– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » where are you?


where are you?

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/iDKG50Q.png
[NIC]Sagara[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/Qx6D4d6.jpg[/AVA][STA]curing death[/STA][LZ1]САЙГАРА "СОЙКА", 2200 y.o.
profession: лекарь[/LZ1][SGN][/SGN]

+1

2

Мелодичная трель птиц разливалась по саду, лаская слух и одновременно с тем успокаивая. Свежий, полный энергии воздух свободно проникал в легкие; как и лёгкость, с которой те полно раскрывались, вбивая в себя очередную порцию жизненно необходимого кислорода. Пусть сейчас друид отставил данную потребность в сторону: холод, что пробирал до костей несмотря на лежавший на ногах плед и теплые пальцы, приобнявшие под костлявых локоть, тревожил гораздо сильнее. Вместе с ознобом и значительным упадком сил он чувствовал опустошение, которое вот уже больше века не могло заполниться; ни женским теплом, ни улыбками дорогих друзей, ни мирной жизнью, которая так внезапно и стремительно заполнила собой всю страну. Адриарх будто потерялся в себе, в какой-то момент не заметив и упустив нечто донельзя важное - то, что являлось для него смыслом, во всем понимании этого безмерно многогранного слова. Друиду пришлось принять, прежде всего перед самим собой, всё сильнее развивающуюся беспомощность. Не тела и не духа - мыслей. Высшие мира сего тому свидетели: несмотря на явившуюся со старостью физическую дряхлость, он ещё мог постоять за всё, что являлось для него по-настоящему дорогим. Главное бессилие же - источник всякого недуга - таилось гораздо глубже, на уровне подсознания, где мужчина всё чаще и чаще проводил долгие дни, месяцы, годы; брёл по нескончаемым пустотам в поисках самого важного - того, что, исчезнув, убивало его изнутри. Тогда как с каждым разом - с каждым погружением возникало всё больше сомнений: вдруг он искал не то и не там? Вдруг корень всех проблем заключался совершенно в ином? Ведь друид ничем не отличался от любого другого жителя этого далеко не дружелюбного, но воистину прекрасного своей неполноценностью мира: он также мог ошибаться.
Быть может, ответ таился в прошлом? Удивительно - Адриарх не имел за собой склонности к сантиментам и ностальгии, - но всё чаще и чаще, особенно в последний год, он останавливался и, бросая взгляд через плечо, обращался к воспоминаниям о прошлом: мыслям, действиям, чувствам - переживал их вновь и вновь в жалких и, к сожалению, безрезультатных попытках найти разницу между тем, что ему доводилось испытывать сейчас, ровно в данный конкретный момент.
Когда-нибудь он найдёт. Обязательно найдёт. Главное, чтобы не стало слишком поздно.
С тяжестью выдавив из легких воздух и поддавшись привычке, что породнилась за последнее столетие, друид оставил нежный поцелуй на женской макушке и уже собирался заключить Сойку в свои объятия, как шум рвущегося воздуха заставил его отвлечься и поднять взгляд к небу - голубой глади, спокойствие которой никак не совпадало с тем, что мужчина ожидал увидеть. Звук же с каждым мгновением лишь усиливался, пока не достиг своего пика: его источник пролетел поле зрения друида настолько быстро, что тот лишь чудом успел различить одного из летящих в сторону главной цитадели. Не его самого - ярко красное пятно на спине, которое в статичном положении с огромном вероятностью являлось не чем иным, как печатью известного рода, старейшим представителем которого являлся ещё более известный аршхан.
Не найдя и крупицы понимания происходящего, собственно, как и причины, по которой сам Вархариус столь спешно вернулся с западной границы, оставив без защиты десятки тысяч мирных граждан, друид резко поднялся на ноги, продолжая всматриваться в высь и словно чего-то ожидая. Упавший на траву плед остался им проигнорирован, а вскоре и вовсе забыт.
- Что за... - с ужасом, что принудительно морозил звук ещё в голосовых связках, выдавил из себя Адриарх, уставившись во внезапно взлетевший до небес барьер невообразимого размера - и возможного только для одного, - который, если судить по его расположению, должен был охватить собой практически всю главную площадь, а левой стороной и вовсе задеть жилые здания. В подтверждение последнему предположению всего несколькими секундами позднее послышался грохот обрушения. Ощутив нехватку воздуха даже с переполненными им легкими, мужчина неосознанно стал двигаться к дому, продолжая внимательно следить за изменениями огромной трубы, что восходила выше облаков, начавших торопливо наливаться грозовой тяжестью и сгущаться.
Не дойдя до двери нескольких шагов, друид содрогнулся от неожиданности, после чего буквально окаменел, забыв про всё: взрыв, что пустил волной землю под ногами, заставил его сердце остановиться. Адриарх не мог и представить, что за сила могла вызвать нечто подобное - взрыв, что лишь из-за защитного барьера не снёс всю столицу. "Всю страну" - промелькнула воистину страшная мысль в сознании друида и он, спотыкаясь о собственные ноги, побежал на улицу. По пути он не замечал ничего: ни потерянной накидки, ни ссадины из-за задетого плечом косяка, ни дикого холода, что вместе с ужасом стремительно растекались по телу, отравляя всякую его клетку; и ничего не помня: почему он находился в этом доме, отчего был не там, на месте взрыва, зачем ему потребовалось уходить на целую неделю и уходил ли вообще. Пробежав через дом, он вывалился на улицу, лишь чудом не врезавшись в пробегающего мимо аршхана и едва устояв на ногах.
Тяжело дыша, Адриарх с тайной мольбой бегло осмотрелся.
- Оли... - хрипло, в подавленном стоне протянул мужчина, всё чаще хватаясь взглядом за пустоту, что никак не хотела наполняться порталом. - Где Оли... - ведь друг должен был забрать его, ведь друид нужен был там, ведь... Слишком медленно! Или нет... - Почему... - окончательно потерявшись в себе, мужчина метался от ожидания Оли к самостоятельному пути до цитадели, не в состоянии понять, что было практичнее и, главное, быстрее. Метался, не позволяя себя поглотить вопросу: а был ли смысл ждать..?
Секунды ожидания казались вечностью, которая сводила с ума неопределенностью. Адриарх чувствовал себя слепым, будучи не в состоянии, как раньше, увидеть очевидное - лишь с пустой надеждой цеплялся за мелькающие перед глазами силуэты. Предательски не знакомые силуэты: мирные охваченные паникой все дальше удалялись от цитадели, тогда как военные двигались в обратном направлении. Последних наблюдалось непривычно мало: в последние годы Владыка перестал держать крупные войска подле столицы, не видя в том необходимости и распределяя те между более нуждающимися уголками страны. Владыка, который... Друид замер, увидев в небе Диона, который, приняв боевую форму, летел прочь из города с охапкой маленьких детей, вовсю плачущих и навзрыд зовущих своих отцов и матерей. Замер буквально на мгновение, после чего, обретя желанную, но вместе с тем ужасающую уверенность, двинулся в сторону цитадели. Сначала пешком, каждым шагом не сразу находя под ногами опору, затем всё быстрее и быстрее, в один момент и вовсе сорвавшись на бег.
- Нет, - выдохнул Адриарх под нос, рывком в сторону обогнув двух аршханов, один из которых помогал идти второму, имеющему болезненный, если не умирающий вид. Несмотря на осознание худости состояния незнакомца, друид не позволил себе даже задуматься над помощью ему, лишь сильнее ускорившись. - Нет… - стон, пропавший в беспомощности и боли, что поглощали собой старое, уставшее и совсем не готовое к подобным нагрузкам тело: самым энергозатратным занятием для него за последний век была тихая десятичасовая прогулка в легкую горку. С несколькими остановками для того, чтобы перевести дыхание и насладиться видами. Сейчас же немота подкашивала ноги, грудь всё чаще вздымалась в безрезультатной попытке ухватить чуть больше воздуха, чтобы перестать задыхаться хотя бы на жалкое мгновение, тогда как перед глазами всё плыло, норовя вот-вот и вовсе пропасть в темноте. Всё, включая нечто крупное, что загораживало собой улицу. - Нет! - взревел друид, пустив по телу мощный импульс душевной энергии, - чужой, тёмной энергии, что медленно, но верно стала поглощать тощие руки, начав с самых кончиков пальцев, - и вместе с тем, запрыгнув на преграду, что стояла прямо на пути и оказалась брошенными в страхе повозками, оттолкнулся, оставив под опорной ногой знатную вмятину, и в прыжке зацепился за край крыши жилого дома. Подтянувшись на руке, что уже по локоть была поглощена чернотой, он забрался на скат и продолжил бежать уже по верху улицы с немой благодарностью чувствуя обжигающие порывы ветра на обнаженных участках кожи.
Адриарх, теряясь в ужасающих его мыслях, с трудом хватался за происходящее вокруг, слишком многое упуская из виду. Друид не сразу понял, что рубаха буквально тлела на нём - когда до него дошёл сей факт, ему оставалось лишь дернуть за ворот, чтобы избавиться от её остатков: тёмная энергия пожирала собой всё, до чего только оказывалась способной дотянуться. Не слышал он и криков с земли, направив внимание вниз только когда чужой голос перебил его собственный, оглушающий, разрывающие истошными воплями сознание.
- Адриарх!
По улице, ловко преодолевая любые препятствия, - живые, аль нет, - вровень с ним бежало двое: мальчишка и девушка. Светло-русые волосы, средний рост, крепкого телосложение, слишком откровенная одежда, если не её практическое отсутствие. Оба не местные, но оба хорошо знакомые друиду.
- Что нужно? - с угрозой прохрипел Адриарх, не замедляя темпа и уж тем более не останавливаясь.
- Твоя Госпожа почувствовала неладное, - сказал один.
- Заставила проверить, всё ли в порядке, - немедля добавила вторая.
Друид никак не ответил, вернувшись взглядом и всем собой к месту взрыва, что с каждым шагом становилось всё ближе. Тогда как всякий шаг, приближающий его к уже известному, давался со всё большей болью. Лишь благодаря самообладанию, выработанному за почти два тысячелетия, он сейчас не выл раненным зверем, взывая к умершим духам и не умоляя - требуя отдать ему принадлежащее. Или же забрать его самого.
Дурные мысли настолько окутали собой ослабшее сознание, что мужчина даже не предал значения факту слишком скорого пробуждения Госпожи: первая волна её активности должны была наступить в лучшем случае месяцем позднее. Что же должно было произойти, что спровоцировало бы ускорение процессов регенерации и установления контакта между душой и телом? Или же он банально ошибся в расчётах? Или…
- Спускайся!
- С нами будет быстрее!
Адриарх посмотрел на девушку, что не думала - спешно кивнула ему в требовательной просьбе довериться. Однако несмотря на всю ту уверенность, что она собой излучала, он не мог избавиться от одолевавших ему сомнений: допусти он одну единственную ошибку и… И что, Адриарх? Что, разорви тебя Духи?!
Ещё несколько секунд мужчина колебался, но достигнув края очередной крыши всё-таки прыгнул. Не вперёд - в сторону. Женский взгляд внимательно следил за его падением, словно что-то измеряя. Дождавшись же нужного момента, в подскоке оттолкнулась от плеча мальчишки в направлении друида, будто намеревалась сбить его в полёте, но вместо этого, оказавшись аккурат под ним, она избавилась от своего человеческого облика, подставив под его руки мохнатую холку, за которую друид успешно ухватился за жалкие мгновения до того, как крупные лапы не обычного волка - чистокровного коллирама уверенного коснулись земли.
- Держись крепче! - за спиной послышался крик мальчишки - всего несколькими секундами позднее Адриарх смотрел на второго белоснежного зверя, обгоняющего их. Пренебрегать данным советом друид посчитал неразумным и всем телом вжался в спину волка, что размером превосходил своего низшего сородича как минимум вдвое. И не зря: стоило коллирамам разогнаться до своей максимальной скорости он уже не видел деталей - лишь смутные очертания того, что пролетало мимо без того затуманенного волнением и тревогой взора.
Сжимая в руках жесткую шерсть высокодуховного животного Адриарх благодарил их за помощь, вдыхал ещё не успевший сойти со шкуры запах леса, думал о преодолеваемом ими расстоянии, считал собственные пульс и частоту дыхания… Делал всё что угодно, лишь бы не думать о том, что ему предстояло увидеть. Благо, совсем скоро в мысли пробилось душой желанное и вместе с тем уже безнадежно обреченное:
- Почти на месте.
Сердце замерло. Волна слабости и лишающего всякой способности мыслить здраво отчаяния с головой окатила друида, пробив всё его тело дикой дрожью. Когда же он почувствовал, что они начали постепенно останавливаться, Адриарх заставил себя поднять голову и спрыгнуть с животного сразу же, как приземление для друида виделось не совсем фатальным. Ощутив под ногами твердую почву, что ещё вибрировала от столь невообразимого выброса духовной энергии, он ещё с несколько метров пробежал, покорно - банально не имея иного выбора - поддаваясь остаткам импульса. Обо что-то споткнувшись и чуть не упав, мужчина перешёл на спешный шаг, что становился всё беспокойнее, но медленнее, пока не замер вовсе. Жадно глотая ртом воздух, Адриарх стоял перед барьером, что всё ещё отделял место взрыва от окружающего мира. С отчаянием вглядываясь в огороженное пространство он наблюдал лишь воронку в земле и пустоту: ни единой крупицы физической материи помимо той, что принадлежала природе. “Может, им всё-таки удалось…?” После чего мысли посетил другой вопрос, с которым друид обратился к создателю барьера сразу же, как только отыскал его взглядом сидящим на земле в тени от развалин жилых домов. Аршхан выглядел крайне вымотанным, но отчего-то продолжал поддерживать защитное поле.
- Почему ты..?
Вархариус, приподняв веки, посмотрел на созданный им барьер – тот по-прежнему стоял в исправном состоянии, – а после плавно перевёл взгляд на друида. Не торопясь с ответом, изучил его внешний вид, с особенным вниманием остановившись на руках, что цветом кардинально отличались от болезненно бледного лица и оголенного торса: чернота поутихла в движении, но всё ещё продолжала карабкаться вверх, всего несколькими сантиметрами не доходя до плеч.
- Заходить не советую, - наконец молвил аршхан, рукой махнув в сторону барьера - ответа на интересующий друида вопрос. Однако стоило Адриарху подойти к созданной Вархариусом стене ближе, а вскоре и вовсе оказаться подле неё, он уже не был уверен, что хотел знать правду. Не сознавая ничего из происходящего вокруг, будучи, кажется, просто неспособным принять в себя и крупицу окружающего его мира, друид смотрел на барьер, отделяющий его от объяснения взрыва и всех последствий такового, и не мог найти в себе достаточно сил, чтобы протянуть руку и коснуться его. Впитать истину и потерять всякую связь с жизнью.
Словно желая отыскать ту самую надежду, что заставила бы его сделать это, он, медленно переставляя под собой онемевшие трясущиеся ноги, обернулся и осмотрел площадь. На пару мгновений остановился на мальчишке с знакомыми чертами лица эдак века от роду, что опустился рядом с Вархариусом и подал тому воды, будто избегая взглядом барьера - глядя куда угодно, но только на место взрыва; затем - на приземлившемся и сложившем за спиной крылья Дионе, взглянувшем на Адриарха с поедавшим его самого сочувствием; после - на Айку, что сидела на земле и легко покачивалась не в состоянии вырвать заплаканный взор из видимой лишь ей одной дали. Тогда как вскоре перевёл взгляд на портал, захлопнувшийся сразу после того, как из него вышел Корни. Друид посмотрел на друга, что замер на месте при виде всего того, что видеть не хотел ни один из них, и постарался заполнить сознание простой, но такой теплой мыслью: слава Духам, один живой. Только благодаря ей он смог поднять поглощенную чернотой руку и распахнутой ладонью потянуться к барьеру.
- Не надо, - резко, но вместе с тем с пропитывающим голос сожалением бросил Корнидиус, подходя к друиду. Хотел было взять того за руку и отвести в сторону, но осознав возможные последствия встал между ним и барьером и коснулся оголенной груди, - ты не хочешь этого видеть, - уже гораздо тише произнёс он, заставляя Адриарха поднять на него взгляд, а руку - опустить.
- Ты видел? - спустя протяжные секунды напряженного молчания молвил друид, отходя от друга на шаг. Шаг, который Корни не стал преодолевать, позволяя расстоянию не нарушать личных границ. - А если видел, то почему не…? - с каждым словом, с каждым звуком его голос становился всё выше. Всё громче. Всё вызывающе. Он совершенно точно прокричал бы окончание фразы, не прерви его раньше.
- Не видел!
- Оба? – тихий шепот. И ответ, ещё тише:
- Оба.
Адриарх смотрел в упор на Корнидиуса точно так же, как и он глядел на своего друга: они оба не знали ничего. Что делать, как правильно себя вести, что думать, о чем говорить… Как теперь относиться не столько друг к другу, сколь к самим себе и окружающему их миру?
- Но ты знаешь, что произошло? - с искренней надеждой вопросил друид, вернувшись взглядом к барьеру, а мыслями - к ненависти. То ли к выжившим, то ли к погибшим; то ли к миру, то ли к себе. Он не спас. Он не смог. Он не уберёг..!
Корни, выдохнув, всё же поравнялся с друидом, развернулся и встал с ним плечом к плечу. Его взор так же был обращен к месту, где положили жизни… Духи, почему они?!
- Светлейшие использовали силу Зирхазава.
Адриарх ничего не ответил. Опустив голову, коснувшись подбородком груди, он слабо улыбнулся: вот уж воистину злая шутка судьбы. Оли с Эллом являлись главными сторонниками подписания мирного договора со светлейшими. Эти двое верили во благо данного союза, который слишком многим казался с самого начала обреченным на очередную войну. И именно они пострадали первыми. Друид не сомневался: их жертвы - лишь начало. Первый шаг на пути к восстановлению спокойствия. Шаг, за котором следовало глобальное падение. Удастся ли кому-нибудь подняться? Сколько ещё предстоит похоронить перед тем, как аршханы вновь смогут вкусить радости мирной жизни? И смогут ли когда-нибудь в принципе?
Зирхазав, напомнил себе друид. О нём Адриарх знал не слишком многое. Гораздо больше было известно о его наследии - артефакте, на создание которого тот потратил всю свою жизнь. Сейчас же, обладая полноценными знаниями о силе, что крылась внутри этого предмета, можно было с уверенностью сказать одно: лишь благодаря чуду и дурости двух аршханов они все ещё жили. Пусть считали последние дни той самой жизни, в которой ещё можно было найти веру в завтрашний в день, но имели возможность сориентироваться в обстоятельствах и хоть как-то подготовиться. Только сможет ли что-то наладиться? Совсем скоро, стоит только Вархариусу опустить барьер… Друид не мог и подумать о том, что ждало аршханов в самом ближайшем будущем. Аршханов и его самого. Если выживет хотя бы треть населения - им уже можно будет радоваться победе над явившимся в их земли недугом. Однако несмотря на то, что сейчас благодаря двум смертям у них было время, чтобы позаботиться об уменьшении количества потенциальных жертв, перспективы вырисовывались слишком мрачными. И отчего-то Адриарху думалось, что на том их беды не закончатся.
Словно услышав размышления друида, к Корнидиусу подошёл боец в темно-синей форме и с осторожностью нашептал принесённую весть начальнику. Последний, выслушав донесение, провёл по лицу рукой и усмехнулся. Слабо, нервно, с задатками начинающейся истерики, которую главнокомандующей армией никак не мог себе позволить.
- Что? - вопросил друид, подбивая тем самым на подробное объяснение: ему то в истерику впадать никто не запрещал.
- Великанам стало известно о том, что произошло. Они собираются напасть к окончанию месяца.
- Разумный ход с их стороны, - сухо прокомментировал Адриарх новость о скором наступлении войны, но, подумав, чуть исправился, - с любой стороны. К окончанию месяца любому пришедшему не придется трудиться - лишь останется добить тех, кому не посчастливится выжить.
За спиной вдруг громыхнул мужской бас.

- Адриарх!
Он знал, кому принадлежал этот голос. Он чувствовал изменение пространства, в котором был образован разрыв. Он слышал женские всхлипы и прекрасно понимал, что ему предстоит увидеть, когда обернется. Не оттого ли он не оборачивался, вовсе закрыв глаза?
- Адриарх, пожалуйста… - гораздо тише и как будто с большей надеждой. Друид молчал, вслушиваясь в приближающиеся шаги. Слишком тяжелые шаги даже для аршхана. - Помоги. Помоги, пожалуйста. Адриарх...
Тонкие пальцы плавно сжались в кулаки.
Слухом обратившись к толпе, он слушал.
- Господин Эллидиус погиб. Как же теперь..?
- Адриарх здесь. Он вернёт их к жизни.
- Духи, пусть господин Ольхариус очнется!.. Только не он, Духи!
- Адриарх, помоги. Надежда только на тебя.
- Твоя госпожа ждёт тебя обратно живым... Не забывай об этом.

Друид слушал, чувствуя как с каждым новым голосом его терпение всё скорее подходило к концу. Слушал и ждал одного единственного: женской мольбы от той, кто действительно имел право не просить - требовать возвращения мужа живым и невредимым. Слушал и не слышал. Чуть повернувшись, мужчина поднял голову и бросил взгляд через плечо на Айку. Та, словно почувствовав, посмотрела на него в ответ. И не произнесла ни единого слова. Плотно сжала губы, с трудом справляясь со слезами, что никак не желали останавливаться, и едва заметно пожала плечами, отворачиваясь.
- Прости… - невольно сорвалось с губ Адриарха, что ещё долгое время смотрел на одинокую спину, выдержавшую слишком многое, чтобы принадлежать женщине. Он ведь дал ей одно единственное обещание. Обещание, которое послужило залогом её согласия на совершение невозможного. Она заживо горела, тонула в собственных слезах, останавливала чужую кровь, теряя последние капли своей, но закончила миссию, что была на неё возложена. Она справилась, а он..? Он её предал, заставил пережить смерть любимого мужа - единственного, ради кого она выживала будучи человеком и ради кого жила став аршханкой.
“- Я убью твоего сына” - поглощали сознание эхом его собственные слова, что он сказал Айке ещё утром, а сейчас смотрел на неё с пониманием, что забрал гораздо больше, чем не успевшего родиться ребенка, который и вовсе мог никогда не увидеть света...
- Не дави на него сейчас, он… - жалкая попытка Корни ослабить напор понесшего утрату. Адриарх знал, что это не остановит. Наоборот. Заведёт ещё сильнее. Ударивший по слуху крик стал тому оглушающим подтверждением.
- Нет! Время идёт! - всё более рьяно продолжал жаждущий помощи. Как и многие, он ждал от друида ответа: ободряющих слов, что всё поправимо, и как всегда неторопливых действий, с которыми неизменно возвращалась жизнь. - Его сердце остановилось совсем недавно. Мы… Мы пришли так быстро, как только смогли. Пожалуйста, Адриарх. Он же твой друг. Почему ты стоишь? Ты же можешь…
- Не могу, - тихо, но жестко прервал друид душещипательную речь аршхана, что спустя десятки тысяч лет всё равно останется для него шкодливым мальчишкой, которому не суждено никогда повзрослеть. Плавно обернувшись, Адриарх встретился взглядами с Ульриком, за плечом которого стояла Зайна, тогда как на его руках… Адриарх сглотнул и рвано ухватил ртом воздух, стоило ему увидеть тело, удивительно мирно покоящееся на руках мальчишки. Лбом Оли упирался в грудь зятя и...как будто улыбался.
С трудом совладав с собой, друид медленно подошёл к Ульрику; молча перенял труп друга в свои руки, что совершенно точно не выдержали бы подобного веса, не будь они отравлены темной энергией; отступил на несколько шагов назад, развернулся и, практически вплотную встав к барьеру, опустил тело на землю. За энергетическую стену. Не издав при этом ни единого звука даже несмотря на то, что поднявшись, он опустил руки, сплошь покрытые ожогами и сильно кровоточащие. Темно красные капли неспешно стекали по коже, замирая на мгновение лишь на подушечках пальцев, аккурат перед тем как упасть и разбиться о каменную плитку, коей была выстлана центральная площадь.
- Что… Что ты сделал? - в непонимании метался Ульрик, но так и не найдя объяснения увиденному подошёл к Адриарху и, ухватив за плечо, рывком развернул к себе. - З...зачем?!
- Что ты от меня хочешь? - с откровенным равнодушием к мнению мальчишки вопросил друид лишь надеясь, что ему не придётся объяснять то элементарное, лежащее в основе жизни всего мира. - Он мёртв, Ульрик, - такая простая правда, тяжесть которой Адриарх ощутил лишь озвучив вслух: она оказалась невыносимой. Ведь Оли не мог умереть. Не мог!
- Так помоги! Ты же… Ты же Адриарх! Ты… Ты вытащил меня, помнишь? Зайна, - рвано махнул Ульрик в сторону жены, стоявшей в слезах и молчании, за которое друид был благодарен. Чего нельзя было сказать о её супруге, что никак не унимался, - тоже жива лишь благодаря тебе! Ты вытаскивал с того света целые войска! Ты… Ты же можешь помочь ему!
- Не могу, - всё так же тихо, но уже более холодно отозвался Адриарх.
- Но почему?! - воскликнул мальчишка с мольбой, тряхнув друида за костлявое плечо, что всё ещё было крепко сжато в его широкой руке.
Освободив легкие от воздуха, а мысли - от последних крупиц терпения, Адриарх оттолкнул Ульрика, заставив того расцепить пальцы и отпустить его. И сказал, пусть не крича, но достаточно громко, чтобы его услышали все успевшие прибыть к центральной площади столицы.
Сказал так, чтобы уразуметь самому:
- Я не Высший Дух, чтобы воскрешать мертвых!
Слова растворились в тишине, кою не смел нарушить ни один из присутствующих, пусть каждый нёс в себе своё собственное послевкусие сказанного. У кого-то оно горчило неверием, у кого-то – желанием как можно скорее покончить с выяснением отношений, забыть о том, что было невозможным даже для Высших Духов, и вернуться к действительно важному, у кого-то же – отчаянием. Впервые в жизни друид стоял и сознавал свою исключительную бесполезность: он не мог сделать ровным счётом ничего, кроме как стоять и просто ждать. Неважно чего: когда опустится барьер, когда унесут тело друга, когда разойдётся народ, когда… Он мог лишь стоять и наблюдать за течением времени, которое не излечит и уж тем более не вернёт ему тех, ради кого он жил и боролся со смертью всё это время. Адриарх не мог собрать тело Эллидиуса и вернуть в него душу: после взрыва от него остались лишь воспоминания. Воспоминания о жертвах аршхана, которого предали все до единого: родители, родной брат, страна – весь мир ополчился против него, когда ему ещё не успело стукнуть десяти лет; против младенца, принявшего вызов и вставшего на тропу войну со всяким, кто желал помериться с ним правом на жизнь. Теперь же они могли лишь хранить светлую память о том, кто не мстил – из раза в раз продолжал оберегать, вытаскивать, спасать. Без просьб и слезных уговоров. Адриарх не мог воссоединить тело Ольхариуса с его духом. Не мог! Не в его силах было вернуть ни директора Шархаду, ни мужа – Айке, ни отца – Зайне, ни брата – Диону. Он ничего не мог!
Как не мог отрицать и того факта, что сейчас, будь такая возможность, променял бы все те десятки тысяч спасенных, коим он успешно помогал на протяжении своего пребывания у аршханов, всего на двух. Две жизни против тысяч. Две жизни. Разве это так много? Неужели речь шла о равноценном обмене? Почему он не мог помочь именно им? Почему…
- Почему вы не можете этого понять?! – голосом мертвеца вопросил друид. То ли у Ульрика, то ли у толпы, то ли у самого себя. - Они мертвы! – и пусть он понимал сей факт, понимал как никто другой, но не мог, не мог заставить себя принять. - Они мертвы из-за вас! – Адриарх бегло коснулся взглядом всех и каждого. Корнидиуса, что не предвидел и не предотвратил. Ульрика, что был рядом, но не помог - оказался не достойным наследником обоих своих отцов. Сайгары, из-за которой он сам в нужный момент был слишком далеко. Диона, не отдавшего жизнь вместо своего брата, которому был обязан всем и даже большим. Вархариуса, который был достаточно силен, чтобы погасить энергию артефакта в одиночку. Айки, что не удержала мужа и не заставила найти другой способ. Пусть его не существовало, пусть возможность сдержать подобную силу в рамках городской площади даже сейчас казалась чем-то воистину немыслимым, пусть, чёрт возьми! Она могла! Они все могли что-нибудь сделать! - Из-за всех вас!
Друид пошатнулся, почувствовав слабость от давления и тяжести собственных слов. Слов, что не могли вернуть друзей ни ему, ни Корни, преградившему дорогу Ульрику, который намеревался то ли предпринять очередную попытку привести Адриарха в чувства, то ли забрать тело Ольхариуса из барьера и попробовать найти помощь где-то ещё. Глупый, наивный мальчишка. Такой же, как и многие; он думал, что есть кто-то способнее, сообразительнее, проворнее, искуснее, мудрее; не позволял себе поверить, что на одном полоумном старике все заканчивалось.
Интересно, скольких ещё им нужно потерять, чтобы убедиться в обратном?
Адриарх лишь поджал губы, не в состоянии проявить никакой другой эмоции. Хватит с него.
Отступив на несколько шагов, он развернулся, едва держась на ногах подошёл к барьеру и упёрся в него лбом. Он был более не в силах терпеть. Как не был в силах терпеть и оглушающих голосов, что одной волной бы разорвали барабанные перепонки, имей реальный источник.
«Я не брошу тебя здесь!»
«Ещё не всех увели…»
«Вархар почти на месте!»
«Я не могу больше. Не могу…»
«Держать! Я сказал: ДЕРЖАТЬ!»

Мгновение и дикий крик заполнил собой сознание друида. Крик отчаяния. Крик боли. Крик того, кого заживо разрывало из-за чрезвычайно высокой плотности духовной материи. Крик того, кто сдерживал удар даже после того, как лишился плоти. Крик души, ушедшей в невообразимых муках.
Муках, которые он чувствовал. Ощущал так, словно стоял во время взрыва там, внутри барьера. И не сознавал ни слёз, что текли по впалым щекам, ни жжения на поглощенных тьмой руках, что упирались в стену, разделяющую его жизнь от их смертей, ни боли в коленях, на которые он упал будучи уже не способным стоять на ногах.

Тогда как эхо продолжало нашёптывать невозможно родным голосом:
«Не могу. Не могу. Не могу…»
Однако он смог. Они смогли. В отличие от всех и каждого, они смогли!

Адриарх слушал каждое слово, что поглощало собой мысли; внимал голосу, который казался слишком реальным, словно его источник был всё ещё жив – эта мысль заставила друида слабо улыбнуться, - и не все шансы потеряны; вторил услышанное как то единственное, что позволяло ему поддерживать связь. Связь с ними. Держаться. Не сдаваться. Не отпускать. «Я не могу их отпустить…»
Сложно было точно сказать, сколько времени он просидел в таком состоянии – как много продолжительных минут прошло до появления рядом Корнидиуса, который аккуратно положил руку ему на плечо. Ничего не говорил, понимая и не осмеливаясь перебить уже ушедших, и просто терпеливо ждал, когда на его жест последует реакция. Однако, судя по болезненным ощущениям, что пробили собой позвоночник, когда друид решил всё-таки подняться, просидел он долго. Очень долго.
- Корни, - произнес Адриарх тихо после того, как выпрямился и обратился пустым взглядом к другу. Тот лишь кивнул в знак полного внимания, - тебе не кажется, что это не справедливо? – вопрос, ответом на который также послужила тишина. Аршхан смотрел в упор на друида и не понимал заложенного в слова посыла. Пытался посмотреть наперёд и отыскать объяснение там, в будущем, но в нём не было ничего, кроме беспросветной темноты. По какой-то причине будущее более не открывалось перед ним. Как не открылась ему и гибель товарищей. – Они там, - друид коснулся взглядом барьера, - а мы здесь.
В отличие от Оли и Элла они по-прежнему были живы.
- У каждого своё место, Адриарх, и не всегда оно определяется нами.
- Ты прав, - протянул он, пожимая плечами, а после продолжил.
Медленно, но уверенно, не тратя время на поиск в памяти нужных слов, он заговорил на чужом языке. На языке, что был не ведом этому миру – известен только четверым. Корни же слушал, отвечая кратко, будто односложными фразами. В какой-то момент попытался возразить: его речь стала активнее и напористее, - но друид перебил. Спокойным, ровным тоном он говорил о том, что не касалось никого, кроме них двоих. С очередной фразой он развел руки в стороны. Аршхан какое-то время глядел на него, полный сомнений, но в итоге выдохнул, обреченно роняя голову, и достал из прикрепленных к поясу ножен меч. Меч, что он с силой воткнул в землю между ними и не отпустил рукоять даже тогда, когда его руку плавно обвили дружеские пальцы - тонкие и холодные. Несколько секунд абсолютной тишины закончились простым вопросом, понятным каждому.
- Ты или..? – Адриарх не успел договорить, как Корни, освобождая руку, его опередил.
- Лучше ты.
Два коротких слова, которые привлекли внимание и заставили рядом стоящих обернуться. Зайна хотела подойти, но муж настойчиво отодвинул её в сторону, закрывая собой. Ему это не нравилось. Никому не нравилось, но все ждали, прекрасно сознания возможные последствия от вмешательства.
- Только не тяни, хорошо? – Корни посмотрел на друга с надеждой. Адриарх кивнул. Одно колено аршхана плавно коснулось земли, за ним последовало и второе. Друид вырвал из земли меч, что был ему слишком велик – но что не мешало держать его с чрезвычайной легкостью, - и взглянул на друга, стоящего перед ним на коленях. Взглянул с прощанием, будто в последний раз. И коснулся ладонью мужской щеки. С осторожностью, заботой. Подобно родительскому касанию новорожденного чада. Накрыв большим пальцем веко, Адриарх заставил Корни закрыть глаза. И отпустить. Отпустить всё.
Волнение. Тревоги. Сомнения.
Сердцебиение. Дыхание.
Жизнь.
Корнидиус осел, вскоре и вовсе повалившись на землю. Друид опустился рядом с его телом, аккуратно уложил. «Так, чтобы было удобно», подумалось Адриарху – пожалуй, именно так оно и выглядело со стороны. Будто мертвец мог испытывать такое чувство, как удобство. Однако не успел мужчина закончить, как на него попытались навалиться со спины. Своевременно среагировав и поднявшись на ноги, он выставил перед собой меч, на который, едва успев затормозить, чуть не наткнулся Ульрик. Мальчишка, коего просто-таки разрывало от бешенства.
- ТЫ ЧТО, АЛАХАЙ, СДЕЛАЛ?! ЗАЧЕМ ТЫ УБИЛ ЕГО?! ДА ТЫ…!
- Я? – удивительно спокойно и предельно равнодушно вопросил Адриарх, ткнув лезвием в грудь стоявшего перед ним аршхана. Нажимом заставил отступить. – Что я, дорогой мой? – он, кажется, уже не вопрошал – насмехался. И его взора исчезло всё: боль, печаль, безысходность. Осталась лишь ненависть. Лишь с ней он осмотрел собравшихся на площади и с ней же продолжил: - Что вы можете мне все сказать? – Адриарх вышагивал по земле с удовольствием наблюдая за тем, как все пятились от него с неуверенностью и искренним страхом. – Что молчите, черти? Столько слов зазря роняли, а сейчас и сказать нечего? И кому? Мне! – друид с усмешкой покосился на Ульрика, который отводил жену всё дальше, - Что ты там причитал, недобиток, а?
- Храни судьбою подаренного, - словно чужим голосом произнес мальчишка.
- Ооо, чьими устами мы заговорили! – и правда, слова принадлежали отнюдь не ему.
- Убий предательством отнятого…
- И не щади, - закончил Адриарх, расплываясь в улыбке. Слишком хорошо он помнил время, когда впервые услышал данное предупреждение. Когда всё ещё только-только начиналось. – Только поздно, родные мои. Убивать нужно было раньше! Правда, Дион? – и вновь резкий переброшенный взор на следующую цель. – Твоему отцу нужно было более серьёзно подходит к моей казни. Ооо, точно. Ты же до сих пор не знаешь. Если бы не Элл – ты был бы сейчас мёртв. И сейчас я могу убить тебя с той же легкостью, что и в далёком прошлом!
- Ты.., - Дион с неверием смотрел на друида, - тебе не убить меня.
- Да ты что! Кто же теперь меня остановит? КТО, ДИОН?! Все, кто имел надо мной власть, уже мертвы. Что ты можешь сделать? ЧТО ВЫ ВСЕ МОЖЕТЕ СДЕЛАТЬ?! – разведя руки в стороны, Адриарх, будто открыв себя миру, глядел на испуганные, но вместе с тем наливающиеся воинственной злостью взгляды. – Ничтожные создания, которые теряют свои жизни в собственной беспомощности! Что вы можете, кроме как молить других о помощи?! Хватит, слышите? ХВАТИТ ПОЗОРИТЬ ЭТОТ МИР! Слабость слишком сладка для того, чтобы с ней прощаться, правда? Зачем чем-то жертвовать, если можно отправить на жертвы других? ПЛЕВАТЬ КОГО! Того, кто сильнее, или же того, кого вы не можете защитить сами! И после это я..? Ульрик! Я - ПРЕДАТЕЛЬ?! – крик оглушающей волной темной энергии разлился по площади. Когда же вибрации улеглись, Адриарх вновь обратился к народу, но уже тише. Гораздо тише. – Вы, черти, забыли о своём происхождении. Похоронили величие своей расы. Что ж, - выдохнул он, останавливаясь и опуская руки, - его я могу воскресить.
Друид, что желал напомнить аршханам о давно забытом. Друид, что являлся чужим, но стоял к их роду гораздо ближе, чем кто-либо из них. Друид, что не сделал ничего – лишь дал волю тёмной энергии, что таилась внутри него на протяжении почти двух тысячелетий. Энергии, что, почувствовав свободу, не стала осторожничать и сдерживаться.
Тьма, охватывавшая пока лишь руки, вспыхнула черным пламенем. Сверкающим золотом налился взгляд. Кожа грубела и словно покрывалась темной коркой, что трескалась, но не обсыпалась. Волосы темнели и стремительно удлинялись, стекая по острым плечам и ключице, кою совсем скоро покрыли костяные шипы. Тогда как воздух вокруг наливался силой. Слишком тяжелой силой, чтобы не только дышать, но и стоять на ногах.
Видимых изменений, что происходили слишком резко для того, чтобы не после исчезнуть без последствий, уже на тот момент оказалось достаточно. Ни у кого более не оставалось сомнений: друид обращался аршханом. И принимал боевую форму.
И всякий присутствующий не желал – в бессилии отступал в поисках спасения. В страхе пятились все, кроме одной. Той, кого Адриарх, вспомнив, никак не мог найти взглядом. Как вдруг за спиной послышалось:
- Адриарх, - её голос. Лицо мужчины тронула улыбка, с которой он обернулся к ней – той, в ком ни на ним не сомневался. И пусть он подвёл её, она продолжала оправдывать звание единственной выжившей. Звание обычного человека, который понимал и принимал. Несмотря ни на что.
Адриарх взглянул на Айку за несколько секунд до того, как всё произошло. Не было сомнений: он имел возможность оттолкнуть душевной силой или выставить меч, чтобы защититься, но он не повёл и мускулом, позволив лишь искрам боли затуманить взгляд, когда в грудь по самую рукоять вонзилось лезвия её кинжала.
Секунда и давление моментально растворилось, вернув воздуху прежнюю легкость. Постепенно к прежнему внешнему виду вернулся и друид, если не считать вспыхнувшей на его теле печати, что обвивала грудную клетку. И мигала. На каждый стук сердца, что на тот момент билось в отчаянных попытках нормализовать кровообращение и купировать кровопотерю, с каждым ударом становящейся всё больше и больше. Тогда как сердечный ритм – всё слабее и слабее.
- Я знал… - прошептал он ей на ухо и почувствовал, как жизнь стала стремительно покидать его. Лишь благодаря Айке, подхватившей его под руки, Адриарх не упал.
- Заткнись, - процедила девушка сквозь зубы. Она не плакала, но оплакивала, пусть и знала: у них всех не было другого выбора. Он лишил их любого, кроме того, что посчитал единственно верным.
- Айка… - друид старательно выдавливал из себя слова, но то становилось делать всё труднее и труднее. - Я не могу… - не мог поднять руки, не мог сделать того, что хотел сделать перед тем, как уйти окончательно. Он предполагал, что тело начнёт слабеть гораздо быстрее, чем должно, но не думал, что настолько… - Поцелуй…меня, - наконец выдавил он, теряя девушку из вида: взор плыл слишком сильно – Адриарх перестал пытаться сфокусироваться на чем-то. И закрыл глаза, отсчитывая даже не минуты – секунды до того момента, когда всё закончится. Неужели он настолько близко...?
И пусть с некоторым промедлением, но он почувствовал прикосновение её губ своими. Её губы. Благодаря иронии судьбы знакомые. Родные. Они задержались всего на несколько секунд. Время, за которое друид был благодарен.
Отдав последние крупицы себя, он едва слышно прошептал.
- Либо он…либо я… - Айка, всё так же обнимая Адриарха, медленно опустилась вместе с ним к земле. И уложила его, цепляясь взглядом за все: худобу, торчащие в разные стороны волосы, острые скулы, окровавленные губы… Собственный кинжал, что торчал из его груди, обвитой печатью, о происхождении которой они все могли лишь догадываться. Печать, что вместе с сердцем отбивала последние удары.
– Не допускай ошибки…снова…
Всё замерло. Его взгляд, дыхание, сердцебиение. Мир вокруг, который остановился вместе с душой каждого, кто оплакивал ушедший, не в состоянии их оставить - просто не веря в то, что произошедшее - чудовищная правда, а не плод их больного воображения.
Опуская его веки, Айка думала лишь о том, что он ушёл. Ушёл навсегда. Он больше никогда не улыбнется. Не отвесит вразумительного подзатыльника. Не вселит уверенность. Не спасёт. Не поможет узреть истинное счастье.
- Ты всегда знал своё место, - тихо молвила Айка.
Он знал своё место: оно всегда было подле них.
[LZ1]АДРИАРХ, 1950 y.o.
profession: чертов друид[/LZ1][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][NIC]Adriarh[/NIC]

Отредактировано Paul Osborn (2021-09-06 22:32:33)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » where are you?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно