Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Life goes on


Life goes on

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Draco J. Marder & Daniella Larkins
June 2021
Sacramento

https://i.imgur.com/zO8iys5.png

+2

2

– Да, да, понимаю, что так будет лучше. Ларкинз сидела в личном кабинете своего отеля за огромным столом из темного дуба. Длинные ногти нюдового цвета нервно постукивали по лакированной поверхности. Она внимательно слушала мужчину напротив, с благодарностью впитывая каждое его слово в свою светлую голову с темными волосами. Статный мужчина около 40 лет – личный помощник, партнер и "правая рука" ее любимого мужчины – Роберта, которого убили несколько месяцев назад. Бенедикт Тейт получил посмертный указ – помогать со всем бизнесом Даниэлле и решать самые темные вопросы, которые оставил после себя Дан Малини. И все же он хорошо позаботился о всех своих близких и дорогих людях, что позволяло и сейчас ощущать его тепло и присутствие рядом. – Ты точно справишься с этим мероприятием? Будет очень много серьезных гостей. Отель – не ресторан, тут свои нюансы, многие еще не знают, что Роберта больше нет, кто – то будет удивлен увидеть тебя, а не Рину, об остальном позабочусь я. Несколько гостей приедут с иными вопросами. И тут Бен упоминал именно темную сторону шикарного отеля, которая отвечала за продажу наркотиков и оружия. Даже спустя четыре месяца после того, как Даниэлла наконец – то взяла отель в свои руки, ее все равно бросало в холодный пот от упоминания о темном бизнесе, который находится прямо под ее носом. – Ты привыкнешь, Дэни. Все будет хорошо. Обещаю. Роберт достанет меня с того света, если я сделаю что – то не так. На его лице появилась тень улыбки, а глаза с грустью скользнули в сторону небольшой фотографии, которая стояла на столе в черной рамке. Дэни висела на шее Роберта, целуя его в щеку, мужчина смотрел прямо в камеру, блеск в глазах и широкая улыбка. День, когда они вместе вырвались на несколько дней – совместный отдых на вилле, берег кристально чистого залива. – Как приятно, что мой друг был счастлив с тобой. Оба на несколько секунд задержали взгляд на душевной фотокарточке. – Я его не подведу. Дани все же улыбнулась, окунаясь в теплые воспоминания о тех чудесных днях.
После его смерти, боль начала потихоньку утихать. Огромное количество работы, стресс, благодарность и воспоминания лишь о хороших моментах – затягивали все глубокие раны в ее сердце. Попрощавшись с Бенедиктом, Дэни собрала ноутбук, телефон, документы и отправилась к паркингу, где ее ждал восхитительно красивый Aston Martin. Эта машина – еще одно воспоминание о Роберте, которое он завещал в любимые руки Ларкинз. Кожа в салоне до сих пор хранила аромат его парфюма, а подходя к машине, Дэни всегда представляла мужчину, который безмятежно улыбался ей при очередной встрече, каждый раз одаривая ее внешний вид комплементами. Мой галантный Роберт…
Минут через тридцать, белый автомобиль завернул на паркинг дома, где по соседству стояло еще несколько ее машин. Заглушив мотор, Дэни нашла сигареты в небольшой черной сумочке, вышла из машины и закурила. Белый едкий дым наполнил легкие, Ларкинз постояла несколько минут рядом с Астоном, любуясь его изящными очертаниями и отправилась домой.
Только заходя в свою квартиру, после тяжелого рабочего дня, она оставляла все свои мысли о бизнесе за порогом и пыталась расслабиться под глупые шоу на телевизоре или легкие фильмы о дружбе и любви.
Сквозь плотные шторы в квартиру пробивались лучи солнца, которое вот – вот закатится за горизонт. Дэни вышла на террасу, предварительно налив себе в бокал немного виски. Растянувшись на удобном кресле, она распечатала пачку чипсов и приступила к напитку, умиротворенно наслаждаясь последними лучами сегодняшнего дня. Тишина и спокойствие, лишь легкий теплый ветерок шевелил темные локоны. Минут через десять Дэни начала засыпать, однако, из этого состояния ее выдернул звонок в дверь, заставив резко подскочить на месте и сесть. Кто?! Почему так поздно? Мышцы тревожно напряглись, Дэни поднялась с кресла и тихо направилась к входной двери. Звон не унимался, кто – то настойчиво требовал ее внимания. Черт. Аккуратно заглянув в глазок, Дэни облегченно выдохнула, увидев знакомое лицо брата. – Драко!? Удивленно воскликнула Ларкинз, поворачивая замок и открывая дверь. – Что случилось? Ты.. Пьян. Сильно пьян. Даниэлла с удивлением замерла на месте, наблюдая, как в квартиру ввалился брат с пустым и напуганным взглядом. Что – то явно случилось. Невзирая на свое удивление, Дэни заключила в объятия слегка ошарашенного брата. На данный момент, Драко – единственный самый близкий мужчина в ее жизни, которому она доверяла и считала своей семьей, поэтому, такое состояние Мардера ни на шутку разогнало ее пульс.

Отредактировано Daniella Larkins (2021-06-11 15:14:19)

+2

3

Это был день икс. День, когда узы брака были разорваны и сожжены безвозвратно. Самым отвратительным во всей этой истории было отсутствие эмоций. Драко не хотелось ударить ее или её хахаля, не имело место быть огненное желание вернуть все назад или простить. Безмятежный штиль в сердце Мардера не выдавал ровным счетом никаких эмоций. В агрессивном, эмоциональном кудрявом даже ненависти не вспыхнуло или желания отомстить.
Всё, что он чувствовал - это обиду на мать за ребенка. Малыш, рожденный в любви и заботе, вдруг оказался ненужной собственной матери-кукушке вещью. Таких историй можно по пальцам посчитать, потому что по статистике мужчины забивают на своих детей, но уж точно не женщины. Этот факт никак не укладывался у него в голове. Он, сидя на порожках суда, прокручивал ее фразу: "ты позаботься о Билли. В моей жизни ему места нет". Он всё курил и курил, пока не понял, что давно пытается затянуться фильтром. Злостно растоптав его под ногами, словно заталкивая под асфальт всю семейную жизнь с Дэниелс, Драко спустился с порожек суда и плюнул в сторону - жест пренебрежительный и хулиганский. Судебная система - просто дно; люди, работающие в ней, словно работают на помойке. Сколько "забавных" случаев рассказывала Мэри из своей бракоразводной практики, на скольких процессах поучаствовал в качестве представителя сам Драко, но каждый раз он считал себя выше этих людей, которые так смешно пытались отстоять свои права, а сами изменяли друг другу, делили имущество со скандалами и криками, расчленяли своих детей, дергая за руки, за ноги, совершенно не заботясь об их эмоциональном состоянии, психологическом здоровье. Как оказалось, Драко и Мэри ничем не лучше тех забавных случаем из  практики. Хорошо, что мозгов обоим хватило не втягивать в это дерьмо Билли. Для суда мальчик остался с матерью, а по факту - с отцом. Драко бы никогда не дали Билли по закону, ведь есть море моментов, по которым он якобы не подходит на роль примерного семьянина, да и оставить ребенка с отцом - прецедент редкий, мать должна быть алкашкой, шлюхой, наркоманкой или бродягой, а Мэри, как бы Драко не было досадно, вроде не подходит не под одну из вышеперечисленных категорий. Жаль, что причина "ненужность ребенка матери" судом никак не оценивается.
С самого рождения Билли, Мардер чувствовал к нему огромную любовь, но не умел ее проявлять. Книжки, пособия и уроки на ютубе прошли мимо него, уходом все-таки занималась бывшая жена. Драко мог кормить сына и укладывать его спать, но на этом всё.Теперь же ему предстоит проделать титаническую работу, но справится ли он?
— Папе надо по делам... - он чмокнул Билли в лоб и посмотрел на молоденькую няню-студентку. — Мистер Мардер, только до 21.00. У меня завтра экзамен. - предупредила его мелодичным, звонким, даже писклявым голоском. — Хорошо, к этому времени буду. - пообещал он ей и быстренько закрыл перед собой входную дверь. Первые деньки без матери, и Драко приходится всё время врать сыну. Он уже изрядно устал придумывать причины ее отсутствия. Кудрявому требовалась перезагрузка. Он не отвечал на звонки всех родственников и вообще отдалился даже от тех, кто искренне хотел ему помочь.

Зато крепкий бурбон - самый лучший друг. Выпьешь - и не чувствуешь ответственности за свою жизнь и жизнь маленького сына. Драко впервые после развода пришел  в бар. Раньше он спокойно мог выпить в своем клубе, но знакомая обстановка его напрягала. Ноги завели кудрявого в неизвестное богом забытое заведение по типу русской "рюмочной" - территории криминальной и опасной. Как бы парадоксально это не звучало, но Мардер на окраине Сакраменто напротив - чувствовал себя безопаснее некуда. Правда, он резко потерял счет алкоголю и времени, опьянев так быстро, что и сам не заметил. Меж тем, когда он завалился к своей сестре, время перевалило за полночь. Он не смог назвать таксисту свой адрес, но зато вспомнил, где живет Ларкинз [девушка совсем недавно хвасталась ему новым адресом].
— Ни хуя себе апартаменты, Ларкинз. Душу дьяволу продала? Или отдалась? - до кучи к помутненному сознанию добавилось ощущение, что перед ним совершенно не его сестра, и дом не ее. И вообще всё какое-то странное и искусственное, но как только Мардер почувствовал ее объятия, он понял, что всё хорошо.
Или хорошо от части.
Немного пошатываясь, он осторожно прошел по стеночке на кухню, держась под локоть за сестру. — Был неподалеку, решил заскочить. - соврал он и аккуратно сел на стул. Он был совсем в другой точке города и наверное отвалил море бабла за такси, но одному за барной было слишком одиноко, и это одиночество сжирало его изнутри. — Я буду краток. - резко встал со стула, чуть не повалив его, и крепко сжал в своей руке ладонь сестры. Но прежде чем начать, он вдруг осекся, тяжело вздохнул и пьяной походкой пошел в сторону выхода.
Захлопнув за собой дверь, он сел на порожки и взялся за голову. Хрупкая Даниэлла вышла за ним и тихонечко села рядом.
— Безумно болит голова. И душа. -  он жестом показал ей правую руку, на которой больше не красовалось обручальное кольцо. Остался лишь едва уловимый след от загара. Без лишних слов Мардер положил голову на плечико сестры и прикрыл глаза, тяжело дыша, вдыхая ночной прохладный воздух, безмятежность и покой ночи, пока вертолеты не дали о себе знать.

+1

4

Дэни закатила глаза, подметив, что Драко хотя бы шутит, намекая на ее новую роскошную квартиру. Хороший признак, однако, сарказм и шутки сквозь любую боль – неопровержимое подтверждение их родства. Тут явно проглядывались гены Мардера старшего, который казался ей сильным человеком, с легкостью скрывающего свои переживания. – Скорее получила наследство от дьявола. Ларкинз на секунду задумалась о том, что сейчас польется водопад вопросов, ведь со стороны все это выглядело странно, но Драко явно был не в состоянии переключиться на ее проблемы и события. Рассказ о бурном романе с Робертом и его неожиданной смерти подождет лучших времен.
Оказавшись не кухне, Дэни молча наблюдала за всеми действиями брата и растерянный вид с отрешенным взглядом – пугал ее гораздо сильнее, нежели чем алкогольное опьянение. Ларкинз налила два стакана воды, прежде чем сесть за стол рядом с братом, но не успела. Драко будто не обращал на нее внимание, полностью поглощённый в свои жизненные проблемы, которыми он явно собирался поделиться, но никак не мог собраться. И Дэни молча выжидала. Не хотела давить, думая, что так будет лучше. А что в этот момент творилось в голове брата? Что – то случилось с отцом? Может быть с бизнесом? Сын или жена? Дэни не могла предположить причину, однако, что – то ей подсказывало, что именно так мужчины, порой, напиваются из – за женщин.
Они переместились с кухни, присев на порожки. Дэни молча следовала за братом, напряженно всматриваясь в его лицо и вылавливая взгляд. – Ох, дорогой! Глаза широко открылись, девушка сочувственно покачала головой, нахмурив брови. Драко и правда был краток, показав отсутствие обручального кольца на безымянном пальце. В эту же секунду Дэни обняла правой рукой брата, ощутив всю горечь его состояния. Мардер действительно переживал, прижавшись к хрупкому плечу девушки, она это чувствовала и была благодарна, что Драко пришел разделить эту боль именно с ней. Склонив голову к нему, Ларкинз окунулась в свои недавние события и потерю любимого человека. Главное, что все живы.
– Что у вас случилось? Это окончательно? Хочешь, я поговорю с ней? Даниэлла старалась аккуратно задавать вопросы, так как сама предпочитала молчать в таких ситуациях, переживая всю боль внутри, но Драко определенно был импульсивнее ее, особенно, если вспоминать их первую встречу у отца в палате. В тот момент его кудряшки будто пылали оранжевым пламенем, а в глазах горел настоящий огонь. Кто бы мог подумать, что спустя столько времени их отношения станут такими близкими, пронизанными взаимным доверием. А как же сын? Неужели она лишила его и сына? Что же будет дальше? Слишком много вопросов, слишком мало ответов и готов ли Драко разговаривать? Может, лучше на трезвую голову? – Хочешь еще выпить? Как ты себя чувствуешь? И этот вопрос конечно же был не о боли в голове, но Дэни пыталась узнать – какая помощь требуется Драко больше всего на данный момент. Тонкие холодные пальцы скользнули в густую шевелюру брата, успокаивая поглаживая его по голове. Все будет хорошо, Драко.
Ах сколько же одиноких вечеров, один на один с раздирающей болью она провела в этой новой квартире, все еще источавшей запахи Роберта. Иногда ей казалось, что одним поздним вечером она услышит стуки ключа, который пытается попасть в замок, распахнется дверь и на пороге будет стоять он. Живой, здоровый, а на лице сияет широкая улыбка. Взгляд скользит по силуэту и вновь возвращается к ее глазам. А дальше объятия и тишина. Как больно терять близких людей.
Дэни покачала головой, отгоняя те тяжелые воспоминания, которые все реже посещали ее. Время не лечит, а вот новые знакомства, работа и новые впечатления - да.

Отредактировано Daniella Larkins (2021-07-28 18:48:38)

+2

5

Голос сестры действовал на Драко убаюкивающе. Он прикрыл глаза на какое-то мгновение, ожидая, что когда откроет их, весь мир перевернется, и всё вновь заиграет яркими красками, но ошибся. Открыв глаза, он ничего толком не увидел, кроме раздвоенных деревьев и двух желтых жирных лун и красной тачки в отдаленном силуэте.  Нет, мой милый Драко, ничего не поменялось. Тебе придется с этим жить.
Его растормошил удивленный голос Ларкинз. Он знал, что отсутствие кольца на безымянном пальце произведет такой эффект разорвавшейся бомбы. — Дани, ты первая к кому я пришел после развода. Могла бы когда-нибудь представить? - усмехнулся кудрявый и приобнял сестру еще крепче. Действительно, тот факт, что ватные ноги побрели в сторону дома Ларкинз - это что-то невероятное, ведь он плевался в ее сторону лютой ненавистью, считая, что та просто хочет высосать деньги из его семейства. Он не мог подумать, что его святой отец много лет назад свершил акт грехопадения, в результате которого произвели на свет Даниэллу. Она - доказательство того, что Ральф Мардер в первую очередь всего лишь мужчина, способный чувствовать и совершать ошибки. Хотя... Ошибкой ли был его роман с матерью Дани? Теперь Драко считает иначе. Отныне она - его подарок судьбы. Та сестра, которой ему так долго не хватало. Конечно же, у Мардера была Фрида, но их отношения никогда не были братско-сестринскими, давно зашли за рамки понимания нормальных адекватных людей. Он бы не смог просто положить голову на ее плечо и молчать. Фрида бы расценила это действие как флирт, а через некоторое время его член бы уже вовсю блуждал в ее вагине [как бы грязно это не звучало]. Прошло много лет, и из психа Мардер превратился в мужчину, мужа, отца. Ему не нужны игры. Не хватает простого человеческого внимания.
—  Ха! Если бы я хотел, чтобы кто-то  с ней поговорил, я бы заставил Эла отрастить кудри и поговорить от моего имени. Может, у него бы вышло... - Мардер заливается смехом. Неприятным, истеричным, вызывающим в какой-то степени испуг и отвращение. От такого смеха хочется бежать, заткнуть уши, сесть подальше, но Драко сам себя не слышит. Представляет, как было бы забавно устроить маскарад-пати. Он - это Эл, а Эл - это он. Интересно, изменила бы Мэри Элиасу или может только ему? Или у Драко судьба такая - чтобы все его девушки ему изменяли, учитывая тот факт, что он и сам не прочь изменить. Как говорится, в своем глазу бревна не видно, но он видит. Огрооомное такое бревнище, только вот от этого не легче. —  Это я к тому, милая, что поговорить с ней мог только я, но я не смог. Или не хотел. Или понимал, что разговор будет напрасным. Но нет. Я не боялся. Просто отношения себя изжили, дали трещину, а через эту трещину просочился другой. - если бы восемнадцатилетнему Мардеру сказали, что он будет когда-нибудь переживать из-за баб, Драко бы очень долго смеялся. А теперь не смеется. Теперь грустно.
Тонкие холодные пальцы сестры чесали его затылок. Он сидел, не шевелясь, боясь, что она перестанет наглаживать его кудри. Эти поглаживания успокаивали, негласно говоря о том, что  в этом мире он не один. — Сегодня второе? Мы развелись тридцать первого. Кажется, это было позавчера. Я не помню. Я вышел из зала суда и сразу поехал в клуб. Если бы меня видела сейчас моя мать, она бы плюнула мне в лицо за бесхребетность, слабость, отчаяние. О, она бы убила меня за этот позор. - образ Жаклин был таким зримым, четким. Драко отмахнулся рукой, будто сгонял пролетающую мимо муху. — Если я выпью еще, меня стошнит. Перед глазами две луны, две тебя, летают вертолеты. Можно еще воды? - вежливо попросил он, и когда Дани отлучилась за стаканом с живительным напитком, Мардер закурил. — Я был здесь раньше? Откуда у тебя такой особняк? Теперь без шуток. - когда девушка вернулась, Драко выпил стакан воды залпом и решил на пару минут сменить тему. Слишком сложно оказалось говорить о своих чувствах. Ты словно голый, стоишь перед миллионом людей и рассказываешь свою исповедь. Тяжело же дается нормальная жизнь!  — Я не могу сохранять спокойствие, пока в моей жизни творится полная вакханалия... - отдышавшись добавил: - Да это же полный пиздец, Дани! - закричал он, что есть мочи. Однако криком не поможешь. Только соседей напугал.

+1

6

А ведь Драко и правда стал очень близким человеком для ее души и сердца. Этот кучерявый темноволосый мужчина так ярко и неожиданно появился в ее жизни, что в чужом Сакраменто, в который она перебралась ради поиска отца, Драко стал для нее самым близким человеком. Да, у Дани был родной брат, которого она безусловно любила, но не слышала и не видела несколько лет. Об этом она старалась не думать, отгоняя всякий раз мысли о том, как же легко самые близкие мужчины легко уходят из семьи Ларкинз. Почему? В чем же подвох? Как в таком мире существовать слабой и хрупкой девушкой, если нельзя положиться на мужчин? Что они делают не так? К черту эти обиды и постоянные танцы с прошлым. Ларкинз давно не искала ответы на эти вопросы, однако, это научило ее ценить отношения в настоящем, старательно запирая душевные терзания на замок. Дани, ты первая к кому я пришел после развода. Могла бы когда-нибудь представить? Даниэлла ощутила как внутри груди разлилось что – то теплое и приятное, возможно, это то самое чувство, которое стоит за словами «бальзам на душу». Драко действительно заменил Тайлера и, порой, она чувствовала себя счастливой из – за этого, чувствуя доверие и теплое отношение со стороны Мардера младшего. А что говорить об искренней радости за его успехи? Ребенок, открытие клуба – давно Дэни не испытывала гордости за кого – то из своих близких.
Именно поэтому, внутри нее сейчас разрывалась тревога. Сон и усталость затмили переживания и Даниэлла, нервно постукивая пальцами обо что – то под рукой. Все внимание было приковано к брату. До чего же больно и тошно слышать о том, что Мэри еще и изменила ему. В голове всплыла их встреча в клубе. Беременная истеричка сразу накинулась на нее с негативными претензиями. Видимо, ее чудесная голова так и не пришла в норму, после родов.. Неужели все женщины сходят с ума после этого? Или это не связано? Да к черту это дерьмо. Пошла она.. Насколько Дэни было известно – Драко очень любил Мэри и был примерным мужем, да и каким бы он ни был, Ларкинз все равно была бы на его стороне. Именно это чувство она осознала сейчас, ощущая всю боль и отчаяние брата..
Дэни вернулась со стаканом прохладной воды. Воздух наполнился ароматом жженого табака сигареты. Признаться честно – Дэни любила этот аромат больше, чем курить. Боже, как она могла так с тобой.. Дэни пыталась сдержать себя от грубых фраз в сторону бывшей жены Драко. Не нужно жалости, Мэриан сама виновата в потере такого человека. Драко жадно пил воду, а в воздухе повис вопрос про новое место жительства Дэни. Сейчас ли время для таких историй? Разве что сменить тему и отвлечь брата от развода? Ларкинз не успела ответить на вопрос, как ее мысли прервали возгласы Драко. Даниэлла нервно сглотнула образовавшийся ком в горле. Сделала глубокий вдох, стараясь привести свои мысли в порядок и придать голосу уверенности. – Да к черту всех этих женщин. Не думай о матери, ни о ком не думай, забей на всех. Ты здесь и сейчас, я ж тебе с любой проблемой помогу. Вся эта боль проходит, ты и сам это знаешь. Ты у меня замечательный. Она обняла Драко, чувствуя жар его тела и как сильно колотится сердце. Самое время – ответить на вопрос и попытаться сменить тему. – Дерьмо случается, а за ним вновь все становится хорошо. Дэни выпустила брата из объятий, чуть отстранившись от него. – Февраль 2020, я узнаю, что мой мужчина, с которым мы были в отношениях с августа – убит. О нем – длинная и отдельная история. На лице девушки появилась чуть грустная улыбка. Ларкинз опустила глаза в пол. – Я и не знала – кем он был на самом деле, ему было что скрывать, просто так людей не убивают, но мы любили друг друга. Астон Мартин, отель и квартира – слишком шикарное наследство в придачу к новостям – что он был, черт возьми – женат! Дани покачала головой, закатив глаза. Она ухмыльнулась, чувствуя, что на сегодняшний день ей уже не больно думать о Роберте. Теперь Ларкинз вспоминала его с улыбкой, с теплом в душе, осознав истинные мотивы его секретов. Лишь смерть раскрыла этого мужчину полностью, однако, много тайн о своей жизни он все равно унес с собой в могилу. – Все это приходит и уходит, прости, что не рассказывала тебе об этом раньше. Тяжело мне говорить о своих проблемах, да и как то не хотелось тревожить этим твою жизнь. Ей и правда было трудно вклиниваться в сладкую жизнь Драко с воплями о том, что Роберта застрелили, а его чертова жена чуть не убила ее при чтении завещания. Да и об этой женщине Дэни узнала лишь на похоронах. Боже мой, как много потрясений, от которых голова шла кругом. Сколько дерьма случилось за этот год, но все затмила работа. Работа – панацея от всех душевных проблем. Отель доставлял так много головной боли, так страшно было разочаровать всех вокруг, что Дэни практически перестала общаться со всеми своими друзьями с университета. Отсутствие времени сказалось и на ее общении с Драко и отцом. Однако, она полюбила этот отель, но, увы, невозможно взять и прикрыть торговлю оружием и наркотиками, которая успешно велась на протяжении 10 лет. И с этой темной стороной Ларкинз приходилось мириться ежедневно. – Полетели на отдых? К черту все это дерьмо. Вдруг, неожиданно для себя выдала Дэни. Слово «отпуск» давно исчезло из ее жизни, нужно что – то менять. – Страшно, как отель будет тут без меня.. Это чертовски сложно! Особенно.. Повесть о наркотиках и оружии она расскажет позже, однако, для Драко безопаснее – вовсе не знать об этом. – Особенно, если ты берешь все обязанности на себя... Нам нужен отдых.

Отредактировано Daniella Larkins (2021-09-06 01:44:05)

+1

7

"Ты у меня замечательный..." - Мардер недоверчиво шмыгает носом. Он, конечно, совершенно так не думает. В первую встречу с Дани кудрявый как раз-таки показал истинное лицо, не подбирая слов, не думая, что делает. Мардер - нехороший человек и уж точно не ангел, но, отдать ему должное - он искренне старался стать лучше. - Я изменил Мэри. Ну... То есть... Можно вести дискуссию о том являются ли мои действия изменой в традиционном понимании совокупления, но раскрывать детали я не буду. Просто Мэри посчитала мой поступок за измену. Ее право. Это я к тому, что сам, как видишь, не подарок. - он перебил ее, чтобы в голове Дани складывалась правильная картина произошедшего. Не хотел в данной ситуации выставлять себя в роли жертвы, Мэри и Драко - стоили друг друга. Возможно, она даже стала хуже, вобрав от него некоторые отрицательные черты характера. Мы ведь даже не замечаем, как со временем становимся чертовски похожими на свою половинку, причем иногда копируя то, что копировать совсем не следует. С другим человеком Мэри снова расцветет, но Мардеру на это наплевать. Он искренне говорит всё, что думает в ее адрес, без пафосных фраз по типу "она еще будет счастливой; желаю ей только самого лучшего; не держу на нее зла, она была самой чудесной женщиной в моей жизни и таких больше не будет" Это не любовная драма. Это семейная трагедия. И между этими двумя понятиями есть огромная разница: в первом случае есть только чувства и эмоции, страсть и похоть, а во втором появляется маленький человечек, не понимающий почему вдруг не стало матери, почему отец так груб и от него вечно разит алкоголем, не боящийся за свое будущее только потому что еще не умеет бояться за него. Распад семьи - это больше про защиту самого беззащитного, про быт и деньги, про удобство и комфорт, про существование и соществование. Мардеру хотелось бы, чтобы он и Мэри, как взрослые состоявшиеся люди [хотя бы их подобие] сели бы за стол переговоров и расписали бы будничный день ребенка так, чтобы он по-прежнему оставался счастливой крохой. Такой функции, увы, нет.
- Вы были вместе полгода? - Драко ставит пустой стакан рядом и внимательно смотрит на Ларкинз. Мир не крутится только вокруг кудрявого. Каждый день кто-то кому-то изменяет, рожает, расстается или разводится. Всё это ерунда, надо только мозгами допереть, что теперь делать и как с этим жить. У Дани, кажется, все не так хорошо, как показалось Драко. - Женат? - Марлер хмурится, его пьяная голова пытается сложить 2+2. - Он составил завещание? По идее, после его смерти всё это должно перейти его жене. А дети есть? - его смерть, конечно, печально, но Драко думает о сестре. - Вдруг из-за него с тобой что-нибудь случится? С имуществом могут перейти крупные обязательства, Дани. Ты с кем-нибудь вообще советовалась? - он встал, потер глаза, посмотрел на сестру с укором. - Ты должна была сказать мне раньше. - выражая тем самым беспокойство за нее, он попытался донести до девушки, что она не в безопасности. Как минимум, потому что он вообще не представляет, чем занимался этот мужчина и откуда у него столько денег. Ему хватило той истории с мексиканцами, когда из-за его бизнеса похитили Фриду. - Отдых... Да. Может на океан... Подумаем об этом, когда я окончательно отрезвею. - мысли о жизни Дани привели кудрявого в чувства.
Он перестал ходить взад-вперед, встал как вкопанный с ужасом округлив глаза. Мягкие кудри пошатнулись от ужаса: - Боже! Я совсем забыл о Билли. Он один в доме, Дани. Совсем один. Я пил, не просыхая, несколько дней. - четырехлетний ребенок остался один в доме, где куча углов, предметов, которые могут его поранить. Как хорошо, что на столе были коробки с готовыми завтраками, но додумается ли малыш взять их, сможет ли дотянуться? Если кто-нибудь об этом узнает, его навсегда заберут у Драко. Мэри в их жизни нет только пару дней, а он уже запорол миссию по воспитанию ребенка. - Пиздец. - оплакивая свою растоптанную гордость и замачивая чувства в алкоголе, он забыл о самом важном в его жизни. О своем родном сыне.
Мардер опомниться не успел, как сестра  посадила его на пассажирское сиденье, а сама села за руль своего дорогого авто. Драко не мог ровно усесться, постоянно ерзал и периодически выкрикивал матные слова. С ребенком в большом доме могло случиться все, что угодно.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Life goes on


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно