внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » candy flip


candy flip

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

наш дом | 01.05.21 | утро(?)

Ядвига и Джейсон
https://i.imgur.com/VT2fBWF.png

Мы такие, знаешь, как будто бы новый level
Что ты представляешь когда ебёшь королеву?
Что ты ощущаешь перед выходом на сцену?
Что ты употребляешь?

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-06-15 23:29:13)

+2

2

Power

Джейсон ожидал, что Ядвига встретит его в аэропорту. Он соскучился. Да, несмотря на то, что работа над альбомом его всегда выматывала, выматывали постоянные встречи, попойки, даже многочисленные бабы не могли заставить его забыть на время о жене. Эта девчонка влезла в душу и в сердце так быстро, так прочно, что он ее даже ненавидел. Он ее притащил из грязи Восточной Европы, он ее обеспечивал и ожидал, что ему отплатят вниманием. Ему срать было на всех этих визжащих глупых девиц, но они находили время встретить его в аэропорту, протягивая своими дрожащими руками маркеры, чтобы кумир оставил автограф на клочке бумаги, руке или даже груди. Почти каждая была готова отсосать, переспать и ничего не требовать взамен, ни на что не рассчитывая.

- где ты? – пробубнил себе под нос, проходя по длинному залу аэропорта, пялясь на дисплей нового айфона. В другой руке он сжимал не сдавший никому букет цветов. – Обещала же, стерва – что-то подсказывало Джейсону, что та не пришла, потому что трахается с очередным ебарем, чье имя даже не запомнит. Эта уверенность росла каждый раз, когда звонок оставался без ответа, когда задерживался ответ на смс, когда та не сдерживала своих обещаний, прям как сейчас, будто у нее не было права спать, пока не пойдет спать Джейсон, не имеет право забыть. Как можно забыть о приезде любимого мужа?
Выйдя на улицу, он тут же выбросил букет в урну, выплюнув
-блядь! – лучший друг Джейсона, он же гитарист группы Адам (школьницы любили о них выдумывать романтические истории, а эти двое временами давали пищу для глупых фантазий малолетних выдумщиц) не смог проигнорировать настроение вокалиста

-Джей, братан, ты чего? – Адам знал, потому это скорее был риторический вопрос и тут же добавил – может она тебе дома сюрприз готовит? – протянул зажигалку, когда Джейсон зажал в зубах сигарету. Он нервничал – Если это не так… - что тогда? Тогда он ее проучит, он даст понять, какого отношения заслуживает он, а какого она из-за своего поведения. Во  внутреннем кармане пиджака лежит для нее подарок – подвеска с первой буквой ее и его имени, украшенная, видимо, самыми дорогами камнями, потому что эта безделушка стоила целого состояния. Он думал о ней каждую минуту, писал ей песни, покупал подарки и ненавидел ее за это.  – Надо выпить прежде чем ехать домой. – принял необдуманное решение или снова – самое привычное, потому что Адам будто этого и ждал, он приобнял друга и потрепал и без того лохматую трезвую голову – чо, в бар по пути? – широченная улыбка на уставшем лице говорила о том, что желание выпить обоюдное. И спустя уже каких-то 15 минут,  Джейсон и Адам пили виски чистый вспоминая все дерьмо, что вместе переживали в туре, как тяжело далась запись этого альбома и в его поддержку какую программу придется пережить.

-Бля, Джей. По-моему, столько городов у нас еще не было в туре. – парень ударяет свой стакан, о поставленный на стойку стакан друга и тут же одним махом осушил его. Энтузиазма у Джейсона было меньше:
-Я думаю она мне изменяет. – алкоголь уже ударил в голову и значительно развязал язык уставшему с дороги вокалисту.
-Кто? Ядди? – Адам не верил, что такие мысли в принципе в голове Джейсона родились – но вы же постоянно с ней  на связи, все знакомые говорят, что ее из дома не вытащить.
-Может потому и не вытащить – не дал договорить Джейсон, глянув на экран телефона. Он вовсе смотрел не на время, а на заставку, на которой красовалась широкая улыбка жены и 0 пропущенных.
-Она… - он тут же закусил язык, чтобы не показать себя тут тряпкой, не разрушить свой образ даже перед тем, кто с ним чаще чем кто-либо. – Надо ехать домой.
-А вот это правильное решение – похлопал по плечу гитарист и не теряя ни минуты вызвал машину, а пока ждали опрокинули еще пару стаканов.

С трудом попав в замочную скважину ключом, Джейсон провернул пару раз ключом, а после шумно завалился в квартиру.
-Ядвига! – громко, медленно с чувством и пьяным толком позвал жену по имени. Так он ее называл каждый раз, когда был зол. – Встречай мужа - сука

[NIC]Jason  Long[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ruL5fzz.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖЕЙСОН ЛОНГ, 28 y.o.
profession: рок-звезда;
wife: Jadwiga[/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-06-27 22:12:49)

+2

3

Хаос в голове и таблетки - вытеснили все намеченные планы. Последние несколько недель совершенно отличались от последних двух лет. Выбили из привычной колеи: чего же тебе не сиделось спокойно? Все ведь было хорошо. Все ведь было. Муж, который действительно любит. Пусть, любовь эта и граничит с собственностью, но так тоже бывает. Настолько сильно погружаешься в другого человека, что попросту не замечаешь больше никого и боишься его потерять. Как будто после этого - жизнь закончится. Другой человек становится  б у к в а л ь н о  воздухом. Сейчас я это понимала куда лучше, чем раньше. Томас за месяц знакомства стал именно тем, в кого я погружалась с головой, тонула в его омуте, но даже не пыталась повернуть назад. Пусть больше молчала о своей жизни, но разрешала - в первую очередь себе - быть рядом и чувствовать. Совершенно не думая о том, что делаю что-то неправильно. Совершенно не боясь ошибиться. Хуже всего, что угрызения совести совсем не мучили и единственным страхом, о котором я старалась не думать, стала правда, которую мог узнать Томас. С каждым днем убеждалась все сильнее, что я обязана рассказать ему все. При этом боялась, что он меня попросту пошлет. Боялась, что не успею рассказать сама. Боялась, что он поймет все неправильно и решит, что стал для меня игрушкой. На деле все куда глубже. Необходимость быть рядом - как правильный выбор, который я сделала и продолжу выбирать его, если поставят перед выбором.
Но... у нас же не серьезные отношения, да? Все  с л и ш к о м  быстро. Так не бывает.

О том, что Джейсон вернулся в Сакраменто я узнала из новостей. Нет, конечно, он говорил мне, что первого мая вернется - возможно даже на месяц - домой, но я все равно оказалась не готова. Обещание встретить его в аэропорту тоже улетучилось из моей головы также быстро, как и было произнесено.
Время публикации фото, где мой муж с букетом цветов, и временем на часах - не совпадало на час так точно, может даже чуть-чуть больше. - Блять, - мычу в подушку. Пролистав еще несколько фанатских пабликов, и заприметив, как муж выкидывает в урну букет, а когда его машина отъезжает, цветы выуживают из мусора и фоткают со всех ракурсов, понимаю, они предназначались мне. А я - конкретно облажалась. - Блять-блять-бляяяяяяяяяяяяяяяяяяяять. - Не нужно быть Вангой, чтобы понимать, что меня ждет впереди. Спойлер: ничего хорошего.
Единственное, чего я не понимала, где пропал Джейсон. Все же за это время можно уже три раза доехать до дома и показать, как сильно разочарован. Наказать, ведь я, конечно же, заслужила. Такой ход мыслей - это дорога в пропасть. За два года я уже настолько привыкла, что за любой проступок меня могут не просто словесно отругать, но буквально унизить и избить, а я буду считать, что он прав... насколько же нужно не любить и не ценить себя. Насколько же нужно быть забитым и неуверенным в себе человеком.
Может, потому я и выбирала Томаса теперь? С ним все иначе. Он относился ко мне по-особенному, но в этом не было ничего подобного. Ничего деспотичного. Рядом с ним я чувствовала себя своей собственной, а не чужой собственностью. Другое отношение и другое самоощущение. Куда теплее. Куда правильнее.

Заказав домой доставку еды из любимого ресторана мужа, я все же вытащила себя из кровати. Когда он все-таки доедет до дома, мне обязательно нужно выглядеть на все двести процентов. Я же не забыла, а просто ждала его дома. Да? Да! Вряд ли он поверит, что я перепутала дни и была свято уверена, что он прилетает завтра. И дело ведь даже не в том, что последние несколько дней я буквально жила у Томаса. И дело ведь не в том, что я совершенно потеряла голову от наличия его в моей жизни. А в чем же тогда дело?..
Контрастный душ помог переключиться, вытесняя мысли о любовнике, замещая их приездом Джейсона. Проблема в том, что мужа я все же любила. Пусть это была извращенная любовь жертвы к своему хозяину, мы приняли условия этой игры оба уже давно. Каждый получал то, что ему было нужно: я жизнь в свое удовольствие, а он меня.
Высушив волосы и сделав макияж, разложила на кровати несколько нарядов, купленных накануне специально для встречи мужа. Единственное, что я не сделала все так, как хотела. Но - не важно. Выходить из ситуации нужно тоже уметь. Я - уже давно научилась.

вв

Забрав доставку, выставила еду на столе, шампанское - в лед. Как будто я уже давно жду мужа. И тем не менее, мне немного страшно. Стоит ли выпить? Но решаю, что лучше не нужно.
Чем дольше нет Джейсона, тем больше нервничаю: вдруг что-то случилось? Мониторю новости, но больше ничего нового. Думаю уже позвонить и узнать, где его черти носят, как слышу лязг входного замка. Откладываю телефон, поправляю наряд, который сидит - идеально. Перед Джейсоном я всегда стараюсь подбирать образы, чтобы ему было интересно. Чтобы он видел меня и нежной, и совершенно другой. Как сейчас. Чтобы ему всегда хотелось идти дальше и узнавать, что за очередным поворотом нашего общего пути.
Слышу его голос: муж пьян. Закатываю глаза, дела глубокий вдох и натягиваю мягкую улыбку. Все хуже, чем могло быть, но разве впервые? Выхожу ему навстречу, замираю в проеме двери. - Привет, любимый. - Даже сама верю, что рада его видеть. Больше того, я действительно соскучилась. - Я тебя уже заждалась. - Говорю так, будто не обещала встретить его в аэропорту. Подхожу ближе. Совсем близко: чувствую, что он в бешенстве, но я стараюсь сгладить. Стараюсь вывернуть его настроение в другое русло, хоть и знаю: ничего у меня не получится. Джейсон выше, больше, сильнее, но я - хитрее. Обвиваю его шею руками, заставляя наклониться ко мне: - я так соскучилась, - шепчу в губы, прежде чем поцеловать.

+1

4

Полумрак комнаты квартиры, которую они выбирали вместе, в которой все от цвета стен, до бесполезных цветов в вазе - дело рук жены. Джейсон любил это место, но только в те моменты, когда дома находился долго, когда знал, что здесь только они вдвоем. Вернее, когда в этом был уверен. А сейчас, после долгой разлуки, здесь все было чужим. Что было бы, не застань он жену дома? Подал бы в розыск в полицию? У него большие связи, он мог эту дуру хоть из под земли достать. А может взял бы пистолет, тот самый, который находится в сейфе в его кабинете? И пристрелил бы сука с ее ебарем.  Отношение к ней граничило с безумием. У его ног были тысячи женщин, бери любую и плюй на ту, что вызывает столько страхов и опасений, но нет. Жизнь будто смеется в лицо и заставляет желать одну единственную, ее любить и бояться ее потерять. Эта девушка вросла так прочно корнями в сердце, что вырвать ее можно из него только вместе с остатками собственной жизни. Она была его вдохновением и его проклятием. И только с ней он понимал, что способен горы свернуть и способен убить.
В глазах блеснула ненависть, когда он услышал такой родной голос. Голос, сжимающий в тисках  желудок. Голос, которого не хватало в его песнях, не хватало в его жизни в принципе. Он не понимал, зачем Ядвига работает, почему она как многие девушки и жены музыкантов группы не могла с ним жить в Нью-Йорке. Не понимал в чем потребность иметь свои собственные деньги, эти крохи, когда сам не ограничивал ее в лимите и был готов приносить больше, если на то ее аппетиты. Но нет. Она все время здесь, он все время то в туре, то в студии. Ничего сказать не может, когда видит ее, такую тонкую и хрупкую, такую уверенную и чертовски сексуальную. Она умела одеться так, чтобы подчеркнуть все прелести своего идеального тела, или она знала, что понравится Джейсону.На белой фарфоровой коже черный сексуальный наряд вызывал контраст, возбуждая не только фантазию, но и желание. Она прижимается так крепко, будто действительно скучала и это тепло, этот пьянящий ее запах заставил сдаться на то короткое время, пока он не возьмет от нее все. Здесь и сейчас. Джейсон всегда был слаб перед ней, и всегда груб, просто потому что никогда не умел себя сдерживать или не хотел. Потому поцелуй, с которым его встретила Ядвига, казалось бы, любящая и находящаяся так долго в разлуке с мужем жена, был слишком холодный. Она будто одолжение делает.  Ненависти в нем всегда было много к себе, к людям, к тому, что никак не может получить, может неуверенности. И сейчас, не получая должного отношения, он отталкивает Ядвигу так, будто она девка из подворотни, к которой кроме презрения не испытывает ничего, а после проходит внутрь квартиры.
-Почему ты не сдержала обещания? Я как идиот купил цветы, искал тебя в толпе баб. Что, сука, такого важного случилось? – накрытый стол он заметил сразу, понял из какого ресторана доставка и еще больше разозлился, понимая, что все эти приготовления не заняли бы много времени, чтобы ссылаться на это. А если начнет жаловаться на самочувствие, то прямо сейчас за волосы утащит ее в больницу на полной обследование и всем будет хорошо, и всем в этой квартире будет спокойно. Не смотря на то, что сейчас раннее утро и до работы больниц  еще часов 5. Он знал, что никакой ответ его не удовлетворит, потому, когда  взорвется – это вопрос времени. Стягивая с себя футболку и джинсы, он старался ее внимательно слушать, но почти ничто в голове не откладывалось кроме ощущения предательства. Алкоголь ли играет с его эмоциями, частое употребление наркотиков ли, может быть усталость, но не зря говорят, что всегда страдают самые близкие. Оставшись в одних трусах, он повернулся к ней с самой неестественной улыбкой, чтобы подчеркнуть сказанное ей:
-соскучилась говоришь? – он хватает Ядвигу за запястье, сжимая не рассчитывая сижу и рывком подтягивая к себе. Сжимает второй рукой округлое бедро болезненно, вжимая в себя – соскучилась значит. – толкает ее на кровать и слышать не желая ни о каком самочувствие, ни о каких ее иных желаниях. Жена, которая скучала, должна была хотя бы один пункт выполнить из тех, что считал  Джейсон супружеским долгом. –Ты очень сексуально выглядишь  - проводит ладонью по ее новому наряду, который вдруг вызвал неприятный вопрос «она  в этом выходила на улицу? А могла ли она кого-то другого ждать?». Злость. Ненависть, кипящая в крови алкоголем, заставляет разорвать на ней этот наряд, грубо оголяя грудь. Шалава.
-Так лучше -  он опускается, чтобы снова сделать ей больно. Она любила это. Ему казалось, что любила, хотелось верить, потому что его отношение граничило с безумием, с желанием убить ее, любить и трахать. Кусает твердый сосок почувствовав металлический привкус во рту, отмечая, что грудь у нее будто стала больше, он ведь успел за эти годы изучить ее тело от и до. Но откидывает новую ненормальную мысль. Этот бесконечный хоровод и приводил к срывам, и заставил свернуть на дорожку тяжелых наркотиков.  Он снова приподнимается, чтобы посмотреть жене в глаза:
- Скажи что любишь меня – в ту же секунду сжимая ее горло  непослушными пальцами рук.
[NIC]Jason  Long[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ruL5fzz.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖЕЙСОН ЛОНГ, 28 y.o.
profession: рок-звезда;
wife: Jadwiga[/LZ1]

+1

5

Жить с Джейсоном - это как танцевать на спине Чудо-Юдо-Рыбы-Кита. Чуть не там ступишь, не с той силой нажмешь, не в той тональности споешь и вот уже вся земля - ходуном. Поди, убаюкай проснувшегося зверя. И каждый раз, как впервые: страшно, больно, грустно. А, может, и не грусть это. То неописуемое чувство, когда сложно все закончить, оборвать любые контакты, потому что тянет магнитом сопротивление возможно, но недолгое и по итогу все равно бесполезное. Потому что пусть больно и страшно, но все это прощается. Зачем? Ответ не найти даже самой. Вначале - это была влюбленность. Яркая и сносящая крышу. Алкоголь, атмосфера фестиваля, восторженные взгляды и речи со всех сторон - это и многое другое, что было катализатором. Мы встретились, химия порвала наши миры на части, как будто один на двоих взрыв сверхновой. При хорошем раскладе могла появится новая Галактика освещенная желтым, красным или синим солнцем. В нашем случае что-то пошло не так и вместо прекрасной новой жизни появилась Черная Дыра, которая втягивала в себя все вокруг, оставляя лишь пустоту и тьму. Некоторые отношения разрушают, и стоит только заприметив такое - расходиться по разным сторонам. Ничего хорошего не будет. Просто поверьте. А мы наоборот - тянулись друг к другу, лишь усиливая разрушительную силу.
Муж хотел полностью подчинить себя мне. Сделать собственностью настолько, насколько не может быть твоим другой человек. Как самый отменный кукловод дергать за ниточки, и знать где я и с кем каждую минуту моей жизни. Так не бывает, но ему на самом деле плевать. В его мире все должно подчинятся его правилам. Мое серьезное: - не сходи с ума, - расценивается как попытка уйти от ответа? Но мне нечего скрывать в сегодняшнем дне. Я попросту забыла, увлекшись картиной, но говорить это ему - значит оправдываться, а мне так не хотелось этого. Почему Джейсон никогда не мог просто поверить на слово? Раньше - до этого марта - я ни на кого даже не смотрела, но он продолжал давить. Продолжал искать в телефонной книге любовников. Продолжал винить меня в своих проблемах и фантазиях. Это твой мой альтернативный образ был шалавой... а я только училась. Грустно, что я вообще к этому скатилась, верно?
Он пьян и недоволен. Сегодня он будет жесток, а завтра - как бывало уже ни раз - очередные просьбы простить его. Очередные заверения, что больше никогда. Завтра он опять станет тем самым Джейсоном, которого я когда-то полюбила и за кого вышла замуж. Не знаю, как мне выживать в такой атмосфере, где человек меняется на глазах каждый раз, когда не в себе или нетрезв. Чаще и то и другое.
Отталкивает, я ничего не говорю. Потому что сейчас я могу лишь ухудшить ситуацию. Заставить его злиться еще сильнее. И, наверное, ненавидеть меня, как ни ненавидел до этого еще ни разу. Я иду следом, как собачка, за своим хозяином. Отчасти, я себя порой и чувствовала собачкой, которая живет только ради одобрения хозяина.
- Извини. Я не уследила за временем. Пришла в голову идея и я писала несколько часов подряд, совсем забыв обо всем. Я не хотела тебя обидеть. - К счастью, это была не отмазка, а правда. Высыхающая картина стояла еще на мольберте в мастерской. Она еще не закончена, но видно было, что ушел не один час, чтобы все это сделать. Но, конечно же, если Джейсон хотел не верить, он нашел бы причины не поверить. Да и когда мое творчество было достаточной важной причиной, чтобы не выполнить обещание, данное ему? Я знала, ему плевать на мои порывы. Не плевать ему только на свое обиженное эго и вот это - самое страшное, что могло с нами случится.
Мне больно, но я уже давно привыкла убеждать себя, что даже в этом кроется свое удовольствие и его желание ко мне настолько сильное, что он готов разорвать, готов уничтожить, а возможно даже сожрать, только бы я была исключительно для него. Любой психолог сказал бы, что это ненормально и мания. Мы никогда не ходили к психологу, ни по отдельности, ни вместе. - Да, соскучилась. - Он прижимает меня к себе, а я ловлю его губы своими, чтобы то ли поцеловать, то ли укусить. Даже в эту игру можно играть вдвоем.
Оказавшись на кровати, привстаю на локтях, но не опускаю покорно голову, смотрю прямо в глаза своему Зверю, как и раньше. Если захочет - он растерзает меня, но пока я буду в сознании, взгляд будет прикован к нему. К его зубам, когтям и звериной сущности. К тому, что мне никогда не обуздать в нем.
Через открытое окно в комнату проникал еще по утреннему теплый ветер. Он расшатывал занавески, и холодными мурашками пробегал по телу. - Купила специально для тебя... - Замечаю изменения в лице, вспоминаю, как он болезненно реагирует, когда я выгляжу - по его мнению - слишком вызывающе. Потому все сверх- надеваю лишь дома и для него. Потому что пусть таблоиды и оценят всю эпатажность нашей парочки, дома я оценю его непринятие этого.
Ткань рвется с неприятным треском. Это все - тысячи долларов, но он имеет право хоть порвать, хоть сжечь, хоть подарить эту вещь. Все куплено за его деньги. Мне не жалко. Разве что чуть-чуть. - Тебе не нравится? - Спрашиваю, голос дрожит, а на теле красные полосы от натяжения ткани по коже. - Пусть будет так, как тебе хочется. - Совсем уже тихо шепчу, ощущая, что пусть это все и граничит с безумием, но мне нравится. Я ненавижу себя за это, но в то же время возбуждаюсь. Он сделал меня такой или я всегда была такой? Я не знаю и, наверное, совсем не хочу знать.
Укусы и поцелуи. Боль и нежность. Это все настолько тонкие понятия, что в нашей жизни смешались, как краски на холсте. Красный и пастель. Ярко и мягко. А потом - резко, очередная боль.
Я не боюсь, слышишь? И при этом пальцы сами собой тянутся к его руке на моей шее. Обхватываю пальцами запястье. Глазами в глаза. - Я люблю тебя, Джейсон. - Сейчас - в данную минуту - это было правдой. Потому что не выкроить из памяти все наше общее время. Я любила и хотела, чтобы он был со мной аккуратней. Бережнее. Но молчала, понимая, что он так и относится, но только после срывов. После того, как его демоны вкусят моей боли и страха. А обожравшись, уснут где-то в глубине души. Нам обоим давно пора было лечиться. Но вместо этого пальцы на шее и желание, желание по всему телу - его рук, губ и тела.

+1

6

Свернутый текст

Пальцы разжимает почти сразу как слышит ее, слышит, но услышать не может, не верит ни ей, ни себе. Странное болезненное ощущение будто бьет под дых одной лишь брошенной с ее губ фразу «я люблю тебя». Она словно яд, отравляет чувства, душу, веру в себя, она проникает в каждую воспаленную клетку его существа болезненно, тревожно. Он в ней так нуждался там и сейчас, касаясь ее кожи горячими пальцами, голодными губами, будто никогда не имея возможности утолить этот голод. Почти не осознает, как снимает с нее белье, как словно проститутку переворачивает на живот и вжимает ее лицо в простыни и грубо вторгается в тело, которое должно ему принадлежать. Должно. Никакой мысли о том, что ей сейчас нужно, она весь день занималась только этим, не вспоминая о нем, забыв о его приезде. Спасибо, что помнит имя. Что было бы, назови она его другим именем «я люблю тебя, Джорди». Снова хлыстом ударяет мысль ненавистью жгучей. Ему хочется ее сломать, поставить на колени, унизить, видеть слезы на глазах и слышать мольбы, потому что именно этого она заслуживает и именно так он себя сейчас чувствует. Кончить в нее сейчас быстро, и пусть только вякнуть посмеет, закончит эту встречу воспитательной встряской. Но нет, он отстраняется, подтягивает ее как безвольную куклу, чтобы увидеть на коленях перед собой. Собрав ее волосы в кулак, заставляет ее поднять лицо и посмотреть на него. Не хватает во всей это картине члена в ее лживом рту, потекшей туши на густо подведенных глазах, не хватает слез. Почему она такая бесчувственная, почему его всего раздирало он переполняющих эмоций, противоречивых.

Смотрит на нее пристально, пытаясь самому себе внушить мысль – она никто, просто баба, от которой всего один толк – секс и пожрать временами. Она ничто. Смотрит, будто ждет подтверждения, что это так, будто ждет когда она скажет «ударь меня, покалечь, убей, займись со мной любовью». Подтягивает ее ближе, членом проводит по губам. Открой рот. Не говорит, нет. Но и без слов понятно, что сейчас той следует делать. Его не волнует чего она хочет сейчас. Это он ее сюда привез, вытащил из говна европейского, нашел не огранённый бриллиант, а теперь, когда отмыта и блистает, что? Важнее мазня  в мастерской, лавка хрен знает чья.

Вообще, подобные мысли в нем всегда похоронены в трезвом состоянии. Страх потерять ее дремлет и лишь временами открывает один глаз, чтобы посмотреть на возникшую ситуацию, но когда он ждет он нее обещанных действий, когда алкоголь ослабляет барьеры, у него сносит крышу. Настолько, что любимую женщину он сейчас ценит не больше проститутки. Он заставляет ее задыхаться, чувствовать свою власть над ней, когда она сможет заговорить, вздохнуть и все это кончится, когда кончит ей в глотку. Плевать на рвотные позывы. Сейчас он держит ее жизнь в своих руках, ее гордость, ее время полностью его и будет удерживать пока это может. Власть и уверенность, что он хоть сейчас мог все контролировать – единственное, что способно успокоить его и уложить спать. Не дает ей отстранится, так и сжимая ее волосы у самого затылка и помогая той все глубже и глубже принимать член.

Кончает с несдержанным стоном, а после слабость или расслабленность уставших мышц заставляет подумать о кровати. Он смотрит на жену сверху вниз с презрением и виной, а после молча заваливается на кровать.

[NIC]Jason  Long[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/ruL5fzz.jpg[/AVA]
[LZ1]ДЖЕЙСОН ЛОНГ, 28 y.o.
profession: рок-звезда;
wife: Jadwiga[/LZ1]

Отредактировано Thomas Juhl (2021-07-04 14:44:41)

+1

7

Джейсон всегда берет то, что хочет. Дело не только в моем желании или не желании, это касается всего. Он родился в обеспеченной семье, выбрал свой путь и родители ему всегда только помогали, не противореча или ставя в рамки. Первый альбом - подарок на восемнадцатилетие, раскрутка на радио и MTV, а после уже популярность и желание толпы получить новую порцию наркотика. Ничего не бывает просто так, музыка и тексты интересовали его с детства, а родители баловали и поощряли любое желание. Привили ему нездоровый эгоизм ко всему.
К двадцати восьми годам он заработал - своим трудом и талантом - уже собственные миллионы. Купил дом, машину и даже жену. Знаю, что многие так считали, а нередко и сам Джейсон говорил, что его лучшая собственность - это я. Самая дорогая, но видимо и самая любимая. Мое мнение на этот счет не учитывалось. Нельзя сказать, что я сильно страдала от этого, вступала в споры или каждый день воевала с этой мыслью. Совсем нет, смирилась и приняла правила игры. Есть люди, который находятся в куда худшем положении. У меня есть руки и ноги, я могу ходить. Каждый день не нужно выгрызать себе жалкие гроши для пропитания... я научилась жить с этим и даже удивилась бы, если бы однажды муж повел себя как-то иначе. Это значило бы лишь одно: у него появилась более интересная игрушка. /мне не хотелось делить его с кем-то. о его шлюхах, просто не думала и получалось так, что их будто и не существовало/ В эту игру можно играть вдвоем. Проблемы начинаются тогда, когда игра заканчивается и начинается жизнь. Чувства, мать их.
Джейсон всегда берет то, что хочет. В том числе и меня. В том числе и сейчас. Переворачивает на живот и грубо входит, даже не подумав о том, что это может быть неприятно. Он хочет так, потому я терплю первые несколько толчков, пока член не смажется влагой и не заскользит уже более свободно. Трахает быстро и жестко, но мне нравится. Даже не пытаюсь вырваться, только поднимаю попу выше, чтобы угол входа был приятен мне. Мычу в простыни что-то о том, чтобы он не останавливался. Муж пьян, а потому я даже не предполагаю, что сегодня сделают приятно и мне. В принципе, удовольствие для меня - второстепенно. Это аксиома. Но не все же так страшно? Страшно - это не то слово. И воспринимать нашу семейную жизнь нужно иначе. Мы сошлись, пусть и на пути саморазрушения. Разрушения друг друга этой страстью и желанием.
Мы редко разговариваем о том, чего хотим. Он показывает, что я должна делать или берет сам, как ему нравится. Мы не говорим после о том, понравилось или нет. Как будто нет чего-то такое, что мне может не понравится. Это насилие: над телом, но больше, конечно, над личностью.
Когда муж отстраняется, знаю - это еще не все. Сжимаюсь, боясь получить удар, но он только стаскивает с кровати, заставляя встать перед ним на колени. Поднимаю наглые глаза, когда пальцы Джейсона с силой сжимают волосы. Если в его взгляде злость, то в моем только похоть. Насколько сильно его бесит то, что я перестала чувствовать - точнее показывать - страх? Насколько он хочет видеть меня сломанной и растоптаной его ненавистью ко мне? Интересно, но я никогда не спрошу. Потому что сейчас - хочется взять член в рот, а потом будет уже не важно. Каждый получает свое сполна.
Возможно, мне должно быть стыдно, что я такая развратница. Возможно, мне должно быть гадко от себя, за любовь к рукам, который умеют только уничтожать и терзать. Возможно, изначально все пошло не так. Но мне не важно, ведь между нами нет "стыдно" и нет "пошло". Мне нравится то, что он знает свои желания. Мне нравится его твердый член. Мне даже нравится, когда он груб со мной. /не всегда, но чаще всего - да/ Потому сейчас послушно открываю рот, позволяя трахать меня в него. Это совсем не минет, о нет. Мои движения - минимальны: обхватить потуже губами и попытаться не задохнуться, когда он с каждым толчком все глубже и глубже в глотку. Джейсон любит горловой, я люблю, когда он доволен и не бьет меня. Потому очевидно, что я научилась его делать.
По щекам текут слезы - не то, чтобы я хотела плакать, но реакции организма это не всегда контролируемо. Подводка течет, хорошо, что туш водостойкая. В любом случае, вряд ли я сейчас выгляжу лучше какой-то дешевой шлюхи. Одна только мысль об этом заводит еще сильнее. Я не знаю, что со мной не так, но все эти ощущения: боль, унижение, отсутствие доступа кислорода и дискомфорт из-за члена глубоко в глотке, мне нравились. Нравились - не то слово. Я была в полнейшем восторге. Как будто не только ему требовалось совершить акт насилия надо мной, но и моей внутренней суке жизненно необходимо быть поставленной на место. Джейсон справлялся с этой задачей на все сто.
Единственное, что мне не особо нравилось во всем этом - давиться в самом конце спермой. Она смешивается со слюной, стекает по подбородку, каплями падает на грудь, на колени, на пол. Джейсон кончает и только тогда отпускает. Больше я ему не нужна. Теперь ему хочется смотреть на меня не больше, чем на тумбочку или коврик на входе в дом. - Я сейчас вернусь. - Говорю тихо, и ухожу в ванную, чтобы привести себя в порядок. Смотрю на себя в зеркало и совсем не понимаю, почему он вцепился в меня. Ну, что во мне такого особенного, чтобы так сильно сходить с ума? Ответа нет.

Минут через десять возвращаюсь в спальню, задерживаюсь у входа, чтобы посмотреть на мужа. Внутри какой-то необоснованный приступ нежности. Повинуясь его порыву залажу под покрывало и прижимаюсь. - Извини свою глупую жену, я так рада, что ты вернулся, - в данный момент я почти забываю о существовании Томаса в моей жизни. Все кажется таким нереальным. Есть только Джейсон и я.

Утро врывается в жизнь резко и неприятно - солнцем, светящим прямо в глаза. Зарываюсь в подушку, рукой проверяю кровать: мужа рядом нет. Прислушиваюсь - где-то далеко слышны звуки воды. Пока он в душе я пытаюсь уговорить себя встать. Спустя пять минут торга с самой собой, хорошая жена побеждает плохую девчонку. Потому натянув его футболку, выуженную из шифоньера, бреду на кухню, чтобы включить музыку и нажать на кнопку кофемашины.
Вчерашняя еда все так же стоит на обеденном столе. Убираю ее, решив, что к завтраку будет достаточно сделать бутербродов. Себе - черный чай с молоком, ему - черный крепкий кофе. Когда Джейсон появляется на кухне, поворачиваюсь с улыбкой: - доброе утро. Скажи, что останешься сегодня дома. - Молчу о вчерашнем, потому что сегодня передо мной совсем другой человек. Не то чудовище, что хотело разорвать меня в клочья вчера.

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-07-05 09:52:06)

+1

8

Джейсон отключился почти сразу, как голова коснулась подушки, он на слова Ядвиги что-то неосознанно промычал, будто услышал ее, а когда она пришла, уже это не понял. Утром проснулся раньше с головной болью и не помня прошлой ночи, память упиралась в черт знает какую опрокинутую стопку водки с Адамом, а дальше ничто. И сейчас не сразу понял, что дома в своей кровати. Глазами пробежался по оголенному телу спящей Ядвиги. На ее бледной коже были следы вчерашнего веселья? Что он с ней сделал. Откинулся на подушку и закрыл глаза, в надежде уснуть снова, но этого уже не получится, нужен холодный душ, аспирин и выпить воды, много. Стараясь не разбудить жену, он осторожно освободился от ее руки, а после скрылся за дверью ванной комнаты. Холодная, почти ледяная вода возвращала к жизни гарантированно. Он потратил на все минут 20, концентрируясь на чувствах от холодной воды и не давая догадкам и мыслям брать верх. Там же за зеркальной дверцей нависного шкафчика он ранее взял аспирин и выпил его. 20 минут не решило всех проблем разом, но мыслить он теперь мог трезво.

Квартиру уже наполнял свежесваренный  кофе. Ядвига проснулась и стоило бы с ней поговорить в нормальном состоянии, но вина, тяжестью легла на спину, что он с минуты постоял, раздумывая в какую сторону идти. Налево – на кухню, улыбаться той виновато и извиняться, либо направо – идти к черту отсюда. Иногда казалось, что в разлуке все лучше, отношения крепче, чувства сильнее и ты никаких непоправимых ошибок совершить не сможешь, рядом же с ней каждый шаг ощущался неправильным, каждая эмоция. Стоял в одних трусах на право не пойдешь.

-Доброе утро, дорогая – Лонг приобнял девушку со спины, поцеловав ту в шею, на ней тоже остались синяки. Душил ее? Вздрогнул от мысли, что мог бы проснуться, а рядом ее труп, что делал бы тогда? – Спасибо за кофе. Оно сейчас необходимо как воздух – чувствуя вину и какую-то неловкость рядом с ней, мужчина отошел к столу, расположившись на угловом куханном диване. –Это непозволительная роскошь  - он улыбается куда-то в стол делая глоток за глотком горячего кофе. Ядвига умела его делать так, как любил Джейсон, либо он любил все, до чего его жена касалась.  – Сегодня нам нужно с тобой сходить на  вечеринку одного именитого продюсера. Ничего особенного. Думаю это будет скучный прием в английских традициях. Знаешь там коктейльные платья на женщинах и смокинги на мужчинах. – Он снова бегло взглядом окидывает Ядвигу, понимая, что той как-то придется скрыть синяки на шее и на руках, даже не рассматривая вариант той остаться дома. Он слишком по ней скучал эти месяцы, чтобы снова самому идти на приемы телом, а душой оставаться с ней и беспокоиться. –Найдешь что надеть на себя? – чувство стиля у нее не отнять, а еще и силе характера. Она почему-то никогда не начинала разговор о том, что произошло, почему всегда делала вид, что все хорошо, ничего плохого не произошло и эти синяки – норма. Такими темпами он действительно примет за норму эти провалы в памяти, ненависть, что чувствовал после каждого промаха девушки и свое желание ее проучить, наказать, воспитать.
Ему не хотелось знать, что было вчера, его уже не волновало почему та не встретила в аэропорту как и обещала. Видимо стоит все оставить в пережитом дне

-Я люблю тебя – Джейсон всегда произносит это слова либо на пьяную голову, либо когда вина настолько сильна, что страх потерять ее заставляет словами донести, что все можно простить, если чувства взаимны.

+1

9

Сердце на распашку,
Затянет руки кабельная стяжка,
Никто не мог подумать что так страшно
Бывает наяву.

Джейсон обнимает, целует в шею, напоминает любым прикосновением: ты моя. Если вчера спорить не хотелось, потому что страшно, то сегодня все иначе. Новый день - новый виток игры. Мы как маленькие дети играем друг другом, потому что другие игрушки перестали быть такими интересными. Они делают все, что мы захотим и не нуждаются в понимании, но играть друг другом - это как разбираться в сложном и непонятном механизме. Изучать приборы и рычаги. Смотреть как одно или другое действие, а порой даже слово, может все перевернуть. Взрослые дети - взрослые игры. Порой жестокие и совершенно невообразимые. Мы стоим на обрыве, как знать, что будет, если прыгнем. Возможно, за спиной откроется парашют, или это тарзанка, а, может, у нас вырастут крылья, о которых мы забыли? Главное не бояться. Ты боишься, Джейсон?
Я - прыгаю.
Сегодня мне не страшно, а потому я смело смотрю в глаза мужа и улыбаюсь. Жизнь с ним - это не так ужасно, как иногда кажется. Подобное утро напоминает, почему мы вообще вместе. И я, сохраняя дистанцию, сажусь на кухонный стол. Не потому что боюсь, а потому что хочу насмотреться - надышаться - налюбоваться человеком, который дорог, пусть иногда он этого совершенно и не заслуживает. - Голова болит? - Вопрос риторический, он приехал вчера в таком состоянии, что даже удивительно, как вообще с утра встал, а не остался в кровати до самого вечера, болея и отказываясь жить без горсти таблеток, супа из любимого ресторана, а в худшем случае - капельницы, которая бы вывела остатки алкоголя и почистила организм.
Вместо каких-то упреков за вчерашнее, улыбаюсь, не отводя взгляда. Если бы не болезненные синяки, оставленные вчера, можно было считать нас самыми счастливыми людьми. Только, нельзя. Я забываю об этом. Перечеркиваю вчерашний вечер в воспоминаниях, чтобы не возвращаться к нему. Чтобы - как уже привыкла - сделать вид, что никто не виноват. Так не было правильно, но так определенно проще. - Звучит очень скучно, - отпивая чай, мысленно уже перебираю свой гардероб. - Нам обязательно выглядеть как напыщенные павлины, да? - На самом деле - это не имеет никакого значения. Надо - буду. В рабочих встречах, на всех этих бесконечных тусовках с определенным дресс-кодом или без, я привыкла соответствовать. Это не сложно, а главное, иногда даже весело. Да и, откровенно говоря, мне всегда нравилось выглядеть девочкой на миллион. Сейчас я ею и была, несмотря на то, что мои волосы, пирсинг и тату отделяли от всех этих великолепных и таких не похожих на меня девиц. Им - сложно принять меня, а я с упоением шокирую собой каждый раз.
Каждый. Раз.
- Ты не сможешь оторвать от меня глаз, обещаю, - оставляю чай, чтобы спрыгнуть и подойти ближе. Когда Джейсону плохо и он ощущает себя виноватым, из мудака резко перевоплощается в самого заботливого и любящего мужа. Я не знаю что из вчерашнего он помнит. Мне бы не хотелось помнить многие вещи, например, его ненависть ко мне. Мы не заслужили того, чтобы ранить друг друга. - А я - люблю тебя. - Отвечаю тихо и целую. Впервые за два года, я не уверена, что полностью честна. Впервые за два года, внутри все разрывается от противоречия: что же на самом деле чувствую к Томасу и куда нас заведет эта кривая. Мне страшно от самой себя. Потому я лишь сильнее целую мужа, боясь, что он услышит в стуке моего сердца то, в чем не могу признаться даже самой себе.

Не на что сослаться,
Мне хочется любить, а не бояться.
Мне хочется забыть об этом с ходу,
Заклеить изнутри.

День мы проводим раздельно, потому что у него работа, а у меня походы по магазинам. Пока я одна - отправляю Томасу несколько сообщений, предупреждаю, что несколько дней может меня не ждать у себя. Не то, чтобы наши отношения дошли до того состояния, когда мне нужно предупреждать о подобном, но мне самой хочется написать ему. Поговорить. Наверное, нужно было позвонить, узнать как дела... и спалиться. Сорваться - приехать - показать, что происходит со мной, когда я не могу с ним встретиться. Осаждаю, напоминаю, что это все только мои проблемы и нет смысла его втягивать. Он же не виноват в моем обмане, и в моих к нему чувствах - тоже. Сначала бы определиться самой, а потом - может какой-то выход и найдется. Нагло врать я уже не могу. Трахаться ночью с одним, а потом как ни в чем не бывало утром звонить другому.
Это все сожрет меня быстрее, чем кто-то из них двоих поймет, что происходит на самом деле. Непременно, это произойдет раньше.
вв
К вечеру я абсолютно готова блистать: идеальный макияж, прическа, наряд и даже туфли. Выезжаю на вечер - прямиком из салона. Точнее, за мной приезжает муж. Личный водитель и охранник спереди, мы едем на пассажирских сидениях. - Достаточно сдержано? - Спрашиваю улыбаясь. В Сакраменто достаточно жарко, но я подбираю наряд так, чтобы все закрыть и при этом открыть. Пока люди смотрят на ножки, воротник закрывает синяки на шее. - Будет кто-то знакомый на вечере? - Удивленно слышу о Копернике, после его разрыва с женой, мы не виделись, кажется, вечность. - Что он здесь забыл, а как же любимый Сан-Диего. - Кшиштоф жил то в Сан-Диего, то в Детройте, то в ЛА, мы раньше часто встречались и проводили время вместе. А потом у них с Камили случился развод и парень полностью пропал с радаров. Может, оно и к лучшему. Раньше этот сумасшедший поляк часто устраивал представления вокруг их семейных драм или драки из чувства ревности. - Как думаешь, он будет один? Давно ничего не слышала о том, как у них дела. - Конечно, с Лией мы поддерживали отношения, но она вся в работе и чаще - ей было не до меня, скучающей до-мо-хо-зяй-ки. - Ты не встречал ее в ЛА? - Последнее, что я о ней слышала - новый альбом, который вышел пару месяцев назад и просто взорвал чарты. Стоить ли говорить, что половина ее новых хитов - его пера работа. И почему Коперник до сих пор пишет для нее?
Воспоминания о старом приятеле вернули меня и в воспоминания нашего общего прошлого с Джейсоном. Сейчас я видела, как мы изменили друг друга. Но при этом - без улыбки и нежности посмотреть невозможно в его глаза. Только внутри маленькая испуганная девочка знает правду: его не изменить и рано или поздно бомба рванет, как не пытайся окружить человека теплом и заботой. Внутренний зверь просыпался раньше, будет просыпаться и впредь.

слушать)

Отредактировано Jadwiga Kowalski (2021-07-12 02:44:46)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » candy flip


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно