полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » every breath you take … i’ll be watching you.


every breath you take … i’ll be watching you.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

mary, mj, thomas
21 июня 2021

Отредактировано MJ Cunningham (2021-06-21 19:00:35)

+1

2

Понедельник, двадцать первое июня, выдается бесконечно долгим днём.
Несколько судебных заседаний, потом ещё парочка встреч в офисе, потом неожиданный звонок от клиента, попавшего в аварию, а потом ещё более неожиданный звонок от консьержа о том, что у меня в квартире сработала сигнализация.
Проверяю приложение - никаких новых оповещений, спустя где-то час проверяю квартиру - дверь целая, внутри всё, как и было, поэтому ложное срабатывание списываю на недавний потоп, предполагая, что какие-то провода могло закоротить. Подобная версия меня вполне устраивает, чтобы не продолжать разбирательство, поэтому со спокойной душой я запираю бывшее место жительства и к десяти часам вечера в конце концов направляюсь на новое - к Эмджею домой. Хотя, скорее, теперь уже к нам домой. Всё никак не могу привыкнуть просто.
- Привет, - кричу с порога, бросая туфли в коридоре и тут же пробегаюсь по комнатам, чтобы найти мужчину. Нахожу его у себя в кабинете. - Всё ещё работаешь? - нежно мурлычу, ныряя в широкие мужские объятия, и наконец-то чувствую, как тяжесть прошедшего дня спадает с плеч. - Хорошо, что этот понедельник закончился, - бормочу устало, уткнувшись носом в шею Маркуса, после чего делаю глубокий вдох успокоения, наслаждаясь уже едва уловимым запахом мужских духов, к концу дня смешавшимся с запахом городской пыли и его тела. - Надеюсь, ты поужинал? А то непутевая хозяйка, единственное, что сейчас может приготовить, это кровать ко сну, - хихикаю, осторожно потираясь щекой о колючую щеку Маркуса. - Заканчивай. Я пока приму душ и буду тебя ждать.
Ещё где-то спустя минут сорок мы таки укладываемся в кровать, и я тут же без задних ног проваливаюсь в сон, едва успевая оставить Маркусу прощальный ночной поцелуй.
Пока неожиданно среди ночи меня не будит непрерывный поток из восьми оповещений о новых входящих сообщениях. Слышу, что Эмджей рядом тоже просыпается, ещё бы - после такого-то телефонного терроризма, но делать нечего, а то мало ли - кто-то снова попал в беду, клиенты-то у меня всякие бывают. - Что за херня... - тяну спросонья, пытаясь нащупать рукой свой гаджет. Кое-как подношу его к лицу, ещё несколько секунд фокусирую взгляд, привыкая к яркому свету, но в итоге это мало чем проясняет ситуацию.
- Every breath you take … i’ll be watching you... Что? Что, блять, за караоке у меня во входящих с неизвестного номера? -  восемь отдельных сообщений, в каждом из которых по слову из всемирно известной песни, кажутся мне какой-то нелепой шуткой, явно не достойной дальнейшего внимания. Поэтому недовольно фыркая, я отключаю телефон и, возвращая его обратно на тумбочку, без задней мысли тут же ныряю под одеяло, пристраиваясь грудью к спине Маркуса. Хорошо, что у нас впереди ещё полночи, чтобы выспаться, а то с такими хулиганами - мало не покажется.
Смысл всего происходящего для меня теряется сразу же.
Хотя, конечно, мне ещё придётся об этом пожалеть.
Но не сегодня.

+3

3

Ночь.
Сообщение номер раз. И нет, это не его мобильник. Разность сигналов Каннингем опознает даже во сне.
Сообщение номер два. Че там?
Сообщение, сука, номер три. Че за срочность?
Сообщение номер четыре. Алло, блять?
Сообщение номер пять. И молчаливая готовность уже в следующую секунду разбить её телефон о стену.
Сообщение номер шесть. Встреча мобильника со стеной уже не кажется невинной фантазией. Скорее реальностью, в которой завтра придется ехать к открытию в ближайший iStore за новым яблоком. Перспектива так себе.
Сообщение номер семь. Поэтому, спокойствие, блять.
Сообщение номер восемь. Каннингем морально готов убивать. Всех, кроме голубоглазой блондинки, под боком.

Блять, — произносит сквозь сон, не открывая глаз, с нескрываемым раздражением в голосе, — это ещё кто? — но, так и не дождавшись толкового ответа на этот свой вопрос, отключается снова, едва успев почувствовать прикосновение её мягкой, горячей груди к его спине. Идеально, когда она рядом.

К утру полуночное караоке забывается. Теряется между полок/вешалок гардеробной комнаты в поисках нужной рубашки. Маркус впопыхах собирается в «Платинум». Впопыхах завтракает. Целует блондинку уже на пороге и в следующий момент скрывается в салоне автомобиля. По дороге, естественно, попадает в пробку. Привычный (почти всегда) ежедневный сценарий, ничего нового.

О блядском ночном терроре Каннингем вспоминает уже дома, вечером. После очередного рабочего дня, неизбежно подошедшего к концу.

Так кто это был? — спрашивает, заедает вопрос спагетти (опять). Купить абонемент в спортзал или подарить Мэриэн кулинарную книгу? — задуматься на секунду, скользнуть по блондинке как бы оценивающим ситуацию взглядом, — Да, кажется, спортзал — идеальный выход из положения, но сейчас не об этом, — …ночью. Какого хрена надо было так поздно? — первый вопрос плавно дополняется следующим, пока Каннингем не сводит любопытного взгляда голубых глаз с блондинки, сидящей прямо напротив. Что-то скрывает? Или находится ровно в таком же недоумении, как я? Достаточно хорошо присмотреться к блондинке, чтобы ясно понять — она не в курсе.

Вряд ли ошибиться номером могли восемь раз подряд, — спасибо, Кэп.

+3

4

- Алло, я вас слушаю... говорите! - несколько раз повторяю в трубку в ответ на звонок с незнакомого номера, но диалога не получается - по ту сторону провода просто молчат и, кажется, изредка шумно выдыхают, пока я раздраженно не нажимаю кнопку "отбой".
Ещё только этого не хватало.
Обреченно откидываюсь на спинку стула и неожиданно вспоминаю о ночном терроризме, который до этого, в утренней суматохе, успел затеряться между обыденными делами, вроде пролитого на кухонный кафель кофе и плохо подобранных Маркусом носков под цвет обуви.
Открываю входящие сообщения и взгляд тут же цепляется за последнее "you", заставляя заново окунуться во всю ветку непрошенного полуночного общения.
Прикрываю глаза, потому что разбираться с телефонными хулиганами кажется мне сейчас совсем не кстати, поэтому обещаю себе, что если вдруг ещё один звонок, то тогда уж точно покажу, кто здесь главный, а пока... - Мисс Дэниэлс, к вам клиент.
Но "ещё один звонок" не заставляет себя долго ждать. Я замечаю его во время общения с рассерженной певичкой, собирающейся судиться со своим продюсером из-за сексуальных домогательств. История, конечно, занятная, будто статью в какой-то заказной желтухе читаю, но выпроводить клиентку за дверь не выдается возможным, поэтому я просто молча наблюдаю, как ещё несколько раз засвечивается экран моего мобильного телефона в истерике от количества поступающих входящих, не получающих своего ответа.
- Мэриэн, вы меня слушаете? - недовольный голос по ту сторону стола отрывает меня от собственного гаджета и заставляет машинально поднять глаза на этого голоса обладательницу. - Да, простите, - отрезаю нарочито серьёзно, чтобы несостоявшаяся звезда эстрады поняла, что у меня есть и другие важные дела, помимо её, но вот я сейчас их отложу [читай: спрячу телефон в ящик стола] и наконец-то полностью вникну в происходящее в её запутанной жизненной истории.
Что занимает у меня ещё около часа.
Часа, за который на мой телефон поступает ещё тридцать семь входящих звонков, заставляя красный значок оповещений возле иконки с трубкой выглядеть как-то уж совсем пугающе.
И всё бы ничего, но перезвонить и высказать всё своё недовольство непутевому фанату выглядит невозможным из-за того, что номер засекречен. А новые звонки прекратились так же неожиданно, как и начались.
И тем не менее мысли о том, во что я могла вляпаться всё равно так и не дали мне закончить работу до конца дня, как бы я не пыталась отвлечься и собраться с мыслями.
Собственно, в таком павшем расположении духа меня и застает Маркус по возвращению домой. И снова застаёт свои уже нелюбимые спагетти. Увы, на что-то большее меня не хватило, хотя ещё с утра я представляла, как приготовлю к ужину как минимум лазанью. А существование сервиса доставки еды как-то успешно оказалось вне зоны моего сегодняшнего сознания.
- Так кто это был? - спрашивает ещё спустя несколько минут, после неуклюжего поцелуя в щеку, пережёвывая макароны с соусом [спасибо, что хоть без претензий к моему кулинарному таланту]. - …ночью. Какого хрена надо было так поздно? - уточняет вопрос, будто бы догадаться сразу, о ком идёт речь - сродни фантастике, но я лишь обреченно опускаю глаза в нетронутую тарелку с едой и шумно выдыхаю. - Маркус, мне на телефон сегодня поступило тридцать восемь входящих с неизвестного номера. За час. А вчера - оповещение о ложном срабатывании сигнализации у меня на квартире. Но теперь я уже не уверена, было ли оно ложным... А вот в том, что у этих событий может быть один исполнитель - вполне себе, - пожимаю плечами и наконец-то поднимаю глаза на мужчину, встречая его обеспокоенный взгляд. - Сначала я подумала, что это какой-то недовольный бывший супруг одного из моих клиентов... У меня уже было пару таких случаев... Но, по-моему, всё немного серьёзнее... - договорить не успеваю, потому что неожиданно на телефоне под знакомую мелодию уже почти привычно высвечивается "номер неопределен", заставляя наши с Маркусом взгляды в то же мгновение устремиться в одну точку, после чего подняться друг на друга и снова вернуться к мигающему экрану в попытке принять молниеносное решение о правильности каких-либо последующих действий с нашей стороны.

+2

5

Мэриэн выглядит напуганной. Настороженной? И дохрена серьезной. Не шутит. Каннингем не сводит с неё обеспокоенного взгляда, мысленно позволяет себе небольшую шалость мягко допустить возможную: паранойю? Игру её воображения? Невинное баловство (или злоупотребление?) вискарем на рабочем месте, пока нет клиентов? Галлюцинации? Пожалуй, в этой конкретной ситуации он был бы несказанно рад любому из озвученных выше вариантов. Потому что любой из них не самым лёгким и быстрым способом, конечно, но всё же поддаётся лечению путем активного общения с соответствующим специалистом. В противовес его догадкам, очевидным фактом в пользу блондинки на экране светится неоспоримое «тридцать восемь» в сочетании с заголовком «номер не определён», автоматически стирая все неуместные догадки блондина, оставляя после себя только вылизанный дочиста белый лист, на котором толком и написать-то нечего. Ввиду отсутствия подозрений у обоих.

Тридцать восемь пропущенных с неизвестного номера. За час. Маркус (зачем-то) пытается мысленно просчитать, сколько звонков и в каком временном промежутке нужно отправить, чтобы получить тридцать восемь звонков за шестьдесят гребанных минут. Как будто сейчас это имеет архиважное значение. Каннингем выдыхает и отпускает с Богом этот непрошенный вычислительный процесс. Дальше — больше. Срабатывание сигнализации в пустой квартире (вероятно, ложное… или нет?).

Ещё бы ей оставаться спокойно-непринужденной, когда вокруг происходит хрен знает что.

И происходит это «хрен знает что» прямо сейчас. У Каннингема на глазах.

Её незаконченная фраза нагло обрывается на полуслове очередным звонком сотового, в который раз за этот вечер подтверждающим теорию блондинки на практике. Всё намного серьезнее, чем... может показаться на первый взгляд. Напряженное молчание моментами нарушается назойливо-громкой мелодией мобильника (сменить бы прямо сейчас). Где-то в момент паузы между началом и концом рингтона Каннингем отчетливо слышит, в каком сумасшедшем ритме бьётся о рёбра её сердце. Как (неебически гулкими ударами) пульс отдаётся в его собственных висках. Как на вдохе замирает дыхание. Кажется, даже стрелки настенных часов остановили свой ход. Сейчас только его ритмичный стук пальцев о мраморную столешницу обеденного стола, быстрое сердцебиение блондинки и навязчивая мелодия её сотового.

Протягивает руку, тянет орущий неприлично громко мобильник к себе. Несколько секунд гипнотизирует экран с отчетливым белым по чёрному: «номер не определён» (будто от продолжительности его взгляда надпись обещает непременно смениться настоящим именем навязчивого «неизвестного абонента») и, в конце концов, нажимает «ответить», подносит телефон к уху, произносит уверенно:

— Слушаю, — связь обрывается моментально, демонстрируя явное нежелание собеседника на том конце провода продолжать (или начинать?) разговор. По крайней мере — с Маркусом, — неплохо поговорили, — тянет задумчиво, — информативно, — точка. Несколько быстрых нажатий на клавиши, чтобы перевести мобильник в беззвучный. Непонимающим взглядом вернуться к блондинке. Ненадолго засмотреться, залюбоваться даже и в противовес вспомнить, как когда-то едва её не потерял. Признать, что не готов допустить этот пиздец снова.

— Может, твой бывший? — предполагает, не отбрасывая очевидный вариант, когда непривычно молчаливый сотовый снова оказывается на столешнице. Теперь экраном вниз, — Хуёво ему. Страдает, и всё такое,это с какой, сука, интенсивностью надо страдать, чтобы выжать рекордные тридцать восемь за час? — Сменим номер, посмотрим, чем это увенчается. Вариант на практике возможен вообще? Не потеряешь полезные контакты? — впрочем, о каких контактах может идти речь, когда дело в её безопасности? Безопасность. Кстати.

Теперь в ход идет сотовый Маркуса. Ничего не объясняя Мэриэн, набирает хорошо (?) знакомый контакт, наскоро ставит перед фактом, уточняет время выхода на работу и, завершив разговор с подчиненным, озвучивает:

— С завтрашнего дня тебя будет сопровождать Томас. Утром забирать из дома. В течении дня — присматривать и охранять. Вечером — доставлять тебя обратно. Без вариантов, — он обязан знать, что в моё отсутствие
с ней
всё в порядке
.

Отредактировано MJ Cunningham (2021-08-01 15:45:48)

+2

6

Маркус реагирует быстрее, чем я.
Хватает телефон, и в следующее мгновение назойливый рингтон моего мобильного сменяется его резким размеренным "слушаю", которое, в прочем, успехом, увы, не венчается, так как потенциальный разговор заканчивается, даже не успев начаться.
Неудавшийся собеседник тут же сбрасывает звонок - без каких-либо томных воздыханий в трубку, чем вгоняет меня в легкий ступор. Вялое молчание в ответ уже успело стать верным спутником для меня во всей этой дурацкой истории.
- Неплохо поговорили, - лаконично резюмирует Маркус произошедшее и поскорее спешит избавиться от гаджета в руке, будто последний готов прожечь ему дыру в ладони этой трезвонящей неизвестностью.
- Может, он испугался тебя и больше не будет звонить? - глупо спрашиваю, с наивной надеждой в голосе, но по взгляду Каннингема понимаю, что в свой дар убеждения он верит явно меньше, чем я.
- Может, твой бывший? - звучит уже куда более реалистично и даже заставляет задуматься: неужели Драко действительно может заниматься телефонным терроризмом. Хм, в принципе, может, особенно учитывая предысторию. Особенно, если узнал об Эмджее.
- Не знаю, не хочется думать, что у него есть на это время и желание... - пожимаю плечами, то ли, чтобы отвести подозрения Маркуса от своего бывшего мужа, то ли, чтобы убедить саму себя в сказанном. - Да и вообще, если честно, нет желания сейчас звонить ему с подобной просьбой: "эй, можешь, пожалуйста, ограничиться хотя бы пятью звонками в час"? - легкий смешок, чтобы хоть немного отвлечься и сбросить напряжение. После встряхиваю головой, потому как разговор плавно перетекает в попытки решить проблему, а не найти её корень. - В целом, сменить номер - не катастрофично, тем более, что не впервые... - обрываюсь на полуслове, потому что однажды я уже меняла номер, после того, как какой-то псих стрелял мне по окнам, а ещё раньше - я меняла номер в попытке спрятаться от Маркуса. В прочем, кому, как не ему знать о том, как легко я расстаюсь со своим цифровым идентификатором в мире сотовой связи. - Но, может, подождём ещё несколько дней? Вдруг этому парню... или девушке надоест? Тем более, учитывая сферу моей деятельности, найти новый номер - вряд ли составит много труда... - наконец-то я тоже хоть немного подключаю мозги к этой ситуации, понимая, что позвонить ко мне в офис и узнать новый номер, особенно учитывая болтливость Мэг, моей секретарши, и её желание набить нам новых клиентов - и правда задание без звёздочки, скорее - на повторение пройденного материала. Так что без труда я отодвигаю на задний план и эту идею, тем более, что в следующее мгновение впереди меня, как айсберг перед кораблем, неожиданно показывается ещё одна сумасшедшая выдумка Каннингема в виде сопровождающего - его водителя Томаса. Меня даже не спрашивают - просто ставят перед фактом, что уже с завтрашнего дня у меня появится нянька.
- Неужели тебе правда кажется, что ситуация настолько критичная? - подобострастно пытаюсь в панике снизить градус переживаний по поводу происходящего, хоть и понимаю, что сама создала ажиотаж вокруг сложившейся ситуации. - Уверена, что этого хулигана единственное, на что хватит, так это на подобные звонки. Тебе незачем волноваться, детка, - мурлычу, абсолютно позабыв, что ещё полчаса назад единственной мыслью было - как оградиться от незаконного преследования. И вот, пожалуйста - мне взамен подсовывают преследование легальное. - Ладно, если тебе так будет спокойнее, то я согласна.
Но уже буквально следующим утром я успеваю пожалеть о сказанном.
Томас следует за мной буквально по пятам: сидит, чинно попивая кофе у меня в приёмной, и пугая своим грозным видом посетителей, стреляет глазами на судью и присяжных во время процесса, охраняет вход в бутик нижнего белья, в котором я договариваюсь забрать индивидуальный заказ.
И так продолжается ещё несколько дней.
Вот только, признаться честно, телефонный терроризм прекращается.
Поэтому в конце рабочей недели, совершенно устав от вечного сопровождения, и решив, что угроза миновала, я решаю снова серьёзно поговорить с Маркусом, чтобы сообщить ему, что больше не нуждаюсь в охране.
Именно с такими намерениями он и находит меня по приходу домой - в гардеробной. Мы перекидываемся с ним несколькими фразами о прошедшем дне, и я решаю, не откладывая дело в долгий ящик, тут же завести беседу о Томасе, точнее его дальнейшей ненадобности в моей ежедневной рутине.
- Если честно, думаю, история с телефонным хулиганством закончилась. Всю предыдущую неделю всё было спокойно. Наверное, это была разовая акция, - улыбаюсь, всё ещё перебирая ящики с одеждой. - Возможно, мы подумаем о том, чтобы Томас вернулся к своим прямым обязанностям, не связанными с моим вечным сопровождением? Как считаешь? - голос звучит елейно в надежде удобно улечься на подготовленный ранее фундамент из каждодневных рассказов о том, как ничего и никто меня больше не беспокоит. - Ты кстати не видел нигде пакет из "Ла перлы"? Я на неделе забрала у них бельё, и не могу вспомнить, куда положила. Как сквозь землю провалилось. Ещё и платок свой любимый потеряла - с птицами такой, голубой, - продолжаю повествование, одновременно перебирая вещи на полках. И лишь, когда снова возвращаюсь глазами к Маркусу, понимаю, что взгляд его выражает уж как-то слишком сильную обеспокоенность пропажей нескольких клочков ткани из моего гардероба. - Может, на работе забыла... - бормочу неуверенно и в то же время понимаю, что фундамент из моих убеждений о спокойной жизни прямо на моих же глазах бесповоротно уходит под землю. Пусть я пока ещё до конца и не понимаю, почему.
Но зато Маркус уже всё понимает.

+2

7

Следующая неделя  проходит на удивление спокойно, размеренно. Каннингем даже успевает наивно поверить в то, что игра в «заеби ближнего своего» анониму наскучила, словно заезженная пластинка. Успевает предположить, что за неделю тот отыскал для себя другой объект обожания и, в конце концов, переключился на него (или на неё?). Кажется, жизнь вновь становится на привычные рельсы. Или нет?.. Или нет.

Маркус опирается о дверной косяк, пока блондинка активно наводит беспорядки в гардеробной. Перебирает, перекладывает вещи. Что-то ищет, сидя спиной к Каннингему. Параллельно заводит разговор о Томасе и его возвращении в “Platinum”.

— Заебал своими дебильными шутейками, да? — отшучивается, скрывая мимолетное раздражение за мягкой ответной улыбкой. Каннингем терпеть не может, когда с ним пытаются спорить. Но смиренно терпит, когда этот рискованный финт пытается провернуть его охуенная блондинка. Заранее подготовленный фундамент из её каждодневных “всё окей, меня никто не беспокоит” внезапно срабатывает. Но только наполовину. Маркус не верит в затишье. Но верит в бурю, которая обязательно последует после. И даже на этот случай у Эмджея есть запасной план.

— Ты уверена? — уточняет на полном серьёзе, но уже в следующую секунду отвечает подозрительно неожиданным согласием на просьбу блондинки, — окей, завтра я сам подброшу тебя на работу, — в подтверждение собственных слов Каннингем достаёт из кармана джинс мобильник, набирает Томаса. Ответ на звонок не заставляет себя долго ждать.

— Томас, с завтрашнего дня приступаешь к своим прямым обязанностям, — следующим пунктом — созвониться с Кей, предупредить о возвращении водителя в строй. Маркус уже собирается сбросить звонок, когда Томас изъявляет желание сообщить управляющей о своем выходе на работу в агентство лично. Это предложение кажется Каннингему уместным (где-то даже логичным), так что тот просто соглашается, но смс управляющей всё же отправляет. Сразу после звонка.

— Пакет… — оттолкнувшись плечом, подходит ближе к Мэриэн и обнимает сзади, уткнувшись подбородком в её плечо. Излюбленный запах её парфюма ласкает нюховые рецепторы до приятного головокружения, — хм, дай подумать, — секундная пауза, чтобы выдержать блядскую интригу, — этот? — белый пакет с уже знакомым ей логотипом посередине, неожиданно появляется перед глазами Дэниэлс, — катался со мной всю неделю. Сегодня я заглянул внутрь и понял, что еще не видел его на тебе. Думаю, стоит исправить эту оплошность, — протягивает, предвкушая вполне понятное продолжение сегодняшнего вечера.

Новость о пропаже её платка настораживает, заставляет задуматься. Всего на долю секунды, чтобы уже в следующую попытаться успокоить Мэриэн.

— Может, забыла в офисе? — он не верит в это предположение. Не верит в банальное совпадение. В элементарное стечение обстоятельств тоже не верит, — проверим завтра. Уверен, он просто затерялся среди остальных вещей в твоем шкафу, — непринужденно пожимает плечами, пока Дэниэлс принимает из его рук злосчастный пакет с бельем.

Маркус всё понимает. Ловко связывает уже имеющиеся нити одну за другой в единую историю. Однако, лишний раз беспокоить Дэниэлс своими догадками не спешит (тем более, когда они рискуют оказаться ошибочными, а он — истеричным идиотом). Удаляется в свой кабинет под предлогом нескольких дофига важных звонков по работе. Закрывает дверь на замок. Набирает номер стажера на должность в службе безопасности эскорт-агентства. Уж кому-кому, а новому сотруднику наверняка будет интересно с ходу попасть под протекцию босса и, в случае успешно выполненного задания, продвижение по службе — в недалеком будущем.

—  Тут такое дело… вопрос почти по твоей специальности, — дальше звучит придуманный на ходу душещипательный рассказ о жене и её любовнике, которых Каннингем никак не может поймать на горячем, так что его задача ясна и понятна. Как только возле блондинки (чье фото он получит после завершения разговора) появится кто-то «левый» — Маркус должен узнать об этом сразу же, — я в долгу не останусь, — сбросить вызов, в несколько кликов отравить фото, домашний адрес и услышать стук в дверь.

+2

8

Рядом с Маркусом мне спокойно, как не было уже давно - даже, если вокруг творится какая-то чертовщина: с телефонным терроризмом, пропажей вещей и плохими шутками его личного водителя.
И говорит Маркус спокойно - так что любое волнение сразу сходит на нет, как неожиданно к утру утихает море после ночного шторма.
И проблемы Маркус решает, не поведя бровью: нужно усилить охрану - вот тебе личный [бесячий] надзиратель, нужно убрать охрану - "завтра я сам тебя завезу", а пакет из "Ла перлы" - вот он, неделю катался у меня на заднем сидении.
И при этом стоит такой обычный, наверное, даже не осознавая, сколько всего для меня делает. А я стою и буквально не могу объять всю накопившуюся во мне за это благодарность этому прекрасному человеку.
- Ты мой личный герой, детка, - улыбаюсь, ловко закидывая запястья мужчине за шею, так что он в одно мгновение наконец-то оказывается в моём плену - и не сопротивляется, оставляя лишь легкий отпечаток своих губ на моей шее, чем вызывает по всему телу приятную покалывающую дрожь. Вдобавок успевает свести меня с ума своим голосом и тем, что этим голосом говорит - кажется, проникает им в каждую чертову клеточку, изнутри наполняя тягучим желанием, а ещё каким-то намного большим чувством признательности и... любви?
И это осознание приходит ко мне неожиданно.
Словно все эти четыре года я шла к тому, чтобы понять, что люблю Маркуса. И, наверное, любила всегда.
Не переставая.
И теперь не веря, что когда-то смогу перестать.
Но поделиться мыслями не успеваю, потому что Эмджей решает ещё на какое-то время вернуться к своему излюбленному решению моих проблем и, оставив на мне ещё один короткий поцелуй, удаляется в свой кабинет.
В ответ на что я лишь улыбаюсь ему в спину, всё ещё наслаждаясь новым ощущением осознания своих чувств.
И никакой пропавший платок мне больше не в голове - думаю только о том, чтобы поскорее натянуть на себя несколько бежевых клочков ткани, связанных золотистыми нитями, и в таком виде предстать перед глазами любимого мужчины. Лучше бы, конечно, сразу без ничего - но, как уже известно, Маркус умеет решать любые проблемы.
Особенно, такие незначительные. Настолько незначительные - что едва хватает прикрыть уже успевшие затвердеть от жарких мыслей соски.
- Можно? - в дверь его кабинета я стучусь осторожно - где-то спустя минут двадцать, надеясь, что к этому времени Каннингем уже успел разобраться со всеми своими вопросами. Потому что у него остался последний и единственный не решенный вопрос. И вряд ли после него найдутся силы ещё хоть на что-то.
- Входи, - его голос всё так же спокоен, чем наоборот вызывает во мне легкое волнение - когда дверь открывается и, опираясь о дверной косяк, я показываюсь на пороге комнаты во всей своей почти полностью обнаженной красоте. - Надеюсь, на сегодня ты закончил, - на мне, кроме белья, ещё и бежевые лодочки с бежевыми чулками заканчивающимися нежным золотистым кружевом, в чём я с грацией кошки дефилирую по комнате, вальяжно покачивая бедрами и заканчивая, умостившись у Маркуса на коленях.
- Знаешь что, - нежно мурлычу, заглядывая ему в глаза и снова заводя руки ему за шею. - Я люблю тебя, Маркус Каннингем, и я хочу, чтобы сейчас ты показал мне, насколько сильным будет твой ответ.
И Маркус мне показывает: на своём столе, потом на диване в углу кабинета, а в конце - на кровати, где после крышесносящего оргазма я безмятежно проваливаюсь в глубокий сон, из которого меня, к счастью вытаскивает только сигнал будильника.
И никаких больше пугающих ночных звонков.
- Если честно, даже как-то непривычно не видеть кирпичное лицо твоего водителя. Он всегда такой... серьёзный? - хохочу, удобно располагаясь на переднем сидении автомобиля Эмджея. После вкусного завтрака и быстрого утреннего перепихона настроение у меня отличное. Особенно, если в близи ещё и нет человека в чёрном смокинге, зыркающего на всех из-под лба. - Спасибо кстати ещё раз, что согласился подвезти. Твоя компания нравится мне намного больше. Особенно нравится думать о том, как член водителя на ходу оказывается у меня во рту, - снова хохочу, ощущая легкую игривость. Маркус хохочет в ответ и трогается с места.
Весь последующий день тоже проходит на легкой волне, поэтому, быстро справившись с делами, я разрешаю себе пойти сегодня домой пораньше. Маркуса решаю не беспокоить, думая о том, что вызову такси. Но пока я, направляюсь к выходу и пытаюсь найти в своей сумочке телефон, какой-то незнакомый человек перехватывает меня в дверях офисного здания. - Вы - Мэри? - - останавливается возле меня всего лишь на короткое мгновение, и, получив утвердительный кивок, сует мне в руки какую-то картонку, после чего быстро удаляется на подземную парковку.
Кручу картонку в руках, переворачиваю и вижу на ней надпись -- я всегда рядом, Мэри... - читаю вслух, но от чего-то эта вроде бы романтическая фраза не вызывает во мне совершенно никаких теплых чувств. Я тут же поднимаю глаза, чтобы осмотреться по сторонам и... - Томас? - спрашиваю удивленно, когда вижу водителя Маркуса, подпирающего автомобиль, припаркованный прямо напротив входа в здание. - Разве Эмджей тебя не освободил от... меня? - но парень на мой вопрос лишь ухмыляется, потому что знает, что "не освободили" тут пока именно меня.

+2

9

Доставив блондинку до её офиса в целости и сохранности, Маркус отправляется в «Platinum», где с утра пораньше на письменном столе в конверте его ожидает «сюрприз». В виде фотографий. На одной из них Томас (не ранее, чем вчера вечером) шароебится под их домом. Потом — перелазит через забор. На этом моменте фотки заканчиваются, таким образом обрывая нить событий. Каннингем силится вспомнить, не замечал ли ближе к вечеру ничего подозрительного, но тут же сдаётся. Вечером, а потом и ночью он был занят иными «проблемами».

Бля, — ругнувшись вслух, набирает номер Мэддокса. Терпеливо дожидается, когда назойливые гудки сменятся голосом подчиненного.

Он не желает думать, что может случиться с Дэниэлс, если ничего не предпринять вовремя.

Езжай к её офису, проследи. Вмешайся, если потребуется, — не терпящим возражений тоном, — если с ней что-то случится… — не продолжает. Оставляет за собой право выдержать интригу, придумать наказание позже (если подчиненный всё же допустит прокол со своей стороны). В какой-то момент даже подумывает о том, чтобы отправиться следом за Мэддоксом, но вовремя жмет на тормоз. Решает немного выждать.

Спустя какое-то время узнает, что Томас караулит блондинку под зданием. Еще позже — об их встрече, эмоционально-странном разговоре. И ещё позже о том, что его блондинка уже села в такси одна, куда-то направляется. Томас на своем авто (спустя несколько минут) следует за ней. Большего узнать не удаётся.

Перезвоню.

Вторая линия прерывает разговор. Маркус цепляет обеспокоенным взглядом цветной экран. Мэриэн. И тут же жмет «ответить», в нетерпении поднося телефон к уху.

Да. Ты где? — естественно, едет домой, ни о чем не подозревая. Бля.

Куда? — переспрашивает, а затем четко дает понять, что её поездка домой (по крайней мере, в одиночестве) отменяется, — нет, скомандуй водиле свернуть в Платинум, — проговаривает настойчиво, — я встречу тебя у главного входа.

И покидает свой кабинет сию же минуту, на пути отправляя сотовый в карман. Ключ от машины — туда же. Следом. На случай, если что-то пойдет не по плану.

Пять минут.
Десять.
Пятнадцать.
Двадцать.

Время до её приезда тянется, кажется, целую блядскую вечность. Бесконечно. А потом прямо напротив Платинума останавливается автомобиль такси. Шаблонно-жёлтый. С привычной «шахматкой» сверху. Секунда ожидания, в которой он зависает, гипнотизируя новоприбывшее авто. И облегченно выдыхает воздух, собравшийся в лёгких, когда видит, как из салона авто выбирается его блондинка. Улыбается, встретившись, наконец, взглядом с её, и замечает ответную улыбку. Ещё несколько шагов навстречу, преодолевая ненавистное расстояние, и заключая любимую Мэриэн в медвежьи объятия. Аромат её духов уже привычно кружит голову, почти сводит с ума, но недавние новости о поехавшем Томасе отрезвляют круче контрастного душа.

Пойдём, — и, не выпуская её из своих объятий, тянет за собой, в «Платинум», — нам есть что обсудить, — нет, не так. Есть «кого» обсудить, но об этом позже. Сейчас — по ступенькам, оказаться этажом выше, прямо по коридору, направо и, наконец, скрыться от чужих глаз за тяжёлой дверью его кабинета.

Присядь.

Когда Дэниэлс удобно устраивается в кресле напротив, блондин осторожно уточняет:

За всё время работы с… Томасом, не замечала в его поведении ничего странного? Подозрительного? — щурясь и не сводя с блондинки пристального, любопытствующего взгляда. Опрометчивое движение. Неуместное замечание. Слишком странное поведение. Он должен был чем-то выдать себя. Свои блядские истинные намерения.

Впрочем, получить ответ на свой вопрос, Маркус не успевает. В какой-то момент его мобильник будто слетает с катушек, заполняя пространство раздражающе-громким звуком, который Каннингем тут же отключает. Только этого, блять, не хватало. Потому что именно этот звук он узнает из тысячи подобных.

Сработка сигнализации, — озвучивает, переключаясь в программу для отслеживания происходящего в доме с помощью камер, понатыканных где только можно, — угадай, кто? — ответ очевиден.

Три, два, один.

Отредактировано MJ Cunningham (2021-10-09 08:01:54)

+2

10

- Разве Эмджей тебя не освободил от... меня? - делаю несколько шагов на встречу к Томасу, дежурно улыбаясь, как улыбаюсь всем работникам "Платинума", стараясь не вступать с ними ни в какие приятельские отношения, чтобы не портить Маркусу налаженный процесс управления. Не смотря на мою легкую неприязнь к назойливости субъекта моей [не]безопасности, угрозы пока не чувствую, всё ещё продолжая держать в руках странную записку. Вижу, что парень её замечает, на несколько мгновений останавливая свой проницательный взгляд у меня на ладонях, но после встряхивает головой и, вспомнив, что вообще-то в воздухе повис вопрос, всё ещё ожидающий его ответа, поднимает глаза обратно на меня. - Да, освободил. Но я подумал, вдруг вам понадобится помощь, Мэри, - осторожно ухмыляется, делая неуместный акцент на моём имени, и тут же спешит открыть мне заднюю дверцу своего автомобиля. Но буквально чувствуя, как бумажная записка всё ещё жжёт мне кожу, я отчего-то не спешу залезать в салон, который ещё буквально несколько дней назад считался для меня островком безопасности в этом мятежном мире. - Не хочу тебя утруждать внеурочной работой - тебе же вряд ли за неё заплатят. Вызову себе такси лучше, - голос всё ещё спокойный, но какое-то предательское волнение неожиданно встряхивает мне нутро. Томас зачем-то неуместно начинает сыпать вопросами о моих делах и работе, но я, в поисках приложения с такси на главном экране смартфона, удостаиваю его лишь несколькими пожатиями плеч, в конце которых отрезаю, - вчера же виделись. Ничего с тех пор не поменялось, - затем киваю, отрывая лицо от гаджета, успев до этого скоропостижно нажать кнопку заказа желтобокого автомобиля.
Ещё спустя две минуты один из таких притормаживает у тротуара.
- Ну, приятно было повидаться, - как-то слишком бодро салютую бывшему водителю и спешу нырнуть в салон такси, где незнакомый мне мужчина выглядит намного более безопасно, чем тот, кого мы с Маркусом знаем уже продолжительное время.
Ещё и записка эта - снова пробегаюсь по ней глазами, пока таксист возвращается обратно в дорожный поток, услышав адрес моего дома. В последний момент перед поворотом успеваю ещё оглянуться назад и замечаю, как Томас всё продолжает стоять под моим офисом, провожая меня отчаявшимся взглядом.
Обдумать увиденное не успеваю, потому что негромкая мелодия из радио прерывается для меня рингтоном моего мобильника, сопровождаемого знакомой фотографией - на ней я целую Эмджея в небритую щеку, а он забавно щурится.
- Привет, - неожиданно для себя самой после странной записки и встречи с Томасом улыбаюсь, когда слышу родной голос, и всё волнение вдруг отходит на второй план. - Еду домой. Наконец-то, - отвечаю на поставленный вопрос, но, кажется, моего парня он не совсем удовлетворяет. Даже не дослушав до конца, он командует ехать в Платинум, и голос его вряд ли сулит мне какой-нибудь романтический сюрприз. - Ладно, - не смею перечить, снова поднося к лицу таинственную записку, чтобы ещё раз изучить её пристальным взглядом. В трубке тем времени уже раздаются размеренные гудки, но я их не замечаю, пытаясь вспомнить, видела ли этот почерк где-то раньше. Кажется, буква "м" в слове "Мэри", очень похожа на букву "м" в подписи... Томаса, которую он оставлял в накладной курьеру, доставившему мне в офис новую кофемашину.
Или мне кажется?
Как его фамилия?
Хотя вообще откуда мне знать? Эмджей редко меня посвящает в досье своих сотрудников. "Томас" - это, наверное, всё, что я знаю об этом парне, потому что не слишком утруждала себя разговорами с ним в салоне автомобиля по пути из точки "а" в точку "б" всю предшествующую неделю. У меня всегда находились дела поважнее: ответить в рабочем чате, почитать новые прецеденты, заказать очередные туфли... Куда там ещё впихнуть общение с не слишком приятным водителем.
Намного менее приятным, чем этот пожилой мужчина, сосредоточившийся на дороге в "Платинум".
- С вас тринадцать долларов, мисс, - улыбается, ещё спустя какое-то время мягко тормозя рядом с уже знакомым мне тротуаром. Даю ему двадцатку, благодарю за быструю доставку и, сообщив, что сдачи не надо, вылезаю из салона.
- Эй, - улыбаюсь, когда вижу напротив встревоженное лицо Маркуса. - Что случилось? -но выражение моего лица тут же меняется, когда он сообщает, что нам "есть что обсудить". Щурю глаза, пытаясь предугадать характер ожидаемого меня разговора. Вроде в последнее время я нигде не провинилась: туфли покупала со своей карточки, так что разговор точно касается не меня. А что, если...
- За всё время работы с… Томасом, не замечала в его поведении ничего странного? Подозрительного? - наконец-то усаживает меня в кресло в своём кабинете под таким пристальным взглядом, что на мгновение мне даже становится не по себе. Но собраться с мыслями и ответить не успеваю, потому что телефон Маркуса прерывает мои раздумья слишком настойчиво, оповещая о том, что в нашем доме сработала сигнализация. Испугавшись, я прикрываю рот ладонью, провожая взглядом каждое резкое движение мужчины, пока его внимание не возвращается обратно ко мне. - угадай, кто? - вздергиваю брови вверх, пока шестеренки в моём мозгу усиленно крутятся, складывая всё в единую картину. - Наверное, тот же, кто написал мне эту записку? - наконец-то, опомнившись, протягиваю Каннингему клочок бумаги, до этого время покоившийся у меня в кармане. - Как кстати фамилия у Томаса? Что-то на "М"? - спрашиваю уже просто для протокола, потому что сомнений, по-моему, и так уже ни у кого нет. Вероятно, Маркус знает даже что-то большее, чем я, учитывая его поведение в последний час. Но мне и собственных знаний хватает, чтобы сложить два плюс два. - И что будем делать? К нам уже выехала служба охраны? Может, ещё полицию вызовем? Мне страшно, чёрт... А вдруг он вооружен? Ты только представь, я же могла сейчас оказаться дома... Одна! - от волнения и вырвавшегося из меня скоровоговоркой потока слов мне снова начинает не хватать воздуха, и я несколько раз призывающе машу ладонью, пытаясь в такой способ попросить воды.
- Но, откуда, ты узнал, Маркус?

+2

11

Записку? — переспрашивает, откладывает подальше «огрызок», на экране которого Томас (с какого-то хера) по-хозяйски расхаживает по их дому и придвигается ближе к блондинке, чтобы взять из её рук смятый в бесформенное нечто клочок бумаги (ту самую записку?). Осматривает с любопытством, осторожно выравнивает, зачитывает (не вслух) её содержимое: «я всегда рядом, Мэри…» — чёрным по белому, неаккуратным, размашистым почерком, отдаленно напоминающим почерк Томаса. Что в очередной раз только подтверждало его причастность ко всему этому, — Кто тебе её передал? Когда? — так, будто это имеет критически важное значение в данный момент.

Диалог же тем временем переходит в излюбленное (нет) Маркусом русло вида: «что было бы, если бы вдруг?» Если бы, — ключевое словосочетание. С таким же успехом можно рассуждать, что бы произошло, если бы на землю упал метеорит. Если бы океаны/моря/реки (или всё разом) вышли из берегов. Если бы на связь вышли представители внеземных цивилизаций. Если бы в каждую страну пожаловал многострадальный апокалипсис. С таким же успехом можно успеть обсудить, что было бы, если бы мы вообще не родились/не встретились/не пересеклись снова спустя четыре года молчания (нужное подчеркнуть). А для чего? К чему тратить своё время на бессмысленные «если бы», когда по факту всё складывается иначе?
Каннингем замечает, как Дэниэлс почти задыхается от переполняющего её волнения. Блондин поднимается с насиженного места, берет кувшин с подоконника и наполняет водой прозрачный стакан, вовремя оказавшийся рядом. Наполняет и, подойдя к Мэриэн, протягивает его ей.

Держи, — выжидает, пока глоток за глотком стакан опустошается, садится на подлокотник по правую сторону от Дэниэлс, — А теперь вдохни-выдохни. Всё в порядке, — спокойно, успокаивающе поглаживая блондинку ладонью по напряженной спине, поднимаясь к затылку, массируя, — Охрана приедет в течении двух-трёх минут после сработки сигнализации. Свяжутся с копами. Последние с удовольствием выяснят, какого лешего он забыл в нашем доме, — монотонно, отвечая поочередно на каждый заданный ею вопрос.

Ты правда думала, что я оставлю тебя без присмотра? — удивленно, — Серьезно?— ладно, к черту; его (невозможную) беспечность (безалаберность?)/отсутствие (?) мозга обсудят позже, а сейчас… — Уже не столь важно, откуда. Важен результат, верно? — результат, в котором Мэриэн цела, жива и невредима. Остальное — никому ненужные подробности.

Звонок его мобильного разрывает зависшую в воздухе, напряженную тишину. Снова. На этот раз с пульта охраны. Сообщают Каннингему о незаконном проникновении в дом, рекомендуют явиться на место событий как можно быстрее и уточняют, как скоро он сможет прибыть. Минутное замешательство. Беглый взгляд на Дэниэлс, сидящую напротив с опустевшим прозрачным стаканом в руке. Вопрос внезапно становится чертовски сложным.

Перезвоню через несколько минут, — обещает и сбрасывает звонок, мобильник — в карман, взглядом — к блондинке, не отрываясь.

Нужно съездить домой, — в ответ на её вопросительный взгляд, — ты со мной? — спрашивает на всякий случай, — стакан можешь оставить здесь. Дома он тебе не понадобится, — если, конечно, она не решила запустить этим самым стаканом в Томаса. В отместку за сожжённые заживо нервные клетки. За ненужные переживания. И, пожалуй, беспокойно-бессонные ночи, — пойдем? — забрать ключ-брелок от машины, закрыть на ключ свой кабинет, приобнять блондинку за талию и вместе с ней покинуть офис “Platinum”.

Уже в машине Каннингем набирает службу охраны, уточняет приблизительное время приезда и, завершив разговор, автомобиль плавно срывается с места. В голове — бесконечный поток мыслей. Основная: нахуя? Нахуя Томасу понадобилось подкатить к девушке приятеля-босса? Ещё и таким «необычным» (нетипичным?) образом?  И как, черт возьми, его вообще взяли в агентство? Ведь, если так подумать, на месте Мэриэн могла оказаться любая подчиненная Маркуса (за которой он вряд ли присматривал бы столь же пристально, как за Дэниэлс). Любая понравившаяся Томасу девушка. Что тогда? Чертов психопат.

Ты как? — останавливая машину аккурат возле дома, случайно зацепившись взглядом за Томаса, которого как раз выводили копы с территории дома, — смотри. Кажется, тебе больше некого опасаться, — если, конечно, эти блюстители порядка не решат отпустить нашего «хорошего знакомого» уже на следующий день. За неимением толковых доказательств о совершении им иных противоправных действий.

Надеюсь, ты не удалила те sms-сообщения? — уточняет, выходя из машины. Хотя трезво соображает: доказать, что они были именно от него — миссия почти невозможная.
Такая же нереальная, как посадить его за решетку за незаконное проникновение в их жилище.

+3

12

Маркус не теряет самообладание даже когда я протягиваю ему смятую записку. Несколько минут у него уходит, чтобы её рассмотреть, возможно, пару раз прочитать и прикинуть/вспомнить, видел ли раньше где-то этот почерк. - Кто тебе её передал? Когда? - кажется, вспоминает, но всё же переспрашивает, дабы убедится в домыслах, посетивших его голову. В ответ я лишь пожимаю плечами. - Сегодня, на выходе из офис-центр, какой-то парень подбежал, всунул мне её в руки и скрылся, а после я увидела Томаса рядом с припаркованным там же автомобилем... Наверное, этот незнакомец был отвлекающим маневром, чтобы меня напугать, и я, не задумываясь, села к твоему водителю в машину, - утвердительно киваю, даже не сомневаясь в правдивости своего предположения. Это, конечно, напоминает мне какой-то блядский дешевый сериал о копах, но кто сказал, что Томасу они не нравятся.
А вот Маркусу, очевидно, всё происходящее, совершенно не нравится, включая, мою истерику на горбатом месте.
- А теперь вдохни-выдохни. Всё в порядке, - подсаживается, протягивает воду, и пытается успокоить, осторожно поглаживая по спине, всё так же стараясь держать самообладание, потому что ко всему прочему ему ещё только моей нервной отключки не хватает только.
Так, вдох-выдох.
Я сейчас в Платинуме, а не дома. К нам домой уже едет охрана и копы. Со мной ничего не случилось. С Маркусом тоже. Если что, он со всем разберётся, так что мне и правда не за чем переживать. По крайней мере сейчас. Поэтому я встряхиваю головой и ловко перехватываю свободную ладонь мужчины своей. - Спасибо тебе, Эмджей... Спасибо! - и за то, что так неожиданно скомандовал ехать сюда, наверное, что-то учуяв или основываясь на не санкционированной мной слежке [но кто теперь смеет возмутиться по её поводу, ведь, возможно, именно это и помогло спасти мне жить], и за то, что, не задумываясь, готов взять на себя всю волокиту связанную с этой неприятной ситуацией.
- Нужно съездить домой, ты со мной? - осторожно [и слегка нетерпеливо] вторгается в мысленное продолжение моей благодарственной речи в его честь, в ответ на что я лишь слегка поворачиваю к нему голову и, не раздумывая, утвердительно киваю. Как бы я максимально не хотела оградиться от произошедшего и представлений о том, что мог сделать Томас, если бы его план удался - мне всё же хочется ещё напоследок взглянуть этой мрази в лицо и пообещать, что его ожидает максимальный строк ареста в шесть длинных месяцев в компании других любителей нарушать личную неприкосновенность [в том числе и относительно чужих тел].
- Ты как? - у дома мы тормозим спустя минут пятнадцать. Я не спеша поворачиваю свою голову к Маркусу и утвердительно киваю, сообщая, что всё нормально и что хочу уже поскорее с этим закончить. - Смотри. Кажется, тебе больше некого опасаться, - тем временем мужчина переводит моё внимание на сцену, разворачивающуюся у нас перед домом: Томас в сопровождении копов, в последний момент замечающий наш автомобиль. Вижу, как в моменте меняется его лицо, озаряясь злобным оскалом. - Не понимаю, как он вообще прошёл психологическую проверку при приёме на работу... Он же псих какой-то, - это бросаю уже, вылезая из автомобиля, чем заставляю полицейских остановиться - при виде хозяев дома, в котором только что поймали нарушителя. - Здравствуйте, спасибо, что так быстро среагировали, - киваю дважды: в сторону государственных блюстителей порядка и в сторону частных, после чего перевожу взгляд на Томаса. - Не надейся внести залог и не надейся, что выйдешь раньше, чем через три месяца. Я буду просить для тебя максимальный строк, поэтому готовься к худшему, - после чего отворачиваюсь, не желая больше видеть того, кто так искусно втерся в мою обыденную жизнь, чтобы затем внести в неё разрушающий хаос. - Сообщения на месте, записи с видеокамер офис-центра тоже будут. Надеюсь, мне и правда удастся добиться для него хотя бы трехмесячного ареста, учитывая длительность всего происходящего. А сейчас просто обними меня, пожалуйста. И спасибо!
Просто спасибо, что ты рядом.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » every breath you take … i’ll be watching you.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно