внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » и под ребрами что-то засядет внутри


и под ребрами что-то засядет внутри

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

https://imgur.com/5qAN6Vb.gif

Richard Gray

&

Lorrein Mitchell

май 2021. Сакраменто.

и не вытравить это, хоть как ты ни бейся.
я хочу тебя слышу.
всегда.
говори.
как же ты меня бесишь.

[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Uvl3CzB.gif[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1

2

пальцы с чуть пожелтевшими от табака подушечками вертят зажигалку. зажигалка дешевая, пластиковая, купленная в магазинчике у заправки вместе с блоком winston classic, небрежно лежащего на заднем сидении, раскрытого неаккуратно и явно нервно. ричард сидит за рулем припаркованного на обочине видавшего виды форда из проката с обивкой, пропахшей табаком настолько, что ни одна химчистка не способна вытравить запах. его устраивает. ему в принципе нравятся такие машины: они не привлекают внимания, на них не задерживается взгляд, а значит, никто не обращает внимания и на водителя. в уголке губ зажата сигарета, и пепельница, в роли которой выступает пустой стаканчик из-под кофе в подстаканнике у коробки передач, практически полная. пепел сбрасывает за окно, не обращая внимания, если вдруг тот падает внутрь салона. мусолит давно распечатанный отчет с истрепанными уголками страниц, выдающими явсток использование, как и следы от пепла, виски и кофе. агент грей снова и снова читает строки, давно выученные наизусть, словно очередной прочтение способно дать ответы на все вопросы. ответов нет. в раздражении сжимает сигарету так, что ты ломается. небрежно запихивает остатки в стаканчик из-под кофе. в чем смысл быть специальным федеральным агентом, если все равно не можешь поймать какого-то жалкого маньяка, не способного убивать тихо, а не становясь главным героем всех возможных новостей?! в чем смысл работать в бюро, если их ресурсов недостаточно для поимки одного чертово ублюдка?
отчет профессионален и изобилует терминами_тезисами наподобие "гастролер", "аккуратность, граничащая с патологией", "возможно испытывает чувство вины", "насилие в детстве", от которых нет никакого прока, потому что в морге лежит очередная мертвая девушка без головы, впрочем, аккуратно приставленной обратно на место. [ или нет никакого прока от него самого? ] грей чертыхается и лезет за очередной сигаретой, на этот раз цепляясь взглядом за имя профайлера. лорейн митчелл. за год знакомства они не видятся ни разу, общаясь исключительно по телефону или с помощью электронной почты. за шесть месяцев она решает, что очередной серийный убийца с проблемами с эрекцией и детством ей не интересен, отказываясь продолжать работать совместно с фбр.
за шесть месяцев кукольник из огайо добирается в своих изысканиях до калифорнии, сокращая время между убийствами с пары месяцев до одного. очевидная регрессия настораживает. грею вовсе не нужен еще один труп через четыре недели, потому что убийца почувствовал свою безнаказанность и, наконец, распробовал полноценный кайф от процесса. той девушке в морге всего шестнадцать. его дочери могло бы исполниться шестнадцать в этом году.
отчаяние пропитывает каждый нерв, и без того хищные черты лица будто заостряются еще сильнее. ему нужно добраться до этой мрази, чтобы разобраться с ней лично. за каждую убитую девушку, точно каждая из них — его дочь. ему н у ж н о. ричард делает глубокий вдох и приглаживает ладонью растрепанные волосы, который давно надо подстричь, но все не до этого. смотрит на отражение в зеркале заднего вида: под глазами залегают глубокие тени недосыпа, а мелкие капилляры вокруг радужки лопнули. зрелище явно не надо десятку. он пытался утром добраться до митчелл, однако ему никто не открыл дверь большого, явно недешевого дома, пусть кто-то и был внутри: видел неясный силуэт в окне, будто наблюдающий за ним. возможно, это была сама лорейн, но тогда ей стоит понять, что он не собирается так просто отступать. это совершенно точно не в его стиле.
докурив сигарету, выходит из машины, небрежно запихивая отчет в такую же потрепанную папку с символом фбр на картонной обложке. оставляет пиджак в машине: в сакраменто и без того жарко, не особо заботясь о том, что агенты фбр должны выглядеть презентабельно. хватит и белой рубашки с расстегнутыми верхними пуговицами с портупеей с кобурой поверх, где ожидает своего момента верный glock 22. не видит смысла скрывать оружие. не видит смысла играться в доброго милого парня. да и что уж скрывать: не похож он на доброго и милого парня. не с его резкими чертами и орлиным носом, крылья которого раздраженно расширяются. в этот раз он не уйдет, пока ему не откроют.
запихивает папку под мышку, отпинывает камешки носками ботинок, пока идет под подъездной дорожке к входной двери, в которую стучит громко и, признаться, абсолютно бесцеремонно. вечер вступает в свои права, у полиции нет ничего — даже результатов вскрытия [ труп нашли только утром, и ричард приезжает из другого штата сразу же ], а потому их парня нужно ловить по горячим следам.
— мисс митчелл, откройте, пожалуйста. это специальный агент ричард грей, мы с вами общались насчет одного дела. мне нужно снова с вами поговорить. это очень важно, — громогласно заявляет, снова стуча. и снова. и снова. их убийца уже набил руку: отрезает головы ровнее и аккуратнее. он оттачивает технику, прячась в тенях, не оставляя следов, и грею нужно что-то большее, чем несколько листов, прочитанные бесчетное количество раз. должно быть что-то еще. и это что-то она ему даст, даже если не захочет. 
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Uvl3CzB.gif[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1

3

ты сидишь на диване, поджав под себя ноги, поглаживаешь по голове лайта пальцами, с зажатой между ними сигаретой, ногтем перебирая жёсткую короткую шерсть на носу. от этого он млеет, а ты слабо улыбаешься. посмотришь на тебя и первый взгляд скажет, что ты устала. снова не выспалась, ходила во сне, не вставая с кровати, заваривала чай с закрытыми глазами в шерстяных носках, гармошкой вокруг лодыжки. все это будет лишь полуправдой.

затягиваешься, лайт поднимает голову, в его взгляде нет вопроса, нет требования, чтобы ты вернулась к своему занятию, скорее - обеспокоенность.

- не волнуйся о нем, - откидываешься на спинку дивана, струйка дыма в потолок, вытягиваешь босые ноги, обнимая ими пса - твоего единственного друга. он только проводит шершавым языком по твоей ступне, заставляя улыбнуться. тебе не щекотно, твои рецепторы спят. - но он не уйдёт, удивительно высокий уровень настойчивости плюс негодование зашкаливает, - касаешься пальцами виска. скоро у тебя начнёт болеть голова, нужно заварить чай.
ты бросила то дело, а бросив, ты не возвращаешься. в этом нет смысла. тебе уже не интересно, всю нужную информацию ты предоставила. зачем атаковать твой email.

- агент грей, - облако дыма сьедает твои слова одно за другим. смена тактики, сократившийся период между убийствами, нехарактерные позы жертв, что он там ещё принёс. выдыхаешь. тебе ведь должно льстить, даже фбр не справляется без лоррейн митчелл. все их эксперты умыли руки? разве ты не дала им все зацепки? ты работала на них, согласившись предоставить свою голову со своими мозгами, которые увы не вложишь ни в одну из голов ни одного из агентов. в том числе и того, что околачивается возле твоего дома с самого утра. тебе не нравится слово агент, какое-то оно не живое. коробит, режет по ушам.

давно надо было обнести дом забором и поставить железные ворота, так было бы проще, он сейчас был бы дальше и не давил бы тебе на и так больную голову. трёшь виски, сползаешь с дивана и идёшь в свой кабинет. нехотя открываешь старые файлы, ты уже сбросила их в архив. ничего не удаляешь, но прячешь подальше без всякого умысла вернуться. ты не возвращаешься к тому, от чего отказалась, тем более, сталкиваясь с такой настырностью. ты должна захотеть этого сама, зацепиться на незаметный болтающийся на одном гвозде крючок вот-вот готовый упасть прямо тебе под ноги, рискуя наступить на него босой холодной ступней.

он тебя раздражает. ричард грей. кажется ричард. делаешь вид, что не помнишь имени. эта информация лишняя. а ты отметаешь все лишнее, как залетевшие со внутреннего двора сухие листья. ты скучаешь по осени. осенью всегда случается что-то, чем тебя можно удивить.

шесть месяцев, включая осенние. он ускорился, он слишком много следит, смеётся над ними, красуется на разворотах газет. щёлкаешь пальцем по мышке, фильтр уже горячий, делаешь последнюю затяжку, бросаешь бычок в пепельницу, захлопнув металлическую крышку, шуршишь оберткой мятного леденца. ноги замёрзли.
открываешь сайты, один за другим, почтовый ящик, только пару последних писем. натыкаешься на фото с места преступления, давность - месяц. с треском раскусываешь леденец.

ты уже добился славы…это просто игра, увлекательная грубая игра. только противник слабоват.

стук в дверь мог бы стать неожиданностью, если бы ты весь день не ощущала чужое присутствие. ему плевать на нюансы твоей работы, он не удосужился изучить даже то немногое, что есть о тебе в тонкой папке во втором ящике стола, закрытом на ключ в кабинете одного из его босов. захотел бы - сделал, верно? агент, как ярлык, царапающий шею за воротником его белой рубашки. отчаянная жажда поймать маньяка затмевает все остальное, раздражение, мысли о собственной несостоятельности прячут детали в тень, он становится слепым. и ты - как тот крючок на одном гвозде под ногами.

стук повторяется.
ты вытаскиваешь из пачки ещё одну сигарету, надеваешь тяжелые ботинки с развязанными шнурками, кутаешься в накинутый на плечи свитер, поверх клетчатой рубашки больше тебя на два размера. у тебя в доме всегда холодно, это важный момент, необходимый для работы и отдыха, для всего.

- не волнуйся о нем, - повторяешь для лайта, который не отходит от тебя ни на шаг. приоткрываешь дверь, от лица специального агента тебя отделяет только тонкая цепочка. чиркаешь зажигалкой, прикуриваешь.

- позвольте мне решить важно это или нет, грей, - ты намеренно опускаешь "агент", оно тебе решительно не нравится. и ярлык на рубашке стоило бы оторвать, наверняка уже натер кожу до красноты.

- сбавьте градус раздражения и нетерпения и тогда я возможно впущу вас. выдохните, ричард, посчитайте от одного до десяти и обратно. я подожду, - ты не закрываешь дверь, только прислоняешься к стене, прикрываешь глаза и делаешь ещё одну затяжку.
один, два, три….

[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/SKbabod.gif[/AVA]
[SGN]Smog[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

4

это как непрекращающийся зуд. гистамин, заполняющий каждую клеточку, отчего хочется разодрать ногтями кожу на кровавые клочки в попытке достичь хотя бы сиюминутного удовлетворения и покоя. но ему нет покоя, как нет покоя грешникам и проклятым — он один из них, по какую бы сторону баррикад не стоял. напоминая себе же о том, кем является на самом деле, когда смотрит на тускло блестящий значок федерального агента. символ правосудия и справедливости, закона и порядка: ричард валяет его в грязи и крови, а после небрежно вытирает, не заботясь о том, чтобы вычистить каждое углубление в гравировке. обычно федералы другие: более лощеные, вымуштрованные, несущие с гордостью знамя федерального бюро расследований — это выглядит нелепо и глупо, особенно когда дело касается отдела насильственных смертей. после парочки особо зверски убитый трупов становится не до показушых улыбок. после еще парочки перестаешь идеализировать работу [ которую он не идеализировал никогда ].
грей старается быть хотя бы сейчас сделать вид, что он тоже один из этих правильных и блестящих, как начищенный цент, агентов, которых можно пачками собирать на выпуске из куантико, но раздражение выплескивается из него девятым валом. силится улыбнуться, когда слышит, как поворачивается с тихим металлическим звуком дверной замок, да только на лице точно проявляется звериный оскал. он не дипломат, а охотничий пес [ да и то грош ему цена, раз не может выследить свою добычу ]. вот только дверь открывается не полностью: в возникшей щели можно увидеть натянутую цепочку, нетерпеливо_настороженную морду пса и молодую женщину, смотрящую на него с какой-то практически издевательской ленностью. лорейн митчелл медленно прикуривает и предлагает досчитать до десяти, словно ее совершенно не волнует ни очередной труп, ни труп потенциальный. впрочем, это дело и так не волнует ее несколько месяцев: с тех пор, как швыряет им в лицо итоговый отчет и теряет интерес к дальнейшему сотрудничеству. это тоже раздражает. ричард сжимает кулаки, и ногти неприятно вжимаются в ладони. вот только у нее есть цепочка на двери, потенциальная полезность и чертова собака, тогда как у него нет ничерта — даже права находиться здесь и докучать ей, словно какой-то буйно помешанный. она владеет положением — они оба об этом прекрасно знают.
ричард делает намеренно глубокий вдох гулкий и шумный, а потом так же показательно выдыхает, прикрывая светло-серые глаза, вечно кажущиеся то голубыми, то зеленоватыми в зависимости от освещения.  от действия никакой практической пользы, однако ему необходимо убедить ее в том, что он не настолько нестабилен, насколько может показаться, даже если толком не спал ночью, а все утро в самолете потратил на повторное изучение файлов дела. даже если на самом деле он нестабилен, как нестабилен людей человек, однажды решивший, что чья-то смерть способна сделать этот день лучше. — простите, мисс митчелл, это дело буквально сводит меня с ума, — виновато тупит взор, а после улыбается кротко и будто извиняется кривовато поднимающимися уголками губ, смотря на нее исподлобья. ему не хочется вести себя подобным образом. ему хочется выбить дверь, потому что какая-то хлипкая цепочка так себе преграда, но это лишь еще больше настроит ее против него. это в принципе окончательно заставит его выглядеть психом. [ будто еще не ].
отсчитывает про себя вдохи и выдохи. снова дышит шумно, мол, посмотрите, лорейн, какой я хороший мальчик, и даже пальцы почти не дрожат. я справляюсь и не представляю угрозы [ не для вас ]. говорит тише и спокойней, вот только рычащие звуки все равно выходят будто бы звонче. хищник, чующий кровь, но пока не понимающий, откуда этот запах приносит ветер. — я знаю, что вам не интересно это дело, как не интересны мои проблемы или то, почему я все еще не смог поймать убийцу, несмотря на всю оказанную вами помощь, однако обстоятельства несколько изменились, и мне больше не к кому обратиться, — проводит ладонью по волосам, зачесывая их назад, чтобы не лезли в глаза, и на острых скулах ходят желваки. снова вспоминает тело под яркими бестеневыми лампами на столе для вскрытия. его дочери тоже могло быть исполниться шестнадцать в этом году.
— сегодня нашли новый труп. здесь, в сакраменто. а едва прошел месяц с предыдущего убийства. мне кажется, что методы работы убийцы меняются. словно он эволюционирует или просто, наконец, распробовал сам процесс. он смелеет. оставил труп в парке, в людном месте, так что его быстро обнаружили. и у меня по-прежнему нет зацепок, а я ведь обязан найти его, понимаете? — снова делает глубокий вдох, вытаскивает потрепанный отчет из папки и показывает ей прямо через щель, чтобы наверняка узнала свои же собственные слова. — никто, как вы, не знаете этого ублюдка. вы сделали его первую характеристику. вы изучали его, когда он только начинал. пожалуйста, уделите мне немного времени. может, вы найдете что-то, что упускаю я. что-то новое, раз убийца сам меняется. можете даже не впускать меня в дом: я просто отдам нужные документы через щель и подожду тут, — облизывает губы и смотрит внезапно прямо и жестко. по светлой радужке словно пробегает тень яростной решимости. — я должен заставить этого мерзавца пожалеть о том, что он сделал, понимаете, лорейн? и только вы можете показать мне, что я упускаю из виду.
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Uvl3CzB.gif[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1

5

тебе всегда нравилось наблюдать, как поставленная, навязчивая, сверлящая мозг, зудящая во всем теле цель, способна заставить человека себя ломать. как он сдерживает все, что так жаждет из него вырваться, как он говорит совсем не то, что секунду назад готово было сорваться с языка, как его дрожащие руки не сжимаются в кулаки, а голос…о, голос ричарда грея очень забавно меняет интонации, напускное спокойствие ему не идёт. если сейчас прикоснуться к его груди, ты почувствуешь дрожь, а если прижать палец к запястью, учащенный пульс выдаст все то же раздражение, что и пару минут назад, когда он стучал в твою дверь. твои веки подрагивают, ты считаешь. его выдохи, свои затяжки.

- вам стало легче, когда вы это произнесли?- ты говоришь тихо и медленно, словно только что проснулась и тебе лень ворочать языком. - когда дело сводит с ума - это плохой признак. может вам тоже стоило его оставить? хотя бы на время, - поворачиваешься, гладишь лайта, сжимая холку, будто массируешь его, успокаивая. он бы не стоял так близко к тебе, как ещё одна /более надежная, чем цепочка/ преграда между тобой и ричардом греем, если бы не чувствовал опасность.

- можете не отвечать. ответ написан у вас на лбу, - складываешь руки на груди, дым от зажатой в углу губ сигареты выплывает на улицу. грей тоже курит, определить этого не составляет труда.

- вы меня совсем не слушаете, я просила успокоиться, а вы все делаете наоборот. даже если я решу вас впустить, этого не позволит моя собака, он чувствует вашу нервозность, - не так уж много агентов ты видела, больше копов, ответственных исполнителей, на деле не являвшихся таковыми ни на йоту. копы не воспринимали тебя всерьёз, посмеиваясь, отпуская сальные шутки в спину, они разве что заставляли чуть свести лопатки, вытягивая шею и бросить короткий взгляд через плечо. подобные реакции тебя уже давно не трогают. но вернёмся к грею, теперь ты смотришь прямо на него, вместе с желваками гуляешь по его скулам.

злость и отчаяние. однако, все запущено. сейчас в нем меньше типичных черт агента фбр, чем в тебе. ему нужен психолог, а не криминальный аналитик. и говорит он слишком быстро, ты так не работаешь. впрочем, этого он тоже не постарался узнать.

- тише, лайт, - опускаешься чуть ниже, чтобы провести по шерсти пса, не сводя глаз с грея. ему кажется, у него нет зацепок. он сходит с ума. слишком много отвлекающих моментов, эмоций. они мешают, они как вихрь, как сыть, вызывающая чесотку, когда тебе сложно мыслить здраво, видеть только факты. тебе они тоже мешают - его эмоции.
труп нашли сегодня. облизываешь губы, сминая фильтр пальцами, большим и указательным. ладно, допустим тебе немного интересно посмотреть на фото, почитать отчёт криминалистов. свой ты уже видела, демонстрировать не обязательно, ты помнишь все, что в него внесла.

"я обязан его найти" - интонации, ты ловишь их, как тонкий едва заметный аромат брусничного чая. это не похоже на банальное желание исполнить профессиональный долг, здесь что-то другое. вот почему ричард грей не похож на агента, он живой, и этого пульсирующего трепещущего живого в нем слишком много.
на слове "ублюдок" ты поднимаешь бровь.

- осторожнее, агент грей, я могу подумать, что у вас есть личные мотивы, - обращением ты намеренно возвращаешь его к профессиональному статусу, напоминаешь о нем, не прикасаясь к папке, маячащий в приоткрытой двери. встречаешь резкий взгляд с почти скучающим спокойствием, но это не значит, что ты не замечаешь его жесткости. преступник для агента должен быть обезличен, есть маньяк, есть жертва. это всё. холодность суждений - основа. и этой основы у грея больше нет. если бы он знал имя он бы уже ни один раз произнёс его, а за неимением, он клеймит преступника бранью. тебе это не нравится, ты не уверена, что даже в случае, если ты увидишь ниточки, он будет в состоянии медленно потянуть за них, а не резко дернуть, обрубая концы.

ему так важно, чтобы ты поняла его намерения или это лишь ещё одно проявление отчаяния - "понимаете, понимаете, лорейн?" нет, пока ты не понимаешь. но это может быть увлекательно. залезть в дебри, найти и всколыхнуть живое, по локоть в бушующую внутри ричарда грея лаву, дав крошечный намёк, что ты попалась на крючок.

- хорошо, давайте папку, - ты протягиваешь руку, забираешь бумаги, но не уходишь. - перекурите, ричард. на крыльце есть невероятно удобное кресло, закройте глаза и хотя бы на пару минут уведите мысли в сторону от этого дела. если откиньтесь на спинку и поднимите глаза вверх, сможете заметить интересный узор на крыше, он здесь очень давно, похоже на какие-то символы, а может быть и вовсе не значит ничего, - уголок губ чуть тянется вверх, это даже не улыбка, скорее показатель легкой заинтересованности.

- я заварю чай, бумаги посмотрим вместе, - поднимаешь руку, чтобы закатать рукав рубашки и посмотреть на часы. - через восемь минут постучите снова и…ваше оружие, - киваешь на кобуру. - придётся оставить за дверью, под лестницей есть ящик, можете оставить там, но не думаю, что кто-то ещё решит наведаться ко мне сегодня, так что на кресле ему тоже будет вполне комфортно дожидаться вас, - закрываешь дверь и неспешно направляешься на кухню.

чтобы завариться до нужной консистенции и вкуса хорошему чаю потребуется не меньше двадцати минут, за это время грей успеет рассказать тебе все, что думает об убийце на данный момент, пока ты будешь листать материалы дела, а потом он выпьет чашку чая и вы разберёте его рассказ на детали, примерно с той же тщательностью, как маньяк делает надрез за надрезом на теле очередной жертвы так, чтобы агент фбр, курящий сейчас в твоём любимом кресле, был уверен, что ему не оставили ни одной зацепки.

через восемь минут ты открываешь дверь, не дожидаясь стука.

- проходите в гостиную, садитесь куда вам нравится и скажите для начала, почему вас так задевает это дело?
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/SKbabod.gif[/AVA]
[SGN]Smog[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

6

наверное, не будь он настолько усталым, вымотанным бессонницей и бессмысленным бегом по кругу из бюрократии и попыток ухватиться за рассеивающийся в воздухе силуэт словно бы неуловимого преступника, ричард мог бы заставить себя выглядеть более подобающе. подобающе федеральному агенту. подобающе опытному следаку. подобающе нормальному человеку. но это дело действительно выматывает его, точно затянувшийся марафон, который обязан закончить, даже если замертво упадет на землю, едва грудь коснется финишной ленты. митчелл смотрит на него так, будто что-то подозревает, и даже с этим не получится сделать ничего. насколько криминальный психолог, читающий души хищников, может прочесть душу охотника? впрочем, это не так важно, если она даст ему ответы, которые необходимы.
лорейн просит остаться на крыльце и отдать папку с материалами дела. все козыри у нее на руках, и грей лишь податливо кивает, соглашаясь. ему не нравится идея оставлять оружие здесь: когда верный glock под рукой, ощущение безопасности становится более выраженным, но и на это вынужденно кивает. китайский болванчик или одна из тех идиотских игрушек, которые так любят ставить на приборную панель дальнобойщики. да, он нервозен и это мешает. да, в нем слишком много кофеина и желания свернуть этой сволочи шею голыми руками. нет, он не может оставить это дело. это его дело. только его. но митчелл и так все понимает [ понимает ведь? ], а потому просто тихим шелестом с губ срывается краткое: "спасибо", когда смотрит на закрывающуюся перед носом дверь. восемь минут. отсчет пошел. до взрыва осталось...
чтобы убить время и парочку новых альвеол в легких достает сигарету прямо губами из пачки. дешевая зажигалка несколько раз чиркает вхолостую, прежде чем выдает искру. ричард снова зачесывает назад волосы одним монолитным протяжным движением, все же садясь в предложенное кресло. узоры на крыше и правда просматриваются, вот только ему совершенно не хочется знать их значений. это ведь наверняка как с тестом роршаха: все, что ты видишь, может выдать внутреннего монстра. грей и так видит своего каждый день в отражении на глубине зрачков: темное пламя, в котором однажды суждено сгореть и ему — не питает наивных иллюзий касательно собственной судьбы. возможно он давно уже мертв, но почему-то продолжает существовать [ хочется верить, что ради особенной цели, представляющей гораздо большее, чем он сам ].
она открывает дверь за пару секунд до взрыва, как в банальном сюжетном повороте третьесортного боевика. ричард уже ждет, слизывая с губ эфемерный привкус никотина. кобура пуста, и от этого чувствует себя голым. такова ли цена за новую информацию? за одну спокойную ночь, напоенную осознанием того, что очередной человеческий выродок больше никому не причинит вреда? [ он готов заплатить любую цену ]. в доме ощутимо прохладно, и от неожиданной смены температуры по коже пробегают мурашки, но в целом ему нравится. кондиционер в машине работает с перебоями, на улице типично калифорнийское жаркое солнце, отчего плавятся внутренности, медленно закипая. выбирает кресло, чтобы сесть, борясь с желанием закинуть ногу на ногу, закрываясь. они здесь ради убийцы, ради шести мертвых девочек, ради еще не_убитых девочек, а не ради него. кажется, митчелл думает иначе, задавая совсем не те вопросы.
разве оно не должно задевать? — кратко вскидывает в удивлении брови, встречаясь с абсолютно абсурдным, по его мнению, вопросом. почему оно его задевает? больше бы хотел узнать, почему оно не задевает ее, раз так просто отказалась от дальнейших попыток помочь в поисках этой сволочи. однако подобные комментарии лучше оставить при себе, и грей оставляет, давясь невысказанным вслух буквами, заменяя их другими. — где-то там ходит человек, решивший, что будет отличной идеей убивать, насиловать и издеваться над трупами бедных девушек. так не должно быть. кому-то нужно это исправить, и раз уж это дело распределили мне, то и исправлять это мне, — сидит ровно, но чуть наклонившись вперед, точно подаваясь корпусом ближе к собеседнице. упирается ладонями в колени и все же скрещивает пальцы в замок. — только справляюсь с этим пока что так себе, потому что я здесь, а он продолжает гулять на свободе. возможно думает о том, какой будет его следующая жертва, которую мне бы очень не хотелось ему преподносить, — говорит с легким оттенком горечи и разочарования в самом себе: стоит приложить больше усилий, чтобы покончить с творящимся беспределом раз и навсегда. она пока что усилия прикладывать очевидно не хочет. на скуле снова играет желвака, и ричард с усилием заставляет ее расслабиться. не здесь и не сейчас. потерять контроль можно будет исключительно в другом месте.
— у меня нет полноценных криминалистических и судебно-медицинских отчетов по последней девушке, но предварительно он все еще чрезвычайно скрупулезен в том, что касается улик или любых следов. даже если однажды он заиграется, окончательно уверовав в собственное превосходство, подарив нам какую-нибудь зацепку, сколько еще девушек погибнет до этого момента? не хотелось бы и их смерти вешать на свою совесть. или на чью-то ещё. ведь если можно спасти кого-то невинного, это нужно сделать, — трет ладонями лицо, но это не помогает стереть усталость. ему бы поспать, вот только все равно не сможет заснуть — уже пробовал. остается сидеть и надеяться, что к нему будут благосклонны: лорейн или вселенная — тут как повезет.
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Uvl3CzB.gif[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1

7

ты привычно занимаешь диван, рукава рубашки снова натянуты до середины ладони, одна нога поджата под себя. с одной стороны рядом с тобой лайт, с другой пепельница и мятая пачка сигарет. на коленях закрытая папка. из носика чайника на столе тянется струйка пара, две чашки на блюдцах, на третьем блюдце печенье с шоколадной крошкой и мятное. ты не предлагаешь ричарду чай, ещё не время.

а твой вопрос вызывает новую волну негодования. ты сдерживаешься, чтобы не закатить глаза.

- вы первый год в бюро? полагаю, что нет. и определенно уже сталкивались с подобными делами. каждое задевало вас за живое? не сочтите за бестактность и пусть я покажусь вам бездушной - это всего лишь одна из характеристик, которую мне часто приписывают. благо в досье она не значится. цель фбр - поймать преступника и осудить его по закону. ваша цель несколько иная. но это лишь мое субъективное мнение, на основе нашего пока недолгого общения, - вытряхиваешь из пачки сигарету. - вы можете курить в доме, если хотите, с этим нет проблем, - жаль, что среди бумаг по делу, нет профайла ричарда грея, ты бы хотела взглянуть.

- вы понимаете как это звучит? будто именно вы, специальный агент ричард грей несёте ответственность за череду преступлений, совершенных человеком с нарушенной психикой, проблемами сексуального характера и явными отголосками недостатка внимания. я скажу сейчас банальные вещи, но чтобы поймать маньяка, нужно думать как маньяк, поставить себя на его место. этой сволочи, ублюдка, мерзавца и так далее, как вы его называете. а вы не сможете это сделать в таком состоянии, - открываешь папку, пробегаешь глазами по сухому тексту. именно так, сухо, холодно, только по факту, как по полочкам должно быть и в его голове.

поднимаешь глаза и улыбаешься.

- вот именно, возможно он думает о следующей жертве и вам нужно думать сначала вместе с ним, а потом за него, чтобы оказаться на шаг впереди, а пока в вас слишком много злобы. вы не способны мыслить рационально, ричард, - достаешь из папки фотографию, прищуриваешься, вертишь ее в руке. любопытно. тонкая работа. и ее глаза закрыты, волосы уложены, и это расстояние от среза, широкая ровная линия, словно повязка на шее. кусаешь губы. отсечь голову и потом снова приложить к телу, хмм. вытаскиваешь карандаш из-под диванной подушки, тянешься за блокнотом на полке под журнальным столом, быстро делаешь пометки.

- вы уже повесили ответственность на себя, грей, а теперь словно расплачиваетесь за свои ошибки. смените тактику. я по-прежнему настаиваю - расслабьтесь. вся ваша поза - напряжение. кроме того, я не работаю в спешке, а вы давите своим ожиданием. я не найду вам убийцу за пару минут, - ты говоришь спокойно, делая паузы, одновременно разглядывая фотографии, сравнивая с предыдущими жертвами, на грея ты не смотришь, но невозможно не ощущать его взгляд на себе.

- что вы думаете о его методах? кроме того, что он жестокий ублюдок, режущий девушек. почему именно так, а не иначе? почему теперь он не вырезает им детородные органы, например, что довольно часто делают серийники, а отрезает головы? почему одежда на них грязная и порванная, тело не обмыто, к чему также часто прибегают убийцы, а голова выглядит так аккуратно, словно у манекена на витрине дорогого бутика, почему у нее закрыты глаза? - ты кладешь перед ним фото, указывая на тело, а потом на голову.

- это одна девушка, ричард? если посмотреть со стороны кажется, что тело и голова принадлежат разным людям. если это не так, то ваш убийца хочет показать пример, как могло бы быть или как должно быть, - оставляешь фото на столе, прикуриваешь, переворачивая листы один за другим. - у скурпулезности есть свои изъяны, можно перестараться. в любом случае мне нужен полный отчёт криминалистов. на голове точно можно что-то найти. особенно в волосах, он долго с ними возился, - ты не могла ничего упустить тогда, на лицо явные изменения поведения. что-то произошло за это время, что-то, что повлияло на убийцу, может быть...снова делаешь пометки в блокноте.

- попробуйте чай, грей, он как раз заварился и слегка остыл. это то, что вам сейчас нужно, - мелочи, такие важные мелочи, жесты, выражения глаз, движения пальцев, позы, короткие, доли секунды, когда теряется контроль, усталость берет верх, кажется, что цель маячит так близко, вот она - только схвати, окажись чуть раньше на месте преступления, заставь ошибиться, наследить, допустить промашку, будь умнее, ричард, ты казнишь себя или хочешь казнить его… замираешь с карандашом в руке, буквально на мгновение, пока его пальцы касаются тонкой ручки фарфоровой чашки, а потом ты подносишь кончик карандаша к лицу, закусываешь зубами.

- очень интересно…, - бормочешь себе под нос, резко чиркаешь острым грифелем в блокноте и шумно затягиваешься.

- точное время между убийствами. расстояния между городами, время смерти. время когда он там ее оставил. в тот момент там могли быть люди и кто именно бывает в парке в это время? надо понять на какую аудиторию он рассчитывает. у каждого маньяка она своя. конечно бывают те, кто метит выше, но не этот. не думаю, что он политичен или регилиозен. тут что-то другое, - стучишь карандашом по бумаге, одновременно скидывая пепел в пепельницу. сама ты не прикасаешься к чаю. ждёшь когда он совсем остынет.

- у вас были подозреваемые, ричард? он убивает уже давно, так что наверняка были. я должна знать кто и почему именно они, - интересно сколько часов он  спал и спал ли вообще, может быть дремал на заднем сиденье своей машины или в самолете перехватил от силы час и то - беспокойный, с бессвязными рваными снами. агент грей. ты бы сказала, - нестабилен.

- послушайтесь, ричард, я тоже не хочу, чтобы убийства повторялись. вы третий, кого я впускаю в свой дом и это что-то да значит, верно? но спешить нельзя. этим мы его только позабавим. к сожалению, ваш убийца не тот человек, который хочет, чтобы его поймали. и да, грей, он всего лишь человек, значит и ты и я можем понять его мотивы всего лишь поменявшись местами. но сначала, вам нужно выспаться, - ты снова пишешь что-то в блокнот или просто ставишь галочки рядом с уже написанной фразой. это знаешь только ты.

- где вы остановились?
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/SKbabod.gif[/AVA]
[SGN]Smog[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психолог
[/LZ1]

+1

8

расслабиться. она предлагает ему расслабиться. р а с с л а б и т ь с я. словно в его голове есть какой-то переключатель, способный менять эмоции, потому что так нужно. словно он сам не понимает, что из-за того, насколько сильна эмоциональная буря, в штормовых волнах которой практически захлебывается, очевидно упускает какие-то детали. черт побери, да он приходит сюда, к ней, потому что отлично отдает отчет в собственной слепоте касательно некоторых аспектов личности убийцы. потому что отлично отдает отчет в том, что каждый убийца, в которого он всматривается, может оказаться той самой бездной, смотрящей в ответ [ ему пока более чем достаточно персональной бездны ].
— моя ответственность в том, что спустя год бесплодных поисков бюро не заинтересовано в том, чтобы кидать все силы на поимку одного-единственного маньяка, пока по всей стране подобных разгуливает с десяток, — возможно, получается грубо и совершенно невежливо. ха. пусть его за это укусит собака, наблюдающая за ним с подозрительностью. грей все равно ведет себя напряженно и не_расслабленно, но ричарду, поддающемуся краткому, однако мощному, эмоциональному порыву, как-то плевать. он тянется за своими сигаретами, чтобы уже расслабиться. или чего там от него ожидают? помимо отстраненной канцелярской хладнокровности, с которой, судя по всему, митчелл намного привычнее работать. — но, думаю, все же моя ответственность — только моя, — смотрит остро и колко, как оберегая личные границы. точно говоря: "я и так пришел молить о помощи, осознавая лимиты своих способностей, так что вам еще нужно?". затягивается в первый раз глубоко и нервно, крепко сжимая длинными пальцами сигарету, будто вот-вот та сломается под напором. расслабишься тут, как же.
касается большим пальцем нижней губы, продолжая держать в руке сигарету, и поглаживает подушечкой немного шелушащуюся кожу. — я бы мог предположить, что он закрывает им глаза, потому что не хочет, чтобы на него смотрели. стеснение, потому что у него есть какие-то физические изъяны? или ему кажется, что они есть? или потому что закрытые глаза добавляют образу безмятежности? словно она спит. на лицах жертв никогда не было следов насилия, даже гримас боли, а трупное окоченение использовано для того, чтобы придать нужное выражение. вот только для этого нужно долго руками удерживать мышцы, чтобы не испортить вид. это требует сосредоточенности и хладнокровия, — говорит устало: множество раз прокручивал варианты в голове, проговаривал вслух, когда находился наедине с собой, а вот теперь пересказывает профайлеру, которая смыслит в этом всем гораздо больше его. очередная затяжка. крылья носа хищно раздуваются, когда он глубоко вдыхает.
— показывает, как должно быть... — в задумчивости повторяет ее слова, снова потирая пальцем губу, как делает всегда, когда его мысли начинают разбегаться по голове бесконтрольными тараканами, отчего каждую из ни крайне сложно поймать и сформулировать с точностью. — они все были девушками из хороших полных семей. никаких проблем в школе, приличные оценки. вот только все пропадали с вечеринок или из ночных клубов, куда уходили потусить с друзьями. ему не нравится, когда хорошие девочки ведут себя плохо? грязное тело, но чистая голова. как контраст тому, что их идеальный образ по жизни не настолько идеальный? но тогда он должен какое-то время наблюдать за ними. вряд ли он ловит в клубе кого-то первого попавшегося, — трет пальцами глазами, а после часто моргает, чтобы избавиться от ощущения сухости. кажется, у него были капли для глаз где-то в дорожной сумке. но сейчас тоже не до них.
ему хочется огрызнуться, что ему сейчас нужно поймать убийцу, пока он не уехал из штата осваивать новую территорию, которую бы смог позже пометить очередным обезглавленным трупом, но прикусывает язык. ему совсем не нравится чай — больше любит кофе, однако все равно послушно берет чашку. делает глоток. нет, ему нахрен это не нужно. делает еще глоток и отставляет обратно. сбрасывает пепел в пепельницу на столе, небрежно пачкая в пепле ногти. — мы в первую очередь прошерстили дальнобойщиков, постарались охватить как можно большее количество тех, кто был из приезжих, командированных или просто не местных, кого видели в районе мест, где в последний раз видели жертв или где были найдены тела, но это не дало результатов. все наши подозреваемые: пара менеджеров, которые мотаются по всей стране из филиала в филиал, а так же один водитель фуры. они отметались с каждым новым убийством, потому что их не было в следующем штате, где находили тело. их пасли, у одного даже были подписка о невыезде за территории штата. тупик, — с разочарованием давит окурок в пепельнице, а после откидывается на спинку кресла, все же складывая ногу на ногу. медленно пощипывает кожу на переносице. — друг четвертой жертвы, эллисон маккини, говорил, что видел, как рядом с ней перед тем, как она пропала, крутился какой-то незнакомый мужик. она отошла к барной стойке, чтобы заказать им еще пива по поддельным удостоверениям личности, ведь они все были несовершеннолетние, и с ней болтал белый мужик около тридцати, среднего роста, с темными волосами. но лица тот не разглядел: был пьян и в клубе в принципе было темно. когда эллисон вернулась, то сказала, что он ее клеил, но она его отшила. потом она ушла в туалет и пропала. нашли ее уже мертвой. клуб был с дурной репутацией, ни камер, ничего: слишком часто там толкают дурь, чтобы так просто подставлять своих дилеров ребятам из наркоконтроля после очередной облавы. мы даже не знаем, точно ли это был наш убийца. эллисон уже ничего не расскажет.
прикрывает глаза, снова потирая веки. это нервозность чистой воды: желание постоянно касаться кожи, что-то делать. вид тика. но усталость как рукой снимает, едва лорейн говорит про сон. вздергивается точно собака, услышавшая резкий звук, и смотрит на митчелл недовольно, чуть поджимая и без того тонкие губы. — если хотите, чтобы я оставил вас наедине с мыслями, просто скажите, когда я смогу вернуться, чтобы мы продолжили. мне нужно работать, а не спать: отчеты сами себя не составят, — категорично заявляет, зачесывая назад волосы, с завидным упорством лезущие в глаза. — пока что я остановился в салоне старого форда из службы проката. к вечеру найду какой-нибудь мотель, — небрежно говорит, словно отмахивается от ненужных забот: какая разница, где ночевать? тем более что к убитым комнатам в дешевых мотелях ему не привыкать. в них даже есть особое очарование. — так что, мы можем продолжить?
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Uvl3CzB.gif[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-07-23 07:12:09)

+1

9

ну наконец-то в нем проявилось что-то кроме негодования, злости и отчаяния - эмоции, лишь одна из которых порой может сослужить нам неплохую службу. злость. ты пытаешь определить баланс, положив злость ричарда грея на одну чашу весов и все остальное на другую. один твой глаз прищурен, карандаш плавно перекатывается между пальцами. ты пожимаешь плечами. больше ты не будешь настаивать. теперь тебе более, чем очевидно, что это бесполезно. в конце концов, ты не психолог.

ты слушаешь, не отключаясь от наблюдений за самим ричардом, любое проявление важно. не комментируешь и даже не записываешь, он говорит то, что ты и ожидала услышать. дальнобойщики, гастролеры. ты все это отметаешь. человек, которого так сложно поймать - затворник, одиночка, но скорее вынужденный. сменить тактику его заставила потеря кого-то, кто был важен для него. сейчас ты в этом практически уверена. и он стал злее, изощреннее, убийства показательнее, это как картины, с нужным количеством деталей, элемент за элементом, цепочка, тянущаяся к нему. девушки, связанные друг с другом, в каждую он что-то вложил, смысл. пусть его называют маньяком, неизменно вкладывая в это слово пару-тройку психологических расстройств, он не псих. его действия осознанны, вот только хладнокровие ему порой изменяет, скорее всего в минуты одиночества и чтобы не допускать частых срывов срочно требуется новая жертва.

- возможно все чуть проще, чем мы пытаемся себе представить, ричард. возможно как таковой связи между жертвами и нет или….больше нет, - ты подаёшься вперёд, опуская ноги на пол, один ботинок валяется на полу, в другой ты засовываешь ногу, автоматически, даже не замечая этого. скорее всего ты удивишься, обнаружив себя наполовину в обуви, но это в порядке вещей.

тебе нужна ещё одна сигарета.

- описание как под копирку, стандартное, подходящее к сотням людей. бесполезно. и я не уверена, что это был он. зато…., - упираешься локтями в стол, зажимая в пальцах сигарету. сначала ты смотришь прямо на грея, а потом закрываешь глаза, безошибочно подносишь к губам сигарету и затягиваешься, слыша только собственное дыхание. все вокруг замирает, когда ты погружаешься в оформившийся кокон из мыслей и воображения. … - я могу увидеть его со стороны, как он наблюдает за этой сценой, не броская внешность, но возможно с изъянами, как вы и предполагали, - говоришь медленно полушепотом, с хрипотцой, делая длинные, но частые затяжки.

твои волосы пропитаны табачным дымом.

а нервозность тебе совсем не свойственна, поэтому, открыв глаза, ты наблюдаешь за ее проявлениями у агента фбр и блуждающая улыбка появляется сквозь облако дыма, разорванное твоей ладонью.

- можем продолжить, - его выбор. ещё немного и грей перейдёт ту черту, где усталость и недосып ещё пытаются победить и его мозг заработает в другом направление, обретая новую четкость. ты не ждёшь от него внезапного катарсиса, но ясность определённо придёт. со временем. с тобой невозможно торопиться, ты замедляешь ритм, пока вызывая только раздражение.

- я знаю, что вы боитесь потерять время, но оно не терпит поспешности, - ты смотришь на почти полную чашку чая ричарда и секунду думаешь не предложить ли ему кофе.

- надо поднять все некрологи за последние полгода, сделать запрос в полицейское управление по всем округам, где были найдены жертвы. у меня есть предположение. его нужно проверить, - тушишь сигарету и раскладываешь все бумаги из папки на столе, отодвигая в сторону чайник и чашки. - вот, что я думаю, грей. каждое убийство для него - это как творческий акт, каждая жертва - произведение искусства. он создавал их для кого-то, он дарил их, исключив лишь красивую коробку с атласным бантом. избегая грязи, он тонко наносил каждый штрих, ожидая благодарности и похвалы. как ребёнок, начиная с неловких поделок, он продолжал лепить, постепенно набивая руку, доводя твои творения до идеала. гордясь каждым, он не спешил, выставляя их, как ценные призы на полку, позволяя кому-то любоваться ими и подставляя голову под ласковую ладонь, - словно демонстрируя сказанное, ты опускаешь руку и мягко кладёшь на загривок лайта.

- ему нужно было одобрение, он сотни раз пересматривал сводки новостей, где его награждали многочисленными определениями, мусоля каждое убийство, игнорируя лишь те моменты, где заплаканные родственники отмахиваются от назойливых репортеров. сейчас все иначе, - скользишь взглядом по печатному тексту, своим пометкам в блокноте, фотографиям. - посмотри, теперь он рассчитывает на большую аудиторию. это не просто композиция, это демонстрация казни. это месть, грей. да, он показывает их пороки, те, которыми сам их наделяет при жизни, и одновременно мстит за то, что у него отняли единственного, важного и ценного, идеального и совершенного, того, чей одобрительный кивок и властная ладонь заставляли сотрясаться в благоговейной дрожи. сейчас он опаснее, чем раньше, но в то же время, он ближе. не осознавая этого, он даёт вам шанс, грей. но нужно больше информации, - облизываешь губы и отклоняешься, закидывая ногу на ногу.

- черт, я хочу посмотреть ему в глаза. только он очень редко смотрит прямо, избегая зрительного контакта. и мне ещё интереснее заставить его это сделать. обещайте мне, агент грей, но не будете целиться в сердце. его смерть не принесёт нам никаких разгадок, но спровоцирует появление волны подражателей.

замолкаешь, все с той же улыбкой изучаешь уставшее, но по-прежнему напряженное лицо агента.

- возможно у меня найдётся банка растворимого кофе для вас, - делаешь глоток из своей чашки, облизываешь губы. - однажды вы оцените этот вкус, но явно не сегодня.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/KPOLL3C.png[/AVA]
[SGN]by Rebecca[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психоаналитик
[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-24 13:35:29)

+1

10

точно древний, охотничий инстинкт подстегивает его, бьет по бокам и лицу — хлестко и неизбежно, пока владелец кнута мерзким, тихим, пробирающим до костей и мурашек голосом шепчет на ухо призывы к действию. призывы к убийству. он не может исключить вероятность того, что давно сошел с ума; что где-то лежит в коматозе, подключенный к аппаратам жизнеобеспечения, позабытый для всего мира, позабытый для всех, кому мог быть дорог [ да и остался ли кто-то такой? ]. но даже если и так, то готов к гонке, готов продолжать, пока сам не умрет, потому что давно перешел границу, до которой у него еще оставался шанс сделать хоть что-то со своей нездоровой потребностью, выливающуюся в нервозность и жуткий зуд, свербящий под самой кожей, отдающийся вибрацией внутри костей.
и словно в издевательстве, в противовес неуемной, искрящейся энергии внутри него митчелл поразительно спокойна в каждом медленном, растянутом в мгновении жесте, в выдыхаемом ею сигаретном дыме, в легкой, блуждающей улыбке, почти что дразнящей, как если бы она знала куда больше, чем говорит. как если бы она знала, что творится внутри его многострадальной головы. ричард дергает верхней губой: так волк хочет оскалиться, но после передумывает. делает очередной глубокий вдох.
— да какая уже поспешность, — горько усмехается грей, противясь желанию позволить пальцам бесконтрольно отплясывать чечетку на коленной чашечке, потому что желания совсем не совпадают со словами. он в принципе склонен говорить не все, что думает, чтобы не оказаться на месте тех, кого больше десяти лет ловит. — спешить следовало раньше. гораздо раньше, — факт несостоявшейся поимки распоясавшегося убийцы по-прежнему горчит персональной ответственностью на основании языка — и все больше с каждым движением секундной стрелки.
[indentсмотрит на профайлера все еще внимательно и цепко, точно так может получиться вытащить из нее больше информации, чем та выдает своим размеренным, спокойным тоном. почему ему не мог достаться кто-то поживее? почему посоветовали именно ее, даже не заинтересованную в том, чтобы продолжать следить за расследованием, пока ему лично не пришлось ворваться в ее размеренную жизнь? — у вас будут все данные, которые вам нужны, — без тени сомнений заявляет, зная, что лично вытрясет душу из всех полицейских и газетных архивов, но найдет необходимое, потому что отчаялся настолько, чтобы хвататься за любые соломинки. чтобы хвататься за надежду в то, что эта женщина может оказаться полезной. что она может привести его к убийце.
— и что же вы хотите найти в некрологах ту самую смерть, которая заставила его изменить тактику и манеру поведения? — внимательно выслушав и сделав несколько мысленных пометок о том, чего не было в ранее сделанной версии отчета, которую зачитал буквально до дыр, пожалуй, не собирается жалеть о том, что все-таки проявил упорство, граничащее с наглостью, и заявился на порог этого дома. — судя по юному возрасту жертв, можно предположить, что он потерял дочь или младшую сестру. однако это как-то противоречит вашим словам про властную руку и одобрительный кивок, — задумчиво произносит, стараясь не думать о том, что есть вероятность наличия мертвого ребенка у убийцы [ не хочется проводить таких параллелей с самим собой, потому что рациональная часть рассудка отлично понимает: параллелей будет больше, чем нужно ]. — при словах про одобрение и власть больше предстает родительская фигура: мать или быть может бабушка? вот только тогда не стыкуется возраст. конечно, можно предположить наличие сублимации: например, если его воспитывала пожилая женщина или просто его родили в позднем возрасте, могли возникнуть комплексы в отношении старости родителя, а потому он представляет ее молодой и юной. или, быть может, наоборот он был ребенком, которого родила мать-подросток, но всегда сожалела о его рождении, о чем и говорила ему? и теперь он пытается как-то уберечь от подобной ошибки других молодых девушек, в которых видит свою мать? а потребность в одобрении может произрастать из того, что этого самого одобрения он никогда не получал в детстве. возможно, им не занимались, не уделяли должного внимания, что опять возвращает нас к тому, что он мог быть нежеланным ребенком. в таком случае он мог постоянно пытаться это внимание привлечь, например, хорошими оценками, поведением, своими способностями. словно его могли бы полюбить, будь он хорошим мальчиком. но этого так и не случилось. он никогда не был достаточно хорошим для любви, так что он пошел искать любовь и признание в другом месте, — мысли носятся в голове подобно осам, чье гнездо крайне жестоко и неосторожно разворошили, и ричард едва сдерживает тихий усталый стон, проводя ладонью по подборку и ощущая кожей небольш щетину [ брился вчера, еще до того, как срочно вызвали в сакраменто ].
а после смотрит остро, и на мгновение более хищно, чем без того выглядит благодаря резким чертам лица, едва лорейн говорит о том, что этого человека убивать нельзя. что она хочет понять его. посмотреть в глаза. изучить? в голове проносится шальная, отдающая паникой мысль: она з н а е т. но заставляет инстинкты успокоиться и не выглядеть еще более нервным, чем уже выглядит, однако все равно поджимает и без того тонкие губы. — не думали, что подражатели появятся в любом случае? об этих убийствах говорят везде, а многим людям с нестабильной психикой мало нужно, чтобы сорваться и пойти убивать, — для него нет никакого интереса в убийце, кроме того, чтобы остановить его: жестко и радикально. только так можно быть уверенным, что он не продолжит убивать. — или это именно то, что вас привлекает в таких людях: возможность залезть им в голову и поковыряться? это помогает лучше их понимать? вот только разве они заслуживают того, чтобы их слушали и признавали? сколько таких маньяков припеваючи жили в тюрьмах, пока находились желающие их изучать? но были ли они достойны этого, — дергает плечом, словно выражает крайнюю степень недовольства этим фактом: он бы предпочел видеть каждого из них в петле или с пулей во лбу — компромиссы стоит оставить кому-то с более гибкой моралью или своими научными исследованиями. да, конечно, в федеральном бюро был целый поведенческий отдел, на жаре своего существования занимающийся как раз разговорами с маньяками в тюрьмах, однако по итогу он разбирал психологический портрет очередного серийного убийцы не с ними, а с консультантом со стороны. весьма забавно, если так подумать.
— о, нет, спасибо. думаю, мне в принципе стоит уже уходить: нужно достать некрологи, которые вы просили. и заняться отчетами. может, есть еще какие-то документы, которые вам могут понадобиться для дальнейшей работы? я бы нашел их, а после в следующую нашу встречу принес. вы же не станете в следующий раз заставлять меня быть слишком назойливым, оббивая ваш порог? — коротко ухмыляется, как если бы сказанное им было всего лишь дружелюбной шуткой без каких-либо подтекстов, и порывисто встает на ноги. его не покидает ощущение, что сказал что-то лишнее — очевидно, виной всему усталость, а потому точно нет никаких причин задерживаться. да и отчеты действительно нужно написать. — сообщите, пожалуйста, в какое время завтра вам будет удобнее меня принять. мой номер у вас есть. и спасибо, лорейн. за помощь, — смело смотрит ей в глаза, пока благодарит, и тут же направляется к двери. ладно, сон тоже лишним не будет.
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/zxPDFKa.png[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-07-25 17:40:03)

+1

11

у него удивительный взгляд, не насквозь - в глубину. и ты слукавишь, если скажешь, что он тебя не трогает. страх - очень абстрактное понятие, оно делится на сотни тысяч граней, окрашено во множество оттенков, а ты любишь конкретику, но отголоски, тревожные нотки страха определённо присутствуют в том чувстве, которое вызывает в тебе взгляд ричарда грея. тебе нравится, что он прямой, что он внимательный и цепкий. он тебя слушает, не упуская ни одного слова, ни одной зацепки, которые ты можешь дать. но ему мало. он хочешь содрать кожу и ты обхватываешь себя руками, кутаясь в рубашку и свитер, лайт толкается носом под твоё колено. кивком даёшь понять, что все в порядке.

тебя беспокоит агент грей, он очень тебя беспокоит и ты хочешь понять почему. возможно стоит пожалеть, что впустила его в дом, возможно слишком личное отношение к делу, как это обычно и происходит, только усложнит твою задачу. с другой стороны, - было бы хуже, если бы перед тобой сейчас сидел равнодушный, лишенный всяческих эмоций типичный агент - скучно, бесполезно, потеря времени, никакого азарта, ноль заинтересованности в деле для тебя, вынужденная необходимость - для него. такой человек не стал бы так внимателен к твоим наблюдениям, его слух на был бы так чуток, каждый мускул на его лице не напрягался бы вслед за неслучайно брошенной тобой фразой, да он просто не сидел бы в твоей гостиной. а грей здесь и он сделает все, о чем ты просишь относительно дела, цепляющего его за живое. где эти струны, до которых тебе так хочется дотронуться?

ты улыбаешься, в твоей улыбке одобрение, рассуждая, ты наводишь на возможные ниточки и он цепляется за каждую, ты буквально слышишь шум в его голове, мириады мыслей, сразу несколько вариантов, так или иначе имеющих место быть, но все же некоторые из них ты исключаешь.

- да, хочу найти то самое, жертву не его рук, но ту, что заставила его сорваться и не один раз. и это точно не ребёнок. я думаю, это был человек, заменивший мать. и здесь есть над чем подумать, ричард, - ты сцепляешь руки вместе, тонкие длинные холодные пальцы без колец, коротко аккуратно подстриженные ногти. - да, нежеланный или…может быть не тот, кого ждали. мальчик, - произносишь, не глядя на грея, словно разглядывая тонкий витиеватый узор на чайном блюдце. а потом снова поднимаешь взгляд. почему-то именно в этот момент ты отмечаешь острые черты лица, легкую щетину, цвет его глаз, бледность, схожую с твоей. свою ты объясняешь добровольным затворничеством, на грее сказывается усталость, мало часов сна, изнуряющие не оставляющие ни на секунду мысли о маньяке, забирающем жизни у тех, чьё будущее видится ричарду совсем иным. вопрос вертится на языке, но ты его проглатываешься. не сейчас, ещё не время. ты можешь вызвать ненужную пугающую вспышку. легкая дрожь пробегает по рукам под рукавом рубашки. ты можешь нащупать то, что тебе совсем не понравится.

- думаю мать-подросток может подойти или же полная противоположность - немолодая женщина, которая напротив, долго ждала своего чада и вот над ней поднимают орущего малыша и она видит, что это мальчик. мальчик, грей. а она так хотела девочку. детство стало для него бесконечными пытками, желанием угодить, но он не мог стать тем, кем она хотела. боль, отчаяние, а потом цель - одна только цель - получить прощение и одобрение. но…,- расцепляешь руки, накручиваешь на палец прядь волос. - …почему она одобрила убийства девочек, почему хвалила его за это. вот здесь мы можем предположить, что они были грязными в ее понимании, такие не должны были рождаться, их родители неправильно их воспитали. вот! - быстро сдвигаешься на край дивана. - она считала себя идеальной матерью ещё до рождения ребёнка, она знала, что будет таковой, она готовилась произвести на свет прекрасную совершенную девочку, воспитать ее лучшей из лучших. карта желаний уже была нарисована в ее голове и тут - появляется мальчик. допустим, ещё и с каким-то изъяном, прямо на лице, невозможно не заметить, невозможно не кривиться в лёгком отвращении. мальчик, с которым она не знает, что делать, но и не может отказаться, она ведь идеальная мать. и он, достигая сознательного возраста, с уже изломанной психикой, чувствительный к громким звукам, боящийся прикосновений к себе, он хочет только одного - показать ей свою любовь, показать, что она та самая прекрасная на свете мать, - выдыхаешь, закусываешь губу. - пока все хаотично, но с этим можно работать. а знаете что ещё, ричард, я думаю это был поиск, он искал для неё идеальную дочь. черт возьми, если это так, это будет один из уникальных случаев. и он был близок, когда случилась трагедия. наверняка несчастный случай или случайность. будем делать упор на это, - достаёшь сигарету, закуриваешь.

- спасибо, что рассуждали вместе со мной. пока нет четкости, зато есть основная линия, к которой мы пришли, - постукиваешь пальцами по колену.

- насчёт подражателей я думаю, что в таких случаях их больше. в случаях, когда преступника лишают даже возможности озвучить свою позицию. появляется слишком много альтернативных версий, огромное количество предположений, людей, сочиняющих увлекательные истории, не соответсвующие действительности, но неизменно вызывающие жалость к злодею, а не восхищение смелостью хорошего копа, - ты делаешь вид, что не замечаешь острого взгляда, что не чувствуешь как ему становится сложнее сдержать закипающую ярость. ричард грей считает, что подобные личности достойны лишь смерти. - вы чересчур категоричны, не нужно делить мир на чёрное и белое. мне интересно изучать их психику, вы правы, но это не значит, что я буду принимать и оправдывать. в этом есть польза в любом случае, для предотвращения последующих убийств или для того, чтобы вовремя остановить тех, кто на грани. к сожалению, хороших специалистов крайне мало, - ты не будешь говорить, что ты одна из немногих, при том, что для тебя это очевидный факт.

- хорошо. вам понадобится время, поэтому жду вас завтра в три часа. если не будете успевать, позвоните, - протягиваешь визитку, выуживая ее из страниц блокнота, удерживая губами сигарету, встаёшь и провожаешь грея до двери вместе с лайтом, он держится между вами, не позволяя сократить расстояние. - выспитесь, агент грей, - ухмыляешься, ты не могла вновь не упомянуть про сон.

закрываешься на все замки и цепочку, присаживаешься, чтобы почесать пса за ушами, он щурится от сигаретного дыма, к которому давно привык.

- пора бы нам прогуляться, - отодвигаешь стеклянную дверь во внутренний двор, впуская свежий воздух.
- это было интересно, верно? - задаёшь вопрос, лайт ведёт ухом и фыркает, ты улыбаешься, прислоняясь к косяку, прикрываешь глаза.

перед сном ты просмотришь бумаги ещё раз, прищурившись перед горящим в темноте экраном ноутбука пролистаешь несколько интернет страниц, катая под подушечкой пальца колесико мышки. безусловно, тут ещё о многом нужно подумать, выстроить схему, может быть. нужны новые детали, информация, имена. ты поздно уснёшь, заворачиваясь в одеяло и плед, провалишься в глубокий сон, сновидения придут только под утро. а к трём часам дня, позавтракав омлетом с беконом после полудня, ты выкуришь сигарету, нальёшь себе /только себе/ чёрный крепкий чай с бергамотом и снова откроешь дверь, не дожидаясь стука.

- доброго дня, ричард, - встречаешься взглядом, пытаясь уловить что-то новое в чертах его лица.
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/KPOLL3C.png[/AVA]
[SGN]by Rebecca[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психоаналитик
[/LZ1]

+1

12

неясное предчувствие остается горьким послевкусием крепкого чая на основании языка, когда ричард покидает дом лорейн митчелл, оставляя ей ее же отчет и материалы по делу, которые привозит с собой. словно что-то должно начаться: буря или наоборот солнечное просветление — а может быть и все вместе. словно сейчас переступает границы, к которой даже никогда приближаться не стоило, и это чертовски пугает и манит одновременно. она смотрела на него так изучающе и внимательно, словно они собрались ради его психологического портрета, а не ради поимки преступника, и это плохой знак, но ему нельзя так просто отступать из-за страха быть кем-то разоблаченным [ быть кем-то понятым ]. так что бросает долгий, полный сомнения и невнятных ощущений взгляд на большой дом, прежде чем решительно уходит с территории по подъездной дорожке прямиком к старенькому форду, не желающему заводиться с первого раза — как больной артритом старик, не способный резко встать и сразу начать двигаться.
грей не врет, когда говорит, что у него много дел: отчеты, попытки растрясти судебно-медицинских экспертов хотя бы на предварительное медицинское заключение, снова отчеты, попытки вытрясти из полиции и их архивов как можно больше информации, отчеты... работа в федеральном бюро расследований кажется романтичной и полной приключений только если смотреть на нее с точки зрения очередного детективного сериала, совершенно не отражающего всю тленность насквозь бюрократической юридической системы америки. в полицейском участке ему выделяют небольшую каморку, где есть компьютер, стол, стул и настольная лампа, выдыхая от осознания, что от федерала не будет больших проблем. ричард и правда довольствуется малым, а так же не собирается мешать полиции или в принципе слишком плотно с ними взаимодействовать: только спрашивает, где тут можно найти автомат с кофе да как пройти к архиву, в котором застревает до глубокой ночи, пользуясь властью специального агента только для того, чтобы получить возможность рыться в документах столько, сколько ему нужно, в попытке найти как можно больше информации для митчелл. в его же интересах предоставить для нее максимум документов. она выглядит уже более заинтересованной в их убийце, судя по тому, с какой словоохотливостью разговаривала вчера о нем, а потому стоит хватать быка за рога, пока снова не передумала и не забросила дело, как уже один раз поступила.
выходит из участка, когда время переваливает далеко за полночь, и в нем столько кофе, что кажется, будто анализ крови покажет, что та состоит исключительно из кофеина. перед тем, как заехать на стоянку ближайшего, если верить картам в смартфоне, придорожного мотеля, покупает в круглосуточном супермаркете несколько сэндвичей с индейкой и ветчиной, воду и пару шоколадок. ужинает в затхлой маленькой комнатушке при тусклом свете старой лампы на колченого тумбочке у кровати, где постельное белье пахнет сыростью и застарелым, не отстирываемым потом. усталость валит с ног, и даже не трудится переодеться, когда падает прямо на покрывало и забывается суматошным, прерывистым сном, в котором его руки снова в крови, а он никак не может от нее отмыться: снотворное заканчивается неделю назад, но зайти к старому знакомому психотерапевту за новым рецептом все нет времени. ему в принципе не спится, если не считать тех ночей, то наступают после того, как выполняет свой самый главный долг [ избавляет мир от очередного ублюдка, приносящего только горе и смерть ] — в такие ночи грей спит, как младенец, и никакие сны не запоминаются липкостью очередного не желающего завершаться кошмара.
утро встречает его ноющей болью в затекшей от неудобной позы для сна шее и мрачном расположении духа. выспаться все равно не получается, под глазами залегают все такие же не проходящие темные тени, и ричард моется под контрастным душем, скобля кожу жесткой, дешевой мочалкой до алых полос, чтобы хоть немного привести себя в чувства. тщательно бреется одноразовой бритвой из дорожного набора, небрежно режа кожу, на которой остается след слева, у самой кромки нижней челюсти, — даже не пытается хоть как-то его заклеить. укладывает влажные волосы, зачесывая их назад, а после одевается, не обращая внимание на то, что на брюках нет больше идеально ровных стрелок: не стремится быть самым лучшим и идеальным агентом в бюро, потому что в принципе работает там ради доступа к ресурсам и возможности ездить по всей стране в поисках очередного мерзавца, отличного подходящего для его целей. ему наплевать достаточно, чтобы вдобавок закатать рукава на рубашке, а пиджак даже не доставать из машины. завтракает в какой-то дешевой забегаловке пережаренными тостами с яичницей и прогорклым, крепким кофе, что разливает сонная, толстая официантка в абсурдном кружевном фартуке, натянувшимся у нее на животе.
до того момента, как снова оказывается у дома митчелл, успевает перерыть архив одной из крупных местных газет, с зашкаливающей дотошностью печатая все некрологи, какие только попадаются на глаза, а после едет в бюро судебно-медицинской экспертизы, где так же дотошно записывает каждое слово эксперта, закончившего вскрытие, но еще дожидающегося результатов токсикологических и гистологических анализов. обедает все в той же забегаловке, словно бы получая странное, схожее с мазохизмом, удовольствие от низкосортного качества еды. количество бумаг получается внушительное: грей для этих целей выделяет две коробки, одолженных у полиции, — в одной хранятся данные, полученные из полицейских архивов, а в другой — из газетных. так и держа их на руках, отчего приходится смотреть перед собой как бы сбоку от ноши, вытягивая голову в бок. временно ставит все на порог, чтобы вытащить из кобуры пистолет и уже привычно положить его в указанное место: чужой дом — все еще — чужие правила.
лорейн открывает дверь еще до того, как ричард успевает постучать, и он улыбается, — доброго дня, лорейн, — хотя бы в этот раз не щеголяя щетиной и чрезвычайной нервозностью, пусть что-то внутри него продолжает дрожать и звенеть в нетерпении. смотрит на пса с той же настороженностью, с какой животное изучает его в ответ, и подхватывает коробки, проходя в дом, в ту же гостиную, где уже сидел вчера, занимая все то же место и ставя коробки на пол рядом с собой. проводит ладонью по волосам, уже успевших несколько раз потерять укладку, и кивает в сторону принесенных документов и их копий. — у меня не было времени пристально изучить все это, но я постарался найти все, что может хоть как-то относиться к нашему убийце и человеку, которого он потерял. понимаю, что будет неправильным взваливать изучение всех этих материалов исключительно на вас, так что рискну предложить свою помощь. да и вдвоем быстрее управимся. что скажете? — с этими словами, точно не сомневаясь в том, что она согласится с его предложением [ словно есть хоть какой-то шанс на то, что он рискнет выпустить контроль над этим делом из рук хотя бы на несколько часов, кои могут потребоваться для изучения всей груды притащенной им макулатуры ], убирает с коробок крышки и выставляет их на стол, не обращая внимание на то, что на нем уже стоит чашка с чаем. благо, что одна.
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/zxPDFKa.png[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1

13

он улыбается. и на этой улыбке ты задерживаешь взгляд. казалось бы, ничего особенного, она может быть дежурной, всего лишь приветствие, короткий жест вежливости, машинально, на автомате. но нет. ты воспринимаешь ее иначе, и отвечаешь. с теплотой. воздух вокруг тебя всегда холодный, но предметы, которыми ты себя окружаешь наполнены теплом - мягкий диван с пятью подушками, плюшевый плед, мешковатый свитер, большие шерстяные носки, полосатые гетры, ароматный чай в пузатом чайнике. посмотришь на все это и представишь совсем другую девушку, совсем не тебя. но именно ты создала все это, немного неряшливо, аккуратностью ты не отличаешься, но и гости в твоём доме невиданная редкость, а собственный комфорт важнее всего.

ты сразу отмечаешь, что кобура на поясе грея пуста. этот факт тебе приятен. ты не любишь повторять несколько раз и очень ценишь, когда тебя слушают, уважают и не оспаривают твои правила. хотя, в конкретном случае - это не совсем правило, это твоя просьба. оружие тебя не пугает, но в твоём доме его не будет никогда.

- но вы потратили немало времени, чтобы достать все это, - разглядываешь коробки, не прикасаясь к ним, словно сейчас добыча в руках ричарда и он сам должен ею поделиться. ты, по своему обыкновению, - не торопишься. тебе хочется понять сколько примерно часов он спал, подносишь к губам чашку с чаем и пока делаешь глоток, обхватив ее двумя руками, прищурившись, смотришь, улавливаешь, подковыриваешь, и улыбаешься. свитер закрывает больше половины ладони, поэтому из рукавов торчат только кончики пальцев, одним из них ты постукиваешь по чашке.

грей садится на то же место, что и вчера, это ты тоже одобряешь, как и твой пёс, на этот раз решивший устроиться с другой стороны стола, на месте, где только что стояли коробки. сейчас они водружены на стол и если поставить одну на другую, твоё лицо скроется из поля зрения агента фбр, который изрядно потрудился, удовлетворяя твои потребности. двусмысленно звучит, но тебе нравится.

- мне сегодня приснился сон, - ты продолжаешь слушать и смотреть, в основном слушать, как с характерным звуком коробки лишаются крышек, как грей проводит рукой по волосам, как дышит лайт, не опуская головы на лапы. тоже наблюдает. но ты сама словно возвращаешься в этот утренний сон. - примерно за полчаса до окончательного пробуждения. такие сны я называю контекстными. как контекстная реклама, всплывающая на экране вашего компьютера стоит вам только поговорить о чем-то или сделать поисковый запрос. такие сны собирают ту информацию, которую я успела получить и трансформируют ее, показывают мне что-то цельное или же несколько деталей, которые я пропустила, - делаешь глоток чая и, усмехнувшись, тянешься к сигаретам. - ваши коллеги из бюро и местная полиция сейчас бы закатили глаза и отпустили несколько шуточек по этому поводу. не один забавный случай связан с моими странностями, агент грей, - поднимаешь руки ладонями вверх, в левой между пальцами зажата дымящаяся сигарета. - я просто предупреждаю. если мы будем работать вместе, собственно мы уже это делаем, вам следует кое-что знать обо мне, - и начать с рассказа о сне кажется тебе очевидным. все твои особенности для большинства людей, с которыми тебе приходилось сталкиваться - не что иное, как признаки психических расстройств или бредовые фантазии, а ещё ты слишком много о себе понимаешь и твоя роль переоценена. мало кто, разве что только амелия готовы признать правильность решения обратиться именно к тебе в том или ином случае. ты привыкла. а ричард, скорее всего он просто примет как данность те методы, которыми ты пользуешься, его цель - поймать преступника любой ценой, используя все возможные варианты, все доступные способы. ему все равно увидела ли ты лицо маньяка во сне или ткнула пальцем в небо, указывая на кого-то. он проверит и его.

- мы должны просмотреть все очень внимательно, каждый листок, каждую вырезку из газеты, каждый отчёт. я видела лицо человека, и оно не могло появиться просто так, я не экстрасенс (разве что можешь почувствовать приближение смерти). это значит только то, что раньше я уже где-то его видела. женское лицо. к сожалению, рисую я неважно, - держишь в зубах сигарету, прищурив один глаз, совсем не похожа на ту девушку, которая могла бы жить в этом уютном доме. достаёшь из первой коробки стопку бумаг. некрологи. отлично. отодвигаешь чашку опасно близко к краю стола, раскладываешь перед собой сразу несколько колонок с фото и скромным текстом, обычно эту часть просматривают мельком. очень зря.

- для начала я уделю внимание только фотографиям, не буду отвлекаться на текст, его мы изучим вместе, когда я отберу несколько наиболее подходящих по образу, который мне представляется, - бросаешь короткий взгляд на ричарда исподлобья, прокладывая тонкую морщинку на лбу. не время оценивать его привлекательность, тем более, что ты кажется никогда не смотрела на мужчин с этой стороны, но почему-то именно сейчас ты ее оцениваешь, несмотря на синяки под глазами и испорченную укладку, впрочем, в ней нет никакого смысла.

- хотите что-нибудь выпить? можете заглянуть в бар, - не глядя указываешь рукой на нижний боковой ящик на кухне, у тебя нет дверей, большое пространство обеспечивает отличный обзор и на кухню со столовой и на гостиную. - кофе на верхней полке над микроволновкой. и расскажите, что сказали медэксперты, заключения ведь у вас во второй коробке? мы их посмотрим, но может быть вам удалось узнать что-то интересное из первых уст, - останавливаешься на одной фотографии, проводишь по ней пальцами, разглаживая бумагу. - вы видели труп, ричард? последняя девушка. не на месте преступления, а непосредственно перед вскрытием?
[NIC]Lorrein Mitchell[/NIC]
[STA]deeper & deeper[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/KPOLL3C.png[/AVA]
[SGN]by Rebecca[/SGN]
[LZ1]ЛОРЕЙН МИТЧЕЛЛ, 30 y.o.
profession: криминальный психоаналитик
[/LZ1]

+1

14

шея снова напоминает о себе, точно в отместку за то, в какой позе спал, и ричард несколько рассеянно проводит по ней ладонью, растирая кожу в бессмысленном жесте: его мышцам требуется куда более глубокий массаж и расслабление, чтобы можно было какое-то время не задумываться о боли. это скорее привычка: погладить место, которое болит, чтобы успокоить — так жена гладила ушибы и шишки их дочери, улыбаясь лучезарно и дуя на даже самые незначительные царапины. противный внутренний голос начинают старую песню о том, что он мог бы их спасти, но не спас; мог бы спасти всех этих мертвых девушек, копии дел об убийстве которых лежат где-то в большом доме митчелл, но не спас. никого не спас. грей мысленно отвешивает себе пощечину: сейчас не время предаваться самобичеванию. у них много работы: куда больше, чем есть часов в сутках и возможностей организма обходиться без полноценного сна [ ужасно грубая недоработка природы, на его взгляд; или в этом виноват бог? ].
— я всего лишь сгреб в одну кучу все, что смог найти, — дергает плечом, словно не понимая, какие эмоции сейчас должен испытывать: быть доволен и благодарен за похвалу? гордиться своей работоспособностью? в принципе не воспринимать ее слова близко к сердцу? застревает где-то между, решая, что лучшим вариантом будет побег в работу: безопасная, комфортная территория, где нет необходимости лишний раз притворяться: лорейн уже вряд ли сочтет его образцово-показательным агентом — слишком нестабильно и нервно себя вел вчера. гладит кончиками пальцев листы бумаги, лежащие в ближайшей у нему коробке, смотря на профайлера исподлобья, молча, цепко и внимательно, отмечая то, как торчащие из-под широких и длинных рукавов изящные пальчики стучат по чашке. ему кажется, что у нее должны постоянно мерзнуть пальцы — тем более когда воздух в доме прохладный. у его жены всегда мерзли.
она говорит про свой сон, и это можно было бы счесть абсолютным бредом и чушью, но ричард отчаялся достаточно, чтобы хвататься за любую соломинку. даже предложи ему митчелл выпить кофе, чтобы потом погадать на кофейной гуще, он бы только спросил, что именно от него требуется для реализации этого ритуала. черт, да он бы даже согласился принести в жертву какого-нибудь зайчика или овечку: никогда не испытывал сентиментальности, если дело касалось убийства животных. — меня не волнуют ваши странности, лорейн, пока они служат на пользу делу, — спокойно поясняет, чувствуя, что стоит сразу обозначить отсутствия у себя желания потешаться над кем-то только из-за их несоответствия кем-то придуманным стандартам. — вас мне крайне рекомендовал мой начальник, а у меня нет причин сомневаться в его выборе профайлеров, — хотя бы потому, что начальник — он же бывший напарник — единственный, пожалуй, во всем отделе, который позволяет ему работать так, как нравится, а не как предписывают федеральные правила, требующие четкого соблюдения протоколов и тщательно отглаженных стрелок на брюках [ или все дело в том, сколько его тайн узнал, пока работали вместе в поле ].
— будем надеяться, что среди всей этой кучи барахла найдется нужное лицо, — с хмурой ухмылкой говорит грей, непроизвольно втягивая запах сигаретного дыма, распространяющегося от курящей митчелл. голос его полон реалистичного пессимизма; такого, когда по умолчанию готовишься к худшему, потому что в этой жизни в принципе нет смысла надеяться на лучшее. — не исключаю вероятности, что как раз нужная информация сюда не попала, — кивает в сторону коробок, одну из которых девушка уже пододвигает ближе к себе, готовая накинуться на содержимое подобно коршуну. ему тоже хочется курить: особенно когда смотрит на то, как дым срывается с ее тонких губ, вот только непонятно ради чего пытается держаться. облизывает губы вместо этого. — во второй коробке, да, и пить, думаю, мне не стоит, но кофе с удовольствием выпью, — благодарно улыбается, направляясь в ту сторону, куда указывает хозяйка дома, чтобы найти заветную банку с источником кофеина и поддельной бодрости; находит там же чайник — еще горячий [ видимо, вода осталась после заваривания чая, к его везению ]. бросает в чашку несколько ложек кофе с горкой, тщательно заливая все водой и размешивая, пока отвечает на ее вопросы.
— я видел ее в морге, уже подготовленную ко вскрытию, — говорит тихо и практически отстраненно, хоть перед глазами тут же возникает картинка: синюшные кожные покровы, голова, лежащая впритык к шее, отчего можно подумать, точно она все еще образует с ней единое целое, и на контрасте намеренно испачканное тело, потому что никто еще не омывал ее: судмедэксперт еще не закончил тщательный внешний осмотр. — она выглядела так, словно спала. словно не было никакого насилия, несмотря на грязь на теле — по крайней мере внешнего. аккуратно уложенные волосы, лицо предположительно даже смазано увлажняющим или смягчающим кремом: скорее всего та же марка, что уже использовалась ранее. но к марке не придерешься: крайне распространенная фирма, которую можно купить в любом парфюмерном магазине — тупиковая ветка расследования, я уже пытался что-то найти по ней, но не получилось, — берет чашку в руки, продолжая помешивать содержимое в ней, но пока не торопясь отпивать: не хочется обжигать нёбо. —но в целом эксперт сказала, что давно не видела трупов в таком хорошем состоянии: издержки работы, понимаете. однако это опять же подтверждает теорию о его педантичности и вере в то, что он делает что-то важное, исключительное. как будто у него есть свое особенное предназначение, которому он следует. избранный, которому поручено избавить мир от неидеальных маленьких девочек, чтобы мамочка могла быть им довольна. или что-то в этом духе. или какой там бред может болтаться в его больной голове, — пожимает плечами, все же рискнув сделать первый глоток, но предварительно подув, вызывая небольшие волны в кружке. — голову отделили уже после смерти, вероятнее всего использовав пилу, похожую на медицинскую. разрез делал явно человек с опытом в обращении с подобным инструментом, что вполне вписывается в теорию о том, что наш убийца учится, эволюционирует. следов сексуального насилия нет, как и в случаях с другими жертвами: если и испытывает возбуждение и эякуляцию, то без стандартных физических контактов. мне кажется, дело тут не совсем в сексе, потому ему не так интересно трахать их, как отрезать им головы и устраивать последующие представления, — возвращается с кружкой к столу, садясь в кресло рядом с ним и делая еще один глоток: блаженство. — был найден след от укола: чуть выше линии, по которой отрезали голову. есть предположение, что жертву чем-то накачали, а после увезли. в прошлые разы следа не находили: видимо, попадал точно на разрез. посмотрим, покажет ли что-то токсикология: в прошлые разы не было четких результатов, но что если он использовал какой-то наркотик или препарат, который очень быстро распадается в организме. или просто держит их где-то, пока все следы не исчезнут. но тогда он точно должен разбираться в фармакологии или медицине, — прикрывает глаза и снова проводит ладонью по шее. что ж так опять болеть-то начала.
[NIC]Richard Gray[/NIC][STA]режусь как в стекловате[/STA][AVA]https://i.imgur.com/zxPDFKa.png[/AVA][LZ1]РИЧАРД ГРЕЙ, 36 y.o.
profession: специальный агент ФБР[/LZ1][SGN]«я человек, а не зверь
п р о в е р ь»
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » и под ребрами что-то засядет внутри


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно