полезные ссылки
Дэй никогда не видел Чарли таким обозленным и расстроенным...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » В наших глазах


В наших глазах

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Сакраменто, кафе  | 18.03.2021 | вечер

Teo J Marino, Rita Gorski


https://i.imgur.com/RJw9Glo.jpg

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-21 21:50:16)

+3

2

- Тео, она прекрасная девушка. Милая, в меру застенчивая. - Голос Франчески стал вкрадчивый с оттенками нежности. Глаза горели огнём, когда заботливая материнская рука легла на плечо. Нежное касание рук, мягкая улыбка и глаза, которые понимают всё на свете. - Но при всём при этом, она точно не молчунья. Столько занимательных историй успела мне рассказать! Ты бы только её послушал. - Первая попытка оправдать человека, которого я даже ни разу не видел и ничего не успел сказать против. Не знаю. Да и хочу ли знать? Но это никого не волнует. Франческа гладит меня по спине, пока не пододвигается совсем близко. В доверительном жесте облокачивается мне на плечи. Взрослого сына не так часто можно обнять, позаботиться о нём, рассказать, как сильно скучаешь и любишь. Он вырос. Уже мужчина, который редко приходит в твой дом. - Она тебе понравится.

- Понравится.
Слово слетает с губ в пустоту.
Признаться, я не знаю почему решил пойти на поводу у своей матери и согласился на свидание в слепую. Ну как в слепую. Франческа учтиво показала фото своей новой подруги по Йоге - некой Риты. С экрана на меня смотрела кареглазая особа, явно моложе моих лет. «Хорошенькая». Брошенное мной слово в один миг дало сигнал миссис Марино на дальнейшие уговоры. В тот вечер я поддался. Сытый ужин приготовленный руками матери расслабил: любимая лазанья, яблочный пирог с сахарной пудрой и корицей, а в завершении душистый чай. Женские хитрости, которые обернулись для меня обязательствами.
Холостяцкая жизнь меня устраивала вполне. Я был волен делать, что только вздумается. Не нужно было думать о ком-то другом. Да и ритм моей жизни не позволял мне расслабиться. Много работы в бюро, профсоюзе и семье Торелли. Совсем не до свиданий. Но матери трудно объяснить, что её сыну действительно живётся одному хорошо и что за этими словами не прячется одиночество, которые сжирает по вечерам. Я привык так жить. Но для Франчески мой развод был яркой отметиной, дырой, которую необходимо было заполнить.

- Встретитесь в кафе, мило поболтаете. Это же не обязывает вас ни к чему серьёзному. Новые знакомства никому не мешали. К тому же, ты всегда торчишь на работе, даже не успел побывать в новом заведении. Там очень уютно, а кухня просто восхитительна. Приятное с полезным - слышал же про такое? Соглашайся!

Приятного было мало. Давящее чувство обязательств не отпускало ни на минуту. Удавка на шее затягивалась сильнее с каждым открыванием входной двери кафе.
Не она.
Выдыхаю. Делаю глоток воды из прозрачного бокала, услужливо принесённого официантом, который теперь рассчитывает на хорошие чаевые. И только постоянные вопросы «что-нибудь закажете» и «ваш гость придёт» давили по больному.
Придёт. Должна прийти.
Меню с красными буквами томится под рукой, край которого я от нервного напряжения тереблю пальцами. Надо же было мне умудриться приехать на полчаса раньше назначенного времени. Теперь остаётся лишь осматривать интерьер заведения и ещё раз изучить меню, чтобы в очередной раз отметить для себя - аппетита нет совсем. Лучше что-нибудь выпить. Что-нибудь покрепче.
Глаза блуждают по кафе в поисках чего-то интересно или не очень, лишь отвлечься хоть немного. Не спасают и столы с деревянными столешницами, в которых посередине видна вставка стекла с зелёным мхом под ним; ни объёмные чёрные светильники; что свисают с потолка; даже приятная музыка не утоляет мою тревогу за сегодняшний вечер.
Дверной колокольчик снова раздался звонкой трелью, приковывая к себе всё моё внимание. Снова не она.
Выдохнуть. Оставить в покое меню. Лучше уткнуться в дисплей телефона и проверить нет ли сообщений от Риты. Пусто. Сомневаюсь в том, что на самом деле хотел там увидеть: сообщение о том, что она не может прийти или «я скоро буду». Хочется как можно быстрее покончить с этим и пойти домой, отправив сообщение матери «не моё».
Но всему рано или поздно приходит конец. Моему ожиданию тоже. Очередной гость заведения оказывается той самой Ритой. Девушка прошла на середину кафе. Жёлтое платье, распущенные волосы и яркие тёмные глаза. У Франчески есть вкус. Блуждающий взгляд девушки заставляет подняться с места, махнуть рукой, но на самом деле больше всего мне хочется сползти со стула вниз и спрятаться под деревянной столешницей.
- Рита. - Окликаю девушку, давя из себя милую улыбку. Надо быть вежливым, не показать себя полным кретином или того хуже. - Добрый вечер. - она робко подходит ко мне, улыбается и жмёт руку. - Приятно познакомиться. Тео. - Соблюдая все правила приличия помогаю сесть и только после этого устраиваюсь на против, указывая на меню перед ней. - Ну что ж. Давай начнём этот вечер. Признаться, чувствую себя неловко. Не каждый день собственная мать устраивает свидание.
Остаётся понять пришла ли она с серьёзным намерением или как не смогла отказать миссис Марино. Можно было бы сразу сознаться в том, что я всего лишь заложник обстоятельств и ничего не жду от этой встречи. Но лучше подождать, наблюдая за поведением девушки. Один сигнал или намёк, который позволит выложить все карты на стол. А сейчас стоит настроиться на ничего не обязывающую беседу.

Отредактировано Teo J Marino (2022-04-10 18:23:58)

+3

3

Рита, я кое-что придумала! – голос Франчески отвлекает меня от скручивания потёртого зелёного коврика для йоги в крепкий рулон. Пока я во время асан ищу спокойствие и стремлюсь к чистому сознанию и безмятежности, миссис Марино строит планы, продумывает стратегию и после череды дружественных хлопков-благодарностей Тессе, инструктору, за занятие окружает меня в кольцо безапелляционных доводов с ней согласиться.  – Ты в последнее ходишь грустная, невесёлая. Что-то случилось? – меня смущает не то вопрос Франчески, не то её решение поговорить здесь и сейчас, пока остальные заканчивают сборы, покидают зал и по очереди с нами прощаются. Возможно, нам стоит подобрать более удобное место, и я делаю шаг к выходу, прокладывая начало нашей неспешной прогулке до первого перекрёстка, но женщина преграждает мне путь, не дожидаясь ответа, содержание которого едва ли может на что-то повлиять. – Ты же знаешь, у меня есть сын, и я считаю, что вы должны познакомиться, – главное предложение и суть разговора быстро сводится к встрече с Тео. О нём я слышу периодически из рассказов Франчески, но не более, чем известно кому-либо ещё из круга приятельниц на полставки, занимающихся вместе йогой. Ни до отношений с бывшим, ни на протяжении, ни после я не проявляю больше положенного вежливого интереса без необходимости, в первую очередь, самой себе объяснять, почему я заочно не вешаюсь на чужих сыновей и не докапываюсь до них первая в поисках отношений. После шумного разрыва с Уокером я вовсе перестаю думать о парнях и посвящаю себя себе – в меньшей степени работе и в большей – хобби, в том числе духовно-физическим практикам, пересекаясь с Франческой, болтая с ней о том и о другом чаще и чаще.

Я не уверена, что хочу с кем-либо сейчас встречаться… – я начинаю как можно мягче обособлять границы, подводя к разумному отказу, но так, чтобы не обидеть и не испортить наши незамысловатые отношения. Наверняка она действует из лучших побуждений и преследует благие намерения. Я оборачиваюсь к зеркалу и чуть щурюсь, разглядывая себя в зеркале на предмет зацепок. Неужели я действительно выгляжу несчастной и нуждающейся в ком-то? Пальцами касаюсь подбородка, помять бы ещё линию скул и нос, но это выглядело бы слишком карикатурно и не при миссис Марино. – У меня всё хорошо, я чувствую себя отлично.

И не сомневаюсь! Рита, не пойми меня неправильно, я не хочу устраивать вам свидание… – она чуть умолкает и отводит взгляд в сторону, – … это просто встреча в крайне приятном месте. Заведение с отменными рекомендациями, от меня и моих подруг лично, – она подмигивает и причмокивает с итальянским вкусом; знает, что это производёт на меня впечатление. Всё-таки таким женщинам, как Франческа, сложно отказывать, не имея за собой аргументов прочнее, чем обычное нежелание или уставшие от вереницы неудач сомнения. – Как давно ты баловала себя хорошим десертом? Я не говорю о пресно-постных подобиях с нулевым калоражем, хоть это и, безусловно, важно, – она вздыхает, упираясь руками в подтянутую талию, намекая, что мы с ней в одной лодке, а у меня появляется шанс сойти на берег на один вечер. Не знаю, но Франческе удаётся подловить меня на сладком, о котором я забываю на протяжении всей зимы и перебиваюсь чем-то несерьёзным, вроде проб приготовленного печенья или брауни на заказ, но никогда – для себя, на своё усмотрение и желание. Живот предательски урчит и тоже подначивает согласиться. Не найти любовь всей жизни, а это вызывает у меня открытую улыбку, так вкусно поесть в хорошей компании. Что компания действительно хороша – не ставлю под вопрос, интуитивно доверяю миссис Марино, как правило, всегда честно и непредвзято несущей штандарт своего мнения в массы.

Попытка не пытка, – с шуткой соглашаюсь на авантюру Франчески уже в раздевалке, в пол-уха слушая о всех прелестях выбранного ею места. Интересно, она уже заказала столик? Договорилась с Тео? Он тоже так легко согласился или я первая, кто пошёл на поводу у женщины, решившей примерить на себя роль свахи?

В назначенный Франческой день я заканчиваю смену в магазине пораньше, прощаюсь с Джо, вечно недовольной моим отсутствием или присутствием, ей одинаково похуй, что я делаю, пока не вешаю на неё её же обязанности, а потом грузило настроения резко перекашивается на сторону зловредных комментариев и выходок. Наудачу я не рассказываю ей о сегодняшней встрече и не получаю на выходе из СанМейда вдогонку ничего, кроме тяжеловесного взгляда, сползшего по стеклу двери и вернувшегося за кассу злобным слизнем обратно к хозяйке.

Настроение в противовес погоде – пасмурному прохладному марту –  чистое и прозрачное, я словно не делаю ничего особенного, вполне обыденное мероприятие – свидание без обязательств. Ключевое – последнее свойство. Мне даже весело, хоть как ни назови эту встречу и как не лепеча о ней накануне Франческа, всё равно свидание, отчего ещё забавнее.

Быстрый, но всегда верный туалет – я не провожу у зеркала времени больше, чем нужно, чтобы поддаться подкрадывающемуся волнению. Поглядывая то и дело на часы, я слежу и мысленно просчитываю, когда нужно выйти из дома, как долго буду добираться до места, пара минут на хостес – и я на месте.

Привет! – Тео обнаруживает сам себя негромким окликом, и я быстро оказываюсь у нужного столика. – Взаимно, – я свободно жму руку, но немного смущаюсь. Вопреки неомрачённым тревогой чувствам, я, так или иначе, переживаю за предстоящее начало разговора, который ляжет в основу вечера. – Спасибо, – благодарю за помощь, и пока что мы просто обмениваемся дежурными, бесцветными фразами. – Здесь уютно, – немного оглядываюсь по сторонам, раскрывая перед собой меню, но за выбор места стоит благодарить, пожалуй, всё-таки миссис Марино. Вышколенная вежливость Тео и его признание о неловкости наводят на мысли, что это всё – всего лишь одно большое одолжение матери, а я его соучастница.

Да, понимаю, мне тоже никогда не устраивали свидания чужие родители, да и свои в том числе, – не глядя, я перелистываю страницу меню с закусок на горячее, невольно опуская взгляд, но не различая перед собой строк. Цифры и буквы – всё сливается в калейдоскоп, и я кладу меню на поверхность столика раскрытым разворотом, отложенным до лучшего момента. Я вспоминаю о своей матери, Кристине, одно время тоже зудящей над ухом, что пора искать варианты и выходить замуж. Как следствие её бесконечных напоминаний, а может, сумма других обстоятельств, наше общение сводится к нулю. Мы редко разговариваем, а ещё реже – видимся. – Признаюсь тебе в ответ, что Франческа заманила меня сюда десертами. Ты любишь сладкое? Может быть, что-то посоветуешь? Я здесь впервые, – не знаю, как хорошо благодаря матери Тео осведомлён обо мне и роде моих занятий, в числе которых баловство выпечкой дома на кухне.

[NIC]Rita Gorski[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/K6qtJdA.png[/AVA]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 25 y.o.
profession: хэндмейдер, варщик мыла ручной работы[/LZ1]
[STA]я намочу себе манту[/STA] [SGN]   [/SGN]

+5

4

Франческа всегда была неподражаема в мастерстве уговоров. Порой я удивлялся тому, как такая женщина [внешне очень хрупкая], как она могла ужиться с моим отцом. Вечно хмурый, придирчивый и требовательный до тошноты. По его мнению всё должно быть идеально и по правилам. Мать же всегда отличалась лёгким нравом и заразительным смехом. Именно она всегда умела сглаживать углы и примерять двух упрямцев. Если бы не Франческа, то мы с отцом не смогли бы сосуществовать в одном помещении больше пяти минут. Вот и сейчас, когда я смотрел на то, как Рита держит меню и бегает глазами по строчкам, всё понимал - Франческа и здесь применила свой талант в дипломатии. Иначе как ещё объяснить то, что девушка согласилась на свидании в слепую.
У меня выбор был небольшим: согласиться или же ещё долгое время выслушивать от матери нравоучения в стиле «ты упустил свой шанс» или «чего тебе стоило, это просто ужин двух людей». Поэтому я всегда выбирал первый вариант. Самый спокойный и менее энергозатратный. Всего один вечер в компании незнакомого человека не идёт ни в какое сравнение с тем, сколько времени мать может причитать на данную тему. Но почему согласилась Рита? Она мила, голос приятный, дурными манерами не обременена. За такой точно кто-нибудь ухаживает. А пойти на подобную встречу это как засунуть руку в чёрную коробку. Если повезёт, то останешься цел и невредим. Либо тебя за палец кто-нибудь цапнет.
На мгновение ставлю себя на место девушки в попытке понять её любопытство. Незнакомая женщина просит встретиться с её уже взрослым сыном. Как минимум это странно: рослый мужик не в состоянии найти себе пару, поэтому полагается на выбор матери и охотно соглашается пойти на свидание. Что если мать решает за него не только выбор девушки? Одежда, профессия, выбор еды и круг общения. В голове сразу рождается образ маменькиного сынка, который носит рубашки и джемперы пастельных тонов, что выбрала за него мать. Может он и живёт с ней?
От нахлынувшей картинки хочется отмахнуться, что я невольно передёргиваю плечами. Нет, я далёк от той вселенной, да и Рита скорее согласилась из вежливости. Просто, чтобы отстали. Да, так думать проще. Спокойнее.
- Тогда тебе повезло. - Дежурная улыбка отпечатывается на лице. На губах остаётся «а вот мне не впервой». Эти слова остаются не сказанными скорее из-за стеснения и нежелания показаться немощным и слишком податливым в руках матери. Меню Риты отправляется на стол напротив моего. Теперь я в полной мере могу рассмотреть лицо напротив. Взгляд цепляется за янтарные глаза. Безобидные и незлобные. У уголков глаз россыпь мелких морщинок. Наверняка от смеха. У Франчески определённо есть вкус.  - Так… - На выдохе, переводя взгляд на строчки в меню. Смотреть в упор не так уж и вежливо. Вопрос пришёлся кстати, можно отвести взгляд без подозрений и нервных дёрганий. Но одной тайной стало меньше - десерты. Рита здесь из-за них, а не каких-то там надуманных мной ранее причин. Есть шанс, что общая тема найдётся легко. Хотя бы еда. - Я тоже здесь из-за них. - На выдохе с облегчением. - Но ими меня накормили «до», ослабляя моё внимание. И вот я здесь. Совет: если Франческа начнёт угощать тебя своей фирменной шарлоткой, то будь настороже. Этой женщине от тебя что-то потребовалось. А если в ход пошла лазанья…. - Наигранно машу головой из стороны в сторону, - то лучше беги.
Лазанья всегда была последним аргументом у матери. Эта итальянка всегда брала своё хитростью и делала это бесподобно. Женщина давно поняла, что разговор лучше строится на сытый желудок, поэтому сначала досыта кормила свою «жертву» и лишь потом говорила что ей нужно. Так отец согласился купить новый дом, который Мама увидела «случайно». Царапина на новой машине была объявлена под спагетти, ну а новость, что я решил не идти по стопам отца была приправлена мексиканской кухней. 
- Признаться, я тут тоже впервые. - Всё так же глядя в меню в поисках знакомого названия. Что там говорила Франческа? На что обращала моё внимание? - Работа занимает большую часть жизни. Сейчас бы наша общая знакомая, - на последнем слове губы изгибаются в улыбке, намекая на виновницу этой встречи, - сказала бы, что я себя на ней похоронил.
Последняя фраза слетает с губ быстрее, чем я успеваю её проанализировать. Тонкое сравнение кажется мне удачной шуткой. Будь тут Томас он бы точно прыснул от смеха. Но Рита не знает о моей профессии поэтому шутка остаётся незамеченной. Навряд ли Франческа стала бы пугать девушку родом моей деятельности заранее. Я уже привык, что слово «патологоанатом» пугает людей и отталкивает, словно я маньяк с пилой в руке.
- Мама говорила, что Тирамису здесь неплохой. - Указательный палец ползёт вниз по гладкой бумаге. - И Рокки Роуд. К нему ещё идёт несколько шариков мороженного. Звучит недурно.
Всё это звучит неплохо. Неплохо в той вселенной, где мне не приходится скрывать волнение и отводить взгляд всякий раз, когда мы встречаемся глазами. Там, где наш разговор идёт сам собой без запинок и помарок. Здесь же я закусываю внутреннюю сторону щеки, пытаясь найти, что сказать дальше. О чём там говорят на свиданиях? О семье? Карьере? Предпочтениях? Но сейчас цепляюсь за сказанное ранее Ритой - сладкое. От волнения пропущенный мимо ушей вопрос всплывает только сейчас. Любил ли я сладкое? Да. Больше, чем солёное? Нет. Сейчас бы я с большим удовольствием отправился в пиццерию, где можно было бы расстегнуть верхние пуговицы на рубашке и сесть в более удобной позе, чтобы пицца и холодное пиво вошли в желудок без препятствий.
- Кто же не любит сладкое? Иногда что-то пеку сам. Но знаешь, это больше для успокоения нервов. Готовка успокаивает. А ты?
А ты? Боже, сколько ещё раз за вечер прозвучит эта банальная и дежурная фраза.
- Послушай, - внезапно для себя самого я подаюсь чуть вперёд и говорю об очевидном, - ты не против заказать что-то выпить? Не знаю как ты, но из-за официальности этой встречи я волнуюсь, словно бы Франческа сидит где-то за соседним столиком и проверяет правильность моих действий.

+1

5

Рокки роуд так Рокки роуд, – и без того держащееся на планке ‘отлично’ настроение растёт и крепнет с полученным от Тео советом. Всё-таки испытываю некоторого рода неудобства, будучи в незнакомом месте и совсем не ориентируясь в меню. Название десерта тоже знакомо по верхам, и я совмещаю приятное с полезным (или вторым приятным), определяясь с выбором, хотя, кажется, я вовсе не верю, что можно промахнуться со сладким и угодить впросак. Что, неужели будет слишком приторно? – Ни разу его не пробовала, поэтому всецело полагаюсь на твой вкус, – выражаю вотум доверия, в шутку перекладывая ответственность за вкусовые качества, подачу и общее впечатление на самого Марино; слова сопровождаю лёгкой и весёлой усмешкой в подспудной надежде, что Тео не лишён чувства юмора и уловит флёр приятельской иронии без скрытых подоплёк и обязательств. Обязательство сегодня только одно – явиться в назначенное место в назначенное время с подачи Франчески, что мы и проворачиваем, на мой взгляд, вполне успешно. Остальное – уже неважно, и я не жду от встречи ничего, кроме праздника живота (с последующей каторгой за пропавшие во мне пустые калории; не то чтобы зацикливаюсь на кбжу, но любая позиция из категории десертов в меню – углеводная бомба с затравкой на цепную реакцию). – Тем более с мороженым, – уже нравится, и воображение заранее рисует ломтики шоколада и зефира в сопровождении тающих сливочных шариков.

Ты сам определился? Как думаешь насчёт того же тирамису? – интересуюсь в ответ, гуляя взглядом по развороту с напитками. Напротив одного подвешена забавная строчка "в горячих пальцах снежный ком" (мятный кулер), напротив другого – "сделаешь шаг — за тобою весна" (безалкогольная роза багси) и так далее, однако душа не лежит ни к чему крепче пуэра, но обширная домашняя коллекция чая вынуждает меня внутреннее беситься с жиру и кукситься со скудной здесь чайной карты. Пожалуй, подумаю ещё, раз никто из персонала не спешит принимать заказ; отсутствие официантов не тревожит; напротив, располагает к беспечной болтовне с Тео дальше без давления извне и намёками быстрее определяться с выбором, как обычно бывает в заведениях средней руки.

Да, я люблю готовить, – общая тема кулинарии находит во мне отклик, и я с готовностью отвечаю, чуть подаваясь вперёд, опираясь на локти и сложенные параллельно друг другу предплечья. – Люблю что-то печь: простое и незамысловатое, вроде брауни, но с разными добавками, – не знаю, насколько хорошо Тео осведомлён о моём необычном хобби, и делаю ставку, что примерно ни на сколько, а потому описываю выпечку с ТГК весьма смутно и обобщённо, хотя та же Франческа более чем в курсе, как и бОльшая часть наших общих знакомых по йоге. Тем не менее подобное признание – такая себе идея для первого свидания с кем бы то ни было.

Если не секрет, что за работа у тебя такая, раз занимает почти всё время? – не мне с извечными переработками, конечно, спрашивать, однако хэнд-мейд так прочно входит в мою жизнь, что уже не воспринимаю его как рутину жизни, за исключением редких объёмных корпоративных заказов на партии мыла и общих смен с Джо (любое времяпрепровождение с ней – подлинное мытарство, так ещё почти задаром). – Признаюсь честно, я ничего о тебе не знаю и согласилась на предложение Франчески из вежливости к ней и любопытства, – решение сразу объяснить свои намерения вытекает следом и основывается на опаске быть неправильно понятой, ведь разве не странно соглашаться на свидание не только вслепую, но и буквально вглухую, зная о Тео лишь несколько очевидных фактов – он сын Франчески и… всё. Плюс пара логических выводов, что он итальянец и по годам где-то за тридцать. Мизерное досье даже для сомнительных подозрений. В тиндере и то больше информации, но вся абсолютная правда заключается ни больше ни меньше в пиетете к Франческе и любви к десертам.

Выпить? А что ты хочешь предложить? – сразу чую заговорщический тон и невольно приподнимаюсь с места, наклоняясь ближе и переходя на таинственный шёпот. Предположение Тео о проделках неугомонной матери забавное, и мне смешно от возможной слежки Франчески за нами. – Я снова доверюсь тебе, если ты не против, – исходя из того же интереса, я передаю все бразды правления по части меню Марино в руки. Так занятнее, нежели упираться в свои предпочтения или пытаться найти компромисс. Варианты оба рабочие и приемлемые на случай обычных встреч, но наше условное свидание – уже из ряда вон выходящее, а для любой идеи нет ничего лучше, чем довести её до абсурда.

Уже что-то выбрали? – из-за спины Тео вырастает жилистый официант, он склоняется аж в три погибели из-за своего роста, но его заметная визуальная нескладность компенсируется безупречной вежливостью. В его присутствии неймётся выпрямиться и убрать руки со стола.

Как думаешь, его тоже подослала Франческа?

[NIC]Rita Gorski[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/K6qtJdA.png[/AVA]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 25 y.o.
profession: хэндмейдер, варщик мыла ручной работы[/LZ1]
[STA]я намочу себе манту[/STA] [SGN]   [/SGN]

+1

6

- Признаться, я сам не пробовал его раньше. -Соглашаюсь с Ритой, про себя отмечая, что даже если десерт будет очень приторным, то его сладость с лёгкостью разбавит мороженое. Так что это в своём роде беспроигрышный вариант. Поэтому с такой лёгкостью принимаю выбор за двоих. В конце концов можно будет съесть только мороженное, если десерт придётся не по вкусу.  - Интересно, можно ли будет выбрать мороженное или у них своё мнение в данном вопросе? В меню про это не слова.
Отвечаю улыбкой на улыбку. Так легко и просто протекает наша беседа, несмотря на то, что мы два абсолютно незнакомых человека. Мне впервые так легко на первом свидании, разве что на плечи тяжёлым грузом давит официоз заведения. Прилизанные официанты с наигранными улыбками, посетители одетые официально, словно бы это последний их выход в свет. От того мои руки чуть подрагивают, когда я в очередной раз переворачиваю страницу новенького меню. Всё было бы намного проще будь мы в заведении попроще. Эта идея не даёт мне покоя. Может стоит предложить место локации? Нет. Мать так долго и упорно рекламировала местные десерты, что не попробовать их будет преступлением. К тому же Рита точно хочет их попробовать.
- Тирамису? - Чуть нахмуриваюсь представляя терпкий вкус десерта. - Немного не моё. Хотя Франческа нахваливала его. Она любит такое.
Язык не поворачивается назвать её матерью, словно бы это просто слово может всё испортить. А в голове тем временем прокручиваются сюжеты с маменькиным сынком, который неустанно повторяет «а вот моя мама». Куда проще назвать её по имени, тем более что для Риты это будет привычнее. Немного официально, но не делает хуже.
- Добавки? - Пока я сверлю взглядом меню напитков в поисках в поисках того, что может подойти к десерту (что-то не слишком сладкое и не слишком терпкое одновременно), Рита рассказывает о своём хобби, которое оказывается у нас общим. Ещё один плюс. Подняв взгляд на девушку я вопросительно смотрю на неё. В голове сразу прокручивается список ингредиентов, которые могу подойти к кексам по моему мнению. - Посыпка или какие-то ягоды?
От чего-то мне начинает казаться, что мои предположения далеки от истины, поэтому я решаю спросить. Мои кулинарные познания не так богаты, как хотелось бы, поэтому я предлагаю два варианта, которые кажутся мне самыми очевидными и простыми в исполнении.
- Это не секрет, конечно. - Отчасти. - Но просто люди всегда по-разному реагируют на мою сферу деятельности. Видимо поэтому Франческа решила не упоминать об этом сразу. - Я улыбаюсь. Сейчас я скажу кто я. Уже приготовился увидеть разочарование на лице Риты с примесью отвращения. Но уже привык. Ничего страшного не произойдёт. Мир не схлопнется в ту же секунду. - Я патологоанатом. Несколько лет работал в госпитале святого Патрика. Там же проходил интернатуру. А после решил, что пора уходить в свободное плаванье. Сейчас у меня своё похоронное бюро и частная практика. Ну знаешь, если кто-то не доверяет результатам вскрытия, то я могу провести повторное вскрытие за отдельную плату.
Всё, можно выдыхать, что, собственно, я и делаю. На лице напротив нет ужаса или отвращения. Она смотрит на меня так же, как и пять минут назад - с интересом. Кажется, Франческа была права, называя эту девушку «хорошей партией». Так что после этой встречи у меня может остаться хорошая знакомая. Что сказать матери я уже придумал заранее - не моё. Стандартная фраза, которая спасала меня не раз. Хотя в этом случае, чует моё сердце, допроса мне не избежать. Да и Рите тоже. Но это можно пережить.
— Я тоже. - Выдох облегчения срывается с губ, когда Рита объясняет своё согласие. - Точнее мне тоже было интересно увидеть человека, которого так нахваливала Франческа. Не смог устоять. И чтобы избежать её вздохов сожаления по типу «ты упустил свой шанс» или «чего тебе стоило, это просто ужин двух людей» и многое другое, что припасено в её арсенале. Так что, в каком-то роде - ты меня спасла. Так, а выпить. - Взгляд снова падает на меню. - Вот, - тоже немного подаюсь вперёд поворачивая меню к девушке. - Предлагаю ром. Он не приторный и не слишком терпкий, чтобы вкусовые рецепторы не сошли с ума от контрастов вкусов. Попросим льда и тоника, чтобы разбавить.
Когда за спиной вырастает официант, улыбка пропадает с лица. Я сразу сажусь на стул полностью. Своим присутствием парень сразу обрубает магию, которая возникает между нам, словная суровая реальность.
- Одну минуту. - От заговорческого тона Риты в голове рождается мысль, которую я спешу тут же озвучить, чуть наклонившись вперёд, чтобы никто больше не услышал. - Всё может быть. Слишком уж у него оценивающий взгляд. Заметила? Готов поспорить, что сейчас он уже строчит сообщение Франческе. Поэтому, - на секунду замолкаю, чтобы ещё раз убедиться в том, что мою идею поддержат. Рита улыбается в ответ на мои слова, что придаёт мне уверенности в том, что хочу озвучить. - Как ты смотришь на то, чтобы сбежать отсюда в место поуютнее? Избавимся от надзора и слежки в одном из уютных баров, где можно ослабить галстук, сесть поудобнее и заказать нормальной еды? Ты любишь пиво?
Ещё один вопрос, который открывает мне ещё один пунктик предпочтений девушки.
- Я знаю одно хорошее место недалеко отсюда. Там не так претенциозно, как здесь, зато кухня отличная. Понадобятся салфетки, чтобы замести следы хорошего аппетита. Что скажешь?

+1

7

Ну, не совсем добавки. И да, и нет, – несмотря на полный комфорт в общении с новым знакомым, я медлю с признанием, словно кексы с каннабисом – это преступление. Уже давным-давно нет, и на момент начала новым увлечением со стороны закона вопросов не имеется, однако я по-прежнему не распространяюсь о подробностях. Поборников абсолютной здоровой жизни хватает, хотя Тео таковым не выглядит (прежде чем отпустить тему насовсем, я вдумчиво на него гляжу, ища подвох и причины вступать в интенсивную дискуссию насчёт вреда/пользы обычной травки), я умолкаю. – Тайный ингредиент для теста, как у крабсбургера в Спанч Бобе, – может быть, решу рассказать позже, когда первичное оцепенение и дискомфорт отступят в полной мере.

Патологоанатом? – в отличие от меня Тео не темнит и говорит без утайки, что меня располагает прислушаться и слегка удивиться, но не испугаться. – И много таких, не доверяющих первым результатам? – тема вскрытий для меня далёкая и настолько незнакомая, что мне интересно всё – от начала и до конца, но цепляюсь лишь за последний сказанный Марино факт. Если примусь расспрашивать сразу обо всём, можно счесть за моветон. Всё-таки мы на символическом свидании, а не на интервью. В конце концов, мы же отдыхаем. – Не любишь говорить о работе? Ну, в плане люди напрягаются? – может, я сама уже в шаге от шага и только делаю вид бесстрашной и смелой, а может, на словах подобные обстоятельства звучат не так страшно, как происходят на самом деле. Любопытство любопытством, а пока я не спешу напрашиваться на экскурсию в похоронное бюро. Здесь, за тесным столиком кафе, атмосфера априори располагающая и подкупающая. Франческа знала, куда нас отправлять.

Часто тебе Франческа кого-то вот так находит? – всё-таки мать Тео – удивительная и упорная в своей цели женщина, за что ей поклон. Сам Тео тоже достоин уважения, раз стойко переносит одно свидание за другим, не портя отношений и, судя по всему, поддерживая близкое общение, вопреки планам как можно скорее его женить. Мне до такого взаимопонимания с Кристиной ещё далеко, впрочем, никто из нас уже и не старается идти друг другу навстречу. Пока она пестует младшего брата, я радуюсь отсутствию с её стороны давления, по крайней мере, ощутимого по фронтам звонков и редких ужинов. Последний был аккурат в Рождество. – Теперь твоя очередь меня спасать, – смеюсь со своих заслуг. Настоящий подвиг. – Как лучше тогда сказать об этом Франческе? – знаю и так, но имеющийся у Тео опыт бесценен. – Есть какие-то проверенные способы? Или ты её не щадишь? – моё меню давно лежит раскрытым на столе без внимания. – Можно и ром, – соглашаюсь легко. Выданный Тео карт-бланш действует в полную силу.

Предлагаешь променять десерты Франчески на пиво? – я щурю глаза и давлю в себе смех в присутствии официанта. – Я согласна, – подписываюсь на авантюру без шансов предугадать, что будет дальше. Десерты не стоят эмоций и хорошего настроения, и я легко уживаюсь с мыслью, что Рокки роуд я попробую не сегодня.

Вы уже определились? – у официанта подходит к концу запас бесконечного терпения, а после нашей выходки у того наверняка отправятся в полёт последние нервные клетки. В том, что он тайный агент Франчески – уже не сомневаюсь.

Наверное, нам это уже не понадобится, – складываю оба красных меню и передаю в руки официанту, поднимаясь и оправляя платье. – Спасибо.

И как мы объяснимся с Франческой? – уже на улице. Дышится легче и свободнее, в спину никто не смотрит, и нет обязательной нужды присутствовать, будто не свидание, а рабочая встреча. Мартовский воздух свеж и прохладен, у меня замерзают руки, и я быстро-быстро их растираю. В горячих пальцах фантомный снежный ком.

Начинает накрапывать мелкий дождь. Жара ещё не скоро. Сумерки сгущаются, но уличного света хватает, чтобы видеть плачущее небо под ногами.

Я не хотела говорить внутри, но пиво не люблю. Точнее я его редко пью и плохо разбираюсь, – решаюсь признаться, ведь пути назад уже нет (а хотелось бы видеть лицо того парня, вернись мы обратно спустя пару минут). Сказала бы раньше – остались бы на десерты там, а так, получается, обманываю Тео на ходу. Какая же из нас пара? – … но слов назад своих не беру и последую всем твоим рекомендациям, можешь не сомневаться, – для пущей убедительности поднимаю правую руку с раскрытой ладонью и согнутым большим пальцем. – Слово бывшего скаута.

[NIC]Rita Gorski[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/K6qtJdA.png[/AVA]
[LZ1]РИТА ГОРСКИ, 25 y.o.
profession: хэндмейдер, варщик мыла ручной работы[/LZ1]
[STA]я намочу себе манту[/STA] [SGN]   [/SGN]

+2

8

Что за секретный ингредиент мне остаётся только гадать. Впрочем, если обратить внимание на то, как Рита уклончиво отвечает на этот вопрос, то можно предположить, что это что-то незаконное, ведь о таком не расскажешь человеку, которого знаешь всего полчаса от силы. Я сам бы не стал распространяться на всякий случай, ведь первое впечатление о человеке может быть обманчивым. Поэтому я лишь улыбаюсь на сравнение рецепта с мультиком о жёлтой губке.
- Если они так же вкусны, как крабсбургер, то мне хотелось бы попробовать их.
Маленький комплимент, который не выглядит, как попытка напроситься на ещё одну встречу и поход в гости.
- К счастью для людей и к несчастью для меня, не так много таких клиентов. У нас не такой криминальный город, чтобы в каждом человеке подозревать негодяя. - Я давлю смешок, зная о том, как сейчас выгляжу. С виду приличный мужчина, который говорит о правильных вещах и о том, как спокоен Сакраменто для жизни. Только вот я сам состою в мафии уже не один год и одному богу известно сколько работы я для них выполнил. Даже в госпитале святого Патрика я работал на них. И подделывать документы мне доводилось не раз. Но вот сидя в новом Кафе перед милой девушкой я говорю, что преступность в нашей деревушке не такая высокая, как же. Заливай ещё. - Поэтому мои клиенты это совсем отчаявшиеся люди, которые не хотят верить в то, что судьба так жестока к ним. Либо проныры, которые хотят отсудить денег у больницы за якобы халатность. Последние будут делать всё что угодно, лишь найти к чему прикопаться. Такие люди. - На ум сразу приходит образ недавнего клиента в синем потрёпанным жизнью костюме. Мистер Фоули. Щетка усов над полными губами, маленькие глаза и жиденькие волосы на голове. Мужчина всё причитал, что моя экспертиза влетит ему в копеечку. А ему уже не малых пятьдесят пять лет. Надеясь на скидку, он пускался в рассказы о горячо любимой матери, которую угробили в одной именитой клинике. Не получив желаемого у меня, этот скряга отправился в другую контору. Так сильно ему хотелось уличить клинику в халатности. Чем окончилось дело я так и не узнал. - Да нет, я спокойно могу говорить о работе, тем более, что люблю то, чем занимаюсь, но знаешь, некоторые люди воротят нос. Никак не могут представить, что нормальный человек может заниматься таким добровольно. Как-то одна девушка попросила меня больше ей не звонить и не здороваться с ней при встрече в городе, ведь то, чем я занимаюсь - противно и ненормально. Можешь себе представить? - Я смеюсь, вспоминая образ блондинки, которая манерно передёрнула плечами, узнав о моей профессии. Мне оставалось только порадоваться, что об «особенностях» её характера я узнал так быстро и не потратил времени впустую.
Следующий вопрос заставил меня задуматься. Раньше я как-то не думал о том, сколько раз Франческа пыталась устроить мою личную жизнь. Во времена института и интернатуры женщина не наседала на меня, зная какая нагрузка была в моей жизни. Все эти бессонные ночи, проведённые в больницах и за книжками она уже проходила с моим отцом. Поэтому понимала и не донимала расспросами. В какой-то период жизни, я уверен, она боялась спрашивать меня о наличии девушки, видя, как я близок с Томом. Спутав дружбу и одно страдание в учёбе на двоих, Франческа уже прикидывала в голове, как аккуратно спросить своего сына об ориентации. Попутно разрабатывая план того, как объявить эту новость отцу. Нет, Орландо не был ярым гомофобом, но подобную весть о собственном сыне воспринял бы тяжело.
- Это третье. - Да, точно второе. Сейчас, вспомнив предыдущие годы, я даже выдохнул с облегчением, что моя мать не сильно вмешивалась в мою жизнь. Два свидания она устроила мне ещё до брака с Денивел. Эту встречу она спланировала, дав мне время прийти в себя после развода, видя переживания собственного сына после неудавшегося брака. Если и учиться у кого-то основам тактичности, то точно у Франчески. - Обычно я уклончиво говорю о том, что не моё. Она дальше не лезет с расспросами, посчитав, что сделала всё, что было в её силах. Только не говори о том, что подумаешь. Она от тебя не отстанет в таком случае. Это даст ей надежду. А на земле нет ничего сильнее, чем женщина с надеждой.
Официант за спиной подаёт голос. Ему не терпится принять заказ и отправиться обслуживать более сговорчивых клиентов. Но вместо заказа, к его удивлению ему протягивают меню. Мы решили сбежать из душного зала в то место, где дышать будет в разы легче, хотя бы из-за того, что этот выбор мы сделаем сами. В руку мужчины падает купюра. Чаевые за ожидание и попытка хоть как-то сгладить наш поступок.
- Хорошего вечера. - Летит в спину.
Уже на улице можно спокойно выдохнуть. Сделать пару шагов по мостовой и решить для себя, что в следующую встречу с матерью я поговорю с ней более серьёзно о свиданиях в слепую. Эту зону ответственности ей лучше оставить для меня одного. Мне уже далеко не двадцать лет, чтобы она переживала о моей личной жизни. Но за этот вечер, когда я снова ощутил себя мальчишкой нарушающим правила, её обязательно поблагодарю. Сейчас её выбор оказался более чем удачным. В следующий раз мне может уже не повезти.
- Думаю, можно будет немного соврать. - На выдохе, когда мы подходим к краю дороги, чтобы поймать жёлтое такси. - Сказать что они были бесподобны, но не идут в сравнение с её выпечкой.
Такси останавливается напротив нас и я открываю дверь для Риты. Сам быстрой перебежкой огибаю машину замечая плачущее небо под ногами. Но никакая погода не испортит настроения. Сажусь в машину и замечаю, что лист прилип  к ботинку, снимаю его и выкидываю в окно.
- И как вам новое заведение? - Хриплый голос таксиста перебивает музыку из радиоприёмника, после того, когда озвучиваю адрес бара.
- Если хотите впечатлить свою пассию вкусными десертами, то место отличное.
Репетирую ложь, которую собираюсь озвучить для Франчески, заговорчески переглядываясь с девушкой. Ложь легко ложится на язык и оседает там. Ничего сложного.
Через десят минут мы забегаем в мой Любимый бар, в попытке улизнуть от дождя. Бар встречает нас классической песней рока из семидесятых the doors riders on the storm. Интерьер зала в лучших традиция ирландского паба, разве что места больше. Стены отделанные темным деревом до середины, остальное выкрашено зеленой краской. Плакаты разных времён и эпох украшают собой свободные участки, кирпичная кладка позади бара выделяет его на общем фоне. Народу в зале больше, чем в претенциозном Кафе, но свободные столики в глубине ещё оставались. Большинство посетителей занимали места около небольшой сцены, где уже были расставлены инструменты. Сегодня здесь должны были выступить мои друзья. Примерно через час.
Пиджак, под которым я пытался спрятать Риту от холодных капель остаётся висеть на свободном рядом стуле, когда мы занимаем столик у стены под постером Джимми Хендриксона. Место более чем удачное: в дали от основной массы людей, но в то же время отсюда хорошо видно сцену. Но это чуть позже.
- Тео, дружище! - К нам подходит Майк с радушной улыбкой и жмёт крепкой хваткой ладонь. Этот чёрт в клетчатой рубашке и густой бородой работает здесь уже больше десяти лет. Столько же мы и знакомы. Он помнит меня ещё юнцом. Так что вполне может сойти за дядюшку, который может травить истории за семейным ужином о моей молодости. - Да ты сегодня не один. - На этой фразе с лукавой ухмылкой О’Коннелл кладёт на деревянную столешницу перед Ритой три меню: одно с коктейлями для тех, кому хочется чего-то поинтересней; второе с едой; а третье уже с алкоголем, который не терпел вмешательств. Вторая стопка с меню оказывается предо мной. - Вы определяйтесь, а подойду чуть позже. А лучше, - косой одобрительный взгляд на Риту, - отправь мне смс с заказом. Не буду мешать.
Хлопнув в ладоши, Майк довольный собой удаляется в сторону бара.
- Как ты поняла, меня тут знают. - Открываю меню в поиска любимого пива. - Но не подумай, что весь мой досуг состоит в том, чтобы уничтожать склад алкоголя здесь. Раньше я выступал на этой сцене.
Стоит мне перевести взгляд на сцену, как фантомы прошлого рисуют яркую картинку прошлого: я, Том, Нейт и Алекс на этой сцене играем каверы известных групп, разбавляя своими песнями.
- Здесь даже дышится легче. И можно поговорить о чём угодно не боясь агентов Франчески, - подмигиваю, возвращаясь глазами к Рите. - А твоя мать, как и моя, переживает за личную жизнь?

Отредактировано Teo J Marino (2022-09-05 20:43:06)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » В наших глазах


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно