внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » let me out


let me out

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сакраменто, Госпиталь им. святого Патрика | 13.07.2020

Philip Anderson & Lilian McKinnon
https://i.imgur.com/SXsYNCI.jpg

За окном новая реальность, и к ней нужно приспособиться.

[NIC]Lily McKinnon[/NIC]
[STA]золушка[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/T1WpUnB.png[/AVA]
[LZ1]ЛИЛИ МАККИННОН, 27 y.o.
profession: хирург-ординатор в госпитале им. Св.Патрика;[/LZ1]

Отредактировано Charlotte Fain (2021-07-03 14:04:06)

+1

2

Когда-то Лили всерьёз думала, что быть интерном - тяжкое испытание. Ты практически живёшь в больнице, исполняешь разнообразные поручения и должен быть всегда готов расталкивать своих соперников локтями. Только так можно пробиться к операционному столу. Не просто сидеть и наблюдать за профессионалами, а стоять среди них - Богов в голубых халатах. А в остальное время - спать на кушетках, обедать сэндвичами, утопать в медицинских журналах, ведь конкуренция велика. И каждый из твоих сокурсников так же очарован хирургией и вовсе не собирается уступать.
Потом, со временем, каждый выберет интересующую его специализацию. Это всегда ясно ещё в первые годы резиндетуры. Многое зависит и от наставника. Лили, например, отчётливо помнит тот день, когда ей довелось увидеть нечто удивительное. Один из травматологов умудрился собрать воедино практически раздробленную кисть молодой женщины. Буквально косточку к косточке. И это настолько впечатлило доктора МакКиннон, что она с нетерпением ожидала своей очереди. Всего неделя оставалась до перехода в отделение травматологии и ортопедии, как вдруг на мир обрушилась новая напасть.
Тогда ещё никто из них понятия не имел, с чем именно столкнулся. Новый вирус, по слухам разработанный в одной из китайских лабораторий, вырвался наружу и навёл большой переполох. Заболевших было так много, что больницы не справлялись. Многие из них не работали больше в штатном режиме, даже хирургам пришлось заниматься лечением вирусных пневмоний. Вероятно, многие из ординаторов не так себе представляли обучение. Но жизнь такова и зачастую именно она диктует свои правила. Их можно принимать, а можно сопротивляться. Но против системы не попрёшь. Так или иначе, будешь делать всё необходимое. Тем более, в их ситуации, когда лицензии ещё нет на руках, следовательно самостоятельная врачебная практика невозможна.
Лили не стала исключением. Она точно так же, как и коллеги, каждое утро приходила на пятиминутку, чтобы получить информацию о поступивших пациентах. После чего надевала полный комплект защитной одежды, состоящий из маски, респиратора, комбинезона, бахил и защитного экрана. Дышать в этом было тяжко, но снимать не разрешалось ради собственной же безопасности. Со временем Лили научилась не пить перед выходом в красную зону, тогда и беспокоить ничего было не должно. Правда, физическое неудобство оказалось полнейшей ерундой по сравнению с нагрузкой на психику. И если спать по два-три часа в сутки все привыкли ещё в интернатуре, то вот к смерти пациентов нельзя быть готовым в принципе. И так изо дня в день, когда присутствие костлявой ощущается вполне отчётливо. А выздоровление же воспринимается как чудо. Таких пациентов они провожали домой с аплодисментами. И вот это дорого стоит, ведь жизнь не купишь. К сожалению, даже применяя отработанные схемы лечения, ни в чём нельзя быть уверенным. Жизнь - игра. Самая настоящая рулетка. Кому-то повезёт, и он не заболеет. А кто-то окажется на искусственной вентиляции лёгких, не смотря на все усилия врачей.
Если честно, это несколько демотивировало. Так, переведя очередного пациента в реанимацию, Лили спустилась в "зелёную зону". На столе лежало штук двадцать историй болезни. Предстояло проверить назначения, распечатать бланки анализов и только после этого можно было хотя бы пообедать. Однако, вместо того, чтобы работать, девушка закрыла лицо руками и замерла. Если честно, внутренняя дрожь так и не прекратилась.
Пришлось потратить немалое количество душевных сил, убеждая пациентку принимать прописанное ей лечение. И чего только Лили не выслушала. Крики, оскорбления, угрозы. Разумеется, самовольный побег из отделения - проблема самого пациента, не его лечащего врача. Медицина - дело сугубо добровольное. Но как же обидно, когда твои старания ни в грош не ставят. Проще говоря, у доктора МакКиннон банально не выдержали нервы. О, как бы она хотела, чтобы всё прекратилось. Ей бы не пришлось переводить пациентов в отделение реанимации и видеть, как медленно жизнь покидает их тело.
Лили могла бы просто стоять у операционного стола и держать в руках скальпель. Делать то, что обычно получалось лучше всего.

+1

3

Филиппу не привыкать работать на пределе психоэмоционального и физического напряжения, а потому внезапно обрушивающаяся на мир пандемия и необходимость внезапно превращаться из многопрофильной больницы в одну большую "красную зону", переполненную больными и умирающими пациентами, не настолько сильно выбивает его из колеи, как некоторых других врачей, для которых необходимость работать в столь жестких условиях стала настоящим испытанием. Конечно, никогда нельзя сказать, что с опытом становится наплевать на умирающих пациентов, однако с опытом получается находить способы абстрагироваться и справляться с этим. Доктор Андерсон потерял столько больных, что хватит на целое военное кладбище, однако если эти потери чему и научили его, так тому, что нельзя на них зацикливаться. Зациклишься и тут же потеряешь драгоценное время, которое могло бы быть потрачено на лечение другого пациента, а уж в их суровые времена, где порой дорога каждая секунда, подобная слабость непозволительна.
В полном комплекте защитного костюма слишком жарко, душно и неудобно, однако это все еще не так плохо, как было в Сирии. Если спросить Филиппа, он однозначно скажет, что, пока по больнице, в которой ты проводишь экстренную операцию, имея в распоряжении говно и палки, не стреляют, дела идут просто замечательно, но это его опыт, едва ли знакомый другим. Они все лишь врачи, насильно вытолкнутые на передовую военных действий, потому что даже если никто не устраивает артиллерийские обстрелы, судя по количеству жертв, явно не намеренное уменьшаться, на территории госпиталя имени Святого Патрика, равно как и на территориях других больниц по всему миру, разворачивается самая настоящая война.
О столь горячо любимых травмах приходится на время забыть и вспомнить обо всем, что касается лечения вирусных пневмоний и прочих жутких осложнений, которые влечет за собой коронавирус, даже не дающий людям умирать без мучений. Правда, за счет своего большого именно полевого опыта доктор Андерсон в компании еще нескольких врачей из приемного отделения занимается самой ответственной и сложной частью работы: сортировкой поступающих больных, ведь согласно самой банальной статистике, отличающейся особой жестокостью за счет своей безэмоциональности, лечить в стационарных условиях стоит больных лишь в состоянии средней тяжести. С легкими больными справится и младший медицинский персонал, чтобы не нагружать лишний раз врачей, а на тяжелых нерационально тратить ресурсы, коих и без того наблюдается ограниченное количество. Система здравоохранения не была готова к столь массовой атаке со стороны вируса. Никто не был готов.
Впрочем, во всем этом хаосе, из-за чего каждый последующий день напоминал кошмарную версию дня прошедшего, есть небольшой плюс [ Филипп в принципе старается во всем искать позитив — это его способ справляться с тяжестью выдающихся смен ]: никто не зацикливается на том, чтобы соблюдать регламент по переработкам, и значит, что никто не выгоняет его, потому что и без того провел слишком много времени на работе. Можно спать вместе с остальными уставшими коллегами в ординаторских и в принципе, где придется. Только если большинство не возвращались домой, чтобы не заразить родственников, то Андерсону просто не к кому было возвращаться. Да и намного полезнее он был здесь, на передовой.
Наконец, улучив момент небольшого затишья, решает сходить в "зеленую зону", чтобы поесть, умыться, сходить в туалет и просто немного посидеть, прежде чем снова ринуться в бой с новыми силами. "Зеленая зона" по сути представляет собой одну из ординаторских, только на этот раз больше заваленную разнообразными документами, тоже требующими внимания. Увы, но в современном мире даже пандемия не отменяет бюрократию. Черт, да даже военные действия не отменяли бюрократию в то время, когда он еще разбирался с их медицинскими последствиями прямо на месте.
В помещении непривычно пусто, не считая молоденькой девушки, стоящей возле рабочего стола и закрывающей лицо руками. Филипп смотрит на нее с легкой тревогой, но пока решает не трогать ее и ничего не комментировать: все они здесь находятся под воздействием сильнейшего стресса, и каждый справляется с ним по-разному. Просто как можно тише подходит к своему столу, возле которого на полу валяется большая тренировочная сумка, и достает оттуда бутылку воды. Жадно пьет, потирает заднюю часть шеи и потягивается, снова бросая тревожный взгляд на коллегу. Засовывает руки в карманы хирургического костюма, который, пожалуй, стоит сменить, прежде чем вернуться обратно в "красную зону". В кармане привычно шуршит упаковка от леденцов.
— Хотите конфетку? — как можно непринужденнее спрашивает девушку, отходя к окну и открывая его. Стоит некоторое время возле, наслаждаясь тем, как свежий ветер обдувает лицо и ласково ерошит взмокшие волосы. — У меня есть вишневые и яблочные. Вам какие больше нравятся? Я вот больше лимонные люблю, но они как назло закончились, а сходить в магазин времени особенно и нет, — говорит, казалось бы, полную бессмыслицу, но на самом деле просто хочет хоть как-то ее отвлечь. Может это поможет. Ему помогает.
[NIC]Philip Anderson[/NIC][STA]we`re doomed | not saved[/STA][AVA]https://i.imgur.com/nney1Oy.png[/AVA][LZ1]ФИЛИПП АНДЕРСОН, 37 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Св. Патрика[/LZ1][SGN] WITH PATIENCE AND ENDURANCE
https://imgur.com/PXRmwwL.gif https://imgur.com/A9eZJcS.gif https://imgur.com/Q4dYvlD.gif
I COULD RESHAPE THE WORLD
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » let me out


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно