внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вктелеграм
лучший пост:
тео джей марино
То что сейчас происходило было похоже больше на страшный сон, чем на реальность... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 33°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » И чудный аромат, что станет ядом...


И чудный аромат, что станет ядом...

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Итальянский ресторан| 25 июля 2020 | 17:40

Dalia Russel/Maximillian Cavalli
https://i.imgur.com/Ftu0wWp.gif https://i.imgur.com/ScZ8gfX.gif

Перерождение с призраком разъедающей мести внутри. Что может дать смерть одного человека другому?

Отредактировано Dalia Russel (Вчера 15:49:02)

+2

2

Прошло немного времени с недавних событий. И они ознакамливались новыми возможностями. Итальянец задумчиво смотрел в окно, сидя в кофейне в центре города Сакраменто.

Нервничал, злился, и в тоже время пытался разобраться и понять. Вся эта ситуация его напрягала. Это было изначально простым делом, нашел девчонку - понравилась, трахнул, растворился. Но все пошло по другому сценарию.

Ощущение, будто хищный зверь зашел на чужую территорию, и угодил тут же в ловушку. В капкан, который щелкнул из кустов, заставляя теперь прихрамывать на одну конечность, и оглядываться по сторонам, оставляя на земле следы из крови. Ебучая аллегория. Но все так и было. Это заставляло сердце питаться яростью и отчасти страхом.

Все пошло не так, как изначально Макс планировал, и теперь он был вынужден покорно принять снова на своей шее чужой ошейник. Быть бешеным псом на привязи, который кормиться с чужой руки. Как несколько лет назад.

Скулы дернулись. В окне он увидел знакомый женский силуэт. Для него ты всегда останешься глупой и наивной девчонкой. Но перед глазами было несколько лиц, и твой голос на голосовании. Это удивило, но заставило посмотреть на тебя немного под другим углом, рассматривать тебя уже не в качестве обузы, а вполне в далекой перспективе.

Ты показала зубки. И отчет о этой встречи был направлен. И теперь долгожданная встреча состоится раньше запланированных сроков. Чувство… уважения? Оно еще зарождалось, как росток, как семя в горшке, но знаешь, что прорастет, если будет нужный уход. Хреновые цветочные аллегории. Набрался всякой чуши. Гневно отпил кофе, громко ставя чашку, и закуривая сигарету.

За окном утро. Летнее солнце раздражающе слепила глаза сквозь витрину. И сквозь эту же витрину ощущать себя как в пекле. Когда солнечные лучи падали прямо на костюм. Макс вновь поймал твой силуэт в толпе, убеждаясь, что ты благополучно добралась до нужной кофейни.

На самом деле, не сомневался, что ты придешь. Жадность до информации делает свое дело. А возможно ты еще грезишь мыслями найти убийцу Регины. Забавно посмотреть, что из этого получится. Но именно эти причины заставили тебя охотно согласится на эту встречу. Только встречаться ты будешь не с ним.

Тебя принудительно отправили на курсы экономики, менеджмента и управления. Это было единогласным решением. Сам Ван часто приезжал и давал частями информацию о организации, попутно отвечая на некоторые вопросы. Начали готовить. Свои цветочки можешь оставить как хобби. Или как прикрытие. Похуй. Сама потом определишься.

Возможно ты сама еще не знаешь до конца, куда попала. Или еще не знаешь, на что подписываешься. По крайне мере не знаешь, чем будешь нам полезна. Но именно сегодня все прояснится.
-Далия… - Кивнул. сквозь зубы произнес это имя. Запомнил. Теперь сложно не запомнить, невозможно забыть. Слишком сильно впала в разум. - Кофе?

Вежливость сквозь рычание. Будь его воля, заставил бы вопить в туалете сейчас, жадно имя сзади как свою игрушку. Но не сейчас, по крайне мере не сегодня. Слишком много глаз следят. И злить в лишний раз этого старика не стоит. Но когда-нибудь через тебя, он отыграется. Именно поэтому будет терпеть настолько, насколько возможно.

Задумчиво стал всматриваться в тебя, в голове в этот момент крутились мысли. На губах заиграла усмешка. Стало забавно, как отреагируешь на новые события. На новые вводные. Все во что верила, превратиться в прах.
-Наверно у тебя много вопросов. Только не я буду на них отвечать. Но буду недалеко. Сейчас же мы подождем. В тишине. Закажи себе что-нибудь - чуть дернул плечом, опуская взгляд на дорогие часы на запястье. Осталось ждать недолго.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+2

3

Половина одиннадцатого, едва стрелка придвинулась к нужной отметке, как звякнул колокольчик, сигнализирующий владельцам, что вошел новый посетитель. Что-то мистическое тут же произошло вокруг. Будто вся оживленная атмосфера стала погружаться в тишину.

Чувство когда время вокруг словно остановилось. Многие посетители замерли. По еще достаточно шумному заведению, заглушая все вокруг, стали разноситься удары трости, и стуки каблуков дорогой мужской обуви.

Сквозь кофейные зерна, ярко начал ощущаться аромат Имбиря, Корицы, Гвоздики с Ирисом. И смесь дуба и кедра. Смесь мягкости и остроты. Рыжие волосы выглядывали из проходящих людей, а затем появилась кривая, надменная насмешка. Так улыбается обычно учителя, которые смотрят на то, как глупо отвечают студенты. Которые стараются выглядеть умными и знающие темы.

Добрый взгляд, но с таким острием. Что даже Макс слегка дернулся от него, и лишь оскалился в ответ. Он подошел к столику, и оба мужчин очень долго смотрели друг на друга. Показалось, что гость смотрел на Макса по отечески. Но если посмотреть внимательно, создавалось ощущение, что он его усмиряет, как бешеного зверя, а тот пытается огрызнутся, развернутся, укусить, но спустя время сдается и смиренно садится.

Эта безмолвная перепалка длилась несколько секунд. И затем неизвестный мужчина сжал скулы, и с расстановкой тихо произнес:
-Макс, оставь нас наедине. - еще пара секунд и итальянец действительно встал и молча удалился за барную стойку, ухмыльнувшись, издалека наблюдая за тобой.

Мужчина расстегнув пуговицы пиджака, аккуратно присел напротив тебя, положив небольшую папку прямо на середину. Его взгляд прошелся по твоей руке, замечая на пальце знакомое кольцо. Это вызвало усмешку.
-Давно хотел познакомится с тобой Далия… очень давно. Я наблюдал за тобой. Следил. Позволь представится. Меня зовут Николас Ланкастер. - он говорил мягко, как старик, который был переполнен вековой мудростью. Но на вид ему было почти пятьдесят. И не смотря на возраст, он выглядел достаточно молодым.

Рыжие волосы, дерзкая ухмылка, столь знакомый разрез глаз. Мужчина сделал паузу, давая тебе время осмыслить полученную информацию. Сам же он, аккуратно поглаживал пальцами папку перед собой, любовно рассматривая его содержимое. Краем глаза, ты могла понять, что это было твое досье. Николас… тот самый, который считался якобы погибшим. Ты могла увидеть след на пальце, который остается на коже, когда снимаешь кольцо, носивший очень долго. В данном случае это был перстень, по размеру очень похожий на тот, что носила сейчас ты.

-Понимаю… у тебя много вопросов. И сейчас я здесь, чтобы на них ответить. Ты можешь мне не верить, но когда-то давно, когда я только начал строить свой бизнес и дело, у меня было слишком много врагов. А также у меня было много женщин. Одна из них не вовремя родила мне девочку. К сожалению когда мы возвращались из роддома, нашу машину обстреляли. Я был тяжело ранен - он чуть кивнул на свою ногу, давая понять, насколько тяжелое было ранение и тут же продолжил - но моя женщина умерла. Девочка чудом выжила. И тогда я понял, что ей грозит опасность, а я не смогу двигаться дальше, ощущая за спиной это бремя. Мой близкий друг, и по совместительству мой начальник службы безопасности - Калеб, стал решением этой проблемы. Просто изменили документы. И девочке дали чужую фамилию и имя. Дали ей чужих родителей, которые воспитывали ее как свою. Так и появилась на свет юная девочка Рассел.

Он замолк. Мужчина не казался тем, кто будет люлить до конца. И сразу обрушил на тебя еще одну сокрушающую новость. Давая наконец понять, почему на твою голову, свалилось такое “счастье”. Если вдуматься, то обычной девочке с обычными родителями, даже по попечительству, ничего не светит в том обществе, в котором оказалось ты. И Николас ухмыльнулся, словно добивая твои мысли:

-Да Далия… я твой отец. Об этом знает Калеб, его жена, Макс и ты. Больше об этом не знает никто. Знала еще Регина… - он слегка умолк, давая тебе переварить этот ком информации. Зная и догадываясь какая у тебя будет реакция. Он чуть толкнул папку - и там были доказательства его слов. В том числе тест днк. Помимо того, вся информация о тебе. Детские фотографии и письма твоего не биологического отца о состоянии дел. 

[LZ1]Николас Ланкастер, 46 y.o.
profession: Владелец банка "British capital"[/LZ1]

[NIC]Nicolas Lancaster[/NIC]
[STA]„Джентльмен — не более, чем терпеливый волк.“[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/7fULaJu.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+2

4

Траур в солнечный день. Кажется, практически самоубийственное решение. Однако тёмный, подобранный со вкусом и доли логики наряд был одновременно и разумен, и уместен для внутреннего состояния практически постоянной мобилизации.
Хрупкая фигурка в чёрном с копной кудрявых огненных волос, слегка убранных от лица парочкой прядей, навевала ошибочные выводы. Когда серьёзность браталась с эфемерностью и беззащитностью. Однако резкий, металлический взгляд голубо-серых глаз выдавал притаившегося хищника, почти зализавшего раны, а значит готового к коварному прыжку.

День возвращения, как и следующие за ним три дня слились в один бесконечный поток, ибо сомкнуть глаза больше, чем на полчаса, попросту не получалось. Родителям была, как оказывается, скормлена легенда о стажировке, принятая вполне неплохо, особенно стоило её подтвердить, играя по телефону в чётко расставленные акцентами правила. Но эти три дня... Два чемодана и сумка, источавшие ЕЁ чёртов аромат как проклятая метка, которой то сторонишься, то вдруг понимаешь, что ноги сами несут к уголку квартиры. Полная апатия и тихие слёзы, которые всё же прорвались и только благодаря этому на исходе третьего дня получилось уснуть, окружённой вещами из первого чемодана. И козыри. Козыри, что вложены и спрятаны столь тщательно, что дано найти лишь внимательному взору, говорили только об одном. Диаз была готова и к этому исходу.

Как многогранно восприятие и порой бедно обычное зрение. Зрение предоставляет лишь картинку, причём очень часто, деформированную, кривую и слегка издевательскую. Запахи же, звуки и тактильные ощущения- совсем иное. Запах металла от колокольчиков над дверью. Их банально-приятная мелодия. Ощущение приятного ветерка кондиционера, пробегающего по обнажённым рукам. Банально и одновременно полно, упрочняя и укрепляя сознание. Да. Я пришла за грёбаными ответами. И да, сделаю всё, чтобы найти убийцу. Но даже если на это мне не хватит сил, заставлю пожалеть о содеянном. Ведь отныне её призрак за моей спиной.

Запах дорого парфюма, совместно с цоканьем брендовых туфель плавно подбирался к тебе. Остановилась с долгим молчанием изучая. Останавливаясь на руке. Лишь неодобрительно покачала головой, подойдя ближе, проведя изящными женскими пальцами по руке.
-Что ж ты так… - голос полный заботы, осторожно коснулась ладони. Убедиться, что ты ничего не сломала. - тебе нужно расслабиться.

Поднимая голову от документов, смотрю на дисплей. 12 июля. 3:24
-Даже так ты не забываешь...-горькая усмешка кривит губы, пока рука рефлекторно проводит по щеке с, кажется, отпечатавшимся на ней следом от бумаг и ручки. Цель важна, но повторяющийся уже не в первый раз краткий сон чёткий признак- пора на перерыв. Тем более, что запланированное на неделю, сделано уже за минувшие трое суток. Можно немного поспать и браться за следующее. Ведь именно время-ценнейший ресурс, а не бумажки.

-Макс...-кивнула с выдохом, решив, на собственное удивление, не бесить полным именем. Чувства, что словно голодные псы, хотят мести, крови и расправы, надёжно сидят на привязи.
-Эспрессо,- неуловимый жест пальцами, пара минут и топливо для новых свершений уже обнимают худенькие пальчики.
Еда и напитки пока да, именно топливо, о вкусе заикаться рано. Придёт и для этого время.
-Собираешься выдержать минуту молчания? -выгнутая бровь вкупе с неприкрытым намёком, первый глоток и слизнутая с нижней губы неосторожная капелька. Словно личная Вселенная, в которой чужакам нет места.
Последний глоток, что столь удачно совпал с появлением новой фигуры на поле. Фигуры определённо ими ожидаемой и чем-то смутно знакомой. Я, разумеется, знала, кого ждать. Те мимолётные  мысли, промчавшиеся в голове во время собрания, превратились в огранённую уверенность. Николас жив. И хочет править балом из-за тени, а не в самой гуще. Что, как показывает практика, оправдано.
Однако одно его появление зарядило в голове странный тревожный звоночек. Наше влияние на окружающих с ним было из одной связки, как любовь и ненависть. Я чувства окружающих подогревала, мобилизовала, за неопытностью пользуясь надрывом высокой частоты, он же их наоборот поглощал, утихомиривал и растворял, оборачивая низкие частоты в свою пользу.
Это было странно. Попахивало гнилью. И заодно будоражило кровь очередной загадкой.
-Давно ожидала нашей встречи. С тех пор, как Кавалли не очень-то старался спрятать, что порученное ему убийство он не выполнил. Искренне рада знакомству,-лёгкий полукивок вкупе с слегка дрожащими пальцами и ехидный взгляд в сторону Макса.
Выстраиваю в голове определённый порядок, чищу место для полезного потока чужого сознания, прокручивая периодически перстень на пальце. Новоприобретённая привычка. Не было смысла пока задавать вопросы, которых было множество, ведь что-то важное уже было готово сорваться с мужских губ.
Да уж, важное... При словах "юная девочка Рассел" ладони резко устремились друг к другу, будто готовясь к аплодисментам, вместо этого переплетая пальцы, унимая дрожь. Никаких слабостей. Слишком большая эта роскошь. Лишь долгий выдох через рот, словно сигнал некоего только что произошедшего удара под дых.
При упоминании Регины уголок губы истерически дёрнулся, однако столь мимолётно, что уловить это было бы крайне затруднительно.
Подняв колючий взгляд на новоприобретённого "папочку" задаю первый вопрос, крутящийся на языке.
-И как давно они были в курсе?-хрипловато, но практически безразлично, однако волнение выдало резкое прибегание к информации. Даже когда мир рушился и переворачивался, хотелось бы верить больше фактам, чем рвать душу попусту. Ощущала кожей, что мне не врут, но была обязана скрупулёзно проверить каждый листок. Что и сделала, не давая себя отвлечь или одурачить. Через какое-то время осознанный взгляд и новая кружка эспрессо.
-Да, это действительно правда. Папочкой называть не буду, уж извините,-чуть улыбнулась, напоминая светом, как оказалось, далеко не того человека, что называла матерью.
-Однако, мне нужны ответы. Информация и время-вот самые важные вклады, можно взамен алиментов. Прежде всего-почему именно сейчас? Да и вообще, к чему эти игры в Серого Кардинала?

+3

5

Все остальные составляющие жадности и все остальные человеческие пороки берут начало в сребролюбии. Жадность есть начало грехов, и оно и не имеет конца.
(1 Тимофею 6:10)

Судя о чужой жизни запомни
Ты видишь лишь то, что тебе дают увидеть.
Скрытность оправдана лишь до известных пределов. Глупо заранее трубить о собственных замыслах. Но можно ли рассчитывать на их осуществление, если бесконечно держать их под покровом тайны?
Преследование же пороков не раскрывает их, но делает более скрытыми и извращенными.

Мужчина устроился на диванчике по удобнее, небрежно скользнув взглядом по помещению, вновь останавливая свой взор на твоем лице. Его взгляд не отличался остротой, скорее напоминал чем-то огромную кувалду, которая обрушивается незримым авторитетом по тебе, пригвождая к полу, не давая даже мысли дернутся и убежать.

-Искренне ли? - это не было насмешкой, но при этом улыбка была слегка кривой. Казалось, что человек никогда не умел красиво улыбаться. И даже сейчас это отдавалось чем-то звериным. И было понятно, почему многие так его боялись, и предпочитали слушаться. Жадность. В его взгляде читалось именно это, когда он смотрел на тебя. Как на то, что давно принадлежало лишь ему одному. - А впрочем не важно.

Его пальцы снова заскользили по папке, аккуратно перелистывая страницы. Только не для того что бы, что-то найти, а для того, чтобы в чем-то убедится.
-Макс? С того самого момента когда тебя похитил Вито. Регина… следом за Максом. - на слово “папочка” его щека дернулась. И смотрел на тебя уже как на взрослую, с вызовом, проникая взором прям вглубь твоих помыслов, вцепившись взглядом в самое малейшее движение. - На счет остальных не знаю. Но многие уже догадались я думаю.

Тяжело вздохнув, он стал постукивать небрежно пальцами по столу, задумавшись о чем-то своем.
-Хороший вопрос. На самом деле обширно на него ответить не смогу. Слишком долго, и можно запутаться. Ты поверишь, если я скажу, что так удачно сложилось? Представь мое удивление, когда Макс вышел на тебя, стал проявлять внимание и интерес. Я заподозрил то, что он что-то знает. Но в итоге, это оказалось просто совпадением. Тем не менее, это послужило своеобразным толчком и решением, в отношении тебя. Я думал у меня будет еще лет пять в запасе. Но врачи сказали, максимум год. И да, я отношусь к этому спокойно. И знаю, что тебе плевать на это. Поэтому избавим друг друга от трагичности этой ситуации. Рациональность. Вот что я ценю больше всего - он усмехнулся, вновь посмотрев немного мягче - То, что на тебя вышел Макс, меня очень  отчасти испугало. И эта новость стала очередным толчком для смены изначального плана. То, как ты себя показала в гостях у Регины, лишь еще больше подтвердили мои мысли.

Небрежно посмотрев на часы, и кивнув своим мыслям он продолжил. Говорил он тихо, но властно и с расстановкой. Обдумывая и взвешивая каждое слово:
-Нет никакого серого кардинала. Лишь полигон, твой полигон. На котором ты должна учится. Потому что ты вступишь в частичное мое наследство. Будешь осваивать новое. В этих файлах информация, счет, ключ к счету. И многое другое. Ты возглавишь собственное дело. Какое решать тебе. - он говорил так, словно все уже решил. Но так и было. Ты решила. Соглашаясь надеть кольцо. Зная, что рано или поздно, тебе предложат, тебя включат. И это будет очередным испытанием тебя как нового члена. Он сделал паузу и продолжил - Вито давно метит на мое место. Зарвавшиеся юнец. Но очень перспективный. Жаль не мой сын. Таким бы я гордился. Я просто ему подыграл, хотел понять, что он будет делать дальше. От части узнал.

[LZ1]Николас Ланкастер, 46 y.o.
profession: Владелец банка "British capital"[/LZ1]

[NIC]Nicolas Lancaster[/NIC]
[STA]„Джентльмен — не более, чем терпеливый волк.“[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/7fULaJu.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+3

6

При дележе 50:50 некоторые требуют для себя и двоеточие тоже.

Сильный соперник. Множество пережитых баталий, помноженных на бесконечную внутреннюю прозорливость делали мужчину, сидящего напротив....достойным восхищения. Искренность- тот самый клинок, что используется порой увлекательнее любой лжи. Жадность, так обоснованно похожая и одновременно неизведанно отличающаяся. Всё это делала давящую, пригвождающую силу источником для подпитки собственной, того самого жадного зверя, что столь жаден до чужих чувств, эмоций и силы.
Именно поэтому эффект был абсолютно не тем, что ожидался. Авторитет уж точно не мог стать пьянящей дозой силы. А стал.
Плечи расправились, взгляд увереннее и серьёзнее. В состоянии бороться, даже пока не до конца понимая, за что.
-Искренне,-выверенный кивок и не доли сомнения в голосах,-даже без вводных данных о неожиданных "родственных связях" мне хотелось встречи с человеком со сходной функцией и пониманием сути порока.
-Жаль, знание-достаточно опасное лезвие. Может провести и по горлу,- в глазах сверкнуло отражение уже второго стремительного взрослеющего хищника. Мстительной твари, что хочет измучить обидчиков и одновременно не отпускать. Как губительная трава, что из яда превращается в кайф для наркомана- разрушает, добивает, но заставляет ждать налёта агонии.
-И хотела бы не верить в случай, однако при множестве вводных не приходится заблуждаться,-кивнула, внимательно впитывая, местами откровенно разглядывая, с каким-то неописуемым упоением находя общие черты, что видны даже без каких-либо тестов.

Запах смерти. Грёбаный запах смерти находит и здесь. Передо мной на данный момент морально абсолютно чужой человек, хотя и родитель по крови. И надо быть равнодушной, и хочется. Но боги, смерть окружения, пусть и предположительного, вызывала странный комок из неопределённости, кофейной горечи и головной боли, обхватывающей голову обручем от практически непрерывных занятий. Потирая виски правой рукой, предпочитаю честность до конца.
-Плевать? Хотелось бы и было бы вполне разумно. Но до конца в этом уверенной быть не могу, а значит отвечать не берусь. Но рационализм сейчас куда важнее,-на миг прикрываю глаза, выдавая практически фоновую усталость, но не как болезненную потребность в жалости, а как обыденный и малозначительный факт. Через который было небрежно переступлено, что читалось в цепком, практически требовательном взгляде спустя пару подвешенных мгновений.
Остальная информация потребовала чуть больше времени на осмысление. Не собиралась рубить с плеча, включать глупые реплики, лишь наводила порядок, приводила за и против. И с каким-то удовлетворением понимала, что к этому относятся спокойно, давая время проявить себя и не совершать глупостей.
-При таких вводных и моих собственных полученных возможностях, Вито не стоит на многое рассчитывать. Однако и ему определённый полигон для приложения несомненно поразительных способностей тоже нужен. Сдаётся мне, грядёт некая рокировка баланса сил. При грамотном подходе, дело может заиграть новыми красками. Вот только опыт и силы... При огромном вагончике моих амбиций, у меня их маловато. Мне нужна помощь,-слова, что, казалось, направленны лишь для внутреннего порядка, были подытожены очередной готовностью и прощупыванием почвы. Родственные чувства они, конечно, родственные. Вот только принцип обмена был уже усвоен болезненно-скрупулёзно.
-Да ещё и потеря кольца Регины и документов...Дело страдает...-задумчиво протянула, разглядывая чёрный, матовый маникюр.
Акценты смещаются. А рыжеволосая девчонка, что во многом, стала причиной этого, лишь легко улыбается...

+1

7

С любопытством и с нескрываемым интересом наблюдал за твоим выражением лица. В руках уже был бокал с коньяком. С тем коньяком который добавляют для вкуса в кофе. Сначала наотрез отказывали продавать чистым. Но пришлось быть убедительным. Особенно когда владелец заведения его узнал.

Макс прекрасно знал о чем шел разговор. Злорадно усмехаясь, но при этом время от времени ощущая легкую нервозность. На уровне интуиции. Как ты теперь распорядишься новыми знаниями и ресурсами. Игрушка, стала приобретать свой собственный характер и личность. Так не кстати.

Но в очередной раз пришлось признать твою выдержку, не было никаких эмоций, слез и истерики. Будто деловой разговор. Насколько сильно ты пошла в отца? Настоящего отца. Настолько же жадная и принципиальная? Упертость… это тоже так похоже на него. Осталось лишь понять, ту силу, которую тебе он вручает, и предугадать события будет очень сложно.

Время шло. Боковым зрением Макс стал замечать лишние и странные движения. Слишком очевидные. Николас это тоже заметил, но при этом лишь грустно усмехнулся.
-Старик! - крикнул, но было поздно, выстрел, еще один и еще. Макс бросил бокал в нападавшего. Лишь бы он не нацелился на девчонку. Внутри кипела злоба. Злоба и страх. Он ненавидел его, но очень уважал. Только он не отвернулся от него. Не стал преследовать. Отпустил, несмотря на огромный ущерб. И сложно разобраться, что было сильнее ненависть или уважение. Один безумный коктейль.

Охрана Николаса сразу начала реагировать и нападавшего убили ответным огнем. Даже не попытались схватить. Макс думать больше не стал, резкими скачками он навис над Ланкастером.
-Старик… - он лишь мрачно покачал головой, понимая, что он не жилец.

Тот кашлял кровью. И посмотрел так… будто взглядом пытаясь передать все мысли и слова, чуть кивнув в твою сторону. Было понятно какое у него было последнее желание, с его губ лишь слетело:
-Акела промахнулся… - и эта его фирменная гнусная ухмылка, даже в лицо смерти. И стеклянный затуманенный взгляд с последним выдохом.

Макс резко взял папку, и во вторую твою кисть, выдергивая из помещение, пока вокруг была еще шумиха. Спасаясь с тобой бегством через задний вход. Не давая даже как-то реагировать. Насильно уводя тебя от неприятности. В глазах пылала ярость и гнев. Таким ты его еще никогда не видела. Так как в глазах стало читаться и отчаяние.

Посадив в машину, он резко ударил по газам, едва вставив ключ в зажигание. Мерседес тут же дернулся с места увозя тебя прочь.
-Отвезу тебя на съемную квартиру, на время побудешь пока там… - он замолк, сосредоточившись на дороге. И затем с трудом давя слова произнес - и мне жаль. Сожалею… за Регину и за отца…

Последнее слово далось ему тяжелее всего. Будто для него Николас был таким же отцом как и для тебя. Только он никогда этого не признавал. Навряд ли ты это поняла из-за стресса. Лишь на задворках сознания.

Дальше вы ехали в тишине. Быстро, нарушая правила, уходя в обгон. Пока вы не убедились, что преследования нет. Съемная квартира оказалось пустой. Кроме кровати, стола и простой кухни, тут ничего и не было. Но своим видом она будто кричала, что у тебя началась новая жизнь. С которой тебе нужно смириться.

Макс усадил тебя на стул, наливая стакан воды и давая его в руку. Сам же дрожащими руками он закурил сигарету. На лице была наигранная безмятежность. Но это было не так.
-Я должен уехать. Встретиться с Ваном. Ему нужно засвидетельствовать, что ты вступила в собственность. Ты же вступила в собственность. Завещание… оно должно быть в папке. Вскроешь лишь в его присутствии, поняла? Не ломай нотариальную печать одна. - он шумно выдохнул дым из легких. Вновь смотря на тебя сквозь прозрачную, серебренную дымку. - Останешься тут. Продуктов куплю, за вещами съезжу.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+1

8

Логика. Проверенные, очевидные и выцарапанные из стальных объятий факты правят балом. Ступенька за ступенькой, капелька знаний за капелькой и вот он, чистый водопад знаний, лестница, что выносит тебя к вершине.
Однако что-то было не так. И об этом вопили отнюдь не объективные параметры реальности, а что-то тяжёлое, склизкое и мерзкое, растекающееся по затылку. Гадостное предчувствие. Холодное дыхание смерти, которому было суждено заморозить. Не её.
-Отец...-буду ли я проклинать себя за эту слабость? За этот застывший ужас в глазах, когда новая смерть казалось бы абсолютно безразличного человека ранит душу до подозрительно блестящих глаз? Наверное нет. Если ещё будет кому терзаться вопросами выдержки.
-Я оправдаю твоё доверие,-сиплый голос, практически беззвучно, онемев в одном положении, не отрывая глаз. Но он услышал. Или же я хотела так думать.
Из-за состояния горестного оцепенения внешне больше напоминала куклу. С застывшим, безжизненным взглядом и полностью спящим инстинктом самосохранения.
Его заменил Кавалли, его гнев, что был движущей силой, залогом спасения. И его лёгкая дрожь, напоминающая о чём-то внутри, что напоминает чувствующего глубоко человека. Однако копнуть глубже не вышло. Уж точно не тогда, когда сознание включается яркими всполохами. Вот я в последний раз вижу перед собой человека, что было так и не дано узнать, как близкого. Вот задний ход. А вот смазанные виды улиц, стремительно мчащихся подальше.
Смысл слов Макса доходил как из под подушки. Но всё же дошёл.
-Мне тоже. Спасибо за искренность,-выдавливаю с трудом, не поворачивая лица, кивком ли, или отсутствием сопротивления принимая меры, предпринятые вспыльчивым, но как никогда надёжным итальянцем.
Скорость. Один из тех пьянящих наркотиков, что предоставлял на выбор Альва. Тот, который был близок душе куда больше раскуриваемого косяка. И не пьянил. Когда томительное удовольствие становится способом выживания, на многое смотришь иначе. Теряется привкус внезапности.
Отсутствие запахов. Любых, кроме собственного и Макса. Заставляет недовольно морщится, как человека, которого на время лишили одного из органов чувств. Привыкла опираться на запахи как на своеобразный костыль, вбирая даже из совокупности ароматов определённую логическую цепочку.
Отец пах специями и деревом. Этот запах говорил одновременно о стойкости, даже строгости и защите. Словно рука, что гладит за успехи по макушке и отвешивает подзатыльник за промахи, совершённые по безголовости. Так пахнут люди, что порой жестоки к окружению и справедливы и великодушны к близким. Только грёбаный запах железа, как же ты всё портишь...
Запрокинула голову, гневно вдыхая носом. Чёртовы чувства. Непозволительная роскошь в этих условиях.
В глазах вновь корка льда. Пальцы так же ледяные настолько, что создают совершенно иррациональное ощущение, после жаркой погони. Лишь дрожь. Чёртова дрожь бокала в руках, что я не могу контролировать.
Проталкиваю через нервный комок воду. Словно даже необходимость пить утомительна, не говоря уж о еде. Что в сущности, так и было.
-Да, завещание может быть вскрыто только в присутствии юриста. На такую малость моих мозгов сейчас хватит,-кивнула, ядовито усмехаясь, причём явно над собой и над всей ситуацией в целом. Новый удар под дых. В котором жалеть себя некогда. Да и отвратительна сама жалость как таковая.
Достаю ключи на стол, чуть замедленная реакция как откат от контроля чувств и эмоций на нынешнем уровне.
-Если будет возможность-в холле чёрный маленький чемодан, собранный примерно для подобного. Если нет- обойдусь,- упорно не смотря в сторону Макса. Так гораздо проще.
Разрезаю повисшую тишину звуком бокала о стеклянный стол. Пустого до последней капли.
-Верность ли это обещанию моего отца, или что-то другое- мне не важно. Спасибо,-всё же вскидываю глаза. Всё же не бегу.

+1

9

С каждым затягом никотина он расслаблялся, успокаивался. Всматриваясь в тебя. На уме была лишь одна мысль - уйти. Никогда не проявлял слабости, и ненавидел людей, кто это чувство проявлял. Но сейчас чувствовал себя именно так.

И теперь ненавидел себя за эту непроизвольную слабость, отчего скулы стали нервно двигаться из стороны в сторону. Открыв окно, мужчина выкинул окурок, разворачиваясь к тебе. Твои слова дали нужный отклик внутри него, заставляя дрогнуть. Это было сродни крепким воротам, которые дали трещину под натиском тарана.

Отвлечься. Занять мысли и чувства другим. Поэтому молчал, раздумывая, и стараясь сделать выводы, направить в продуктивное русло. Кто и зачем? А главное как? И самое важное: что делать дальше? Мысли бешеным водоворотом заставили Макса потянуться за второй сигаретой.

Не смотря на желание уйти, все же остался. Наблюдая за тобой. А в голове проскальзывали очередные выводы. Как принятие новой тебя, он утвердительно хмыкнул, возвращая плавными шагами того себя, которого ты знала:
-Наивная, но уже не такая глупая. Признаю. - эмоций не было, едва стресс и гнев прошел, на душе осталась пустота и холодный расчет. Ему было далеко в этом плане до Вито или Алехандро. Но сейчас он понимал их как никогда. Эмоции мешают. Но иногда они способны дать нужный импульс.

Подошел ближе. Хотел что-то сказать еще, сделать так, чтобы дать понять, что понимает. Отвлечь. Но перед глазами пробежали предыдущие моменты встреч, диалогов и твоей реакции и лишь хмыкнул, пройдя мимо.

К чему могло привести это, если бы он повел себя именно так, он не знает. Лишнее. Ненужное. Лучше быть одному. Теперь уже одному. Раз за разом люди уходят, оставляя лишь шрамы на сердце. Виноват в этом лишь сам, знает, но все равно не прощает. Перед глазами лишь образ бывшей жены, как ценный урок.

В губах все еще тлеющая сигарета. На тебя не бросает даже взгляда, молча двигаясь к выходу. И перед уходом лишь подал голос:
-Заберу. Оставайся тут, и доверься мне. - даже если бы эта ненавистная сволочь не просила, все равно помог. Отношения не самые близкие, натянутые, на уровне вражды. Но достаточные, чтобы думать о тебе не в последнюю очередь. - Кстати на счет Регины… есть информация, что в ее крови обнаружили некое химическое вещество. Неизвестный альдегид. Есть вероятность, что отравили. И она это поняла. Поэтому и задушили. Объясняет, почему она не оказала сопротивление. Поверь: она может и умеет. А еще мне показалось странным, что рядом с ней не было оружия.

Поделился, не зная зачем. Нет. Знает. Чтобы отвлечь тебя от раздумий. Знает, что как только уйдет, польются слезы и вопль. Все же не до конца сильная, слишком хрупкая. В глазах мелькнуло понимание. Мазнул взором по папке.
-Береги себя. - сухо, слишком сухо. Через силу. И сразу удалился. Сразу лезть в квартиру не стоит. Нужно понаблюдать. Может и удастся узнать, кто за этим стоит.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+1

10

Кидалась словами как стеклянными шариками. Нелепое цирковое представление. Подкидываю вверх:

-В девять,-не дрогнувшем ни на йоту голосом соврала.

-Я не азартна. Я не из них.

-Если под мы ты подразумеваешь вас двоих, не смею задерживать!

-А почему я должна...просить? Уж не потому ли, что так делали все эти вьющиеся вокруг женщины, придыхая о том, как рады, что обратили на них внимание? Ты вторгся в мою жизнь, совершенно не спрашивая, надо ли оно мне, потому что привык так делать!

-Просто забери свой пиджак вместе с запахом в моей квартире и отпусти, прошу!

-Всегда мечтала о переезде.

-Ненавижу...ненавижу...ненавижу...ненавижу!!- на самые разные тона, от всхлипа до стона, ощущая резкие толчки сзади.

-Да. Ненавижу тебя, Кавалли. Не-на-ви-жу,-по слогам, с какой-то томной ленцой и полухрипом от сжатой шеи, такой  резкий контраст с гневливой жадностью в глазах, вбирающей всё до мельчайшей детали.

Разбиваю их нахуй. Стекло, разлетающееся в разные стороны брызгами, оседая в крови, делая каждый выдох мучительным поиском выхода, познания самой себя и своих ощущений.
Провожаю период молчаливого спокойствия внимательным взглядом. Вижу отблески наших общих разбитых шариков в его кровеносной сети. И не только наших. Что тебя так изрезало, Макс?
Оставляю согреваться в ладонях, нелепо удерживая.

Не хочу ничем объяснять, ничего решать. Лишь пропитываться тем запахом, который так долго отовсюду вытравливала. Лишь притягивать за ворот рубашки, впервые отвечая на поцелуй.
-Жизнь за девственность? Ты в минусе,-ехидный шёпот всё же просочился, но требовательно тянусь к губам вновь. Ты решил. Теперь так же имей смелость не отступить.

-Регина! Если с ней что-то случится... -

Игнорируя всё на своём пути, злобной фурией подрываюсь чтобы резко дёрнуть рубашку в стороны, разрывая.
-Мне по прежнему похеру, что ты думаешь на этот счёт. Не шевелись,-растираю дурно пахнущим раствором явно на спирту руку, обрабатываю раны, накладываю плотную повязку

-Право сильнейшего...МНЕ и СЕЙЧАС это и нужно,-слова демонстративно подчёркнуты, приоритеты расставлены.
Исход, как и прежде, один-его воля, дробящая сознание, выбивающая дух. С той разницей, что сама хотела принять. Сама признавала эту потребность. Оставляя и пути отступления и другие варианты.

Перед глазами бешеный калейдоскоп. Сумасшедший. Убийственный. Нужный и одновременно такой безрассудный. Как он там любит повторять? Глупая?
Но чёрт, именно это оживляет. Именно не понимание, а слепое ощущение чего-то, что дремлет в нём. Чего-то, что было ранено, а может и вовсе, мертво. Чего-то, что я не могу не видеть.
-Глупая, ты был прав,-резко мотнула головой, сгоняя дурацкую прядь из растрепавшейся рыжей копны. Сдуваю её, напоминая маленькую, дурашливую девочку.
-Глупая,-упорно и пригвождающе повторяю вновь.
-Потому что больше не могу тебя ненавидеть,-сипло и одновременно смело до какой-то чёртовой пародоксальности, не отводя взгляда. Регулирую и командую собственному же организму. Не сметь отворачиваться, Рассел. Даже если не Рассел по рождению, речь об образе жизни.
Когда безрассуден. Отчаян. Практически безумен в жадности. Одновременно с гордостью и непоколебимостью принимая кару за каждое действие как лучшую награду.
Не полюбила. Какая к чертям может быть любовь? Какие вообще эмоции в нынешней ситуации, что требует у руля хладнокровную женщину, а не поверхностную девчонку?
Однако горит. Отпечатываясь, отражаясь в чёрных зрачках, подписывая незримый контракт, где за это сияние будет расплачиваться. Сама придёт.
Чёртовы противоречия. Чёртово испытание. Чёртова проба на прочность. Которую, во всех возможных ипостасях, обязана прожить, раз за разом вновь гордо поднимая подбородок всё выше. Торжество в одиночестве. Кому нужна холодная и расчётливая? Кому нужно пламя, в походе за котором столько внутренних демонов на пути? Да и нужны ли близкие, если жизнь отнимает даже тех, кто мог лишь таковым стать?
Провожу прохладными кончиками пальцев по руке уходящего мужчины. Не стремлюсь удержать. Но ещё недостаточно сильна, чтобы не потянуться. И буду ли?
-Доверюсь. Тебе-да,-болезненная искренность. Стекло вновь заструилось по капиллярам вместе с кровью. Но плевать.
-Могла,-выдаю сквозь зубы, злясь на подступающую слабость. Должна продержаться. Сделать всё возможное, чтобы проводить его достойно чёртовой наследнице.
-Ты тоже. С кем мне ещё огрызаться,-горькая усмешка с искоркой того бесконтрольного, раннего огня девочки-флористки. Капелька. Что может призвать море. В свой час.

Продержалась. Закрыла дверь. Перепроверила три раза замки. Закрыла все окна, передвигаясь на манер бездушного робота по такой же бездушной квартире. Налила воды. Выпила. Всё по ёбаной программе.
Промах. Два вдоха без конкретного занятия. И серое помещение, напоминающее тюремный изолятор разорвал крик. Прерываемый сипом и по новой, по новой, по новой!!! Вот так умирают души.
Однако полчаса. Лишь полчаса. И облако дыма от новой электронки задымляет воздух. Голос сорван, глаза изощрены сетью капилляров. Но есть ли хоть кто-то, кому это может быть важно, если не важно самой себе?

Отредактировано Dalia Russel (2021-06-10 19:30:50)

+1

11

Вздрогнул, от неожиданности, когда почувствовал разряд на кончиках пальцев от едва осязаемого твоего прикосновения. Как легкое дуновение прохладного ветра, в знойную жару, что вызывает мурашки по телу, приятные мурашки. Но лишь цокнул языком, делая вид, что не обратил внимание, удаляясь и спускаясь вниз.

Едва только вышел, как эмоции снова навалились с новой силой. Подобно граду пробивающую стеклянную крышу, оставляя осколки и трещины. И чувство недосказанности. То самое, которые он гасил, надевая маску спокойствия при тебе. Сейчас же он бил и ударял кулаками все, что бросалось ему под руку, разбивая костяшки в кровь. С уст срывался рык.

Ненавидел его, больше всего на свете. Даже отрицать не будет. Гнев возведен очередным патроном в барабан, и требовал выстрела. Требовал выхода. Дулом направляя себе прямо в душу. Лишь искра, и это чувство взрывалось внутри, причиняя боль. Ненавидел. И ненавидит даже сейчас. За то, что сдох так просто. Так глупо. Неожиданно. Так на него не похоже.

Готов был убить, растерзать, но признавал его авторитет. Бесила его надменная усмешка, тяжелый взгляд, горделивую осанку и самоуверенные и властные речи. Ненавидел. И в тоже время уважал. Был первым в списке желающих его убить, но все равно этого не делал.

Успокоившись, все же поехал на твою ебучую квартиру. Желание покончить с этим поскорее явственно сталкивалось с тем, что сейчас нужно быть осторожным. И это бесило. Не любил выжидать. Это было не его. Несколько часов он следит за домом, - кто выходит или заходит. Но никого подозрительного так и не обнаружил.

Даже квартира была организована в твоем излюбленном порядке. Тот самый чемоданчик остался нетронутым и словно ждал, когда его заберут. Макс вздохнул спокойнее, мысль, что тебе может грозить опасность, - вызывало лютую агрессию внутри. Уже беситься от того, что все же втянула себя в этом. Незримыми нитями позволила себя поймать в капкан. Сыграла по нотам, но по чужим.

Схватив чемоданчик вернулся. Прошло несколько часов, по пути зашел в магазин за продуктами, и все содержимое, в пакетах лежало в прихожей. В зубах очередная сигарета. И правда хотел, чтобы ты не знала этой жизнью, жила как жила. Увлекаясь всратыми букетиками. Только теперь все иначе. Все изменилось.

Да, ты изменилась, Далия. Он изменил тебя. И положа руку на сердце, уже не уверен, нравятся ли теперь эти изменения. Приходится изучать тебя заново, искать в зарождающейся стреве, ту самую послушную девочку, это раздражает.

Смотрит внимательно, дыша сигаретным дымом. Понимая, что все же плакала. Но понимающе молчание. Сухие и красные глаза против сиплого голоса и разбитых рук. Понимание, смирение. Жить остается дальше.
-Я уеду. Как и говорил… - все еще остается. Смотря на тебя. В голове абсолютно ничего. Лишь одна мысль, что тебе идет это чертов наряд.

Отношения, что напоминали Шоу для всех, и отношений которых и не было. Просто иллюзия. Шоу, что идет на показ, но за скрытой ширмой драма. Им ты не хвастаешься. Его не обсуждаешь с подругами. Он – твоя тайна. Печаль на дне твоих глаз. Грусть в уголках твоей улыбки. Тот самый томный вздох, как смысл между строк. Боль что отдается отзвуком прямо в сердце. Как удар беспощадный.

Создан лишь для того, чтобы ломать. И его появление в твоей жизни сломало все. И даже сейчас с выдохом табачного дыма, он смотрит на тебя. Ему было плевать на тебя. Сейчас же держался осторожно. Как зверь, который обнюхивает жертву, а не сразу вгрызается пастью в горло.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+1

12

Идеальная гармония. Залог любой цветочной композиции. Издалека, непосвящённому, некоторые букеты представляют из себя нелепую вспышку хаоса, торжество беспорядка. Однако управлять беспределом нужен куда больший талант, чем собирать канонные букетики из пособий, подбирать по цветам и истерзанным сочетаниям ароматов. Нужен дар. Флорист с чем-то подобным найдёт свою публику. Даже имеет возможность собраться собственный отряд почитателей с изысканным вкусом. Вот только вся беда в пути, который нужно будет пройти.
Цветы. Странная и сумасбродная мечта, что отразилась в таких странных взглядах, цветочных принципах и въедливой выжимке знаний. Сродни тому, что вместо тирамису по рецепту подружки ты вдруг делаешь трехэтажное кондитерское произведение искусства.
Сродни тому, что изучая цветы и сочетаемость запахов ты делаешь обоняние своей правой рукой и разбираешься в огромном разнотравьи...ах да.
Что есть двадцатилетняя рыжая девчонка, Далия Рассел-совсем-не-Рассел?
Улыбчивое ли, вечно смеющееся солнышко? Не то.
Лёгкая, влюбчивая и беззаботная? Вообще не туда.
Мисс Амбициозность, Упорство и Твёрдый Безрассудный Лоб? О, куда ближе.
Девочка-флористка? Уже не совсем.
Юная влиятельная преступница? Ещё не совсем.
Делая очередную вишнёвую затяжку в потолок, принимаю досконально. Я-грёбаное штопаное одеяло из лоскутков. Чуть истеричный, хрипловатый смешок срывается с губ. Помнится, видела такой эксперимент. Девушке со всего мира присылали различные квадратные лоскуточки, совершенно не объединённые общей темой, чтобы потом собрать из них огромное, практически безразмерное покрывало. У лоскутков не было ничего общего. Разные руки по разному воплотили, умы прочувствовали эту идею. И именно в этом была неописуемо-щемящая прелесть, когда огромное нагромождение совершенно разных фрагментов образовало дикую, безрассудную и бесконечно прекрасную гармонию.
Так и моя душа. Люблю. Ненавижу. Жду. Стремлюсь. Вытягиваю клещами и не принимаю даром. Жажду и равнодушно пренебрегаю лишним. Это не многоликость. Не лицемерие. Чёртова многозадачность.
Какое-то время просто обхожу мою новую временную обитель. Никакая. До противного зубовного скрежета никакая. Казалось бы, даже не оседает ничего. Остаётся лишь самой.
Раздеваюсь до белья, откладывая просторную прозрачную чёрную тунику подальше, к леггинсам. И включаю музыку.
Была бы здесь камера, это было бы торжеством цинизма или шизофрении для сторонних наблюдателей? Даже интересно.
Тело не дёргалось в судорогах, по ошибке называемые "клубными танцами"
Растягивалось. Пластично и неторопливо перетекая из одного положения в другое. Команды тренера раздаются в голове аккордами мелодии, которые могу слышать лишь я. Занимаю и выматываю тело, спасая душу.
Однако разум неумолимо тикает. Словно часовой механизм бомбы. Применяя новые данные, новую реальность, примеряя со старой и чуть потрёпанной и тайной, что пока лишь предстоит засиять перед греховной недосемёркой.
Мысленная пометка. Появится ещё один. И достаточно быстро. Траур даже ради приличия был бы смешон для ситуации, где в спину дышит убийца.
Через какое-то время вновь одета. Вновь визуально расслаблена. Вот только одна из электронок израсходована полностью с нуля часом ранее. Спасибо запасам, можно вытрясти из сумочки вторую.
Сорванный голос против сорванного голоса. Болящие, воспалённые глаза против разбитых костяшек, из некоторых до сих пор сочится кровь.
-Уедешь. Не сомневаюсь,- опустив глаза, достаю аптечку, поисками которой озаботилась ранее.
-Уедешь, помню,-всё так же сипло, ещё тише, обрабатывая раны, шипя в ответ на твоё шипение.
-Уедешь, должен. Да и держать нечему. Могу только не гнать,-в какой момент мои ладони оказались на твоих плечах, а дыхание стало прочно переплетаться, даже без касаний губ?

+1

13

Усмехается, но больше по привычке. Всегда так улыбается когда видит подобное отношение. Ему это не нужно, не нужна эта ебучая забота и жалость. Терпеть не может. Об этом говорил и не раз. И эти непроизвольные движения губ, как лишнее напоминание.

Боль отрезвляет, но терпеть может. В жизни испытывал вещи по больнее, чем спирт по ранам. Но не дергается, лишь внимательнее смотрит на тебя. Не отрываясь, особенно когда твои уста так близко к его лицу. И снова движения губ - твои глаза уже не так прекрасны как были ранее. Только все равно завораживают.

Руки живут своей жизнью. Своими правилами. Знает, в какие моменты и где нужно сжимать, где гладить, а где надавливать. Тело нуждалось в разрядке. И оно вновь ненасытно отзывалось на каждое его движение.
-Уйду. Но всегда возвращаюсь. Вернусь и возьму опять свое. Моя… - как приговор. Факт, который бессмысленно отрицать. Тело помнит, оно нуждается. А зубы уже до боли кусают губы.

Боль? Утрата? Траур? Когда безумный трах стал походить на эти чувства. Он никогда не был нежным и чутким. С каждым движением он вжимался в тебя, вдавливая спиной в прохладную, деревянную поверхность пола. Бесстыдно расставляя твои ноги. С надрывом, не жалея. Вытрахивая эмоции с каждым толчком. Капли пота ручьем спадали с обнаженного тела, но твердо стоял на ногах, удерживая тебя лежа на столе.

Ладони жадно сжимали участки тела, до боли, до синяков. Он брал, имел. По другому не мог и не умел. Другое ему было не нужно. Не тебе не ему. Животное, что вновь сорвалось с цепи, доминируя, властвуя, не давая даже сбежать. Да и хотела ли ты? Ему все равно было похуй.

Надрыв в голосе становился сильнее. Снова крики, но уже наслаждения. В голове ключом бьет мысль - только не останавливаться. Быстрее. Жестче. На шее и плечах красовались его засосы. На участках тела были красные пятна вперемешку с синим.

Напряжение, что нарастало. Давило на мышцы, сокращаясь, сжимаясь. Все это веяло неудобством и в тоже время давал тот самый кайф. Ту самую разрядку, что нужна была. С уст срывались неприличные слова, матерные фразы, оскорбления, что сыпались ручьем. И всех их объединяло одно слово, что чаще остальных срывалось стоном с губ: моя.

Новая жизнь? Новая ты? Похуй… ты всегда будешь принадлежать ему. Его игрушка. Но теперь в это вмешивались эмоции. И это раздражало. Злило. Хотелось, чтобы запомнила, чтобы было одновременно приятно и больно. А затем он замер, изливаясь. Волна наслаждения бьющая по оголенным нервам. Дергается, но по инерции все еще двигается. Лишь бы еще пару секунд удержать это ощущение.

И снова приятное тепло. Когда грудью ощущает твое биение сердца. Тяжело дышит. В твоих глазах потерянность, опустошенность и удовлетворение. В его тоже самое.
-Заткнись! - прерывает тебя, когда стремишься что-то сказать. И только после этого отстраняется. Стоит тяжело на ногах, но держится. Даже не подает виду, лишь тяжелые дыхания выходят из легких. Разминая плечи, отправился в душ. Даже взгляда не бросил в твою сторону. Будто так и надо.

Есть время подумать еще, - что дальше? Действительно уедет. Больше оставаться не хотел. Капли воды под большим напором, заставляли тело краснеть. Пар стало заполонять всю комнату. А решения по прежнему нет. Слишком долго моется... выходит, чтобы увидеть тебя.
-Не покидай пока город. И эту квартиру. Не хочу тратить время, чтобы снова искать тебя - действительно не хочет. Но знает, что найдет всегда.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

Отредактировано Damon Fox (2021-06-11 01:36:50)

+2

14

Забота...была ли это она когда в моих руках при каждом его ранении оказывалась аптечка, словно прикрученная к ноге вместо ствола? Возможно. Вот только столь извращённая, столь губительная в большей степени, чем исцеляющее, что представляла собой прекрасное своей убогостью зрелище.
Когда прочищаю раны. И надавливаю порой так, что будет только больнее.
Когда мажу заживляющий раствор и одновременно радуюсь каждой дрогнувшей от боли мышцы.
Словно молчаливый разговор.
-Мы с тобой одной крови, я и ты...
Боль не наказание. Боль не испытание. Боль-очередная стадия, ступенька. А вот к чему ей выводить уже зависит от собственных желаний. К правде ли. К наслаждению ли. Неважно. Боль меняется практически полностью, стоит перестать её бояться. Стоит встретить как дорогую гостью, впустить в себя, сделать частью собственной сущности и мироздания.
Ни разу не боялась боли. Даже когда груб. Даже когда со слюной от поцелуя мешалась кровь. Скорее пьянела, скорее тяготела. И именно это пугало, да и пугает до сих пор.
Но эта та самая тяга, что не отпускает. Что похлеще наркотика в вену. Что сколько бы не брыкалось, его "моя" даже не законом. Признанием очевидного ложиться на разум, оплетая его сетью и деформируя.
Никто не знает, что будет после. И не хочет знать, слишком пленительна возможность погружения в дымку бессознательности.
Но здесь и сейчас мы знаем друг друга лучше, чем за сотни тысяч разговоров.
Наши тела говорят куда красноречивее и содержательнее. Когда его руки знают все эрогенные точки, выгибающие в дугу и лишающие разума. Когда моё тело принимает нужное положение стоит ему лишь подумать о смены позы. Когда глаза упоительно впиваются друг в друга, впитывая и пожирая реакцию безвозвратно, перерабатывая в нечто принципиально иное.
Дорожка следов на моём теле. Его следов. Болезненно-томные метки принадлежности, что будут ещё несколько дней напоминать томной болью по телу о моём новом, упоительном провальном взлёте.
Рычу и бешусь в руках, оставляя царапины, получая в отместку ещё большие укусы и синяки.
Покорно льну и отражаю каждое движение, сжимая изнутри.
Чёртова гармония хаоса. Несчастливое счастье, которое по прежнему "просто дикий, безумный трах"

Душ. Пожимая плечами, достаю чёрный пеньюар, абсолютно ничерта не скрывающий. Вне сомнений, безумно странно хранить что-то подобное в чемоданчике для экстренного случая. Однако это очередной урок от Диаз, усвоенный прочно. Женщина должна любить себя. Наслаждаться каждым своим проявлением. И если для такой малости нужна подобная тряпочка, умещающаяся всего лишь в одном небольшом кармане, почему бы нет?
По обыкновению, не спешу вымывать запах с тела, тем более тереть спинку Кавалли в планы не входит. Растворяюсь, пытаясь из всего в жизни, даже того, что столь долго вызывало отторжение, вынести что-то нужное. Себе, разумеется.
Вот оно, да. Встречаю не двигаясь с места на кухне, вновь выдыхая дым.
Его запах? Спорный вопрос. А вот совокупность...Запах похоти, горячего желания с упоительным оттенком боли пробуждало новые аккорды женственности, делая, казалось бы, даже изгиба тела плавнее и женственнее.
-Буду смотреть по ситуации. Вполне возможно, что данная "гостеприимная" квартирка тоже вскорости перестанет соответствовать требованиям сложившейся реальности,-серьёзно, вдумчиво, практически прохладно. Лишь огонь в глазах и остаточный всплеск похоти.
Даже не надейся, Макс. Даже крик получасом ранее в унисон, что я твоя сука реальности не изменит. Я у руля собственной жизни.
С лёгкой улыбкой исчезаю в душе.

+3

15

Не было никакой спешки. Мужчина одевался, медленно поднимая с пола одежду. Его брови хмурились всякий раз, когда он ловил на одежде мятые элементы, придирчиво рассматривая, и поглаживая. Макс был одним из тех, кто всегда гордился своим внешним видом. Предпочитая классические костюмы, обычным свитерам и футболкам. Рубашка должна быть выглажена и опрятна. Брюки и пиджак без лишней пылинки и мятости.

Придется снова искать новый костюм в шкафу. Эта мысль явственно читалось на его лице, небрежно рукой он провел по еще влажным волосам, зачесывая назад, взором устремившись к тебе.

От ног до головы. Плавно, изучающе. Пока на губах не появилась легкая улыбка. Твой выбор ему понравился, и он не стеснялся это глазами показать. Особенно останавливаясь на элементах синяка на твоем теле. От чего ухмылка стала шире.

Недавние события уже смотрелись не так болезненно, имели лишь слабый отголосок печали. Остановившись на линиях твоего лица и копне рыжий волос, Макс усмехнулся:
-Когда я узнал, что ты его дочь… трахать тебя стало еще приятней. - он поправлял вновь на себе галстук, завязывая и развязывая. Смотря на тебя сквозь отражение зеркала, на устах играла знакомая усмешка.

На твои слова лишь нахмурился, и слегка кивнул, с натягом соглашаясь с такими доводами. Теперь у тебя будет другой статус. Но лишь для всех, для него ты останешься той самой девчонкой, которую он встретил тогда в цветочной лавке.

Рефлекторно втянул ноздрями воздух. Улавливая запах, сам не знал почему, видимо твое увлечение чем-то передавалось и ему. А еще он по прежнему ненавидел ебучую лаванду. Полностью одевшись, повернулся, смотря в твои уставшие глаза. Молчит, не зная что еще сказать. Хочет, но тут же себя останавливает, дергая нервно плечом.
-Я пошел. - все что сорвалось с его губ каким-то вороньим карканьем и одновременно животным лаем.

Лишь на секунду он остановился возле стола, подбирая разбросанные бумаги из папки, которая слетела со деревянной поверхности с пылу жару. При этом не стесняясь стал в пол глаза разглядывать. Остановился лишь на пару документов.
-Счет на пятнадцать миллионов. Неплохо для глупышки - он присвистнул, показывая ей бумажку. Доступ к счету можно получить в банке, пройдя аутентификацию через паспорт и кольцо. А также привлек внимание и несколько конвертов от Николаса адресованные Далии…

Один из них был достаточно увесистым. И на ощупь это были фотографии. Макс не долго думал вскрыл конверт, рассматривая тебя в детстве. На губах заиграла ухмылка.
-Тут даже есть фото, как ты впервый раз сидишь на горшке… а тут как ты играешь с куклами. - на обратной стороне фотографии описывалось события.

Хмыкнув, он положил все содержимое на стол, взглядом кивнув на папку, будто говоря: изучи пока что можешь. И подошел чуть ближе, проведя большим пальцем по скуле, смотря на тебя как на свою собственность. Еще минуту, и он ушел, оставив тебя снова одну в квартире.

[LZ1]Максимилиан Кавалли, 31 y.o.
profession: Ростовщик. Владелец компании скупающий долги.[/LZ1]

[NIC]Maximilian Cavalli[/NIC]
[STA]Покупающий жизни за гроши[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/FpndLVw.gif[/AVA]
[SGN].[/SGN]

+1

16

В сущности, один из главных толчков любого общения- слабости. А так же их использование с множеством разнообразных результатов на выходе.
Слабость, что можно обратить в привязанность.
Слабость, что выглядит порой живописнее и увесистее силы.
Слабость, благодаря которой от живого человека вдруг начинает отходить ментальный поводок, плавно ложась на руку обладателю сакрального знания.
Слабость как смертный приговор.
К сожалению, я была ещё не столь опытна, чтобы скрыть все свои. Однако достаточно опытна, чтобы увидеть многие из чужих. И достаточно терпелива, чтобы некоторые из них оставить на потом как самый вкусный десерт.
Замираю на пороге ванны. Что же, прощупаем точки друг друга, Кавалли. Поиграем душами.
-А тебе надо обязательно быть знакомым с отцом девушки, чтобы получить больше удовольствия? Старомодный какой-то пунктик,-нагло ухмыльнулась, чуть наклонив вбок голову, пристально разглядывая.
Педант и любитель костюмов. Занятно.
А ещё занятное зрелище эти внутренние противоречия. Что-то горело, что-то металось на дне двух тёмных омутов. Но то ли не хватало смелости, то ли желания...не знаю. Лишь даже продолжая гордо вскидывать подбородок понимаю- нужен отдых. Спокойствие, разгрузка, чтобы новая реальность хотя бы попыталась прижиться в разуме.
Однако раунд не окончен, уйти друг от друга так, чтобы не выдать в очередной раз что-то ядовито-едкое не можем. Оба. Словно во внутреннем расписании как обязательная процедура стоит впрыснуть друг в друга немного яда, весело наблюдая за разложением клеток.
-Обещания немного расходятся с действиями, Кавалли. Не прогоняю и не держу, как видишь. Сам только определись уже,-очередная усмешка с долей какой-то странной проницательности и въедливого внимания.

Документы. Первые и последние вещи от отца. Смысл сейчас кричать о том, есть ли у него совесть, если сама не позаботилась о лучшей сохранности? Если сама потратила время зря, не спрятав подальше от чересчур любопытствующего нахала? Но запомню. Можешь даже не сомневаться.
-Не завидуй так громко,-всего лишь выгнула бровь, реагируя на данные манипуляции с ледяным спокойствием. Реакция. Вот оно топливо для Макса. А он свою долю на сегодня получил.

Однако с губ невольно сорвалось шипение, с которым втягивался воздух. Слишком личное. Слишком близкое. Ну, Кавалли...
-Учитывая то обилие алкоголя, которое для тебя каждодневная норма, не удивлюсь, что в чьей-нибудь коллекции есть твоё подобное фото, вот только уже во взрослом возрасте,-искренне, то, о чём думаю, что горит и веселит абсурдностью.

Близко. Вновь близко, выбивая дух и зажигая внутри тлеющие угольки. Прикосновение к скуле совпадает с двумя глубокими царапинами сломанными ногтями по протянутой руке, что закровят, стоит тебе покинуть квартиру и варварски смятым рукавом рубашки. К чёрту слова. Действия, что чётко демонстрируют отношение к непрошенной наглости. Что останутся в совокупности с царапинами на спине ещё как минимум на несколько дней незримым напоминанием. Девочка растёт и отращивает зубки. Тебе придётся считаться с этим, Кавалли, хочешь ты того, или нет.

Фотографии. Воспоминания. Письма. Николас предоставил куда больше, чем бездушный тест ДНК. Он предоставил железные доказательства, одни из самых глубоких ран и сладких воспоминаний. Хотя бы лжи стало меньше.
Час. Всего час позволила себе поупиваться эмоциями, пересмотреть, перечитать. Чтобы потом спрятать в потайном кармане всё, что было адресованно именно мне, оставив лишь то, что могу вскрыть только в присутствии Вана.
Спокойная, собранная, накрашенная так, чтобы не оставлять ни единого намёка на пережитое, в платье с горлом, обтягивающем фигуру словно вторая кожа, попиваю кофе в прикуску с сендвичем. Дела ждать не могут пока я настрадаюсь. Вперёд Далия Ланкастер-Рассел. Слишком многое на кону.

+1

17

Новости из тех, которые не могут быть проигнорированы. Благо он был в этой стране, и едва получил информацию, спешно делегировал переговоры в Сан-Франциско и двинулся ближайшим рейсом до Сакраменто. В голове был настоящий бардак, и очень много вопросов.

Кавалли так толком и ничего не сказал. Сначала рассказал про смерть Николаса, это вызвало смешок, но когда он вдавался в детали, в его голосе было удивление и изумление. Но еще больше его поразила информация про Далию и завещание. Одно слово завещание. И все переворачивалось с ног на голову. И становилось понятно, почему девчонке из нищеты, было такое обращение.

Понял ли это Вито? Знала ли это Регина? Еще больше вопросов. И ответы только там - в Сакраменто. Его все это изрядно шокировало, поэтому он не терял больше времени, и старался быстро приехать, чтобы самому разобраться во всем случившимся.

Его задумчивый взгляд смотрел сквозь иллюминатор, смотря на землю. Как один пейзаж сменяется другим, но оставался таким же неизменным. В этот момент Ван поймал себя на некой символичности это картины. Король умер, да здравствует Король. Так было воспето в трагедии.

Он продолжал молча смотреть за всем происходящим. Лишь небольшие огни городов говорили о том, над чем он сейчас пролетал. Отмеряя тем самым расстояние, надежней чем часы. Так ему казалось. Самолет медленно стал терять высоту, начал встряска. Как зона турбулентности. Сигнал о том, что нужно пристегнуть ремни. Он уже близко…

-А ты оказалась не так проста… я ошибался на твой счет. - он лишь усмехнулся своим мыслям высказанные вслух. Встряска усиливалась. - и почему все вокруг мне кажется таким символичным?

Завещание
Город Лондон
Двадцатое марта две тысячи двадцатого года
Я, Николас Эдвард Ланкастер, проживающий в городе Лондон, по улице Эрегтон Сквер, д. 34, настоящим завещанием, находясь в здравом уме и в твердой памяти, делаю следующее распоряжение:
1. Все мое имущество, какое ко дню моей смерти окажется мне принадлежащим, в чем бы таковое ни заключалось и где бы оно ни находилось, я завещаю в одной третьей доле Далии Рассел, моей внебрачной дочери, и в двух третьих долях - Роберту Николасу Ланкастеру моему сыну.
2. Содержание статьи  9 Закона 1837 г. Гражданского кодекса мне нотариусом разъяснено.
3. Текст завещания записан нотариусом с моих слов и до его подписания прочитан мною лично в присутствии нотариуса.
4. Настоящее завещание составлено в двух экземплярах, каждый из которых собственноручно подписан завещателем. Один экземпляр завещания хранится в делах нотариуса города Лондон, а другой экземпляр выдается завещателю Далии Рассел.

Ван внимательно вчитывался в текст и не мог понять, что сейчас происходит. Он продолжал читать вслух, и перепроверять все. Но все сходилось. Один пункт за другим, медленно кропотливо. Было множество нюансов, в том числе усмотрен также факт не полного получения наследства а частично. При этом ты имела право распоряжаться другой долью наследства, которая принадлежала сыну Николаса, а по совместительству и твоим братом.

Ван еще раз и еще перечитывал. Но ничего конкретного больше не нашел. Все было настолько обобщенно и никакой конкретики. Что именно, суммы, счета, имущество, все этого не было описано, лишь доли. И это вызывало вопросы. Но при этом все было законно. И ей предстоит. Еще одно знакомство.
-Сочувствую… - только сейчас он понял, что ты потеряла отца. Отца которого толком и не знала. Того, кто по сути тебя втянул во все это. Но также в свойственной ему манере заботился о тебе.

Он задумчиво положил завещание написанное на скромных трех страницах, и стал копаться в других документах в папке. Его брови слегка хмурились. Но вскоре лишь задумчиво чесал подбородок, наконец посмотрев на тебя.
-Никаких распоряжений не было относительно тебя. Я понимаю, мы начали общение не с той ноты, но теперь тебе нужна помощь и разьеснения, раз я тут, то я помогу тебе. - он задумчиво осмотрел эту квартиру - для начала тебе нужно обзавестись своим жильем. Лучше сделать это через третье лицо, чтобы ты нигде не фигурировала как собственник. На самом деле по этому наследству много спорных вопросов… будут… от налоговиков. Поэтому тебе нужно научиться совершать сделки через третьих лиц. Это убережет тебя от множества проблем. Я научу как это делать. Раз я тут, думаю тебе моя помощь будет нужна. Сама выберешь себе апартаменты и домик, или доверишься моему вкусу?

[LZ1]КИМ ВАН ХЭ, 32 y.o.
profession: Со-владелец крупной международной юридической фирмы в Китае "Вечное солнце"[/LZ1]

[NIC]Kim Wan He[/NIC]
[STA]Зависть разрушительна.[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/O1un4o3.png[/AVA]
[SGN]"Коничива? Саранхэ?
Идите в жопу!
Ким Ван Хэ (с)"
[/SGN]

Отредактировано Damon Fox (Вчера 21:06:59)

+1

18

Случайных случайностей не бывает. Бывает только иллюзия случайности.
Расклад сил меняется. Меняется столь кардинально, что будь я чуточку послабее, уже хваталась бы за голову и забивалась в угол. Моё неожиданное для всех появление в организации было чётко спланировано и рассчитано. Забавно. То, от чего в своей манере меня пытался отгородить Макс, было тем, от чего я бы не смогла избавиться даже если б захотела.
Но не слабая. И сознательно шла в это хитросплетение событий с криминальным флёром, что не вытравишь. Он пропитает всё. До основания.
Тягостное ожидание никогда не было про меня. Вне сомнений, я ждала появления Вана, но в каком бы состоянии не находилась, тратить время на бесполезное хождение из угла в угол было бы крайне не практично. Проваливаюсь в хитросплетение экономики и управления настолько, что выныриваю только на ещё один беглый перекус, и то, читая и жуя одновременно, и даже долгожданного визитёра встречая с книжкой из списка рекомендованной им же литературы.
Однако, долой отстранённость. Дело, в котором столь много важных элементов, требует полного внимания. И как бы не свербело внутри, я обязана воспринимать это в первую очередь как дело. Иначе просто не выжить, с той силой, что попала мне в руки.
Машинально заварив травяной бодрящий чай, что не раз помогал стимулировать сознание и обманывать голову, отодвигая чувство напряжения, разливаю по кружкам и, отпивая мелкими глотками, так же внимательно вникаю в каждый пункт.
Подкованность и осведомлённость позволяли мне разобраться неплохо и самой в деле, однако всё же присутствовало множество белых пятен и сомнительных моментов.
Сочувствую...Одно слово, а подбородок задирается ещё выше, говоря о том, что теперь на контроль уходит ещё больше сил. Макс мог видеть следы девочки-флористки во мне просто по факту того, что он увидел ранее, и то далеко не всё. Но слабость...перед Кимом...Ни за что.
Не умею на всё это реагировать, но кивком головы, лёгким прищуром с долей признательности в глазах показываю, что слова оценены и приняты к сведению, достраивая внутренний портрет собеседника.
-Если я правильно поняла сейчас, на меня ложится некое попечительство моего...его сына?- "брата" эти стены пока точно не услышат. А о деле сейчас говорить по прежнему куда разумнее.
Новая головная боль. Даже не так. Новая чёртова мишень в лице явно несовершеннолетнего мальца, который вряд ли знает, чем занимался его отец. Но не злюсь. Ни на него, не на отца, если в этом покопаться, обнаружится, что это был даже логичный поступок.
Однако уровень тревоги неприятной вибрацией прошёлся по позвоночнику, заставляя ещё сильнее выпрямиться, ещё стабильнее застыть.
После бури с Максом я была тягучей, плавной женственностью, получившей, что хотела, перетекающей из положения в положение подобно грациозной кошки, что пройдясь по столу, наполненному фарфоровым сервизом, не разобьёт даже самое маленькое блюдечко, не смахнёт хвостом крышки чайничка.
Перед Ваном же сидела собранная, сдержанная и требовательная женщина. Её движения были скупы, но выверены до мельчайших деталей. Контроль над телом равен контролю над разумом. Аксиома.
Тревога никуда не девалась, появление новой фигуры, "белые пятна", которые даже Ван в состоянии не прояснить...Полная чехарда, в которой нужно набраться сил и вгрызаться в каждую из её подвижных частей.
-Да, мне действительно нужна помощь компетентного специалиста и я рада, что в этом наши интересы и возможности совпадают,-вежливая, но искренняя улыбка, что не давала и мысли о  притворстве.
Ведь это действительно было так. Звёзды сошлись в нужном направлении. Случайностей не бывает. Есть только удачное совпадение графиков.
-В плане обучения и квалифицированных услуг, как мне кажется, было бы отличным вариантом долговременное сотрудничество. Разумеется, на взаимовыгодных условиях,-да, признавала слабость. Получая в обмен возможность получения дополнительной силы, а раз так, к чему лукавить?
-Что касается домика и прилегающей к нему территории единственное, что хотелось бы добавить от себя это планировку, схожую с особняком Диаз, желательно максимально близко и сдержанный стиль. В остальном, полностью доверюсь вашему вкусу,- ни дистанцировалась этим "вы", лишь чётко демонстрировала, что повторять дважды не требуется, и в не принципиальных вещах может и уступить хрупкому эго. Тем более, когда на горизонте замаячила такая возможность выгодной планировки...

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » И чудный аромат, что станет ядом...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно