полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we are just astronauts in the ocean


we are just astronauts in the ocean

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/gLjF3jk.png  https://i.imgur.com/WWdB0vf.png

Jonathan Greene and Francesca Neri
SF, California, 2021

В жизни всегда все идет через одно место - пытаешься разнять разгорающуюся драку, вступиться за женщину, а случайно получаешь по моське в порыве страсти. Где тут справедливость?

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-07-10 16:50:56)

+2

2

Очередной погожий солнечный денек, казалось, что в Калифорнии просто не бывает других. Ей позвонили несколько недель назад, спросив, какие планы у представительницы их бренда на лето. Конечно, пока что никаких серьезных, да и как она могла отказать людям, которые занимаются тем, что платят ей деньги? Никак, поэтому сегодня она находилась довольно близко к дому, впервые за последний месяц (год-два?). Одна небезызвестная фирма, являющаяся чуть ли не крупнейшим производителем энергетических напитков, организовала что-то вроде весьма специфических соревнований в окрестностях города, ну а роль итальянки – нарядившись в новую линейку вещей, просто быть там гостьей. Ей оплачивали дорогу в обе стороны, два дня гостиницы и выделяли некоторые средства на неожиданные траты, в том числе еду, напитки, ну и все остальное. Можно было почти смело заявить, что итальянка ни в чем не нуждалась: просто так, совершенно бесплатно отправиться на экскурсию, хорошо провести время, пофотографироваться, на других посмотреть, себя показать – почему бы и да!
Дорога заняла не так много времени, сегодня за девушкой приехал довольно комфортабельный черный седан премиум-класса. Ей определенно нравился такой сервис. За день до этого пришел набор из нескольких комплектов околоспортивной одежды, естественно, самой свежей и новой линейки, пять или шесть пар кроссовок, таких не было еще практически ни у кого, многие в очередях стояли ради того, чтобы стать эксклюзивными обладателями, а Франческа еще и отзывы писала, что ей жмет и так далее. Она выбрала, как ей показалось, идеальное сочетание. Спортивный костюм, достаточно облегающий, чтобы таковым называться, но и такой, в котором она не будет выглядеть сумасшедшей помешанной на спорте, только что прибывшей с какого-нибудь марафона. Ну а еще, в качестве приятного бонуса, ткань естественным образом подчеркивала ее спортивную фигуру. И в завершении образа, белые кроссовки с двумя золотыми полосами, ей показалось, что подобное сочетание выглядеть будет лучше всего, и, если честно, не прогадала.
Прибыла на место несколько заранее, на автомобиле ее подвезли ко входу для «не таких, как все», а если быть точной – прессы, стаффа, и других людей, которые могут зайти на мероприятие, минуя очередь и охрану. На побережье раскинулись большие шатры, под ними – напитки, угощения, ближе к берегу десятки, сотни зрительных мест на любой вкус и цвет, где-то играла музыка, повсюду ходили люди с камерами и фотоаппаратами – одним словом, чувствовалась атмосфера праздника, а некоторые уже даже особенно ей пронялись, выпив несколько фужеров бесплатного гостевого игристого вина. Один из официантов с подносом, которых странно видеть на подобного рода соревнованиях, поднес напитке и самой Франческе, но она была вынуждена отказать – ей вовсе не хотелось пить, не сейчас, не здесь. С одной стороны от залива были те самые шатры, зрительные места, причем довольно много, и гостей стали пропускать. Сюда съезжались со всего штата. Ну а с другой – приезжали те, кто готов был следить за соревнованиями через какие-нибудь усиливающие приборы, типа бинокля, ведь площадка напротив была так же буквально усыпала людьми и машинами.
Большая часть трассы пролегала ближе к тому берегу, где находились судьи и гости, что и весьма логично. Несколько крутых виражей, места, где обязательно нужно выполнить мертвую петлю, ну и в качестве вишенки на торте – пролет под знаменитейшим мостом Золотые Ворота и облет так же небезызвестной тюрьмы Алькатрас. Изначально планировали, что пилоты будут действовать парами, по двум параллельным трассам, но в итоге управленцы решили, что это слишком опасно для жизни, ведь действовать они будут довольно близко к публике. Решено было расширить «дорогу» для летающих пилотов, выпускать их по одному и оценивать индивидуально. Всего было два (три) основных критерия. Первое  - конечно же, время, за которое пилот преодолевает трассу, второе – сложность и точность выполнения некоторых акробатических элементов, например, расстояние от воды, на котором пилот выходит из управляемого штопора, ну а еще иногда добавляли третий критерий – высота бреющего полета, но зачастую в целях безопасности, от такого отказывались. Нередкими были случаи, когда спортсмены старались лететь как можно ближе к глади воды, попадали в воздушные ямы, их легкие планеры подхватывало коварными потоками ветра, и они разбивались, зачастую лишаясь не только аэроболида, но и жизни.
На этой веселой ноте Франческа наблюдала за полетами. Всего заявили около сорока спортсменов, плюс еще будут показательные выступления профессионалов, одна летная группа, кто-то на вертолете, ну а закончится все выступлением каких-то современных музыкантов, кажется это должен быть Джей Коул, ну и праздничным фейерверком. Звучало идеально, да и исполнение пока не показывало ни намека на оплошность. Хотя, отдельные случаи все же происходили. Нери стояла, облокотившись о деревянные парапеты, отделяющие гостевую зону, где можно было посидеть в тени, подкрепиться и выпить, от трибун, где все места (ну, большинство) располагались под солнцем, однако, это никого не смущало – спасали выдаваемые организаторами зонтики, защищавшие от всех вредных лучей.  Прошло не больше двух часов от начала, а к ней уже подходили три парня, желающих познакомиться с черноволосой расхитительницей сердец, ну, по крайней мере, они о ней так отзывались, но каждый раз получали отказ. Франческа здесь явно не ради очередных знакомств и пополнения контактов в снепчате, которые никогда ей не напишут, и которым не напишет она. Цель весьма определенная – получить максимум удовольствия от соревнований, а так же посветить собой на камеру. Ее фотографировали, Нери умело позировала, рассказывала репортерам о новой готовящейся линейке одежды, делала фокус на своей обуви, которая заинтересовала почти каждого, кто хоть что-то смыслил в стиле.
Она не помнила, как звали того молодого человека, но он несколько раз пытался попасться ей на глаза, делал это наивно, будто бы специально влезал при каждой удачной (или не очень) возможности. Подходил знакомиться, говорил, что живет в Лос-Анжелесе и занимается продвижением моделей. Нери знала, кем зачастую являются люди, занимающиеся подобным продвижением, ничего хорошего от них ждать не стоило. В любом случае, она была не такой девочкой, кто с радостью согласится на подобную весьма мутную авантюру. – Знаешь, меня такое не интересует, пожалуйста, не мешай наслаждаться полетами, я тут сугубо ради спорта и самолетов. – Но, видимо, подобный ответ молодого человека абсолютно не устраивал. – Ты просто еще не поняла, так не то, чтобы модельный бизнес, там прямой билет в светлое будущее. Ну, сколько ты сейчас получаешь, кем вообще блин работаешь, наверное, учишься, скажи, я прав? – Он переходил границу, а Франни пыталась сначала просто не слушать, а затем, от его напора, ей пришлось реально попытаться сменить свою дислокацию. – Але, блин, ты  куда, слушаешь меня вообще? Сколько зарабатываешь, пятьдесят, шестьдесят в год? Думаешь это норм? Да у тебя шикарная фигура, с такой попкой, как у тебя, вполне реально брать по пятьдесят в месяц, если не в неделю, сечешь? – Не секла, вырывала свою руку, когда он решил за нее схватиться. Решила сбежать, но попала в место, где оказалось слишком мало лишних свидетелей, поэтому паренек перешел в атаку. Догнав, схватил сзади, буквально обнял, прижав к себе. – Ну, куда ты , мышка, мы еще не договорили! Если не хочешь уезжать, поработай хотя бы сегодня, у меня тут друг, он был бы тоже не против, мм, че скажешь, сладкая? - Она чувствовала его дыхание на своей шее, напряглась, собрала всю силу в кулак, а точнее в локоть, чтобы как следует врезать, почувствовала, что добралась до цели, его хватка ослабла. Развернулась к нему лицом, он держался одной рукой за челюсть, а второй все еще мертвецкой хваткой сжимало девичье запястье. Попытался прижаться вновь, его это, наверное, возбуждало. А еще его друг подоспел.
Адреналин в крови подскочил, время не замедлилось, но будто бы изменило скорость своего бега, Нери со всей силы дернула руку, направив движение колена куда-то в сторону промежности нападавшего. Кажется, ее удар пришелся в цель, так как она оказалась в относительной свободе, но еще дружок. Ей на тот момент было абсолютно плевать, кто стоял рядом, что выглядел он иначе, и что хватка того паренька во многом ослабла именно из-за внешнего вмешательства, но итальянская кровь кипела, ей нужно было выместить злобу и гнев, да и не зря же прошли месяцы тренировок с грушей. Один удар по обидчику, второй – в его прибывшего «коллегу», куда-то в область груди, потом несколько по животу, но не стала бить по голове, ведь там самое заметное место. Наблюдала, как горе-насильник из «агентства» скрылся вдалеке, выбросив что-то типа «шлюха», ну а второй остался на месте, слегка согнувшись (от боли?). Неужели она совершила ошибку? – Ставлю пять долларов на то, что вы не его друг, так, больно? – Нужно было найти что-то, может, лед? Если приложить его к месту ушиба, то можно остановить распространение гематомы. Пожалуй, попробовать стоит, вот только, как назло, нигде поблизости не было ни одной кадки с шампанским, откуда этого самого льда можно было бы набрать.

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-07-03 16:57:59)

+3

3

Джонатану нравятся самолеты. Нет. Джонатан обожает самолеты. Со всей склонностью зацикливаться на одном предмете он изучает их с самого детства,не делая особых различий между историей авиации или изучением аэродинамики, позволяющей этим прекрасным металлическим птицам взлетать в небеса. Хотя, конечно, в настоящее время вместо металла все чаще используются композитные материалы, имеющие лучшие физико-механические характеристики по сравнению с традиционными алюминием и титаном при меньшей массе. Но это всего лишь крайне занудные мелочи. Джонатану нравятся мелочи. Точнее, когда ими не пренебрегают. В его профессии мелочей в принципе не существует, даже если в современных самолетах большой процент работы выполняет авионика. Ее ведь нужно верно настроить. Проследить за корректностью работы. Заменить в случае, если та даст сбой. Он и правда хорош в своей работе. По крайней мере ему так говорят. Джонатан знает, что нет предела совершенству.

В Калифорнии всегда жарко. Сан-Франциско не является исключением, и солнце ощутимо нагревает тело сквозь одежду, едва он выходит из номера отеля при аэропорте, где должен провести ближайшие сутки согласно летному графику, утвержденному авиакомпанией Юго-западные авиалинии. Ему приходится изрядно потрудиться над тем, чтобы оказаться в увольнении именно в Сан-Франциско именно в этот день, получив возможность улететь обратно в Сакраменто вместе с рейсом, улетающим на следующий день. На самом деле это ему стоило нескольких недель окучивания Сары из отдела распределения, множества стаканчиков с латте и упаковок с пирожными. Джонатан умеет быть милым и заботливым, когда ставит перед собой подобную цель: сестра Луиза помогает ему понять, как именно можно добиться такого эффекта, несмотря на все его проблемы с понимаем принципов работы социума. В любом случае терпение и четкая постановка цели всегда позволяют добиться своего. Этому Джонатана тоже научила сестра Луиза. В ответ за ее доброту он не переезжает никуда из Сакраменто, чтобы иметь возможность быть рядом со старушкой. Меньшее, что может сделать для нее.
Так вот в Сан-Франциско тоже жарко, пусть у воды становится немного прохладнее за счет приятного бодрящего ветерка, треплющего его не особо тщательно уложенные волосы. Он не работе, а потому нет необходимости в излишней укладки. На нем простые темно-синие джинсы, белая футболка под голубой рубашкой с закатанными рукавами, армейские ботинки и черные солнцезащитные очки-авиаторы. На самом деле жара его не особенно напрягает: после службы на базе во Флориде, где приходится прочувствовать всю прелесть нахождения в плотном летном костюме на раскаленной от жары взлетно-посадочной полосе при построении, а потому сейчас больше сосредоточен на происходящем вокруг, нежели на физическом дискомфорте.
Один знакомый пилот из American airlines подгоняет ему билеты на сегодняшнее соревнование, и Грин едвв ли способен отказаться от столь щедрого приглашения. Ему даже не особо интересны шатры, где можно спрятаться от солнца и перекусить или выпить. Все его внимание принадлежит самолетам, которые летают над самой водой и демонстрируют трюки. Это напоминает о том времени, когда он тоже был способен на большее, нежели осуществить несколько циклов "взлет-посадка" за одну стандратную рабочую двенадцати часовую смену. В такие моменты ему особенно не хватает верного F-22 в ангаре. Быть может какие-то его уцелевшие обломки и стали пригодны для переплавки. В этом Джонатан со своим былым верным Раптором был похож.
Он даже снимает несколько видео, чтобы отправить Элен, которая снова куда-то уехала по работе и в последнее время не выходила на связь, видимо, будучи слишком занятой. Джонатану это не нравится, однако держит недовольство при себе. Как и всегда. Но продолжать наблюдать за соревнованиями ему мешает даже не внезапные мысли о неспособности устроить свою личной жизнь с той, с кем хочется, а, как ни странно, явно назревающая перепалка рядом с ним. Пока что наблюдает за происходящим краем глаза, не совсем уверенный в том, что имеет право вмешиваться, однако когда парень, совершенно очевидно получает отказ, все равно хватает уже уходящую от него девушку насильно, не вмешаться Грин не может. Джонатан в принципе не любит невоспитанных людей. Особенно невоспитанных мужчин, позволяющих себе донимать женщин.
Дальше все происходит слишком быстро: он едва успевает положить парню руку на плечо, чтобы для начала привлечь к себе внимание и попробовать разрешить конфликт мирным путем, как девушка уже ринулась в бой. Весьма эффективно — с этим поспорить он бы не смог. Не после того, как за компанию перепадает и ему. От удара в живот перехватывает дыхание. Джонатан успевает подзабыть каково это: пропустить удар в драке, а потому пытается восстановить дыхание. Обидчик там временем успевает скрыться, получив, впрочем, куда больше, чем сам Грин, но куда меньше, чем заслуживает. Жаль, что не получается быть полезным. Ведь так должны вести себя люди в обществе. Быть полезными.
— Нет, я не с ним, — спокойно отвечает, прижимая одну руку к груди, а другой поднимая очки на голову, чтобы девушка могла видеть его глаза. Это ведь должно вызвать к нему больше доверия с ее стороны. Не то чтобы ему хочется оказаться снова на пути ее кулаков. — А Вам, я так понимаю, помощь совсем не требовалась, но я не могу не спросить. С Вами все в порядке? — и кротко улыбается, все еще пытаясь выровнять дыхание.
[LZ1]ДЖОНАТАН ГРИН, 35 y.o.
profession: капитан в авиакомании Southwest Airlines
unrequited: elen[/LZ1][NIC]Jonathan Greene[/NIC][STA]серый странник поднебесья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/8iwjb41.gif[/AVA][SGN]твой бог обитает в
д е т а л я х
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-07-03 12:53:29)

+2

4

Все позади, абсолютно точно, ты в этом, Франческа, можешь удостовериться. Обидчик скрылся, а ведь на этом история не окончена. Ты обязательно выйдешь на организаторов этого мероприятия, чтобы вычислить паренька и приложить все усилия для того, чтобы его хитрая ухмылка более не появилась ни на одно собрании людей, где есть хоть кто-то младше сорока или пятидесяти лет. Хитрый план, но все это потом. Наверняка, для него сегодняшний вечер окончен, вряд ли посмеет докопаться еще хоть до одной девушки, ведь его честь уже и так довольно сильно посрамлена. Однако, на войне, пусть и на такой небольшой, как противостоянии итальянки и извращенца, случаются незапланированные потери среди гражданского населения, которой чуть не стал взрослый (относительно самой Нери) мужчина. – В порядке, хотя обидно, что он вот так легко скрылся, - бросила укоризненный взгляд куда-то в сторону, в которую несколько мгновений убежал паренек, предложивший работу в модельном агентстве с весьма странными наклонностями и политикой обслуживания клиентов. Нет, Нери никак и никогда не представляла себя такой работницей. Возможно, кому-то ее тело могло показаться весьма привлекательным, но чтобы построить карьеру в подобном бизнесе, мало быть просто привлекательной. Сразу вспоминала многочисленных моделей, которых часто встречала на профессиональных фотосессиях. Вот, они тот самый эталон, стандарт, к которому должен был стремиться вербовщик, но, видимо, начать решил с рыбки помельче, впрочем, способной огрызаться.
Рыбак быстро смотал все свои удочки, сменил не только место рыбалки, но и вовсе решил отправиться домой, в то время как  оставалась еще одна нерешенная проблема. – Я просто… - начала оправдываться девушка, чьи действия были порою излишне импульсивными. Что поделать, корни давали о себе знать, характер проявлялся порою в самое неожиданное время, делая девушку настоящей бомбой замедленного действия, взрывающейся, когда противник ничего не подозревает. – Со мной в порядке, более чем, и спасибо. – Она была признательная этому человеку, ведь сейчас практически не осталось людей, способных вот безвозмездно отправиться на помощь незнакомцу, ну или незнакомке. Люди предпочитают оставлять разборки на чужой совести, чтобы не получить каких-нибудь обвинении в домогательстве или чем похуже.
- Главная проблема – недооценивать противника, он был слишком самонадеян, решил, что его сил хватит, чтобы меня удержать, о чем, блин, такие люди вообще думают, - коснулась своей головы, будто бы пытаясь достучаться до ответа. – В любом случае, спасибо Вам большое, и простите, я случайно, он намекнул о своем друге, ну и в моей голове сложилось два плюс два. – Она еще раз огляделась по сторонам. Удары ее были не такими сильным, как у парней, но даже своими девчачьими кулаками способна была не только сбить дыхание, но выбить, например, чей-нибудь зуб, благо до этого сегодня не дошло. – В первый раз в такой ситуации, но теперь ведь я должна угостить Вас в знак благодарности или как это обычно бывает? – Поправив свою одёжку, проверив, что все осталось целости и сохранности, протянула руку. Кстати, вполне вероятно, что напишет об этом случае в коммерческом отчете, ну только не будет вдаваться в подробности. Что-то общими словами: хорошо выдерживает нагрузки, дает обширную свободу действий, не сковывает движения рук и ног, все в таком духе. – Меня зовут Франческа, Франческа Нери, и мне просто нравится смотреть на самолеты, не знаю, получают от этого какой-то кайф, однажды сама летала на таком, в прошлом году, только не здесь, на озере Пирамид, там проходят тренировки некоторых пилотов.
Могла бы рассказать, что знает парочку из сегодняшних летчиков, двое из них засветились в ее блоге-отчете с поездки в Неваду. Итальянка разделяла свои блоги по специальным темам, некоторые содержали всего пару видео разного содержания, но особенно ей нравились длительные поездки, монтировать которые потом приходилось очень долго, зато какая отдача! Самым популярным, по просмотрам, конечно же, был ее блог, а точнее небольшой фильм про поездку в Большое Яблоко, люди любили этот город бесконечных небоскребов. Количество просмотров на  видео, длиной час сорок, перевалило за отметку в сто пятьдесят миллионов. Денег, вырученных от партнерской программы тогда хватило на серьезное обновление оборудования.
Невада. Девять серий, каждая из которых длилась не меньше тридцати минут, а набирали при этом по пять-семи миллионов просмотров. Как раз во второй она отправилась на тренировку к пилотам, с парой познакомилась и даже совершила несколько полетов, два в качестве пассажира, и один – второго пилота. Можно сказать, что где-то  шесть или семь минут сама управляла легкомоторным самолетом, и ощущения эти – непередаваемые, разделяли этот восторг и многочисленные подписчики ее канала на, если честно, самом популярном видеохостинге. – Может, тогда вернемся, а то вдруг он  еще вернётся со своими дружками, куда безопаснее будет среди людей? – Шанс, конечно, ничтожный, обычно подобные обидчики убегают в свою нору и некоторое время не высовываются, хотя все возможно. Сейчас же лучше реально вернуться обратно к смотровым площадкам, ведь с минуты на минуту должен выступать один из знакомых Нери, и говорили, что  он входит в число фаворитов сегодняшних соревнований.

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-07-03 17:08:14)

+2

5

Ему нравится вести те диалоги, в которых можно легко понять, что именно от него требуется: понимание, вежливость или всего лишь следование давними социальным обычаям, обычными людьми усваиваемыми намного легче, чем кем-то вроде него. Когда есть осознание, к какому шаблону поведения следует прибегнуть, жизнь становится проще. Однако Джонатану приходится внимательнее следить за своими собеседниками, чтобы успевать переключаться между поведенческими паттернами. То, что у обычных людей с развитой эмпатией получается само собой. Вот и сейчас смотрит на незнакомку с, возможно, чуть более излишним вниманием, чем следует, хотя, если так подумать, это может быть с легкостью объяснено заботой о ее состоянии. Пытается понять, насколько будет уместным его дальнейшее присутствие. Или, быть может, ему стоит уйти? Последнее, чего хочется, это смущать ее еще больше. Легкая неловкость, повисающая на мгновения между ними, ощущается куда большим дискомфортом, чем ноющая боль в груди. По крайней мере последняя уже очевидно ослабевает, позволяя ему выпрямиться.
— Вы просто сделали то, что должны были. Не думаю, что кто-то бы смог осудить Вас за это, — старается улыбаться мягко и говорить доброжелательно. Аккуратный вежливый и спокойный тон, которыми общается с коллегами, если хочет поддержать с ними дружеские отношения. Так ведут себя приятные и воспитанные люди. Насколько он может судить. Девушка же явно чувствует дискомфорт тоже, хотя вряд ли причины их дискомфортов разные, и Грин тихонько посмеивается в ответ на ее слова, пытаясь разрядить обстановку. — Такие люди редко думают головой, но карма и их иногда настигает. То, что произошло сейчас, доказывает ее существование, мне так кажется, — задумчиво пожимает плечами и отрицательно кивает головой. — Со мной все в порядке, не волнуйтесь. Конечно, удар у Вас отличный, но никакого непоправимого ущерба не нанесено. Разве что совсем немного пострадало мое самолюбие: в конце концов Вы сами смогли с ним справиться, — поправляет механические часы с секундомером на запястье. — Я бывал в подобных ситуациях, но после того, как меня били, никто не предполагал меня угостить в качестве извинений, — произносит с некоторой долей задумчивости. — Однако такое окончание драк мне нравится куда больше. Не могу отрицать, — на самом-то деле никогда не был фанатом драк, пусть со времен обучения в Колорадо-Спрингс боевой подготовке уделял очень много времени. К подготовке военных летчиков в принципе ответственно относятся во всех странах: как-никак именно пилоты имеют наибольшую ценность в качестве пленников, потому что считается, что они обладают большей информацией о расположении войск и техники своей стороны.
Протягивает руку в ответ на приветствие и осторожно сжимает хрупкие женские пальчики, чуть щурясь из-за яркости солнечного света. — Джонатан Грин. Тоже люблю смотреть на самолеты. Только мне приходилось на них чуть чаще летать. Я пилот из Юго-западных авиалиний. Правда, на легкомоторных самолетах не летал со времен обучения. Но это был интересный опыт, — поворачивает голову в сторону воды, над которой продолжают проходить соревнования. Конечно, истребители окончательно захватили его сердце, едва он впервые сел за штурвал, но это не значит, что не способен оценить красоту более простых конструкций.
В ответ же на предложение Франчески ухмыляется, чуть приподнимая одну бровь. — Безопаснее быть среди людей будет для него, конечно же? — с долей сарказма предполагает, потому что не то чтобы вероятность возвращения этого парня вызывает какой-либо страх. Однако устраивать скандал и очередную драку не хочется. Слишком много ненужного внимания. Джонатан снова возвращает очки на нос, чувствуя, как глаза, уставшие от солнца, благодарят его за это. — Но я согласен: нам лучше вернутся. Мы же не хотим пропустить все самое интересное из-за того, что какой-то парень оказался слишком наглым ублюдком?
Они проходят ближе к смотровым площадкам, откуда открывается куда более завораживающий вид на творящееся действо. Шум двигателей смешивается с шумом волн, заставляя ощущать себя счастливым и умиротворенным. — Что хорошо в таких моделях, так то, что ты действительно чувствуешь себя ближе к самолету. Особенно если находишься один в кабине. Весь мир просто перестает существовать. Только ты и он. Коммерческие лайнеры более бездушные, что ли, в этом отношении. Они созданы больше ради экономической выгоды, а пилотам приходится балансировать между необходимостью экономить топливо и обеспечивать безопасность пассажиров. Не особо романтично, если так подумать, — говорит, чуть склоняясь ближе к девушке, чтобы та точно могла его расслышать, когда образуется небольшой перерыв между выступлениями двух идущих друг за другом участников. Нет, Джонатан любит 737, на которых летает, однако это всегда будет не совсем тем, чего он ожидает от полетов. Меньше адреналина. Меньше скорости. Меньше ощущений. Может, и ему стоит попробовать снова полетать на легкомоторных самолетах? По крайней мере тогда в небе рядом с ним не будет никого лишнего. Вот в чем заключается настоящая свобода.
[LZ1]ДЖОНАТАН ГРИН, 35 y.o.
profession: капитан в авиакомании Southwest Airlines
unrequited: elen[/LZ1][NIC]Jonathan Greene[/NIC][STA]серый странник поднебесья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/8iwjb41.gif[/AVA][SGN]твой бог обитает в
д е т а л я х
[/SGN]

+2

6

Они не опоздали, явились к самому началу разворачивающегося представления. Из громкоговорителей, предусмотрительно развешенных на нескольких столбах, доносился голос комментатора, который сопровождал каждое действие пилотов. Далеко не все собравшиеся были в курсе того, что происходило над поверхностью воды, многие пришли просто ради самой тусовки, ну и выступления известного певца, в конце концов. Нери одна из тех, кто не знает названиях всех виражей, что закладывали опытные пилоты, однако, ей нравилось происходящее, хотелось бы самой быть на месте этого человека, направить самолет куда-нибудь наверх, дернув на себя рычаг, что обычно располагается между ног у пилота, почувствовать, какого это – быть в воздухе, управляя мощным агрегатом. Франческа взглянула на мост, возвышавшийся в стороне, ей нравился этот вид, нахлынули воспоминания о том, что одна, кажется, журналистка, в свое время (когда это вообще было, года четыре назад? пять?) решила взять интервью у начинающей блоггерши, которая в своих видео совершает всякие умопомрачительные трюки. Девушке показалось отличной идеей – взять корреспондентку с собой, на самый верх, именно туда, где происходили многие сцены небезызвестного серила «зачарованные». На самой вершине они надели свои костюмы, настроили камеры, а затем сиганули вниз, в объятия потоков ветра.
- Ничего себе! – Можно понять ее реакцию, не каждый день встречаешь пилота. Обычно, это люди, которых ты изредка видишь, ожидая своего рейса в аэропорту, ну или слышишь, когда занял свое любимое кресло в пятом ряду у прохода. Настоящий гарант безопасности, люди, которым завидовали, которые были элитой, по крайней мере, такое мнение складывалось у многих читателей Артура Хэйли, но реальность иногда бывает совершенно иной. Интересный, скромный и милый, если бы ее спросили о трех  прилагательных, характеризующих нового знакомого, именно такие и подобрала бы. В нем было что-то харизматичное и притягивающее. Да и, пожалуй, если не это лучшее знакомство на авиашоу, то что тогда? – Когда я летала, ну в тот самый раз, не помню модель, но самолет был точно вот на этот! – Она пальцем провожает самолетик, пролетевший всего метрах в ста от того места, где находились зрители. Вероятно, каждая модель  была чем-то особенным, произведением механического искусства, но неопытный и неискушенный зритель определял разницу лишь по индивидуальной расцветке каждого пилотируемого аппарата. Сейчас летел черный, буквально матовый с кучей языков пламени в районе двигателя. Ну и рекламой спонсоров, куда же без нее, хотя чистым бы он выглядел куда интереснее. Может такой, а может, и несколько иной. Главное, что по форме напоминает, а в детали, не разбираясь, влезать не стоит. – Правда там было два места, одно сзади, для более опытного пилота, но я сама управляла, так что, хоть и пилотом называть себя не могу, представляю, как это круто!
Она проводила аппарат взглядом, тот несколько раз пролетал между конусами, установленными на воде, двигался по трассе, а затем вылетел на свободное пространство, где ему предоставили возможность сделать несколько опасных виражей. Кабиной вниз, штопор, мертвая петля, все эти вещи производили неизгладимое впечатление на зрителей, но судьи, однако, сильно впечатлены не были, на их совести холодная оценка десятков участников, каждый из которых выполнят примерно одинаковый набор элементов. В завершении, пролет под опорами моста, небольшой фейерверк из хвоста, Нери знала, что такие шутки, вроде бы их называли тепловые ловушки, используются для того, чтобы сбить наведение приближающейся ракеты. Однако, чтобы развеселить публику, их тоже оказалось можно применять. – А вообще, у меня свой блог. – Логично тоже представить, раз собеседник немного рассказал о себе. – Ну не то, чтобы  я посвящаю ему всю свою жизнь, наверное, для меня главное спорт, адреналин, все такое, а если можешь поделиться этим с миром – почему бы и нет, верно? – Она достала телефон, сделала несколько кадров, участник сменился, Франческе удалось поймать пару ракурсов. – Ютуб тоже вещь не особо романтичная, как и большие лайнеры, все ради экономической выгоды, а нам приходится балансировать между необходимостью делать новый контент, чтобы он понравился как мне, так и тем, кто меня смотрит. – Она хотела было сделать еще несколько кадров, возможно, показать свой канал новому собеседнику, пусть он не подпишется, пусть не заинтересуется, но зато хоть немного поймет, с каким человеком имеет дело, довольно удобная штука – с помощью медиа, социальных сетей рассказывать о себе.
Их прервали, очередной фотограф, вот только Нери заметила у него дополнительную аккредитацию от фирмы, на которую работала, отказать не получится. – Мисс Нери, позвольте? – Как тут можно отказать. Пришлось просто кивнуть головой в знак согласия. Он встал в паре метров, настроил камеру так, чтобы сфокусироваться на Франческе, минуя остальных людей. Итальянка знает, как действовать, выставляет одну ногу чуть вперед, упираясь носком в пол, так сможет продемонстрировать обувь, сама в пол-оборота, серьезный взгляд, вспышка, одна, две, три, несколько щелчков затвора. Обычно делают кадров двадцать-тридцать, чтобы потом выбрать наиболее удачные. – Ах да, о чем это мы! – Вернулась к собеседнику, чуть ли не заливаясь со смеху, когда заметила тень удивления на его лице. – Вы не знали, я внучка премьер-министра Италии, поэтому папарацци преследуют меня даже здесь!

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-09-01 19:01:06)

+2

7

Джонатан не может назвать себя одним из тех, кто не представляет своей жизни без социальных сетей. Скорее они являются чем-то необходимым, очередной галочкой в бесконечном списке того, что ему нужно делать, чтобы не выделяться в обществе слишком сильно. Завести аккаунт в Instagram. Находить друзей и знакомых на Facebook или в Twitter. Смотреть видео на YouTube. Поддерживать социальные связи. Умиляться, если видишь видео с котиком. Современный интернет — весьма сложное место. Впрочем, как и общество в целом, где бы оно ни располагалось. И даже при всем этом у него есть лишь парочка регулярно открываемых и используемых чатов, один из которых рабочий. Однако создаваемая для общества видимость намного важнее фактов. В этом отношении его жизнь не особо отличалась от большинства людей, с завидным упорством пытающихся в интернет-пространстве предстать кем-то, кем не являются.
— Блогер? Признаться, не припомню, чтобы среди моих знакомых когда-либо были блогеры. Приятно, что этот факт изменился, — наблюдает за тем, как Франческа не без заметного опыта в действиях фотографирует происходящее. Это отличается от снимков, которые делал он исключительно для личной коллекции и вероятности того, что Элен может их оценить. Точнее, происходящее на них. Вряд ли профессиональный фотограф оценит качество сделанных им фотографий. — У меня есть только Instagram, где я иногда выкладываю виды из кабины пилота. Пришлось его согласовывать с начальством. Бюрократия даже в таких вещах, — закатывает глаза, пусть этого не видно за окнами очков, хотя по сменившемуся тону голоса вполне можно догадаться о том, насколько эта самая бюрократия его раздражает. — Пожалуй, одна из проблем общества в целом заключается в том, что крайне сложно делать что-то только из любви к процессу. В какой-то момент всегда вклиниваются деньги, и тогда творчество или свобода уходят на второй план. А то и на третий. Это печально, на самом-то деле, однако лучше самовыражаться хоть как-то, чем никак. Мне кажется, — хотя не то чтобы он был творческой личностью. Его творчество начиналось и заканчивалось в кабине пилота, да и то отдавало привкусом обезличенности следования строгим протоколам. Авиация в принципе жила по своим непрекословным законам. Ему это нравится. Всегда проще действовать, когда есть четко прописанные правила.
Когда же ее отвлекают от их разговора ради нескольких фотографий, Джонатан думает, что она, возможно, не просто неизвестный блогер, который пытается реализовать свой творческий потенциал, заодно не растеряв всех подписчиков. И не та, кто всего лишь занимается тем, чем нравится, заодно делясь этим с другими людьми. Грин теперь смотрит на Франческу с большим интересом, отходя чуть в сторону и сцепливая руки за спиной, пока девушку фотографируют. Ему интересно, что та из себя представляет. Словно это может добавить ему еще немного знаний в копилку о том, что из себя представляют люди. И в качестве модели, позирующей для фотографии, вероятно, в какую-нибудь новостную статью во все том же интернете, ведет себя профессионально.
Франческа почему-то практически смеется, снова возвращаясь к нему после окончания импровизированной прямо посреди толпы. Это вызывает недоумение. Джонатан не совсем понимает, что именно смешного сейчас происходит. Привычно списывает это на типичную эмоциональную странность. Он в принципе давно замечает, насколько бывают странными реакции на одни и те же события у разных людей. Всего лишь снова улыбается в ответ, опять подходя к девушке ближе. — Не знал, что имею честь общаться со столь почтенной особой, — чинно отвечает и склоняет голову в чем-то вроде приветственного поклона. — Не боитесь, что Вас может кто-то попытаться выкрасть, чтобы досадить Вашему дедушке? В политике ведь порой творятся такие жуткие вещи, а у Вас даже нет охраны, — с улыбкой и легким смешком произносит, явно шутя. По крайней мере ему кажется, что вероятность того, что эта девушка действительно окажется внучкой премьер-министра Италии мало, а значит, это что-то вроде ироничной шутки, которую вполне уместно поддержать ответной иронией. И остается надеяться, что он не попал со своим предположением впросак. Будет действительно странно, если вдруг окажется, что она и правда внучка премьер-министра, а он решил, что это невозможно. Ладно. Со столь тонкими эмоциональными материями, как ирония, ему было крайне сложно иметь дело. Никогда нельзя знать наверняка, шутит человек или нет. Не самое приятное ощущение.
— Вы сказали, что как-то летали на самолете, пусть и с инструктором. Делали это для своего блога или просто для себя? И, если не секрет, что еще Вы снимаете для своего блога? Были какие-то особенно запоминающиеся приключения? Судя по тому, что ранее упоминали спорт и адреналин, вряд ли вяжете крючком, — смотрит на нее, прежде чем снова повернуться в сторону летающих самолетов. Они ведь здесь в первую очередь ради них. Общение всего лишь приятный бонус. Однако продолжает поглядывать на нее боковым зрением. Просто чтобы убедиться, что она все еще стоит здесь и он не разговаривает сам с собой, словно какой-то чокнутый.
[LZ1]ДЖОНАТАН ГРИН, 35 y.o.
profession: капитан в авиакомании Southwest Airlines
unrequited: elen[/LZ1][NIC]Jonathan Greene[/NIC][STA]серый странник поднебесья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/8iwjb41.gif[/AVA][SGN]твой бог обитает в
д е т а л я х
[/SGN]

+2

8

Когда-то люди обменивались номерами своих мобильных телефонов, чтобы иметь возможность связаться, до этого – были стационарные устройства, а еще раньше – приходилось телеграфировать  или вовсе писать письма. В двадцать первом веке появилось бесчисленное множество возможностей узнать друг друга лучше. Приложения находились на любой вкус и цвет, можно, например, подписаться друг на друга в инстаграме, сервис позволял не только смотреть на фотографии и ставить лайки, но и реально довольно живенько общаться в директе, записывать видео и голосовые, комментировать, да и просто переписываться. Кому-то подобный способ был не по душе, других лучше подходил какой-нибудь снэпчат или телеграм, не важно, вариантов масса, главное – подобрать именно тот, что будет ближе и удобнее тебе. Нери нельзя было назвать активным пользователем социальными сетями. Особенно, когда у тебя имеется некоторое количество подписчиков, начинают поступать сообщения от фанатов и поклонников, причем зачастую весьма сомнительного характера. Раньше Нери как-то пыталась поддерживать обратную связь таким образом, но поняла, что  дело это неблагодарное. Спасением в таких случаях становятся стримы и лайвы, где можно отвечать на вопросы в реальном времени. Однако, существовал круг лиц, с которыми итальянка переписывалась, с некоторыми знакомыми, коллегами по ремеслу, чего уж говорить, иногда даже о коллаборациях договариваются в социальных сетях, минуя весь официоз долгих электронно-почтовых переписок.
- Наверное, мне в этом плане повезло,- отвечает девушка, снова разблокировав свой телефон. Быстро находит заветное приложение, открывает, но у нее нет времени листать ленту, просто видит уведомление о нескольких сотнях новых лайков, набежавших с момента последний проверки, десяток или даже два комментариев и примерно столько же сообщений, прочитать все просто нереально, не хватит времени. У нее другая цель. Нажав на значок лупы, передает свое устройство в руки новому знакомому, - Пока меня никто не выкрал, ну или хотя бы не попытался это сделать, нужно подписаться! Найдите себя, - добавила, кивнув в сторону только что переданного айфона. Сейчас можно было воспользоваться функцией специального qr-кода, но почему-то Франни было привычнее просто дать человеку телефон, чтобы тот сам нашел свой аккаунт и подписал спортсменку. – Охрана бы лишней точно не была, нескольких парней в костюмах и черных очках! – Где-то снова проносится воздушный болид, на огромной скорости и довольно близко к воде, вздымая за собой десятки литров воды. Публика в восторге, им нравится опасность, нравятся страсти, как и Франческе.
- На самом деле мой дедушка работал вооооон там, - пальцем указывает куда-то в сторону города, пытаясь вдалеке рассмотреть очертания места, носившего название Форта Мэйсон. – Он не больно много рассказывал, да и я уже не все помню, но перебрался сюда после войны, стал работником порта, вот и вся история почтенной особы, такие дела. – Но рассказы о родне никогда не были коньком Нери, все истории довольно скучные и однообразные, и главное, схожие с тысячью других, ведь итальянские беженцы перебирались в Штаты приблизительно по одной схеме. Откуда-нибудь с Сицилии на один берег, если там не получалось прижиться, перемахивали через всю страну, дабы оказаться в Сан-Франциско, найти работу, своих, попытаться устроить свою жизнь, просто и без причуд. Хотя, по словам дедушки, были и те, кто решал устанавливать собственные порядки, вступали в ряды мафии, перестреливались и даже умирали за свое дело, благо его все это обошло стороной.
- Мне часто  задают вопросы, что для меня на первом месте – эмоции или блоггинг, и ответ дать довольно трудно. – По громкоговорителям объявили небольшой перерыв. Судьям требовалось посчитать баллы, чтобы составить турнирную таблицу для первой группы выступивших пилотов, да и зрителям не лишним будет выпить прохладительных напитков и перекусить, благо фуршетные столы волшебным образом успевают быть наполненными, как жадно посетители не хватают яства. – Это было частью большой истории, частью путешествия. Скажу так, я занимаюсь разными вещами, слишком опасными для неподготовленных, прыгаю в воду со скал, катаюсь на велосипеде по горам, осваиваю мотоциклы, и приключений было много, я, например, прыгала отсюда, - снова указала пальцем, но только теперь аккурат на знаменитый мост, - в костюме-крыле, конечно же. Незабываемое чувство, а еще несколько раз выходила в открытый океан, здесь же, один раз чуть даже не отправился ко дну. У вас когда-нибудь одновременно сводило обе ноги от  холода? Чувство не из приятных, но мне такое по душе, ну не когда ноги сводит, а когда я получаю выброс адреналина в кровь, да и зрителям такой контент заходит, они будто бы становятся соучастниками, будто бы совершают все эти трюки, находясь рядом. Мне нравится подобным образом делиться ощущениями, пусть я и знаю, что некоторые вещи довольно опасны для жизни. – Официант оказался рядом в самый подходящий момент. На его подносе было с десяток разных бокалов и лишь в нескольких из них – свежевыжатые соки, Нери воспользовалась шансом и вязала один из них. Напиток, оказавшийся манговым фрешем, как нельзя лучше освежал в такую погодку. – Я могла бы что-нибудь скинуть, если интересно, настаивать не буду.

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-09-12 12:50:40)

+1

9

Девушка подает ему свой телефон с уже открытым приложением Instagram. Новые времена — новые нормы социального общения. Взаимные подписки входят в их число, а Джонатан не привык пренебрегать какими-либо существующими нормами. Он не врет, когда говорит, что у него толком нет больше приложений с социальными сетями. Но послушно находит себя и нажимает кнопку "подписаться", чтобы после вернуть айфон владелице и подписаться на нее в ответ. Ему не кажется, что его аккаунт способен сравниться с аккаунтом довольного известного блогера: бесконечные вариации неба, немного самолетов из парка авиакомпании или тех, которые встречает на взлетном поле в аэропортах. Где-то даже затерялись вынужденно выложенные фотографии из официальной рекламной фотоссесии авиакомпании, выбравшей в том числе его для изображения на баннерах, плакатах и флаерах, однако это было уже давно, чтобы иметь какой-то практический интерес. Плакаты давно поменяны, в аэропортах красуются совсем другие лица. Джонатан не в претензии: ему было не очень комфортно видеть везде себя. Однако рад, что присутствовал на той фотоссесии, потому что именно таким образов получил возможность ближе познакомиться с Элен, с которой потом все стало очень сложно. Или сложно стало только для него, не особо хорошего понимающего в тонкостях межличностых взаимоотношений? Впрочем, он и не блогер, так что может позволить себе нестабильность публикаций или отсутствие подписей к фотографиям. Да и разве можно хоть как-то комментировать красоту облаков за бортом или изящность линий авиалайнера? Нет таких слов, чтобы достоверно описать их многозначительность.
— Думаю, на фоне парней в костюмах и очках, Вы бы смотрелись еще более внушительно, — согласно кивает, убирая телефон обратно в карман, пусть предварительно и проверяет ленту уведомлений на предмет новых сообщений. Их нет. Разочаровывающе. Но в любом случае невежливо отвлекаться на телефон в процессе разговора. Франческа рассказывает о своем дедушке, и Грину ничего не остается, кроме как внимательно слушать. Будет ли уместным поделиться подобным рассказом в ответ? Пожалуй, учитывая тот факт, что он мало помнит мать, а кто отец даже не знает, наверное, стоит промолчать, чтобы не омрачать беседу упоминанием сиротства. Да и какой он сирота, когда у него всегда была сестра Луиза?
— Да, об итальянских мафиозных семьях в Америке я наслышан. Лихие раньше были времена, — наверное, эти семьи действительно стоили того, чтобы ради них нарушать закон. Идти против всех вместе. Возможно, будь у него подобная семья, и сам бы не стал колебаться, а сделал все ради ее процветания. Все-таки привычная человеческому обществу мораль никогда не была один из его сильных коньков. Но подобный вывод стоит придержать при себе. Грин заменяет его озвучивание легкой улыбкой, когда новая знакомая начинает говорить о своем увлечении, пока они идут в сторону фуршетных столов. Он всего лишь следует за ней, как и подобает спутнику, не забывая отмечать, насколько увлеченной она кажется, когда говорит о своей деятельности. Его всегда увлекает то, насколько некоторые люди могут быть зациклены на том, что им нравится, погружаясь в занятие с головой. Эта черта характера как нельзя роднит его с отдельными представителями человечества. Словно он не настолько одинок, как зачастую ощущается. Снова убирает солнцезащитные очки на голову, когда они оказываются под тентом, защищающим от беспощадного солнца.
— Только обе ноги не сводило, — покачивает головой, вспоминая тренировки по выживанию в воде во времена службы в ВВС. Если хотел летать не на грузовых самолетах или бессмысленных винтовых тарахтелках, а подняться на самую вершину летной иерархии, получив в свое распоряжение истребитель, приходилось проходить множество жестких тестов и отборов. Выживание на суше, в воде. Боевая подготовка. Противостояние допросам. И вишенка на торте — слепое пилотирование. Впрочем, все трудности стоили того, чтобы в итоге оказаться в кабине Раптора. Теперь же у него в распоряжении был всего лишь Боинг. Надежный, спокойный и проверенный временем. Ничего общего с тем, что испытываешь, когда преодолеваешь звуковой барьер.
— Я, как и Вы, все же больше предпочитаю испытывать острые ощущения лично, чем наблюдать за кем-то со стороны. Такие ощущения не забудешь и не сублимируешь, если пару раз испытаешь, — чуть виновато пожимает плечами, выбирая на подносе подошедшего официанта апельсиновый сок. Классика всегда к месту. — Только моя работа сопряжена с регулярными медицинскими осмотрами, так что лишний раз летным допуском предпочитаю не рисковать, — аккуратными круговыми движениями взбалтывает содержимое бокала, чтобы мякоть, успевшая осесть на дно, поднялась с него. Несколько мгновений задумчиво смотрит на свой стакан. Если они делятся экстремальными историями, будет верным рассказать что-то и из собственного опыта. И справедливо. Франческа явно рассказала о себе куда больше личного за их короткую беседу.
— Я когда-то пилотировал F-22. Они только поступили на вооружение в ВВС, когда я выпустился из Колорадо-Спрингс. Мне повезло, что оказался достаточно способным, чтобы в конце концов получить доступ к одному из этих произведений инженерного искусства, — мечтательно улыбается при воспоминании о своем первом учебном полете в настоящем истребителе, а не в тренажере. — Сейчас иногда позволяю себе немного погонять на гоночной трассе. Но это никогда не сравнится с полетом. Мне кажется, что я до сих пор помню ощущение, когда перегрузка один раз дошла до максимума в 9,5g, — правда, после того боевого полета летный костюм от него пришлось буквально отдирать, поскольку тот прилип из-за обильного потоотделения, вызванного диким стрессом организма. — Если будет возможность, когда-нибудь попробуйте полет на истребителе. Насколько я знаю, некоторые модели, предназначенные для управления несколькими членами экипажа, иногда используются для развлекательных полетов. Правда, не знаю, какие требования предъявляются к пассажиру, — ему, впрочем, истребители больше не грозят. Повезло, что в итоге оказался годен для гражданской авиации.
[LZ1]ДЖОНАТАН ГРИН, 35 y.o.
profession: капитан в авиакомании Southwest Airlines
unrequited: elen[/LZ1][NIC]Jonathan Greene[/NIC][STA]серый странник поднебесья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/8iwjb41.gif[/AVA][SGN]твой бог обитает в
д е т а л я х
[/SGN]

+1

10

Разговоры никогда не были сильной стороной личности Фарнчески Нери, особенно с людьми, жизнь которых слишком сильно отличается от привычного для адреналиновой наркоманки, и девочки, которая смысл своей жизни видит в постоянном экстриме, ритма. Ей всегда было не очень комфортно на разных интервью, будь то простые вопросы случайных репортеров, ну или диалоги на других ютуб каналах, куда ее иногда приглашали в качестве гостьи, собеседованиях, проводимых ее работодателями, да и с людьми далеко не каждый раз получалось наладить контакт. Сегодня что-то было иначе, наверное, все дело в каких-нибудь очередных геомагнитных бурях, разбушевавшихся на далеком солнце, ну или просто в хорошей компании. Никогда не думала, что познакомится с пилотом, и что довольно непринужденно будет поддерживать беседу, хотя, скорее, поддерживал все происходящее именно молодой человек. Ладно, чуть старше, чем просто «молодой человек» в привычном понимании этого слова. Какая разница в возрасте? Лет десять-пятнадцать. Не могла бы сказать точно, но новый знакомый выглядел просто великолепно. Все эти мысли гнала куда подальше, слушая занимательные истории из жизни человека, чей путь пролегал через воздушные силы.   

Оказывается, что общего у них было несколько больше, чем могло показаться сначала. Оба любили «приключения», связанные с выработкой адреналина и (иногда) неоправданным риском, вот только занимались подобными вещами с разной степенью вовлеченности и слегка в различных направлениях. Она уже давно забыла обо всех ограничениях, иногда казалось, что для этой боевой девочки просто не существует преград или препятствий. С головой бросалась в омут, выныривала, поднималась и бросалась снова, раз за разом. Со временем поняла, что делать это необдуманно не стоит, что здоровье очень важная штука, и что каждому дана всего лишь одна жизнь, а не несколько, как это бывает в компьютерных играх. Думала о мерах предосторожности, о безопасности, о страховке, но во многих случаях лучшей мерой бы стало невыполнение опасного трюка, а подобной роскоши позволить себе пока что не могла.

Ее жизнь изменилась, она усердно тренировалась снималась, уже не пробовала в одиночку переплывать проливы (до Ла Машка пока еще далековато, но тут, в Сан-Франциско ей уже покорился Блоссом Рок), не залезала на здания (то приключение с отелем в центре Сакраменто запомнится ей на всю оставшуюся жизнь), но этот вовсе не значит, что карьере исследовательницы способов выработки адреналина пришел конец, нет, просто настала пора выходить на новые уровни, покорять новые вершины, и как раз о том, чтобы отправиться в какую-нибудь высокогорную экспедицию, сейчас и думала вместе со своей командой. – На чем гоняете? И где? Я слышала есть несколько неплохих трасс в районе Вегаса, как-нибудь до туда обязательно доберусь. – В одном они были похожи. Понимали, что лучший способ испытать эмоции – попробовать их на своей шкуре. Ничего не может сравниться с ощущениями от свободного падения или усталость в мышцах после забега или заезда на горном велосипеде по пересеченной местности. – Хотела бы я иметь истребитель в гараже. – Сострила Франческа, подмигивая своему новому знакомому. Понимала, что это развлечение далеко не всем по карману, топливо стоило бешенных денег, сотней тысяч, если не миллионов зеленых президентов Соединенных Штатов, да и найти… а что, собственно, искать? Даже не знала, как в таких случаях думать, занимаются ли подобным частные владельцы списанных агрегатов, либо государственные подряды? Одно дело – спорт, а другое – боевые серые птицы, что раньше стояли на службе у военно-воздушных сил родной (или не очень родной) страны.

- Попробую найти что-нибудь в интернете, как буду дома, звучит, так то, весьма круто. – Но ведь перед ней стоит человек, напрямую связанный с небом. Так почему бы не попробовать испытать удачу, - А Вы, часом, не знаете никого, кто подобными делами промышляет? Ну, я имею в виду, может покатать на истребителе? Можно даже было бы снять совместный блог, не хотите поучаствовать? Возьму интервью у бывшего военного пилота, расскажете что-нибудь подписчикам? – Идея интересная, Нери уже не раз прибегала к помощи, консультации специалистов, когда снимала свои мини-фильмы. Среди них были спортсмены, общественные деятели, те люди, что продвигают активный образ жизни, поднимая его составляющие на новый уровень. Ей казалось, что сотням тысяч людей, да чего уж там, даже миллионам, что просматривают ее ролики, будет интересно послушать о самолетах, тем более – об истребителях. – Ой, это, кажется, тот самый Джей Коул! – Резко сменила тему, вглядываясь в толпу. И правда, среди небольшого количества аккредитованных фотографов затесалась чуть ли не центральная звезда сегодняшнего вечера – музыкант, что должен стать вишенкой на торте всего мероприятия. И он, кажется, шел в их сторону. Вот они плюсы нахождения в подобной ложе. Как ни странно, вел он себя довольно обыденно, что-то взял с подноса, перекусил, да и прибыл заранее, видимо, чтобы посмотреть на развязку соревнований. Вообще, приятно наблюдать за тем, как люди, которых все называют «звездами», недосягаемыми и яркими, весьма естественно сливаются с окружением, и вот даже репортеры, взяв интервью и сделав пару снимков, куда-то испарились, найдя себе новую мишень для своих дорогостоящих объективов. – Знаете его? Ну я имею в виду музыку? А вообще, не знаю, странный и глупый вопрос, но что любите слушать? – Девочка была явно взволнованна: столько событий и все за одни вечер, можно снять пару историй в инстаграм, широкий отклик будет обеспечен сто процентов. Она привыкла давать волю своим эмоциям, практически никогда ничего не держала в себе. Определенно чувствовала прилив энергии, воодушевление, черт возьми, ей нравился этот день, и даже небольшой инцидент не мог испортить сложившегося впечатления.

Можно было ли придумать лучшее времяпрепровождения? Если сильно постараться – конечно, но зачем, если все и так устраивало. Индивидуальный проход мимо всяких очередей и толкающихся в поисках кого-нибудь относительно известного репортеров. Нет, Нери не из тех, кого постоянно замечают люди с камерами, но даже такая крупица лишнего внимания сейчас бы была ни к чему. Фуршет, приятные  прохладительные напитки, которыми особо и не напьешься, с учетом того, что итальянка вовсе выбрала просто сок. Ну и новые знакомства, само собой.





[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-09-23 19:53:14)

0

11

Скорость — все, что у него остается. Далеко не запредельная, даже не достигающая и одного жалкого маха, но Джонатану не привыкать довольствоваться малым. Приют при католической церкви учит его смирению, терпению и послушанию. Бог любит хороших мальчиков. Джонатан всегда старался быть хорошим мальчиком: верно служил своей стране, тщательно выполнял приказы, пока служил в армии, и ходил на воскресные службы, если выдавалась такая возможность. Вот только Господь все равно забрал у него возможность летать, преодолевая звуковой барьер за несколько секунд, подарив взамен право несколько раз в месяц выбираться на какую-нибудь гоночную трассу, чтобы на арендованном спорткаре почувствовать контроль над живым, рычащим, рвущимся из-под управления мотором, даже не способным преодолевать звуковой барьер. Видимо, Господу было виднее, как было виднее, когда он наблюдал за тем, как настоятельница пыталась выбить из него розгами Дьявола. Грин едва ли когда-то пытался с ним спорить. Он даже не знал был ли в нем тот Дьявол, остался ли. Разве одержимый Дьяволом смог бы прикасаться к распятию или святой воде? Разве его молитвы бы звучали так звонко в ночной тишине церкви, где порой проводил на коленях всю ночь, молясь по указанию настоятельницы, хотя готов был это делать и без ее наставлений? Джонатан всегда знал: Господь любит его, потому что кто-то же должен его любить. Нелюбимый ни отцом, ни матерью [ если бы любила, не оставила сына одного в этом жестоком мире ], он обязан был быть любимым хотя бы Богом. Христианство говорит о том, что Бог любит всех, и Грин продолжает считать, что тоже относится к этим “всем”. Даже психопатам порой нужно цепляться за что-то, чтобы не быть окончательно и беспросветно одинокими в этом мире. Но о сути этих столь щепетильных и личных отношений новой знакомой знать точно не стоит. Религия и вера — вещи весьма личные, не предназначенные для чужих глаз. Как не любит говорить о своих взаимоотношениях с Господом сам, так не любит расспрашивать об этом других людей, полагая, что есть границы, которые не стоит пересекать даже во имя чисто научного интереса. Да и нормальные, воспитанные люди должны обладать достаточным количеством такта и эмпатии, чтобы не лезть в те области, изучение которых может принести собеседнику дискомфорт. Еще одно правило из бесконечного списка, что прививает ему сестра Луиза с самого детства — единственная монахиня, относящаяся к нему, как к ребенку, требующему ласки и заботы, а не посланнику из ада, которому в профилактических целях стоит выдавать несколько раз в месяц порцию ударов розгами, смоченных в святой воде.
На спине до сих пор остаются шрамы: выпуклые, тонкие, длинные рубцы, пересекающие спины от плеч до поясницы — матушка Каталина никогда не скупилась служить своему Богу верой и правдой, да только любила впадать в поистине религиозный фанатизм, подобно служителям Святой Инквизиции, погубившим множество жизней во славу своей искаженной веры. Сестра Тереза всегда была иной: потерявшая в жизни до церкви мужа и сына в пожаре, разочаровавшаяся в мирском существовании, она ушла служить из отчаяния и горя, а выбрала для своей цели церковь с приютом, чтобы иметь возможность реализовывать так и не отболевший материнский инстинкт, в итоге выбравший в качестве наилучшей замены умершему ребенку одинокого, странного и всегда неестественно спокойного мальчика, которого сторонились дети еще с самого первого дня его появления в приюте. Джонатан Грин был никому не нужен, как и все остальные дети в этом месте: сын неизвестного отца и матери-самоубийцы, его находят случайно вместе с телом матери, которую пытается разыскать ее работодатель — владелец небольшой закусочной у заправки — потому что Шейла пропускает две смены подряд, что для нее является скорее исключением, чем правилом, и не выходит на связь. Он связывается с полицией, они взламывают дверь в небольшую съемную квартиру в бедном районе, но обнаруживают только четырехлетнего мальчика, сидящего на голом кафеле в ванной рядом с уже начавшим разлагаться трупом в давно остывшей воде. Он спокойно катает старую красную пожарную машину с облупившейся краской на дверцах и крышей по лужам из розоватой от крови воде и с весьма грамотной и разборчивой речью для маленького ребенка рассказывает матери какую-то сказку, а когда замечает посторонних полицейских, то смотрит на них не по-детски серьезно, чуть хмуря тонкие брови и с грозным, осуждающим взглядом в кристально-голубых глазах: “Мамочка сейчас занята: она принимает ванну. Это невежливо так врываться в чужой дом, сэр”, говорит, обращаясь к патрульному. На нем чистая одежда, он не выглядит голодным и заплаканным. Глаза сухие и будто все осознающие. Позже он рассказывает социальному работнику о том, что сам готовил себе еду [ заливал молоком кукурузные хлопья, а когда и молоко, и хлопья закончились — ел хлеб, потом хлебцы, а еще нашел дома фрукты и остатки китайской лапши ], переодевался, чтобы не ходить в грязном [ помыться не мог, потому что ванну заняла мама и никак не хотела оттуда вылазить ] и даже читал книжки, а еще укладывался вовремя спать, суммарно проведя вместе с телом матери порядка двух дней. Социальный работник и полиция выглядят куда более ошеломленными, чем сам мальчик, а в результате осмотра психологом — молоденькой девочкой, недавно выпустившейся из университета, — та заключает, что у юного Джонатана шок, из-за собственной неопытности пропуская первые свидетельства о наличии психопатии у странного ребенка. Не найдя родственников, Джонатана отдают в приют Святой Марии при церкви, и впервые видя его серьезные, но такие печальные глаза, сестра Тереза понимает, что не сможет относиться к этому ребенку, как к остальным. В первый же вечер его нахождения в приюте она с ним разговаривает, когда видит, что он в одиночестве сидит у дерева на территории монастыря, тогда как все остальные дети уходят ужинать. Он играет со своей уже поломанной пожарной машиной: у нее нет двух колес, частично отломана кабина, а мальчик все равно продолжает ее катать по газону, но чуть приподнимая над травой, чтобы не повредить торчащей осью без колес. Когда монахиня спрашивает, что случилось, Грин поднимает голову, но даже не плачет [ он никогда не плачет, как она поймет после ], только говорит грустно: “Моя мама умерла, а ее подарок сломали другие мальчики. Они выкинули колеса, и я не могу теперь ее починить. Как Вы думаете, мама на меня злится из-за того, что я не смог сберечь машину? Она всегда просила меня бережно относиться к вещам”, и, кажется, совсем не понимает, почему после этих слов его обнимают, бережно гладя по голове и спине. Он в принципе плохо понимает эмоции, сторонится других детей, которые даже и не зовут его в свои игры: только смотрят настороженно на то, как тот за ними наблюдает, вечно одинокий и изолированный. Новый виток страха перед Грином у них возникает, когда они находят его рядом с трупом кролика Микки — местного любимца, живущего на небольшой ферме при церкви [ монахини стараются самостоятельно выращивать часть овощей и даже разводят кур и мелкую живность ]. Маленький Джонатан, видимо, стащив с кухни нож, сосредоточенно изучает кроличьи внутренности, и совсем не понимает, почему дети начинают плакать, а матушка Каталина смотрит на него, как на исчадие ада. В тот вечер она впервые называет его посланником Дьявола и бьет розгами, но в ответ получает только терпеливое ожидание, когда закончится ожидание. Грин смотрит на нее непонимающе и расстроено, потому что даже не знает, что сделал не так. Ему больно лежать на спине и боку, а потому просто сидит в своей новой комнате: маленькой келье в здании монастыря, куда его моментально отселяют из общей мальчишеской комнаты вместе со скудным содержимым тумбочки и полки в платяном шкафу. Сестра Тереза приходит его проведать, а заодно промыть раны [ вызывается сама, потому что никто не горит желанием позаботиться о дите Сатаны, аргументируя это тем, что если органы опеки узнают о таком обращении с детьми, то приют закроют, и они не смогут помочь ни Джонатану, ни остальным детям — матушку Каталину с ее абсолютной верой в собственную правоту, это объяснение устраивает, тем более что избавить мальчика от Дьявола намерена крайне решительно, считая это своим божественным долгом ] и застает ребенка сидящем на столе, чтобы можно было увидеть кусочек парка у церкви через небольшое окошко. Потолочная лампа светит скудно. “Я всего лишь хотел проверить, как кролик работает. Я так разбирал свою машинку, а потом собирал. Но кролик не хотел собираться. Я хотел объяснить детям, что нужно только попросить взрослых, чтобы они его починили, но они не стали слушать. Что я сделал не так?”, говорит с печальным отчаянием, окончательно уверяя сестру Терезу в том, что с ним явно что-то не так. Вот только это не вызывает в ней страха или омерзения — лишь желание защитить. Именно в тот вечер, смывая уже начинающую засыхать кровь со спины мальчика, она решает, что поможет ему адаптироваться в этом мире, даже не думая о том, чтобы обратиться за помощью психологов: боится, что те заберут его в специальное учреждение, где будут накачивать препаратами до конца жизни, чтобы быть уверенными в том, что тот точно так же не решит разобрать человека ради проверки, а как работает его организм. Защищать Джонатана становится проще, когда матушка Каталина умирает тихо и мирно от старости в своей постели спустя несколько лет, а ее место занимает Тереза. Она же, замечая нездоровую любовь ребенка к небу и авиации, помогает ему получить рекомендацию одного из сенаторов, опекающих приют, для обучения в Академии ВВС США, куда крайне сложно попасть, если ты не из семьи военных. Она учит его притворяться обычным человеком, принимать во внимание человеческую мораль, как и юридические законы, а также пытается помочь удовлетворить любопытство безопасными способами, например, с помощью атласов по анатомии. Она гордится тем, кем вырастает Грин впоследствии, и до сих пор опекает его. Еще одна история, полностью которую едва ли сможет кому-то рассказать. Больше предпочитает короткую версию: благодарность монахине, что его воспитала. Потому и не уезжает из Сакраменто: мать-настоятельница Тереза уже в годах, а ему хочется быть рядом в случае необходимости — все же никогда не сможет выплатить долг за то, что она сделала для него за все годы, что они знакомы.
  Джонатан улыбается легко и непринужденно, как должен улыбаться человек, рассуждающий о любимой и понятной теме, и отвечает на вопросы, пожалуй, с точки зрения стереотипов едва ли присущие милой юной особе:
— Чаще всего бываю на трассе в Сономе: она просто ближе всего. В принципе, если по работе оказываюсь в месте, где рядом есть какая-нибудь трасса, обязательно стараюсь заглянуть и туда. Интересно же, какие там могут быть условия. В Вегасе был раз. Да, их трассы не зря ценятся. Но еще хотя бы раз в квартал стараюсь выбраться и в Ирвиндейл. Там инструктором работает мой хороший знакомый: мы одно время вместе служили, так что прием обеспечивает на уровне, — Кларк был замечательным летчиком, но риск и экстрим всегда любил больше, чем исполнять приказы, так что Джонатан не удивляется, когда узнает, что тот уходит в отставку. ВВС и их строгие протоколы не могли обеспечить выполнение всех пожеланий старшего лейтенанта Ирвинга, тогда как гонки, частные полеты и еще Бог знает — вполне могли. Несмотря на разность характеров, они достаточно хорошо общались еще во времена службы в Лэнгли-Юстис, чтобы продолжить общение и после. Тем более когда Кларк давал ему покататься и на только что купленных машинах, предоставляемых в аренду для катания треке. — В основном езжу на спорткарах, которые свободны для аренды. Porche, Audi, Ferrari, иногда Lamborghini. В последний раз ездил на Porsche 718 Cayman GT4: интересный опыт. Но в целом стараюсь пробовать разные машины. Чтобы не было слишком скучно, — мягко фыркает. Ему всегда будет в чем-то да скучно водить машину, даже если эта машина способна разогнаться до 100 км/ч за почти четыре секунды.
— Боюсь, обслуживание истребителя Вам бы обошлось куда дороже, чем его простая покупка: ВВС не зря считают одним из самых дорогих видов войск, — покачивает головой, все же одергивая себя, чтобы не скатываться в излишнее занудство: наверняка девушка просто таким образом пошутила. Увы, от привычки все воспринимать чересчур буквально в отрывы от эмоционального окраса слов избавиться до конца не получается. Но ведь ВВС и правда очень дорого обходятся бюджету стране. — Нет, я не интересовался темой полетов на истребителях по медицинским причинам, — отвечает уклончиво, потому что вряд ли получится объяснить, что даже если бы рискнул и снова сел за штурвал, то уже точно не смог бы дальше спокойно жить. Нельзя спокойно жить, осознавая, что где-то существует возможность снова управлять самолетом своей мечты. — Но я могу дать Вам контакты своего друга из Ирвиндейла: он до сих пор увлечен авиацией, как и всем опасным и экстремальным, так что наверняка должен что-то знать о полетах на истребителе с инструктором. Конечно, не стоит рассчитывать на машину пятого поколения, но звуковой барьер преодолеете точно, — улыбается больше своим собственным воспоминаниям, что болезненной ностальгией колят где-то под ребрами. Или это просто легкие проявления невралгии? Лучше пусть будет ностальгия: невралгия может являться противопоказаниям к полетам. — И он с большой вероятностью согласится поучаствовать в записи Вашего блога. Я же не настолько люблю внимание, простите. Да и к тому же столько отставных летчиков, даже асов, сейчас работает в гражданской авиации? Сотни. Проблема текучки военных кадров из авиации все еще остро стоит на повестке дня, равно как и проблема недостатка кадров в гражданской авиации, — ему правда не нравится идея оказаться настолько на виду, когда всю жизнь старался оставаться в тени, чтобы его особенности протекания нейробиологических процессов так и остались никому неизвестными.
Благо Франческа отвлекается от темы на какого-то музыканта, явно его узнавая. Джонатан же не сразу припоминает, что, кажется, кто-то должен еще и выступать на сегодняшних соревнованиях. Слишком увлеченный самолетами, ему было не особо важно, кто будет петь или играть: музыка — это лишь определенный набор звуков и нот. Ему сложно найти магию в большинстве из музыкальных произведений. Очередное последствие эмоциональной ригидности. Вот только нормальные люди должны иметь музыкальные предпочтения, любимую группу, песню, которую бы смогли напевать в душе. Джонатан очень старался быть нормальным человеком. — Больше предпочитаю классическую музыку. Рахманинова, например. Он отлично воплощал в своих произведениях христианские идеи и символику. В приюте при церкви, где я вырос, его было позволительно слушать. Возможно, это-то беспросветно и испортило мой музыкальный вкус, — добавляет чуть больше иронии, чтобы фраза звучала похоже на подобие шутки или подколом над самим собой: прилежный католический мальчик, который не слушает ничего богонеудобное, а потому совершенно не разбирается в современных кумирах. Удобнее, чем быть черствым сухарем, предпочитающим банальную тишину. — А Вы фанатка этого музыканта, который сегодня будет играть?
[LZ1]ДЖОНАТАН ГРИН, 35 y.o.
profession: капитан в авиакомании Southwest Airlines
unrequited: elen[/LZ1][NIC]Jonathan Greene[/NIC][STA]серый странник поднебесья[/STA][AVA]https://i.imgur.com/8iwjb41.gif[/AVA][SGN]твой бог обитает в
д е т а л я х
[/SGN]

+1

12

Признаться честно, некоторые из этих названий были для нее в новинку. Не сказать, что итальянка знала все места для активного времяпрепровождения на этом побережье. Конечно, в ее запасе было несколько таких, о которых ведали лишь единицы, например, места для идеального клифф-дайвинга, лагуны и гроты, горы, на которые довольно тяжело взбираться, но все это было когда-то построено самой матушкой природой, практически без вмешательства человека разумного. В отличие, например, от тех же спортивных трасс, на которых девочка была далеко не самой частой гостьей, от слова совсем. Однако, ее относительно молодой и свежий девичий мозг, способный на многое, довольно быстро воспринимал и анализировал всю поступающую информацию, откладывая эти названия на подкорке, чтобы потом, как минимум, что-нибудь нагуглить, активно поискать в сети. А максимум – отправиться, чтобы самой на своей шкуре прочувствовать, какого это быть пилотом не только спортивного болида, но и, возможно, настоящего самолета.

- Было бы просто замечательно! – Она любила пополнять книгу своих контактов подобным образом, новые люди, новые приключения, это всегда звучит заманчиво и крайне многообещающе! Признаться честно, хотела бы сама, возможно, каждый раз пробовать новые спортивные красные автомобили, чтобы не было слишком скучно. Но ведь скорость не единственная тема, которая так волновала Франческу, есть еще множество других, будь то холод, ну или просто большие перепады температур, огромные высоты, самые дикие глубины, а здесь не поможет даже самый большой в мире автопарк, к большому сожалению. Она не будет настаивать, зазывать этого человека в блог насильственными путями – не хочет, целиком и полностью  его выбор. Хотя персонажем оказался бы интересным, не часто встречаешь на своем пути молодых мужчин, которые не понимают твоих шуток. Либо он так серьезно относился ко всему происходящему, что просто не обращал внимания на мелкие забавы, ну или уровень юмора самой Нери несколько упал за последнее время, в чем она сомневалась.

Хотя он довольно быстро исправился, когда тема несколько отошла от адреналина, переключившись на музыкальные предпочтения. – Да не так, чтобы очень, - отвечает честно. Музыка в ее жизни играла существенную роль, помогала расслабиться, либо настроиться, сопровождала в пути, поддерживая, словно друг, которых порою девочке сильно не хватало. Имела в своих плейлистах десяток песен прибывшего музыканта, но, конечно, никогда раньше не видела его раньше, причем так близко.  – У него есть интересные работы, слушаю, когда хочется подвигаться, когда остаюсь одна, ну понимаете, - чуть ли не залилась смехом, покрываясь легким слоем румянца, что предательски подчеркивал ее веснушки. – У всех такое бывает, чего уж, - махнула рукой, прикрывая улыбку. Ей почему-то стало одновременно и довольно стыдно и весело. Не любила танцевать от слова совсем, возможно,  причина этой взаимной неприязни крылась в простом неумении, не посещала никаких школьных кружков по танцам, они прошли мимо, лишь несколько вечеринок, где не было ни времени для обучения, ни хоть на что-то годных учителей. Единственный выход – делать это в гордом одиночестве, когда никто не видит твоих кривоватых (и не очень, порою ей казалось, что с пластикой у нее все в порядке) движений.

Он проходил мимо, несколько раз останавливался, чтобы попозировать для не таких уж и многочисленных фотографов, облепивших каждое свободное место на террасе. Нери радовалась их количеству, они не надоедали, да, если честно, она была далеко не звездой первого разряда, чтобы каждые несколько минут заново становиться в одну из нескольких козырных поз, про которые она даже читала в специальной книге. Кстати, исполнитель подошел довольно близко, даже слишком, заняв место буквально рядом с итальянкой. – Привет, - почему-то резко вырвалось у Франчески, хотя сама себе отчета в действиях в этот момент не отдавала. Зачем? Какой шанс на то, что он ответит? Подумает, что это очередная полусумасшедшая фанатка (которых в последнее время становится только больше на просторах нашей необъятной страны), хотя, по идее, тут таких быть не должно. Ладно, она просто почувствовала резкий прилив энергии, такие вещи для нее бывают весьма свойственными. Говорила, широко распахнув свои черные ресницы. – Хэй, как оно? – Прозвучал ответ со стороны не такого уж и молодого певца. – Мы знакомы? – Конечно, нет. Какие могут быть варианты, но дальнейшее развитие событий Франческу даже немного поразило. – Джермейн Коул, но меня больше знают под сокращением J Cole. – Он протянул свою руку, чтобы поздороваться не только с Фран, которая заговорила первой, но и ее нынешним спутником, пусть он всего лишь и новый знакомый, спасший девочку из рук сумасшедшего вербовщика.

Первой ответила именно молоденькая девушка. – Франческа, Нери, - добавила с небольшой паузой, хотя каков шанс, что знаменитость запомнит ее имя? – А это мой новый друг, - предоставила возможность мужчинам пожать друг другу руки, - Джонатан Грин. - Ей нравилось, когда люди, которых многие называют недосягаемыми звездами, ведут себя как обычные обыватели, кем, собственно, и являются. Никаких понтов, никакого высокомерия, но потом певец  поразил Франни еще сильнее, заставив ее раскраснеться на месте. – У меня такое чувство, что где-то раньше я вас видел. – Он на пару мгновений задумался, вспоминая. – Кажется, это была реклама Nike? Насчет билбордов не особо уверен, хотя все возможно, но сто процентов мне попадался ролик в инстаграме, интересная работа! – А ведь это тот самый ролик, который Фран снимала вместе с Оливией, хотя, возможно, какой-то еще, аккаунт знаменитой спортивной фирмы почему-то любил использовать итальянскую моську в своих рекламных промо-акциях и роликах. По городу были и плакаты, мимо одного из них сама проезжала несколько раз, такой большой, с яркими красными надписями. Ей оставалось только кивать в ответ. – Да и вообще, замечательное шоу, эти скорости, самолеты, приятно познакомиться с людьми, которые реально заинтересованы в происходящем. – Видимо, его удел – вечная работа, потому что реперу даже не дали насладиться очередным выступлением, практически завершающим, пришел менеджер, заставивший певца срочно куда-то удалиться, но тот  сказал свое прощальное слово. – Тут в городе, недалеко, после всего мероприятия будет небольшая вечеринка для своих, - видимо, имел не совсем организаторов, а скорее – музыкантов, певцов и прочих людей творчества, - если хотите, приходите, буду рад вас там видеть, - назвал  адрес, но не так громко, чтобы не подслушивали лишние уши, - скажите, что от Джермейна, вас пропустят.

Весьма возможно, что назревало новое приключение как для Франчески, так и для ее нового спутника. Вызов, не иначе,  и он был принят. Ей было бы весьма интересно быть не только простой гостьей на мероприятии, которое, конечно, ей нравилось и все такое, но и продолжить этот вечер в компании приятных людей на закрытой вечеринке. Если игнорировать это почетное и крайне интересное предложение, оно уйдет, если не кому-то другому, либо просто растворится, не доставшись никому из присутствующих. Не время сомневаться от слова совсем, и пусть она испытывала некое недоверие к скоплениям людей подобного рода, любопытство оказалось в разы сильнее.

[NIC]Francesca Neri[/NIC][STA]it can make me stronger[/STA][AVA]https://i.imgur.com/rPNo8ME.png[/AVA]
[LZ1]ФРАНЧЕСКА НЕРИ, 22 y.o.
profession: спортсменка, блогер, амбассадор брэндов Nike и Under Armour;
[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » we are just astronauts in the ocean


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно