полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » город лир #2


город лир #2

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Чикаго, Бернхем Парк, набережная | весна 2020 | 5.45 am

Белль & Монро
https://i.imgur.com/yGjpsO4.png

Проведение случая или нет. Но люди иногда просто знакомятся на улицах большого города. Просто знакомятся и просто общаются. Потому что им просто разговаривать друг с другом.

[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

2

Рано или поздно жизни всё возвращает на круги своя. Река жизни приносит новую воду, унося прочь воспоминания. Унося боль и радость былого. И как бы не хотелось помнить вечно, ты забываешь. Со временем ты забываешь. И что самое ужасное, хорошие воспоминание уходят куда быстрее. Но, в мире всегда есть места, которые хранят моменты, хранят чувства, хранят образы.
Я сжал пальцы в кулак, прижимая их к груди. Я понимал что воспоминания принесут неизбежную боль, но я не хотел забывать, не единого мгновения. Я готов нести эту боль сквозь года, но в моих воспоминаниях они будут живы. Этот город когда то стал моим домом, он сохранил мне жизнь в ту ночь. Жизнь полную воспоминаний, полную разочарования. Я пробовал бежать. Пробовал много раз. Но каждый раз дорога приводила меня обратно. Заставляя остаться. Давая понять что жизнь продолжается. Продолжается ни смотря на боль внутри. Заставляя меня улыбаться, заставляя вспоминать всех, кого я потерял, с улыбкой.
Мелкие камушки заскрипели под моими ботинками. Перекинув ногу через дорожное ограждение я осмотрелся. В этот час машин было не много, хотя дайте этому утру еще минут двадцать и стальная река, которая обычно преграждает проход к набережной, станет непреодолимой. Подождав когда мимо пролетит тонар, с какой то невероятной скоростью, я поспешил на противоположную сторону восьмиполосной дороги. Преодолел еще одно ограждение, искупав носы ботинок в придорожной пыли и мелком щебне. Теперь до парка было рукой подать. Когда то, вместе с Сарой, мы проделывали этот путь раз в неделю. В час, пока утро еще не набрало обороты, пока дымка еще лежала над поверхностью вод озера Мичиган, мы приходили сюда. Приносили с собой пару кофе и сэндвичи. Иногда виски. Мы пили, ели. Мы говорили. Это было наше время и наше место. Каждый из нас мог излить душу другому. Здесь и нигде больше. Наше тайное место у всех на виду. Сейчас мне было некому излить все то, что накопилось у меня в душе, но я нуждался в этом понимании. Я нуждался в том, кто сможет меня просто выслушать. И вероятно интуитивно меня тянуло именно в это место.
Неспешным шагом я направился в сторону набережной, минуя пустынный парк. Сейчас, в это время года, в этот ранний час, тут не было даже тех, кто выходит на пробежку. Впереди виднелось здание планетария. Когда-то я был постоянным его посетителем. Мы с сестрой садились на самые дальние ряды и обсуждали сколько всего мы еще не знаем о нашей вселенной, о том что за её пределами. Да что мы знаем о нашей галактике? Ровным счетом ничего!
- Мы просто ничтожные песчинки, не так ли..?
Я шагнул на ровно подстриженную зеленую гладь газона, молодая травка уже покрыла все лужайки парка. Садоводы в Чикаго всегда умели удивить, и весна расцветала буквально за пару ночей в каждой клумбе города. По пути сюда я уже видел, что и этой весной они постарались, город благоухал первыми весенними цветами, переливами красок, ароматом свежескошенной травы. У меня был должок, который я хотел оплатить до того как доберусь до парка, поэтому по пути я заглянул в не самое привлекательное из мест Чикаго. Под мостом, где высился город из коробок, должен был обитать мой старый приятель, Тим. Когда то он не дал мне подохнуть от голода, сейчас я хотел подкинуть ему пару сотен, чтобы он мог купить еды. Но увы, его там не оказалось. Тим уже пару недель не появлялся там и это меня огорчило. Пройдя дальше вдоль реки, я свернул на улочку где обычно ютились проститутки. Их рабочая смена подходила к концу, но я надеялся увидеть свою старую знакомую, Сьюзен. Нет. Я с ней никогда не спал. Секс без денег был не для неё, а я за секс никогда не платил и считал это неприемлемым для себя лично. Что я, богатей какой то? [хотя кому я вру, я ведь богатей, если капнуть глубже]
Сьюз как раз выходила из такси, когда я вывернул на их улицу. Столько писку я давно не слышал. Она думала я умер где то и меня жрут черви. Но нет! Я живучий детка! Мы пообнимались. Я выяснил что Тим пропал сразу после рождественских праздников, словно испарился. Ни куда поехал, ни с кем ушел. Даже рюкзак оставил. Это было странно, но я решил не озадачивать женщину. У неё и так не лучшая в этом мире судьба. Мы с ней прогулялись обратно до моста, съели по хот-догу и выпили кофе, Сьюз увела у меня пачку сигарет и оставив номер своей мобилы ушла спать. Сказала ночь была не лучшей и попадались ей одни говнюки. Я ей верил. Решив что позже позвоню копу, с которым недавно познакомился [подрался/напился] и попрошу его помощи с поисками Тима. И после направился в парк.
И вот я тут. Стою вдыхая прохладный воздух, что приносит ветер со стороны озера. Поежившись я поднял ворот пальто, засовывая руки в карманы.
- А тут ничего не изменилось, - говорю в пустоту, что простирается на мили вперед, превращаясь в серую дымку на горизонте. Озеро всегда казалось бесконечным, словно океан. Но в отличие от океана, показывало свой буйный характер лишь изредка. Сейчас было тихо, не считая легкого ветерка, что нес со стороны озера прохладу. Солнце еще не успело разлететься осколками бликов на воде, все еще медля показаться из за горизонта. Было прохладно, даже правильнее сказать - свежо. Я любил это время суток. Гул большого города конечно ничем не заглушить, но, именно в эти минуты, было самое затишье, можно было насладится этой легкостью бытия. Можно взглянуть на просыпающийся мир, узреть как город, словно мифологической животной начинает шевелится в своем логове, издавая утробные звуки. Как вздымает хребтину, заслоняя собой солнце, черным дымом из труб заводов. Долгий гудок судна, скорее всего рыболовецкого трайлера, разорвал тишину. Ему сотней голосов отозвались прибрежные чайки. Вечные охотники за легкой добычей, спутники рыболовецких лодок. Живя тут, у воды, к ним привыкаешь. Но сейчас я даже вздрогнул. Я так давно не слышал эти звуки. Вечность? Больше? Неужели столько времени прошло.
Достав, из внутреннего кармана пальто, початую бутылку виски, я откупорил её и подняв руку с бутылкой немного вверх, отсалютовал плывущей в облаке птиц лодке. Сделав внушительный глоток я выдохнул и закашлялся. Напиток был крепким. И не то чтобы мне было непривычно его пить, видимо подступающие к горлу комом чувства отчаянно прорывались наружу. Я смахнул слезу, что покатилась по щеке.
- Какого черта! Если я снова начну с вами говорить..Если я снова! Я попрошу положить меня в психушку и пусть лечат!
Рассмеявшись, я спрятал бутылку в карман и отступив на шаг уперся руками в перила, ограждающие озеро. Я смотрел себе под ноги, продолжая улыбаться. Как бы мне не хотелось сейчас закричать. Я не буду. Я постараюсь помнить только хорошее. Только хорошее. Вот и всё.
[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

3

Сегодня была годовщина. Ровно год назад  я разошлась с человеком, которого любила всем сердцем. А два года назад мы поженились. Развод и свадьба в один и тот же день. Какая ирония. И как бы я не старалась забыть, как бы ни хотела выкинуть из головы воспоминания и жить дальше, у меня не получалось. Призраки прошлого вцепились в меня острыми когтями, раздирая грудную клетку, оставляя на коже незаживающие царапины. Нет, конечно, со стороны их было не видно. Но я их чувствовала каждый раз, когда гуляя по городу, наталкивалась на целующуюся парочку, на молодых людей, трогательно и нежно держащихся за руки, переплетая пальцы. У них было что – то, какое – то невидимое глазу волшебство, ведь они улыбались так открыто и искренне, что говорило только об одном. Они были счастливы. И я должна была радоваться, смотря на них. Говорят же, что улыбка заразительна. Но не для меня. Я очень хотела, действительно хотела улыбнуться в ответ, почувствовать, как улыбка доходит до самых глаз, почувствовать где – то там глубоко внутри, как оттаивает после продолжительной зимы сердце. Но у меня не получалось. Я смотрела на влюбленные парочки, и вместо улыбки, на глаза наворачивались слезы. Это было как проклятие. Я больше не видела ярких цветов, которые были разлиты в палитре. Весь мир был черно-белый. Ведь на днях я встретила бывшего мужа со своей подругой, которые также трогательно обнимали друг друга, как и стоящая по соседству парочка. Я, конечно, притворилась, что рада встрече, что их свадьба и счастливая семейная жизнь меня нисколько не трогает. Но ведь это же не было правдой. Ведь так как мой бывший смотрел на свою новую жену, на меня он так никогда не смотрел. И, наверное, именно это кололо больнее всего. Они там что – то рассказывали о свадебном путешествии, о вечеринке, которую скоро устроят у себя дома, а я всеми силами старалась не показать, как же мне неприятно это слушать. Натянула на лицо непробиваемую маску, улыбку, которая, конечно же, была неискренней, даже что – то отвечала, когда они спрашивали, есть ли у меня кто – то. Конечно же, есть. Едва ли не каждый вечер новый. Но об этом я промолчала, пообещав своим в недавнем прошлом самым близким людям, что обязательно приведу того самого любимого и неповторимого на вечеринку. Вот только кого же мне взять я так и не придумала. Здесь же у меня друзей – то толком и не было. А уж тех, кто мог бы сыграть роль пылкого возлюбленного и подавно. Так что, видимо, придется пропустить это занимательное событие, притворившись больной или занятой, как я часто делала, избегая встречи с сестрой. Но это будет потом, а пока…нужно было придумать, как бороться с внезапной нахлынувшей грустью. Уже завтра вечером мне предстояла очередная занимательная встреча с одним из толстосумов Чикаго, а они не любят грустных кукол. Им нравится  та, которая будет поднимать настроение, а не портить его. Поэтому, нужно было  найти способ  выпустить эмоции. И лучше всего в этом помогали картины. Прихватив с собой холст, несколько кистей и целый набор самых ярких красок, не спеша направилась к парку. В это раннее утро народу на улицах было немного. И это было к лучшему. В тишине мне творилось куда проще. Хотя, если вдруг будет слишком шумно, меня всегда спасает музыка. Телефон и наушники тоже прилагались к боекомплекту. До озера оставалось несколько метров, когда мужчина, который еще секунду назад, что – то рассказывал про психушку, вдруг резко делает шаг назад, и мы сталкиваемся с ним. Краски и кисти, которые я успела достать из рюкзачка, падают землю. На тюбик с красной краской я даже уже успела наступить и теперь на земле, будто кровавое пятно растеклось.
- Просто потрясающе! Теперь все вновь придется черно – белым делать. Жаль, что тот, с кем вы там разговаривали, не сказал, что позади  кто – то есть.

[NIC]Annabelle Evans[/NIC]
[STA]фея твоих грез[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/fuPxQl1.png[/AVA]
[LZ1]АННАБЕЛЛЬ ЭВАНС, 24 y.o.
profession: модель, начинающий художник, эскортница;
relations: обольстительница, которая без застенчивости разобьет тебе сердце, но за хорошую плату подарит незабываемые впечатления[/LZ1]

+2

4

Вот что я мог такого сделать? Правильно, я просто сделал шаг назад. Или даже не так, я просто сделал шаг. Всего один шаг и тут же почувствовал как в меня кто-то врезался. Я даже не понял что случилось. Мир перевернулся настолько внезапно. Я не понял как это так. Мои мысли, вся эта тишина немного прохладного утра, шум волн и крики вечно голодных чаек. И внезапно кто-то одним махом смел все это.
- Эй, послушай-ка... - Я обернулся, возможно даже слишком резко. Я привык реагировать на все быстро. Моя рука невольно дернулась, пальцы сжаты в кулак. Я смотрел перед собой. В ярких, ослепительных, лучах утреннего солнца, стояла она. Пальцы сами по себе разжались и я снова сделал шаг назад. Я ожидал увидеть что угодно, но только не девушку. Такую девушку. А может я и правда псих. Я сошел с ума и мне уже видится всякое. Я смотрел не в силах сделать хоть что-то. Смотрел, хотя на самом деле прошло то секунды три. Да я таких красоток даже в престижных районах больших городов не встречал. Хотя, говорят в голливуде, такие по улицам ходят. Но мы то в старом добром Чикаго. Откуда здесь, в этом унылом парке, такая красавица?
- Я, - оправдание такое себе, но на ум не приходило ничего хоть чуточку стоящего. Возможно я просто тупой и неуклюжий бродяга. Но начинать с этого извинения точно не стоило. Мой взгляд сам собой скользил по стоящей передо мной женской фигурке. Скользил по изгибу её тела, по высоко вздымающейся, от сбивчивого дыхания, груди, по её чуть приоткрытым губам, по такому невероятно аккуратному, словно точеному, подбородку. Как это вообще возможно в природе. Словно песочные часы. Смотришь и не можешь оторвать взгляд. А эти глаза?! Она определенно не настоящая. Совсем не настоящая. Я сошел с ума и всё это мне только кажется.
Я бы мог стоять так вечность, смотря на неё, безмолвно, посреди этой пустоты, которая возникла внезапно вокруг. Но острая нехватка воздуха заставила меня вдохнуть. Шумно, так словно я поднялся с большой глубины. Я немного качнулся, хватаясь рукой за перила позади себя.
- Я. Простите. Я вас не видел, - я слышал гневные нотки в её голосе, слышал в нем раздражение, смешанное с обидой. И мне было не по себе от того, что виновником этого стал именно я. "Это так ты отвечаешь на мои молитвы? Ну спасибо!" Я с укоризной глянул вверх, а потом перевел взгляд на землю, где красовалось ярко алое пятно. Посмотреть в глаза этому ангелу я не решался. Я просто не смог.
- Черно-белый? Зачем же так делать? Не нужно. Совсем не нужно.
Опускаюсь на корточки и начинаю собирать рассыпанные моей же неуклюжестью тюбики краски и кисти. Красный цвет увы уже спасти возможности не было, но остальные цвета были вполне пригодны для работы. Стараюсь собрать все что упало, пока еще какой неуклюжий, вроде меня, не испортил всё окончательно. Чувствую как пальцами все же задеваю свежую краску на земле. Осторожно растерев её в пальцах подношу к носу. Как это знакомо. Легкий запах льняного масла и растворителя. Хотя даммарный лак мне нравился куда больше, у него особенный запах, но его используют только когда полотно закончено. У девушки его с собой просто не было.
- Вот, осталась и желтая и пурпурная, мы можем получить прекрасный красный цвет, если он нужен. Вы можете, простите, вы можете смешать эти цвета и получить красный цвет. Вы ведь хотели с ним работать? Простите, я просто неуклюжий, просто неуклюжий.
Встав я протянул девушке все что собрал. Хотелось отвернутся и стукнуть себя по лбу. "Простите, я просто полнейший идиот! И бродяга, вам лучше убежать!" И вместо того, чтобы сделать что-то полезное, что-то подходящее ситуации, я, как и полагается полнейшему идиоту, делаю шаг вперед. Я прячу в карманы своего пальто все собранные тюбики и кисти, оказываясь стоящим вплотную к этой удивительной незнакомке. Я не знаю были это духи или запах какого-то масла для тела, я не сильно шарю в подобного рода вещах, но от этого удивительного запаха кружило голову. Словно дикий цветок, её запах пьянил, и даже запах красок, который хранила её одежда, не мог перебить этот притягательный аромат. Я с совершенно серьезным лицом пытаюсь отряхнуть несуществующую пыль с одежды незнакомки, оставляя красные росчерки краски на рукаве. Я понимаю что творю, но остановится так просто не могу. Мои пальцы были в краске, рукав её одежды был в краске. Широко улыбнувшись я потер этими же пальцами, которые ранее щедро окунул в пролитый на землю закат, свой подбородок.
- Знаете, черно-белым уже не получится, мы уже добавили в этот пейзаж достаточно алого. Кстати, простите за столь внезапный вопрос, вы рисуете? - Да, прозвучало сейчас так, словно я спросил "Лыжи ваши?", а после с умным видом спросил "Обе?" Но интерес мой лежал немного в ином направлении. - То есть, вы рисуете или только учитесь?
[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

5

Еще секунду назад я была настолько сильно зла, что хотела высказать нарушителю своего пространства все, что я думаю о его внезапном шаге назад. Готова была настучать незнакомцу холстом по голове. Но сейчас, когда он смотрел на меня так, как маньяк смотрит на свою жертву, даже отступила на несколько шагов. Он просто разглядывал с ног до головы и молчал. И это пугало сильнее всего. Мало ли что незнакомцу в голову придет. Вдруг он решит воспользоваться положением. Здесь же, кроме нас двоих не было ни одной живой души. И даже если мужчина захочет убить, то этого никто и не заметит. Да и чем больше я находилась рядом, тем сердце все сильнее ускоряло свой бег. Хотя и пыталась не показывать незнакомцу своего страха. Ведь говорят, что если хищник чувствует страх своей жертвы, то точно нападет. А так есть возможность, что он пройдет мимо. Так я себя успокаивала. Но перед глазами мелькали картинки, которые периодически показывали в новостях, о найденных около набережной или в окрестностях телах молодых женщин. Говорят, что объявился ненормальный, который выжигает на девушках клейма, как шлюхам, будто помечая их, чтобы мир знал кто они такие. О чем – то подобном рассказывала и Айова, когда мы говорили с ней крайний раз. Просила быть поосторожнее. Я пообещала. Но, кажется, что соблюдать осторожность не мой конек. Какой же нужно быть дурой, чтобы отправиться на рассвете к пустынной набережной, около которой так часто пробегал маньяк. Видимо, инстинкт самосохранения отсутствовал напрочь. А вот магнит для неприятностей – прямо их ко мне и притянул. Я молчала, не проронила ни слова, опасаясь подтолкнуть этого странного мужчину к каким – то действиям. Даже не шелохнулась ни разу  с того мгновения, как незнакомец стал разглядывать меня, как модель на подиуме. Но вот когда этот странный тип не то, что сам измазался в краске, растекшейся по земле, как кровавое месиво, но и меня попытался превратить в какое – то красное пятно, да еще и на одежде оставил алый след, ну нет, тут я уже смолчать не могла. Я не для того покупала ее на последние деньги в дорогом бутике, чтобы какой – то странный тип превращал ее в тряпье. Теперь еще и деньги на химчистку готовь, если машинка не отстирает. Потрясающе! Просто прекрасно!
- Мистер пурпурная краска, вы, возможно, не заметили, но ваши руки все в красном. Я тоже теперь вся, как радуга. А вы похожи на индейца с этими полосами на носу. Или на клоуна.
Не отрывая взгляда от странного незнакомца, ищу в карманах влажные салфетки, чтобы можно было престать волноваться о сохранности своих дорогих и брендовых вещей. Хотя в это же мгновение, когда наши глаза вновь встретились, к горлу подступил страх, липкий ужас, который сковывал по рукам и ногам. Ведь если он и правда, маньяк – убийца, то какого черта я думаю о шмотках? Они же все равно превратятся в ни что, вместе со мной. Нервничаю так сильно, что даже пальцы трясутся. И салфетки падают к ногам этого пугающего мужчины. Наклоняюсь, чтобы поднять их, но, заметив его тень, мелькнувшую рядом, вновь делаю шаг назад.
- И как часто вы вот так вот…знакомитесь с девушками? Знаете, это несколько пугает. Я и вы вдвоем на пустынной набережной. И вы так смотрите.
Осматриваюсь по сторонам, стараясь увидеть хоть кого – то, проходящего мимо, чтобы воспользоваться возможностью и убежать. Но когда взгляд цепляется за то, как этот наглый тип хватает мои краски и прячет к себе в карман, ну нет, этого стерпеть не получалось.
- Да, мистер без имени, я рисую. Хотя это же очевидно, раз я со всем этим барахлом пришла сюда рано утром. Или вы думаете, я просто так решила краски прихватить, которые, кстати, отчего – то перекочевали в ваши карманы. Я, конечно, ничего е имею против, но все же они мои!
И, конечно же, я лукавила и очень много что имела против. Но старалась быть максимально корректной и милой, как на работе в эскорте, рядом с клиентами, от которых хотелось порой отпрянуть, даже если они просто рядом встали. Но приходилось притворяться лапочкой и улыбаться. Хотя, если этот незнакомец и правда, маньяк, то любое лишнее слово было, как хождение по лезвию бритвы.

[NIC]Annabelle Evans[/NIC]
[STA]фея твоих грез[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/fuPxQl1.png[/AVA]
[LZ1]АННАБЕЛЛЬ ЭВАНС, 24 y.o.
profession: модель, начинающий художник, эскортница;
relations: обольстительница, которая без застенчивости разобьет тебе сердце, но за хорошую плату подарит незабываемые впечатления[/LZ1]

+2

6

Она делает шаг назад, я тоже. Пытается собрать с земли все что рассыпалось. Я тоже. Скажем спасибо что не похож на бродягу. С клоуном я как то да смирюсь. Но отпускать её вот так, даже не узнав имени, я не собираюсь. И пусть посчитает меня последним подонком на районе, но я должен попытать счастье. Познакомится с этой испуганной, вероятно, до чертиков женщиной. В этой жизни я позволил столькому утечь сквозь пальцы. Но только не в этот раз.
- Я Вильгельм, - протягиваю руку как ни в чем не бывало. Так словно не была она испачкана красками, так словно еще минуту назад она не требовала свои краски, что сейчас покоились в моих карманах. Она может даже не рассчитывать. Я не отдам. - У тебя тоже должно быть имя, правда?
Как это естественно требовать от других то, чего не делаешь сам. Хотя возможно она это от испуга. Вон и рукав своей куртки пытается оттереть простой салфеткой. А говорит что рисует. Хотя, опять же, наверное все это от испуга. Не думаю что столкновение со мной произвело на нее приятное впечатление. Но я пытаюсь это исправить. Правда!
- Ну что же ты делаешь? Посмотри, стало только хуже. Еще одна попытка и ты её не спасешь, - собрав в кучу всю свою волю, храбрость и наглость, шагаю к девушке, которая занимается уничтожением собственной одежды и отбираю у неё чертову салфетку, которой она тщательно растирала краску по ткани. - Прошу вас, леди, не двигайтесь! - Мой голос строг, как никогда не бывал до этой минуты, но это мой шанс исправить положение. Я смотрю прямо в её широко раскрытые глаза и прижимаю палец к её губам, пока она не успела возразить сразу и на всё. С умным видом, уворачиваясь от попыток мне помешать роюсь в карманах. Я ведь точно её видел. Маленькую бутылочку с растворителем. И точно, с третьей попытки мне попадается именно она. Вот теперь можно спасать куртку. Осторожно мочу платок, который выудил из того же кармана. Платок мой, немного затертый, но чистый. И так же осторожно начинаю оттирать ту часть ткани, которая испачкана краской.
- Не шевелись если можно, я думаю при небольших усилиях, тут, после стирки конечно, не останется и следа. Моя сестра рисовала когда то, и с такими вот пятнами приходилось бороться часто. Это не так страшно, если знать что делать.
Смеюсь, даже не замечая того сам. Художник из Сары был от слова "худо", но перепачкаться красками она умела на профессиональном уровне. Сейчас я вспоминал это без прежних душевных терзаний, даже как то легко и тепло. Вероятно из-за того, что у меня был собеседник. Реальный собеседник, а не голос памяти.
- Так значит рисовать ты уже умеешь? Прекрасно. И место выбрала замечательное. Я бы сказал что и время самое подходящее для пейзажа, вот правда это очень опасно, ходить тут в одиночку. Куда твой парень смотрел, когда отпускал одну в такой час, в такую глушь?
А почему и нет? Так я узнаю, сразу меня отошьют, или есть призрачный шанс хотя бы на стаканчик кофе. Пятно меж тем практически исчезает с ткани. Еще немного мочу платок в растворителе и последний след краски стерт с рукава незнакомки.
- Ну вот и все. Посмотри сама. Осталось только постирать и будет как новое. Надеюсь я теперь прощен? Я ведь не со злым умыслом. Просто ты так внезапно оказалась у меня за спиной. Толкнула, а потом еще и клоуном обозвала. Я правда не хотел... И кстати, это не я наступил на тюбик с краской, а ты, - я указываю на подошву её обуви, которая щедро испачкана алой краской. Присаживаюсь на корточки и снова мочу платок в растворителе.
- Этот огрызок ткани уже не спасти, а вот обувь твою мы сейчас очистим. Позволь, - и протянув руку осторожно касаюсь её ноги. Удивительно, как природа создала такие прекрасные щиколотки? Можно смотреть на них бесконечно. - Ты рукой на мое плечо обопрись, давай, я постараюсь быстро оттереть. Это не ткань, тут не так все страшно.
И как только девушка отрывает ножку от земли, ловко обхватываю её ступню рукой, вновь испачкавшись в краске. Несколько движений и поверхность подошвы становится чистой. Отпускаю ногу и и поднимаюсь, выпрямляясь в полный рост. Практически нос к носу оказываясь с незнакомкой, которая не успевает толком убрать руку с моего плеча. От такой внезапной близости дыхание перехватывает. Смотрю на неё, как полный идиот, который в жизни не видел девушек и теперь ему снизошло откровение. Господи, она и правда очень красивая, особенно когда испугана. Глубоко вдыхаю и улыбаюсь, вытирая руки совершенно испорченным куском тряпицы, который когда то был платком. Это не сильно помогает, но я тру.
Чувствую себя глупым мальчишкой перед тобой. Видела бы это Сара, что сказала бы. Ведь её брат всегда был идеальным. Как хвастала она тем, что её подружки расспрашивают обо мне. Что стоит мне взглянуть в их сторону и, даже потом, когда мы повзрослели, она любила подшучивать надомной. Говорила достаточно одной твоей улыбки и ты смутишь любую из красавиц. И что теперь? Разве смутилась та что стоит передо мной? Нет! Скорее это я не могу найти оправдание своего поведения. Впервые в своей жизни я вел себя как глупый мальчишка, стоило только взглянуть в ей бездонные глаза.
- Ну вот, я всё исправил, - весело подмигиваю брюнетке. - Так как говоришь тебя зовут?

[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

7

- Я Вильгельм.
Хмурюсь. Знаю, что мужчина теперь ждет, что и я  представлюсь. Но я не планировала знакомиться. И сюда шла не за этим. Мне нужно было отвлечься, чтобы выбросить из головы мысли об одном мужчине, а здесь появляется другой. Да, этот Вильгельм, даже если маньяк, то очень даже симпатичный. Но я не готова была сейчас к новым знакомствам. Он же явно ожидал чего – то, что я ему не могла дать. Или мне просто так казалось? Ведь мне всегда страшно было открываться чему – то новому. Особенно после такого тяжелого развода. Молчу, чтобы не обидеть нового знакомого. Не хотелось ему хамить или грубить. Он же был хорошим и совершенно ничего плохого не сделал. Даже на маньяка все меньше становился похож. Наоборот, трогательно заботился. Даже спасал мою куртку. Пускай он же сам ее и испачкал. Но ведь он не нарочно.
- Я не обзывала вас клоуном, Вильгельм. Просто с этим красным носом вы ну…очень похожи на клоуна из фильма по Кингу. Правда, у того еще зубы были не очень, а у вас очень даже ничего.
Наверное, мужчина слишком уж внезапно решил спасти от краски и мои кроссовки, раз уже успел слегка приподнять ногу, прежде чем я опомнилась. А иначе бы точно отказалась. Пришла бы на пляж, разулась и сама все вытерла. Но когда нога уже вспорхнула над асфальтом, ничего другого не оставалось, как упереться ладонями на плечи Вильгельма. А то точно бы приземлилась на землю и проехалась задницей по растекшейся краске. А это было бы совсем кошмарно. Через весь город идти с пятнами на попе. Ну нет. А денег на такси я с собой не прихватила. А стоило бы. Просто мне хотелось пройтись пешком, чтобы развеять негативные мысли и воспоминания. Да и с холстом в машину было очень тяжело поместиться. А если сложить в багаж, то есть вероятность, что все порвется и поломается. На своих двоих казалось мне лучшим вариантом до этой самой секунды. А потом воображение нарисовало страшную картину с испачканными джинсами и на лбу даже испарина пошла. Поэтому послушно стояла, хотя и считала такую заботу излишней. Я ведь не беспомощная девушка. Да и на подошвах пятна не так видны. Их бы точно никто не заметил.
- Вы хотите выяснить, Вильгельм, есть ли у меня кто – то? Хитро. Но знаете, мой муж спит сейчас с другой, так что думаю, ему все равно где я и чем занимаюсь. А вы что здесь делаете так рано? Моя сестра рассказывала, что в этой местности объявился маньяк. Я грешным делом подумала, что вы и есть он. Но маньяки редко кому называют свои имена.
А потом он также внезапно поднимает на меня взгляд. Еще не успеваю сделать шаг назад, чтобы  между нами оставалось расстояние. И его огромные голубые глаза оказались напротив моих. Вздрагиваю от неожиданности и смущенно отвожу взгляд. Его дыхание обжигает мою холодную кожу, и я тут же делаю шаг назад. Нет, я сегодня явно не собиралась ни с кем знакомиться и уж тем более флиртовать. Вечером меня еще ждет работа, где мужчины будут смотреть на меня…нет, не с восхищением, как Вильгельм, скорее с пренебрежением. Еще и эта вечеринка у старых друзей. Воспоминания о бывшем муже и его новой жене, до сих пор доставляли боль. Наверное, я еще не до конца его отпустила. А надо было.
- Спасибо вам за заботу, Вильгельм. Но оно того не стоило. Хотя, если вы действительно хотите быть прощенным, то побудьте моей моделью. Будете владыкой моря. Или покорителем зари. Тут уж как вам больше понравится. Пока здесь никого нет, рисовать будет куда проще.
И ведь еще мгновение назад я планировала попрощаться с новым знакомым и пойти на набережную в гордом одиночестве. И меня не смущало, что пришлось бы пуститься в рукопашную, чтобы отобрать краски. Но что – то в его взгляде заставило изменить решение. Да и с другой стороны, приятное общение никому не мешало. Полезно было переключиться на что – то, кроме воспоминаний о разбитом сердце и работе, которая не приносила никакого удовольствия. И единственное, что удерживало там – щедрая оплата. И мысль о том, что не придется возвращаться в дом матери, которая до конца жизни будет вспоминать о том, как она была права с самого начала, а я дура, потому что ее не слушала.     
- И, кстати, я Аннабелль. Как страшная кукла из фильма. Но я вполне себе ничего.

[NIC]Annabelle Evans[/NIC]
[STA]фея твоих грез[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/fuPxQl1.png[/AVA]
[LZ1]АННАБЕЛЛЬ ЭВАНС, 24 y.o.
profession: модель, начинающий художник, эскортница;
relations: обольстительница, которая без застенчивости разобьет тебе сердце, но за хорошую плату подарит незабываемые впечатления[/LZ1]

+2

8

Вилл широко улыбнулся. Как только мог. Оскалился демонстрируя ровные белоснежные зубы. Они и правда были ничего. Хотя с его то жизнью должны уже были дать пару трещин, но, видать наследственность хорошая. Монро не мог сказать точно. Он не помнил отца и мать настолько хорошо. Но услышав похвалу, хоть такую. скалился как мог. Пусть и походил на чудовище из той самой сказки.
- Я нет, ну, нет конечно да. Но нет.
Тут же смутился слушая подробности про бывшего. Он конечно может и сказать что то вероятно полный болван, но промолчал, скрывая всю свою радость что тот оказался именно таким болваном и эта красавица была сейчас явно свободна. С разбитым сердцем, но...Впрочем у Монро тоже было разбитое сердце и он отчасти понимал её боль. А потому решил не расспрашивать и даже не намекать. Она ему нравилась. Очень. И пусть шансов отогреть её разбитое сердечко не было. Зато был шанс увидеть её улыбку. А оставаться не удел в этой жизни он привык. Переживет. И не такое пережил.
- Почему я не маньяк?
Казалось он даже обиделся. Правда улыбка стала только шире. Затею оттереть руки Вилл бросил. В этом не было никакого смысла. Так что платок отправился в карман. В тот самый где уже покоились краски.
- Вдруг имя вымышленное? А вот твое очень красивое. Аннабель. Белль! Не знаю о какой кукле речь, но вот та красавицу из сказки ты очень похожа. Знаешь, моя племяшка очень любила эту сказку. Помню как читал её её...
Вильгельм осекся. Воспоминания словно острая бритва полоснули по сердцу, заставляя его сжаться. Вилл невольно прижал ладонь к груди, предположительно в том месте где билось это самое разбитое сердце и поморщился. Самое ужасное это продолжать жить в этом мире, с разбитым сердцем и без возможности злится на тех, кто его разбил. Белль в этом плане было куда легче. Скорее всего её боль выльется в ненависть и призрение к тому кто её обидел. А может ко всем мужикам сразу. И Вилл не мог её осуждать. Сам ангелом никогда не был.
- Хозяином морей? Ууу, какой с меня хозяин, ты только посмотри!
Он ухватил руками воротник пальто, в котором был, оттягивая вперед и задорно, как только умел, а умел он когда то неплохо, отбил ботинками джигу перед Белль. Танцор из него был такой себе, но в целом было понятно что изображает.
- А за альбатроса сойду?
Вскочив обратно на перила, расставив руки, Вил покачнулся. Он старался удержать равновесие, но получалось довольно плохо. Он улыбался. Искренне. Эта внезапная встреча делала его немного счастливее чем еще несколько минут назад, до того как Белль нарушила его уединение. А потому он делился этим своим внезапным счастьем. Делился через улыбку. Не удержавшись спрыгивает обратно, оказываясь вновь перед девушкой. Нос к носу. буквально. Смотрит ей в глаза. Ветер треплет его волосы, крики чаек и шум волн заглушают все вокруг. А еще шум ветра, что окутывает их. Разметав волосы Белль так, что в них искрятся лучи утреннего солнца.
- А вот ты могла быб быть царицей морей, - полушепотом произносит Вилл и тут же одергивает себя за вольность. Шагает назад. Суетится, собирая вещи девушки. Он ведь не хотел её смущать. Тем более пугать. Теперь корил себя за поведение и надеялся что она не уйдет, одев ему холст на голову под занавес.
- Но я попозирую конечно. Там старик и море. Старый моряк смотрит вдаль. Ассоль провожает алые паруса. Ты только скажи и я как в той детской игре - морская фигура замри.
Вилл наконец собрал все что еще не было собрано и выпрямившись взглянул на девушку. Отчаянная попытка не испортить все. Даже если ничего и не было. Он был давно внутри сломан. Но все свои душевные потрясения лечил скотчем. Так или иначе. А вот как врачевать чужие душевные раны Монро понятия не имел.
- Ну а еще могу быть грузчиком и понести это вот всё. Не бойся. Не убегу. Нажива тут такая себе, денег за это богатство не выручишь на черном рынке.
[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

9

Качаю головой. Ведь я себя ассоциировала скорее с проклятой куклой, которая причиняет боль абсолютно всем, с кем соприкасается. Родителям, сестре, даже бывшему мужу. И приходилось прятаться от всех, кто был мне дорог, чтобы они не узнали правду. Что скажут отец и мать, если узнают, что я эскорница? Или о том, что принимала участие в эротических фотосессиях, чтобы заработать денег и не оказаться на улице? И самое ужасное, что я развелась с мужем, после всего года брака. В их глазах Аннабелль Эванс известная художница, счастливая жена, дочь, которой можно гордиться.  А кто на самом деле? Позор семьи. Нелюбимая бывшая. Такой себе художник.   
- Белль? Вряд ли. Я не настолько умная, как героиня «Красавицы и Чудовища». Возможно, не от мира сего, но это единственное чем мы похожи. И тупицы Гастона точно в моем окружении нет.
Улыбка на мгновение озаряет мое лицо. Я просто представила, как сидя у кровати маленькой девочки, Вильгельм читал ей сказки, а она, смотря на него так, как дети смотрят на самых настоящих волшебников, впитывая каждое им слово. Когда-то и я мечтала о подобной идиллии. Но сейчас уже очень сомневалась, что сумею хотя бы еще раз поверить человеку, подпустить так близко, на расстоянии удара. Я уже однажды вложила в руку любимого человека нож, надеясь, что он никогда им не воспользуется. Но он вонзил его в сердце по самую рукоять, провернул и оставил внутри, доставляя такую боль, с которой вряд ли могла сравниться боль физическая. И от душевных  травм не помогут лекарства. Возможно, стоило зайти на прием к сестре. Но это значит рассказать ей обо всем. А этого я не могла себе позволить. Лучше пережить все молча.
- А где сейчас твоя племянница? Вы больше не читаете детских книжек? Она выросла, и вы смотрите фильмы для взрослых, обсуждая что-то не столь сказочное? Сознавайся!
Я пыталась пошутить и перевести разговор на нейтральную тему. Не хотелось мне говорить о себе. И так сказала уже слишком много. И не хотелось выглядеть жалкой в глазах нового знакомого. Особенно сейчас, когда наблюдала за его попытками устроить танцевальную вечеринку около пляжа. Да, танцевал он не очень, зато выходило смешно. А сейчас улыбка была важнее, чем восторженны аплодисменты от танцевальных па. По крайней для меня уж точно.
- Альбатросом? Нет, ты явно лучше той странной птички. Ну раз не хочешь быть хозяином морей…
Договорить я так и не успела, когда мужчина оказался слишком близко ко мне. Настолько близко, что я ощутила его горячее дыхание на своей коже. Он был ближе, чем я кому-либо позволяла быть. Это вновь напомнило мне о бывшем муже и о его новой жене. Они стояли также близко, когда я встретила их. А потом он еще и поцеловал мою бывшую лучшую подругу. На глаза тут же навернулись слезы, и я резко отвожу взгляд, чтобы никто не видел моей слабости. Дышу часто и глубоко, чтобы прогнать тревожащие меня мысли. Плакать сейчас я точно не собиралась.
- Я не могла бы быть царицей морей. Лишь русалочкой из сказки Андерсена. Знаешь конец этой сказки? Русалочка обернулась морской пеной, пожертвовала своей жизнью, чтобы спасти принца и его новую жену. Грустная сказка. Не такая романтичная, как мультик от Диснея.
Думать о людях, которые предали меня, совсем не хотелось. Поэтому я и сосредоточилась на создании образа. Я же пришла сюда рисовать, верно? Да и размеренный шум моря всегда успокаивал, настраивая на что-то приятно-позитивное.   
- Хммм…нет, стариком ты точно не будешь. А вот мужской версией Ассоль очень даже хорошо получится. Мужчина, ожидающий чуда. Сядешь у кромки воды и будешь ждать любимую.
Мысленно я уже сидела на берегу, представляя, как кисточка мазок за мазком наносит на холст одну из самых прекрасных картин, которая рождалась в моем воображении. Но голос Вильгельма выудил меня из такого прекрасного, но все же воображаемого мирка.
- Эй, что значит такая себе нажива? Представляешь, сколько стоит та краска, которую ты раздавил? Ничего ты не знаешь, Джон Сноу об инвентаре художника. Но, если ты донесешь все до пляжа и не потеряешь, то я подарю получившуюся картину тебе. Согласен?

[NIC]Annabelle Evans[/NIC]
[STA]фея твоих грез[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/fuPxQl1.png[/AVA]
[LZ1]АННАБЕЛЛЬ ЭВАНС, 24 y.o.
profession: модель, начинающий художник, эскортница;
relations: обольстительница, которая без застенчивости разобьет тебе сердце, но за хорошую плату подарит незабываемые впечатления[/LZ1]

+2

10

Она еще спрашивает, согласен ли он! Да черт возьми! даже если бы она не подарит ему эту картину, он донесет её вещи и составит компанию. Такая красавица, настоящая белль из сказки. И пусть она сама не считает себя точно такой же, ему определенно со стороны виднее. Она настоящая, та самая, которая способна превратить чудовище в принца своим поцелуем. Ей конечно возможно не везло на принцев и все чудовища что попадались на пути не были заколдованы, но ей не стоило терять надежду. Такую точно где то ждет настоящая любовь.
- То есть пока ты не дорисуешь я могу остаться? Да? Я согласен!
Спросил на всякий, подхватывая мольберт и холсты, да и всё что они собрали. Пляж был в нескольких метрах, рукой подать. ветер трепал их волосы, обжигал гожу на лицах, заставлял жмуриться. Ветер не был ласковым. Он был скорее колючим. Колким. Но не сбивающим с ног. Вил повертел головой, в поисках спуска на сам пляж.
- Знаешь моя сестра тоже приходила сюда. Говорила тут отличный вайб, голову кружит. Её картины были такими нереальными. - Увидеть бы их хоть одним глазком. Они все сгорели в том пожаре. Не осталось ничего. Только пепел. - А еще она любила этот запах с озера. Говорила в нем чувствуется дыхание природы. Я честно ничерта кроме воняющих водорослей не ощущаю. Я чурбан, - рассмеялся, направляясь к лестнице, которая утопала последней ступенью в песке. Спустился, протягивая руку Белль. Указал на большое бревно впереди, оно довольно удачно лежало на достаточном удалении от воды. Можно установить мольберт, можно поставить вещи за бревно, чтобы их не разрыл ветер. Можно присесть если устанут ноги. Закурить! Закурить была отличная идея, но пока Монро не решался, боясь вызвать у Беллы негативные эмоции. Он почему то сразу решил что такая красотка не может курить.
- Она была замечательной. Как и Софи... Моя племянница. Её звали София. Она была таким очаровательным ребенком. Мне кажется я больше никогда такого ребенка не встречу, - и не полюблю. Вилл даже не допускал мысли о том что у него будут свои деньги. Он так боялся еще хоть кого-то потерять. - Надеюсь она выросла и стала красавицей как её мать. Она ведь настоящий ангел.
Не врал. Ни словечка. Он был уверен что душа её достойна стать ангельской. Она так страдала. Раньше мучеников считали святыми. Сейчас никто больше не обращал внимания на подобные вещи. Люди умирали слишком часто и слишком жестоко.
- Так какой у тебя план, - отвлекся, разворачиваясь к белль лицом и идя спиной. Он не боялся упасть. Верил она его поймает если впереди будет преграда. Она же не станет молча смотреть как он падает. Нет? Вилл улыбался, хотя глаза его светились грустью. Глубокой печалью. Его утрата была невосполнима. Так он думал. Верил. - Мы установим там холст, достанем краски и ты попросишь меня замереть в какой то позе на фоне неба и воды? Ты раньше уже приходила сюда? А карандаши у тебя есть? А со мной поделишься? Я конечно не художник, но попробую чтот набросать. Может вон ту жирную птичку!
Вилл резко развернулся, собираясь ткнуть пальцем в одну из чаек, что толпились недалеко от воды. Но вместо этого с размаху налетел на паренька в подстреленных джинсиках и толстовке на пару размеров больше нужного. Паренек ударился о Монро, словно раненая птица о скалу и отлетел на песок, приземлившись с глухим звуком. Вилл замер, смотря на упавшего. Откуда он только взялся. Тут по утрам шлялся всякий сброд и этот явно был одним из них. Лицо скрывал капюшон толстовки, видны были только бледные, обветренные губы.
- У каджита есть товар, если у тебя есть монеты ....
Губы зашевелились издавая звуки. Монро сразу понял что парень летал с утра. Неизвестно под чем, скума или лунный сахар, но он вероятно хотел добавки. Монро закрывал собой Белль и не знал видит ли она тоже самое что и он, или для неё это просто странный человек заблудившийся на пляже. В такое то время!?
- Слушай, ты, у каджита есть товар, если у тебя есть монеты, шел бы ты своей дорогой, лунный сахар сегодня не завезли!
Отгородив от него Беллу, он провел её мимо лежащего по прежнему на песке тела, показывая что им нужно идти дальше. Сам же оборачивался на паренька, до тех пор пока тот не встал и медленно не побрел дальше. Каких только персонажей тут не встретишь. Он всегда волновался за Сару, когда она отправлялась сюда рисовать. Теперь волновался за эту красотку, которую знал от силы полчаса. Волновался, потому что знал на что способен разложившийся мозг таких вот странных пареньков.
- Наркотики, - произнес медленно, так словно говорил о чем то сложном. Впрочем это и было сложно, если ты зависишь от этих самых наркотиков целиком и полностью. - Его тело сгниет до того, как он сдохнет. И никому не будет до этого дела. Людям давно нет дела до жизни других...
Посмотрел на идущую рядом девушку. Он что решил загрузить её сложными темами? А она хочет говорить об этом? А он сам?Насколько они хорошо знакомы для подобного? Вообще почти не знакомы!
- Прости, говорю о вещах неприятных, да? Не думал что наткнемся на нечто подобное уже, но вот видишь. Я не люблю их. Не жалею. Не могу, не получается, так что прости если расстроил тебя этим.
Он прибавил шаг, побрел чуть впереди, к тому самому бревну. Он обещал ей донести. Обещал себе присмотреть за ней, даже если никакого продолжения ему и не светит!
[NIC]Wilhelm Monroe[/NIC]
[STA]бога нет, а виски есть![/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/iHPArBV.jpg[/AVA]
[SGN]https://i.imgur.com/VOHiS3M.png[/SGN]
[LZ1]ВИЛЬГЕЛЬМ МОНРО, 34 y.o.
profession: бродяга;
relations: я простой, уставший, путник, что в полночной тишине, постучался в дверь, к тебе.[/LZ1]

+3

11

Прикрыв глаза, я наслаждалась прохладными прикосновениями ветра к коже. Хотелось забыться. Не думать больше ни о чем. Ни о том, что уже вечером придется сопровождать очередного богатея на мероприятии, ни о том, что бывший муж стал без меня счастливее, ни о том, что семья, если узнает, чем я занимаюсь, откажется от меня. Я запуталась. И чувствовала, как тону, ухожу с головой под воду, захлебываюсь, хотя и нахожусь на суше. И только лишь низкий мужской голос заставлял подниматься к поверхности. Хотя бы здесь, на этот чертовом пляже, я была не одна. И могла показать себя настоящую, не скрытую под сотней масок. Но могла ли?   
- Каждый видит мир по-своему. У кого-то даже такие мелочи, как шум прибоя или светящее за окном солнце, нечто волшебное и прекрасное, а у кого-то все окружено лишь глухой стеной непонимания. Мы разные. Ты, я, твоя сестра. И ты не чурбан, Вил. Просто другой. 
Грустно улыбнувшись, я задумалась о том, каким же вижу мир сама. Он явно не настолько прекрасен, как тот, о котором, судя по рассказам Вилла, думала его сестра. Наверное, он ближе к глухой серой стене, за которой, кроме холодного кирпича и нет. И лишь иногда, когда я погружаюсь в мир картин из своего воображения, получается, преодолеть стену и рассмотреть мир с высоты птичьего полета во всей его прекрасной невероятности. Я все еще не до конца могла расслабиться в компании Вильгельма, но он уже и не казался таким пугающим, как в самом начале знакомства. Я даже спрятала все колючки, которые всегда показывались на поверхности, когда кто-то незнакомый пытался расположить к себе. По роду своей деятельности я не была уж очень доверчивой. Наоборот, казалось, что каждый человек, стремящийся оказаться рядом, чего-то хотел в ответ. Красивую куклу рядом, страстную ночь или просто покрасоваться перед друзьями. У меня же не было по-другому. Никому была не интересна я, как человек. Всем было плевать, что творится у меня в душе, сколько чашек сахара кладу в чай или о чем мечтаю, лежа по ночам с открытыми глазами. Всем нужна лишь картинка. Всегда улыбающаяся бездушная кукла. Но Вил казался мне другим. Немного странным, но от этого не менее интересным. И именно он, впервые за долгое время, смог вызвать у меня вполне счастливую улыбку. Я вспомнила о своей сестре, о семейных посиделках, которые, не смотря ни на что, заставляли тепло внутри разливаться по венам. И жизнь не казалась мне такой уж чертовски печальной.     
- Расскажи о своей сестре и племяннице. Они такие же обходительные и настойчивые, как и ты? И почему ты говоришь, что были? С ними что-то случилось? Или вы просто не общаетесь?
Не успеваю договорить, как врезаюсь в спину мужчины, который отчего-то резко остановился. Удивленно вскидываю бровь, не понимая, почему мы стоим, если до места назначения осталось каких-то тридцать метров. И только лишь, когда человек, спрятавший свое лицо за массивным капюшоном, сделал шаг мне на встречу, я поняла, почему Вил напрягся. Эта тень, которая так походила на смерть, которой только косы не хватало до полноты образа, заставила меня вздрогнуть и отпрянуть, спрятавшись за спиной мужчины. Неужели правду говорили, что здесь, на набережной объявился маньяк? И я могла бы стать его жертвой, если бы оказалась здесь одна? Нет, не может быть! Я просто себя накрутила от неожиданности. Пришлось сделать глубокий вдох, чтобы успокоить порядком участившееся сердцебиение. Но слова мужчина, брошенные об удаляющемся незнакомце, заставили меня напрячься. Я. как будто видела в том парне в капюшоне, себя. Ту, которую никто не замечал. Плачущую по ночам, просящую о помощи. От обиды, на глаза непроизвольно навернулись слезы. Но я их сдержала, до крови прокусив губу.     
- А ты не думал, что наркоманам не нужна жалость? А вот поддержка иногда очень даже нужна. Ты так легко судишь о незнакомце, хотя и не знаешь о нем ничего. Вдруг он не такой уж и плохой? Просто оступился. Пошел не той тропой. А ведь попадись ему на пути человек, который не отказал бы в помощи, или сумел бы согреть, заставив увидеть мир иным, то все бы сложилось по-другому.
Смотрю на океан, слушая шум волн, надеясь успокоить тот ураган эмоций, который бушевал у меня в душе. Вот только усмирить это цунами, накрывавшее с головой, было не так и просто.
- Вот что бы ты мог сказать обо мне? Кто я, по-твоему? Ты считаешь меня хорошей, потому что я прилично одета и симпатичная? А, если бы выглядела бы, как тот парень, кем бы ты меня назвал?

[NIC]Annabelle Evans[/NIC]
[STA]фея твоих грез[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/fuPxQl1.png[/AVA]
[LZ1]АННАБЕЛЛЬ ЭВАНС, 24 y.o.
profession: модель, начинающий художник, эскортница;
relations: обольстительница, которая без застенчивости разобьет тебе сердце, но за хорошую плату подарит незабываемые впечатления[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » город лир #2


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно