внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ∙∙ pull your strings


∙∙ pull your strings

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.ibb.co/NrnkQJk/333.gif https://i.ibb.co/qNpRFTD/222.png https://i.ibb.co/Gs64HjF/11-sb-P7-CVk.gif
motherfucking monster
14 февраля 2021

[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]freedom[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
i am: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]time to wine down[/SGN]

Отредактировано Tayler Jay (2021-06-14 12:04:02)

+2

2

латексный комбинезон плотно облегает жилистую фигуру, плотные лямки топа вжаты в выступающие ключицы, вместо лишней одежды — краска под кожей, наркотик по венам. ты любишь чёрный цвет, пропитан им буквально весь, от мыслей до подведённых глаз. в тебе намешаны все цвета, настолько густо и однозначно, что давно стали грязью, бездонной ямой, без острых углов и краёв. идеальная, совершенная фигура, без прошлого и без будущего, живущая только лишь настоящим. ты не любишь белый, который так идёт твоему зеркальному отражению. ему всё идёт. твоей лучшей версии, более совершенному образцу. он талантливее, он ценнее, он — оригинал, а ты словно мрачная копия, следующая по пятам, питающаяся сухими крохами, жалкое ха-ха пародия. так можно было бы подумать, загрузиться и опустить руки. ведь действительно не ты автор всех проигранных песен, не ты написал ещё не озвученные публике строчки. ты создаёшь на сцене шоу, блестящая обёртка, соблазнительно шуршащая, провокационная и манящая. а что под ней? пустышка, отголосок эхо брата, его смертельно обидных слов, брошенных в день ухода из группы. темперамента вам обоим не отнимать, как и упрямства. ты — не сказал, что нуждаешься в нём. он — не сказал ничего. наверное, это было лишним, потому что вы поняли друг друга без недосказанных слов.

иногда лучше прикусить язык.
ты и так достаточно сделал — испортил стефано жизнь.

протягиваешь руку облачённой в полупрозрачное боди девушке, чьё очевидно миловидное лицо скрыто за обезличенной маской; она ставит несмываемую метку на твоём запястье, и этой ночью ты вхож в любую дверь этого богом забытого здания, снятого в аренду ограниченной группой людей, падких до физических удовольствий и склонных к аморальному разложению. тебе здесь самое место. в раю для грешников. здесь никто не скажет «ничтожество», здесь можно заглушить собственный ядовитый голос, здесь ты не долбишь самого себя об стену от безысходности, а выбираешь долбить какую-нибудь девку или парня, кто попадётся быстрее под руку. ты даже не уверен, что всё безопасно. какая разница, когда в тебе не осталось ничего святого? всё забрала с собой лучшая половина. пошёл нахуй. он ещё пожалеет, что бросил тебя.

белый порошок приятно щекочет левую ноздрю, влажный язык оставляет дорожку слюны по твоей солёной коже, мягкие бёдра под крупной сеткой елозят по ширинке, ритмично, вверх, потом вниз, жар чужого дыхания обдаёт твои губы, расплывшиеся в полупьяной улыбке. она течёт настолько, что испачкала собой колени. скользит половыми губами по грубой ширинке, чувствуя твой упирающийся в брюки стояк, пока ты упиваешься её закинутой назад головой и россыпью пшеничных волос, запутавшихся настолько же бесповоротно, как и эта девочка в собственной жизни.

но тебе плевать. ты пришёл за вдохновением. ты получишь его в любом случае, в каждом увиденном, попробованном за ночь человеке. в бляди или скромняшке, в транс или гетеросексуале. эти стены пропитаны сексом, а эти мягкие ковры — в лучшем случае кончой. женская фигура, прижавшись, издаёт слабый стон, пропуская по телу череду мелких импульсов, и ты прижимаешь её к себе почти по-отцовски, гладя светлые локоны и давая несколько минут остыть. себе. возможно, немного ей. даже не знаешь имени, да и зачем? цвет глаз, форма губ, оттенок кожи забудутся в тот же миг, стоит тебе встать и прикрыть за собой дверь уборной комнаты, где куколка угостила тебя кокосом.

с барного стола забираешь бокал сухого игристого [довольно странный классический выбор для столь специфического мероприятия, однако твои итальянские корни просто-напросто не могут устоять перед просекко], не торопишься осушать до дна, решая подняться на второй этаж. мимо обжимающихся парочек, полностью обнажённых тел, ласкающих самих себя прямо в коридорах. проводишь свободной ладонью по мужскому торсу, пробуешь на вкус его кожу, поднимаешься выше и проходишь сразу в среднего размера угловую комнату, раздвигая бокалом плотную бархатную ширму.

ты встречаешься взглядом с парнем, стоящим раком на полу. он тяжело дышит через рот, улыбаясь, прикрыв глаза от удовольствия, крепкие руки прижимают его бёдра вплотную; тело дёргается в такт долбёжке, и это тебя завораживает. его слабость, его принятие,  эта блядская раскрепощённость, что сквозит во всём, от татуировок на руке до прогиба в пояснице, то, как он насаживается на член. ты смотришь на него сверху вниз, даже не обращая внимания на пристроившегося сзади мужчину [разве что замечаешь седые волосы и обручальное кольцо на безымянном пальце] — проходишь вглубь комнаты, на глубокое кресло, открывающее боковой ракурс. закидываешь ногу на ногу, отпиваешь вино [только сейчас замечая, как высохли губы].

и смотришь.
наслаждаясь зрелищем, ловя то самое вдохновение, что привело тебя сюда.

[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]джокер в колоде[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
profession: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]блять, никаких чувств[/SGN]

Отредактировано Hector Cohen (2021-06-20 13:37:08)

+4

3

- знаешь, в этом мире либо ты его, либо он тебя, - рассуждаешь, затягиваясь тяжелым сигарным дымом и отряхивая пепел с черных джинс, пока вы с Марко, твоим старым знакомым, сидите на заднем дворе клуба, в который, как ритуал, отправляетесь практически на каждых выходных. - я тебе уже не раз говорил, так что мотай на ус.

Марко, допивая прямо из горла рубиновый кьянти, произведенный в местности, откуда он со своей семьей еще несколько лет назад прикатил в Сакраменто, понятливо кивает и вытирает рот закатанным рукавом. на парне, в противовес тебе, кожаные брюки, а еще массивные ботинки; сверху — расстегнутая наполовину рубашка, успевшая пропитаться чужими духами. с ним ты познакомился несколько лет назад, находясь в одной общей компании, и когда ты чуть не утонул в долгах он стал той спасительной соломинкой, благодаря которой выплыл. ты бы мог с уверенностью назвать его своим хорошим другом, но на деле вы не были столь близки, и ты не знал о нем ровным счетом ничего. разве только то, что, как и ты, он не любитель отказывать себе в низменных удовольствиях.

в этом вы похожи, и именно он стал тем, кто впервые тебя привел сюда, в обитель вседозволенности и отсутствия каких-либо норм и моралей. место, за короткое время ставшее для тебя личным эдемом.

где нет запретов, но существует, придуманное тобою, правило - никаких поцелуев; потому что слишком интимно и близко, а ты не привык подпускать к себе ближе, особенно после одной единственной ночи.     

ни скачущую на твоем члене студентку, наверняка, сдавшую свой последний экзамен и желающую просто отдохнуть; ни трахающего тебя мужика, сбежавшего от семейной рутины в это богом забытое место [ты даже невольно задумываешься о том, что скорее всего его жена совершенно не против, когда ненароком задеваешь взглядом дорогие часы на запястье, и мысленно предполагаешь сумму чаевых, что тот оставляет ей каждый раз за день их совместной жизни].   

ты даже не интересуешься именем, когда на первом этаже, сидя за импровизированной барной стойкой, пытается угостить тебя дорогостоящим пойлом, а следом тянется ближе чтобы прошептать на ухо какую-то нелепую пошлость. ты не отталкиваешь от себя, и в момент когда предлагает уединиться, достаточно за сегодня опустошив свой кошелек и находясь под двумя таблетками экстази; и охотно подыгрываешь, стоит его пальцам зацепиться за резинку нижнего белья, торчащего из-под приспущенных на бедра джинс. оплетаешь его руками за плечи и уводишь лицо в сторону, когда он намеревается сорвать с твоих губ поцелуй - улыбаешься в лицо и подставляешь шею, и он совершенно не против. ловит губами дернувшийся кадык и оставляет путь из влажной дорожки до самых ключиц, где в конце оставляет яркий засос, пока внутри тебя разливается огненная лавина, угрожающая затопить все сознание. топит.

- и долго собираешься возиться? - улыбка с издевкой. знаешь, что нарываешься, но устоять просто невозможно. взгляд напротив заводит, что хочется просто раздвинуть ноги и позволить делать с собой все, что только заблагорассудится. а еще ты знаешь себе цену и знаешь то, как на тебя могут реагирует другие. шепчешь тихое «возьми», прижимаясь ближе и едва сдерживаешь очередную ухмылку, когда слышишь шумное дыхание рядом.

ты не сразу понимаешь, как оказываешься прижат лицом к полу, но первый удар ощущаешь очень хорошо. джинсы, оставшиеся на теле, портят впечатление и мужчина, наверное, думает также, но чтобы стянуть их полностью терпения не хватает и облегающая ткань сползает чуть ниже ягодиц, освобождая место для нового удара.

- считай. чтобы я слышал твой хриплый от желания голос, - он почти рычит и ты наслаждаешься несдержанностью своего партнера, распыляясь сильнее, выгибаясь в пояснице, и начинаешь покорно считать. удар за ударом, резкие шлепки, оставляющие красные следы, и с каждым разом все сложнее помнить, какой это по счету удар. седьмой? десятый? ощущения сливаются, каждый последующий удар заставляет мычать и вскрикивать все громче, тело напрягается сильнее, а истекающий смазкой член требует прикосновений.

- а теперь не двигайся, - хриплый голос едва не мурлычет, когда чувствуешь как сразу два пальца проникают внутрь, растягивая. туда же третий и четвертый, набирая скорость, срывая хриплые стоны с покрасневших губ, все глубже, сильнее, на грани боли и удовольствия. и ты честно не двигаешься, замирая в той же позе, когда мужчина внезапно отстраняется, и позволяя насладиться своим видом и частым дыханием. а потом слышишь шорох одежды и ощущаешь влажную от обильного количества лубриканта головку, прижавшуюся к чувствительному отверстию.

резкий удар по ягодице и мужчина входит, раздвигая едва подготовленные стенки, вбивается глубже, сильнее, вслушиваясь в мычание, замечая малейшую дрожь и впитывая каждый изгиб подтянутого под собой тела.

боль, удовольствие, нетерпение, желание прекратить и даже нежность - все смешивается, переплетается, распадается и собирается заново, разрывая на части. каждый новый толчок выбивает из твоих легкий тихий стон. резкие толчки, шлепки тел и новые удары по раздраженной коже. ты не видишь перед собой ничего, только темноту и яркие вспышки, ощущая себя куклой в чужих руках, но настолько живым, насколько это вообще возможно. возбуждение скапливается, разносится по венам, вспыхивает искрами на влажной от пота коже и грозит вот-вот разорвать тебя на наночастицы.

ты даже не сразу обращаешь внимания, когда в комнате вы перестаете быть одни. встречаешься взглядами с парнем лишь на долю секунды, и тебе кажется, что даже воздух электризуется, заполняясь природными ароматами черного чая, бергамота и горького миндаля. гремучая смесь. присутствие третьего человека, тебя лишь сильнее заводит. играешь на публику, опускаясь на локти и прогибаясь сильнее в пояснице, позволяешь входить под другим углом. эмоции обостряются, потому начинаешь скулить, с каждым проникновением более рвано, более глубоко, подмахивая бедрами навстречу толчкам, и давая немому зрителю полностью насладиться процессом. 

это все для тебя, знаешь?

запрокидываешь голову назад, когда чужие руки сминают ягодицы. останутся следы - лиловые пятна от пальцев, - постанываешь от этой мысли и прикусываешь щеку с внутренней стороны, чтобы сдержаться. получается плохо. каждое новое движение вызывает волны мурашек, каждый звук становится настоящим драйвом и безумием, а посторонний взгляд из темного угла комнаты лишь добавляет сладость происходящему, от чего срывает крышу.

оргазм скручивает, вышибая из головы все, резко, грубо, и тягуче обволакивая тело сладкой судорогой и истомой.

Отредактировано Ashton Lynx (2021-06-17 23:03:39)

+2

4

тебе было необходимо создать больше различий. жирнее подводка, сидя обнажённым, закинув щиколотку левой ноги на колено правой, напротив зеркала — недостаточно. смысловые и бессмысленные татуировки, обвивая предплечья и запястья, торс и спину, находя временных любовников, чтобы размазывали заживляющий крем, перемешанный с вашей спермой — недостаточно. срезая вьющиеся тёмно-каштановые [в мать и её горно-северную родню] волосы, оголяя шею для свежей краски, чернильной и алой — недостаточно. ты любишь своё отражение, но не любишь видеть в нём стефано. поэтому учишься смотреть расфокусированно, и наркотики тебе в этом отлично помогают. расслабляют или, наоборот, накаляют до предела и без того жаркий огонь. ты весь — пламя и пепел, каждый раз сгорая и воскресая, подобно навеки проклятому, заключённому в цикличность грехопадения. то, что другим кажется вопиюще ужасным, развратным и низким, для тебя постепенно становится рутиной, темой для разговора за очередным дружеским ужином, который через раз заканчивается сексом. поэтому ты растворяешься абсолютно во всех и во всём, чтобы не собрать себя заново, полностью утратить целостность, которая рано или поздно приведёт к настоящему разрушению. нет, этого ты не допустишь. никогда больше. второй раз убьёт тебя окончательно, алессандро. а ты хочешь жить вечно. вечно. для этого нужно умирать и возрождаться. без остановки. не оглядываясь.

молодой парень дышит ртом, его губы блестят от обилия слюны, что стекает по гладкой коже и тягучей струёй пачкает пол. он смотрит на тебя, в ту часть комнаты, где сухое игристое наполняет твоё горло, разгоняя клокочущее в паху возбуждение. переводишь взгляд вдоль по крепкому телу, к спущенным до колен джинсам, ощущая, какое дополнительное они создают трение от соприкосновения двух тел. облизываешь сначала губы, следом верхний ряд зубов, задержав язык на правом клыке. женатик поглощён процессом, ускоряет темп, периодически бросая в твою сторону стимулирующие взгляды. в какой-то момент и ты смотришь на него, но не одариваешь улыбкой, лишь вопросительно поднимаешь бровь и слабо вздёргиваешь подбородок [не отвлекайся]. пассив кончает, сладко стонет, но мужчина продолжает долбить его размеренными толчками — очевидно, ему требуется больше времени. причина в наркотике или возрасте, не суть, тебя это мало ебёт. смотришь на брюнета, его влажную от пота кожу, мокрый член, стекающую с головки сперму. ловишь себя на мысли, что хочешь попробовать его на вкус. провести ладонью от мошонки вдоль основания, по набухшим венам и податливой коже к головке, сжать ладонь, круговыми движениями подушечкой большого пальца по чувствительной плоти. пачкая ладонь, поднести её ко рту и забрать всё языком, жадно, ненасытно, до последней капли, размазывая по губам.

выражение твоего лица не меняется, когда, допивая остатки игристого, встаёшь с дивана и подходишь к парню, ещё не отошедшему от оргазма, но продолжающего быть игрушкой в руках и на члене мужика. он двигается по инерции и заданном темпе, смотря на тебя снизу вверх. и ты усмехаешься, убирая левую руку в карман, правой опуская ширинку на брюках и доставая член. мальчик умный, он тянется пальцами. бьёшь его по руке [нет. не так], запуская ладонь в распущенные волосы, сжимая их на затылке. разомкнутые губы послушно смыкаются на головке, слизывают смазку, заглатывают глубже. подстраиваешь свой ритм руки под толчки, которые всё ещё эхом отдаются по телу парня. даже не толкаешь бёдра ему навстречу. без необходимости, в такой тесной близости эти двое отлично делают работу за троих.

[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]джокер в колоде[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
profession: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]блять, никаких чувств[/SGN]

Отредактировано Hector Cohen (2021-06-20 16:13:04)

+1

5

по помещению пудрой витают запахи шампанского и ментола, что, перемешиваясь, бьют в нос, заставляя сознание смазываться, а легкие расширяться сильнее. у обоих дымка перед глазами [у тебя особенно] и полная расслабленность, пожирающая тело и душу, не оставляя капли крови, и освобождая голову от проблем, к которым обязательно вернешься завтра утром. возненавидишь себя за то, что вновь доверился и получил в ответ россыпь синяков, тянущиеся от плеча до поясницы и приобретших со временем уродливо оранжевый оттенок. поддаешься резко бедрами назад, насаживаясь на член сильнее и закусывая нижнюю губу от неожиданной вспышки боли, достаточно быстро сменяющуюся сладостью удовольствия, импульсами растекающуюся по всему телу. этого мало. тебе нужно больше, чтобы грубее, до приступов тошноты. чтобы выбить из собственного тела всю ту боль, что не дает нормально спать. 

в голове шумит, и тебя всего потряхивает, а сил едва хватает, чтобы оставаться в том же положении. в кожу впивается ковер, ноги затекают, спина ноет, но на все закрываешь глаза, ведь есть занятие и поинтереснее, чем страдания от боли и отеков. тебе это даже больше заводит, как и неизвестный, прячущийся в темном углу комнаты. смотришь на него как на того, от кого крышу сносит и не возвращает обратно; кого хочется до боли в грудной клетке и мурашек по позвоночнике; кого можно получить в любой момент, стоит только попросить и кому отдашь себя, если он только захочет. и ты почему-то веришь, что непременно захочет.

хрипло стонешь, позволяя двигаться внутри в выбранном темпе, пока взгляд не сводишь с приближающегося парня. он не заставляет долго себя ждать. встает прямо перед тобой и расстегивает одной рукой ширинку. от него веет немного терпким и дурманящим запахом, заставляющий выбросить из головы каждую из мыслей.

отпускаешь страхи вместе с предрассудками и позволяешь делать себе то, что хочется.

а хочется безумия.
и он тебе сполна дает.

слизываешь сперва сочащуюся смазку влажным от переполнившей слюны рот языком и принимаешься посасывать головку, смакуя солоноватость, пока чужие пальцы зарываются в непослушные влажные волосы. приятное натяжение, и ты закрываешь глаза, насаживаясь ртом почти до основания, игнорируя и подавляя все рефлексы. прикрываешь глаза и вот теперь старательно облизываешь, сжимая губы так, чтобы не цеплять больно зубами. дыхание на мгновение перехватывает, и от этого шумно тянешь воздух носом, пытаясь вернуть себе самообладание.

движение назад и снова вперед, снова назад и задержаться - ласкаешь языком крайнюю плоть, уретру, стараясь вызвать дрожь где-то в коленях. бедра незнакомца напрягаются и он тянет за волосы ближе, в желании проникнуть глубже, и ты с легкостью отдаешь инициативу, снова шумно выдыхаешь и поддаешься движениям. стараешься расслабиться, искусственно начиная стонать, чтобы вибрации голоса прошлись по члену, но фальшь легко распознают - дергают на себя, заставляя уткнуться носом в лобок. теперь стон не фальшивый. теперь у тебя слезятся глаза и ты рефлекторно жмуришься, потому что не успел расслабиться и подавить рефлекс. давишься, но хватает пары рваных вдохов и приходишь в себя.

времени хватает и мужчине - он набирает темп, пальцами вонзаясь в кожу на боках. дух выбивает. а ты ловишь себя на мысли о том, что в этой комнате не хватает зеркал. ты бы посмотрел на себя стороны, невольно задумавшись о том, насколько сильно ты еще готов пасть в побеге от самого себя. наверное, достаточно низко.

тебе больше не дают своевольничать: держат за волосы на макушке одной рукой, направляют, иногда буквально тянут за волосы и вместе с этим толкаясь бедрами вперед. ты же хотел грубее - так подавись. мычишь от удовольствия, то ли от дискомфорта. хлюпаешь слюной, когда лицо снова утыкается в пах и пытаешься закашлять в момент, когда сглатываешь прямо с членом во рту, потому что чужая рука не позволяет оторваться. и сам же стонешь, потому что приятно, потому что заводит и этого тебе чертовски не хватало.   

сжимаешь пальцами бедро, - возможно, синяки останутся, но тебе на это плевать - пока шлепающие и хлюпающие звуки становятся громче, смешиваются с долгими высокими стонами, и ты привыкаешь к заданному быстрому темпу, переставая чувствовать рвотные позывы каждый раз, как головка упирается в стенку горла, а слюна небрежно стекает по подбородку. на глазах выступают слезы. и ты сам уже, время от времени, с диким желанием притягиваешь партнера к себе за бедра, принимая на всю длину, глубоко в рот. стараешься кончиком языка водить по двигающейся вперед-назад головке, и когда удается коснуться ощущаешь, как вздрагивают ноги и член парня.

тебе хочется взять еще глубже, сделать приятно, стать самым охуенным партнером, что когда-либо отсасывал этому незнакомцу. даже наплевав, что сводит челюсть, ноги затекли. там, внизу живота давным-давно вновь пульсирует возбуждение, но прикоснуться к себе нельзя. поднимаешь плывущий взгляд вверх и от увиденного становится еще горячее, потому что видишь его: открытого, плохо соображающего и с целой палитрой на лице, от чего пробуждаются такие желания, о которых другим сказать страшно, особенно.

и это окончательно лишает рассудка.

Отредактировано Ashton Lynx (2021-06-25 20:49:38)

+2

6

ты хочешь его.

чувствуешь, как вибрирует воздух, как дрожит пол, как периодически перехватывает дыхание от того, что видишь. его податливый прогиб, похотливый взгляд, разомкнутые губы, влажный язык, стекающую слюну. слышишь в этой плотной тишине, как он стонет, прикрыв глаза и заглатывая твой член, давится, но, сука, сосёт с таким удовольствием, что приходится успокоить поток мыслей. не так быстро. ты хочешь получить максимум. твои пальцы путаются в распущенных тёмных волосах, убираешь со лба и глаз влажные пряди. ещё. ещё. улыбаешься — свободно, надменно, властно. его слюна мешается с твоей смазкой, его хрип срывается с губ, когда слишком глубоко и вплотную. тебе плевать. ты хочешь больше. обе руки задают нужный темп, плевать на того, второго. отрываешь его рот, чтобы вылизал головку, неторопливо посасывал, и снова, резко, натягиваешь обратно. задохнись. подавись. не останавливайся. продолжай. сделай мне приятно.

и он тебе даёт сполна.
крепко жмуришься, стиснув зубы, стиснув пальцы на затылке. ему — больно, тебе — приятно. оргазм пробивает твоё тело словно импульс, разрыв аорты, до хрипоты, до безумия. тёплая сперма течёт в горячий рот. нравится вкус? глотай до последней капли, облизывайся, проси ещё. умоляй. ещё. ещё. чуть ли не рычишь, когда тянешь его милое личико на себя, заставляя подняться с колен и, увы, соскочить с чужого члена. мужчина недоволен, мужчина обдолбан, он лезет на рожон, он чувствует конкуренцию. только вот где ты и где он. грубо пихаешь его в грудь, готов убить взглядом — моя.добыча. в плотной хватке когтей, в ловушке. никаких альтернатив. ноунэйм кривит рожу, делает несколько шагов в сторону, застёгивая брюки. его кайф обломали, твой же ещё впереди. не оборачиваешься, когда он уходит в поисках новой услады.

оставляя вас наедине.

никаких слов. парень всё также стоит на коленях, смотрит на тебя. выжидающе. предвкушающе. ни тени страха или сомнений. поддаёшься соблазну и опускаешь левую ладонь [правой продолжая держать за волосы] к его подбородку, смазывая капли спермы с нижней губы. облизываешь. чуть сладко, немного терпко из-за крепкого алкоголя, влитого в желудок часом или двумя ранее. опускаешься сам на колени, чтобы поравняться с ним. усмехаешься, разглядывая черты лица. не запоминая. вы друг другу никто. вы забудете друг друга как наступит утро, которое вы встретите порознь. как вы оба привыкли, как вам обоим комфортно.

а пока.

убираешь руку от волос [нехотя], снимаешь с себя ремень. спокойно, расслабься. другой рукой берёшь его за оба запястья, тянешь назад, на пол. ложись, не смей мешать. кожаная лента облегает кожу, давит, оставит следы. но ему нравится. подаётся бёдрами навстречу, то ли улыбаясь, то ли усмехаясь, то ли предвкушая. тебя устраивает любой исход. не хочешь, чтобы он касался тебя. чтобы он касался себя. ты хочешь полного контроля. ты хочешь искушать его. медленно, невыносимо медленно. удостоверившись, что руки зафиксированы, садишься на его бёдра, на упругие мышцы. взгляд скользит по задранной майке, оголённой груди, испачканному твоей спермой члене. хочешь взять его в рот, но нет. подушечки пальцев гладят жадную до соития плоть, чуть выступающие вены, контуры головки. он тихо стонет, поднимая таз, требуя больше давления. и ты его даёшь — накрывая ладонью кожу и чувствуя свежую смазку. неспешными круговыми движениями массируешь большим пальцем, смыкая длинные пальцы чуть ниже.

эта сладкая обоюдная пытка может продолжаться долго.
очень долго.
[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]джокер в колоде[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
profession: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]блять, никаких чувств[/SGN]

+1

7

ты впервые отсосал парню на первом курсе в Бостоне.

просто потому что захотелось; просто потому что оказались слишком близко, чувствуя дыхание и обоюдное влечение. в кабинке было слишком тесно и жутко неудобно. он вжимался затылком в стену, кусая внешнюю часть ладони, чтобы не издавать лишних звуков, пока его ноги дрожали и создавалось ощущение, будто он вот-вот рухнет. тебе до этого не было никакого дела - ты стоял перед ним на коленях и вытворял такое, что из головы вышибало все мысли разом.

все, что происходило между вами тогда должно было быть чем-то неправильным, но это было слишком хорошо, потому уже тогда ты предпочитал не думать об этом. просто делал, отпуская страхи вместе с волнением, и позволял себе вытворять то, что хочется.

а этого хотелось до безумия. особенно сейчас.

парень уже не сдерживается, стонет тихо, но так, что у тебя от желания сводит в желудке. ты и сам уже на пределе, сжимаешь бедро пальцами сильнее и насаживаешься до упора, не обращая внимания на рвотный рефлекс и чувствуешь как рот заполняется теплой спермой. глотаешь с улыбкой и слезящимися от удовольствия глазами. глотаешь и просишь большего. тело дрожит, голова пустая и потрясающе до невозможности. он тянет тебя к себе ближе и ты совершенно не против. поддаешься, забываясь, и окончательно игнорируя присутствие третьего человека - теперь он здесь лишний. чужеродный, и отторгается словно ненужный орган. уходит, что-то тихо бубня себе под нос, а ты завороженно смотришь перед собой, ждешь, испытывая собственное терпение и ищешь ответ на волнующий вопрос: что он даст тебе еще?

тебе остается лишь замереть, вдохнуть поглубже, податься вперед, мысленно уже скуля от покалывающего на дне мутного, размытого сознания возбуждения, вдохнуть горячий воздух, когда опускается рядом с тобой на колени - на деле всего лишь свежее, пахнущее мятой и алкоголем дыхание, - поймать под закрытыми веками клокочущее безумие, рвущееся из тебя наружу, пока гладкие пальцы скользят по подбородку, и следом - тянутся к ремню. тебе нравится наблюдать. до хруста в суставах, до искусанной нижней губы. ни о чем не думаешь в этот момент, кроме как о грубых ладонях, выжигающих на коже печати вожделения; в твоей голове - пустота, а между зубами задерживается нетерпеливый воздух, свидетельствующий о таком сильном возбуждении, что колени начинают предательски трястись.

делай со мной что вздумается. касайся меня.
скованные ремнем руки - удовольствие, от которого под кожей расстилается пелена неги.     

первые касания к члену отзываются новой волной возбуждения, нервной дрожью поднявшейся от паха к животу. тебе остается лишь зажмурить глаза, приняв чужие правила игры, когда как руки требуют свободы. усмешка и взгляд смотрящий сверху-вниз, движение руки - все испытывает твои нервы, доводя до крайности, где хочется поддаться, прогибаться под каждым движением руки. кусаешь внутреннюю часть щеки, намеренно сдерживая довольный стон, вынуждаешь действовать чуть напористей, и выдыхаешь шумно стоит пальцам на члене сжаться чуть сильней. выгибаешься, не сдержавшись и двинув тазом навстречу. тебе не нужно открывать глаза - даже сейчас чувствуешь эту триклятую улыбку, злишься, но продолжаешь бездействовать, пока по мышцам растекаются бешенные импульсы, стремясь к конечной - воспалившемуся от удовольствия мозгу, а жар, постепенно поднимающийся к гулко бьющемуся сердцу, сплетается с пульсирующими лентами артерий.

понимаешь, что до сладостного оргазма осталось недолго, и закусываешь губы, когда чужие пальцы легкими и небрежными движениями поглаживают только головку. минута, несдержанный громкий стон и долгожданный оргазм - разрядом по телу. пачкаешь вязкой спермой чужую руку, расслабленно откидываясь обратно на жесткий пол и шумно дышишь, даже не думая открывать глаза. ощущение времени и пространства неизбежно теряются, растворяются, в принципе, все возможные чувства и эмоции. лишь одно невообразимое удовольствие, вызывающее сильную дрожь во всём теле. не движешься, застревая в одном положении, пытаясь максимально прочувствовать каждую частичку этого блаженного состояния.

+2

8

а если задуматься теперь тебе, алекс — когда секс успел стать для тебя разменной монетой? когда проще присунуть, чем уйти в диалог и строить адекватную беседу, делиться интересами и обсуждать, например, светскую хронику и делать ставки на одну из сторон «депп vs. хёрд». таинство и интимность стёрлись, износились, стёрты в пыль, чужие идеалы преданы на алтаре несуществующего храма, и ты действительно, без фальши, не можешь понять, когда всё стало не так, как у большинства. это не проблема, здесь не надо искать решение и путь назад. наоборот, жизнь вошла в ебанутую колею настолько плавно и безболезненно, что никто не заметил подмены, даже ты сам. с самого детства испытывал трудности с идентификацией себя как отдельной, самостоятельной личности, да и какой уникальности могла идти речь, если поверни голову — и увидишь свою точную копию. каждую минуту, каждый день, постоянно. хочешь, не хочешь. всегда рядом, следуя тенью друг за другом. продолжая и заканчивая невысказанные вслух мысли и фразы, умерщвлённые на кончике языка. всегда на одной и той же исходной позиции, ни больше, ни меньше, не превосходя и не уступая. даже одежду в начальные школьные годы вам хоть и подбирали разную [тебя тянуло на броское и вычурное, стефано же предпочитал построже], но всегда по примерно одинаковому ценнику, стремясь попасть чуть ли не до цента. не делая исключений, не выделяя и не поощряя радикальность расхождений, чтобы всегда в конечном итоге принять и понять другую сторону. но вас и не было необходимости сталкивать лбами, делали это и без надзора родителей или бабушек с дедушками. были близки, хоть и отрицали это, строили гримасы и спорили до хрипоты в горле. мы разные. не хочу быть на него похожим. забавно, что даже это вы кричали в унисон.

до сих пор.
ты так хочешь быть другим.
готов на всё, чтобы быть дальше от родного брата — даже если это значит делать всё то, что он бы никогда не сделал.
и никогда не признаешь, что хотел бы быть им, а не самим собой.
увеличивая и увеличивая пропасть между вами. количеством сексуальных партнёров, не запоминая лиц и имён. соединяя и смешивая всё в одну перманентную оргию, давая оглушить себя чужими стонами или молчанием, кому как нравится и предпочтительнее. всегда в движении, потому что иначе так и будешь стоять на месте. от цели к целе, от оргазма к оргазма, от концерта к концерту. каждый раз теряя что-то действительно интимное и личное. пока в конечном итоге не останется ровным счётом ничего.

чёрт, милый, ты как качественная
травка — ни с чем не сравнить,
и это, блять, пугает.

смотришь на соблазнительное тело под собой, не прекращая гладить влажный от смазки член. парень еле сдерживает стоны, но кусает губы, не давая тебе возможности насытиться хрипотой голоса. жадный. пытается держать ситуацию под мнимым контролем. это тебя забавляет, но и раздражает — играет по своим правилам, принимая показательно твои и продолжая держать руки над головой. когда он кончает, ты сжимаешь челюсти. предательски тянет живот, отдаёт в член, провоцируя стояк. блять, а он хорош. вязкая сперма стекает по сомкнутым пальцам; не спешишь убирать их от тёплой плоти, но желание попробовать его на вкус сильнее. смакуя, мажешь подушечками пальцев по языку, слизываешь больше с ладони. солоновато. облизываешь губы, подаёшься вперёд, нависая над его лицом. улыбаешься, оставляя во взгляде похвалу и что-то ещё, но не более — хочешь снять с его запястий временные оковы в лице кожаного ремня. не целуешь — уже знаешь, он вкусный. выпрямившись, встаёшь на ноги, намотав ремень на руку. ты получил, что хотел. вы оба получили. к хорошему быстро привыкаешь, не только ты, общечеловеческая слабость, но ты особенно. именно поэтому смотришь на брюнета ещё раз и удаляешься из комнаты, вдоль по коридору на открытый балкон. выкурить подряд две или три сигареты, структурировать мысли, убедиться, что лёгкая пудра не застилает взор и можно будет сесть за руль.

спускаясь спустя двадцать минут по лестнице, не фокусируешь взгляд на сутулой фигуре, рассевшейся на предпоследней ступени и поднявшей взгляд на ночное небо, хотя несколько секунд назад он явно сверлил взглядом свои руки или асфальт под ногами. мажешь по нему, словно бархатом по коже, фокусом, ваши взгляды не пересекаются. идёшь на парковку, а он, возможно, смотрит тебе в спину, если вообще заметил.

слабое трение шин о дорогу, слабый свет фар. настоящий джентельмен открывает для леди дверь, учтиво приглашая составить ему компанию. только вот этот парень ни разу не благородных кровей, для тебя ночь ещё не закончилась, да и у твоего порша нет крыши — придётся запрыгнуть на пассажирское.

садишься?
[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]джокер в колоде[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
profession: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]блять, никаких чувств[/SGN]

+1

9

ты вновь остаешься один.

лежать на полу посреди едва освещенной комнаты, что теряется на фоне твоих мыслей, штурмующих мозг со всех сторон; наваливаются на измученный разум подобно огромному валуну, и ты не знаешь куда от них деться. закрываешь ладонями лицо, чтобы хотя бы не видеть окружающий мир, что на самом деле тебе уже давно опостыл.

иногда, под самую ночь, приходят мысли о том, что возможно тебе бы стоило окончить мучения, прервать свое существование, но каждый раз ты находишь сто и одну причину продолжать барахтаться. куда-то бежать. решать. и улыбаться. наигранно, порой искренне, а сейчас просто от переизбытка чувств и эмоций, что проникают в каждый сантиметр твоего тела, разрывают его изнутри, без того усталое и изнеженное чужими ласками. ты никогда не признаешь, что тебе не хватает таких моментов, гордо задирая нос и напуская на себя тень безразличия.

приподнимаешься на локтях в поисках парня, что достаточно быстро оставил тебя одного. даже усмешка покажется лишней. пальцы сами тянутся коснуться вязкой спермы - как напоминание о том, что произошло несколько минут назад. сил не осталось, разве что на то, чтобы вернуть на бедра джинсы, вытереть следы "преступления" и найти глазами футболку, оказавшуюся почти в другой части комнаты.

а ведь тебе сегодня даже некуда пойти.

страшно осознавать, что тебе вновь придется ночевать на улице. лучше уж вернуться на парковку или сразу на вокзал - вдруг повезет и найдется для тебя там место. через день на работу. радует, что не станут расспрашивать что с тобой стряслось. опять.

на тебе совершенно нет лица, потерянный взгляд, которым рассматриваешь мыски собственных кроссовок. ты бы сейчас выкурил сигарету. сглатываешь в попытки унять желание и переключиться на что-то еще. но чертова память тянет совершенно в иное русло, туда где все еще раздается громкий крик и звук удара прямо в скулу, от которого - на щеке красный след. больной ублюдок. если бы ты мог, то непременно бы ушел раньше, а лучше бы вообще не уходил с ним тогда из бара. глупый мальчишка. повелся в очередной раз на красивую картинку, надеясь что в этот раз повезет. не повезло. лишь добавилось несколько отметен на твоем теле - по позвонкам до самой поясницы. помнишь как он вылизывал каждый из них, обещая больше не причинять боль, и каждый раз нарушал свое слово, заставляя тебя громче кричать, отнюдь не в желанном экстазе.

ты бы ушел раньше. сбежал. и не стал бы оглядываться назад, но отчего-то тебя тянет обратно, туда где не можешь понять, чего больше - удовольствия или твоего мазохизма. тебе явно везет на таких.

касаешься себя там, где еще недавно были руки незнакомца и кусаешь губу, теряясь в воспоминаниях что еще слишком свежи в твоей памяти. растекаются приятной негой недавнего оргазма, и тебе приходится себя сдержать, чтобы не издать тихий стон. ты хочешь еще, и почти уже готов вернуться обратно, чтобы найти парня, но он находит тебя быстрее. вернее, свою машину, покидая злосчастный бар и проходя мимо тебя. ты замечаешь его сразу, не двигаясь с места, словно окаменев в своем желании вновь ощутить обжигающие пальцы на члене, замираешь, выжидая момент, и ругаешь себя за свою внезапную трусость.   

взгляд скользит по высокой фигуре и теряет в потоке припаркованных машин. вот ведь блядство. вытягиваешь шею, выискивая того, кто сумел заинтересовать. ему хватило несколько минут и уверенных касаний, чтобы ты в мгновение переключился на него. вопреки своим правилам - запомнил каждую черту лица, особенно тот взгляд, с которым смотрел на тебя весь вечер. ты бы хотел его почувствовать на себе еще разок. вздрагиваешь, когда слышишь звук припарковавшейся подле тебя машины. в ней он - смотрит на тебя выжидающе, давая лишь пару секунд на принятие решения. и ты его принимаешь. мгновенно. даже не раздумывая, запрыгивая на пассажирское сиденье, имея теперь возможность лучше рассмотреть рядом сидящего парня. он красив - отмечаешь про себя, мгновенно отметая в сторону мысль о том, что возможно наступаешь на те же грабли. порой кажется, что некоторые неспособны учиться на собственных ошибках. 

- надеюсь, у тебя есть чем угостить, - кто о чем, а ты все о еде. тебе, кажется, всегда всего слишком мало. хочется добавки. даже когда сил нет и ты должен был насытиться. - я все еще чертовски голоден. - смотришь на водителя, невольно переводя взгляд на его руки и в своей задумчивости кусаешь внутреннюю часть губы, отвлекаешься на ночной город пока рука отрывается от дверцы машины и начинает волнообразными движениями разрезать стремящийся навстречу поток воздуха. ты не задаешь больше вопросов, не интересуясь куда на самом деле тебя везут.   

- я эштон, если это вообще важно. - конечно, нет. ты и сам не имеешь сейчас никакого значения, просто тело в чужой машине, которое не прочь закончить начатое. многообещающее начало, в конечном итоге, непременно [даже не сомневаешься] оставящее  после себя новые следы на коже, но ты ведь никогда не думаешь наперед. живешь моментом и сейчас - устраиваешься удобнее, наслаждаясь поездкой и громкой музыкой, доносящейся из радиоприемника.

+1

10

музыка. ты всегда любил музыку. словно утроба матери напополам с близнецом была заполнена не тёплой амниотической жидкостью, а соткана из семи нот в причудливой комбинации звукоряда. убаюкивая, успокаивая, вместе с тем будоража и зарождая что-то настолько же сокровенное, как человеческий плод — предназначение. кому-то суждено быть всеохватным — за что не возьмёшься, всё удаётся, новое в равной степени с ранее пройденным; ты идёшь не вглубь, а вширь, жадный взор не может объять необъятное, глаза разбегаются, хочется всего и сразу, а необходимость сделать однозначный выбор [что уж говорить о страхе ошибочного решения] лишь вызывает ступор. кто-то не мыслит свою жизнь без единственной профессии, определённой ещё чуть ли не в детстве, будь то фанатичное оперирование виниловых кукол, конструирование миниатюрных летательных аппаратов или, возможно, часы, проведённые за созданием четверостиший вкупе с чтением художественной литературы украдкой после строгого родительского «пора на боковую».

ты был из второй категории. музыка окружала с пелёнок, нет, даже раньше — мать любила напевать выдуманные песни тихо себе под нос, оставаясь одна в заложниках ватных и вместе с тем отёкших из-за беременности ног и периодически скачущего давления, из-за которых ей на довольно раннем сроке настоятельно посоветовали работать из дома. сначала итальянка в положении находила утешение в наушниках, но постепенно стала делить свою любовь к пению и детям, что охотно откликались на её мелодичный голос, реагируя слабыми пинками и иногда даже попадая в такт музыкальному проигрывателю. это было настолько гармонично и само собой разумеющееся, что, конечно же, ни для кого из семьи валентино не стало откровением ваше решение посветить себя музыке. учёба учёбой, проходные баллы никто не отменял, как и формальную бумажку, что будет пылиться до необходимости [и то сомнительной, ведь в мире всё решает комбинация способностей и характера, т.е. умения их реализовать], но твои что отец, что мать всегда поощряли стремление посвятить всего себя творчеству. посредственностей — много, талантов — единицы. и ты это усвоил с детства, пронёс с собой через всю жизнь, и готов был пронести и дальше, озарив собой небо подобно колеснице аполлона на рассвете.

им и чувствовал себя, отчасти, садясь за тачку и рассекая то широкие, то узкие улицы сакраменто, довольно-таки простенького города по американским меркам. картина на текущую дату и время складывалась весьма нестандартная — ночь, из элитного, но всё же притона уезжают двое американцев — азиат и итальянец. представить себя в более нестандартной ситуации было на данный момент сложно [возможно, виной тому закинутая таблетка вперемешку с игристым], словно полчаса назад не ты трахал парня, развалившегося на пассажирском, в рот, пока его сзади долбил обдолбанный не меньше вашего мужик. можно было бы сломать себе голову от такой череды событий, особенно от того, насколько сейчас спокойны вы оба. второй даже слишком, словно это не он, а ты гость в собственной машине. тебя такая наглость даже забавляет, как и тот факт, что ноунэйм хочет есть. звучит двояко, на языке вертится пошлая шутка, но решаешь накопить энергию, а не тратить её на болтовню. забавно, что из колонок играет твой плейлист, и трижды в нём мелькали песни «eros». хоть и студийные, но зелёные, первые попытки выбраться в люди и зазвучать не только в родных, но и чужих стенах. даже не верится, что вам это удалось. действительно удалось. понравится на youtube, попасть с последним англоязычным синглом в itunes. этот парень сейчас слышит твой голос, хоть ты и молчишь. это тебя тоже забавляет, поэтому выбираешь хранить молчание, заменяя его взглядами. случайными, продолжительными, всякими. он говорит своё имя и правильно дополняет «если это вообще важно». конечно же нет. имя — это слишком личное. это уже не просто маска, это что-то, что под ней. но и парень произносит его больше для галочки, по привычке, бросает легко и просто, как разменную монету. забавляет, действительно забавно.

паркуешь порш на подземной парковке высотного здания, напичканного апартаментами под выкуп, подобно муравейнику. вы заходите в лифт [ты первый], нажимаешь цифру «16», убираешь руки в карманы кожаных брюк, продолжая смотреть на эштона исподлобья. нервничает? ведь понятия не умеет, кто ты и куда ты его ведёшь. в идеале, конечно, домой, но кто знает… бесстрашный. или безбашенно-отбитый. и то, и то приемлемо. под сигнальный писк также первый выходишь в освещённый коридор, налево, где одна из четырёх дверей — твоя. точнее квартира-студия, что за ней.

бар, — указательным пальцем на другую сторону, в правый угол. — кухни у меня нет, закажешь что-нибудь из ресторана, — в горле першит, поэтому идёшь к бару первый, по пути разминая шею. монотонные наклоны к обоим плечам с двухсекундной паузой между. тело пребывает всё ещё в приятной неге от оргазма, и это выражается в твоей вальяжной походке, спокойному взгляду, тональности голоса. включаешь музыкальную колонку, приглушённо, но необходимость — звук должен быть всегда. ты не привык к тишине, тебе нужны вибрации, а гость подстроится. если будет против — сам станет источником громкости. именно за этим он и приехал.

следующий звук — бутылка откупоренной бутылки вина оказывается на стеклянной поверхности журнального столика. эштон должен сам догадаться всё, что ему захочется, и принести сюда. заодно кидаешь ему в руки печатное, приятное на ощупь меню ресторана — выбирай и звони, телефон на оборотной стороне. пока его глаза жадно бегают по строчкам и набирают явно трёхзначную сумму, ты наливаешь себе вино и выпиваешь залпом бокал.
давно ты на этой игле? — имеешь ввиду такой образ жизни. беспорядочный, бездумный. хотя он может понять его как угодно — тебе интересно, какой будет реакция и ответ. если, конечно, бывший ноунэйм закончит перечислять блюда и положит наконец трубку.
[NIC]Alex Valentino[/NIC][STA]джокер в колоде[/STA][AVA]https://i.ibb.co/grHQ67Z/222-tumblr-862f42ea65eb4ae1c411917bf4949bf2-d50346f8-640.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЕКС ВАЛЕНТИНО, 26 y.o.
profession: вокалист группы «eros»[/LZ1]
[SGN]блять, никаких чувств[/SGN]

+1

11

сколько себя помнишь, ты всегда действовал через чур спонтанно, чем забавлял и порой вводил в ступор окружающих тебя людей. сперва родителей, а после - друзей и мимолетных знакомых, что всегда с плохо скрытым интересом наблюдали за всеми твоими взбаламошенными идеями, неотвратимо приводящими к череде событий, последствия которых настигали уже после, подобно снежной лавине накрывая тебя с головой. и это если повезет. обычно, все происходящее с тобой непременно отражалось и на других, отпечатываясь на их лицах масками растерянности и сомнений в правильности действий. ты был упрям и непоколебим. верил в то, что поступаешь верно, даже когда внутри настойчивый голос [со временем растерявший свою громкость] пытался убедить тебя прекратить, остановиться хотя бы на несколько минут, и, наконец-то, подумать.

так и сейчас.

ты даже не рассматриваешь вариантов отказать незнакомцу, когда слепо следуешь за ним, очарованный достаточно дорогой [как предполагаешь, видя ее впервые] машиной и раскрепощенностью ее владельца. как минимум, тебе интересно посмотреть за ним в естественной среде, как максимум - задумываешься о том, что сможет принести полезного такая встреча. из возможных последствий столь спонтанного решения, тебя куда сильнее заботила вероятность упущенного шанса, не воспользоваться которым, как сам был убежден, просто не имел права.

несколько бокалов алкоголя, ударивших в голову слишком поздно, окончательно топят оставшиеся сомнения на дне слегка помутневшего сознания, когда как ты с полной уверенностью переступаешь порог чужого дома. квартира незнакомца встречает тебя пастельными тонами, в которых погрязли внушительных размеров апартаменты с, так тебе нравящимся, минимализмом. ты бы здесь непременно задержался надольше, - невольно проскальзывает мысль в голове, когда подавляя бушующие эмоции, проникаешь вглубь квартиры, жадно осматривая каждый ее угол, и цепляешься взглядом карих глаз за пару виниловых пластинок, притаившихся среди аккуратных стопок книг.

в противовес квартире незнакомца твоя [в которой вынужден был прожить без преувеличения долгих два месяца] - слишком тесная и ее едва ли можно было назвать уютной. ты там только и делал что спал, считая ее скорее не домом, а местом ночлежки, с которым с легкостью могли конкурировать как скамейка в парке, так и богом забытый мотель на выезде из города. потому, все еще находясь под впечатлением от квартиры, не обращаешь внимания на ее хозяина, неспешно прогуливающегося по своим апартаментам; выпускаешь с легкостью его из поля своего зрения, одаривая своим вниманием сперва развешанные по периметру просторной комнаты малочисленные картины, а после - и бар, являющий собой конечную остановку для твоего нового друга [и друга ли?]. любопытный взгляд мечется по сторонам, не задерживаясь слишком долго на чем-то одном. новая обстановка почти выбивает из колеи.

поднимаешь голову лишь в момент, когда тебе сообщают о том, что кухни нет - на самом деле, даже не удивлен, учитывая ваше место знакомства с парнем и излишне чистое его жилище. делаешь, вероятно, слишком поспешный вывод, где совершенно не видишь стоящим его у плиты, скорее разогревающим что-то из замороженных, уже готовых продуктов или встречающего очередного доставщика из дорогостоящего ресторана; где-то внутри ощущая зарождающую зависть. легкий укол почти не замечаешь, игнорируешь как и звук открывающейся бутылки вина - в твоей крови и без того достаточное количество спиртного, позволяющее расслабиться и не ощущать оков. ты бы не отказался от чего потяжелее, пока жадно рассматриваешь яркие страницы меню.

ты давно уяснил одну простую истину: никогда не стоит идти голодным в магазин, и еще - не стоит заказывать в том же состоянии доставку. не обращаешь внимания, когда счет переваливает за трехзначное число, и игнорируешь тот факт, что даже не знаком и с половиной названий, руководствуясь единственным правилом: пока дают - бери.

- года три, - неторопливо отвечаешь на заданный вопрос ранее, удобно располагаясь в небольшом, но достаточно мягком кресле. поджимаешь ноги, и, нахмурив привычно брови, пытаешься прочесть слишком сложное название блюда. - тогда, когда окончательно осознал что жизнь одна и не стоит отказывать себе, даже в чем-то малом. - например, в пряной утке, только лишь изображение которой заставляет желудок жалобно заурчать.

- а ты? часто бываешь в клубе? - закусываешь губу, поднимая взгляд на парня, окончательно переставая терроризировать оператора заказом - телефон отправляется в сторону, туда же и меню. - я тебя раньше не видел. - почему-то тебе кажется, что ты бы непременно его запомнил. хватило бы даже одной мимолетной встречи. на твоих губах проскальзывает тень улыбки, а глаза в задумчивости скользят по бокалу с кровавым напитком в чужой руке.

недавний отказ от алкоголя довольно быстро остается забытым и ты поддаешься ближе, чтобы перехватить бутылку - в конечном итоге, ты здесь не за тем, чтобы себе что-то запрещать.

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » ∙∙ pull your strings


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно