внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » all my roots have been ripped up


all my roots have been ripped up

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

https://i.imgur.com/F6USFq7.gif

https://i.imgur.com/7be74Az.gif

Christian Ford

&

Jensa Löfgren

июнь 2021. Сакраменто.

сколько не беги от своих родственников, а они все равно настигнут тебя даже на другом материке.
но так ли это плохо?

[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

2

Несмотря на свою холодную, как кристальные воды фьордов, кровь, Йенса любила стоявшую в Сакраменто жару. В такие моменты создавалось впечатление, будто сам город впадает в спячку, дожидаясь той поры, когда высокая температура пойдёт на спад. Многие прятались под кондиционерами на рабочих местах, ведь работа никуда не денется даже в таких погодных условиях, кто-то уже отправился в долгожданный отпуск, а кому-то (читай: Йенсе) и жара была не страшна. И не в таких условиях в своих выдуманных мирах побывала юная мечтательница, чтобы бояться высоких температур и горячих прикосновений солнечных лучей.

Термос с холодной водой, совсем недавно начатая увлекательная книга, широкополая шляпка для защиты нежной кожи северянина, несколько слоёв солнцезащитного крема для того же, лёгкий наряд, который почти не ощутим на теле, — вот рецепт залога любой летней прогулки Йенсы Лофгрен. Здесь даже норвежская кровь, привыкшая к холоду и кристально чистому свежему воздуху не вскипит и не взбунтуется. Главное вовремя произвести необходимые приготовления, чтобы всё шло по плану и не выходило за установленные рамки. Их девушка, конечно же, не любила, однако не могла не согласиться, что в некоторых ситуациях и аспектах общественной жизни они нужны.

На поводке величественной рысью дворового аристократа впереди Йен шествовал один из её приютских любимчиков. Старина Джек был матёрым псом смешанной породы. Слишком маленьким для того, чтобы связываться с собаками побольше, но слишком отважным и великовозрастным, чтобы они сами его побаивались. Юный волонтёр любила старину Джека не только за смелость и умение постоять за себя, но и за довольно дружелюбный характер, который помогал ему налаживать контакт с маленькими детьми. Только вот даже дружелюбие этого пса не помогало получить ту долю внимания и уважения, которая была необходима для того, чтобы попасть в любящую семью. Многие засматривались на него, хвалили открытость пса, но не более того. Обычно выбирали породистых, так или иначе затесавшихся в расношёрстные ряды приютских собак. Была бы воля Йенсы, она сама взяла бы его к себе. Да вот условия пока что не позволяли, аллергия Рамунда была одной из причин неподходящих условий. Поэтому Джек довольствовался вниманием девушки на таких вот прогулках, когда ни ей, ни ему жара нипочём, потому что они вместе и хорошо подготовлены.

вв

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;
[/LZ1]

+1

3

Фредерика с крайним упорством, слишком ярко выраженным для полугодовалого ребенка. если кто-то решит спросить его мнения, тянет в рот листик, который несколькими минутами ранее заставила сорвать, чтобы можно было помусолить в руках. Она что-то недовольно угукает, когда Кристиан забирает у нее листик, и продолжает тянуться к нему крохотными ручками с пухлыми пальчиками. — Нет, солнышко, мы не будем тянуть это в рот, — с привычно_усталым терпением произносит Форд, поправляя на голове дочери светлую панамку с пчелками: солнце в Калифорнии беспощадно, и не в его интересах разбираться с тепловым ударом у младенца. На ней белые носочки с желтыми рюшечками и белое боди тоже с пчелками: Крис не теряет времени зря, когда ходит по детским магазинам, и не то чтобы он собирался считать деньги, которые уходят на одежду для ребенка. Даже если эту одежду та наденет один-единственный раз на прогулку до ближайшего парка.
У него выдается первый за пару недель полноценный выходной, так что может себе позволить забрать дочь, большую сумку со всем, что только может понадобиться, стоящую сейчас рядом с ним на скамейке в тени дерева, и розовую коляску, чем-то напоминающую танк. Кристиан действительно не собирается экономить на комфорте дочери, как никогда не экономит на собственных рубашках. Сейчас даже одет не в привычный костюм, а в одни из рваных джинсах, кажется, прошлогодней коллекции [ то есть их не жалко ] и обычную белую футболку. И волосы уложены без использования геля, а потому те чуть кудрявятся на концах. Но Фредерика любит дергать за них, а после тащить пальцы в рот, и вряд ли даже безумно дорогое средство для укладки подходит для рациона маленьких детей.
— Спать на свежем воздухе мы не хотим, не так ли? — ласково спрашивает дочь, которая уже вознамерилась стащить с его головы очки, чтобы тщательно ощупать стекла и, очевидно, попробовать на вкус дужки. Форд привычным движением выхватывает очки из практически сомкнувшихся на них требовательных детских пальчиков, и убирает в боковое отделение сумки. Фредерика смотрит так, словно ее предали самым жестоким образом, а нижняя губа начинает трястись. — Ну же, солнышко, давай ты погрызешь то, что тебе можно грызть? А я расскажу тебе о том, почему добровольное непредумышленное убийство наказывается не так строго, как предумышленное убийство, — прижимает дочь к груди, позволяя той почти что стоять на своих коленях. Ее пятка попадает прямо в дыру в ткани, а он аккуратно покачивает ее, чтобы не допустить истерики, ведь если она начнется, то так просто ни за что не закончится.
Фредерика что-то агукает, начиная извиваться в его руках, как уж, отчего Кристиану приходится срочно перехватывать ее, чтобы она случайно не упала: вычеркивать из списка потенциальных профессий для дочери все интеллектуальные у него нет никакого желания. — Что такое? Собака? Но ее тоже нельзя облизывать. Ни тебе, ни мне не понравится, если мне придется вытаскивать из твоего рта шерсть, — смазано целует дочку в висок, смотря на какую-то беспородную дворнягу, привлекшую внимание дочери. А потом обращает внимание и на хозяйку пса. Напряженно прищуривается и инстинктивно прижимает слишком воодушевленную дочь ближе к себе, словно ее могут отнять. Он и не знал, что кто-то из Лофгренов в Калифорнии — недостатки отсутствия общения с семьей.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-07-15 06:56:35)

+1

4

Старина Джек радостно виляет закрученным в бублик хвостом, приветствуя редких прохожих и относясь ко всем с необычайным дружелюбием. Йенса не подпускает его близко к людям, но не держит возле себя насильно, понимая, что собаке нужно чуть больше свободы, чем пределы вольера, а окружающим людям нужна хотя бы иллюзия безопасности. Несмотря на довольно спокойный нрав пса, девушка опасалась, что некоторые прохожие не воспримут его дружелюбия так, как этого хотелось бы ему. Да и сам Джек, несмотря на свой возраст и спокойствие, мог иногда чудить, совершенно неожиданно решая облаять какую-нибудь брюзгливую даму, прошедшую мимо, или её собачонку, агрессивно скалящуюся на всё, что было больше, чем она сама.

Однако сегодня вероятности пока сходились в пользу общего спокойствия. Старина Джек продолжал своё непринуждённое шествие, приветствуя прохожих лишь взмахом дружелюбного хвоста, да и на него самого никто не направлял свою агрессию или аристократскую брезгливость, как это было, когда мимо проходили те хозяева породистых собак, что считали смешанные породы отбросами, недостойными даже внимания. Йенса не обращала внимания на их сморщенные носы и поджатые губы, однако девушке становилось обидно за своего четвероногого друга, который не выбирал, какой породы и с каким цветом шерсти ему родиться. Старина Джек не замечал косых взглядов, если и чувствовал чужое настроение, то не подавал виду, всё так же дружелюбно виляя хвостом, как и при любых обстоятельствах.

Его привлекали дети. Особенно малыши, которые только-только делали свои первые шаги в этом огромном мире. Возможно, когда-то в период своей молодости Джек жил в такой семье, где был ребёнок, которому нужна была поддержка четвероногого друга в его самых ранних начинаниях. Там и выдранный клок шерсти на боку — результат помощи в первых шагах, там и затисканные искренней любовью уши, одно из которых безвольно повисло, будто надломленное, но придающее псу особый шарм, наделяющее даже его внешний вид характером. Вот и сейчас старина Джек заприметил полугодовалую малышку, установил с ней зрительный контакт, поддавшись встречному интересу, и рысью направился именно в ту сторону, где проходила дорожка, ведущая мимо благоговейного тенька, под сенью которого расположились двое. Отец и дочь, с любопытством взирающая на дружелюбно виляющего хвостом пса.

Йенса прошла бы мимо, лишь улыбнувшись и осторожным, но требовательным движением направив пса на дальнейший путь, однако знакомые черты лица в темноволосом мужчине и его пристальный взгляд заставили девушку засомневаться в правильности её дальнейший действий. Дружелюбие старины Джека, подобно пожару, перекинулось и на неё, заставив остановиться в нескольких шагах от парочки и, смерив их любопытным и полным тепла взглядом, улыбнуться.

Она узнала его. Это был всё тот же матёрый волк по фамилии Форд, который всегда находился рядом на некоторых семейных сборах в те давние времена, когда они устраивали семейные вылазки в далёкой Норвегии. Именно от него старшие братья пытались отгородить Йенсу, когда сама она, напротив, тянулась к нему, как любопытный цветок к первым послегрозового солнца. Матёрый волк-одиночка, который грозил никогда не обзавестись семьёй, держал на руках маленькую девочку так, словно она была маленькой принцессой в ещё не успевшем стать суровым королевстве.

— Кристиан, — имя кажется чужим, каким-то неродным, лишь отдалённо знакомым, но и в нём она находит отголоски далёкой родины. — Сколько ветров подуло с тех пор, как мы виделись в последний раз, — улыбка стала ярче, переместившись в глаза девушки, старина Джек вторил её реплике коротким лаем, не слишком громким, чтобы напугать ребёнка, но достаточным для того, чтобы быть услышанным.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;
[/LZ1]

+1

5

Если быть совсем честным, а Кристиан предпочитал быть таковым с самим собой [ не скрываешь от себя свои недостатки — знаешь больше способов, как их замаскировать перед окружающими ], то значительная часть его хотела остаться незамеченным в сени деревьев, оберегая свое главное и единственное сокровище, которое было первым чем-то по-настоящему его в этой жизни, даже если это сокровище грозилось бухнуться с его колен, чтобы поползти в сторону столь занявшей все внимание маленького ребенка собаки. Не то чтобы он не был рад видеть именно Йенсу — насколько помнит, она была, на удивлением, той родственницей, от которой не воротило и с которой можно было разговаривать еще до того, как успеет влить в себя изрядное количество виски или занюхать пару дорожек кокаина [ по трезвости многочисленные семейные собрания родственников в принципе не выносил, предпочитая сглаживать острые углы своего восприятия заранее, заодно раздражая отца ]. Просто семья в его представлении — это всегда было сложно, потому и оставил ее позади несколько лет назад. Последнее, что ему было нужно — это чтобы по семейной сети расползся слух о том, что у него есть ребенок, а мать бы не постеснялась пересечь океан, чтобы попробовать загробастать внучку в свои заботливые руки [ и искалечить психику и ей, видимо ].
Но пес на поводке у Йенсы упорно тащится в их сторону, будто бы подбадриваемый нечленораздельным угуканьем Фредерики и ее протянутыми ручками: теперь Кристиан вынужден держать дочь за пояс, пока та опасно наклоняется вперед и вниз. И вот кузина уже останавливается и всматривается в него. Три. Два. Один. Обратного пути нет. Форд слышит свое имя, видит улыбку — все такую же искреннюю, как помнит, будто у нее никогда не было потайного мотива улыбаться кому-либо, кроме желания это сделать, и улыбается в ответ, но во взгляде все равно застывает некоторая настороженность. Пес лает, словно тоже представляется, отчего ребенок смеется и неуклюже взмахивает ладошками, точно пытаясь хлопнуть. Замечательно. Кажется, ему все же придется вытаскивать шерсть у нее изо рта спустя какое-то время.
— Йенса, вот уж кого я не ожидал увидеть в Калифорнии. Решила погреть косточки после Норвегии? — подмигивает дружелюбно и усмехается, вот только панически настроенная часть мозга уже рисует жуткие картины того, как семья снова врывается в его жизнь в полном составе, уничтожая и руша все на своем пути, как было большую часть его существования. Представляют родителей, которые будут требовать подробностей, в том числе и о происхождении Крис, и раздражение вызывают одни лишь мысли о том, как это могло бы быть. Однако лицо его продолжает улыбаться, руки — держать дочь, которая уже практически ухватилась за ухо подошедшего к ним ближе пса — на удивление слишком спокойного и дружелюбного, хотя наверняка понимающего, что его ждет. — Знаешь, она наверняка оближет его и попробует погрызть: такой возраст, — с легким пожатием плеч произносит, думая о том, что прорезывание зубов сводит с ума: благо сейчас Фредерика спокойна и не плачет от боли и температуры — еще один повод уйти гулять, дав возможность Крис банально передохнуть от забот с дочерью. — Ты здесь живешь? — осторожно пытается прощупать почву, пока Фредерика отнюдь не осторожно пытается прощупать постоянно висящее ухо собаки, потому что нормально торчащее ее совершенно не интересует.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-07-16 15:58:15)

+1

6

Выражение лица мужчины не оставляет в студентке никаких сомнений — перед ней сам Кристиан Форд, который в давние времена её бытности подростком так не любил редкие семейные сборы, что предпочитал коротать часы этой каторги в компании Йенсы. Она была рада рассказать что-нибудь интересное, успевшее произойти за время его отсутствия в Норвегии, он, в свою очередь, забавлял девчонку своими байками, сплетнями и просто забавными случаями, которые успевал припомнить, пока все остальные были заняты обсуждением каких-то своих новостей, которые юная Лофгрен не совсем понимала в силу возраста.

Пёс и малышка на руках заботливого даже на первый взгляд отца, казалось, успели найти общий язык, не прибегая к словестным конструкциям. Достаточно было одним им понятных жестов и пары нечленораздельных звуков, чтобы они начали тянуться друг к другу, подобно разным полюсам магнита. Старина Джек вилял хвостом с таким рвением и с такой скоростью, что Йенса начала побаиваться за его сохранность, но всё же не спешила ослаблять натяжение поводка, не зная, как отреагирует ребёнок и его отец на внезапные поползновения лохматого друга в их адрес. Девушка лишь сделала несколько шагов навстречу сама, чуть приблизив радостного пса к заветной цели.

— Если это можно так назвать, — на улыбку отвечает ещё более лучезарной улыбкой. Всё указывает на то, что этот волк-одиночка остался таковым даже спустя годы, пусть сейчас эта его личина была припудрена блёстками из розового замка, полноправной владелицей которого являлась маленькая красавица на руках мужчины. — Не ты ли в своё время говорил мне бежать как можно дальше от этой семьи, даже если придётся покинуть любимую страну? — чуть склонив голову набок, студентка заговорщицки прищурила глаза, будто подражая его тогдашней заговорщицкой манере вести разговор. — Не страшно, он привык к такому и, мне кажется, старине Джеку будет по душе такое проявление внимания, — Йенса непроизвольно ведёт плечами, неосознанно копируя чужой жест, чуть спускает поводок, позволяя псу упереться передними лапами в край скамьи и мазнуть мокрым от слюны языком по протянутым детским ладошкам. Хвост его не перестаёт двигаться из стороны в сторону, подобно маятнику.

— Да, мы с Рамундом и нашим общим другом арендуем квартиру в центре, — Йен всегда открыта, за исключением тех случаев, когда интуиция упорно подсказывает ей, что конкретному человеку не стоит доверять. Однако Кристиан был другим, несмотря на свою холодность и отстранённость по отношению к семье. Девушка смогла увидеть в нём то, чего не видели другие, либо же он сам открыл и показал ей такого себя. Потому что знал, что она сохранит это в тайне. — Никогда бы не подумала, что увижу тебя таким… с ребёнком, — продолжая улыбаться теплотой утренних солнечных лучей, Лофгрен перевела взгляд с лица мужчины на малышку, с которой вовсю устанавливал контакт дружелюбный и охотный до дамского внимания старина Джек.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;
[/LZ1]

+1

7

Кристиан усмехается, фыркая при этом, когда ему припоминают его собственные дурные советы, которые так долго и упорно давал Йенсе, пока ты была еще подростком, тогда как сам последовал им лишь в тридцать с лишним лет, покинув в конце концов родную страну — единственный способ действительно сбежать от чрезвычайно назойливого родительского контроля. — И ты даже послушалась моих советов? Твои братья не зря боялись, что я могу на тебя плохо повлиять, — в наигранном раскаянии покачивает головой, впрочем, не выпуская дочь из виду ни на мгновение: в первые месяцы, когда Фредерика в основном просто лежала и спала, было намного проще. И это еще она не начала ходить. Да, пожалуй, не зря он не хотел заводить детей: слишком много забот и волнений [ и это даже не считая тех рисков, которые способна привнести в их жизнь его работа ].
— Что ж, тогда старина Джек, должно быть, мазохист, — с легким оттенком сарказма произносит Форд, наблюдая за тем, как детских ладошек касается собачий язык. Как по нему, ощущения должны быть премерзкие [ он не самый большой любитель собак да и в принципе домашних животных, от которых больше грязи и шерсти, однако, что-то ему подсказывает, что если малышка Фредди захочет собаку — малышка Фредди получит свою собаку ]. Тот факт, что какое-то незнакомое животное слюнявит его ребенка, который, кстати, счастливо смеется, не вызывает патологической заботы, какую часто приходится наблюдать на детских площадках, когда матери тут же начинают отмывать детей влажными салфетками и причитать. Фредерике не занимать упорства, а детскому иммунитету нужна тренировка, так что просто продолжает следить за тем, чтобы дочка не упала, пока пытается погладить собаку по мокрому носу и морде. Заодно его же слюни об него вытрет. Удобно.
— Рамундо тоже решил сбежать? Тир и Асмандр смогли пережить эту потерю? — имена кузенов не получается произнести без насмешки: пусть не общался с ними несколько лет, все равно считает, что они слишком привязаны к семье и всем этим идиотским традициям, когда ты вырастаешь скучным взрослым, хотя был весьма безбашенным подростком. Или все дело в том, что в их понимании это он так и не вырос? Не то чтобы рождение дочери слишком сильно изменило его — не так, как, наверное, должно было. Пожалуй, ощутимая часть его до сих пор сомневалась в том, что оставаться с ней — хорошая идея: они с Крис заслуживают кого-то лучшего, чем он. — Не то чтобы я это планировал. Она просто появилась, и вот я уже отец, — пожимает плечами и говорит абсолютно искренне, одной рукой продолжая держать Фредерику, а другой отодвигая детскую сумку, освобождая место для Йенсы и кивком предлагая сесть рядом: коль уж встретились, то вряд ли смогут так просто переброситься парой фраз и разойтись. Тем более когда Фредерика явно не собиралась так просто отпускать Джека, постепенно добираясь и до его явно многострадальных ушей.
— Ее зовут Фредерика, ей почти семь месяцев, и она будет ужасно признательна, если ты никому из родственников не скажешь о ее существовании. Даже Рамундо, — говорит серьезно и тихо, хоть в тоне и проскальзывают жесткие стальные нотки. Возможно, это будет грубо, но ему не хочется снова оказываться в ситуации, когда в его жизнь начинают лезть под прикрывающим любопытство и жажду контроля благовидным предлогом наличия кровных уз. Его паранойи достаточно и для того, чтобы не носить обручальное кольцо, потому что это могло бы вызвать лишние вопросы в рабочей среде, и для опасения внезапного нападения урагана по имени Ингрид.  — Потому что тогда обязательно обо всем узнает моя мать, а мне бы этого очень не хотелось, — с многозначительной интонацией замолкает, поправляя панамку на голове малышки. — Договорились?
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

8

— Отчасти, скажем так, — Йенса посмеивается, смех её подобен перезвону капели ранней весной, однако не так продолжителен, потому что самой девушке приятнее просто улыбаться. — Дух приключений всё ещё не дремлет во мне, поэтому я здесь. Завтра могу быть уже в другом месте, кто знает, — вновь пожимает плечами, отводя взгляд в сторону, чтобы снова посмотреть на собеседника. — Жизнь коротка, нужно многое успеть. Я люблю наши фьорды, но на любование ими лучше потрачу свою старость, когда настанет время вернуться домой, — на последнем слове Йен всегда делала акцент, ведь понятие дома было для неё чем-то большим, нежели четыре стены уютного гнёздышка, которое они снимали на троих, чтобы суметь потянуть расходы на аренду в этом большом городе. Одной из частей своей души она всегда была на родной земле, в родной Норвегии, где проросли и закрепились её корни. Йенса свято верила в то, что, повидав мир, добившись нескольких своих целей, осядет на одном месте, вернётся в родной Олесунд и покажет своим подрастающим детям, откуда растёт их родовое дерево.

В этом и заключалось их с Кристианом различие, что, впрочем, не мешало девушке по-доброму относиться к этому мужчине, пусть большинство родственников, включая её старших братьев, были готовы спустить на него всех собак при любой встрече. Ей повезло родиться и быть воспитанной дружелюбной и миролюбивой, чтобы замечать, но не понимать таких столкновений взрослых.

— Ему не привыкать, — студентка с улыбкой посмотрела на продолжающего вилять хвостом пса, который охотно подставлял под детские ручонки то отвисшее ухо, то мокрый нос, то горячий язык. — Он ничего не имеет против, раз сам ластится, — старина Джек настолько соскучился по вниманию кого-то, не входящего в ряды работников приюта и их волонтёров, что был рад любому проявлению интереса в свой адрес. Даже то, что его оттягают за уши и ущипнут за любопытный нос или ласковый язык, казалось, уже доставляло псу неимоверное удовольствие. И это не могло ускользнуть от внимательного взгляда норвежки, которая ближайшие несколько часов несла за него ответственность.

— Он привязан ко мне, решил, что не стоит отпускать меня одну, несмотря на то, что на тот момент я уже не была одна, — Йенса тихо хихикнула, вспоминая, как брат упирал кулаки в бока, как шептал заговорщицки, ревниво замечая, что не собирается отпускать её одну, несмотря на то, что сестрица будет под защитой своего рыцаря. — Они не ладят с тех пор, как он начал взрослеть. Не похож на старших, вот и сталкиваются интересами. Они не хотели, чтобы мы уезжали так далеко, однако мне удалось их уговорить, пусть отъезд Рамунда Тир и Асмандр приняли не так хорошо и гладко, — ссора между братьями до сих пор аукалась в её чувствительной душе, навевая грустные мысли и размышления о том, что они могут так и не помириться. Вернётся ли Рамунд вместе с ней в Норвегию, когда придёт время? Его уже манит движение больших американских городов, что же будет, когда он станет старше. — Я думала, что эту сторону своей жизни ты всегда категорично контролировал и держал на нуле, (спешно пожимает плечами, показывая, что не спешит осуждать Форда за это), но я даже рада таким переменам, — девушка протянула руку к малышке, едва касаясь детских волос, и приняла безмолвное предложение собеседника расположиться рядом на скамье.

Кристиан говорит серьёзно, в голосе мужчины чувствуются стальные нотки — признак человека, привыкшего всё держать под контролем, особенно секреты, которые могут просочиться через чужие неплотно сомкнутые уста. Йенса слушает внимательно, перенимая серьёзность его голоса на состояние собственного выражения лица. Студентка выглядит уже задумчивой, словно каждое слово через себя пропускает, подбирает к каждому аналогию и уже раздумывает над ответом, чтобы не беспокоить и не заставлять ждать.

— Дальше меня это знание не уйдёт, ты сам знаешь, но я скажу тебе это ещё раз для успокоения. Все секреты умрут во мне, если сам не решишь их открыть для остальных, — Йен смотрит серьёзно и говорит серьёзно, четко понимая, насколько это важно для Кристиана. Лофгрен знает, что эти тайны необходимы, в первую очередь, для благополучия ребёнка, а уж потом для спокойствия его родителей. — Она красавица.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1

9

Конечно, Йенса не собиралась его сдавать сразу, едва представится шанс, что и подтверждает с серьезностью и готовностью. Не то чтобы Кристиан ожидал другой реакции, однако если его чему-то и научила работа, так тому, то не стоит полагаться исключительно на собственную веру в то, что хорошо знаешь человека, и понимаешь, что им движет. Люди в принципе любят удивлять, совершая странные и порой банально необъяснимые поступки; не предсказуемые, не просчитываемые. Причем редко когда непредсказуемость являлась чем-то положительным — на его опыте она обычно означала появление новых, серьезных проблем, требующих немедленной реакции. Правда, порой не такой немедленной, как слишком резко дернувшаяся в руках Фредерика, уже вовсю почти что обнимающаяся с собакой, весьма довольно облизывающей детское лицо. Возможно, без влажных салфеток тут действительно не обойтись. Форд снимает с дочери панамку до того, как та от чересчур усердных лобызаний слетит с головы, и поправляет короткие светлые волосы, чем-то напоминающие пух.
— Рад слышать, что ты понимаешь всю важность ситуации. Спасибо, — кивает головой в знак признательности, впервые за много лет, но не впервые в принципе, задумываясь о том, что вот уж кто в их семье всегда отличался от остальных. Не он со своими попытками выгрызть хоть немного свободы, даже если приходилось прибегать к не самым легальным и этичным способам, а она — слишком доброжелательная и милая. Когда на него смотрели искоса, пытаясь понять по зрачкам сколько кокаина циркулирует в организме в настоящий момент, Йенса просто заинтересованно слушала, пусть и нес он зачастую полную чушь, или что-то рассказывала, наверняка важное для подросткового сознания. Это имело значение для них обоих тогда, возможно, будет иметь значение и сейчас, даже если Кристиан успел ожесточиться еще больше с того момента, как переехал в Америку в поисках столь знаменитой свободы.
— Думаешь? — критически смотрит на дочь, смеющуюся, но перепачканную в собачьей слюне и прилипшей на нее шерсти — да, Крис бы однозначно по достоинству оценила времяпрепровождение своего ребенка. — Субъективно, как отец, я должен считать, что мой ребенок — самый красивый. Объективно — маленькие дети все так или иначе одинаковые. Пожалуй, однозначный вывод о ее красоте можно будет сделать, когда она переживет пубертат. Внешний вид в детстве зачастую не показатель, — с ироничной серьезностью дает окончательное заключение, чувствуя, как потихоньку начинает ныть рука, на которой висит Фредерика — еще ведь и извивается, словно готовится прямо вот так, в прыжке со скамейки начать ходить. Нет, своей неугомонностью она точно пошла в мать.
Джек продолжает играться, устраиваясь лапами на сидении скамейки, а Фредди поворачивается к отцу и что-то звонко лопочет, тыкая пальцем в лоб пса. Кристиан улыбается, конечно, толком не понимая, что ей нужно, вместо этого доставая детские влажные салфетки из внешнего кармана на сумке. — И чем вы с братом занимаетесь вдали от родного дома? Только не говорите, что мои родители склонили вас к юриспруденции — мне тогда придется смертельно разочароваться в вас обоих и пересмотреть свое завещание, — в наигранном возмущении закатывает глаза, словно в его завещании упомянут хоть кто-то, кроме жены и дочери, пытаясь вытереть слюни с лица дочки, на что та, само собой, реагирует крайне негативно. — Мне тоже не нравится вытирать слюни, солнышко, но кто тебе виноват? — ласково бормочет и дует ей на лоб, однако Фредерика все равно фыркает и снова тянется к собаке. Кристиан вздыхает. Фредерика продолжает ерзать. Однозначно пошла в мать. — Вот, что бывает, когда перестаешь все держать под контролем, — театрально возмущается, а после, смирившись с ситуацией, усаживает дочку рядом с собой на скамейку, чтобы дать ей возможность быть ближе к собаке.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

10

— Каждый по-своему красив, — Йенса останавливает свой взгляд на Фредерике и задумчиво заправляет светлую прядь за ухо. — Сейчас внешний вид для неё не показатель, да. Однако все дети красивы некоторыми своими чертами. Я не сомневаюсь, что она вырастет красивой девушкой. Пусть не знакома с её матерью, но могу сказать, что её отец внешне довольно привлекателен. Ей очень сильно повезёт, пойти она в тебя, — на лице снова расцвела улыбка. Лофгрен не льстила, норвежка зачастую говорила то, что всплывало в её голове в тот или иной момент и касалось сложившейся ситуации. Так было и сейчас, когда студентка была подогрета доверием Форда в свой адрес. Всегда приятно, когда отстранённый и холодный человек открывается с новой стороны и не спешит захлопывать створки открытого окна.

Малышка и старина Джек лишь углубляли своё знакомство. Пусть пёс был довольно небольшим, ему без труда удавалось доставать лапами до сиденья скамьи и балансировать, несмотря на напор со стороны ребёнка. Он заливисто лаял, периодически пытаясь раззадорить тем самым Фредерику, не переставал вилять хвостом и вёл себя так, словно они знакомы уже который месяц, словно сам пёс ожидал её рождения, будучи верным питомцем для родителей малышки. Конечно же, на данный момент что-то подобное в судьбе Джека было подобно фантастике, чего не могла без грусти заметить и Йенса. Такова была его судьба, тут уж ничего не поделаешь. Как говорила одна из работниц приюта, в котором старина Джек содержался — время покажет. Либо он найдёт-таки семью и встретит в её кругу счастливую старость, либо продолжит жить в приюте и тихо уйдёт в назначенный час в пределах своего вольера. Либо же, что было маловероятно, Йенса не выдержит и заберёт пса к себе.

— Нет, — Йен тихо рассмеялась, поддавшись наигранному возмущению родственника. — Я обучаюсь на факультете филологии, пока даже не решила, кем буду работать, но небольшой опыт уже есть. А Рамунд… — закусывает пухлую нижнюю губу, задумываясь над дальнейшими словами. — Рамунд ещё школьник, у него столько планов на будущее, что там уже не хватит места для юриспруденции.

Йенса продолжает улыбаться, наблюдая за тем, как Кристиан проявляет несвойственную ему заботу по отношению к Фредерике. Видимо, его маленькая принцесса действительно важна для него, раз ради неё он идёт пусть даже и на подобные мелочи. Обычно из этих мелочей и складывается общее проявление заботы. И не нужны тут ни шикарные подарки, ни широкие жесты, ни громкие слова. Достаточно в нужное время не пожалеть влажных салфеток и очистить лицо и руки от собачьих слюней, зная наперёд, что в ближайшее время они снова будут перепачканы. Форд открывался для Лофгрен с другой стороны, ей это действительно нравилось и, признаться, немного льстило, что уж греха таить. В глубине себя девушка уже несколько раз успела подумать, что когда-нибудь она будет так же сидеть в парке уже со своим ребёнком, заботливо обтирая нежную детскую кожу влажными салфетками.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1

11

— Уф, какое облегчение. Мой нотариус будет счастлив, что ничего править не придется, — по-прежнему наигранно восклицает, но действительно чувствует некоторое облегчение: с их семьи действительно хватит юристов, даже не считая парочки кузенов по отцовской линии, на которых в итоге останется юридическая фирма родителей [ которую они так сильно хотели передать ему, что совсем забыли спросить о том, чего же хочется ему; будто хоть когда-то они его об этом спрашивали ]. Впрочем, не то чтобы Кристиан переживал конкретно из-за того, что стал адвокатом: у него никогда не было желания стать кем-то другим, потому что никогда даже не было представления о том, что у него есть какой-то иной выбор, кроме как выбирать между уголовным и экономическим правом [ уголовное, в конце концов, победило — жажда быть достойным отца была куда сильнее, чем ему нравилось себе признавать даже сейчас ]. — Уверен, что ты в итоге найдешь то, что тебе больше по душе, чтобы работать по призванию и получать удовольствие. Кажется, сейчас как раз модно искать призвание. Или делать вид, что ищешь, — фыркает, выказывая пренебрежение к современным трендам, постоянно меняющимся, точно флюгер в особенно ветренной местности: кто бы что ни говорил, мир все равно продолжит быть крайне неприятным, лицемерным и жестоким местом, только и ждущим, как пережевать новую порцию костей да выплюнуть. И это несмотря на то, что сам так или иначе призвание находит, каким бы аморальным оно порой ни казалось.
— О, значит, Рамундо, — по старой издевательской привычке продолжает называть младшего кузена на испанский манер [ сразу вспоминается, как это его бесило раньше ], — тоже строит наполеоновские планы. Амбициозно, — поправляет волосы, зачесывая их пальцами назад [ все же без привычной укладки непривычно ], продолжая сделать за дочерью, все еще сосредоточенной на своем новом мохнатом и слюнявом лучшем друге, иногда переводя взгляд на Йенсу, поддерживая зрительный контакт [ это помогает строить более успешный диалог с собеседником — от старых привычек сложно избавиться ]. — Может, Тир и Асмандр все же хотя бы от него отстанут? Они вроде как вдвоем отлично выполняли семейный долг, насколько я помню, — плюсы иметь старших братьев: им приходится нести знамя родительских хотелок, тогда как ты получаешь свободу. Ну или какое-то ее подобие. Сам же Кристиан, будучи единственным ребенком, весь удар принял на себя — отличный повод не повторить тех же ошибок с Фредерикой. — Как они, кстати? По-прежнему остаются занудами? Или кризис среднего возраста добрался и до них? — усмехается, но доброжелательно: не то чтобы он многого ждал от них — не тогда, когда из соратников по несогласованным вылазкам в ночной клуб или в винный погреб, они переходят на сторону семьи, ожидающей от него определенных вещей. Например, послушания, брака с выгодной партией, лоббирование не совсем законных интересов семьи Фордов, где морская контрабанда была поставлена на поток еще в те времена, когда его отец вместе с братьями наследовали небольшую компанию по морским перевозкам от отца.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+2

12

— Братья считают, что Рамунд когда-нибудь больно упадёт «с небес на землю», эта тема как раз является камнем преткновения в их напряжённых отношениях, — Йенса, задумываясь и явно переживая небольшую бурю внутри себя, ведь затронут любимый младший брат, покусывает кончик ногтя большого пальца. Едва-едва, чтобы только унять всколыхнувшееся, подобно водной глади, в которую попал камень, беспокойство. — Но я в него верю. Верю и поддерживаю, именно поэтому он уехал со мной. Иногда Рамунд говорит, что вдали от братьев ему дышится свободнее, несмотря на городской воздух, — она неопределённо пожимает плечами, будто до конца не уверена, правду ли говорит братец. Либо же он просто немного преувеличивает как раз на её писательский манер. — Они пока что не разговаривают. Когда мы созваниваемся, Рамунд не спешит принимать телефон из моих рук, часто пропускает разговоры. Асмандр, кажется, немного остыл, интересуется его делами, а вот Тир… он всегда был тяжелее характером, — братья отлично выполняли родительский долг. Пусть младшим порой не хватало материнского тепла, в этом вопросе они тоже смогли найти решение. Асмандр часто был мягок и нежен, подобно матери, пусть схожесть крепких характеров двух братьев порой давала о себе знать. Тир же взял на себя большую часть отцовской роли, порой немного перегибая палку, но и это можно было ему простить, ведь стать заменой родителей было для них тем ещё испытанием. Учитывая непоседливость и активность полёта воображения младших.

— Насколько я знаю, Асмандр переехал в другой дом, когда Тир остался в нашем родительском. У Асмандра всё-таки скоро будет своя семья, меня ждут на свадьбу следующим летом. Лето в Норвегии красивое, как и любое время года, — Йенса всегда с теплотой говорила про братьев, несмотря на все недомолвки и перебранки, которые иногда перед ней разворачивались. Всё это никогда не касалось её напрямую, прекращалось или затихало, стоило Йен только появиться и вступиться за кого-либо. Либо же просто попросить братьев не ссориться. С возрастом роль матери плавно перешла в заботливые руки девушки. Наверное, именно отсюда и выросла некоторая любовь к детям. — Тир постепенно возрождает отцовское дело, недавно говорил мне, что уже отправились первые рыбацкие судна, ждут попутного ветра и скорейшего возвращения с хорошими новостями.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1

13

Та часть его личности, воспитанная в лучших традициях жесткости и бескомпромиссности Александра Форда, вырывающего любое проявление слабости [ или того, что он считал слабостью ] на корню, для надежности сжигая после землю [ и Ингрид ему не уступала, а порой и перегоняла в глубине наносимых психике ранений, поскольку, будучи женщиной, умела действовать изящнее и больнее ], хочет сказать, что кузены абсолютно правы: однажды малыш Рамундо больно ударится, когда реальность разобьет розовые очки, для верности усвоения урока оставив парочку осколков прямо в сетчатке. Вот только это не тот ответ, который стоит слышать Йенсе. Не тот ответ, который должен давать человек, пытающийся воспитать дочь иначе — не через насильственное изменение сущности [ так выращивают бонсай: проволока и металл, чтобы получить необходимую форму ]. — Жить по давлением тяжело, а попытки контролировать только отталкивают, так что я понимаю, почему Рамундо так себя ведет, — задумчиво отвечает Кристиан, прекрасно зная, о чем говорит. Проводит ладонью по голове дочери, убирая волосы со лба, чтобы не лезли в глаза. — Тиру стоило бы начать понимать, когда стоит прекратить давить, меняя тактику. Надеюсь, что это не разрушит их отношения окончательно. Хотя, Тир и в детстве таким был: слишком бескомпромиссный, — и чем старше становился, тем явственнее эта черта характера проявляла себя, особенно четко обозначившись после смерти родителей. Да, ему пришлось стать таким, чтобы воспитать младших брата и сестру, чтобы выжить, но...
Кристиан закидывает ногу на ногу, и колено практически полностью проваливается в дырку на джинсах. Упирается локтем о спинку скамейки, поворачиваясь к Йенсе полубоком, продолжая свободной рукой страховать Фредерику: с нее станется попытаться поползти и упасть. — Значит, Асмандр решил остепениться? Не удивлен, что он пришел к этому первым. Пожалуй, я даже думал, что он уже давно обзавелся семьей. Мне казалось, он всегда хотел стать отцом и все причитающееся к этому, — хмыкает, думая, что каким-то чудом умудрился обогнать близнецов в обзаведении потомством и свадьбе, хотя никогда не стремился ни к первому, ни ко второму. Очередной парадокс, кои так любит вселенная. — Но свадьба — это звучит жутко. Наверняка соберут всех родственников, устроят празднование на неделю, а заодно их такой любимый цирк с совместным времяпрепровождением. Как хорошо, что меня снова не позовут, — ухмыляется довольно, не испытывая никакого сожаления из-за того, что не увидит свадьбу кузена. Он не присутствовал на парочке свадеб других своих родственников, и совершенно ничего не потерял. Никто из них не присутствовал на его свадьбу, пусть та и была максимально скромная, больше ради юридического удобства, и от этого Кристиан приобрел непомерно много — свободу и спокойствие.
— Рыбная ловля, значит? Все лучше, чем грузоперевозки, — бормочет себе под нос, вспоминая нюансы семейного дела дедушки Форда, о которых Йенса вряд ли знает. Да и знать ей абсолютно незачем, а потому тут же добавляет. — С грузоперевозками всегда столько проблем, да и конкуренция зашкаливает, — а уж сколько надо давать взяток на всех уровнях — просто жуть. — Еще какие интересные сплетни о наших родственничках есть? Я как-то потерял подписку на последние семейные новости и совсем не знаю, сколько раз за последние годы дядя Густав успел изменить своей жене. Такая информационная потеря.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

14

Йенса обнимает себя руками, вслушиваясь в слова собеседника так, будто они снова находятся в неуютном для Форда кругу семьи, а она единственная, кто выслушивает мужчину без лишних вопросов и упрёков. Норвежка чувствует себя верёвочным мостом меж двух берегов, объединить которые уже не представится возможным, потому что ни те, ни те не желают. Да и горит верёвочный мост с одной стороны, потому что и сама Лофгрен постепенно теряет связь с дальними родственниками. Все формальности поддержки отношений с большой норвежской семьёй остались на старших братьях. Они, насколько знала Йенса, несут свой пост если не с удовольствием, то хотя бы исправно.

— Им бы собраться, сесть и поговорить по душам. В последнее время это были эмоциональные разговоры на повышенных тонах, которые ничем хорошим не заканчивались, — вспоминать о таком девушке не нравилось, осадок неприязни, повисшей между братьями, неприятно щекотал нёбо и язык, хлопьями растекаясь по глотку вина. — Тира тоже можно понять, он не выбирал роль отца, но с Рамундом иногда мог бы вести себя помягче, как брат, а не строгий родитель, — возможно, Тир настолько вжился в роль строгого отца, что это и помешало продолжению длительных отношений с одной милой девушкой, которая так нравилась Йенсе и, видимо, не выдержала такого сильного напора тяжёлого характера норвежца. А ведь они души в друг друге не чаяли, пока в Тире не всколыхнулась его чрезмерная серьёзность, подгоняемая строгостью.

Кристиан поворачивается к ней, теперь сидит полубоком, что сильнее втягивает их в атмосферу непринуждённой беседы. Дальние родственники, давно не видевшие лиц друг друга, встретились без какой-либо неприязни и задней мысли и теперь готовы не расставаться, пока нить беседы не истончится настолько, что пора будет её припрятать, пока не порвалась от натяжения. — Да, он ведь несколько лет состоял в отношениях. Только вот Асмандр смог удержать их на плаву и взрастить, когда как Тир позволил им умереть у него на руках, — писательские наклонности никогда не дремали в Йенсе, они всегда бодрствовали, украшая речь юного писателя странными конструкциями и фразами, которые не всегда были понятны собеседнику. Так было заведено в её речи ещё с самого детства, Форд был одним из немногих, кто понимал каждое слово девушки без надобности переспрашивать и уточнять. — Насчёт большого скопления родственников не знаю, они всегда мечтали о тихой свадьбе без толпы гостей. Только самые близкие. Родители, братья, сёстры — первое смешение крови, — норвежка пожала плечами, не до конца уверенная в точности своих слов. Прошло столько лет с того момента, как Асмандр со своей избранницей начали задумываться о свадьбе, что многое могло измениться. — Возможно, именно поэтому ты не получил приглашения. Он всегда лояльнее к тебе относился, если сравнивать с отторжением со стороны Тира.

После гибели родителей братья долгое время не могли встать на ноги и поднять с колен пошатнувшийся бизнес. В трудную минуту они смогли найти опору только в многочисленных родственниках, которые оказались готовы подставить плечо сиротам и помочь им выжить без родителей. Много лет ушло на реабилитацию, много сил и средств было затрачено на то, чтобы первые рыболовные суда вновь рассекли холодные воды Норвежского моря. Они все станут наследниками этого дела, однако Йенса в своём возрасте уже готова довольствоваться меньшим, уступив братьям место в этом пантеоне. Ведь она уже знает, как и чем себя прокормить, несмотря на некоторую материальную помощь от братьев, норвежка научена опытом подработок и продажи небольших рассказов в утренние газеты и мелкие журналы, если их ещё кто-то читает.

— Больше ничего сказать не могу. Я сама потеряла связь, словно застряла на маяке в непогоду. Небольшая корзина с провизией, холодное мерзкое пойло в переносном холодильнике и пыльные книги, которые перечитываешь столько раз, что уже каждое слово на зубок знаешь — вот моё окружение, — Йен с минуту рассматривает аккуратные пальчики, то тут, то там отмеченные пятнышками чернил. — Будь я морским волком, говорила бы именно так. Однако меня затягивает водоворот собственной жизни, поэтому чужая, далёкая от моего взора, постепенно перестаёт интересовать.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1

15

Часть его удивлена: казалось, что малышка Йенса точно из числа тех, кто продолжает держать связь с семьей, потому что до нее это не просто генетическая случайность, записавшая группу зачастую совершенно разных людей в родственники, но нечто большее, значимое — практически как Норвегия, которая всегда будет домом, куда можно будет вернуться, когда захочется, наконец, остепениться, ведь если где и стоит пусть свои корни, то только на родной земле. А вот посмотрите: тоже отдаляется от своей родни, делая выбор в пользу целого мира — еще не познанного, а оттого манящего и загадочного. Впрочем, никто не мешает изучить его, чтобы после — опять же — вернуться к истокам и давним традициям. Судя по всему, она сбегает из дома, чтобы попробовать этот мир на зубок, приобрести личный, ничем незаменимый опыт, тогда как он убегает ради самого побега, обрывая концы резко, без жалости или потребности когда-либо их восстанавливать. Словно марионетка, обрывающая нити и бросающая своего кукловода.
— Кто бы мог подумать, что ты так просто сбежишь через океан, чтобы окунуться в водоворот жизни. Мне казалось, что ты больше была привязана к семье и родным местам, — мягко ухмыляется, точно улыбается, и в уголках глаз появляются тонкие торщинки-лучики, лапками заходящие на висок. — Хотя от привычки говорить высокопарно так и не отказалась. Не зря пошла учиться на филолога, — подмигивает, легонько и будто совсем случайно отодвигает дочь от края скамейки, куда та уже успела подползти, чтобы продолжить свою возню с собакой: и сколько же ее придется после этого отмывать? — Приятно знать, когда некоторые вещи не меняются, — коротко и быстро облизывает губы, имеющие дурную тенденцию сохнуть, думая о том, что его родители наверняка тоже вряд ли изменились — и это уже далеко не приятное значение. Скорее нечто неизбежное в горечи и смирении с данным положением вещей. Наверное, он тоже в сути своей мало меняется: по крайней мере в поведении на работе и отношении к радикальным методам решения проблем клиентов.
— Кстати, почему именно Калифорния? В Америке много куда более многообещающих городов, чем Сакраменто. С климатом, более близким к норвежскому в том числе. Или, например, с большим количеством перспектив. Тот же Нью-Йорк. Ритм жизни там намного активнее: вот уж где водоворот способен затянуть в считанные секунды — и опомниться не успеешь, — говорит со знанием дела, вот только его самого Большое Яблоко пережевало и выплюнуло, как будто ничего не стоящий мусор. Правда, климат там и правда был более комфортный для человека, привыкшего к вечной лондонской сумрачности, а не к постоянному солнцу, грозящему оставить после себя скорее тепловой удар и меланому, чем приятный взгляду загар. Да и в принципе никогда не был любителем загорать. — Я и сам поначалу там жил. Правда, по работе пришлось переехать сюда, а после уже было проще остаться тут, а не получать адвокатскую лицензию на работу в другом штате: бюрократия здесь в чем-то похлеще британской будет, пожалуй, — хотя юридическая система во многом более занимательна: по крайней мере здесь действительно много зависит от адвоката, так что есть, где развернуться, когда дело касается очередного очень сильно сглупившего клиента. Фредерике на колледж точно хватит.
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

16

В своих размышлениях Йенса много раз возвращалась к тому моменту, когда случайная мысль разрослась и постепенно захватила её разум, не давая покоя. Да, в своих играх, в своём далёком от реальности мирке они мечтали о путешествиях, они были суровыми пиратами, лелеющими мысль о дальних берегах и о бескрайнем морском просторе. Никто и подумать не мог, что переломный момент настигнет их так скоро. Окончание школы и поддержка близкого человека послужили необходимым толчком для радикальных действий.

Пора воплощать мечты в реальность, Йенса.

Такими были слова её лучшего друга, когда они перестали улыбаться объективу фотоаппарата на общей фотографии выпускников и улыбнулись уже друг другу. Теплее, искреннее, баюкая одинаковые чувства в груди, закапывая в рыхлую землю семена разрастающегося тепла. Позволишь ли ты этому огню поглотить тебя, выжечь изнутри? Или же доверишь свои страхи тому, кто всегда рядом?

— Только наши старички могут просто сидеть на одном месте, наслаждаясь северными пейзажами и вспоминая былое. Кто-то доволен собой, кто-то раскаивается и брюзжит, что мог бы прожить свой век с большей пользой для мира или для себя в старости. Те немногие, как мои братья, просто слишком глубоко ушли корнями в родную землю и боятся шевельнуться, порвать все связи в попытке покинуть насиженное место, — девушка задумчиво говорит правдивые вещи, словно стареет в один миг на несколько лет, становится умудрённой опытом, который просто-напросто передался от предков особым набором генов. Этакая карта памяти с определённым набором команд, передающаяся из поколения в поколение. — Например, Асмандр достаточно тяжело перенёс свой переезд, пусть это всего лишь другой район города, близкий к нашему родному. Однако необходимость отделиться от семьи, покинуть родное гнездо, чтобы свить своё, помогла ему отвыкнуть от необходимости видеть своё отражение не только в зеркале. Тиру это далось ещё сложнее, поэтому он всё ещё хранит родительский дом якобы до нашего возвращения. Он просто боится, пусть и не признаёт этого. Все это знают. И многие боятся, — взрослые родственники уже не меняются, с каждым их визитом перемен внутренних становилось всё меньше, когда как морщины паутинками расходились по стареющей и теряющей свою эластичность коже, меняя лишь оболочку. Их корни окрепли, большинство из них уже добилось определённых целей. Теперь можно закрепиться на одном месте, порасти северным мхом и учить молодых жизни. Той, которая когда-то была у них. И не имеет значения, что мир молниеносно меняется, шишки и грабли уже новые, оттого и ошибки меняются, а советы порой лишь губят и не дают двигаться дальше. — Да, я по-прежнему люблю Норвегию, люблю нашу семью, но я нашла в себе смелость выкопать свои корни, взять их в руки и пойти дальше в надежде, что родная земля в нужный час примет их обратно.

Так и было. Её отпустили достаточно легко, потому что столкнулись с непокорным нравом, который дремал в ней тенью буйной в своей молодости матери. Никто не ожидал, что послушная и кроткая малышка Йенса может так смотреть. Никто и подумать не мог, что Лофгрен безмолвно поставит на место всю ту толпу родственников, которая по глупой случайности узнала таинство её планов. Братья были против только сначала, их получилось убедить одними лишь словами, фактами и поддержкой лучшего друга, который пообещал никогда не бросать. Остальным пришлось объяснять взглядом. Глубоким и настойчивым, леденящим и выедающим душу. Так смотрели древние скандинавские воины перед боем. Без страха, без слёз, даже объятия смерти не могли пошатнуть их веру и стремление. Она надломила крепкий лёд, отвязала далёкие нити, чтобы в нужный час обернуть их вокруг запястья и запаять повреждённые концы коротким и нежным «я дома».

— Так масштабно мы не планировали. Мы просто знали, с чего хотим начать, понимали, что следует задержаться в относительно спокойном месте, чтобы накопить больше сил для следующего рывка. Рамунд достал свечи, Ланселот разложил на полу карту, а я закрыла глаза и ткнула пальцем в случайное место, — Йенса улыбнулась навеянным воспоминаниям. — Представляешь, сколько было вариантов, сколько случайностей сплелось в тот день, ведь мой палец мог указать на любую точку. Выпал именно Сакраменто, точно и без отклонений. Надо мной ещё подшучивали, мол, подглядывала. Но они знают, что я никогда так не делаю.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

0

17

— Наверное, и правда нужно иметь достаточно смелости, чтобы вот так просто взять и уехать, когда родные места по-прежнему дороги, — с мягкой улыбкой комментирует Кристиан, зная, что едва ли сможет когда-либо почувствовать нечто подобное, лишенный привычки действительно привязываться к географической точке на карте. Конечно, с возрастом становится сложнее срываться с места, чтобы начинать новую жизнь где-то еще, но не потому, что ностальгически тянет продолжать жить в привычном окружении, а потому что раз за разом нарабатывать профессиональный авторитет, связи и репутацию во всех возможных полезных социальных кругах крайне утомительно и требует существенных эмоциональных и лицемерных влияний. В конце концов даже у него есть свой предел, а так же почти семь месяцев назад появившаяся необходимость начать стремиться к чему-то большему, что быть лишь адвокатом. Стабильность никогда не бывает лишней, если речь заходит о детях. Теперь приходится думать о том, чтобы кому-то досталось наследство, тогда как ранее хотел просто пустить деньги по ветру, чтобы не досталось никому да хотя бы чисто из вредности.
— Но ты молодец, что все же решилась на это. Думаю, в нашей семье достаточно тех, кто предпочитает сидеть на одном мест, даже если покрывается мхом. Порой удивляюсь тому, как моя мать решилась уехать в Англию в юности, а не осталась в Норвегии, — потому что, по сравнению со своими братом и сестрой, не особенно стремившимися к радикальным переменам в жизни, Ингрид не просто сорвалась с насиженного места, но еще и ввязалась в крайне сомнительную авантюру, связанной с его отцом, никогда не бывшим чистым на руку, преступниками и развитием с нуля собственной юридической фирмы. Что ни говори, а мать всегда была жесткой и несгибаемой женщиной, привыкшей добиваться своего любыми путями. Возможно, именно поэтому мать из нее вышла так себе — чем больше человек умудрился пережить невзгод и трудностей за свою жизнь, тем сложнее ему быть терпимым к чужим недостаткам и неудачам.
Когда слышит историю про то, каким именно образом выбор пал на Сакраменто, то не может сдержать смешка, щурясь из-за того, что в глаза попадает случайный луч солнца [ порыв ветра качает ветку дерева, и свет пробивается через крону ]. Эта история звучит как та, что может случиться с кем-то очень молодым и легким на подъем. Кому хочется чего-то нового, но не особо принципиально, где именно это новое искать. — А ты фаталистка, я так погляжу, да? Думаешь, сама судьба привела тебя именно в Калифорнию? Норны сплели для тебя этот путь? — чуть наклоняет голову вбок, с большим интересом вглядываясь в лицо кузина, как если бы увидел в ней что-то новое. Пожалуй, в его понимании Йенса была намного сильнее своих братьев хотя бы потому, что не боялась бросать и принимать вызовы, правда, делала это не так вычурно, как когда-то делал он. Впрочем, у нее и не было затянувшегося подросткового бунта. — Мне всегда казалось, что если люди и заложники чего-то, так не судьбы, а своей сущности. Выше головы не получится прыгнуть, как бы ни старался. Даже посмотри на меня: так кичился собственным одиночеством, чтобы стать весьма заурядным папашей. Или это тоже, должно быть, происки вселенной?
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

18

— Именно, — Йенса кивает одиночно, но размашисто, будто пытается дотянуться подбородком до груди. — Ланселот и Рамунд поддержали меня, без этого ничего не вышло бы, — для начала, её просто не отпустили бы, старшие братья были готовы простить любимой сестрёнке любое сумасбродство, но не прыжок через океан в одиночку. Боязнь за сохранность Йенсы была выше и сильнее любых ссор и разборок, поэтому к ней прислушивались, поэтому её оберегали.

Норвежка была сильна духом и непокорна нравом, пусть всё это было припудрено и скрыто за оболочкой мечтательницы, верящей в скандинавскую мифологию, легенды, сказки и в то, что у радуги обязательно есть два конца, у каждого из которых находится по горшочку золота. Она выделялась среди толпы родственников даже своей обыденностью, привычной внешностью северного человека. Сама природа наделила девочку уникальностью ещё с рождения, частичный альбинизм она никогда не считала своим изъяном или болезнью. Возможно, именно отличие от всех остальных смогло сблизить их, несмотря на разные взгляды на многие стороны жизни.

Йенса с самого детства была уверена в том, что в итоге выйдет замуж и родит детей, до сих пор лелеяла это как далёкую мечту, которая обязательно сбудется. Йенса почитала семейные традиции, свято верила в крепость уз крови и родственных связей. Она не брала в руки ножницы и не обрезала нити, норвежка мягко разорвала их на месте стыка, чтобы потом спаять вновь. Йенса не портила ни с кем отношения, Лофгрен умело отстаивала свою точку зрения, не обижая никого, кто покушался на её спокойствие. Либо же просто не знала и не догадывалась, что кто-то был задет, пусть от неё было сложно скрыть какие-то чувства. И, что было главным отличием Йенсы от Кристиана, она верила в возвращение домой, планировала и не отрицала этого. Часть души девушки была утоплена в водах фьорда, пока не придёт время выловить её обратно.

— Иногда бывают случаи, когда получается не только выше головы прыгнуть, но и до звёзд дотянуться, — да, некоторые люди работают на пределе возможностей, пытаясь добиться своей цели. У кого-то получается, кто-то же перегорает у самого конца пути, замедляется и падает замертво у самого финиша, так и не дотянувшись до клетчатой чёрно-белой линии. В свои годы Йенса уже боится перегореть, боится одним прекрасным утром проснуться без желания жить и заниматься любимыми делами, боится без трепетного содрогания смотреть на любимого человека, боится притупить со временем свои чувства, позволить эмоциям выцвести под ярким калифорнийским солнцем. — Однако не стоит отрицать влияние вселенной. Вдруг Фригг и Фрейя объединились в своих коварных планах, подключив к своему танцу златовласую Сиф, чтобы ты произвёл на свет малышку Фредерику? — смотрит лукаво, смеясь глазами. Но смех этот не похож на насмешку, он заразителен и приятен, как перезвон весенней капели. Йенса говорит и верит в свои слова, уверенная в том, что порой случайности не случайны, а нити судеб порой находятся в конкретных руках.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1

19

— Вот именно, что объединились они в коварных планах. Это все еще не то, чего я ждал от своей жизни, — ворчит Кристиан, но все равно, когда смотрит на дочь, в обычно стылом, ледяном взгляде нет привычного холода. Кто бы мог подумать, что, ища всю жизнь того, кто сможет любить его беззаветно, не обращая внимания на недостатки и несовершенства, найдет в итоге все это в собственной дочери, по иронии его дурной сентиментальности названной в честь первого человека, заставившего поверить в то, что Форда в принципе возможно вытерпеть рядом с собой дольше, чем на одну случайную ночь. Хотя не то чтобы собирался кому-либо рассказывать о причинах, почему конкретно назвал дочь Фредерикой: есть вещи, которые лучше оставить при себе, в самом темном уголке души вместе со всеми разбившимися на осколки надеждами.
Впрочем, это не значит, что резко меняет свои взгляды или считает, что это лучший исход в сложившейся ситуации. Не для его дочери и не для Крис точно: себя невозможно изменить перманентно, даже если пытается изо всех сил, дома пряча все самые темные и нелицеприятные стороны своей натуры, которые теперь имеет возможность выпустить на волю разве что на работе, да и то не при любых обстоятельствах. И уж точно не собирается отказываться от мысли, что нужно было надавить на Крис сильнее, когда та рассказала о беременности: заставить взять деньги и уехать туда, где они никогда не смогут увидеться; забрать ребенка и избавить ее от тлетворного влияния своего аморального отца. Его родители не смогли вырастить из него кого-то достойного, честного и психологически здорового, так что по итогу вырастит из дочери он? Яблочки никогда не падают далеко от яблони, а уж дочери бывшей аферистки и адвоката-ублюдка выбирать не особо приходится. Правда, знать о его непрекращающихся внутренних метаниях Йенсе совершенно не обязательно: этому светлому создания в принципе лучше держаться подальше от его темных сторон, как старался ограждать от них не семейных сборищах. Тир и Асмандр не зря пытались ограждать сестру от него: они знали больше.
Но сейчас Кристиан снова улыбается в ответ на улыбку кузины — счастливое, наивное дитя. Фредерика смеется под аккомпанемент тихо тявкающего пса, легкий теплый ветер гладит по щеке, и можно сделать вид, что он один из тех стереотипных гуляк, превращающихся в таких же стереотипных отцов больших семейств. Пожалуй, это лучшее впечатление, которое можно оставить о себе в настоящий момент. — Но не слушай старого параноика и пессимиста: профессиональная деформация добирается до каждого из нас, а некоторые клиенты просто не оставляют шанса на веру в человество. Но даже ты еще только учишься, а уже разговариваешь так, словно пишешь эссе по какой-нибудь Старшей Эдды, — ухмыляется, точно самому не приходилось изучать творчество Шекспира и прочих английских классиков, потому что именно в этом заключается важная суть образования, по мнению учительских умов из скучного пансиона для мальчиков. — Уже придумала, чем именно будешь заниматься, когда закончишь учебу? Филология — довольно обширная область. Есть, где развернуться. 
[NIC]Christian Ford[/NIC][STA]донашиваю лики за дьяволом[/STA][AVA]https://i.imgur.com/ClCixN3.gif[/AVA][LZ1]КРИСТИАН ФОРД, 39 y.o.
profession: юрист по уголовному
праву
inestimable: chris & bébé ri[/LZ1][SGN]«я не проснулся
после извержения

ф у д з и»
[/SGN]

+1

20

Пусть Йенса смотрит на суровую действительность через розовые очки, от её взора не уходит то, каким взглядом Кристиан смотрит на свою дочь. Искренняя забота таится в мелочах, в том, как мужчина придерживает одной рукой дочь, чтобы та не полетела со скамьи прямо в объятия недружелюбного асфальта и весёлого пса. Если Форд и ворчит по этому поводу, норвежка понимает, что всё это — лишь брюзжание старика, который не привык проявлять подобные эмоции и уж тем более показывать их другим.

Старина Джек нашёл себе маленькое звонкоголосое развлечение и не спешил зазывать девушку на продолжение пешей прогулки. Сэндвичи с куриной грудкой и листьями салата мирно ждали своего часа в бэнто, а забытая книга уже даже не верила, что в ближайшие несколько часов к ней притронутся нежные руки Йенсы. Однако Лофгрен это не заботило. Неспешная беседа уносила её, гонимая ветрами прямо на сказочный Авалон. Посиди смирно ещё немного, не обращая внимания на шторм и песни сирен, и наградой тебе станут острова блаженных, где живут забытые фейри, тянущие своё медово-приторное существование там, где всегда царит разгар весны.

— Я как раз писала его ещё на первых курсах, — Йенса хихикает приглушённо, шёпот колокольчиков разносится ветром вдаль, надеясь добраться до чужого слуха. — Стану писателем либо переводчиком. Если передумаю, то уклонюсь в педагогику, стану преподавать или репетиторствовать, — девушка пожимает плечами, осматривая подсвеченные пути возможностей, маячащих на горизонте. Скоро она до них доберётся, сможет попробовать каждую на вкус и выбрать именно тот путь, что станет роднее всего для её души. — Учитывая наши наполеоновские планы на познание мира и разных стран в нём, буду искать работу, которой можно заниматься на расстоянии. В пути или на дому, чтобы не быть привязанной к определённому кабинету или отделу в офисе. Рутинная работа с бумагами и отчётами меня убьёт, я это знаю, — Йенса понимает, что все профессии важны и нужны. Многим как раз по душе быть офисным планктоном, раз за разом проходить схожие этапы новых проектов или заданий. Однако девушка, по крайней мере на данный момент, далека от всего этого, смотрит и летает выше, где больше возможностей. Писательство и перспектива развития в этом русле пока что подходит лучше и больше всего. Не вгонять себя в рамки, творить тогда, когда к этому лежит душа, когда приходит вдохновение, а не по вынуждению. Давать себе необходимый отдых, когда голова и разум того требуют. И в итоге получать то, чего достойно то или иное произведение.

[NIC]Jensa Löfgren[/NIC]
[STA]леди Гвиневра[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/usn46vd.jpg[/AVA]
[LZ1]ЙЕНСА ЛОФГРЕН, 21 y.o.
profession: студентка csu, волонтёр в приюте для животных, будущий писатель;[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » all my roots have been ripped up


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно