внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Умереть нельзя оживить.


Умереть нельзя оживить.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

  "The H.E.L. Foundation" | сентябрь 2020 | 13:27

Eddie J. Anhel/Dalia Russel.
https://i.imgur.com/u11qvd2.gif https://i.imgur.com/Jo7dXns.gif

Когда вопросы одни порождают ещё множество сверху, а смерть слишком туманна, приходится искать помощи у того, кто не имеет интересов в неведении новоиспечённой главы фонда по облагораживанию города. Того, кто не запятнан во всей темноте истории. Пока.

[LZ1] profession:  Владелица фонда по облагораживанию города "Growing towards the sun"[/LZ1]

Отредактировано Dalia Russel (2021-07-01 12:45:23)

+2

2

Выстрел. За ним ещё один и ещё. Три попадания в мишень. Только вот какой от этого толк...
-Попасть в одну цель и проебаться по всем остальным. Далия Рассел-Ланкастер, вы просто очаровательны,- с язвительной усмешкой прячу в кобуру пистолет и прячу надоеливую прядь, выбившуюся из пучка, за ухо.
Свободное и одинокое время стало практически нереальной роскошью, стоило вступить полноценно в наследство и впрячься в дела фонда. Не так давно ставшая совершеннолетней девчонка, наивная дурочка, слабачка...что там ещё было? Да множество моментов. Которые приходилось опровергать, а местами выбивать из особенно говорливых.

Да, те, кто знали раньше мою натуру, могли бы сказать что-то об ожесточении сердца, прочесть парочку "ценных" моралей. Вот только факты говорили куда прямее. Ты или тебя. И репутация во всём происходящем играла не последнее дело. Прослыть хилячкой, прячущейся за спинами остальных из Семёрки? Слишком большая роскошь для их эго и слишком больной удар по собственному самолюбию. Вне сомнений, приходилось обращаться за помощью, будь то юридические и экономические тонкости от Вана или тонкие манипуляции от Вито, информация от Макса, выбиваемая в очередном припадке, или крохи, выменянные у Алехандро.
Но это было не всем что жила. Не единственным моим подспорьем. Верные люди Диаз, что без сомнений шли за мной, её кольцо, часть имущества, оставленная мне в доверенность и своя бешеная работоспособность, изворотливость и непомерная жадность, что толчком двигала к новому.

Казалось бы, ещё немного и происходящее войдёт в колею. Вернее, уже входило. Всё больше прислушивались, всё больше доверяли, всё больше верных людей переходило под моё крыло, игнорируя насмешки менее прозорливых коллег.
Вот только зверь. Та самая, внутренняя дрянь, что порой требовала крови, мести в тандеме с встроенной заучкой, сводили меня с ума.

Регина. Одна из тех, кто стала близкой по духу, что парой томных движений вложилась в расплавленный металл моей личности, формируя стержень....мертва.
Стоило бы успокоиться, отпустить, максимум поблагодарить за нехилые ресурсы, полученные через её доверенности, спрятанные в вещах, что были прихвачены с поместья в бегах. Вот только записка. Само наличие шифрованного послания, что привело меня к кольцу, заставляло строить совершенно сумасшедшие теории. Которые, в свою очередь, питали слишком сладкую надежду. Возможно ли так тонко, выверенно и по шагам подстроить собственную смерть, да так, чтобы даже самые прожжённые скептики с ней согласились?

Делиться таким с Семёркой- значит ограничить множество причудливых вероятностей лишь двумя путями.
Первый, самый безобидный- прослыть зацикленной на Диаз маньячкой, получить шуточки от того же Люсьена в стиле "а такая ли гетеро твоя сексуальность?" и, соответственно, ответов ноль целых нихуя десятых.
А вот второй куда короче и страшнее. Докопать возможно живой Регине похоронную яму уже окончательно.
Затягиваюсь сигаретой, разглядывая три отверстия, расположившиеся у центра и рядом с ним. Сколько раз я должна проговорить внутри эту всю муру чтобы меня отпустило, или же решение, принятое после нескольких внутренних торгов, наконец перешло на следующий этап?

-Мисс Рассел, ваша встреча с главой лаборатории химических исследований обговорена, и состоится в половине второго, сегодня,-иронично, как голос с лёгкой хрипотцой со спины синхронизировался с собственными мыслями. Впрочем, иначе быть и не должно.
-Антонио, как всегда вовремя, благодарю,-скупой кивок. Эдакая сдержанная благодарность. Маска, что становится лицом всё сильнее.
Да, в голове не нашлось ничего разумнее, как обратится к совершенно стороннему, незаинтересованному, а главное не связанному криминальными обязательствами, лицу. Название лаборатории, помнится, вызвало совершенно искренний смех. Адская лаборатория для уточнения, возможно ли только притвориться, что убежал вниз по адской дорожке. Да. Стоило собраться.

В дороге вот уже в третий раз тщательно проверяю личное дело будущего собеседника. Въедливая привычка выхватывать хотя бы толику информации предварительно, дабы увереннее стоять на ногах и тут была моим верным костылём, благо недавно зародившаяся сеть работала исправно. Оставалось надеяться, что характер собеседника с вечным поиском истины и ожиданием открытий, негасимое любопытство, сослужит делу хорошую службу.

Три минуты до назначенного срока. Этакая балансировка на грани вежливого опоздания и бестактной задержки, когда в ожидающем поселяется слабая, но ощутимая червоточинка сомнений о том, состоится ли встреча. Прекрасное в своём многообразии состояние.
Вежливый стук в двери и хрупкая женская фигура на пороге. Без охраны, беспечность, которую могла себе позволить, но с каким-то незримым отпечатком полученной силы.
-Добрый день. Благодарю за согласие на встречу, и искренне надеюсь на взаимовыгодную помощь. Далия Рассел-Ланкастер.
Поймёшь ли, во что ввязываешься?

[LZ1]ДАЛИЯ РАССЕЛ, 20 y.o.
profession: Владелица фонда по облагораживанию города "Growing towards the sun"[/LZ1]

+2

3

В последние время Эдди много курил. Дым от сигареты поднимался шелковыми лентами в воздух, бросая вызов скучной гравитации, а он ловил их проворными узловатыми пальцами и стирал в труху, не касаясь.

Но сегодня что-то сломалось. Может просто Эдди постился, как молодой индус, готовящийся войти в храм Парвати, но за то утро он не выкурил ни единой сигареты.

Он шел, и из-под тяжелых подошв лужи брызгали так, словно в них жили солнечные лягушата, хрустальные, с острыми гранями. Он шел, а ветер подгонял его в спину: еще один день и скоро случится он, прогресс!
Он шел, а судьба вела его за руку.
У него просто не было права на ошибку.

В рабочем кабинете Эдди накинул на себя старые треники (щедро разукрашенные остатками экспериментов) и рваную футболку с логотипом какой-то футбольной команды. А может и хоккейной, Эдди не был уверен.

Через минут десять подошла Ольга с кипой документов.
— Все на подпись, как и всегда. Ты не забыл, что у тебя еще сегодня встреча? — Ольга с громким "бах" свалила бухгалтерию на рабочий стол Анхеля.
— Да, да, я все подпишу вечером. — Отмахивается Хель, старательно игнорируя все растущую гору бумаг. Документация - единственный враг, ворвавшийся в судьбу химика. А раньше ему казалось, что документация кафедры университета была чем-то невероятно страшным.
Но когда ты стоишь во главе исследовательского центра - документы - твои верные друзья. Хель тяжело вздыхает. Он обязательно этим займется, но, когда-нибудь, потом.

— Ты слышишь меня, Анхель? В-С-Т-Р-Е-Ч-А. — Она прошипела каждую букву. Хель вопросительно взглянул на нее. — Ты не можешь встречать кого-то в таком виде.

Хотя на самом деле, он мог. Это ведь, черт возьми, его лаборатория, а значит, и правила он сам устанавливает. Но противиться Ольге Эдди не хотелось.

— Да, Ольга, у меня много работы сегодня. — Эдди всегда так говорит, когда хочет закончить разговор.
В целом, у него действительно сегодня много работы. Ольга и сама знает, она сама, в конце концов, составляет график.
Иногда Эдди даже кажется, словно во главе стоит не он, а его секретарь. Но в целом, это его никак не смущает. Ольга жила руководством, Эдди старался ей не мешать. Так удобно им обоим.

Ольга развернулась, громко цокнув каблуком и, выходя из кабинета, на последок произнесла: — Через 20 минут, Анхель.

Анхель смотрел вслед Ольге и был уверен: тут какой-то секрет. Может, дело в личности, или в обаянии, или методах работы? Лучше бы в методах работы. Тогда, может, Эдди и сам не безнадежен, может, сможет рано или поздно тоже — вот так руководить. Каждый раз когда он пытался, чувствовал себя неуютно. В лаборатории он был как рыба в воде, свой среди своих. Но в кабинете, господи, в кабинете он глава. И нужно соответствовать своему статусу.
Господи.

Хель натянул поверх рабочей формы халат, проверил карманы. В правом - смятая пустая пачка сигарет. Вернулся за рабочий стол, заметил кофе, который заботливо принесла Ольга и затарабанил пальцами по столу. Это, чёрт возьми, безумно нервная и ответственная должность. Зарылся сознанием в мысли, стянув очки. Вспомнил, как пару дней назад уволил стажера, который сокрушался тому, что у главы лаборатории даже нет диплома о законченном высшем образовании!
Вот и пожалуйста.

Дверь подмигнула ему солнечным бликом на ручке. Порог подпрыгнул: break a leg!

Эдди поднял взгляд.

—Добрый день. Благодарю за согласие на встречу, и искренне надеюсь на взаимовыгодную помощь. Далия Рассел-Ланкастер.
Посмотрел Далии Рассел-Ланкастер прямо в глаза, надеясь, что сейчас весь ее энтузиазм пропадёт, что Далия Рассел-Ланкастер извинится, уйдёт. Что Эдди сможет выдохнуть, найти Дэвида на складе и стащить у него сигарету.

Конечно, мечтай.
Чёрт возьми, как же Анхелю надоело уже чего-то ждать. Да и это ее "согласие на встречу" заставило Эдди усмехнуться. Ольга даже не поинтересовалась у него, а согласен ли он эту встречу. Просто поставила перед фактом.
Нужно будет поговорить с ней, но, когда-нибудь, потом.

Эдди встал из-за стола, на секунду вспомнив о том, что надо было переодеться, но теперь это не важно. Натянул очки, чтобы лучше рассмотреть Далию Рассел-Ланкастер.
— Добрый день, Далия Рассел-Ланкастер. Присаживайтесь, — Эдди указывает на парные кресла, расположенные друг напротив друга. Посреди, словно баррикада, чайный столик. Над столиком картина Каи Северайд на деревянном холсте, которую многие пытались у нее выкупить после выставки. Теперь это сокровище радовало Хеля все дни.— Хотите кофе?

Заваливается на кресло, поправляя очки. Проводит Далию Рассел-Ланкастер заинтересованным взглядом.
— Расскажите мне немного об этой самой .. взаимовыгодной помощи. Я вас внимательно слушаю. — Эдди очень надеется, что данная тема не была раскрыта где-то в кипе документов, которую тот старательно игнорирует. Иначе это будет весьма неловко.
— Вы, кстати, курите?

+1

4

Разочарование. Его чуть гниловатый привкус идёт рука об руку с триумфом.
Получить кольцо-вожделенный приз для любой девушки, а для деловой главный, ведь, как известно, именно кольцо Регины поможет утвердиться, заработать главенствующий статус, ведь идёт оно в дополнение к собственному и...ни капли новой информации.
Узнать настоящего отца, осознать масштаб его планов, которые чудным образом совпали с собственными. И потерять его спустя полчаса знакомства на своих же глазах.
Пересечься "чудным" образом в Лондоне с человеком, сотрудничество с которым было актуальным... И попасть в капкан из ловко расставленных вопросов.
Будет ли и нынешняя ситуация разочарованием? Или же немного чудаковатый химик, чуть рассеянный и всё же с некой сталью в глазах будет подспорьем?
Да и вопрос честности встаёт одним из главных, каким бы карикатурным не было это понятие за годы эволюции. Честностью воротят как хотят, рождая фразы наподобие "у каждого своя правда". Честностью прикрывают откровенную ложь, превращая происходящее в чётко отрепетированный спектакль.
На данный момент честным будет хотя бы приблизительно обозначить, во что собираюсь вляпать человека. И при этом не оттолкнуть.
Н-да...
-Можно просто Далия. Не люблю официоз, но вынуждена обозначать сразу, кем являюсь, не из гордыни, а скорее дабы не вводить людей в заблуждение,- лёгкая улыбка, краешками губ, сдержанная, но с той самой искринкой, что порой выдаёт людей, добивающихся своего естественным переплетением реакций, вместо прямого давления.
-У вас отличный вкус. Я не большой ценитель художественного искусства, но, кажется, именно так выглядят творения, в которые вкладывают душу. Чудесно вписывается в интерьер,- новая, чуть более открытая улыбка любителя прекрасного, что даже в некоем хаосе способен найти приятную закономерность.
Занимаю предложенное место, медленно, но ненавязчиво скользя по пространству. Так называемое "женское зрение" в действии, когда не обязательно пристально впитывать окружающую обстановку, хватает развитого бокового зрения.
-Кофе-звучит замечательно, благодарю,-полукивок и внимательный взгляд на собеседника, с лёгкой долей озорства ребёнка, что нашёл недостающие детали своего лего.
Да. В этом некий шарм моего характера- множество альтер-личностей, что в конечном итоге образуют одну, верную.
В этом же и определённый минус- людям порой некомфортно любить одну часть характера, и труситься от ненависти, наблюдая другую.
-Мне нужна от вас определённая информация. О возможных играх со смертью, если угодно. Было бы превосходно, если бы это был философский камень, но нет, всего лишь ряд вопросов, связанных с симуляцией смерти,- делаю паузу для осознания и периферией цепляю не отвеченный вопрос. Упускаю детали из-за нетерпения...Плохо...
-Да, курю. Дурная привычка, что как нельзя кстати, пригодиться и вам, и мне,-в конце концов, я пообещала быть честной, хотя бы в определённом проценте.
-Единственное, что вы должны понимать- что за данной информацией к вам могут прийти. Никакого насилия, люди интеллигентны...порой. Однако получить они должны сведения, диаметрально противоположные истинным и выданным мне. Как видите, лукавить не стану, наше сотрудничество может вызвать некие...дополнительные манипуляции,-лёгкая усмешка и лёгкий сдвиг взгляда для облегчения общего впечатления.
-Что же касается наиболее интересующей вас части сотрудничества, а именно вашей выгоде, тут всё вполне просто и прозрачно. Финансирование одного, глобально важного для вас проекта, или же умеренное, но в течении нескольких месяцев. Либо же ваши предложения, но в примерно обозначенных границах разумного. Всё кристально честно,-завершаю речь, чуть более расслабленно отперевшись на спинку кресла.
Ставки сделаны, ставок больше нет. Пока. Вот только где в этой маленькой сумочке чёртовы сигареты...

+2

5

Вторники всегда навевали на Анхеля тоску.

Вторники никогда не заканчивались ничем хорошим.
Если случались какие-то неприятности, лаборанты заболевали, ссорились, сообщали о беременности или переезде, Эдди не глядя на календарь мог сказать — сегодня вторник.

Сегодня был вторник. И Эдди сто раз успел пожалеть, что встречу с кем-то Ольга назначила именно на этот день. Могла же назначить в пятницу или в выходные или в понедельник (понедельники всегда выходили удачными), но нет.
Чёртов вторник.

Далия Рассел-Ланкастер, которая стала просто не любящей официоз Далией, захотела кофе. Эдди кивнул и направился к кофемашине. 
На самом деле Эдди не любил пить кофе вот так. Ну, то есть, из кофемашины. Ему больше нравилось это делать в лаборатории, размешивая в ступке зерна и заваривая напиток в колбе. Кофемашина слишком громко жужжала, раздражая тонкий слух химика, да и в конце концов, в таком кофе попросту нет души. Эдди когда-то так и сказал Кае, заметив у нее дома похожую машину, на что Кая ответила, что Эдди опять сходит с ума и лучше ему оставить ее кофемашину в покое.
И словно в наказание (а может это была злая шутка) через месяц всей лабораторией скинулись Эдди на кофемашину. Ольга говорила, что это просто нелепо, что Хель делает кофе в лаборатории, и вообще это не статусно. А вот бездушная кофемашина - очень даже статусно.

— Мне нужна от вас определённая информация. О возможных играх со смертью, если угодно. Было бы превосходно, если бы это был философский камень, но нет, всего лишь ряд вопросов, связанных с симуляцией смерти, — Эдди развернулся, удивленно рассматривая просто Далию. Пытается понять, шутка ли все это. Далия не выглядит как шутница. Далия говорит, что она курит.

Игры со смертью, философский камень.
Интересно, однако.

Эдди ставит кофе перед просто не любящей официоза Далией.
Симуляция смерти. Хм... — Подходит к книжной полке, пробегает пальцами по обложкам. Далия что-то там говорит о том, что это немного рискованно, что кто-то там может интеллигентно прийти, но Эдди уже не важно. Он слышит, но не слушает, вспоминая о нужной литературе. Симуляция смерти. Это потяжелее, но не значит, что невозможно.
Далия продолжает говорить, а Эдди продолжает ее слушать, но не слышать. Что-то там про вознаграждение. Не то, чтобы это не интересовало Эдди, просто .. просто для всего этого у него есть Ольга.

Стоило бы уже попросить Ольгу вести календарь и отмечать в нем каждый вторник, как потенциально опасный день, даже если после этого вся лаборатория начала бы шутить, что их Руппельштильцхен опять чудит, проклиная вторники.

Пока Далия копалась в сумочке, Анхель вывалил кипу книг на столик перед ней.
— Раз вы пришли ко мне, значит вы наверняка видели тело или кто-то из круга ваших доверенных лиц видел. Тело не было физически повреждено, верно? Руки, ноги на месте. Но вот что именно натолкнуло вас на мысль о инсценировке?

Раскладывает книги. Ромео и Джульетта.
— Шекспир очень увлекательно описал инсценировку смерти Джульетты. Здесь не упоминается ровным счетом ничего, кроме того, что это был пузырек яда. При том, отравление ядом словно вызвывает некую кому. Я бы даже сказал снотворное, которое позволит вам пережить суточный летаргический сон.
Эдди открывает книгу на вкладке, где как раз описываются симптомы, кладет перед Далией.

Ромео и Джульетта

Возьми вот эту склянку
И выпей всю. По жилам у тебя
Холодная тогда польется влага,
Твой пульс замрет; ни тела теплота,
Ни слабое дыхание не выдаст,
Что ты жива; румянец губ и щек
В безжизненный цвет пепла превратится,
Опустятся покровы глаз твоих,
Подобно как у мертвых при кончине,
И пролежишь ты сорок два часа,
Как будто бы в оцепененьи смерти.
Затем как бы от сладостного сна
Пробудишься.

— Этот же яд упоминается в произведении Дюма "Граф Монте-Кристо". — Эдди раскрывает потрёпанный томик Дюмы и кладет сверху.

Граф Монте-Кристо

Тогда граф вынул из жилетного кармана изумрудную бонбоньерку, открыл золотую крышечку и положил на ладонь Валентины пилюлю величиною с горошину.
Валентина взяла ее и внимательно посмотрела на графа; на лице ее неустрашимого защитника сиял отблеск божественного могущества и величия. Взгляд Валентины вопрошал.
– Да, – сказал Монте-Кристо.
Валентина поднесла пилюлю к губам и проглотила ее...
...И вот дверь из комнаты Эдуарда отворилась, и лицо, которое мы уже видели, отразилось в зеркале, висевшем напротив; то была г-жа де Вильфор, пришедшая посмотреть на действие напитка.
Она остановилась на пороге, прислушалась к треску ночника, единственному звуку в этой комнате, которая казалась необитаемой, и затем тихо подошла к ночному столику, чтобы взглянуть, пуст ли стакан.
Он был еще на четверть полон, как мы уже сказали.
Госпожа де Вильфор взяла его, вылила остатки в камин и помешала золу, чтобы жидкость лучше впиталась; затем старательно выполоскала стакан, вытерла своим платком и поставила на прежнее место.
Она долго не решалась подойти к кровати и посмотреть на Валентину.
Этот мрачный свет, безмолвие, темные чары ночи, должно быть, нашли отклик в кромешных глубинах ее души; отравительница страшилась своего деяния.
Наконец она собралась с духом, откинула полог, склонилась над изголовьем и посмотрела на Валентину.
Девушка не дышала; легчайшая пушинка не заколебалась бы на ее полуоткрытых, неподвижных губах, ее веки подернулись лиловой тенью и слегка припухли, и ее длинные темные ресницы осеняли уже пожелтевшую, как воск, кожу.
Госпожа де Вильфор долго смотрела на это красноречивое в своей неподвижности лицо; наконец отважилась и, приподняв одеяло, приложила руку к сердцу девушки.
Оно не билось.
Трепет, который она ощутила в пальцах, был биением ее собственного пульса; она вздрогнула и отняла руку.
Рука Валентины свесилась с кровати; рука эта, от плеча до запястья, казалась изваянной Жерменом Пилоном; но кисть была слегка искажена судорогой, и тонкие пальцы, оцепенев, застыли на красном дереве кровати.
Лунки ногтей посинели.
У госпожи де Вильфор не оставалось сомнений: все было кончено; страшное дело, последнее из задуманных ею, наконец свершилось...

В стопке лежит два сборника сказок,(один Братьев Гримм, второй Пушкина), объемный альбом с газетными вырезками и книга с черной обложкой.

Я могу многое вам рассказать об этом с точки зрения науки и химии. В конце концов, я специалист по ядам. — Эдди смакует этот "специалист по ядам", как главное достижение в своей жизни. В этом кабинете определенно не хватает кубка с такой гравировкой.
Откидывается на спинку кресла, снимая очки и протирая их халатом.

Но я хочу знать все. — Надевает очки. Думает, что стоит конкретизировать свое "все". — Точнее, что вас навело на мысль о симуляции, какие связи были у ... жертвы? .. И в ,конце концов, зачем вы ищете того, кто умер? Ну или решил умереть, если вам так угоднее. У вас с собой результаты судмедэкспертизы? Или заключения патологоанатома? Или хотя бы фотографии?

Отредактировано Eddie J. Anhel (2021-07-27 18:02:45)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Умереть нельзя оживить.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно