внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Никто тебе не поможет, никто не спасёт


Никто тебе не поможет, никто не спасёт

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

чикаго | 2018 год, лето

Maximilian ft. Demetra
https://i.imgur.com/8Bwys0Y.gif https://i.imgur.com/L2J52ZH.gif

Нужно было тщательнее выбирать, за кого выходить замуж, чтобы потом не бояться за свою жизнь.

Отредактировано Demetra Boleyn (2021-05-27 08:37:54)

+4

2

Сила – то, за что любят. Насилие — то, за что ненавидят. Тот самый незримый шаг от любви до ненависти. От уважения до страха. Обычно он избегает физических методов воздействия, но они позволяют экономить время, которое тратится на всякие бесполезные споры. Экономно значит эффективно.

Что сделано, то сделано. Едкий никотиновый дым вышел из его легких, сигарета медленно тлела в его зубах, с каждым его тяжелым вдохом. Дышал тяжело, глядя на скрюченную в страхе женщину в углу комнаты. Его женщину. Его когда-то горячо любимую… когда-то, но не сейчас. Веки устало прикрылись, но сердце продолжало бешено стучаться, разбиваясь с болью об грудную клетку. Пытается прислушаться к себе, но внутри лишь гнев, и больше ничего, другие эмоции испарились. Один лишь гнев. Когда-то гордый, сильный, уверенный, превратился в зверя, жестокого, хладнокровного, но зверя. Не будет как прежде. От этой мысли пальцы еще жестче впились в граненый стакан с янтарной жидкостью внутри.

Комната была в разрухе, бумаги были разбросаны по всему рабочему кабинету, паркет усыпан осколками стекла от ламп, ваз и стаканов. На полу разбитый ноутбук, телефон и другая техника. Этого недостаточно, где-то за пазухой было оружие, рука инстинктивно тянулась к нему, но все еще останавливался. И гребанный стук стариных часов, издевательски словно отсчитывал оставшиеся секунды его когда-то счастливой и светлой жизни.

Как все дошло до этого? В какой момент он свернул не туда. Эти слезы, и всхлипы лишь раздражали, что-то бормотала, но ничего не разбирал, лишь чувствовал как гнев нарастает еще сильнее. Проклятьем в купе с алкоголем, это чувство разливалось по венам, заставляя двигаться. Стакан что ранее сжимал в пальцах разбился прямо в эти чертовы часы, заставляя тех заткнутся. В те часы, за которые она решила спрятаться. Осколки стекла по телу заставили вздрогнуть. Как и вздрогнуло его сердце.

Помнил как орал, кричал. Называл неблагодарной дрянью. Ветренной шлюхой. Избалованной принцессой. На эмоциях. В стремлении выплеснуть все, что было на душе, и ломал и бросал все, что попадалось под руку. Хотелось ударить ее, проучить, но сталкиваясь с ней глазами, ладонь опускал. Только замах был замечен и не раз, и этот полный страха и ужаса взгляд любимых глаз, отрезвлял и причинял боль сильнее чем пуля в самое сердце. Сейчас лишь дышал, тяжело, глубоко. Успокаиваясь. Так и было, а теперь она боится его.

Алкоголь растворял внутри чувство вины. Гнев, ярость, только она, стала стучать в висках с новой силой, с новым импульсом, но сдерживаемая. Мужчина стал поправлять на себе мятый костюм, сорочка давно уже вылезла из брюк, и он ее заправил, поправляя воротник, и снимая с себя уже кривую бабочку, вышвыривая ее прочь, легкие получили больше кислорода.

Все пошло прахом. Пытался опять вспомнить с чего началось. Кажется она решила обсудить какую-то дорогую покупку. А на счету уже давно отрицательный баланс. Но она об этом не знала. Внутри снова поднялась волна ярости, когда в голову словно яд, стали проникать воспоминания о том, как у них все начиналось, и смертельной дозой был момент, когда она доверяя ему, отдала все свои накопления, лишь бы спасти от разорения. В итоге она просто оттянула неизбежное, втягивая в еще большие долги. Этот ее давний поступок, на данный момент он бесил и раздражал. Все проиграл, все пустил по ветру.

А еще ревность. В голове ясная картинка, когда его жена в этот вечер о чем-то мило беседовала с другим мужчиной. Одно на другое. И теперь ссора вышла в что-то более радикальное. Его глаза опустились вниз, на полу лежала рамочка, где они вдвоем на конной прогулке, на стекле рамочки была трещина, прямо между ними. Первое желание было нагнуться, и бережно взять в руки и поставить на стол. Это желание было сиюминутное и скоротечное как крохотное мгновение. Внутри опять вспыхнул пожар, и он пнул от себя эту декоративную деталь, что некогда всегда любовался в своем кабинете.

Максимилиан. Макс. Он терпеть не мог, когда его звали полным именем, но всячески это скрывает. Особенно когда его окликали ласковой интонацией, его скулы постоянно в этот момент дергались, а на губах выскакивал оскал. Его глаза прикрылись сильнее, а перед взором предстала родная для сердца Корсика. Захудалый дом, мать одиночка, двое младших братьев на заднем дворе, которые устраивали очередной рыцарский турнир, лупя друг друга палками до первой слезы. Младшая сестренка с деревянной куклой, и приятный запах жаренного теста из печи. А потом пожар… и остался один.

-Иди в свою спальню - сделал акцент на слове “свою”. Они давно уже спали в разных комнатах в этом огромном доме. Мужчина снова поправил свой внешний вид, словно ничего и не произошло. Пытался сделать голос мягче, только в итоге выскакивало смесь вороньего карканья и звериного лая. Слишком хриплый голос, от постоянного крика. Потушил окурок прямо об паркет, вытирая носком дорогих туфель. - Завтра поговорим.

Ушла. Мужчина этого не видел, просто отвернулся к окну, закуривая шестую сигарету подряд, во второй руке уже графин, к горлышку которого, он постоянно прижимался губами, отхлебывая большими глотками. Промелькнула мысль, приставить пистолет к виску, но чувство ярости быстро потушили это наваждение. Заставляя его скрежетать зубами. Еще не сдался.

Уже были разговоры о разводе. Макс был против. Никакого развода не будет. Он ей его не даст. Слишком много стоит на кону, и этот развод будет лишь последним гвоздем в его могилу. Будет игнорировать эту тему, ссылаясь на то, что у них все хорошо. И что это лишь временные проблемы. Он хотел в это верить.

Ночь прошла беспокойно. Была слышна пальба и звон разбивающихся бутылок. Выстрел, звон, выстрел звон. На протяжении почти всей ночи. Хозяин дома впервые решил попробовать себя успокоить таким занятием, держа сейчас в напряжении и в страхе обитателей этого дома, начиная от слуг и заканчивая дрожащей супругой. В полицию обратиться никто не осмелился.

На следующий день Макс вернулся домой лишь днем прямо к обеду. С улыбкой на лице, он приветливо, как ни в чем не бывало, обнял жену. Его губы поцеловали мягкую кожу ее щеки. Сев за стол, он без особой придирчивости стал рассматривать тарелку с супом.

-Ты говорила что-то о покупке? Почему бы и нет. Ты ведь этого заслуживаешь - галатно расстегнул пуговицы своего пиджака, проведя рукой по запястью. Механически и больше по привычке, только теперь на запястье не было тех дорогих и любимых часов, что ему когда то подарила его жена. Его бровь чуть нахмурились, но снова уголки губ чуть растянулись в усмешке. - С тобой все в порядке? - проверка переполненная с подозрительностью, а пальцы хрустнули когда сжал столовые приборы в них.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Damon Fox (2021-05-27 12:03:39)

+3

3

Я помню, когда мой муж впервые вышел из себя. Тогда я его не испугалась, а подумала, что у него какие-то трудности. Я искренне постаралась быть любящей и терпеливой женой, несмотря на то, что уже давно наш брак был под большим вопросом неясности. И этот вопрос становился всё больше похож на точку. Жирную и бесповоротную точку. Когда Макс сделал мне предложение, я была на седьмом небе от счастья. Окрылённая, счастливая, искренняя и влюблённая. Я ожидала от нашего брака многого, и совсем не состояние моего будущего мужа играло роль. Я влюбилась в него, или так считала, но мне никогда не было страшно или больно из-за своего решения. Мы были по-настоящему счастливы, я доверяла ему и была готова на всё ради нашего брака и нашего будущего.
И я не знаю, когда это счастье вдруг стало превращаться в тихий ужас.

Наши долгие вечера перестали походить на счастливый досуг семейной пары. Теперь они были полны моих ужаса и страданий и его нервов, криков и угроз.
Не знаю, когда мы перестали видеть наше будущее тихим, спокойным и полным любви.

Наверное, в тот момент, когда я сказала, что он отдалился от меня.

Смех и радость сменились вскриками от страха и желанием убежать из дома. Когда он в очередной раз вышел из себя, я этого ожидала заранее. Но сегодня было не всё так, как раньше. Абсолютно будничный разговор перешёл в новую ссору, ссора - в крах моей последней надежды. Я честно пыталась его понять, но едва разговор зашёл о деньгах, Макс словно слетел с катушек. Едва успев отшатнуться, я не уловила взглядом, что пролетело мимо и разбилось за моей спиной. Несколько попыток вразумить и успокоить его словами остались без ответа и внимания. Таким своего мужа я видела впервые, и это напугало меня так, как не пугало ещё никогда. В голове поселилась навязчивая идея, которая непременно должна была осуществиться, потому что... сегодня я не просто испугалась, я начала переживать за свою жизнь. Идея уйти от него любой ценой.

Когда крики и битьё мебели закончилось, наступила тишина. Я сидела, уткнувшись в колени где-то в углу комнаты, и едва слышно дышала, тихо всхлипывая и боясь пошевелиться. Помощи мне ждать было неоткуда. Слуги боялись хозяина ещё сильнее, чем я, пытались даже об этом поговорить со мной, но я сказала молчать, иначе и им будет плохо. Со слугами мужского пола я вообще старалась не разговаривать, чтобы не провоцировать мужа ещё сильнее, потому что последний, кто мне улыбался, был уволен. Или не уволен, а что ещё хуже...
— Иди в свою спальню, — я медленно поняла голову и посмотрела на него. Стёрла ладонями слёзы с щёк, поспешно встала и ветром вылетела из его кабинета. Подальше от боли, жути и порванной бумаги на полу. Подальше от него. Думала ли я, что когда-нибудь моё решение выйти за Макса сделает меня жертвой обстоятельств? Конечно нет. Я была счастлива. Рядом с ним.

Моя комната служила мне неким убежищем. Макс никогда не заходил сюда сам, поэтому я могла не опасаться, что он потревожит меня этой ночью. Но опасалась. Море новых слёз, мокрая от них подушка и страх заснуть. Этой ночью едва ли кто-то мог уснуть в этом доме. Всю ночь я слышала звуки, от которых вздрагивала каждый раз, буквально кожей ощущая всю злобу и ненависть человека, который был здесь хозяином. Который был и моим хозяином. Возможно, самым здравым решением было бы собрать какую-то часть вещей и под покровом ночи покинуть дом, но уверенность, что я не успею даже из города уехать делала эту идею бессмысленной. Ровно как и обращение в полицию и суд, чтобы помогли мне получить развод, а его... а что его? Посадить его никто не сможет. Штраф? Судебный запрет на то, чтобы приближаться ко мне? Это казалось всё таким бредом, что я даже не задумывалась всерьёз ни об одной похожей идее. Но тем не менее, сегодня побег стал для меня единственно верным решением. Кто знает, что ждёт меня в этом доме дальше?

Этой ночью я так и не сомкнула глаз. Спать совершенно не хотелось, есть тоже, выходить из комнаты - тем более, но всё же ближе к обеду я вышла прощупывать почву. В доме было тихо, не было слышно разговоров, обсуждений. Все работали молча, пряча свои мысли и эмоции за опущенными глазами. На меня тоже никто не смотрел, но я знала, что они меня жалеют. Я не нуждалась в жалости, но нуждалась в помощи. Вот только получить её было неоткуда. Пару недель назад я приезжала с этим разговором домой, но отец твёрдо сказал, чтобы я даже не думала о том, чтобы возвращаться в семью с новостью о разводе.
— Теперь Максимилиан - твоя семья. Ты поняла?
После этих слов я ушла и больше не появлялась и даже не звонила им.
Макс - моя семья. А родители даже не поверили, что он может быть таким жестоким.
— Ты преувеличиваешь, Деметра.
Они любили его сильнее меня, это было видно невооружённым глазом. Любили его покровительство и щедрость, которыми он одаривал моих родных ещё даже до свадьбы. Сейчас у него были трудности, я это знала, поэтому отдала все свои сбережения, чтобы помочь выкарабкаться. Они, видимо, помогли только временно. Сейчас всё снова вернулось в исходное состояние. Стало даже хуже.

Я преувеличиваю.

Макс вернулся в обед. Домработница быстро поставила перед ним тарелку на стол, а я с содроганием сердца ждала его первых слов. На первый взгляд всё вроде бы было нормально. Если не считать моего испуга в глазах и напряжённого положения тела. Я была похожа на лань, которая готова была в любой момент кинуться бежать.
— С тобой все в порядке? — он был в хорошем расположении духа, а я - нет. Он одобрил моё предложение, внесённое ранее, а я уже не была уверена, что разговор нужно было вообще начинать. Удивляюсь, как ещё Макс не потребовал продать моих лошадей, купленных им же. Вероятно, потому что он не имел к ним отношения, и хозяйкой их была исключительно я.
— Разумеется. Почему ты спрашиваешь?поиграем в твою игру на твоих правилах. Разве что-то было плохо? Искать радость во всём - вот мой девиз ближайших месяцев нашей совместной жизни. Только вот радость было искать уже сложнее.
Я неуверенно сглотнула, собираясь сделать ещё одну попытку быть любящей и терпеливой женой. Кинув быстрый взгляд на домработницу, кивком указала ей на дверь. Та мгновенно ретировалась, не желая присутствовать на очередных разборках. Подвинув стул ближе к мужу, я сдержанно коснулась его руки, боясь, что он почувствует мой страх и нежелание во всём этом участвовать на самом деле.
— Макс, я... хочу, чтобы у нас всё наладилось, — враньё. Я хочу отсюда уехать как можно скорее. — Будь со мной честен, прошу. Я хочу тебе помочь, — отвезти в психушку, например, могу. — Расскажи мне, что с тобой происходит? Что я могу сделать?

Мне трудно было быть с ним искренней, но я осторожно коснулась его щеки ладонью, повернула голову к себе и легко коснулась губами его губ. Убедить его в своей любви было очень трудно, учитывая, что я его больше не любила. В каждом моём движении читалась осторожность, словно я ждала чего-то опасного. Боялась, что он перенесёт своё ночное состояние на меня и на всех, кто находился здесь. Боялась, что отсюда живой мне не выйти. Но всё же пыталась что-то сделать.
В последний раз.
Перед тем, как окончательно решиться на побег.

+2

4

Взглядом — как ножом по сердцу… смотрел как хищник, который принюхивался, и при малейшем страхе жертвы, готов был набросится. Атмосфера наколялась, и каждая секунда переламывалась как зерно под жерновами мельницы, решая как пойдет история следом.

Касание руки напрягло мужчину, в одно мгновение он готов был сорваться, но с тяжелым вздохом он все же расслабился. Вновь ощущая знакомое прикосновение близкого человека. Расслабился, но бдительности не терял. Только она у него осталась. И ее отпустить он был не готов. Заставит остаться рядом если придется. Или сделает так, что ее никто уже не полюбит. Пальцы сжались сильнее.

Способен он на это? Часто спрашивал себя об этом, и с каждым разом от “невозможно” плавно переходил к ответу “если будет необходимо”. На губах улыбка, переходящая в оскал. Дыхание становилось все более тяжелым.

Поцелуй, слишком осторожный, прикосновение слишком осторожное. Все это было какой-то игрой, ложью. И этот яд противоречий продолжал сводить с ума. Тот лживый мир, который он построил собственными руками стал сыпется как песочный замок, и все, чего он достиг, утекало как песок сквозь пальцы.

-Со мной все в порядке! - сказал чуть громче обычного, один ее вопрос, неосторожный взгляд, и его снова начало трясти от едва сдерживаемого гнева. Как бы он не хотел сказать правду, он просто не мог, из чувства собственной гордости. Что все то, чего он достиг медленно рушилось как карточный домик. Как он не старался остановить это разрушение, это только сдерживало от полного перманентного краха.

Он резко встал со своего места, отбрасывая тарелки с блюдами в сторону. По помещению вновь прошелся вчерашним отзвуком, шум бьющийся об пол и стены, посуды. Максимилиан возвышался над ней как крупная гора. Сильные мужские пальцы дернулись вперед, так, что невозможно было уклонится, и  сжались вокруг ее шеи. Желание заткнуть ее, каждое слово жены вызывало в нем лишь еще больший приступ ярости.

-Слышишь?! В порядке! - он сжал еще чуть сильнее, оставляя следы на ее нежной и красивой коже, смотря как ее лицо бледнеет от страха, а потом от нехватки кислорода, стало приобретать все более синий и бледный оттенок. Его взор опустился вниз, на свою руку, на то, что он делает, и сразу отшатнулся, будто увидев призрак.

Это был первый раз, когда он использовал силу против нее, чрезмерную силу. Раньше он мог слишком грубо держать ее за руку, быть грубым в постеле, быть грубым сопровождая ее на прогулках, держа за руку. Только сейчас была пройдена очередная черта.

-Не бери в голову, все хорошо. - старался успокоиться, и даже улыбнутся чуть шире, как ни в чем не бывало. А в душе, он ощущал внутреннее чувство очередной вспышки, что это все она виновата, это она спровоцировала.

Деми… как все начиналось? Это было словно из чужой жизни, из чужой истории. Действительно полюбил ее. Губы тронулись в ностальгической улыбке, вспоминая их первые месяцы совместной жизни. Вспоминая как они познакомились, как у них все закрутилось в безумный роман.

А затем предложение. Макс заботился. Старался угодить. Чарующая улыбка, ласковый взгляд, нежный голос, она была его принцессой. Самым дорогим и ярким украшением. Которое хотелось нарядить в самые дорогие платья, в самые дорогие украшения. И чем больше он хотел ее нарядить, чем больше хотел ей дать, тем больше он утопал в работе, рискуя постоянно всем.

И чем больше он терял и разорялся, тем сильнее отдалялся, считая себя недостойным, уходя все глубже в долги. Уязвленная гордость приобрела другую ипостась - злость, гнев и ярость. Ненависть на себя, стала перебрасываться на остальных окружающих, а в итоге направилась на нее. Делая виноватой ее во всем. Просто за то, что просто появилась в его жизни. 

-Приведи себя в порядок, поедем выбирать тебе красивый наряд на завтрашний вечер. А потом вернемся к вопросу о покупке новой лошади. - попытался задобрить, проведя пальцами по ее щеке. Только взгляд острый, цепкий. Уже не отпустит. - Ты у меня такая красивая. - нагнулся целуя ее в лоб с улыбкой.

Поправив на себе костюм, он вновь посмотрел по инерции на время на своих часах, но часов не было. Мысль вновь влетела в его голову, напоминая о проблемах, о которых должен был умалчивать. Теперь это был уже другой мужчина.

-Сегодня ночью будем спать вместе - слуги тут же аккуратно вошли в помещение, начиная медленно убираться, стараясь в лишний раз не шуметь. Макс окинул их, и нервно дернул щекой, указывая на двух смазливых девушек - с завтрашнего дня вы больше тут не работаете. Пора уже убрать лишний персонал в доме.

Он еще раз оглядел всю комнату, останавливая взор на своей жене. В глазах плескалось недоброе пламя. Скулы дернулись, но вскоре голова опустилась вниз, на свою ладонь, которой лишь недавно сжимал ее шею, она предательски тряслась, сжав ее в кулак, Макс тяжело вздохнул, стараясь успокоиться внутри и унять этот гнев.

-Собирайся, через час выезжаем. - он больше ничего не сказал, лишь вышел из комнаты громко хлопнув дверью. Лишь все более отдаленные шаги дорогих туфель по паркету, извещали, что он ушел достаточно далеко.

Спустя час он ждал возле главного входа. Взгляд итальянца был прикован к огромной картине, которая была величиной в три метра. На картине была изображена веселая и харизматичная, девушка. В легком летнем, черном, платье напоминающий сарафан. Изображена она была на скаку на вороном жеребце, на фоне пляжа. Именно тогда он впервые ее увидел.

“Не думал, что кто-то сможет приручить этого жеребца” эту фразу он услышал от владельца конюшни. Увидев ее, он понял, что хочет добиться ее. Была ли эта любовь, или желание обладать кем-то красивым? И сейчас эта картина, была словно насмешкой над ним, и одновременно тем самым маленьким зерном, которое взращивало в нем желание вернутся к тем самым счастливым временам.

-Ты слишком долго дорогая. - гневно произнес он, едва увидел ее спускающийся с лестницы. Максимилиан галантно протянул ей руку, помогая ей спуститься с последних двух лестниц. Он чуть с силой сжал ее пальцы в своей ладони - Поедем в город.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Никто тебе не поможет, никто не спасёт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно