от каждого вдоха. Следом: он штаны - я шорты. Впервые мы не спешим, но все также неотрывно смотрим друг на друга. О чем, я думаю в этот момент? О том, что этот вечер закончится замечательно, а после - все опять. Сакраменто станет огромным, разведет нас разными дорогами по своим жизням, чтобы однажды столкнуть вновь. Это неизбежно, как рассвет и закат. Мы - это неизбежность, понимаешь? Я готова полагаться на случай, который сводит нас в третий раз, потому что в моей жизни все равно нет места другому мужчине.
Тем не менее уже три недели у меня был только Томас. Об этом, впрочем, я тоже не думаю.
Меня вполне устраивают такие отношения. Которых нет. Которые просто не могут случится. Что может быть лучше безумного секса без обязательств? Очень хочется верить, что - н и ч е г о.
Мы в равных условиях, и сегодня, пусть эта неторопливость нова для нас, мне комфортно. Я не волнуюсь, что меня застанут. И при этом понимаю - хоть и не готова себе в этом признаться - мне нравится не спешить и исследовать. Сейчас это делает Томас: своими губами снизу вверх по моему телу. В квартире тихо, только дыхание сбивается, когда те или иные струны [души, не тела] задеты.
- Тебе пора. - Это такая не смешная шутка? Парень ложится рядом. Замечаю лёгкую дрожь по его телу от возбуждения. Мне даже не нужно смотреть вниз, чтоб понимать - он чертовски хочет меня. Я ощущаю тоже самое, потому совершенно не могу поверить, что он решил выгнать меня сейчас. Поворачиваю голову, чтоб лучше рассмотреть его. Может, он улыбается? Может, это такая игра? Но нет. На лице застыла серьезная маска. Отмечаю про себя: маска - не лицо. Ладно... Я жду продолжения. Все ещё ожидая чего-то... другого.
Томас продолжает: говорит о такси и графике. Делит город, чтобы что? Шутка заходит слишком далеко, если это все же она. И я ее не понимаю. И смеяться мне совсем не хочется. Да и в принципе уже - не хочется.
Последний поцелуй, как последний гвоздь в крышку гроба всякого желания продолжить с того момента, как все стало слишком серьезно. - А знаешь, - говорю ему, когда он отстраняется, так неуместно и пошло целуя. ЗАЧЕМ, блять?! - Да пошли твои четные дни. И нечетные - тоже пусть катятся следом. - в голосе не отражается ничего, он только слегка дрожит - это от возбуждения, а не злости. Делаю все быстро: натягиваю топ, потом трусики и шорты. Не смотрю при этом на Томаса ни разу. В общем-то, я понимаю с первого раза, ему же пришлось повторить дважды.
Иду к выходу, впрыгиваю в кроссовки только носочками - так быстрее, а я не хочу оставаться здесь ни на секунду дольше, чем мне необходимо. Открываю дверь, повернувшись к нему в пол оборота - свет из подъезда падает на кровать, освещая лежащего парня - говорю: - a ty też - idź do piekła. - Последнюю фразу говорю на польском, как будто забываю, что он ничего не поймет. Но явно мое настроение - оценит. Хотелось забыть этот адрес, но проблема с том, что теперь я его точно запомню.
Дверь закрывается с грохотом. Специально хлопаю ею, чтоб аж штукатурка упала с потолка. - Мудак. - Говорю уже себе, натягивая пятки кроссовок.
Домой возвращаюсь не сразу. Брожу по незнакомому району, будто в надежде наткнуться на неприятности. Неприятности меня не находят, я их тоже. Устаю играть в кошки-мышки с самой собой, ловлю такси, еду домой. Вечер бессмысленно и беспощадно просран. Я в раздрае не только с собой, но и в принципе. Виню себя буквально за все, что только можно. Злюсь, злюсь, злюсь еще сильнее.
До утра мне не спится, прокручиваю в голове все сказанное и сделанное и не понимаю ни черта. Ни его попытку оправдаться в машине, ни желания затащить домой, чтобы потом - турнуть как шавку надоевшую... Мне неприятно. Мне странно. Мне кажется, что этот мир настроен против меня. Не рыдаю только потому, что смертельно устала. Лежу, пялясь в потолок и тихонечко ненавижу этот чудесный вечер.
В пять заказываю себе дозу; в шесть знакомый дилер доставляет пакетик вместе с бигмаком; в семь меня уже нет, есть какое-то другое тело, которому не бывает больно. Вот бы остаться этим телом навсегда.

Точно гору несла в подоле -
Всего тела боль!
Я любовь узнаю по боли
Всего тела вдоль.

вв
На работе говорю, что заболела. Мужу тоже вру не краснея, он предлагает приехать, я уверяю, что это все пройдет через пару дней. И там, и там - волнуются, но оставляют в покое.
День проходит почти без движения. Стараюсь не думать о том, насколько я жалкая и не нужная, что меня даже трахать не захотели. Это гложет. Выходить из дома тоже не хочется. А чего хочется придумать не могу. Может, объяснений? Может. Только ехать туда опять - страшно. К чему вот это все: бегать за случайным парнем, который ещё и отверг? Бред какой-то.
Насколько задето самолюбие? Настолько ли, чтоб подумать не только о себе, но и о нем самом? Ведь тогда, в тот вечер, каждый сделал свой выбор не в пользу другого. Я из-за страха, а он... Томаса я не понимала от слова совсем. Зачем отказываться от секса, если это просто секс? Или не просто? Этот вопрос стоял поперек горла. Прошел и второй день. На третий я сдалась. У меня не было шанса - просто это все забыть. Не было выбора встретить его через неделю или три на очередной тусовке и сделать вид, что мы незнакомы. Потому что до этого момента я бы просто сожрала себя мысленно. А этого нельзя допустить. Кроме самой себя в моей жизнь еще много людей и ворох обязанностей, которые просто не могут накрыться медным тазом, потому что... признаться себе - хуже смерти.
Потому растрёпанная и совершенно не отдающая себе отчёт в происходящем, поехала к Томасу домой. Я не знала о чем говорить, и совсем не хотела искать повод. Потому просто ехала.
Когда такси остановилось у двухэтажного дома, выйти решилась не сразу. Когда все-так вышла, не раздумывая направилась к двери. Остановилась у домофона, понимая, что не знаю номер квартиры. Не то, чтобы это была основная причина заминки, но постояв пару минут, развернулась и пошла прочь.
Взгляд словил какую-то кофейню: зашла, не раздумывая заказа кофе с молоком и американо с собой, чтобы после вернуться к его дому. Дойти, чтобы опять затормозить у двери. - Да, блять. Набрать даже рандомный номер не успеваю, из подъезда выходят, а я - наоборот проскользнула внутрь. У меня же кофе, так сложно достать ключ от двери...
Да?
Нет.
Меня никто не останавливает, поднимаюсь на второй этаж, подхожу к нужной двери, и, прижавшись спиной, стучу ногой. Жду немного, прислушиваясь. За дверью - тишина. Стучу опять. Ноль реакции.
Разозлилась на себя за этот эмоциональный приезд, но не убегаю, сажусь на ступеньках, оставляю рядом кофе и закуриваю. Взглянув на часы: четыре часа дня. - А, ну да. - То, что нормальные люди работают в это время, приходит как-то слишком поздно и я совсем не знаю насколько Томас - нормальный, но ехать обратно нет никаких сил. Потому.... не то что бы я осталась ждать его под дверью, но да.
______________________________________
смысловая нагрузка: и ты тоже - пошел куда подальше.
точный перевод: и ты тоже - иди к черту

+1

19

Странное ощущение, когда вместе с гневно захлопнутой дверью так же тяжело наваливается все, от чего тщетно пытаешься сбежать. Пустая темная комната, едва уловимые черты картины  на стене, ее можно рассматривать лежа на кровати, ее он видит утром при пробуждении. Она с укором напоминала, что Томас заложник собственных предрассудков, заложник общественного мнения, может, что  не прав ведь когда-то настолько значимый человек живет своей жизнью, о которой сейчас нет никакой информации, никакой связи, никакой помощи. Малознакомая девушка – самая настоящая загадка. Она ведет себя нетипично для представительниц прекрасного пола, в ней жила тайна, которая держала стену между просто перепихон и новые отношения . А судя по прожитым годам, эта девушка не так проста как могло бы казаться. Томас бессознательно улыбается тому, как малознакомка злиться, как шлет предложенный график дабы не сталкиваться. Это доказательство того, что встретить друг друга на очередной вечеринке в очередной клубе, является обоюдным желанием, взаимным. Но после этой ночи что-то изменится?  Сакраменто уже показал себя городом, в котором очень тяжело не пересечься вновь.

Когда Томаса разбудил телефонный звонок, уже была глубокая ночь.
- Да… - сонно, даже не обратив внимание на то, кто это звонит, лишь бы не слышать громкий раздражающий гудок
-Томассс – подвыпивший знакомый женский голос позвонил с телефона Тревора, скорее это была подруга товарища, та самая Элис – Мари просила не вмешиваться, но … Запиши ее номер телефона – Томас молчал чуть меньше минуты прежде чем услышал – есть куда записать? – странный вопрос, когда телефон он держит в руках и спокойно может в заметки внести. Может, но ему это не надо, а Элис придерживается своего мнения на этот счет.  – просто оставь Треверу, я потом заберу – сморозил полную хуйню, прежде чем прекратить разговор, вырубив звук на телефоне.

Прошло еще пара дней, в которых Тревору пришлось сказать, что проблемы внезапно свалились на голову, что пришлось их  решать незамедлительно и как жаль, что вечеринку пропустил, но она ведь не последняя, как и не последняя победа. Чем Трев и нравился, он никогда не задавал лишних вопросов и никогда не лез с уточнениями. То, что не касается лично тебя – волновать не должно ровно до того момента, пока человек сам не решит посвятить в свои реальные проблемы – простая истина многим недоступная, потому многие в итоге и остаются разочарованными личностями посланными нахуй.

Сегодня Томас возвращался домой сразу с зала, с целью забросить барахло домой, переодеться и идти в бар, в котором ранее была договоренность с друзьями встретиться. В голове прокручивался сценарий новой неизбежной встречи с неформалкой и что в таком случае делать? Делать вид, что незнакомы или наоборот. Но чего он точно не ожидал, так того, что эта самая девушка будет ждать его практически у двери. Опершись боком о стену, заглушив окружающую реальность музыкой шумной и громкой, девушка явно ранее курила. Курила много и не только сигареты, а сейчас крепко спала.
Том садится рядом, стягивает один наушник, чтобы оценить что за вакханалия в ее плейлисте и такое вторжение, естественно, не могло остаться незамеченным, девушка может быть не проснулась, но покой ее явно был нарушен:

-Эй, неформалка! – негромко окликает девушку – здесь спать, наверное, неудобно – подтягивает ее к себе, приобняв. Только сейчас, чувствуя ее рядом, наблюдая за тем, как она просыпается, Томас понимает, что скучал, что эти три дня надеялся снова встретиться и в  этом  им руководствовалось не желание случайного секса, его волновала сама девушка.  – Пойдем  - поднимая ее на ноги, подводит к двери, с которой ловко справляется и снова впускает первым делом девчонку, а после закрывает за ней дверь и все как в прошлый раз. Снимает обувь, у входа тут же бросает спортивную сумку, предлагает девушке пройти в уже привычную ей обстановку, но в этот раз в квартире светло.

-Я после тренировки. Мне в душ надо минут на 5-10. Исчезать не собираешься? Ты могла бы еды нам заказать, пиздец жрать хочется. Или куда сходим? - в отличии от прошлых встреч девчонка выглядела болезненно ли, уставшей может быть – или может сейчас со мной пойдешь? – так же нескромно скинув с себя грязную одежду, Юль  собрался скрыться за дверью ванной комнаты.

Отредактировано Thomas Juhl (2021-06-03 23:01:18)

+1

20

И всё с виду не случайно и, моя судьба
Я растворяю своё сердце тебе в чай

МУККА, Pyrokinesis - Днями-ночами
Время тянется, вот уже кофе с молоком допит, американо остыл и в нем плавает несколько окурков. Даже не злюсь - сил просто нет, включаю музыку, чтобы заглушить собственные мысли, и закрываю глаза. Половина моего плейлиста - треки мужа. Если смотреть с точки зрения музыканта - я его обожаю, если с точки зрения жены - ненавижу.
Говорят, что любовь живет три года. Наша не пережила и пол. Остался только страх и неуверенность в себе. Осталась только злость. А теперь еще начались и измены. Если б я остановилась на первом разе, об этой истории можно было бы забыть, как будто не случалось ничего такого. Так, как он забывает каждый раз, возвращаясь домой. У меня бы тоже получилось. Но вместо сохранения преданности Джейсону, я выбирала Томаса. Опять, и опять, и вот... снова.
Не замечаю даже, как засыпаю. Дом как будто спит вместе со мной. Никто не ходит, никто не прогоняет, никто не будит. И вместе с этим нет никаких снов. Я как будто плыву в черной реке музыки: и сплю, и не сплю одновременно. Потому, когда один наушник исчезает, а вместо него в подсознание врывается знакомый голос, просыпаюсь почти сразу. Смотрю с непониманием на парня. Что вообще происходит? Через миг музыка на паузу, аэрподсы летят в чехол, а я иду к нему в квартиру.
Должна ли я что-то сказать ему? Наверное, но я молчу. Захожу в квартиру, скидываю кеды и прохожу вглубь комнаты, рассматривая интерьер словно никогда здесь и не была. Взгляд выхватывает знакомые детали, как будто я видела их отдельно, но не вместе. - Да, конечно, что-то нормальное или пиццу? - Спрашиваю, разворачиваясь на носках и приземляясь на подлокотник дивана, чтобы съехать вниз попой, откинуться на него спиной и оставить на виду только пару торчащих ног. Идти сейчас с Томасом в душ - сделать мой приход сюда таким же, как и все прочие наши встречи. Конечно, я не собиралась убегать от него сразу после, но и оставаться здесь, как будто мы что-то друг для друга значим - тоже нет.
Хотела бы я знать, что любит Томас, не спрашивая? Играть в нормальные отношения - хотя бы иногда делая вид, что и моя жизнь нормальная, как у всех. Играть для себя. Жить для себя хотя бы один из трех дней... только это все мечты. Ядди, что ты здесь вообще делаешь? Мы никогда не будем принадлежать друг другу. Стоило бы это понять сразу и не тешить себя пустыми иллюзиями.

Пока Том в душе, я смотрю в потолок, откинув телефон себе за голову. Трекер доставщика - у кафе, ждет готовый заказ. Я пытаюсь уговорить себя остаться. Вот сейчас - я чертовски напугана. Томас выглядел совсем иначе, чем в прошлые разы. Сейчас он был как будто моим. Это жутко напрягало, вводило в ступор, и пугало. Ведь я - никогда не смогу быть только его, пока замужем. Не смогу дать ему того, чего бы он - возможно - хотел. А если не хотел, то зачем меня выгонял тогда, прерывая цепь случайного секса вот этим - неслучайным моим приездом? Я запуталась и думать над тем, что я уже обдумала за последние три дня вдоль и поперек - совсем не имело никакого смысла.
Когда Томас выходит из душа, я все еще валяюсь на диване и смотрю в одну точку. Слышу шаги босых ног по полу. - Томас... - привлекаю его внимание, еще точно не придумав, что я все-таки хочу спросить. - Слушай, а зачем тебе эти палки в вазах? - Соскакиваю с серьезного разговора, акцентируя внимание вообще на какой-то чуши. Как же вся ситуация меня пугает. Как будто я действительно могу вот так взять и начать отношения на стороне. Не могу. И при этом я здесь, не в силах спросить действительно то, что интересует. - Принесу тебе в следующий раз что-то красивое вместо них... - говорю бездумно, и закрываю лицо руками. Какой блять следующий раз? - Я хотела сказать... - если б я знала, что я хотела сказать. - Как прошел день? - Убираю ладони от лица, пытаясь казаться совершенно спокойной, ищу телефон, чтобы узнать, где там доставщик. Еще у кафе. Долго. А мне - сложно: я не могу спросить то, о чем думаю, и не могу делать вид, что все отлично. Что мы просто... друзья? Вот только мы - не они.

Люби меня днями-ночами
Окутаны тенями печали
Будто бы мы в самом начале
Днями-ночами, днями-ночами

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-06-05 11:58:14)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » feel


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно