полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



defeat

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://i.imgur.com/PmZcCtZ.png
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

2

Решение самолично отправиться в Тордевайл с самого начала отдавало безрассудным безумством, от которого стоило без раздумий отказаться - не идти у него на поводу, надеясь на удачу и веря в невозможное. Если то вписывалось в определение нездорового оптимизма, благодаря коему удавалось найти положительные стороны в абсолютно любой, даже самой гиблой ситуации, то Эгора обладала именно таковым. Не поддерживая и не отрицая общего мнения о неизбежности наступления того возраста, с которым всё медленно, но верно погрузится во тьму зрелости, сейчас, в свои годы, она неумолимо тянулась к свету - знаниям. Вне зависимости от того, суждено ли им было в будущем увести её в могилу или же наоборот. Женщина хотела, нет, жаждала знать правду: о том, что на самом деле произошло с дорогим ей друидом, который, как бы далеко не находился и сколь бы много дурных слов не сказал в её адрес, всё равно оставался для женщины единственный и самым близким - тем, за кого она готова была при необходимости пожертвовать собственной жизнью.

Всё, что она хотела, это знать правду. И конкретно за ней она направлялась в Тордевайл.

Никогда ранее ей не доводилось бывать ни в одной из стран аршханов. Эгора знала о них немногое, включая общее географическое расположение - обведенные углем территории на карте мира, за которые, если она не ошибалась, многие тысячелетия шла ожесточенная битва. То ли за многочисленные ресурсы, то ли за объём земель, который выглядел весьма внушительным даже на листе бумаги - что уж говорить, какими те являлись на самом деле. Быть может существовали и другие причины чужого интереса по отношению к аршханам, но этот народ, откровенно говоря, саму Эгору не слишком-то интересовал. То ли дело великаны, рядом с границей которых она и жила, с регулярностью делая в расположенные поблизости города вылазки, иной раз затягивающиеся на года, если не десятилетия; её дом привык пребывать в гордом одиночестве, отчего и в этот раз, едва ли затаив на вновь ушедшую хозяйку обиду, не трепал себе бревна наивными надеждами о её скором возвращении. Если поворошить память - можно было отыскать огромное количество моментов, когда она будто забывала о том, что ей должно было вернуться; где располагался её настоящий дом. Или же банально терялась: во времени, в пространстве, в других народах и познании всего нового и ранее неведанного. Что тут говорить. Было время, когда она ушла с группой бродячих друидов, отрицавших всякую схожесть со своими корнями, но, как выяснилось в процессе длительного путешествия, ничем от них не отличающихся. Однажды она даже умудрилась поступить на обучение к магам. Кажется, у неё даже бумага какая-то валялась в чулане, свидетельствующая о том, что ей удалось не просто закончить как основную, так и узко направленную программу, но и сделать это с отличием.

Познавать же аршханов - их устой жизни, историю, обычаи, физические данные, особенности и многое другое, в ином случае наверняка вызвало бы у друида интерес - Эгора не желала, с самого детства испытывая к данной расе крайне противоречивые чувства. Понимание возможности ошибочности сложившего мнение граничило со страхом и ненавистью. Она боялась аршханов, но одновременно с тем была вынуждена наблюдать за тем, как по острию их лезвия шагал её родной брат; помнила, как безжалостно они расправились со старшими в доме, где ей довелось жить ещё ребёнком, и не представляла, как теперь Эизар мог вести с ними не просто игру - двойную игру, суть которой старательно от неё скрывалась.

"- Это для твоего же блага."
Всё, что она слышала в ответ на вопрос, что её братец задумал. Последнее, что она в принципе услышала от него в последний раз, как Эизар ушёл из дома. С того момента прошло больше восьми месяцев. Не сказать, что всё это время Эгора предавалась переживаниям, но несколько дней назад он почувствовала неладное. Однажды они с братом остались одни. Тогда им, кажется, не было и лет двадцати. Единственное, что их спасло - установленная между ними связь, благодаря которой они всегда поддерживали друг друга. Именно благодаря ей женщина ощутила дурное, но очень знакомое волнение: предсмертные колебания души. Не дав овладеть собой панике, она быстро вычислила его местонахождение.

Тордевайл. Мог бы быть назван обычным аршханским городом, если бы не одно "но", заключающееся в нахождении на его территории одной из их тюрем. В случае, если аршхану повезло оказаться осужденным, для него оставалось лишь две перспективы: быть отправленным к светлейшим, чтобы там и закончить своё пребывание в этом мире, или же в одну из таких тюрем, что располагалась в Тордевайле.

Не сказать, что Эгору пугал данный факт, но совершенно точно доставлял ей неудобства: город хорошо охранялся и ни одного иностранца без получения разрешения у градоправителя дальше ворот не пускали. Подумать над тем, что она бы могла стать тем самым исключением с красивыми глазками, которое бы пропустили без всяких допросов и проверок, женщина конечно же подумала, но, спустившись с небес на землю, быстро отмела данный вариант и длительное время думала, гуляя по лесу неподалеку от города, как она могла обойти охрану. Однако все мыслительные процессы не остановились - сконцентрировались на худощавом силуэте, когда тот оказался замеченным ею неподалёку. Осторожно, прячась в умирающей материи леса, она проследила за ним до самого выхода из леса. Тогда мужчина продолжил идти прямо, никуда не сворачивая: стало понятно, что он направлялся в город. Беззаботно, без какого-либо оружия...

Эгора сомневалась. Ведь она следовала за таким же друидом, каким являлась она сама. Ну, почти. Так чем он мог оказаться лучше, чтобы с ним на входе в город не возникло проблем? Стоило ли воспользоваться попахивающим провалом шансом, а вместе с тем и компанией мужчины, или же придумать более здравый план, на который можно было бы без малейшего сомнения положиться?

Казалось, выбор очевиден. Однако вопреки принятому решению Эгора вышла из леса и, быстро нагнав друида, аккуратно, с привычной плавностью, приобняла его под руку и с заботливой нежностью улыбнулась, когда мужчина обратил на неё внимание.

- Господин не против небольшой прогулки?
[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

Отредактировано Paul Osborn (2021-08-05 17:41:47)

+1

3

Кажется, Оли на него несколько обиделся после последнего разговора. Тираний тоже был хорош: пару раз недобро взглянул, но, что удивительно, промолчал.
Адриарх, в прочем, не понимал надобности возникших обид. А потому неторопливо и расслабленно двигался в направлении крыла академии, где находился лазарет, без лишних усилий отказавшись от мыслей о кислых физиономиях своих друзей, и уведя линии размышлений в более приятное русло.

Спокойствие коридоров, впрочем, довольно быстро сменилось почти что паническим движением безысходности, что наполняло собой лазарет. Адриарх не удивился: от Тирания полдня назад прибыло несколько учеников - то, что от них осталось - над которыми подопечные Адриарха теперь и работали. Как было видно, не очень умело.
Появление друида несколько успокоило атмосферу рабочего места. А через некоторое время и вовсе позволило развеять большую часть волнений и лишних переживаний, что вряд ли были способны кому-то помочь или направить ток мыслей на то дело, которое было в разы важнее отчаянной попытки сообразить что-то дельное, - на попытку обстоятельно подумать и установить причинно-следственную связь.

Адриарх не напирал, мягко, почти поглаживая своими словами своих подопечных, направляя их мысли в нужном направлении. Позволяя им самолично почувствовать вкус открытия, совершённого почти без чьей-либо помощи, оставлял за ними это ощущение, не претендуя на его авторство. Ученики Тирания были в порядке. И пусть, они успели стать полем для совершения нескольких ошибок, им о том говорить явно не стоило: мало ли что и куда было в панике пришито, а что с чем соединено. Главное, что теперь все части были на своих местах, а Адриарх мог ни о чём не тревожась оставить своих подопечных доделывать то, что уже было многократно отработано.

Ещё некоторое время понаблюдав за работой лекарей, Адриарх достаточно незаметно покинул мед. пункт и двинулся на этот раз прочь из академии. У него были незавершённые дела в Тордевайле. Не сказать, чтобы они требовали своего скорейшего решения, но отчего-то сомнений, когда мужчина выбирал направление для пути, не возникло в принципе.
Потому он в комфортном для себя темпе добрался до ворот Шархада, а после направился уже к самому Тордевайлу: сперва позволив себе небольшую прогулку по чуть более длинному пути, а после - двигаясь неторопливым шагом до городских стен, что достаточно крупными очертаниями уже виднелись впереди.

Он шёл, позволяя лёгким мыслям плавно уводить ток его размышлений в угодном им направлении. Плавной поступью приближался к городу, при этом покручивая в пальцах мешочек с травами, подобранных для аршхана, что и был причиной отправки в Тордевайл. Единственной. До момента, когда нервные окончания сообщили о неожиданном касании, а сам друид перевёл несколько удивлённый взгляд с приподнятыми бровями к источнику этого касания. Брови позволили себе приподняться ещё выше - в ещё большем удивлении, что нежными переливами приобрело игривый оттенок.

Его неожиданная, но крайне желательная для него спутница, оказалась не аршханкой - друидом, что лишь сильнее привлекло мужское внимание. Не слишком часто здесь встречались друиды, что при этом возводили общение с Адриархом в ранг чего-то не постыдного. Здесь же речь шла не только об общении - о мягком касании, что окутало мужской локоть. Скорее по привычке, нежели осознанно, мужчина несколько согнул руку, позволяя спутнице более удобно взять его под руку.

- Разве я способен отказать, когда речь идёт о такой спутнице? - ответил друид вопросом на вопрос, лаская женский слух глубиной тона. - Только, от чего же "небольшой"? - мужчина улыбнулся друиду. - Вы столь сильно торопитесь избавиться от моей компании? - спросил мужчина, нотами, зазвучавшими в его тоне, игрой взгляда будто говоря: "Вы же понимаете, что спутника лучше вам вряд ли удастся найти?".

Ловким движением прицепил мешочек к поясу и мягко накрыл женскую ладошку своей, когда они стали приближаться к городской страже.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

4

Эгора обладала добротным опытом в общении с мужчинами и хорошей фантазией для того, чтобы предугадать любую из возможных реакций друида на её внезапно появившуюся, буквально из ниоткуда взявшуюся компанию и, главное, быть к ним готовой. Если не физически - хотя внешний вид спутника наводил на довольно смелую мысль, что девушке не составит труда при необходимости с ним справиться, - то как минимум морально. Однако, вопреки всем ожиданиям, Эгоре пришлось испытать удивление, оттенок которого для неё остался непонятым: с одной стороны, то легким облегчением разлилось по всему телу, снимая напряжении и расслабляя готовые к моментальному сокращению мышцы; с другой же, друид повёл себя слишком странно, пусть и донельзя удобно относительно имеющихся обстоятельств, чем вызвал невольные, активно развивающиеся сомнения.

Не специально ли он прогуливался близ города, чтобы отлавливать таких отчаянных нарушителей местных порядков, каким являлась она сама? Ущемленным в правах и недовольным своим положением мужчина не выглядел, но, как знал, может то была принудительная прогулка? Для того, чтобы самому остаться нетронутым. Или же...

С трудом отмахнувшись от гиблых размышлений, что разрастались подобно катящемуся с горы снежному кому, Эгора благодарной улыбкой встретила комплимент. Когда же друид согнул руку в локте, перехватилась поудобнее чуть выше к плечу и, быстро почувствовав мужской шаг и практически моментально к нему приноровившись, всем вниманием погрузилась в изучение мужчины, который если и вызывал определенные опасения, то вместе с неподдельным интересом. Сохраняя собственное спокойствие, особенно внутреннее, девушка бегло прошлась по одеянию друида, стилем совершенно не свойственное представителям их расы, после чего уже куда более увлеченно принялась блуждать взглядом по худощавому лицу, на котором, что являлось в настоящий момент, пожалуй, самым важным, не было ни тени ни страха, ни легкой тревоги, ни малейшего волнения. Мужчина двигался уверенно. Эгора бы сказала, слишком уверенно: так, будто ступал по родной территории, где если не он сам, то его народ являлся абсолютным хозяином; так, словно с ним не могло произойти ничего худого. Сложно было отрицать, что она искала именно это - нуждалась конкретно в этой уверенности: к великому сожалению, та отсутствовала в ней самой, вынуждая кривить лицо приятной, соблазнительно открытой улыбкой в то время, когда каждый шаг сопровождала глухое, болезненного уханье сердца, которого неустанно напоминало, что они всё сильнее приближались. Либо к успешному переходу через городскую границу Тордевайла, либо, не стоило сомневаться, к обрушению всякой надежды как относительно жизни брата, так и своей собственной.

Далеко не впервые Эизар доставлял проблемы их маленькому, но донельзя прочному брато-сестринскому союзу. С самого детства они сильно отличались. Можно было даже сказать: совсем не походили друг на друга - редкий друид, человек аль всякое другое живое существо признавали в них родную кровь. Мальчишка рос самым настоящим бунтарём, который совершенно точно знал, чего хотел от жизни и к чему должен стремиться несмотря ни на что. Девочка же, напротив, питала тягу к знаниям - иначе говоря, теоретическим аспектам всего естества этого, как ей тогда ошибочно казалось, прекрасного мира, полного древних легенд, интригующих историй, волшебных загадок и множества тайн, в которых ей так хотелось всегда разобраться: пролить свет на давно канувшую в небытие информацию, порой привносящую вклад в настоящее время, а иногда оказывающуюся совершенно бесполезной. По крайней мере, для того народа, за который Эгора болела всей своей душой. Её сложно было застать в передрягах или с разодранными коленями по возвращении домой, тогда как её милый братец временами и вовсе по несколько дней домой не возвращался. В свои то невеликие годы. Настоящий бунтарь и самая обыкновенная тихоня; бравый защитник и хрупкая женщина; брат и сестра. Истинная идиллия. Жаль только, что так было не всегда.

Детям, которым ещё не исполнилось и двадцати, тогда ещё не объяснили, что из себя представляет как таковая война. Где бы она н возникала, кого бы ни касалась и в какую сторону не двигалась; рано или поздно она любого поглощала с головой. И отнюдь не всем суждено было вернуться в прежнюю, размеренную, не безрадостную - относительно счастливую жизнь.

Эгора переступила через себя и выбралась из мертвой хватки самого Духа Смерти.
Эизар же поступил иначе, не забыв насильно о прошлом и не избегая по сей день опасности - став последователем высшей силы, что отнимала чужие жизни. Заслуженно или без всякой на то причины - его сестра не знала. Одновременно с тем искренне надеясь, что если её брат и упал, но не достаточно глубоко. Так, чтобы она могла до него дотянуться и вытащить. В очередной раз.

Говоря на чистоту, Эизара сложно было винить в его поведении. Едва ли имелся смысл общаться за его воспитание, которое по факту отсутствовало, причём не только у него - у них обоих. Просто их судьбы сложились так, как сложились; как бы это глупо и банально не звучало. Эгора никогда не осуждала свою последнюю оставшуюся в жизни надежду. В особенности за то, что её брат продолжал уверенно держаться на ногах и всячески оберегать их союз, не подводить и в нужный момент всегда оказываться рядом. Не осуждала, но до отчаяния и горького плача в подушку не понимала. Не могла понять, как можно было рисковать собой - ими!

Смешно. До боли. Ведь он не раз пытался объяснить. Подбирая различные слова, принося доказательства, показывая на практике результаты его бездействия. Она видела, прекрасно сознавая тот простой факт, что Эизар не просто рисковал своей жизнью - добивался справедливости, которая однажды обошла их родной дом стороной. Пусть то были отчасти мужские амбиции и гордость, но он убивался - иначе его сестра не могла назвать его самодеятельность - не только ради себя и своей семьи; он лил кровь за весь Дэухар, который, судя по всему, не способен был оценить столь отчаянные и самоотверженные старания. Старания на сохранения имеющегося в нём блага и на создание нового. Не безнравственного. Как всегда думалось Эизару: воистину идеального. Такого, за которое не стыдно было однажды положить свою голову на плаху.

Он был готов. Эгора же не могла сказать о себе того же.

Вне зависимости от нынешних обстоятельств; от пережитого ими прошлого, то до сих пор кровавым шлейфом растягивалось за ними по пятам; от мрачности и безнадежности всех имеющихся у них перспектив, Эгора любила своего брата. Как отца, который ни на миг  - что при жизни родителей, что после их неожиданной, но от того не менее тяжелой смерти - не переставал о ней заботиться, иной раз не спрашивая о состоянии, просто чувствуя его. И не говоря ни слова обнимая, он захватывал её в свои крепкие, за последние полвека огрубевшие объятия, в которых она сразу же находила то спокойствие, что никак не могла отыскать без него. Любила как сына, которого и воспитывала, и всячески оберегала, и не редко баловала. Любила как мужчину, за которым не могла разглядеть никакого другого. То ли из мыслей о предательстве, то ли из страха остаться одной; то ли банально из-за того, что ей ещё не встретился "тот самый", о котором писалось в сказаниях, но Эгора не имела достаточно сил, чтобы взять и переступить через себя. Любила как брата. Как того единственного, рядом с которым чувствовала себя в безопасности; без которого уже не могла представить своей жизни. Ведь...

Они всегда были вместе. Ещё будучи в утробе матери, они уже поддерживали друг друга.
Душа не могла того забыть. Душа любила, до самой мельчайшей своей крупицы.
Любила и оплакивала, уже скорбя. Будто знала, что его уже не вернуть.

Эгора немногим сильнее сжала пальцы на мужском плече и приблизилась. Достаточно, чтобы породить двусмысленный намёк, но слишком мало, чтобы доставить дискомфорт при ходьбе. Сейчас только не хватало запутаться в ногах. На ровной тропе без единой кочки.

- Всё будет зависеть от того, насколько эта компания окажется полезной, - наполнив игривой искрой взгляд, девушка завладела вниманием мужчины и, позволив распробовать повисшую между ними нотку моральной распущенности, кротко улыбнулась, с весьма правдоподобной - по крайней мере, на то очень хотелось надеяться - стыдливой скромностью опустила голову и, плавно подняв её, обратилась уже к городским воротам, что становились всё ближе. Всё больше. Всё опаснее.

В какой-то момент, поймав то ли на себе, то ли на своём спутнике взгляд крупного вооруженного стражника, Эгора не смогла себя побороть. И значительно, пожалуй, слишком резко замедлила шаг, забыв перед этим расцепить пальцы на плече друида, который оставался для неё быть может не последней, но сейчас - единственной надеждой хотя бы мельком увидеть брата живым. Осознав допущенную ошибку, которая обесценивала всю предшествующую игру, девушка подняла взгляд на друида с немым, но ярким, нисколько не скрываемым вопросом: им точно удастся пройти через городскую стражу? А если всё-таки удастся - не сдаст ли сразу же власти, которая едва ли будет к ней милосердна и благосклонна?

[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

Отредактировано Paul Osborn (2021-08-05 17:42:24)

+1

5

Приятная компания, что появилась достаточно неожиданно и тут же заняла близкое положение, хоть и грела душу игристыми планами на уплотнение и насыщение эмоциями, что они могли дать друг другу, знакомства, но также и вызывала вопросы, что, впрочем, не мешали ни радующего глаз созерцанию спутницы, ни приятным ощущениям тепла её прикосновений. Однако отчего такая прыть? Мужчина ощущал женский взгляд - не любования или восхищения. Взгляд, что изучал, исследовал и, вероятно, анализировал. Она не знала его. Не знала, в чьей компании неторопливо двигалась в направлении главных ворот Тордевайла. Тогда в чём была причина?

Адриарх догадывался, предполагал. Но не ставил свои идеи выше ситуации, что сейчас его несказанно радовала, и которую он планировал лишь развивать и углублять, насыщая новыми оттенками и добавляя полноту подтекста, обращая мимолётное знакомство во что-то глубокое и достойное совместного времени.

Мужчина приподнял брови, одарив свою прекрасную спутницу долгим взглядом, наполненным восхищением, с блеском заинтересованности, что всё ярче вела свой мотив, увеличивая значимость своей партии. Близость, которую женщина предпочла расстоянию, что ощущением неполноты, незавершённости лишь мешало, оказалась правильным выбором. Выбором, что укрепил интерес мужчины к собственной спутнице, что не переставала удивлять, радуя его небольшими сюрпризами. И вот, его плечо нежилось в соприкосновении с женской грудью, с каждым шагом, с каждым касанием вызывая всё большее желание не просто случайно коснуться, а узнать, почувствовать, бесконечно любоваться и изучать не случайными касаниями плеча, а подушечками пальцев, губами, всем собой.
- Полезной для столь прекрасной госпожи? - уточнил Адриарх, играясь тоном. И через мгновение сам же продолжил. - Едва ли я способен разочаровать, - и не уточнил в чём, растянув окончание в многозначительной улыбке, обращённой одной-единственной, что сейчас была госпожой его внимания, его души, желаний.

Друид остановился, когда его плечо резковато повело назад. Взглянул на женщину и окончательно убедился в том, что было причиной его первоначальных размышлений. Он был выбран как спутник для преодоления стражи. Что же, он не отказывался от данной даме гарантии: он не разочарует.

- Ты не засомневалась, когда выбрала меня, - негромко, обращаясь лишь к друиду, но от того не менее уверенно, произнёс мужчина. - Так отчего колеблешься сейчас? - и мягко улыбнулся, показывая, что повода для волнений нет. Он и правда выглядел предельно спокойно. Друид чуть сжал ладошку, что держалась за его плечо, и мягко, не настойчиво, пустил по женскому телу слабую успокаивающую волну, что не была способна повлиять на окончательное решение спутницы: продолжить путь и рискнуть или закончить его здесь, в безопасности, - но позволяла принять его, не отвлекаясь на душевное волнение.

Адриарх дал ей время. А после повернул к воротам и, продолжая держать руку на женской ладони, но готовый её выпустить в случае, если того захочет друид, двинулся в направлении города. Он спокойно ощутил на себе взгляды стражи. Заметил, как те с любопытством касаются женщины, но с лёгкой улыбкой, что приподняла уголки мужских губ, отметил тот простой факт, что он в женской компании был простым и саморазумеющимся явлением, на которые другие не обращали большего внимания, чем то заслуживало.

Его не могли не пропустить. А что он был сейчас без своей спутницы, что нравилась ему своей игрой, что она вела на подходе к воротам, своими сомнениями, что завладели ей в их близи, своей стойкостью, что позволила пройти через них. Мужчина восхищался той, что шла рядом с ним.

Они уже прошли ворота, а мужчина ощутил, как расслабилась женская хватка, что усиливалась вместе с напряжением, которое испытывала его спутница, когда...
- Эй, - строго окликнул друидов один из охранников, а после прокашлялся в кулак, уходя с привычного на рабочем месте тона в более подобающий под ситуацию. - Господин Адриарх, - уже мягче позвал его стражник.
Адриарх полуобернулся на голос, при этом чуть отстранив от себя правую руку, чтобы не беспокоить своим манёвром спутницу. Друид сперва с ожиданием глядел на стражника, что на пару шагов приблизился к ним, а после, будто догадавшись о заинтересованности его личностью, опередил слова аршхана:
- Не сиделось ему в Тордевайле?
Стражник развёл руками:
- Вызвали на границу.
- Ну конечно, - хмыкнул друид и кивком поблагодарил стражника, после чего и вниманием, и взглядом вернулся к женщине. - Мои дела на этом закончились, - признал мужчина. - Так куда же ведут тебя твои?
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

6

Необходимость попасть на территорию Тордевайла виделась Эгоре больше вопросом жизни и смерти: сможет ли она переступить через внутренний, безжалостно сковывающий в движениях страх и хотя бы попытаться пройти через охраняемые врата или же ей придётся в бессилии отступить, доживая последние годы вне желания продолжать своё жалкое существование в стыде и позоре - неспособности прийти на помощь брату в тот единственный раз, когда он так нуждался в поддержке. Пусть наверняка того - как и всегда - не признавал; ни перед собой, ни перед миром. Женщина слишком хорошо его знала: Эизар был слишком уверенным в себе и никогда не показывал слабости. Тогда как сейчас, уже начиная сомневаться в духовном родстве с собственным братом, Эгора не могла найти в себе достаточно сил, чтобы ослабить хватку на плече друида и сделать лишний шаг вперёд. Вероятно: шаг аккурат в объятия смерти. Неизбежной смерти одного из близнецов.

Видят Духи, она не видела будущего. Не могла точно сказать, где и в каком состоянии в настоящий момент находился Эизар. Не знала, чем конкретно закончится её сомнительная авантюра, всё сильнее выходящая из-под контроля.

Не знала, но чувствовала хладное дыхание на собственном затылке, от которого по позвоночнику и далее - по нервам хаотично разбегалась мелкая противная дрожь, доходя до самых кончиков пальцев и заставляя их сжаться ещё сильнее без всякой на то причины. Кроме обыкновенного страха.

Почувствовав физическое облегчение, Эгора без труда определила его источник и, оторвав всё ещё взволнованный взгляд от стражников, подняла его на друида. В ней не было благодарности за помощь, пусть, возможно, он заслуживал её, как никто другой: она по-прежнему не могла ему довериться в достаточной степени, чтобы не искать подвоха. Ведь, выбрав его в качестве проводника, женщина могла как сделать исключительно правильный выбор, буквально поймав удачу за хвост, так и совершить промах - наверняка последний в своей жизни.

- Я сомневалась, как сомневаюсь и сейчас, - откровенно отрезала, перехватывая плечо друида. Удобнее и уже увереннее. Не потому, что вдруг нашлись силы, а потому, что... - Отсутствие выбора не лишает меня такого права.

Удивительно, как озвучивание простой и уж давно известной Эгоре истины расставило всё на свои места и настойчиво подтолкнуло вперёд. У неё не было выбора. Как не станет и Эизара, если она не поторопится. Ей нужно было поспешить. Так, едва заметно кивнув мужчине, выражая свою готовность - если бы, - она плавно сдвинулась с места, придерживаясь темпа своего спутника. Не отставая и не опережая. Сейчас, как бы то не выглядело со стороны, он являлся ведущим звеном, от которого она зависела. Не только скоростью ходьбы - без малого всем, чем только могла рискнуть во имя спасения брата.

Хотя бы его души...

Поддавшись току худых мыслей, Эгора не заметила, как они оказались по другую сторону ворот. Расплывчатым в сознании эхом встретила оклик стражника, отнюдь не сразу среагировав: ровность движений друида и последующая смена тона аршханом оставила её стоять в стороне от разговора в относительном спокойствии. Она, упаси Духи, не подслушивала, но не смогла не зацепиться за обращение - имя своего спутника, кое показалось ей отчего-то знакомым. Адриарх. Где-то она уже слышала о нём. Покопавшись в отменной памяти, Эгора встретила вновь обратившийся к ней взгляд друида уже со знанием. С ним же она в очередной раз осмотрела его, пусть нескольким иначе: не только изучая, но и сопоставляя. Теперь женщина понимала, откуда шла теплота мужских прикосновений, мелодичность голоса и беспочвенный - ах если бы - интерес к незнакомке, что буквально воспользовалась им для того, чтобы проникнуть в город. О чем он совершенно точно догадался, но всё равно позволил.

Забавно.
Забавно, что из всех друидов этого мира, ей довелось взять под руку именно его.
Самого - за что ей это? - Адриарха. Известного на весь Дэухар лекаря, обольстителя и дамского угодника...

- Так куда же ведут тебя твои?

Эгора, по-прежнему скользя по утончённым чертам бледного лица и отчасти понимания причину успеха мужчины на любовном поприще, с некоторое время молчала; она молча становилась ближе к нему, будто плыла, с каждым вздохом, с каждым ухающим ударом сердца, с каждым взмахом пышных ресниц. Приближалась, касаясь свободной рукой его худых пальцев и медленно, будто стеснительно, переплетая их со своими; чуть приподнимаясь, на самые носочки, чтобы оставить расстояние, но совершенно ничтожное; и мягко целуя, чувствуя губами приятную колкость свежей щетины.

- Спасибо, - прошептала на ухо друиду и, не отступая, посмотрела на него. Внимательный взгляд, выраженные скулы, тонкие губы... Эгора отстранилась до того, что могло, как ей казалось, произойти - что во всех красках вырисовывала ей фантазия, и повторила уже громче, но с той же нежностью, что и ранее. - Спасибо за всё, - женщина нарочито оставила тоном определённую недосказанность. Отступив в сторону, она настойчиво освободила руки и улыбнулась самыми уголками губ. - Но дальше нам с вами, Господин, не по пути.

Эгора в благодарности склонила голову. Как перед Адриархом, так и перед стражей. Все они позволили ей стать на шаг ближе к цели. Цели, от которой она уже не собиралась отступать. Слишком поздно, чтобы сомневаться, чтобы возвращаться назад, чтобы...оборачиваться. И забываться.

Женщина не знала, куда идти, но с каждым шагом ступала всё увереннее. Всё быстрее.
Лишь бы успеть.
[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

Отредактировано Paul Osborn (2021-11-06 16:37:33)

+1

7

Он откровенно любовался госпожой, что стала его неожиданной, но очень приятной спутницей. Любовался её внешностью, коей, не поскупившись, одарила её природа; любовался моментом её слабости, во время которого друид будто стала ещё прекрасней. Его губы тронула улыбка, когда женщина дала бойкий ответ, в котором, вопреки сказанному, не звучало ни сомнения, ни колебаний.

- Выбор есть даже в его видимом отсутствии, - не без наставнической поучительной нотки заметил Адриарх, наслаждаясь той уверенностью, что возникла в действиях женщины. Ему нравилось то, как она признала свою слабость в сомнении - это укрепило силу её образа в его глазах. А красота, поддерживаемая силой внутреннего стержня всегда сияла особым, ни с чем не сравнимым светом.

Он посмотрел на неё и обнаружил в её глазах искорки знания, понимания, возникшие после звучания его имени. Он более не представлял из себя фигуру, скрытую в тени. Теперь его имя, ставшее не последним по значимости в этом мире, пролило свет на его персону, рассказывая спутнице то, о чём сам друид ещё ни обмолвился перед ней и словом. Она уже его знала, что читалось в её мимике. А вот она, этот загадочный, но интригующий его друид, поставивший своей целью проникнуть на территорию, куда вход ему был воспрещён, оставалась для Адриарха тайной. Той самой, которую хотелось раскрыть, изведав все её глубины.

Адриарх затаил дыхание, когда стройная фигурка приблизилась к нему, сокращая между ними расстояние. Выбор был даже в его видимом отсутствии. Выбор, который каждый делал раз за разом - то осознанно, то нет. И женщина делала выбор сиюминутно, увлекая друида в плавность игры, на которую он не мог не поддаться, в нескрываемом восхищении ловя взмахи пышных ресниц, красоту пухлых губ. Он несколько сжал тонкие пальцы, оказавшиеся переплетёнными с его, не давая друиду усомниться в своих действиях ни на миг. Завёл вторую руку ей за спину, невесомо касаясь ниспадающей ткани блузы и едва задевая через неё линию позвоночника. Он ждал, позволяя женщине, взявшей инициативу, вести её дальше. Без заявленных сомнений, с красивой плавностью уверенности, будоражащей сознание мужчины. Тепло поцелуя ещё согревало кожу друида, когда спутница упорхнула прочь, оставив в воздухе пленяющую недосказанность. Адриарх постоял на месте, созерцая движения удаляющейся женщины и переводя дыхание, а после двинулся следом, не отпуская глазами женскую фигурку.

Он нагонял её неспешно, ловя взглядом движения острых лопаток, следя за раскачивающимися на шагу локонами тёмных волос, без стеснений или преград прогуливаясь глазами по женскому телу, что целенаправленно двигалось по незнакомому для неё городу. Беззвучно усмехнувшись собственным мыслям, Адриарх наконец сократил и без того не слишком большое расстояние между ним и женщиной. Поймал со спины пальцы её левой руки, а правой взял женщину подмышку, будто невзначай коснувшись её пальцами округлости груди друида.

- Не по пути с той, кто без дозволения проник в охраняемый город? - опалив дыханием женское ушко, прошептал Адриарх и, мягкими поглаживаниями удерживая ладошку, не опуская второй руки, встал слева от женщины, заключив её в полуобъятия. Продолжил движение по улице уже вместе с ней:
- Ты вошла в Тордевайл как моя спутница, - заметил Адриарх. Она доверила ему тайну своего нелегального пребывания на территории города. Он же позволил ей использовать его как прикрытие. - Так будь ей. Может, мы оба найдём пользу в этом союзе? - и вновь он не прикрыл свои слова однозначностью смысла, оставляя в тех как нотку игривости, так и предупреждение. Ведь что стоило ему, обладая знанием, сдать друида, тем самым внося свою коррекцию в её планы?

- Так куда держит путь моя спутница? - вновь спросил мужчина, и поднёс женские пальчики, покоящиеся в его ладони, к губам, оставляя на них невесомый поцелуй, и вместе с ним запуская в тело друида небольшую волну желания, что обещало неторопливой мягкостью поступи обернуть ситуацию в пользу Адриарха.

[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

8

Эгора не исключала расклада событий, при котором небезызвестный друид продолжит двигаться следом, а вскоре - вновь окажется подле неё, как это было менее чем десятью минутами ранее. Допускала возможность такового, но всем сердцем надеялась, что духи смилуются над ней и позволят побыть в обретённом одиночестве хоть немногим дольше, чем это сделал Адриарх, в самом скором времени нагнавший и откровенно приобнявший Эгору, не стесняясь и оставляя своими ловкими пальцами незримые, но тонко ощущаемые отпечатки на женской груди.

Сердце предательски ёкнуло, когда мочки уха коснулось жаркое дыхание, полное желания и готовности при необходимости стирать всякие рамки дозволенности. Ёкнуло не потому, что зажглось азартом или же предвкушением возможности приятного времяпровождения во власти едва успевшего стать знакомым друида - потому, что убедилось в своих опасениях: не стоило доверять и столь опрометчиво сокращать дистанцию, оставляя дурацкие намёки и слишком открытую недосказанность. Эгора едва ли могла поступить иначе и при этом не вызвать подозрения со стороны городской стражи, что ещё сильнее выбивало из колеи царящей вокруг безысходности. И ей ещё что-то говорили про постоянство в наличии выбора?

Приходилось терпеливо внимать и с покорностью, от которой воротило душу, двигаться бок о бок с друидом; слушать о заманчивом предложении и проскальзывающем между строк предостережении и следить как за своим спутником, так и за обстановкой вокруг. Отчего-то Эгора уже не металась в сомнениях, точно знала: довериться друиду было чудовищной ошибкой, которую она не позволит повторить себе впредь. Благо жизнь ещё в детстве научила не попадать в один и тот же капкан дважды.

Пусть вместе с последним вопросом, озвученным мужчиной, подобная перспектива удивительным образом начала обретать приятные, если не желанные очертания и краски. Эгора не сразу поняла столь плавного, но донельзя странного изменения тока мыслей и постаралась прислушаться; не столько к телу, сколько к душе, которая, к счастью, обладала куда большей силой, чем того заслуживала её хозяйка. Попытка определить причину разливающегося по телу нетерпения в очередной раз заставила прийти к осознанию, которое не радовало. Пугало.

Женщина не пыталась скрыть, а уж тем более подавить волнение: оно гармонично контрастировало с чужим желанием, во власть которого её изволили подтолкнуть. С ним же она столкнулась взглядами с аршханом, слишком пристально наблюдающим за ней и её спутником. Эгора видела его впервые, но подозрение, которое он с каждым шагом пары всё сильнее излучал, заставило её быстро ориентироваться и в срочном порядке перестраивать траекторию движения. Только вот...куда ей было идти?

- Туда, - с заложенной игривостью бросила женщина, на последней ноте заметив, что голос задрожал. Приятно удивившись пользе собственной слабости, в которой различался не страх, сушащий голосовые связки, а жадность и нетерпение, она мягко потянула Адриарха в сторону - в короткий и донельзя узкий переулок между домами, заканчивающийся тупиком из небрежно наваленной кучи песка. Она заставила их обоих свернуть с главной дороги, тогда как каждый след пропитала силой; ей не нужно было оборачиваться для того, чтобы почувствовать и понять, что замеченный Эгорой аршхан пусть медленно, но двигался следом.

Она знала, что непременно об этом пожалеет, но, ровно как и в первый раз, банально не видела другого выхода.

Так, в какой-то момент резко, будто в нетерпении остановившись, Эгора развернулась, откинулась спиной с стене здания и, схватив свободной рукой друида за шиворот, притянула его к себе, не препятствуя ничему. Ни чрезмерно откровенным ласкам, ни теряющим всякую меру касаниям, ни всё сильнее углубляющемуся поцелуи, в котором женщина изо всех сил старалась не забываться, ничтожной частью души контролируя местонахождение аршхана. Тот, в свою очередь, с некоторое время простоял в самом начале крохотного закоулка и, понаблюдав за развернувшейся на его глазах картиной, писанной страстью, наконец ушёл. Ощутив душой дюжее облегчение, Эгора - теперь уже всей собой - обратилась к проблеме, которая внезапно стала для неё первостепенной и срочно требующей решения, ведь...

Да простят её Духи, но...
Она не хотела останавливаться.
Чёртов друид, будь он неладен!

- Так, - на томном выдохе с трудом начала Эгора, прервав поцелуй, но всё ещё продолжая висеть на шее Адриарха, будучи просто не в состоянии расцепить руки. Сглотнула ком в горле и не без усилия продолжила, чувствуя настоящее предательство собственного организма, который не хотел - требовал большего. - С вашего дозволения, Господин, - или же без него, - я внесу ясность. С ним же, смею заметить, я попала на территорию Тордевайла, а не без него, как вам почудилось, - женщина облизнула всё ещё горящие губы, которые стремительно сохли без чувственных ласк. - Я имею представление о ваших фокусах и сейчас, к своему стыду, - и раскрасневшимся щекам, - ничего с ними поделать не могу, - кроме как наслаждаться мужскими руки, замершими под одеждой на её теле, - но. В отличие от меня, у вас есть выбор. Причём донельзя простой, - Эгора обратилась взором к друиду. Предельно серьёзным и уверенным. - Вы, Господин Адриарх, либо сиюсекундно ведёте меня к страже и сдаёте со всеми потрохами, либо уходите с моей дороги и беспрепятственно позволяете сделать всё, за чем я пришла в этот смердящий смертью город. Пойдёте по любому другому пути - мне придётся играть с вами отнюдь не на ласки...
[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

+1

9

Его вопрос уже второй раз остался без ответа. Зато в его распоряжении оставалась лёгкая женская ладошка с запечатлённым на её коже прикосновением губ друида, под пальцами теплела мягкость женской груди, вздымающейся на каждом шаге. Он читал возникающий со стороны женщины интерес в её лёгких сжатиях его пальцев, в участившемся дыхании, в румянце, что стал наполнять собой кожу щёк. Адриарх улыбнулся уголками губ: он ведь не навязывал ложные чувства. А лишь слегка подталкивал к тем, что зарождались самостоятельно, под руководством его небольшой подсказки.

- Туда, - и теперь уже его ведут, а Адриарх то позволяет, ощущая щекочущее душу ощущение собственного успеха, предвкушение ближайшего будущего, которое они разделят с прекрасной Госпожой. Не выпуская женской ладошки, а лишь крепче, почти нетерпеливо её сжав, Адриарх поддался на рвение друида, с искренним удовольствием увлекаемый в начатую игру. Поймал поцелуем уже нетерпеливо горящие женские губы, улыбкой встречая силу руки на собственной шее. Обвёл второй контуры женского тела, играясь с его нервными окончаниями на своём уровне трюков и фокусов. И остановился в движении лишь поддев край длинной рубахи. Тогда же и отстранился в поцелуях, перехватывая женский взгляд, что до того блуждал у мужчины за спиной. Ловкие пальцы забрались под край одежды и начали свой путь обратно, вверх, исследуя с куда большей нежностью, пусть и с нарастающей страстностью. Стирая границы, уничтожая их и краем мысли с усиливающимся возбуждением тела, со всё более отчётливо читаемой тягой желания в женских глазах, думая над тем, где в Тордевайле можно было снять на ближайшие сутки комнату.

- Так, - и мужчина в интересе вернулся к созерцанию женских глаз, на дне которых всё ещё плескалось неконтролируемое удовольствие. Он выслушал. С серьёзностью и принятием женской позиции, о которой она так уверенно заявила, поставив друида перед фактом. Только вот... мужская рука всё ещё ласково оглаживала женскую грудь, когда пальцы второй, оставляя мягкие отпечатки на коже, притягивали к себе, сохраняя положение на копчике, и заходя нескольким дальше... В том ли положении была прекрасная Госпожа, чтобы диктовать собственные условия, пропитанные решительностью?

- Не на ласки? - заинтригованно уточнил друид. - Так какова цена иного пути? - с блеском азарта в глазах поинтересовался мужчина, оставив намёк на именно третий, иной путь, сближением губ. - Жаль, что Госпожу не отпускают её дела, - и рукой, покоящейся на спине, притянул женщину чуть ближе, обожанием в глазах скользя по её заострённым чертам лица. - Но, раз мой выбор так строго ограничен... - Адриарх отстранился, пропуская между ними холод воздуха, что резко контрастировал с температурой нарастающей страсти. Убрал руки, не забыв перед этим позволить себе ещё несколько манящих и увлекающих своей прелестью касаний, заботливо оправил женскую одежду. Обеими руками разгладил складки собравшиеся по бокам рубашки, и использовал то как очередной повод приблизиться. Чтобы - будто на прощание - запечатлеть на мягких губах протяжный поцелуй, обняв тонкий стан за талию. И вместе с тем поиграться с физиологией: завести её, подводя ближе к желанному финалу, нагнетая, усиливая прежде чем... бросить, сохраняя требующее выхода желание.

- Не смею вас задерживать, - и отстранился, убирая руки себе за спину и там же переплетая пальцы в замок. А сам с хитростью, затаившейся во взгляде, наблюдал за женщиной, что восхищала его своей силой, нравилась скрытой в себе остротой. И тем дурманила его сознание, становясь столь желанной в мужских глазах.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

Отредактировано Rin Trevino (2021-11-07 00:13:46)

+1

10

- Поверьте, вы не хотите этого знать, - на полушепоте произнесла Эгора; без угрозы или же морозящего кровь предупреждения. Что говорить, она сама не имела ровно никакого желания узнавать, а уж тем более проверять на практике, куда ей пришлось бы зайти ради того, чтобы добраться до брата. Вовремя или же с опозданием - отчего-то женщине думалось, что это перестало иметь значение не сейчас и отнюдь не несколькими днями ранее. Всё оказалось внезапно предрешённым ровно в тот момент, когда они с Эизаром осмелились противостоять смерти и выжить. Уже тогда всё пошло наперекосяк.

Адриарх вновь стал ближе. Эгора вновь не торопилась отстранятся.

- Можете не верить, но я также об этом сильно сожалею, - искренне поддержала друида, пусть и понимала, что со всё ещё мелькающим в голосе желанием, она оставила совсем другой намёк, нежели планировала. Ведь говорила совсем не о продолжении их с мужчиной незатейливого времяпровождения - о родном брате, отклик души которого с каждым днём чувствовала всё слабее. Пожалуй, Эгора отдала бы всё на свете - и, чего прятаться от духов, отдала бы всю себя, - верни это Эизара домой целым и невредимым. Она воистину сожалела. Сожалела о безысходности: женщина ничего не могла поделать со своими планами, кроме как покорно им следовать, по пути преодолевая любые трудности, даже - и особенно - если они представали в образе слишком соблазнительном, чтобы проходить мимо и без раздумий отказываться. Эгору едва ли можно было назвать сильной женщиной, способной усмирить как собственный голос, включая манящие стоны похоти, так и всякий другой, показавшийся ей неугодным; она была...просто женщиной.

Но не дурой.

Эгора ждала окончания фразы, что Адриарх прервал недосказанностью и легким поцелуем, как и все предыдущие не оставшимся без сдержанного ответа. Ждала и какого-то подвода, не представляя, чтобы друид взял и так просто её отпустил, не оставив никакого послевкусия после встречи, которая, как казалось по искрам в мужских глазах, шла куда угодно, но не к завершению. По крайней мере, иначе женщина не смогла понять взгляд друида, когда тот оставил её и начал отодвигаться. Слишком цепкий, слишком хитрый, слишком...выжидающий. Эгоре же не пришлось долго думать, чего же терпеливо ожидал Адриарх, уставившись будто кот на бадью с рыбьим жиром.

- Ах ты, - на сдавленном, почти удержанном в груди стоне выдохнула женщина, выставив руку вперёд и упершись ею в грудь друида. Плевать, что уже на "ты". Набившиеся ватой ноги отказывались держать что-либо в равновесии - Эгоре срочно понадобилась опора, желательно понадёжнее стены, по которой она была почти что готова стечь, а после осесть на земле в ожидании, когда организм закончит издеваться на ней своими внезапными порывами, - чёрт, - не выругалась. Констатировала факт: в друиде, что жил среди аршханов, она видела настоящего чёрта - такого же, если не хуже, как всякий свободно ступающий по этой проклятой земле.

Взглянув на Адриарха с вопросом и нескрываемой мольбой прекратить, Эгора с несколько секунд терпеливо ждала, пусть и понимала: то было совершенно бессмысленно. Он едва ли её отпустит, несмотря на уже пророненные речи, а она... У неё не было другого выбора.

Чуть нагнувшись - будто желая стать ближе с друидом - и свободной рукой достав крохотное лезвие без рукояти из приподнятого ботинка, женщина вновь выпрямилась. Вновь обратилась взором к друиду. Но уже ничего не ждала. С тяжестью выдохнула. И крепко сжала в ладони острый кусок металла. Тихо вскрикнула, но спешно зажала рот ладонью, что забрала от груди Адриарха. В попытке поймать равновесие отступила назад и впечаталась спиной в массивную стену. Дала себе несколько секунд прийти в худо-бедную норму и избавиться от выступивших на глаза слёз.

Как же всё-таки больно...

Однако, новое чувство разом перебило все иные, что имели место быть, тогда как некоторых из них буквально совсем недавно стремительно брали верх над разумом. Сработало. Возбуждение, что всё ещё блуждало волнами по организму, постепенно растворялось в боли, которую Эгора старательно поддерживала, не торопясь разжимать лезвие. Женщина игнорировала кровь, что стекала по краю металла и, не в состоянии удержаться, падала, разбиваясь о землю и пачкая едва заметными брызгами низ тёмных штанин.

- Я очень надеюсь, что вы.., - оказавшись не в силах закончить, Эгора сделала глубоких вдох. - Что ты...сдержишь слово и не посмеешь меня задержать, - на том она резко оттолкнулась от стены и выпрямилась, смерив друида - на прощание - отчаянным взглядом, заставляя уразуметь одну простую истину: если потребуется - она переступит через него, что едва ли ему принесёт массу привычного удовольствия.

Обратившись к единственному выходу из переулка, женщина сделала шаг, за ним ещё один и ещё. По началу чувствовала неуверенность, но вскоре тело принялось наливаться силой. Перед тем, как скрыться за поворотом, она разжала руку и выбросила лезвие, спешно обматывая глубокую рану тёмной тряпицей, стянутой с пояса; после чего вернулась на основную улицу, а вместе с тем и к направлению, которого она придерживалась до того, как многоуважаемый Адриарх внёс в её планы определённые, пусть и незначительные коррективы.

И то ли на счастье, то ли на беду...

Эгора почувствовала недоброе волнение души, последовав за которым, всего через минут десять спешной ходьбы оказалась неподалёку от... Будто отдельного, тёмного, страшного города внутри Тордевайла, ограниченного массивной чёрной стеной и наверняка - массой всевозможных барьеров, что исключали не только действия, но и мысли о побеге. Или же нежелательном проникновении. Женщина невольно остановилась в стороне, с ужасом осматривая будто восставшего из мертвецов и вновь обретшего искусственную плоть падшего духа.

Собственно, как ей быть с ним?..
[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

+1

11

Он не задерживал её, открыв прекрасной Госпоже все пути, какие только простилались перед ней. Однако уходить она не торопилась, чем завоёвывала отдельную порцию маячащих на дне мужских глаз искорок. Он наблюдал за ней. За тем, как на лице возникло непонимание, ожидание подвоха, что очень быстро сменилось знанием. Знанием того, что произошло. Женщина, похоже, ни на секунду не усомнилась в источнике внезапно усилившегося желания, что так настойчиво требовало выхода. Не усомнилась, не дала себя сбить с толку, чем вызывала к себе повышенный интерес.

Адриарх не торопился действовать, отдавая всю инициативу в маленькие женские ручки. Стал опорой для друида, позволяя ей найти в его груди поддержку. С каким-то ожиданием наблюдал за тем, как она приблизилась, а после усмехнулся, какой-то частью себя довольный женской находчивостью. Он и сам, кажется, когда-то резал себя до крови, лишь бы сбить голос чужих идей, которыми пропитывали его душу.

Друид не смел её задерживать. Он честно держал своё слово, которое стало для женщины подобием озвученной клятвы, прикрытия, которым она не повременила воспользоваться. Позволил женщине уйти, а после... двинулся следом, не выпуская из виду светлую ткань рубахи, сокрывающей под собой уже знакомую пальцам Адриарха кожу спины. У него не было сомнений насчёт того, что станет целью маршрута женщины. Только вот... Зачем она туда шла? При ней не было ни артефактов, ни оружия, способного причинить городу вред - Адриарх успел изучить свою спутницу во время их близкого контакта. Женщина не обладала той силой души, что могла сподвигнуть друида оставить предупреждение о своей спутнице - той, которую он активно занимал увлекательным и приятным процессом, - как о потенциально опасности. Так что вынудило друида рискнуть всем, чтобы проникнуть на запретную для неё территорию? Адриарх шёл следом, с интересом наблюдая за дальнейшими действиями, коих... не последовало.

- Возникли трудности? - без насмешки, мягко и даже со звучащим в голосе участием спросил Адриарх, всё ещё стоя позади. Не сокращая дистанцию, ни в коем случае не задерживая - Духи его упаси. - Обладает ли твоя душа достаточной силой, чтобы проникнуть внутрь? - озвучил Адриарх вопрос, сохраняя своё отстранённое от задумчивой Госпожи положение, но с тем же живым интересом глядя на её затылок, размышляя над тем, какие мысли посещают её прекрасную голову. - Не обладает. Может, она способна удивить особенностью, что раскроет тебе проход? - продолжал вслух размышлять мужчина, наблюдая за тем, какое его слово возымеет на женщину действие. - Хм... - протянул друид, принимая возможность такого исхода. - Не исключена и попытка проникнуть туда, обзаведись ты правильным спутником, - наконец мужчина сдвинулся с места, подходя ближе к друиду и останавливаясь рядом с ней. - Только такой спутник должен и сам обладать доступом в тюрьму. А много ли у тебя таких знакомых? - оставил Адриарх открытый вопрос и невесомым касанием пальцев огладил женский локоть, выказывая тем самым внимание женщине. И, незаметно для той, запуская заживляющий процесс в ране на руке.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1

12

Эгора не знала, как ей быть дальше. Чисто теоретически, она могла бы незаметно проникнуть на территорию тюрьмы, но на том её возможности наверняка закончились бы: ей не было известно ни расположение блоков и камер, ни количество охраны, ни внутренний распорядок, по которому те жили, создавая строгие и наверняка невыносимые условия для заключенных. Сложно представить, что из этого пропитанного смертью места хоть кому-то удалось когда-либо сбежать. Женщина, просто стоя в сотне метрах от главных ворот, чувствовала обреченность и верила лишь в абсолютную неприступность мраморной тюрьмы. Не будь она таковой - Эизар уж давно вернулся бы домой...

За спиной послышался уже знакомый голос, так и не заставивший обернуться. Эгоре достаточно было отметить, что с каждым пророненным словом мужчина не становился ближе. Неужели всё же держал слово? Или вновь решил поиграться с ней, чтобы в самый ответственный момент отвлечь и поставить в неудобное положение, из которого она уже едва ли захочет выбираться? Не друиду удастся увлечь - смерти. Не спуская пристального взгляда с величественного здания аршханской тюрьмы, женщина в пол уха внимала размышлениям Адриарха, который пытался предположить, на что она была способна. Что ж, она не собиралась его ни удивлять, ни разочаровывать.

Воспользовавшись моментом, когда никто её не трогал и - вроде как - не планировал приближаться, Эгора обратилась к той стороне духовной составляющей мира, что была скрыта от большинства его обитателей. Использовав силу души, она узрела концентрацию мёртвой энергии как вокруг себя, так и за несколько километров вперёд. Впрочем, её волновала лишь территория, что располагалась прямо перед ней.

И то, что ей довелось узреть, заставило женщину окаменеть от резко пробравшего тело ужаса: остатки сожженных душ не лежали осевшими следами на земле - хаотично витали в воздухе, ослепляя, тогда как их плотность... Ей ещё никогда не доводилось видеть ничего подобного.

Всё выглядело так, как будто... Эгора пропустила удар сердца.
Затаив дыхание, обратилась к связи с братом и... Поняла, что опоздала.

Она не успела на казнь.
Эизар...

Эгора опустила голову, проклиная всё вокруг: обстоятельства, себя, Адриарха. Самого Эизара, в конце концов! Почему, да простят её Духи, почему он не мог оставить прошлое там, где ему было самое место, месть - в покое, а себя - рядом с ней? Или любящей женщиной, с которой бы они создали прекрасную семью. Почему?!

Слезы безжалостно резали глаза, но никак не выбивались наружу. Она не могла заплакать. Возможно, сможет позже, но сейчас она лишь думала о том, что ей нужно было пройти внутрь. Неважно как и какой ценой. Ей нужно было увидеть брата. Пусть только его тело, но... Она должна была!

Почувствовав не столько прикосновение, сколько энергию, пущенную через него, Эгора резко отдернула плечо: не стоило её сейчас трогать. Хотела отступить на шаг, но отчего-то продолжила стоять на месте, будто вкопанная. Всего несколько мгновений, которые в душевной боли растянулись на целые вечности; женщина медленно обернулась к друиду. Посмотрела в его живые очи и... Не понимала. Духи, она не понимала, чем Адриарх заслуживал жизни больше, чем Эизар, в котором мужества, чести и достоинства было во сто крат больше, чем в этом...в этом.

- Мне нужно увидеть смертников, - сухо произнесла Эгора, лишь спустя некоторое время осознав, что в её словах не хватало конкретики, - тех, что сегодня ушли, - из себя, из жизни, из этого мира. Пусть за одного она готова была ещё побороться. Как минимум за его душу.
[AVA]https://i.imgur.com/7YPfQmi.jpg[/AVA][NIC]Egora[/NIC][LZ1]ЭГОРА, 118 y.o.
profession: тёмный друид[/LZ1]

Отредактировано Paul Osborn (2021-11-07 23:09:04)

+1

13

Он наблюдал за ней, вглядываясь в отвёрнутый от него женский силуэт. Друид никак не реагировала на его слова. Лишь склонила голову. Приняла отсутствие иного пути, кроме того, о котором говорил Адриарх? Поддалась отчаянию? Задумалась? Один жест, являющий из себя олицетворение простоты. И сколько возможностей для его интерпретаций и поиска значений, сокрытых в плавном, возможно неосознанном женщиной, движении.

Адриарх не торопился с действиями, ограничившись лишь небольшой услугой - маленькой помощью, что могла остаться без внимания Госпожи, но была по-своему важна для друида. Не упустил из виду резковатое движение рукой, но не стал предпринимать ничего в ответ, позволяя Госпоже самостоятельно распоряжаться как собой, так и видением своего ближайшего будущего. А то, пусть и имело необъятное множество вариаций, как пестрящих яркими красками, так и ведущих в мрачные дебри, но в условиях настоящего времени, выглядело достаточно линейным.

Мужчина встретился со взглядом женских глаз, уловив в них изменение. Куда же подевалась та живость цели, которая сияла в них ещё некоторое время назад? Мрачность и нелюбовь, осевшие в глазах, пусть и придают женскому лицу суровости, но лишают его определённого шарма. Что увидела или почувствовала его спутница, вглядываясь в пустоту чёрной стены?

Адриарх оставлял свои вопросы при себе, на основании видимого, предположений, домыслов и фактов строя свои линии рассуждений, коими без сомнений опутывал незнакомку. В озвученных женщиной словах не было и намёка на былую игривость - живую или притворную. Мужчина чуть склонил голову, принимая желание Госпожи, и жестом пригласил её двинуться по периметру стен, выходя ближе к месту входа в тёмный город тюрьмы.

Друид хранил молчание во время дороги, ничего не произнёс и когда преодолел барьер, позволив сделать то же и своей спутнице. Лишь коротко переговорив с охраной, на низких тонах задал вопрос:
- Отец? - предположил он личность друида, также бегло взглянув на женщину. Казнённый не был ей ребёнком, как и не являлся возлюбленным. Близкий друг? Тоже вероятно.

Начав движение по одной из центральных улиц, ведущих вглубь тюремной зоны, Адриарх предложил женщине локоть. Без намёков или игр. С той же сухостью необходимости, какую проявила она немногим ранее. Она ведь хотела дойти до смертников. Что же, а он планировал довести.
[NIC]Adriarh[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/bjEtr5j.png[/AVA][LZ1]АДРИАРХ, 529 y.o.
profession: друид[/LZ1]

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно