Джоан не выходила на связь уже вторые сутки. Нет, не так. Эта чертова Джоан не выходила на чертову связь уже чертовы вторые сутки. Всякий раз, когда кто-то из своенравных девиц, пыталась мнить себя беспрецедентно крутой, востребованной и высокооплачиваемой, с ней явно начинались проблемы...
читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 16°C
• джек

[telegram: cavalcanti_sun]
• аарон

[telegram: wtf_deer]
• билли

[telegram: kellzyaba]
• мэри

[лс]
• уле

[telegram: silt_strider]
• амелия

[telegram: potos_flavus]
• джейден

[лс]
• дарси

[telegram: semilunaris]
• ронда

[telegram: mashizinga]
• даст

[telegram: auiuiui]
• цезарь

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Какая глупая овечка


Какая глупая овечка

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Forks  • Forest
25.10.2021 • seven p.m

https://i.imgur.com/69HdLsp.gif https://i.imgur.com/TFaNOCx.gif https://i.imgur.com/nVdmKuy.gif
https://i.imgur.com/qAP880f.png

Adam&Rita

.
.....................................................................................................................

[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:12:39)

+3

2

When the thorn bush turns white,
That's when I'll come   h o m e.                                 
I am going out to see what I can saw.
And I don't know where   I ' l l   g o,                                 
And I don't know what I'll see,
But I'll try not to bring it back    h o m e    with me

В   э т и   с а м ы е   м и н у т ы   я   ж а л е л,   ч т о   н е с п о с о б е н   з а с н у т ь.

[float=left]https://i.imgur.com/o475s8F.gif[/float] Когда вечность становится для тебя реальностью - мир вокруг замирает. Минуты превращаются в часы. Часы перетекают в дни, которые тянутся бесконечной вереницей. Всё становится серым, приедается до тошноты, когда “не успеть” остаётся лишь строчками в книге или фильме, но не в твоей жизни. Она где-то там, но не рядом. Ты словно в огромном аквариуме, откуда можешь безмолвно смотреть на события, в чужих жизнях. У кого-то родился ребёнок, кто-то влюбился, другому напротив разбили сердце, поступление в колледж, работа мечты… всё это было так далеко от меня. Недосягаемо. Дотронуться до прохладного стекла, за которым бурлит чья-то жизнь это всё, что я мог. Прокрасться тенью пока все спят, забрать годы, которые мне не принадлежали, поломать судьбы от скуки. Эти хрупкие тела были в моих руках марионетками. Но даже эти игры приедались. Не спасало даже то, что каждые пять - семь лет, я начинал жизнь сначала. Новый город. Новый я и новая история.  Вечная жизнь, как награда. Вечная жизнь, как проклятье.

[float=right]https://i.imgur.com/Tb58DXv.gif[/float] Сентябрь окрасился яркой листвой на деревьях и сверкающими огнями ярмарки, что открылась всего в двадцати минутах езды на машине. Вечером на площадке со всевозможными аттракционами, конкурсами и прилавками с едой собирался почти весь город. Всем хотелось окунуться в атмосферу праздника; забыть о своих проблемах, прокатившись на карусели или попытать удачу в выигрывании очередной безделушки. Я не был исключением, разве что мне не нужны были острые ощущения от головокружительной высоты русских горок, не нужен был прилив серотонина в организме и уж точно я никого не ждал около комнаты страха. Почти. Рита Свон. Новая ученица нашей школы, которая одним своим присутствие вскружила голову местным мальчишкам. Буквально каждый думал о ней, планировал, как обратить её внимание на себя. А девчонки не понимали почему все на ней помешались. Не понимал и я. Бледная кожа, худая, того и гляди, что может при любой неосторожности переломать себе кости. Но от чего-то я и сам смотрел на неё пристальным взглядом, пытаясь прочесть её мысли.

[float=left]https://i.imgur.com/MBmK6xf.gif[/float] Скоро хэллоуин и это только играет мне на руку, когда я начинаю думать о том, как же мне подойти к Свон. Простое “привет” кажется мне пресным и банальным. Поэтому я останавливаюсь у ближайшей лавки со всевозможными аксессуарами предстоящего праздника и покупаю один воздушный шар ярко красного оттенка.
- Ты уже выбрала костюм на Хэллоуин?
Её подруги мгновенно подпрыгивают на месте, когда я появляюсь рядом. Теряются при виде меня, а их мысли настолько хаотичны и банальны, что почти заглушают музыку ярмарки. Мне стоит больших усилий, чтобы не слышать их. Но больших усилий мне требуется, чтобы сохранять спокойствие рядом с Ритой. Её аромат подобно густому туману заполнил собой  мой мозг. Она -всё о чём я сейчас мог думать. Всё о чём я мог только пожелать.
Прохладный осенний ветерок так некстати подул в мою сторону, играя с каштановыми волосами Свон. Мир вокруг погас, словно у него села батарея.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:14:02)

+2

3

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

Привет… Адам, – появление парня рядом слегка пугает и даже настораживает. Откуда он взялся? Внимательности мне не занимать, и обычно меня нельзя застать врасплох. С Адамом Калленом всё происходит иначе: он возникает из ниоткуда, словно двигается совершенно бесшумно, разве обычные люди так умеют? Взять в пример Джессику, мою новую подругу в классе, первую познакомившуюся со мной после переезда – громкая, болтливая и неугомонная. Её слышно за версту, да и остальных одноклассников за месяц учёбы в новой школе я могу охарактеризовать парой-тройкой точных предложений, исключая Адама. О нём у меня возникают странные мысли, будто мне совсем нечего сказать и в то же время пространные рассуждения о Каллене способы растянуться на долгие часы. Иногда мне кажется, что он застревает не только в голове, но и присутствует неосязаемым образом совсем близко, как если бы он следил за мной во сне, но это всё глупости и моё больное воображение. Я отмахиваюсь и дружелюбно улыбаюсь Адаму.

Ещё не придумала. Я обычно не праздную Хэллоуин, – внезапно для всех признаюсь вслух и тут же получаю тычок Джессики под бок.

Да ладно, Рита, ты серьёзно? Это же лучший праздник в году, не считая Дня святого Валентина и Рождества, конечно, – Джессику Саммерс снова уносит в суетливый монолог. – Я ещё сама не выбрала себе костюм, столько вариантов, например, Красная Королева или Лара Крофт, никак не могу определиться… А ты что думаешь, Адам? – Джессика заискивающе смотрит на Каллена в надежде получить не то чтобы совет, скорее толику его внимания. Я же отступаю чуть поодаль, выгадывая удачный момент избавления от шумной одноклассницы, и подхожу к одному из ярмарочных стендов, привлёкших моё внимание броским оформлением из переливающихся гирлянд, их свет отражается в прозрачных леденцах, карамельных трубочках и других конфетах прочих мастей. Есть даже лакричные, но я морщусь от одного вида горсти чёрных рулетиков; мне по душе марципан, потому и набираю небольшой кулёк и благодарю продавца восхищённым взглядом за такую банальную радость, возвращаясь к подругам, буквально оккупировавшим Адама со всех сторон. Знаю, что от угощения они откажутся, ведь диета не позволяет расходиться слишком хорошо даже на ярмарке, а потому довольно закидываю несколько небольших конфет в рот, протягивая Каллену целый свёрток на выбор.

А ты любишь марципан? – к счастью, мой неловкий вопрос не долетает ушей Джессики, переключившейся с равнодушного к ней Адама, на другой объект вожделения, Майка, уводя за собой вереницу наших общих знакомых, оставляя нас наедине. Кажется, мы впервые тет-а-тет с Калленом, не считая моих странных предчувствий. Жутковато и нервно, но я держусь, не опуская взгляда и ища повод ещё что-то добавить к тающим во рту конфетам. – Ты пришёл на ярмарку один или с кем-то? – не знаю, какой ответ на самом деле ожидаю услышать.

+2

4

Моё имя в её губах играет новыми красками. Звучит иначе, так манко и желанно. Мне хочется, чтобы она повторяла моё имя снова и снова. Хотела этого. Хотела меня. Рядом с ней моё настроение менялось за считанные секунды. Разгонялось, как болид формулы один стоило её лишь посмотреть в мою сторону, а после давило по тормозам, когда кто-то вставал между нами. Как и сейчас. Джессика Саммерс. Болтливая, громкая, она повсюду. Говорит громко и много. Мыслей в её голове ещё больше. Не знаю что хуже то, о чём именно думает девушка, или то, что я являюсь главным действующим лицом её грёз. Как бы мне хотелось объяснить её хотя бы раз, что все её мысли пусты и безнадёжны. Что вместо моего ласкового взгляда всё, что может получить Саммерс это оскал зверя.
- Пока ещё нет, - мне нужно держать себя в руках. Просто необходимо играть эту чёртову роль школьника, который чертовски рад тому, что пришёл на ярмарку и встретил своих школьных друзей. Только вот они мне друзья. И я не рад тому, что оказался в этой толпе. - Обычно Элис выбирает кем мы будем в этом году. У неё лучше всех получается организовывать праздники, - мой взгляд мажет по лицу Джессики пока не соскальзывает в сторону, упираясь в спину Свон. Сейчас её куртка цвета хаки для меня ярче всего остального вокруг. Словно на её ткани остался маячок, который позволяет мне отследить её, где бы она не была. - У неё талант.
Девушки заливисто смеются над моими словами, а после начинают прикидывать варианты костюмов, которые могла бы подобрать для меня Элис. Но я не слушаю их, только киваю головой с небольшой периодичностью, чтобы создать иллюзию внимательного слушателя. В самом деле, мне нет никакого дела до того, кем они меня видят. Всё моё внимание сосредоточено сейчас на Свон, которая рассматривает прилавки с едой. А всё потому, что по каким-то неведомым для меня причинам её кровь была для меня желаннее всего на свете. Добавьте к этому неуклюжесть Риты и моя паранойя, взлетает к небесам за девушку хрупкую даже для человеческой особи.
- Да не особо. - Кажется я пялюсь слишком явно. Иначе почему во взгляде Риты пробегает что-то отдалённо напоминающее смущение в купе с неловкостью. Мне бы перевести взгляд на что-то поблизости: людей, карусель с яркими огнями, да хоть что-то. Но хер там. Всё что я могу - это улыбнуться: Рите и тому, что шумная компания наконец-то свалила нахер. Теперь над ухом никто не будет зудеть с глупыми вопросами и вставать между мной и Ритой. - Я пришёл с Элис и Джаспером, но... - как объяснить тот факт, что парень моей сестры ещё не в силах хорошо себя держать рядом с людьми? Что в этом гомоне из людских тел его желание выпить свежей крови снова проснулось. Каких-то лишних десять минут и некоторым людям не понадобился бы костюм на Хэллоуин. - Они уже ушли. У Джаспера частенько случается мигрень от таких больших сборищ людей.
Почти правда.
- А ты с ними? - Рукой указываю на ребят, которые остановились у колеса обозрения в самом конце этой ярморочной улочки. И всё о чём я могу думать в этот момент так это о том, чтобы Рита кивнула, чтобы за моим вопросом не шло имя какого-то парня, который гадкими мыслями пригласи Свон на праздник. - Здесь сегодня шумно. - И она не представляет насколько: музыка, разговоры, мысли. Всё это смешивается в адскую какофонию, что грозится отозваться головной болью. - Не хочешь сбежать отсюда?

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:14:15)

+1

5

C Элис… – чуть слышно повторяю за Адамом, рисуя перед собой образ его сестры, всегда приветливой и любезной со всеми, но, как и все Каллены, держащейся ото всех на внушительной дистанции. Элис мне симпатизировала, и я ощущала необъяснимую взаимность, которую сложно обличить в слова и сформулировать яснее, чем обычная «интуиция», а Элис всегда знает, что будет, наперёд и улыбается уже известному будущему. С Джаспером на порядок сложнее и непонятнее. С момента перехода в новую школу, кажется, мы ни разу не обменялись даже приветствием, только странными взглядами; от них его глаз мне всегда хочется укрыться и спрятаться, и сейчас, узнавая, что Джаспер уже не рядом, мне становится легче. Относительный вывод, ведь быть с глазу на глаз с самим Адамом Калленом то ещё испытание, и, хотя я не возвожу его в ранг недоступных божеств, как та же Джессика, разговаривать с ним так необычно и в то же время так просто, словно мы старые знакомые. Однако об Адаме я знаю сущие крупицы информации и потому прислушиваюсь к каждому его слову, собирая далёкий до завершения его портрет. С некоторым огорчением откладываю в копилку фактов, что Каллен равнодушен к марципану. Подвожу черту подхваченной двумя пальцами крупной конфетой, задумчиво прокатывая ту по языку и обратно.

Понимаю Джаспера, – сочувственно киваю, выдержать шум ярмарки и правда тяжело. Не проводись она достаточно редко, я и сама сбежала бы при первой возможности или не пошла бы вовсе, но одноклассники, а числе передовых агитаторов – Анджела, ещё за месяц анонсировали все любопытные аспекты готовящегося мероприятия, что невозможно было отказаться. Впрочем, сейчас я далека от интересов друзей, стою на периферии палаток – могла бы представить Джесс! – с самим Адамом Калленом и рассуждаю о мигрени и шуме.

Да, то есть нет… – туплю взгляд в землю, носком ботинка бесцельно шаркая по холодной земле. – Была с ними, – пожимаю плечами, поднимая голову и смотря на отдаляющихся с каждым мгновением приятелей. Ещё немного – и я потеряю их с виду. Это не пугает, а, напротив, освобождает от ответственности, взятой на себя при встрече с ними, но и они не оборачиваются на меня. Может, забыли и отвлеклись, а может, предоставили поговорить с Адамом наедине. В последнем, правда, сомневаюсь, ведь все девушки старших классов школы Форкса готовы довольствоваться даже толикой внимания Каллена, а тот нечасто выходит в люди.

Хочу, – неожиданно для себя слышу, как охотно соглашаюсь на крайне размытое предложение Адама. Прямо сейчас? Сбежать? Куда? В моих глазах плещется любопытство, подначиваемое естественным страхом от неизвестности. Впору отказаться и вернуться к компании, подхватить под локоть Джессику и продолжить их вежливости смеяться над нелепыми шутками Майка, но смотрю на Адама и не могу сдвинуться с места. Пугающее оцепенение и в то же время до безумия интригующее: уже не оглядываюсь на одноклассников и забываю об их присутствии, поле зрения сжимая буквально до одного Каллена. Предложи он колесо обозрения или шатёр с комнатой страха – соглашусь. А может, мы уйдём в самом деле, только куда? Сегодня весь город сосредоточен на ярмарке и едва ли где-то люднее, чем здесь, но я не развиваю мысль дальше, отступая от пустых размышлений и ненужных вопросов. – Чем предлагаешь заняться?

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+1

6

Волна радости проходит по телу в тот самый момент, когда Рита говорит, что на ярмарке она только с друзьями. Нет никакого парня или приятеля, который набивался бы в более близкие отношения. Впрочем, мне ни раз доводилось видеть, как наши одноклассники наперебой старались предложить Свон свою помощь в классе или же просто поболтать с ней хоть немного. В такие моменты мне приходилось отвлекаться на что-то другое - учебники, болтовня Элис или мысленные диалоги с Джаспером. Что угодно лишь бы не видеть жалкие попытки этих индюков впечатлить Риту. В списке моих смертников значатся два имени наиболее отличившихся: Эрик Йорки и Майкл Ньютон. Последний раздражал больше всего. Он как никто другой надеялся на то, что Свон ответит ему взаимностью. Наивный дурак, который даже не подозревал о том, что свон занята с самого первого дня, когда переступила порог школы Форкса - мной.

Рита смотрит в землю, тычет в неё носком ботинка, так невинно и осторожно, совершенно не подозревая о том, что все мои мысли сейчас только о том, чтобы коснуться бледной кожи на подбородке пальцами и потянуть его вверх. Мне хочется увидеть её глаза, нырнуть в них ещё раз, чтобы попытаться услышать её мысли. Ведь так не может быть - единственный человек на всём свете, что интересовал меня, оказался неприступной крепостью. От этой несправедливости хочется зарычать и разгромить всё вокруг.

В этот самый момент я слышу “хочу” и омут карих глаз открывается мне. Мир замирает вокруг. Больше нет гомона за спиной, снующих людей и громкой музыки. Мир померк в сравнении с глазами Свон. Я утонул. Пропал.

- Предлагаю пойти туда, где не так много народу. - Отворачиваюсь на мгновение, чтобы облизать пересохшие губы. Может не стоит? Может лучше извиниться перед Ритой, сказав, что вспомнил о неотложном деле или притвориться, что звонит Элис? Да, последний вариант легко будет воплотить в жизнь с помощью сводной сестры. Элис будет легко объяснить мой приступ жажды, оправдав тем самым, мой некрасивый поступок по отношению к Свон. - Туда, где можно будет услышать свои мысли.

Или твои. К чёрту. Я улыбаюсь самой обаятельной улыбкой и кивком приглашаю Риту идти рядом со мной. Отказаться от этой прогулки, от близости девушки оказалось сложнее, чем я думал. Привыкший к тому, что мне достаётся всё, чего я только пожелаю, сейчас я не смог подчиниться голосу разума. Её нужно было отправить домой, к друзьям, куда угодно, лишь бы она находилась подальше от меня. Но… но так сложно. Запах Риты обволакивает и проникает в лёгкие, отключая разум. И вот мы идём в сторону парковки, где я рассказываю о прошедшей поездке в лес с моей семьёй. Пара курьёзных случаев с Джаспером и Эмметтом, чтобы вызвать звонкий смех девушки. Внутри что-то ёкает в тот момент, когда она так просто и без сомнений садится в мою машину. Нервно сглатываю, когда закрываю дверь и завожу мотор. Машина трогается с места и срабатывают автоматические замки на дверях.

Ты в ловушке Рита. Даже не представляешь, как велико моё желание впиться зубами в твою шею.

- Ну а вы, как вы развлекаетесь с отцом? Походы по магазинам или кафе? - Мелодичную песню Боба Сингера по радио прерывает мой голос, который готов вот-вот дрогнуть от нарастающего желания. Всё внимание на дорогу. Всё мысли о крови Свон… чёрт.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:14:27)

+1

7

Свои мысли слушать полезно, – соглашаюсь с тонким замечанием Адама, в котором он концентрирует все впечатления – и мои, и его – от шумного и яркого праздника, утомляющего в равной степени нас обоих. И не думаю, что найду единомышленника в отношении ярмарки в лице Каллена, а наше взаимопонимание ещё больше располагает меня к нему. Я легко – а может, слишком опрометчиво? – доверяюсь Адаму и иду рядом, не сразу примеряясь к его чётким, выверенным шагам до парковки, не донимая его с расспросами, куда именно мы пойдём или уже поедем. Что бы он ни выбрал – он точно не прогадает. Слепая вера и уверенность в парне крепнет с рассказом о поездке его семьи в лес: вроде ничего особенного, кто не отдыхает вместе с братьями? Но ореол тайны и аномальной скрытности складывается вокруг Калленов задолго до моего переезда в Форкс, и мне лишь остаётся довольствоваться редким проблеском из-под завесы, которую приоткрывает сам Адам, болтая о загородных вылазках так свободно и беспечно, словно он обычный школьник, уставший от компании.

С Чарли… бывает тяжело, он не слишком разговорчивый, – признаюсь, что с отцом есть некоторые трудности. Напряжение, свойственное после долгой разлуки, так и не сходит на нет и поселяется третьим жильцом в доме. – Он любит смотреть бейсбол, ездит на рыбалку, – пожимаю плечами, не зная, что ещё рассказать, ведь увлечения отца не разделяю, хоть и соглашаюсь на редкие совместные обеды в его излюбленном гриль-ресторане. Он всегда берет стейк и коблер, я же ограничиваюсь салатом. – Иногда мы вместе обедаем в Домике, – выжимаю из себя последний занимательный факт из наших отношений, отводя взгляд куда-то за стекло серого Вольво – ничего не различить снаружи, кроме собственного смазанного отражения, тусклого от слабого света внутри машины. Поначалу я растираю руки, не заметив, как пальцы коченеют без источника тепла на ярмарке, и даже пустые калории от марципана не спасают, но включённый обогреватель быстро избавляет меня от необходимости то и дело дышать себе на ладони.

Можно уже выключить, – вперёд мыслей и вперёд слов тянусь левой рукой до переключателя и неожиданно касаюсь пальцев Адама. Холодные, даже ледяные, хотя я уже давно расстёгиваю ворот куртки. Он так сильно замёрз? Я озадаченно убираю руку, отчего-то боясь снова до него дотронуться, а потому молча наблюдаю за регулированием температуры в салоне. Уже не так жарко, но дышать мне по-прежнему нечем, и я пытаюсь отвлечься на незатейливую музыку из спрятанных динамиков. В условной тишине мы едем несколько минут, прежде чем я решаюсь всё-таки допытаться.

Куда мы направляемся? – я не слежу за дорогой и, возможно, уже жалею об этом. С другой стороны, что разглядывать в темноте? Полотно асфальта тянется от края до края, и я вижу только мгновения, мелькающие в свете фар. Вокруг густой лес и молчаливые – хуже Чарли – деревья, подступающие порой так плотно, что кажется – они вот-вот упадут, но мы проносимся на скорости больше восьмидесяти миль, и мне впервые становится страшно.  – Ты не пристёгнут, – я говорю об этом непримечательном факте вслух, пока сама цепляюсь за собственный ремень безопасности, словно он меня спасёт, случись что на дороге прямо сейчас… – Мы куда-то спешим? – мой голос дрожит, и я заметно нервничаю, не понимая, к чему так торопиться. В довесок мне не удаётся подсчитать во времени, сколько мы уже в пути: пять минут или все двадцать? Находимся в пределах города или выехали за границы? Тревога нарастает, но я пытаюсь её сбить очевидными отговорками. Брось, Рита, это же Адам, твой одноклассник. Что может случиться?

Где мы?.. – я тихо спрашиваю, когда мы останавливаемся. Под шинами не шуршит гравий; не видно ни огней города, ни фонарей случайных придорожных закусочных; приятной музыки тоже не слышно. Я вообще ничего не слышу, кроме собственного тяжёлого дыхания, в затопившей салон тишине. Это не нормально. Адам? – я зову Каллена по имени, оборачиваясь на него, пока разбираюсь с замком ремня. Я взглядом требую объяснений, но после остановки гаснут все лампы, остаётся лишь рассеянный свет луны. Я смотрю на его резко очерченный профиль и не понимаю, что происходит. Что он задумывает? Из интереса и желания осмотреться я дергаю за ручку машины и не могу выйти. Секунду или две я смотрю на заблокированные двери. – Это какая-то шутка?

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+2

8

Твой запах, как наркотик. Твой голос, как песни райских птиц. Твои глаза омут, в который хочется нырнуть с головой и больше не показываться на поверхности. Твоя улыбка отключает от реальности, размывая мир вокруг. Я не знал, что так бывает. Я и представить не мог, что можно желать кого-то так сильно. До дрожи в пальцах, до стиснутых челюстей. Вот-вот и ты услышишь, как скрепят зубы, рассыпаясь в крошку.
Моя сдержанность на пределе. Я на хрупком льду, который трещит переливами твоего голоса. Мягкого. Нежного.
И я вдыхаю воздух полные лёгкие, надеюсь, что смогу отвлечься от происходящего внутри меня, задерживая дыхание. Но тщетно. Мои мысли только о Рите. О нежной коже. О том, какой может быть её кровь на вкус. О том, как она окрасит мои губы в алый и я кончиком языка слижу эту питательную влагу.
По телу проходит разряд тока, что нога сильнее вжимает педаль газа. Почти до отсечки. Словно бы я спешу отвезти Свон домой и убраться прочь пока мои мысли не стали фантазией. Или… или я уже сдался и спешу отвезти девушку подальше от людских глаз - в лесную чащу, где кроме нас больше никого не будет. Густые заросли деревьев и кустов поглотят крики загнанной в ловушку жертвы. Я до сих пор не знаю чего хочу больше.
Боже.
Рита что-то рассказывает о своём отце.
- Забавно.
Больше дежурно, чем заинтересованно. Слова пролетают мимо меня, как пейзажи за окном.
- Да. Сейчас.
За всем этим вихрем мыслей забываю о том, что печка работает на всю. Я не чувствую жара. Я не чувствую холода. Да я, блять, вообще ничего не чувствую кроме сильного голода. Моя рука тянется к выключателю так внезапно и [неправильно] фатально соприкасается с рукой Риты. Тёплая. Мягкая. Моя. Она непременно должна стать моей. Ничьей больше. Ни тех сопливых мальчишек, что клеятся к ней в порыве пубертата. Ни той вшивой псины, что смотрит на Свон щенячьими глазами. И как только девушка не чувствует этой вони?
Её рука дёргается. Слишком холодный.
- В одно место. Тебе понравится. - Мне понравится. - Там тихо. - тебя никто не услышит. - И воздух чистый. - Без примесей запаха чужих тел, что помешает мне насладится твоим вкусом. - Тут недалеко. - Достаточно, чтобы я смог вытерпеть ещё немного, перестав наконец кусать свои губы. Ещё мгновение и на них бы проступили алые капли крови. Как иронично.
Дорога сменяется пейзажем опушки, когда я съезжаю влево.  Под шинами хрустят опавшие ветки деревьев и засохшая трава. Вольво несколько раз клонит из стороны в сторону, когда мы пробегаемся через неровности просёлочной дороги. Вокруг тишина и не видно ни черта. Самое подходящее место, чтобы впиться клыками в нежную шею. Сейчас меня не волнует то, что скажет мне Карлайл, когда увидит мои глаза. С этим можно будет разобраться, просто купив линзы. Сложнее будет с Элис. Она точно увидит. Но и тут я что-то придумаю. Но потом. Всё потом. Сейчас замки дверей закрываются, оставляя нас закрытыми в машине и в полной темноте. Лишь отблески Луны подсвечивают силуэты. Есть только я и Рита. Её сбитое дыхание. Бешенный ритм сердца Свон. Испуганные глаза, которые впиваются в моё лицо. Готов поспорить, что сейчас мои глаза блеснули красным, когда мои пальцы сжимаются на запястье Риты. Её губы что-то шепчут, но я слышу только бег крови в артерии в шее, а потому убираю каштановую прядь волос. Она мешает.
- Ты безумно красива. - Безумно желанна и в этом порыве я провожу подушечкой пальца по шее вниз до острых ключиц. Язык сам проходит по пересохшим губам на рефлексах. Ещё мгновение и я сомкну губы на тонкой коже. - Тише-тише.
Мантра успокоения. Для Свон? Или для меня? Совпадение или нет, но именно в этот момент до слуха доносится отчаянное «Адам» выкрашенное липким страхом. Моё имя словно пощёчина. Резкая, обжигающая. Она сбрасывает шкуру хищника, обнажая неприглядную правду: Рита от страха вжалась в дверь вольво, глаза на мокром месте, а губы жадно глотают воздух. Пока могут. Пока тело хищника нависает над ней подобно грозовой туче.
Я монстр.
Я жалок.
Не смог сдержать жажды.
Слабак.
Щелчок замков и клетка открывается снова, даруя шанс на спасение.
Или нет?

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:15:13)

+2

9

Спасибо, – от комплимента я тушуюсь и опускаю взгляд в темноту – туда, где должны быть мои ноги, но нет ничего, кроме поглотившей нижнюю часть тела мглы: опускаю на колени сжатые в кулаки руки – и уже ничего не вижу. Смущение разбавляется страхом, и он превалирует в чувствах, ведь слова Адама звучат не то чтобы неискренне… плотоядно? – Ты ведёшь себя странно, Адам, прости, – он трогает мои волосы – и я невольно дёргаюсь, только деться никуда не могу. И так с силой вжимаюсь в кресло, а от прикосновений по коже меня бросает в дрожь, меня знобит и колотит. Каллен нежен и аккуратен, но близость с ним пробуждает во мне иррациональный животный страх. Мне хочется бежать и прятаться, отнюдь не флиртовать здесь, и всё-таки «тут недалеко» – это где?

Куда ты меня привёз? Давай вернёмся в город, – я осторожно предлагаю загладить недоразумение с поездкой в лес, но упавший голос выдает мой испуг больше, чем расширившиеся от недостатка света и подкрадывающегося ужаса зрачки. – Джессика будет переживать и искать, – и не только Джессика, если мы будем отсутствовать подозрительно долго. Сложившиеся доверительные отношения с отцом позволяют мне не отчитываться за каждый шаг перед шефом местной полиции, но сегодня я обещаю не задерживаться и вернуться, как только основные гуляния утихнут. Чарли знает, что я не любитель вечеринок. Впрочем, об этом в курсе многие. – Уже поздно, Адам… – вместе с аргументом в свою пользу я достаю телефон проверить время, но на самом деле проверяю палочки связи. Вместо устойчивого сигнала – короткие пеньки. Я нервно сглатываю и снова пробую дверь. Открыто.

У меня затекли ноги, – выдумываю себе оправдание, выбираюсь из машины и вдыхаю свежий ночной воздух. Снаружи так же темно, как и внутри, но вдали от Каллена безопаснее. Надолго ли? Я прохожу шаг, второй и чуть не падаю, оступаясь на крупной коряге. Дальше – лес, а мы стоим на пустой обочине, исчезающей в черни дороги. Безлюдное место без шанса на попутку. Где-то гаркает птица, и я осекаюсь в мыслях, что хочу сбежать. От кого? От Адама? Отдышавшись, я уже думаю, что моё воображение просто разыгрывается и никакой опасности нет. Неужели я ему действительно нравлюсь, и он всего лишь хочет уединиться? Рациональное объяснение никак не бьётся с моими чувствами: я медленно брожу вокруг машины, застегивая куртку под самый ворот, снова вздрагивая от фантомных касаний Каллена. Вернуться бы и отшутиться, но отчего-то не могу заставить себя шагнуть ближе. Может, стоит перебраться на задние сиденья? Хороший вариант, чтобы обозначить между нами дистанцию, однако Адам сам выходит мне навстречу и слишком быстро оказывается рядом. Или в темноте я не могу оценить расстояние между нами?

Всё в порядке? – я уточняю у Адама, но спрашиваю на самом деле себя. Ничего не в порядке. Мне снова страшно и жутко. Необъяснимо боязно находиться ближе вытянутой руки, и решаюсь проверить, протягивая раскрытую ладонь вперёд, останавливая себя? Его? Раскрытые пальцы упираются в грубый и холодный камень там, где должно быть у обычных людей сердце. – Адам? – я окликаю снова, будто зов по имени – это спасительное заклинание, призванное рассеять морок ужаса. Он молчит, а я рефлекторно шагаю назад. Каллен вынуждает меня пятиться, и я легко перешла бы на бег, различая я дорогу дальше собственного носа. Тем не менее я выбираю направление в сторону дороги. Там у меня будет шанс на побег. – Ты меня пугаешь, – говорю как можно мягче, но шаги становятся шире и быстрее. Я почти готова обернуться и побежать в полную силу.

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+1

10

Дверь Вольво громко хлопает, сообщая о том, что Рита ушла. Нервный выдох. Глубокий вдох.
Я всё ещё чувствую её запах. Он повсюду: в салоне машины, в мои лёгких, на моей коже. Я всё ещё фантомно ощущаю тепло её кожи на подушечках своих пальцев, ледяных, как снег. Ощутила ли она, как холодна моя кожа? Или липкий страх затуманил рассудок и оставил эту деталь без внимания?
Но мне нужно успокоиться. Необходимо привести свои мысли в порядок, пока я не натворил дел. Её пропажу точно заметят. И Карлайл. Я рассказал ему о своей «проблеме», тогда-то он и поведал мне о том, что у каждого вампира есть такой человек, кровь которого слаще всего на свете. Только вот встретить такого человека большая редкость. Я встретил. Он всё поймёт. По моим глазам. По моему поведению. Я не могу рисковать всем. Своей семьей. Своей жизнью из-за мимолётной слабости.
Вдох.
Выдох.
Где-то на улице Свон бродит одна. Напуганная. Не зная, как выпутаться из этой ситуации, она бродит вокруг машины. Спотыкается, ругается сама на себя за то, что так просто согласилась поехать с одноклассником, который с ног до головы был окутан тайной. Уверен, что прочёл бы это в её мыслях, если бы только мог. Но она, как закрытая книга для меня.
Если бы ты только знала, Рита.
Даже с закрытыми глазами я слышу бешенный ритм её сердца, который перемещается из стороны в сторону. Мы в глухом тёмном лесу. Здесь некуда бежать. Некуда спрятаться. Ты в ловушке.
Мне хватает сил, чтобы досчитать до десяти и успокоиться хоть немного. Дальше в машине сидеть нельзя. Надо выйти к перепуганной девчонке и хоть как-то успокоить. Убить! Нет! Нет! Нельзя. Я не могу позволить этому случиться. Надо идти.
Она смотрит на меня глазами испуганного зверя. Спрашивает всё ли в порядке. В порядке ли, когда я даже рта не могу раскрыть, ведь тогда она увидит мои проступившие клыки. В порядке ли, когда мне больше всего на свете хочется впиться этими клыками в нежную плоть?
Нет, Рита, не в порядке. И где-то на инстинктах Свон чувствует то, что сейчас находится в смертельной опасности. Пятится назад, когда под собственной ладонью не чувствует биения сердца в моей грудной клетке. Оно уже давно не бьётся.
Шаги больше. Быстрее. Я не отступаю. Всё происходящее сейчас будит внутри меня инстинкты хищника, который выбрал свою жертву.
- Беги.
И я иду на поводу у своих желаний, когда низким от желания голосом произношу одно слово, которое запускает игру. Свон срывается с места. Неуклюже преодолевая препятствия в виде поваленных веток и листьев. Я же стою на месте, давая девчонке время на спасение. Мнимое. Его не будет. Она будет моей живой или мёртвой.
- Три.
Мои глаза закрыты. Голова обращена к небу. Мелкая изморозь щекочет кожу. Ещё немного и плачущее небо под ногами превратит землю в вязкую грязь.
- Два.
Прислушиваюсь к сердцу, звук которого постепенно удаляется. Как только оно не выскочило из грудной клетки от страха.
- Один.
Глаза открываются мгновенно. Я срываюсь с места, чтобы догнать девчонку всего за несколько секунд и встать перед ней в тот самый момент, когда Свон оборачивается, чтобы посмотреть за спину. Поэтому она со всего маху врезается в моё тело и отлетает на землю.
- Надо быть осторожнее. Разве тебя не учили?
Полные сарказма слова срываются с губ.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:15:26)

+1

11

Беги.

Я слышу команду сразу. Предупреждение об опасности бьёт по нутру, подстёгивает, хлещет изо всё силы, только я не могу шелохнуться. Тело движется непослушно и неохотно: ему плевать на страх и сжигающий меня изнутри ужас, оно лениво и плавно позволяет сделать мне маленький шажочек назад – к спасению, которого нет.

Постепенно удаётся взять себя в руки, вернуть ту часть самообладания, позволяющую соображать быстрее и способнее, чем загнанное в угол животное. Впрочем, от последнего ничем не отличаюсь – также мечусь и дёргаюсь. С каждым шагом я иду резче, двигаюсь рванее. Меня трясёт и лихорадит, но скорость растёт, и я отхожу от Адама, переходя на бег.

Я всё еще не могу поверить, отрекаюсь от мыслей и отказываюсь принимать во внимание, что мой одноклассник… нет, это бред, абсурд и подлинный сюр. Почему же тогда я бегу? Лёгкие гудят от нехватки воздуха. Я задыхаюсь и захлёбываюсь тревогой. Вместо кислорода – разряженная паника.

Бег в темноте – неудачная затея. Где-то на перипетии сознания я осуждаю себя за такую опрометчивость: легко споткнуться и в лучшем случае отделаться разодранными коленями и локтями, в худшем – свернуть себе шею, однако меня гонит вперёд инстинкт самосохранения, который я раньше воспринимала разве что в шутку. Нельзя сказать, что я отношусь к опасностям попустительски и не воспринимаю их всерьёз, нет, скорее я удачно их избегаю, не имея за собой страсти испытывать судьбу: в мой перечень хобби не входят опасные занятия, я не рискую из-за скуки и не вожу сомнительные знакомства; конечно, никто не знает, где может поджидать угроза, но риск подводных камней я свожу к минимуму до тех пор, пока не знакомлюсь с Адамом Калленом.

Врезаться в камень больно. Забавно, что это – мои единственные мысли после столкновения. Забавно, но неутешительно. Я бьюсь и падаю назад, встретив непосильное мне сопротивление. По ощущениям, нет и шанса сдвинуть его с места, реши я сесть за руль пикапа и из праздного любопытства сбей его на скорости восьмидесяти миль в час. Несвойственные мне фантазии, но другой защитной реакции на боль у меня нет. Я падаю на спину, и на мгновение у меня спирает дыхание. В темноте ничего неясно. Кажется, она облепляет меня со всех сторон, и я тону в чёрном мазуте, мне нечем дышать. Я корчусь, но всё-таки подбираюсь на холодной влажной земле, помогая себе руками и вместе с тем отползая от Адама как можно дальше. Навряд ли это меня спасёт, но я не могу сдаться так просто.

Адам, что ты говоришь? – мне обидно и страшно. – Мне больно, – что ни на есть жалоба, вполне обоснованная и имеющая место быть после допущенной ко мне грубости. Совсем не смешной розыгрыш, который зашёл уже слишком далеко. Меня пробирают злость под руку с раздражением – последствия болезненного падения. Проще по-прежнему верить в рациональное объяснение поведения Каллена, ведь оно вот-вот случится (куда дальше и хуже?), но подсознательно – я загибаюсь и корчусь от страха.

Пожалуйста, отпусти меня, – в тоне нет больше укора и жалобы, они уступают место мольбам и надеждам вернуться домой. Вернуться к обычной жизни: к неразговорчивому отцу и редким семейным посиделкам по выходным со сваренным мною глинтвейном, к болтливым подругам и школьной рутине, что иногда меня удручает, но сейчас кажется непозволительной роскошью. Я отталкиваюсь ногами от взрытой земли и ползу, не понимая даже куда. Не знаю, где мы, как далеко от города и будет ли по трассе проезжать хоть кто-то, кто сможет заметить и помочь.

Спасите! – я кричу что есть мочи. Голос надорван и надтреснут. Я ору второй, третий раз. Ответом служит тишина и приближение ко мне чего-то необъяснимо, дикого и жуткого, что невозможно обличить в слова. – Спасите… – уже плачу и утираю грязным рукавом куртки лицо. Во рту солоно от слёз.

Что ты такое? – шепчу, еле различая силуэт Адама на фоне иссиня-чёрного леса. Луна скрывается за облаками, смазывая оттенки, только редкие звёзды на тёмно-синем хмуром небе молча свидетельствуют происходящему наяву кошмару. Каллен не спеша ко мне подходит. Знает, я уже не убегу, и в последней попытке защититься закрываюсь рукой, не замечая, что та кровоточит и саднит с момента болезненной встречи со взрытой обочиной. – Что тебе нужно? – выталкиваю слова, убирая намокшие волосы со лба и размазывая кровь. Дождь несильный, но в углублении рядом уже образовывается лужа, и я смотрю на плачущее небо под ногами.

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+1

12

Рита лежит на земле, пытается спастись. Но её попытки не увенчаются успехом.
Я смотрю на неё сверху вниз и по венам разливается адреналин. Он как наркотик. Опьяняет, притупляет чувства, подгоняет сделать следующий шаг, чтобы сорваться в пропасть.
- что я говорю?
Мне кажется, что этот вопрос я задаю Свон. На деле он оседает на моих губах и застревает в мозгу. Что я говорю? Что я делаю? Топчу свою жизнь. Убиваю свою любовь. Разве этого я хотел, когда был человеком? Разве этому меня учил Карлайл, когда дал мне второй шанс? Нет. Мужчина думал, что спасает достойного человека, того кто сможет переступить через свои собственные желания во благо других. Он видел внутри меня свет. Я же этот свет погасил своими срывами и необузданным эго. Я оступался три раза и три раза Карлайл прощал меня. Простит ли в этот раз?
В это я уже не верю.
Рита жалобно смотрит на меня. Зовёт на помощь осипшим от страха голосом и каждое её слово, как звонкая пощёчина. Звонкая. Колючая.
- Тебе лучше не знать кто я такой.
Не поверишь. Сочтёшь за очередной бред или попытку поиздеваться. Я и сам бы никогда в жизни не поверил в то, что сказки о вампирах на самом деле не сказки, а рассказы выживших счастливчиков, которые старались предупредить остальных. Но люди слишком глупы, чтобы открыть глаза и увидеть мир таким, каков он есть на самом деле.
Тебе лучше не знать кто я. Да и лучше бы вообще не встречать никогда.
Звук шагов тонет в плачущем небе под ногами. Ботинки паркуются в грязь. Мне стоит сделать несколько шагов, чтобы почувствовать ни с чем не сравнимый аромат крови. Клыки мгновенно вырастают. Твою мать! Один рывок. Мне стоит сделать всего один рывок, чтобы получить то, чего я так жаждал. Она рядом - только руку протяни. Но именно в эту секунду, когда смерть Риты так близка, внутри поселяется страх её потерять. Навсегда.
Нет! Я не могу это сделать. Лучше умереть. Быть разорванным на части Вольтури, чем увидеть кровь любимой на своих руках.
- Убери! - Я зажимаю нос в напрасной попытке не чувствовать запаха Свон. Но её аромат уже засел в лёгких. Он кружит голову и мысли. - Я сказал убери! - Движения быстрые и чёткие - сорвать с себя куртку и кинуть ее в Свон. Но она не понимает в чём дело, смотрит большими от страха глазами и не шевелится. - Да чёрт возьми! - Я подхожу совсем близко и, не дыша, сажусь на корточки, чтобы перевязать ссадины. Может хотя бы так запах станет слабее. Рваный вдох. Нет, это почти не помогает. - Поднимайся. - Мой тон грубый и бескомпромиссный. Я рывком поднимаю девчонку и волоку её к машине.
Какого чёрта она так далеко. Готов поклясться, если бы моё сердце билось, то сейчас оно бы прошибло грудную клетку. Быстрыми шагами мы доходим до Вольво. Рита что-то жалобно бормочет внизу. Я не слушаю её, лишь счёт цифр в голове, чтобы успокоится. Но ничего не помогает!
- Пристегни ремень. - Цежу сквозь зубы, когда мы садимся в машину. - Дай сюда. - Её руки не слушаются, дрожа словно бы она только что мяла снежный ком в горячих пальцах. Поэтому я сам пристёгиваю девчонку, да так, что её руки остаются под ремнём. - Просто блядство! - Удар ладонями по рулю и педаль в пол.  Вольво срывается с места. Мне нужно скорее отвести Риту домой и больше никогда не пересекаться с ней. - Сейчас я отвезу тебя домой и ты больше никогда меня не увидишь. - Говорю и сам не верю своим словам. Как будто это не я следил за ней спящей. Не я поправлял её одеяло и гладил по щеке ледяными пальцами. - Забудь всё, что видела там. Поняла?

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:16:43)

+1

13

Не решаюсь спорить с Адамом. Может, это и в самом деле неважно, кто он такой? Какое это имеет значение, если я на пороге смерти?

Я жмурюсь от страха и хнычу, силюсь отползти дальше и только зазря развожу грязь, изваливаясь в слякоти и пачкаясь. Не самое подходящее время печься о комфорте и удобстве, но я цепляюсь за ощущения сырости. Мне неудобно, грязно и мокро – значит, жива.

Что? – не понимающе переспрашиваю. – Что убрать? – не понимаю, на что такая бурная реакция с его стороны. Интуитивно догадываюсь, однако оставшиеся внутри меня крупицы рационального и сознательного не позволяют сложиться очевидным выводам. Даже если признаюсь в этом себе – это ничего не изменит. Как ни назови зверя – он останется таковым. Тем не менее опускаю пораненную руку и прижимаю к себе. Не так больно, сколько страшно спровоцировать Каллена на нечто более ужасное, нежели яростные крики, больше похожие на животный рык. Куртка падает на меня тяжёлым комком, а я не знаю, что с ней делать. Она не поможет мне защититься ни от Адама, ни от постепенно расходящегося дождя. Я то и дело всхлипываю, сжимая плотную ткань до белеющих костяшек.

Вопреки опасением, Каллен присаживается рядом и… помогает? Я не сопротивляюсь, позволяя перевязать неглубокую, но болезненную ссадину, не понимая. С чего бы ему оказывать мне помощь, если намеревался убить? В последнем уже не сомневаюсь, и стоит проявить чуть больше разумности, продолжая бегство. Так, у меня будет хотя бы мизерная возможность сбежать, но вместо отступления я послушно следую за Адамом к его машине, словно сама ищу повод вновь оказаться в ловушке.

Не нужно, я сама доберусь до города… – пытаюсь сказать что-то против, но не могу остановиться – тащит меня силком. Остановлюсь – поволочит дальше сам. В спешке перебираю ногами и сажусь в машину, вжимаясь в кресло. Так и сижу – молча, безропотно, в ожидании расправы. Не слышу требования пристегнуться и слежу за руками Адама, отнюдь не деликатного и внимательного к жестам, грубо пригвождающегося меня к месту. Безмолвно плачу, дрожа от холода и страха. Его куртка нисколько не согревает, напротив, стойкий запах парфюма напоминает, что я в западне.

Хорошо, – не голос – беспомощное бормотание. – Хорошо, – повторяю для себя, для Адама. Не верю ни единому слову Каллена, но неизбежно смиряюсь с близившимся концом. Не сомневаюсь в одном – это часть какой-то игры: напугать, отпустить, схватить и дать ложную надежду на спасение. Жестоко и обидно. Как никогда я ощущаю себя слабой и бессильной. Его прикосновения жалят холодом, и я невольно вздрагиваю, отворачиваясь. Крепче жмурюсь и заклинаю Каллена исчезнуть.

Через пару минут истерика отступает. Мне по-прежнему страшно и неспокойно, но в минуты общего молчания мне удаётся частично взять себя в руки. Цена временного затишья – ясные и чересчур настойчивые мысли, множащиеся без конца и шанса остановиться; я думаю о мелочах и незначительных фактах, предаюсь рефлексии и копаюсь как в своих поступках, так и в поступках Адама. И нарушаю повисшее хрупкое равновесие.

Я знаю, кто ты, – глубоко выдыхаю и набираю в лёгкие воздух снова. Ничего не значащей, размытой фразы мало, нужно больше.

Ты вампир.

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+1

14

Всё происходящее, как дурной сон. Кошмар, от которого хочется отмахнуться и забыть. Только вот я уже добрую сотню лет не видел снов, хоть всё ещё помню как оно бывает. Но что хуже всего - ужасные события были реальностью, сотворённой моими же руками.
Как я мог так сильно облажаться? Как мог допустить мысль о том, что я в праве отнять жизнь этой девчонки из-за её крови?
Руки бьёт мелкой дрожью, но уже не от чувства жажды. Нервное. Только сейчас я в полной мере осознаю какими будут последствия моих необдуманных действий. В лучшем случае Рита, как и обещала будет молчать. Из-за страха за свою жизнь или близких не столь важно. Может быть переедет из города, чтобы быть от меня как можно дальше. Да даже если останется, то я не смогу больше подойти к ней. Не смогу поговорить. Это ли не мука? Каждый день видеть того кого любишь, без возможности подойти? Она красавица, хоть и не верит в это, так что точно найдёт себе кого-нибудь из местных олухов и тогда мне придётся не сладко. Моя выдержка покроется мелкими трещинами и однажды осыпется осколками под ноги, когда я сверну шею этому ублюдку. Никто не в праве прикасаться к ней. 
Но всё может быть куда хуже, если Свон по приезду домой всё расскажет отцу. Ей ничего не мешает поддакивать сейчас каждому моему слову, чтобы выиграть для себя время. Тогда моей семье придётся бежать. Снова. Они не заслуживают этого.
Какой же дурак!
Дорога перед глазами мажется из-за большой скорости. Мне стоит расслабиться и сбавить скорость, пока я не совершил очередную глупость и не отправил нас в кювет. Весь этот путь по лесной дороге сквозь вековые ели я не смею посмотреть в глаза Риты. В них боль и отчаянье смешались в безумный коктейль. В груди болит то, что казалось уже давно мёртво. Уму не постижимо!
- Ты вампир.
Если бы моё сердце билось, то сейчас пропустило удар. Или два.
Машина резко тормозит. Бью по тормозам в приступе паники. Как? Как она догадалась об этом? Этого не может быть! Воздуха катастрофически не хватает. Задыхаюсь, потому резко выхожу из машины, как ошпаренный, и обхожу её, жадно глотая воздух. Плачущее небо под ногами смешивается с грязью и липнет к ботинкам.
Приступ паники заставляет сделать несколько шагов в сторону леса. Бежать. Мне хочется бежать так долго пока хватит сил, подальше от этой девчонки. Она раз за разом рушит мою жизнь одним своим существованием. Она не должна была приезжать в этого город. Не должна!
Холодная и мокрая кора дерева встречается с моим лбом. Я закрываю глаза в немой попытке привести чувства в порядок. Надо вернутся и сказать, что это лишь фантазии. Наврать с три короба, что я просто эгоистичный мудак, который решил развлечься. Впрочем, это даже не будет ложью после всего случившегося. Вампиров не существует. Это сказки для маленьких детей и очень впечатлительных взрослых. Свой приступ паники замаскирую дурным настроением. Совру, что выпил много, вот и стало дурно.
Это будет правдоподобно, хоть и ложью.
И когда я уже собираюсь пойти обратно в машину, за спиной послышались шаги. Тихие. Аккуратные. Зачем она пошла за мной? Зачем снова и снова и спутывает меня? Кажется, небеса решили наказать меня за прошлые ошибки, подослав её.
- Уходи. - Мольба. В моём голосе не осталось злости и яда. Их выкинуло страхом и паникой. - Прошу.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-10-01 13:16:55)

+2

15

Уже не догадка и не предположение. Я уверена, что Адам не человек.

Вампир. Слово режет язык, и мне больно и до безумия страшно припоминать все мелкие моменты и случаю в ретроспективе: случайные холодные прикосновения в машине, необычный взгляд, точно звериный (отчего я не единожды думала, что Каллен хочет меня съесть и смеялась над собственными мыслями), его нелюдимость и узкий круг общения, включающий в себя одну семью (получается, они тоже вампиры? неужели и Элис, и Джаспер, и все другие?.. впрочем, на уточнение деталей у меня не хватает духа и ясности мыслей), а также мой первый день в новой школе, когда на уроке биологии Адам едва мог держать себя в руках, зажав нос и стремглав выбежав из аудитории, только-только прозвенев звонок (я запомнила чёрные-чёрные глаза Каллена, не посещавшего школу несколько дней кряду, а потом вернувшегося так же внезапно, и как и исчезал, с одной необычной особенностью – золотым цветом радужки; якобы флюоресценция – верилось слабо и тогда, а сейчас тем более).

Ко всем собранным воедино фактическим зацепкам прибавляется беснующийся инстинкт самосохранения. Я то и дело вожусь в кресле не в силах успокоиться; заложенные в каждом человеке механизмы выживания диктуют мне сейчас потребность что-то предпринять, не сидеть в ожидании расправы, второго шанса уже не будет точно, но максимум, на что меня хватает – на цепкую хватку в ремень: то и дело тереблю в попытках его отстегнуть; средство безопасности уже не кажется таковым, скорее веревкой, удерживающей меня от побега. Можно нарыскать защёлку и отстегнуть, но хаотичные, беспокойные мысли бегут впереди здравого смысла, давно оставившего меня позади. Меня бросает то в жар, то в холод. А вдруг я ошибаюсь? Как же это смешно, наверное, слышать – ты вампир. А я в таком случае ведьма, только на ум не приходит ни одно спасительное заклинание, способное повернуть время вспять и не соглашаться  с Адамом на прогулку, но пусть я говорю полную чушь и от паники несу околесицу, пусть Адам думает, что я не в себе, сошла с ума и лишилась рассудка. Если это поможет мне добраться до дома в целости и сохранности – пускай. Я придумаю что-нибудь ещё. Например, байку, что если в Форксе обитают вампиры, то наверняка водятся и оборотни, как противоборствующая сила. Что угодно, лишь бы снова обнять Чарли. Как никогда, я скучаю по отцу и боюсь больше его не увидеть. Бедный Чарли, после развода с мамой он не переживёт, и так ему слишком одиноко и невыносимо тоскливо ежедневно возвращаться в пустой дом, лишённый внимания женской руки (в мой переезд это особенно чувствовалось, как Чарли несуразно пытался обустроить мне комнату, заморозившись с новым постельным бельём, и всё переживал, понравится ли мне фиолетовый; а после подарил пикап, чем окончательно меня растрогал, и я отдала бы сейчас абсолютно всё, что имею, чтобы оказаться за рулём своего красного пикапа, нежели в пассажирском кресле серебристого вольво). Затянувшаяся рефлексия сбивает меня с толку и путает во времени.

От резких тормозов меня бросает вперёд, и ремень безопасности грубо врезается мне в грудь. Куртка Адама, так и не согревшая меня за минуты беспорядочной езды, смягчает удар, но дыхание всё равно сбивается, и я учащённо дышу. Значит, я права?

Я смотрю перед собой невидящим взглядом. Глаза давно привыкли к полутьме, да и что искать в пустом, словно стерильном салоне, в котором почти нет запахов? Невольно вспоминаю патрульную машину отца и навязчивый аромат ванили, идущий от синей подвески-ёлочки под зеркалом; я не раз говорила Чарли, что ёлка не ароматизатор, а оберег против всех женщин на мили окрест, на что он отшучивался, мол, иначе из-за его работы в салоне будет витать полицейский запах преступлений, которых в таком тихом, неприметном и малочисленном городе, как Форксе, попросту не бывает.

Я прикрываю глаза и медленно выдыхаю. В груди бешено колотится сердце – адреналин знает своё дело и гоняет кровь по кругу, прокладывая дорогу вновь подступающей панике. Жалею и корю себя, что не удаётся удержать язык за зубами и смолчать. Может, Адам действительно отвёз бы меня обратно? Я не решаюсь и посмотреть в его сторону, однако он выходит из машины, и всё стихает. Умолкший мотор, погасшая приборная панель – ни звука, ни клочка света, только моё неравномерное дыхание и пульс, бьющий по вискам. Что делать – не знаю, но и бездействовать не могу тоже. Я освобождаюсь от давящего ремня и медленно выхожу из машины в глубокую ночь. Наша вторая остановка чересчур напоминает первую. Я нисколько не учусь на ошибках и снова ищу опасности, даже забываю проверить телефон на предмет улучшившегося сигнала – меня слишком беспокоит Адам. Кем бы он ни оказался на самом деле, я должна выяснить.

Аккуратно, буквально наощупь пробираясь в темноте, я иду вперёд – туда, куда предположительно ушёл Каллен. Слишком тихо и слишком быстро, чтобы под силу было отследить.

Адам? – осторожно зову, вопреки разумным доводам к нему не приближаться. – Ты здесь? – упорно не вижу, но надеюсь. Плачущее небо под ногами замедляет мой ход. Дождь набирает обороты, становится сильнее, и я постоянно смахиваю с лица крупные ледяные капли, заодно заправляя за уши липнущие мокрые пряди волос; куртка Адама промокает насквозь, и я дрожу от холода.

Прошу, ответь мне, – предчувствие меня не обманывает – он действительно рядом. Ближе не подхожу – боюсь, но и уйти не могу – что-то останавливает и вынуждает меня добиваться правды. – Я… – голос заикается. – Я-я никуда не уйду, – проговариваю твёрдо, но звучу слабо. Бьёт озноб, и я растираю в горячих пальцах невидимый снежный ком и топчусь в слякоти. – Не прогоняй меня, – это точно не выход: вернуться в машину и ждать его возвращения, а что дальше? Сделать вид, что ничего не произошло? Невозможный исход, на который и не стоит надеяться, в первую очередь, самому Адаму. Во мне просыпается решительность и упрямство добраться до истины даже ценой собственной жизни.

У тебя холодная кожа, а глаза меняют свой цвет, – в этот раз сказками о флюоресценции меня не проведешь. – Ты ничего не ешь, – об этом любит поговорить Джессика в столовой, гадая, что за диеты придерживаются все Каллены, и мечтая узнать секрет их красоты и молодости. О, если бы Джессика знала… – А твоя семья ведёт себя так, будто вы не из этой жизни и не из этого времени, – чем больше говорю, тем больше убеждаюсь – это не оговорка и не шутка. – В солнечные дни вы всегда уезжаете из города, – поначалу я верю версии, что у всех на слуху, что Карлайл просто обожает пикники на свежем воздухе и балует семейство подобными вылазками пару раз в месяц, но сейчас эта особенность – лишнее подтверждение. Стойкий ореол таинственности и загадочности вокруг Калленов тает с каждым новым доказательством, и я не сомневаюсь в своей правоте. Решимость притупляет страх, и я подхожу почти вплотную, забывая о боли в руке, неприятно пульсирующей под тугой повязкой. Та словно подстёгивает идти дальше, навстречу неизбежности.

Сколько тебе лет, Адам? – задаю вопрос, призванный окончательно подвести черту. Ну же, Адам, признайся.

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+3

16

Сумасшедшая.
Эта мысль откладывается на подкорке мозга пометкой об этой девчонке. После всего что произошло, после того, как я явно дал понять, что со мной лучше не иметь дел, она идёт за мной. Пробирается через черноту ночи, словно через дебри густого леса и зовёт меня. Зачем? Свон видела на что я способен, на собственной шкуре ощутила что значит моя любовь: жестокая до содранных коленей, удушающая до предсмертного вздоха.
Но она здесь и никуда не собирается уходить.
Да что с ней не так?!
Любая другая девчонка на её месте воспользовалась бы возможностью и, вместо того, чтобы подходить ко мне, пересела на водительское сиденье и вдавила педаль газа в пол. Спастись - разве не это одно из самых главных рефлексов людей? Разве не так они поступают, когда нос к носу сталкиваются с хищником? Любой ценой сохранить свою хрупкую жизнь - так было в те годы, когда я ещё был человеком и моё сердце качало кровь в жилах. Не думаю, что что-то изменилось с тех пор. Рита же упорно шагает в пропасть, словно зависимая от острых ощущений. Неужели так сильно надоело жить?
- Да чтоб тебя.
Шёпотом под ноги, когда острое чутьё снова улавливает тонкий шлейф человеческой крови. Такой желанной и манкой. Единственной в своём роде. Только моя. Сглатываю вязкую слюну. Кончик языка очерчивает контур пересохших и потрескавшихся губ. Я всё так же стою у дерева, облокотившись лбом в мокрую и жёсткую кору дерева. Приступ паники сошёл на нет, но сил смотреть в глаза любимого человека, которого чуть не убил, нет.
Её слова бьют больно. Словно звонкая пощёчина, за которой следует гул в ушах. Фак за фактом, который разоблачает меня и всю семью. Другие люди даже не подмечали таких деталей. Или не хотели видеть. Но она... умная, чёрт возьми, и любопытная. Почему судьба не подсунула мне какую-нибудь влюблённую дурочку, которую можно было бы без труда обводить вокруг пальца? Хочется сбежать от сюда. Чего мне стоит ничего не говоря просто уйти? Ничего. А то, что она знает... кто вообще поверит рассказам о вампирах? Это же сказки, чтобы пугать детей. Но сбежать от проблем было бы полным провалом. Такого я бы точно не смог себе простить. Да и Свон? Теперь я вижу, что нет никаких гарантий того, что она оставит меня в покое, а бегать вечно от неё не выход из положения.
- Семнадцать.
Выдаю быстро и без запинки. В этом ответе я был честен, как никогда. Сколько лет мне семнадцать уже не столь важно. Сердце остановилось в далёком тысяча девятисот восемнадцатом году, когда Карлайл решил спасти мою душу и тело. Своё обещание перед моей матерью он выполнил. Должно быть, на том свете она пребывает в полном ахуе от того, как было выполнено её желание. Что ж... просьбы надо формулировать более точно. Мне хватает сил выпрямиться и повернуться к Рите. Девушка переминалась с ноги на ногу в грязи и дрожала от холода. Даже при всё желании не смогу её согреть. Мои руки ледяные, как снежный ком и сделают только хуже.
Рита подходит ближе, заставляя меня отступить к дереву. Спиной я упираюсь в твёрдый ствол. Мне некуда бежать и отступать.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]

t o t e m
. . . .
https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif
если истина в вине
                                  она во мне
[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-11-17 22:05:53)

+1

17

Семнадцать.

Слова Адама эхом повторяются в сознании, только со временем не становится тише. Напротив, с каждым разом звучат громче, бьют по вискам и давят в затылок; у меня спирает дыхание и дрожат руки. Зря. Зря я завожу этот разговор в ожидании правды, которая мне не понравится, и в первую очередь мне не нравится ответ Каллена. Его «семнадцать» звучат так же неправдоподобно, как его переменчивое желание мне помочь, время от времени путающееся с порывами сделать мне больно. В такт мыслям пульсирует раненая рука, и я прижимаю её к себе. Пальцы еле двигаются, мокрые волосы не успевают высохнут и холодной густеющей грязью закрадываются за ворот давно не греющей куртки.

Семнадцать.

Не верю ни единому его слову и какое-то время стою молча. Потерянная в пространстве, времени и суждениях относительно одноклассника, совсем недавно бывшим разве что отчасти странным, несмотря на его необъяснимое притяжение и плотоядный взгляд. Не знаю, сколько мгновений, минут или часов проходит с объявленного числа. Адам декларирует свой возраст так, словно это заученная реплика, вытравленная в памяти всех тех, кто имел смелость этим интересоваться.

Это неправда. Не ведут себя так семнадцатилетние подростки; парой лет старше или младше – тоже. Чем больше времени я провожу в обществе Каллена (а в том, что он рядом – не сомневаюсь), тем больше убеждаюсь в собственной правоте: передо мной не человек. Кажется, Адам и сам себе уже не верит. Если прежде он старался и делал вид, не забывая о дыхании или свойственных абсолютно каждому жестах, то теперь я ощущаю себя в присутствии зверя, бесшумного охотника. В ожидании нападения, к которому невозможно подготовиться, сердце пропускает удар, я, замирая, перестаю дышать, но лёгкие, измученные сумасшедшим бегом, быстро сдаются, и я снова дышу – шумно и чересчур часто, забивая слух ненужными помехами, отчего подступает паника – я не услышу приближающихся шагов. Впрочем, будь я спокойнее, уловила бы момент вовремя?..

И давно тебе семнадцать? – призванная на помощь интонация насмешки тонет в страхе. Я пугаюсь обрушившейся тишины и навязчивых мыслей. На самом деле я не хочу продолжать и допытываться. Меньше знаешь – крепче спишь. Спишь – здесь ключевое, ведь все спящие прежде возвращаются домой и забираются в самое безопасное с детства место – в кровать. Я же только отдаляюсь от счастливой развязки, благополучного завершения вечера, о котором можно было бы со смехом вспоминать. Попросту нет шанса вернуться к машине и попросить Адама вернуться в город – слишком нереально и в какой-то степени даже абсурдно. Против меня играет собственное любопытство, помноженное на дотошное чувство правильности.

Я знаю, кто ты, – медленно шагаю на голос Адама и лихорадочно сглатываю. На языке вертится повторное обвинение в подлинной сущности Каллена, но не решаюсь его озвучить снова, словно оно лишь разозлит и выведет из себя. – И что вы едите… – запинаюсь и останавливаюсь, от настигших меня домыслов я осекаюсь в намерениях добиваться истины дальше.

Поздно – подсознание отвешивает мне звонкую пощёчину. Я захожу слишком далеко.

– Ты убьёшь меня?

[NIC]Rita Swan[/NIC]
[LZ1]РИТА СВОН, 17 y.o.
profession:   школьница
personal brand of heroin: Adam Cullen[/LZ1]
[SGN]thnx, сурикат [/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/pcMTOvi.png[/AVA]

+1

18

- Уже да.
Срывается с губ легче, чем казалось.
«Уже да» звучит, как приговор. Приговор к нашим отношениям (которые могли бы быть) и приговор спокойной жизни. Станет ли Свон молчать об услышанном - большой вопрос. Да даже если сумеет сохранить в тайне эту деталь (решит сама или я смогу ей помочь в этом, запугав в очередной раз) одноклассники смогут заметить, что девчонка избегает меня. Обычно безразличные ко всему подростки смогу придумать много теорий на этот счёт. Жизнь в нашем небольшом городке скучная и серая, как облака, которые висят над верхушками домов большую часть года. Поэтому молодой ум, изощрённый бюджетными фильмами и бульварной литературой придумает событие, которое можно будет передавать из уст в уста за обедом в столовой или на перемене около шкафчиков. В этом сомневаться не приходится. Ещё одна школьная легенда, которая забудется за давностью лет.
- Ну же. Скажи. - На выдохе с надрывом в голосе, который грозится сорваться на рык. - Скажи.
Молчание можно резать ножом. Дотронуться кончиками пальцев до напряжения между нами. Поднеси спичку и та вспыхнет ярким огоньком в этой непроглядной тьме.
Я вижу, как Рита мнётся в нерешительности озвучить свою догадку ещё раз. Как её губы открываются и закрываются снова. Мне сложно отвести от них взгляд и побороть желание накрыть их своими. Чтобы она замолчала. Не говорила этого страшного слова, которое может испачкать её. Чтобы наконец ощутить её тепло. Тепло человеческой кожи.
Свон смотрит мне в глаза. Точнее чуть левее. Из-за густых еловых ветвей лунный свет, который изредка проглядывает из-за тяжёлых чёрных туч, не может добраться до нас. Поэтому девчонка ничерта не видит и лишь может догадываться о том, что я стою где-то рядом, в то время как я сам, смотрю на неё с тоской. Сейчас она всё узнает обо мне и я больше не смогу приблизиться к ней ни на шаг. Но сказать такое не просто. Поэтому Свон нерешительно проговаривает «вампир».
Злость перемешивается во мне с адреналином и желанием закончить эту пытку как можно быстрее.
- Громче. - Я грубо обрываю её, подначивая увереннее заявлять о своих умозаключениях. Быть твёрже.
И Рита не заставляет долго ждать: выкрикивает в темноту мою сущность.
Тяжёлый груз тайны сваливается с моих плеч. Дышать становится легче. С меня словно сбрасывают ошейник и отпускают на волю. Странное чувство отзывается где-то внутри. Словно так и должно быть. Словно Рита то самое существо, которое в целом мире может меня понять, ощутить мою боль и отчаянье. Я не человек. Никогда им не стану. Не смогу состариться. Прожить жизнь, позвав любовь, радость и ласку близкого человека. Я никогда не смогу познать радость отцовства, да и внуков, тем более, не будет. Подумать только: будучи юнцом, я даже не думал о том, что когда-то захочу этого так сильно. Да что там. Я «умер» так рано, что не успел задуматься об этом. Но теперь, стоя перед Ритой, могу признаться в этом себе самому. Она та самая. Та, которая разбудила во мне все эти чувства и желания. Нас разделила добрая сотня нет. Судьба та ещё сука, разбросав нас во времени.
- Боишься? - Мои пальцы тянутся к мокрым прядям, прилипшим к лицу Свон. Я убираю их с щёк и заправляю за ухо, чтобы лучше видеть миловидное лицо. Дождь тем временем понемногу затихает. Кроны деревьев хоть как-то защищают нас от холодных капель воды. Но те все же умудряются срываться вниз. Все мои инстинкты кричат о том, что не стоит делать этого, но всё же склоняюсь вперед, чтобы лучше чувствовать её дыхание. Ощущать его собственной кожей. Сбитое от волнения. В последний раз заглянуть в её глаза перед тем, как она пошлёт меня к чёрту. - Думаешь я способен на это? - совсем рядом с губами. Моя рука так и остаётся лежать на шее. Почти невесомо, касаясь лишь кончиками пальцев. Там, где чувствуется пульс, разогнавшийся до предела.

[AVA]https://i.imgur.com/ENhJUOp.png[/AVA]
[NIC]Adam Cullen [/NIC]
[LZ1]АДАМ КАЛЛЕН, 120 y.o.
profession:   школьник
personal brand of heroin: Rita Swan[/LZ1]
[SGN]

t o t e m
. . . .
https://i.imgur.com/QJdsDR4.gif
если истина в вине
                                  она во мне
[/SGN]

Отредактировано Adam Placentino (2022-11-17 22:08:03)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Какая глупая овечка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно