Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » welcome home, little stranger


welcome home, little stranger

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Sacramento International Airport | 15 мая 2021 | Вечер

Edmund St-Amand, Fred Burnell
https://data.whicdn.com/images/307044598/original.png

Иногда заканчивается всё - даже отпуск, и настаёт пора возвращаться домой, к куче дел, к обязанностям и проблемам. А ещё - к бесконечно любимому человеку, разлука с которым только сильнее укрепила одну-единственную мысль: порознь им быть просто запрещено

+3

2

Без Фред в жизни начался хаос. Отец будто знал, когда нужно надавить, и погрузил Эдмунда в работу настолько, что тот не видел отдыха. Это был трудный период в жизни, но одно в голове Сент-Амана укрепилось достаточно сильно: теперь он не хотел отпускать Фред из своей жизни даже в отпуск. Он невообразимо скучал, думал о ней, ночами долго засыпал, желая просто увидеть её рядом. И его отец это словно подгадал. Когда до прилёта Фред оставалось каких-то пару дней, Эдмунд уже был морально истощён всем, что происходило с ним всё это время. Генрих позвонил ему рано утром и велел приехать.

Эдмунд больше не жил с ними, потому что близкое общение с Фред повлияло на его желания, на его уклад жизни. Ему казалось, что в жизни всё налаживается, и он начинает видеть что-то дальше того, что показывает ему его семья. Начинает видеть жизнь. Но Сент-Аману-старшему всё это было явно не по душе. Он пока ничего не говорил, безропотно принял решение сына уехать из родного дома, но видимо, его не устраивало, что он больше не может отслеживать его передвижения. И в этот день, когда он позвонил, Эдмунд уже сразу почувствовал неладное.

— Поздравляю, сын, с помолвкой! — он не успел зайти, как Генрих с улыбчивым видом вскочил с края стола, на котором сидел. Эдмунд вопросительно приподнял брови, явно в семь утра не совсем понимая, что происходит. — Я договорился с бизнес-партнёром, что вы с его дочерью Анной сыграете свадьбу.
Эдмунд медленно качнул головой, переваривая услышанное.
— Понятно... — он не сводил глаз с отца, всё ожидая, что тот опровергнет свои слова и превратит всё в шутку, но этого не происходило. — Прости, я упустил момент, в который согласился жениться на Анне. Не напомнишь, когда это было?
Это должно было случиться. Сент-Аманы часто об этом говорили, что найдут ему подходящую пассию, но честно, Эдмунд надеялся, что этого не будет. Но только зная Генриха, надежда была несуществующей.
— Да брось, согласие - это ерунда. Вот она приедет через неделю, можешь сам сделать ей предложение, раз ты такой правильный. Как раз будет время заказать цветы-шарики, что ты там ещё хочешь, — мужчина отмахнулся, явно не придавая этому значения. — Она красотка, Эдмунд, — отец приобнял сына за плечи и заговорщически наклонился к его лицу. — Я специально тянул, чтобы найти тебе жену лучшую из лучших. Умница, красавица, спортсменка. А как готооовит, ммм.
— Что-то после твоих слов я сомневаюсь, что я ей подойду. Угрюмый, скучный, непослушный. Не сбежит красавица? — Эдмунд невесело смотрел перед собой.
— Это да, — Генрих хлопнул сына по плечу и отошёл. — Ты в последнее время совсем от рук отбился. Но ничего, Анна не сбежит, у неё тоже не выбора.
Он сказал это так жёстко и безразлично, что Эдмунд задохнулся от возмущения.
— Нет выбора?! Ты вообще себя слышишь?! Делаешь нас всех разменными монетами, не желаешь прислушиваться к моему мнению! Я не собираюсь жениться ни на какой Анне. И ни на ком бы то ни было, кого ты мне подсунешь снова.
Под взглядом Генриха Эдмунд вздрогнул. Это был не первый раз, когда он перечил отцу, но к такому тону Сент-Аман-старший точно не привык. Он привык к тому, что все выполняют его приказы, а сын начинал выводить его из себя всё больше и больше. Но Генрих отлично владел эмоциями, поэтому вместо того, чтобы ответить резко и громко, он облокотился на тумбочку рукой и спокойно спросил:
— Позволь узнать, какая причина твоего гнева? Тебе всегда было безразлично, когда я говорил про твой брак. Что случилось в этот раз?
Эдмунд стиснул зубы, решая, говорить ли ему. Их отношения с Фред он старательно не оглашал в семье, желая уберечь её как можно дольше. Но сейчас от этого уже не было никакого смысла. Жениться на Анне он явно не собирался, но без веской причины для Генриха это было всего лишь капризами.
— Всё просто - я люблю другую.
Генрих пару секунд молча смотрел на него, а потом вдруг рассмеялся.
— И это всё? О, сын, любовь - это вообще ерунда. Ты можешь любить кого угодно, это не помешает твоему браку с Анной. Официально разрешаю тебе иметь любовниц столько, сколько пожелаешь.
— Что? — Эдмунд затрясся от возмущения. Он не мог переварить это. Отношение Генриха к нему, к Анне, которая будет страдать в этом браке, его просто поразило. Хотя чему тут удивляться вообще?
— Это условие твоей доли в бизнесе, — Генрих холодно отчеканил эти слова, не давая сыну возможности оспорить. Эдмунд резко замолчал и сузил глаза. Он очень хотел наследовать бизнес отца. Очень хотел изменить эту компанию к лучшему, дать ей новую жизнь, найти ценность в помощи людям, а не в собственной выгоде. Но не такой ценой.

Ничего не ответив, Эдмунд резко развернулся и вышел из дома.

В тот день, когда Фред прилетала, он уже не нервничал из-за разговора. Он был спокоен, отсчитывая часы до момента, когда наконец станет счастлив. После разговора с отцом ему просто жизненно необходимо было увидеть единственную девушку на планете, которая верила в него и принимала таким, какой он есть. Эдмунд ничего не сказал ей, отцу тоже не дал ответ, который тот и так не ждал. Приезд Анны был запланирован и не отменился бы ни под каким предлогом, поэтому Эдмунд мысленно прощался с семейным бизнесом. Этот вопрос он даже не планировал обсуждать, потому что был уверен - он сможет построить новый бизнес, потому что живёт этим. Даже если он потеряет всё, то у него оставался он сам.

Но он очень переживал, как это воспримет Фред. Не новость о свадьбе Эдмунда, которой не будет, а то, что его жизнь теперь перевернётся на 180 градусов.

Он приехал в аэропорт задолго до встречи с любимой девушкой. Мерил шагами зал ожидания и постоянно смотрел на часы. И вот когда наконец прилетевшие с этого самолёта люди стали появляться в зале, он остановился, всматриваясь в каждого. Увидев Фред, он облегчённо выдохнул и побежал к ней. Обхватив её лицо руками, жадно впился в губы, не давая вдохнуть ни ей, ни себе. Он никак не мог отпустить её, забыв абсолютно про людей вокруг. Крепко обняв, вжал девушку в себя, запуская ладонь в её волосы. Никак не мог поверить, что наконец обнимает её. Снова целуя, но уже нежнее, Эдмунд наконец всмотрелся в её лицо.
— Я люблю тебя, Фред Бёрнелл. Всем сердцем и душой, — он никогда не говорил ей этих слов. Не привык, что такие признания могут быть в его жизни. Но сейчас это было единственное, что он мог сказать. Себе и ей. Потому что Фред - единственное, что у Эдмунда было в жизни. Единственное, от чего он бы никогда не отказался. Ни в этой жизни, ни в любой другой.

Отредактировано Edmund St-Amand (2021-08-01 08:32:10)

+2

3

Отдых отдыхом, но в конце концов даже отдых надоедает, а когда ты тот самый трудоголик по имени Фредерика Морвен Бёрнелл, то тут уже становилось понятно, что она себе буквально места не находила от того, чтобы не начать работать прямо из отеля. Вот только она дала обещание не только подписчикам, но и самой себе - о том, что она даже не заикнется о работе, не будет писать рабочие посты, не будет решать вопросы, не будет... К тому же ей нужно было о многом подумать, и пожалуй, последний день на Гавайях перед финальным ужином стоило посвятить именно небольшой прогулке, а ещё - размышлениям. В последнее время на неё свалилось слишком много осознаний, и было необходимо их утрясти.
В частности с тем же Нортом.

Он очень много для неё сделал.
Очень и очень много. Он был её поддержкой, другом, братом - самым близким человеком, вот только... эта поездка показала, как они отдалились друг от друга, и в насколько разных мирах они отныне находились. Фред шла по дорожкам территории отеля, и понимала, что ей нужно отпустить его. Поблагодарить... и отпустить. Потому что у них разные дороги. Слишком. Пусть даже в какой-то момент девочка из рыбацкого Инвергордона и святой мальчик-медбрат встретились, и были совершенно очарованы друг другом.
В какой-то момент Фред поняла, что она плачет. Поднесла ладонь к глазам - а она насквозь мокрая. Вышла к океану, долго там стояла, плакала, пока слез не осталось вообще... а потом улыбнулась. Улыбнулась, потому что поняла - она всё сделала правильно.
- Я тебя отпускаю, Норт Берг. Спасибо тебе за всё.
А когда она вернулась, никто, даже Норт не понял, что она только что сделала. Только Люцифер, подошедший к ней сразу же, как она вернулась после ужина, как прыгнул к ней на колени, так и не отпускал до самого отхода ко сну.
- И в самом деле, что это я..., - пробормотала Бёрнелл, поглаживая кота мимо ушей, смотря куда-то в одну точку, - ты всегда будешь со мной, что бы ни случилось. А потом её голову прострелила ещё одна мысль, и Фред нежно улыбнулась. Её никогда не бросит кот... и Эдмунд. Каждую ночь она просыпалась - и проводила пальцами по своим губам. По шее. Вдоль плеч. По линии ключиц. По груди - везде, где её касался Эдмунд. КАК он касался - и в такие моменты она чувствовала себя так, как если бы он её трогал и обнимал. Чтобы ни случилось - он будет рядом, а она будет рядом с ним - потому что ей ХОТЕЛОСЬ ему принадлежать. Ей хотелось, чтобы он знал, что она его и только его. Ей хотелось, чтобы он знал - что он один - это её главный столп, её главная защита и поддержка, её гордость и отрада, счастье и радость. Ещё совсем немного - и она снова будет с ним рядом.

- Потерпи..., - шепнула Фред, беря кота на руки, и вставая с кресла, выходя на балкон, и вглядываясь в серебристую даль ночного океана, - прошу тебя, потерпи, я уже совсем скоро буду рядом с тобой. И поцеловав напоследок Люцифера, пошла спать. К перелёту домой стоило основательно подготовиться, в первую очередь - как следует отдохнув.
Они летели с одной пересадкой. Норт не сильно горел желанием разговаривать, Фред же тактично дала ему возможность находиться на настолько комфортном от неё расстоянии, насколько это только было возможно, учитывая один рейс. К тому же... парнем он был всё равно очень умным, и скорее всего, прекрасно понимал, что подруга уже сделала совершенно конкретные выводы. А ей только это и нужно было. К тому же... отпуск официально закончился - и стоило постепенно входить в рабочий режим, начиная вновь общаться с командой, с сотрудниками собственного кризисного центра, читать последние сводки... дел было просто невпроворот. Инстаграм, ТикТок, многочисленные запуски, коллаборации, партнерские соглашения... Она работала весь полёт, даже во время стыковки на второй рейс, который должен был уже доставить их с Нортом в Сакраменто.

Дома же она даже не сразу поняла, что Норт исчез, даже не дав ей возможности хотя бы довезти его до дома. Но очень скоро девушку это перестало волновать, когда она нашла глазами того, о ком думала каждую секунду, не выпуская мысленно ни на секунду из своих объятий, кого желала и кого хотела, и кого так отчаянно любила. Помнила только, как его губы - горячие и мягкие - накрыли её, помнила как её руки обвились вокруг его шеи, отвечая на его ласку - горячую и порывистую, сильную и несдержанную. Помнила, как всё внутри встрепенулось от его прикосновений - таких родных и желанных, как у неё перехватило дыхание от его слов. Только когда он чуть отстранился, она прошептала: - Ч-что? По её щекам потекли слёзы, но она не обращала на это ни малейшего внимания. Только что Эдмунд Сент-Аман, лучший мужчина в её жизни, самый светлый, самый замечательный, самый щедрый, самый понимающий, самый решительный, самый любимый, наконец, мужчина, сказал ей, что любит её: - Любишь?... - она улыбнулась, одной рукой вытирая слёзы, счастливо утыкаясь в его плечо, крепко обнимая, - я тоже тебя люблю. Слышишь? Ты единственный, кто мне нужен, единственный человек, который знает, кто я на самом деле, чего хочу и чем живу, - сейчас Фред не могла даже подумать о том, чтобы оторваться от него хотя бы на какое-то расстояние, настолько ей впервые за все последние дни отпуска было хорошо и спокойно. Её не волновало даже то, что вокруг вполне могли быть её фолловеры, что их могли фотографировать, что вокруг уже поползли шепотки слухов и восторженных возгласов - всё это было неважным и совершенно не волнующим ни её, ни его. Даже Люцифер, гневно что-то вещающий из своей переноски, был не в силах заставить её оторваться от родного человека. Только не сейчас. Не сейчас, когда она наконец-то обнимала его, прижимаясь всем телом.

Она наконец-то была снова Дома. Это как с детьми в детском садике, которых после рабочего дня забирают родители - и вот ты последний, а за тобой мама всё не приходит и не приходит, и ты себя чувствуешь как никогда одиноким и забытым. Но вот открывается дверь, и ты слышишь такой родной и любимый голос, и сердце подпрыгивает к горлу, и ты бежишь навстречу к родному человеку, и понимаешь, что всё в порядке. Тебя тоже забрали.
И можно возвращаться домой

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » welcome home, little stranger


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно