внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » По ту сторону границы


По ту сторону границы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

НЬЮ-ЙОРК => САКРАМЕНТО | 2021

Анналин Иннс & Ллойд Эндерсон
https://i.imgur.com/myBJMRt.png https://i.imgur.com/Geejj11s.jpg https://i.imgur.com/2mDvDng.png

После непростого допроса прошло не больше недели. Дело которое ведёт отдел SWAT зашло в тупик, а привлечённый к расследованию оперативник н нашёл нового ответа. Зато - кое что в руках курьера. Посылку с пометкой обратного адреса, однако без имени отправителя. Служебные собаки не берут угощение из рук чужака - правило кинологов. Оказывается, оно работает и с солдатами.

+1

2

Анналин не любила чувствовать и осознавать себя последней сволочью и сукой, но после отвратительного допроса именно так себя и чувствовала. Она не смогла справиться с эмоциями и ужасом, едва не широко и вовсю не написала на себе «да, блин, мой муж — криминальная свинья, а что делать? Всех всё устраивать, а бессмысленно умирать, потому что господа правоохранители охраняют тех, кто им денег побольше даст, ну, извините уж. Это слишком альтруистично и щедро для моей мелочной души, которая хочет жить. Желательно, свободно, но в принципе жить. Подольше и как можно более спокойно». И хорошо, что не написала: во-первых, не поместилась бы мини, но весьма пламенная речь так, чтобы её можно было разместить на животе и груди, а во-вторых, кому какая разница? Нытьё всех раздражает, и даже у самого терпеливого человека в мире эта самая выдержка рано или поздно лопнет. Так что лучше уж релаксировать как-нибудь иначе. Поныть можно, но ограниченно и умеренно, чтобы стало лучше, но не жалели все вокруг вперемешку с презрением. А в попытках найти у других понимание своих тревог очень трудно удержаться на грани, не перейти её напрочь, даже не задумываясь, что такая есть. Пафос хорош только в подростковых книжках, когда живёшь в реальном всё же приходится немного тяжелее. И гораздо, гораздо запутаннее.
После допроса и ужина со старшим братом, который не выключал вынимающего душу адвоката весь вечер, Нея не стала ни плакать, ни злиться, ни врываться к мужу и требовать ответов, что это такое вообще было. И, Господи, они даже не муж и жена по сути, это всё один большой обман, почему снова приходится играть в глубокую дуру? Это настольное развлечение Падрейка, ему и разбирать. А от её верности, преданности и всего прочего он когда-то отказался сам. Совсем.
И спасибо ему за это большое. По гроб жизни обязана, если честно, за хоть какую-то свободу. Да и независимые мозги, какие у неё хоть немного остались.

Но когда Адам утром третьего дня после допроса за завтраком ехидно выдал, что допрашивал её брат Меган, не посмевший прийти и поговорить с ним самим, Нея поперхнулась и вопросительно уставилась на Адена. Младший из близнецов хмурился и характерно сцепил руки в замок, но на удивленный взгляд коротко кивнул. Ну здравствуйте, приехали. Значит, всё это не закончится так просто, и даже война Адена с ФБР с требованиями извинений и больше никогда не тревожить, не трогала от слова совсем. Все ведь понимают, что фикция будет, не более. Пара минут унижений замшелым галстукам, полчаса презрения к самой себе и этому их, так называемому, статусу, который не говорит ни о чём, кроме наличия денег и хитрозадости. Некоторая злость федеральных копов, которым заткнули пасти и запретили буквально всё, но высоко вздёрнутый нос, будто иного варианта совсем нет и сомневаться в своей правоте не доводится никогда. Ну конечно, безгрешные же. И такие же идиоты, как убежденные атеисты, прагматики и циники представляют героев святых сказаний. Всё может быть сложнее? Да вы шутите.
В великой и славной, свободной Америке прекрасно работают горизонтальные социальные лифты, никак не вертикальные, поэтому, плебеи, заткнитесь и не смейте даже смотреть на тех, кому вы просто грязь под ногами. Противно как — не передать. А все делают вид, что так и нужно, ведь неважно, грязь же. Но Адам искренне любит Меган и плевать ему, что у неё нет родословной в пять веков. Титула, денег, чего-то ещё. Весь оживает рядом, а вот тот же Филипп, который, конечно, лучший друг, но очень долго был негодяем и подлецом. И сам рассказывал, и Меган аж перекосило, когда Филипп в гости заглянул в особняк. Сейчас он смог перерасти, но сколько осталось в прошлом?
И можно ли пройти мимо, отпустить, простить самого себя?

А сейчас вот ведь. Снова прошлое, снова Мег, внезапно возникший из прошлого терпеливый солдат. Право, «Друзей» закончили снимать порядка двадцати лет назад, может Нью-Йорк уже перестанет быть городом ситкомов? Это. Неправильно, Меган ругается на брата, пытается убедить, что «Ллойд не такой, дурак!», а у Неи всё больше и больше зашкаливает шкала неправильного. Возможно армейский агент ФБР действительно слишком расстроился от трагической, но несомненно случайной гибели своего, скорее всего, друга и коллеги, в чём трудно его винить, хотя и вёл себя как последняя свинья; возможно, это действительно проверка от мужа, которому сейчас не хватает времени и ресурсов следить за уже раз показавшей себя непокорной женой. Только и в этом случае человек, получается, жалким, но виновен не он, а Падрейк и рыжая стерва, уж точно прикормленная кошечка в его проклятом зоопарке отступивших от человеческого облика животин.
В любом случае, ситуация бесила, раздражала и выть от неё хотелось, выразительно, пронзительно. Пусть и очень тихо, но Нея позволить себе такого не могла. Излишние эмоции ведут к ошибкам, поганят репутацию и открывают уязвимый бок так, чтобы было сподручнее клинок вонзить. И вариант перетерпеть да забыть опосля как-то уже не проходил. И так вела себя как истеричная стерва, а тут не только не забыть, но и Меган никак не успокоиться, будто в ответе за братца-осла!
Нея так старалась убедить Мег в том, что сама виновата и изначально неправильно себя поставила в разговоре с её братом, что и сама уже начала верить. И точно больше уже не хотелось никаких ни извинений, ни страданий, ни извинений. Просто как-то. Мерзко, постыло и устало. А Меган зря волнуется. Всё будет хорошо, никто не собирается её брата выставлять мудаком, добиваться увольнения и обижать.
Пусть и вёл себя так, словно «мудак» — это класс конкретных люде-животных, а не простое ругательство для тех, кто расстроил. Но ведь и сама Нея была так «хороша», что себе же пощёчин надавать хотелось. Аден, спасибо ему, хорошо умел показывать и доказывать, что в ссорах невиноватых нет. Будто, если честно совсем и без «будто», у неё снова сознание пятилетнего ребёнка с обидчивостью семилетки.

Ещё и игрушки для малышей под патронажем семьи Иннс выходили такими, будто Анналин их под ЛСД вязала. А детей, несмотря на гордую позицию США «у нас приютов нет! Все дети воспитываются в семьях», жалко. Потому что, да, формально детских домов для постоянного проживания в Великой Америке нет, но Анналин отлично знала, что зачастую «временные» передержки и становились постоянным домом для несчастных малышей и озлобленных подростков, а уж про фостерные семьи, где ради денег отвратительно содержались по десятку детей, что говорить? Групповые дома не приюты официально и контроля за ними по сути никого нет. Только вот поддерживать необходимо хоть какую-то систему. Беспризорники на улицах сделают всё только хуже, а вот такие ярмарки, публичность и прозрачность с правом каждый год пятерым подопечным выиграть грант при поступлении в колледж — это уже не мало. Только вот вряд ли очередная неудавшаяся игрушка пойдет кому-то даже в качестве сувенира, не то, что купить собственному ребёнку, приучая к благотворительности.
М-да. Не отпускает её тот дурной допрос, про который только Меган удаётся лгать, что «не слишком приятная беседа». Надо просто как-то отпустить. Самой себе. Чтобы стало спокойнее и не стыдиться, что такая вот Анналин Ричардсон когда-то родилась и вышла замуж за умнейшего человека, но сволочь последнюю, если честно.

Чтобы отпустить, нужно сделать что-то, что позволит уже, наконец, простить собственную дурь? Извиниться? Абсурд и фальшь, виноватой Нея себя не чувствовала совсем. Неловко, неприятно, но не виноватой. Сердилась за хамское поведение, но это другое. А тут ещё и Аден пришел в их с Падрейком временную квартиру, в которой Нея любила только крышу, сад и бассейн на ней, но всё же. Братец же сообщил, что через несколько дней господа из Федерального Бюро Расследований придут извиняться. Рыжая стерва, брат Меган, ещё кто-то. И глядя на её перекошенное лицо добавил, что не обсуждается. Будь паинькой, больше на допросы вызывать не будут. Потерпи.
Терпеть не хотелось. Извинений — тем более. Потому Анналин просто кивнула и тоскливо уставилась на пустой рабочий стол лэптопа. Хотелось просто завершить эту дурацкую ситуацию, ну и «солдатика из Ирака» тоже внезапно стало жаль. Всего лишь ведь пытался выполнить свою работу, а уж кто был заказчиком другой вопрос.
Впрочем... всегда есть варианты
Нея очень задумчиво посмотрела на две неудавшиеся поделки, внезапно хулигански улыбнулась и принялась за их переделку. Вот здесь точно и вся душа, и спокойствие, и всё, что только возможно. В конце концов, проклятые извинения не нужны никому, включая Адена, что откровенно идёт на принцип. Ну, возможно ещё Адама повеселит вся эта ситуация, но не может быть ему смешна и приятна боль и неприятие Меган.

Вот и. Вышли два крайне симпатичных брата-акробата. Розовый свинёнок с бирюзовыми глазами и розой в пасти и ярко-жёлтый ослик с зелёными и крайне философской мордой. Потому что вёл себя, как порось самый настоящий, и отказывался правду принять с упорством, достойным лучшего применения и делающим честь любому ослу. Заказать бутылку виски, копию тех, что обожает муж, спросить, что любит есть суровый агент и его адрес у Мег. Меган всполошилась, развела суету, но помогла. И адрес сказала, и столько фастфуда с недорогими, крайне вредными сластями Нея бы в жизни вложить не догадалась. Осталось написать записку, отправить, всё. И действительно, стало легче.
Нея даже отправилась на диджитал-арт выставку и отлично провела там время. И никто её там не осуждал за джинсы, легкомысленную блузку и отсутствие даже намёка на бра.
Анналин щурилась от удовольствия, когда возвращалась домой, распахнув кожанку и облизывая верхушку громадного рожка мороженого с присыпкой и ягодами вишни. Упачкалась, наверное, как тот же самый поросёнок, но какая разница?
Хорошо. Просто хо-ро-шо.

А у входа в многоэтажку, где сейчас жила,  Нея с удивлением узнала фбровца. И удивлённо вскинула брови, окликнула:

— Агент Эндерсон! Приветствую. Вы ко мне, к мужу или просто прослушку устанавливать? — что было бы, кстати говоря, совсем неплохо. Не извиняться же пришёл? Анналин припомнила содержание записки «Мне не очень понравилась наш разговор в вашем ФБР, но мы оба были хороши и неправы. Не нужно извинений, скажите своему начальству, что уже всё сделали. Адена я сумею убедить тоже, что так оно и есть.
Пожалуйста. И примите всё содержимое коробки, как протянутую ветвь мира, ладно? Оливки тут тоже есть. Зелёные.
Спасибо большое заранее
».
Понятно же всё было, так что крайне непонятно, а теперь-то что? Почему вот история продолжается. И вот теперь агент здесь и сейчас. Зачем? Нея задумчиво посмотрела на силовика-следователя и снова облизала мороженое.

+1

3

Когда Норман сказала, что он должен извиниться, Ллойду хотелось сдать значок, но потом н вспомнил что этот жест забронирован за киношными копами. В конце концов ему не впервой встречаться лицом к лицу с откровенной тупостью, он же служил в армии США! Если кто не знает, среди солдат ВМС есть такие утырки в начальстве, что удивительно как они шнурки завязывают самостоятельно. В общем, тираду Норман Ллойд выслушал терпеливо, как на плацу. Дамочка ни дня не служила в армии, но имела железные яйца, её тоже бесил фарс ситуации, однако она была довольна как кошка, потому что кое-что у Ллойда после допроса осталось. Норман хотела посадить Педрейка, Ллойд хотел посадить тех, с кем Педрейк работал. И это куда сложнее, чем сделать морду кирпичом и исполнить формальность, почесав самолюбие одного педика. Не то чтобы от этого блевануть не хочется, но служба приводит к разному говну. В Ираке террористов было значительно меньше чем интересов политиков именно, потому что они умели работать тихо, и вся абсурдность войны сгладилась лишь тогда, когда Ллойд поднялся чуть выше в иерархии морской десантуры. У него была хорошая память на имена и лица, он помнил в лицо Салеха и нескольких его помощников. Знал, что в Нью-Йорке эта мразь владеет значительной долей акций нескольких крупных банков. 
   
Обстоятельства, которые произошли после разговора с Норман и трёх бутылок крепкого тёмного и немецкого пива в маленькой пивнушке на краю Бостона, удивили и озадачили Ллойда сверх меры. Во-первых, ему ещё не присылали подарков почтой. И вроде сейчас не рождество, зато содержимое посылки вполне отвечала духу маленьких рождественских эльфов: Ллойд несколько минут смотрел в морды мягким игрушкам. Ёкнуло что-то до боли знакомое:

- Ты свинюха, Меган! Сама будешь маме объяснять почему ты уехала в болото на велике. Курить надо меньше, - синие волосы, растянутая футболка и куча фенечек на каждой руке: вот это всё хиповское великолепие от которого у старых техасцев начинался приступ ворчания и застарелого лая. Меган умела бесить людей своим инакомыслием и бунтом против консервативных укладов. В десятом встречаться с девушкой, учувствовать в акциях зелёных, потом связаться с каким-то богатеньким упырём... Или вот, утопить велик на сборище растомнов. 

- А ты осёл, медленно до тебя доходит, - Ллойд тогда смеялся и зачем-то хвастанул своим знанием зоологии. Прямо скажем, не блестящим:

- Ослы, между прочим, умные. - или это слоны?

- Ага. И бояться дверей. И геев.

- Ну, привет, - сказал он плюшевым игрушкам без энтузиазма. Конечно, тут ни при чём Мег. Это всего лишь попытка... Вот попытка чего Ллойд не понял. Анналин Инс странная женщина. Девушка? Да чёрт с ним, главное, что он не понимал логики супруги Инса. Вроде как накануне она готова была ему глаза выцарапать. 

Он объяснил самому себе причины, по которым решил приехать по обратному адресу. В итоге, может быть, у них есть шанс поговорить нормально. Ллойд вспомнил многое из их первой, самой первой встречи в Багдаде. Анналин не была сукой, она не была и жертвой и её испуг Салеха был искренним. Оба раза. Ллойд решил, что не скажет Норман о своём маленьком путешествии, она достаточно испортила воздух Иннс, чтобы девчонка вообще не доверяла правоохранителям. Ллойд, по крайней мере, мог отбрехаться тем, что он не совсем чистый федерал.

     

- Я думал успею влезть в окно, но опоздал, - если бы он не видел её раньше, то принял бы за какую-нибудь школьницу или студентку первых курсов. Мороженое в её руке явно было больше головы и в голову уже Ллойда постучались не совсем приличные мысли. Ллойд подошёл к Анналин, сохраняя нужную дистанцию. 

- Жаль, что мои коллеги перед вами сильно облажались. Знал бы, то у нас не было бы столь неприятного начала второго знакомства, - он не стал пояснять о чём он говорит, думал, что Анналин догадается. Норман поступила паскудно и оправдания её поступку не было. На войне никто не выставляет гражданского чтобы привлечь внимание снайпера. По крайней мере если у солдат есть хоть капля совести и товарищества.

Ллойд смотрел на Анналин и думал, а могли бы они начать как союзники?

- Я не напрашиваюсь к вам в дом. Мы можем поговорить где-нибудь в окрестностях.

Отредактировано Lloyd Enderson (2021-07-17 03:35:33)

+1

4

— Оу, — растерянно заморгала Нея, отступая назад и вскидывая голову вверх. Как-то всё равно слова мистера агента не складывались, а верх небоскрёба и близко виден не был. Что обидно, опять с ней глупо шутили, будто цвет волос действительно определяет, какое количество мозгов Анналин и Бог отсыпал, и муж надрессировал. — А, кхм.

Нея решительно мотнула головой и за пару шагов оказалась совсем близко к федералу. Честно привстала на цыпочки, но как-то терпеливый солдат от того не стал менее громадным. Нея даже попыталась прикинуть левой рукой, но дюйма на четыре-пять, если не все шесть агент всё равно оставался выше. Эх, а ведь у самой Анналин рост как у братьев, разве что на десятые дюйма отстаёт, и на какой кукурузе вырос этот громила? И почему такую же не давали прекрасной малышке Меган? Ей те самые несколько дюймов придали бы только больше очарования, и не нужно было бы тянуться далеко, чтобы Адама расцеловать.
Ээээх, жизнь какая-то кривая и нерациональная штука, когда одним м всё и чересчур, как вот этому федералу или самой Нее, а чудесным человечкам, как та же самая восхитительная Меган Эндерсон приходится вечно выслушивать, что каблуки не носит и толстая, ибо грудь большая. Что называется, уроды полапать хотят, но получают только в нос:
— Даже с вашим невероятным ростом, терпеливый солдат, для посещения пентхауса путём романтического стука в окно потребуется или вертолёт, или альпинистские кошки. Хотя, хотите совет? Ниже нас живут обворожительные подруги довольно преклонных лет. Поулыбайтесь им, скажите пару комплиментов, вас не то, что на балкон пустят, но и дубликаты от съемной квартиры достанут, — Нея улыбнулась, тихо фыркнув, снова облизала мороженое. На этот раз тщательно, чтобы сладкая сливочная масса не потекла по рукам, ощущение липких рук не только неприятно, но и заставляет чувствовать себя отвратительно грязной. Собственно, поэтому усилия на тщательное облизывание мороженого и чуть-чуть рожка языком Анналин не жалела. — Жаль, что не с прослушкой, так было бы, по крайней мере, веселее. А пройтись можно, недалеко есть очень милый сквер со взрослыми качелями. Вы непротив, агент Эндерсон?

Жена добропорядочного конгрессмена от штата Нью-Джерси фыркнула, смешно сморщив нос, и первая зашагала в сторону, куда за несколько мгновений до того махнула рукой. Возможно, следовало бы пожалеть об отсутствии каблуков и ощущении себя непривычно невысокой рядом с внезапным собеседником, но Нея любила свои кеды. И ещё больше ей нравилась возможность идти привычно быстро и широко, абсолютно выкинув из головы понятия, что в целом такое не слишком приветствуется для воспитанной и кроткой леди, которая за сиятельным мужем света белого не видит. В конце концов, это бред не меньший, чем сожаления федерала о поступках его стервозной начальницы и прочих выкидышах неадекватного поведения рыжей самки собаки с дефектом по отношению к людям. Нея только улыбнулась, развернувшись к когда-то терпеливому солдату, и честно сказала:

Не стоит жалеть. В конце концов, да, вы были на допросе ослом и вели себя, как свинья, но я тоже хороша. Во-первых, в Ираке откровенно была и последним поросёнком, и упрямой, дурной ослицей. А во-вторых, правда не понимала, почему на допросе мне не верят. Я не очень хорошо умею и люблю лгать под присягой, муж мой о том прекрасно знает, потому на допросах оказываюсь крайне редко. Но всё же. Знаете, проще всего было бы проигнорировать и забыть всё произошедшее, но, когда мой старший брат — самый старший, не тот, который адвокат, не Аден, Адам, — сказал, что допрашивали меня вы, Меган очень расстроилась. А я очень люблю Мег, она невероятный луч солнца и в жизни моего брата, и в целом в семье, так что, хм. Мне неприятно думать, что она и часть её семьи будут настолько негативно относиться ко мне. В конце концов, вы же и сами проверили все мои показания, разве нет?

Анналин действительно любила этот маленький зелёный закуток в городе. Не Центральны Парк, конечно, но здесь были установлены несколько качелей, небольшой фонтанчик и действительно были зелёные насаждения, даже даже несколько деревьев было. А для Нью-Йорка, если честно, это достижение. Так что Нея искренне радовалась, что расположение съёмного пентхауса оказалось настолько удачным.
И с удовольствием уселась на пустующие качели, начав раскачивать их ногами. А после подцепила ягоду вишни с верхушки мороженого и улыбнулась федералу, продемонстрировав вишенку. Нея, если честно, и добавить её попросила, чтобы потренироваться в том, что Филипп зовёт "дико сексуальным", а вряд ли тренироваться нужно только лишь в закрытой комнате, едва ли не намертво блокируя все окна и двери.
Завязать хвостик ягоды узлом с помощью языка, как всегда, вышло легко и очень просто. Нея довольно довольно продемонстрировала федералу результат, бросив остатки и ягоды, и мороженого в мусор.
В конце концов, честно говоря, Анналин уже была чрезмерно сытая.

Что вы там стоите? Садитесь, покатайтесь со мной. Правда, если быть совершенно искренней, понятия не имею, что вас сегодня ко мне привело, но я честно постараюсь не начать хотеть вам оторвать уши. В конце концов, мы уже не в ФБР, сдерживающих факторов маловато. Так что, мистер Эндерсон, решили попросить у меня номер телефона Адена? Я рада! И что мне не показалась ваша реакция на моего братика тоже.
Нея смотрела искренне и очень даже теплым взглядом на недавнего неприятеля. Возможно, это всё самовнушение и прочие радости, но сейчас в терпеливом солдате ей виделось всё больше и больше Меган, а это не могло не радовать в принципе.
Наверное, именно поэтому Анналин в итоге спросила то, что так мучила с момента допроса:

И всё же, если не возражаете. Что вас так удивило в коротком обмене репликами на датском языке? Вы же ведь тоже скандинав, а у нас вся семья билингвы. Потерять семейное наследие, если честно, вряд ли может что-то быть хуже, — Анналин улыбнулась, немного печально, и очень внимательно посмотрела на федерала.
Неужели семья Меган из тех, кто забыл своё прошлое?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » По ту сторону границы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно