внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » если вкратце


если вкратце

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

где-то между Сакраменто и ЛА | июль 2021 | вечер

Thomas Reed & Tonya Wallace
https://i.imgur.com/5WZ4fBD.png

Так ли вкусны зайцы, как о них говорят.

[NIC]Thomas Reed[/NIC][STA]потрачено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/fhoCOAs.png[/AVA][LZ1]ТОМАС РИД, 31 y.o.
profession: вор-взломщик;[/LZ1]

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-07-19 15:47:37)

+2

2

Сакраменто стал тем самым городом, который ты всегда старался избегать. Маленький, зажиточный, неприступный.
Работа в нем - из нежелательного, как будто город отмечен клеймом неудачи. Демоны бродят по его улицам и путают карты. Дьяволицы с ангельскими личиками улыбаются и заманивают в кошмары былых дней и ночей. Особенно ночей. Тяжелая, медленная, тягучая атмосфера ложится на плечи неподъемной глыбой. Совершенно невозможно сосредоточиться и делать все с ювелирной точностью. Совершенно невозможно быть самим собой.
Тебе не нравится.
Простая поездка - как из чего-то совершенно невообразимого. Когда мозг не занят работой, он занят всем подряд, например, воспоминаниями. А это уже дорога в никуда. Казалось бы - отпустил, забыл, забил, но каждый раз Сакраменто становился пыткой. С братом предпочитал встречаться у отца в ЛА. Твой мир настолько поломался тогда, что город стал чертой, за которой началась другая жизнь. Сбежав, нашел свое постоянное: семью, ребенка, стабильность. Скучную, но совершенно не похожую на прошлое, жизнь. Всех все устраивало, пока появившаяся в том году Лола рядом с твоей семьей в ЛА, не перевернула жизнь с ног на голову опять. Оказалось, что эта сука найдет тебя везде. Оказалось, что ты научился ей отказывать и она сходила нахуй. Жизнь поставила выбор и он оказался очевиден - дочь. Потому что нехер врываться туда, куда не звали. Потому что люди меняются. Потому что скука - лучше взрыва эмоций. Ты себя в этом убедил, кирпичик за кирпичиком выстраивая очередную стену между собой и эмоциями. После этой встречи к Сакраменто, с таким пластом воспоминаний и боли, стало все же относится проще, но - тебе все еще не нравилось. Потому проезжая его транзитом, старался не останавливаться. Не смотреть по сторонам. Не напоминать себе о прошлом. О себе прошлом, от которого ты сбежал.
Получилось?
Музыка заглушала мысли; жара лезла диким хищным зверем в окно, когда ты открывал его, чтобы выкурить очередную сигарету. Они, кстати, заканчивались. Проверив уровень топлива, решил заехать на заправку: выпить кофе, перекусить что-то, купить разом пачки три, и отправится дальше. До дома в Лос-Анджелесе еще ни один час дороги под палящим солнцем. Еще хорошо, что кондиционер в машине справлялся со своей работой, поддерживая приемлемую температуру, несмотря на частые проветривания из-за курения. Ты нервничал из-за этого блядского города и не мог никак взять себя в руки.

Аппарат кофемашины жужжит мерно, даже успокаивающе. На заправке пара других машин и несколько людей, кроме кассира. Невнимательно осмотрел их, пытаясь определить кто с кем. Твоя любимая игра. Молодую девицу лет шестнадцати (старше?) приписал к возрастной семейной паре о чем-то беседующей с кассиром и показывающих отметки на карте; мелкого мальчишку к мамочке, часто оглядывающейся на машину, в которой сидел мужчина; а молодого парня - самого по себе, оплатив свой бензин, он первый покинул заправку на своей тойоте.
Раздался звонок, который тут же отвлек от изучения людей. - Привет Лукас. - Брат как будто чувствовал, что ты еще не выехал из города. - Привет, отец сказал, что ты сегодня будешь проезжать Сакраменто. Я успел? - Очень хотелось соврать, только бы не оставаться в этом городе дольше допустимого, но последнее время старался не лгать родным. - На окраине. Что-то важное? Я в Лос-Анджелес, не хочу останавливаться надолго здесь. - Твой разговор довольно громкий, потому окружающие вполне могут его услышать, но все, как тебе кажется, погружены в свои заботы. Заминка секундная, как будто Лукас решался на что-то. - Да, знаешь, просто хотел встретиться. Ты вообще как? - Вы не виделись действительно достаточно давно, но регулярно созванивались, пытаясь будто наверстать то, что утратили, когда родители развелись и вас разделили. - Дышать нечем. - Брат знал, как сильно ты не любил Сакраменто, потому не мог тебя принуждать. Не знал он лишь всех тонкостей, но видел, что не обманываешь, тебе действительно здесь тяжело. Действительно ненавидишь этот город также сильно, насколько он когда-то потрепал тебя. - Ладно, знаешь, в другой раз, да, братишка? Заеду на неделе. Привет Карен и Соне. Малышка все еще любит феечек Винкс? - Улыбаешься, понимая, что Люк куда внимательнее, чем мог быть: и к тебе, и к твоей жизни. - Передам. Конечно, обожает. На созвоне. - Выключаешь за секунду до того, как брат отвечает: "хорошей дороги".
Пока говорил на парковке остались только ты и семья с маленьким ребенком. Выпив кофе, выкурив сигарету и закинув в себя бутерброд, купленный тут же, проводил взглядом последних посетителей заправки. Уборная, чтобы поссать и умыться, а после - в машину. Впереди ожидалось еще около шести часов пути, если не больше. Тем временем вечерело, возможно, стоило бы остаться на ночь в Сакраменто, заодно и навестить брата, но нет. Лучше заночевать под открытым небом где-то по пути, ведь в кузове всегда спальник, а за городом всяко спокойнее, чем остаться здесь на лишних полдня и дергаться от каждой девчонки, проходящей мимо.
Обычно, капот закрыт тентом, укрепленном на борту тугим тросом, но сегодня он просто валялся на малочисленном багаже. Возиться не хотелось, потому проверив, что он уложен и не рискует никуда улететь, не стал проверять содержимое кузова. Вернулся в салон, завел тачку и отправился домой.
/часа через два/
Дорога ровным полотном стелилась впереди, практически не делая каких-либо поворотов. Это утомляло и усыпляло. Нервы слегка успокоились, но с тем, как отступало расслабление, подкрадывался и сон. Стоило остановиться. Свернуть подальше от дороги, устроиться на ночлег, не гнать в ЛА, как будто там пожар и ты единственный можешь всех спасти. Не можешь и не спасешь, даже если бы и горел город не огнями иллюминации, а самым настоящим пламенем. Вместо поступка разумного, выбираешь дорогу, потому совсем не удивительно, что не замечаешь койота, выбежавшего на дорогу и бросившегося под колеса. Реагируешь слишком поздно, псина попадает под колеса, а после тонким слоем размазывается по обочине, куда улетает, утягиваемая колесами. - Сука. - Останавливаешься. Выходишь из машины, чтобы оценить размеры случившегося. Койот - это совсем не то, к чему-то хочется прикасаться. И дело даже не в крови во все стороны и мяса на выверт, а в наличии возможного бешенства у дикого зверя.
Машина в обще-то не сильно пострадала, но вся в крови. Надо бы стереть до того, как окажешься в городе.
Смотришь на искалеченное тело зверя - не дышит. - Животное, блять, неразумное. - В общем-то, ты любил животных больше людей, потому сейчас испытывал злость на себя и негодование. Оставлять койта на обочине не хотелось - закопать бы - вдруг и правда болен. Потому вместо того, чтобы стереть следы крови тряпкой и моющим для стекол, идешь к капоту, там у тебя есть что-то типа лопаты (или все же саперной лопатки?). Вообще, в твоем кузове какой дичи только не найти. Дичи - это в прямом смысле, ведь откинув полог тента замечаешь нечто совсем непривычное. Девчонку с заправки. Да блять. Хватаешь ее за руку и на себя: резко и сильно. Вытаскиваешь эту мелочь из кузова: - ты блять еще кто?[NIC]Thomas Reed[/NIC][STA]потрачено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/fhoCOAs.png[/AVA][LZ1]ТОМАС РИД, 31 y.o.
profession: механик / вор-взломщик;[/LZ1]

+2

3

Тоня родилась в Сакраменто, никаких других мест она никогда не видела кроме как в сети, так что никуда особо не рвалась. Однако, когда нашла собственную мать утопленной в ванной дружками-наркоманами, - наверняка, из-за дозы или еще какой хуйни, - поняла, что оставаться ей тут нельзя. Отец от нее сразу отказался, дав понять, что никакой помощи она от него не дождется. У нее оставался только Итан и парня хватило надолго, почти на целый год, пока в один прекрасный день девка не поняла, что и рядом с ним ей нет места. Тот мог молча пропасть на несколько дней, оставить ей пустой холодильник и карманы и таскаться по своим делам. Тоня перебивалась мелкими заработками, что-то в кармане периодически появлялось, но так не могло продолжаться вечно. Как бы она перед ним не выебывалась на тему того, что она взрослая и самостоятельная, Уоллес оставалась несовершеннолетней потерянной по жизни девкой, которая теперь скиталась подобно дворняжке, заглядывая людям в глаза – вдруг, кто-то подберет?

Девчонка и не удивилась, когда дилер в очередной раз не пришел ночевать. Сходила, убралась у соседки, - седой одинокой бабульки, - выгуляла ее пуделя и получила на руки десять баксов, которые, сидя вечером на маленькой кухне, мяла в руке. Думала о том, что делать дальше. Сто пятьдесят баксов на автобус ей не раздобыть честным путем, но один из бывших одноклассников согласился подвезти ее до Стоктона, чем она и воспользовалась. Что делать дальше, сообразит по дороге.
Тоня собрала скромные пожитки в рюкзак, спиздила у барыги ноутбук, небольшую выкидушку и пару доз мета из тумбочки, - вдруг, кому-то получится загнать, - и встретилась с пацаном рано утром у метро, где он ее подобрал.

Конечно, Итану она оставила записку. Поначалу расписала там кучу чепухи о том, как она ему благодарна, но по итогу смяла и сожгла листок в раковине, ограничившись только коротким: спасибо за все. Если что, ищи меня в лос-анджелесе.
Знала прекрасно, что никто ее искать не будет, ни Итан, ни отец не рванут за ней по пятам. Это упрощало ей задачу. Перед отъездом она подумывала о том, чтобы вернуться в их дом, где жила с матерью, но не стала этого делать. Понятия не имела, что теперь с ним стало. Наверное, его продали с молотка за долги матери, так что какой смысл был туда соваться? Чтобы еще разок себя пожалеть?

Сэм оставил ее на заправке, не доезжая Стоктона через полчаса пути. Какое-то время Тоня крутилась у дороги в попытках поймать попутку, но из-за жары пришлось свалить с улицы. Сходу попыталась навязаться семейной парочке на заправке, но те отказали ей без всякого стеснения. Ехать с дальнобоями Тоня ссала даже с наличием ножа. Если взрослый мужик сильно захочет сунуть руку ей в трусы, то она вряд ли выкрутиться из такого дерьма.
Как бы то ни было, после отказа парочки обращаться еще к кому-то желание отпало. Но есть ли у нее выбор? Пока девка пялилась в окно на то, как к заправке подъехал еще один фургон и водила отправился к кассе, мысленно она уже дошла до того, что ей придется переться пешком, а когда взгляд остановился на кузове фургона и отогнутом тенте, план пришел как-то сам собой. Уоллес еще раз обернулась на хозяина пикапа, который уже жевал бутерброд и спокойно вышла на улицу, как ни в чем не бывало. Прошлась до тачки, время от времени оборачиваясь, и уловила момент, когда никого из свидетелей не было, чтобы забраться под тент, дернув край, чтобы закрыть его нормально. Под ним оказалось охуеть, как жарко, а еще по пути она обожгла калено о нагревшийся металл, пока переваливала бортик. И конечно она только теперь подумала о том, что водила может сунуться сюда до того, как отправиться дальше. Вот это он охуеет! Думать об этом было весело, но, когда рядом послышались шаги, стало уже как-то не до веселья. Благо ее пронесло и спустя пару мгновений шаги удалились и хлопнула дверь. Это ее чутка отрезвило, и она даже подумала о том, чтобы вылезти и слинять, пока не поздно. Всего на секунду, ведь другого-то варианта у нее все еще не было.

Сколько они ехали, Тоня не засекала. Ей было жарко, пахло пылью, и бутылка с водой очень быстро опустела. К тому моменту, когда пикап остановился, она уже в тысячный раз кляла свой спонтанный план и считала неплохой идею прогуляться пешком. К слову, пикап не просто остановился, а очень резко, Тоня приложилась затылком о что-то жесткое и тихо зашипела, хватаясь за голову. Притихла, вслушиваясь в шаги и чужой голос.
Как-то слишком поздно к девке пришло осознание, что надо забраться подальше и закрыться каким-то барахлом, которое здесь лежало, поэтому она лишь успела об этом подумать, как тент рывком улетел в сторону, раскрывая ее убежище. Тоня уставилась на водилу страшными глазами, будто щас он аккуратно вернет тент назад и поедет дальше, и через мгновение уже собиралась рвануть в сторону, но не успела. В руку вцепились чужие пальцы, выволакивая ее из кузова на землю.
- Ауч, бля! Бля-я-я! Не-не-не-не! – заерзала пятками по металлу в попытках упереться, но незнакомец уверенно стащил ее вниз. – Это ты блять кто! Да пусти ты, больно, - дернула рукой и уставилась в незнакомое лицо. – Пусти, я ничего не взяла! Мне в Лос-Анджелес надо, а денег нет. Не трогала я твое барахло, - осмотрелась по сторонам в надежде на проезжающие машины, но было тихо, и снова потерла ушибленную макушку. – Бля…[NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 17 y.o.
profession: твоя проблема[/LZ1]

+2

4

Солнце утопало за горизонтом, растекаясь красно-розовыми облаками с одной стороны и проступающими точками-звездами с другой стороны. От земли шел жар. Земля остывала, но тебе казалось, что ты сейчас на самой настоящей сковородке. В лес бы, а не вот эти все разборки. Там из живых существ только дикое зверье, и нет никаких людей. Людей, которые врывались в твою жизнь без спроса, оставаясь на пространстве ощущением безусловности и определенности. Они были здесь и раньше. Это их места. Ее место.
А где твое?
Есть несколько вещей, которые ты ненавидишь. Их не так уж и много, можно пересчитать по пальцам, но малая каким-то невообразимым образом влетает сразу в несколько. Она как приведение - ебаный призрак из прошлого - врывается в твое пространство и замирает на краю. Самым правильным будет сейчас сказать ей, чтоб уебывала от сюда, как можно дальше. Пешком, на попутках, на, блять, птице-гагаре. Ты не любишь сюрпризы. Ты не любишь мелких девиц. Ты не любишь всю эту хуйню, потому что так уже было однажды. Потому что защитный рефлекс срабатывает как часы. От любых неожиданностей стоит держаться подальше, ведь они ни к чему хорошему никогда не приводили и не приведут. Здравый смысл и интуиция верещат сигнализацией, но ты забиваешь. Не потому что решил в очередной раз вляпаться в историю, а лишь из-за того, что понимаешь - девица случайная попутчица. Зайчонок, который впрыгнул в кузов и поехал на встречу неприятностям весело и задорно шевеля ушами. Кто мог знать, что большой и страшный серый волк настигнет ее на пол дороги? Он размазан по асфальту, пусть койоты и не совсем волки, девчонке все равно катастрофически не везет. Ты - страшнее любого волка. И ты чертовски голоден.
- Страх потеряла? - Трепыхается, вырывается, того и гляди - закричит. Только помочь тут не кому. Вас трое, если считать мертвую зверушку. Вас двое, если говорить о людях. Ты один, если считать тех, у кого есть оружие. И никого, если попытаться найти кого-то со здравым смыслом. Но ты пытаешься не взрываться негодованием, убирая подальше и паранойю. Наемные убийцы не выглядят так. - Ладно, заяц, живи. - Отпускаешь, девчонку, всячески потеряв к ней интерес. Так только кажется, что ты уткнулся в кузов, на самом деле стараешься следить за ее действиями хотя бы боковым зрением. Ты ей не доверяешь. Больше того, ты никому не доверяешь, и даже не пытаешься делать вид, хоть кого-то убеждая в обратном. Потому не позволяешь ей оказаться за твоей спиной, кто знает, какие еще сюрпризы могут быть в ее карманах. Чтобы залезть кому-то в машину нужно оказаться не просто в безысходном положении, а полностью потерять чувство самосохранения. - Отработаешь свое место - довезу. - Тебе на самом деле похуй - согласится или нет. Ты можешь все это и сам сделать, но не будешь, если можешь не делать. Поворачиваешься лицом к малой, подмигиваешь и ухмыляешься. Вряд ли она правильно поняла, что ты от нее хочешь, но определенно у женщин, особенно если это мелкие девицы, мысли работают в одном направлении. А мужики хотят от них только одного. Да, мелкая, только одного? Ты не хочешь ее. Но тебе доставляет удовольствие наблюдать за ее реакцией. Что она сделает, если ты - шагнешь к ней? Проверять не было смысла. Пока что.
Достаешь из кузова лопату и садовые перчатки: такой себе огородник-любитель. Ага. Конечно. Лопата - это чтоб деревья садить и клады выкапывать, а не закапывать маленьких девчонок.
Спорим?

Тряпку, сверху перчатки - на капот, придавив пульверизатором с моющим для стекол, который достал из салона, заодно забрав ключи из замка зажигания. Закрыв машину, кинул ключи в карман и натянул перчатки. - Отмывай кровь с тачки или вали куда там тебе нужно. - Если твои перчатки грязные, плотные и явно часто используемые, то для нее какие-то целофаново-неудобные, огромные и явно совсем не прочные. Такие предоставляют в супермаркетах, для тяжелой работы не подойдут, но ты и не просишь у девахи ничего сверхъестественного.
Сам же подходишь к трупу зверя, убеждаешься, что он точно сдох, и только тогда хватаешь за лапу и тянешь к одиноко стоящему недалеко дереву. Кровь в такую жару имела специфический запах, оставалась железом в носу и как будто на губах. Сплюнув, как будто в желании избавиться от этого привкуса, на краткий миг оглядываешься на деваху: ты совсем не уверен, что она согласится, но в противном случае, может даже не надеется, что возьмешь ее до ЛА. Она же это поняла, верно?[NIC]Thomas Reed[/NIC][STA]потрачено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/fhoCOAs.png[/AVA][LZ1]ТОМАС РИД, 31 y.o.
profession: механик / вор-взломщик;[/LZ1]

Отредактировано Krzysztof Kopernik (2021-07-19 21:26:45)

+2

5

Пока Уоллес ошивалась рядом с барыгой, она повидала много разных мутных типов. И много опасных типов. Но чем больше она глядела на незнакомца, тем все отчетливей ощущала, что этот и мутный, и опасный. Жопная чуйка у нее обычно работала отлично. Наверное, только это и сдержало ее от четкого удара куда-нибудь между ног водилы или по колену, как Итан учил. Только после его слов, когда он уже отпустил ее, поняла, что и правда пялилась, как кролик на удава все то время, пока он ее держал, но теперь с готовностью отдернула руку и отступила, растирая локоть, на котором наверняка уже назревали следы хватки. Теперь заметила сбитую собаку, или кто это там был, в опускающемся сумраке не разобрать.
- Ох, ну спасибо, что разрешил, - отвернулась от него, осматриваясь и какое-то время картина выглядела довольно странно, учитывая, что в тишине оба давили косяка друг на друга.
Пока он шарился в своем барахле, девка пыталась лихорадочно сообразить, что делать дальше. Похоже, все-таки придется идти пешком, но теперь палящий зной хотя бы плавно переходил в вечернюю прохладу. Правда, это не исключало неприятного ощущения налипшей на взопревшую кожу пыли. Будто пленка грязи. Очень мерзко. Было бы хорошо, если бы это было единственной ее проблемой.

Хорошо бы было, вот только от следующих слов водилы по холке прошелся неприятный холодок. Да, когда Тоня повзрослела, - лет с одиннадцати или двенадцати, - вечно меняющиеся мамкины хахали, хватающие ее за жопу или грудь, всегда хотели только одного. Ну, еще иногда, чтобы она сгоняла для них за сигаретами или пивом, но тут явно был не тот случай. Уоллес отвернулась и ненавязчиво отошла еще на пару шагов, будто это позволило бы ей чувствовать себя в безопасности. Нет, не позволило. Она по-прежнему понятия не имела, что делать дальше и почему она еще здесь торчит вместо того, чтобы быстрым шагом удаляться вдоль трассы. Наверное, еще надеялась, что он разрешит ехать с ним дальше. Тоня и дальше ведь готова была трястись в кузове, не претендовала на место в салоне вообще. И ответила бы ему уже довольно очевидным посылом, пока он вооружался своим странным инвентарем, но он успел опередить ее посыл.
- Че?... – сначала не поверила собственным ушам, ведь условие и правда казалось очевидным, но потом перевела взгляд на тряпку, пульверизатор и очень заботливо приготовленные для нее перчатки. Последнее вкупе с охватившей паникой вызвало нервную усмешку, очень нездорово вырвавшуюся в повисшей тишине. На самом деле, рвался откровенный смех, но девка себя каким-то чудом сдержала.

Уоллес какое-то время пялилась на то, как он цепляет безжизненное тело животного и тянет за собой от дороги, но потом спохватилась и сгребла приготовленный инвентарь, отправившись отмывать бампер. Крови оказалось немного, девка справилась довольно быстро, и убрала все обратно, где и взяла. Уселась на обочине и закурила, наблюдая за тем, как водила с мрачным лицом закапывает жертву наезда. Только теперь явственно представляла, что у почти полноценной могилки лежит она сама, совсем мертвая, и вот этот мутный тип сейчас бросит ее в высушенную за много дней под палящем солнцем землю, торопливо закидает сверху, пару раз ударит лопатой, чтоб уж точно не вылезла. Потом сядет в свою тачку, закурит самокрутку с едким тяжелым дымом и покатит дальше, как ни в чем не бывало. Пока она все это воображала, сигарета дотлела, так что пришлось ткнуть ее в дорожную пыль и как только незнакомец с лопатой направился обратно к машине, Тоня поднялась на ноги.
- Так ты меня довезешь? Прямо до Лос-Анджелеса? – все еще недоверчиво глядела на него, пока тот убирал все обратно в кузов. – Там мои вещи. Рюкзак, - кивнула на кузов, не решаясь подойти и забрать самостоятельно.

Если она и без своих минимальных пожитков останется, то будет совсем весело. По крайней мере, если водила и правда довезет ее до места, то это решит все ее проблемы на данный момент. Конечно же, Уоллес даже не думала о том, что будет делать в ЭлЭй, куда пойдет, где будет ночевать и что есть. Как-нибудь придумается по пути. Всяко ей не будет хуже, чем есть, если он ее не убьет где-то на полпути к цели.[NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 17 y.o.
profession: твоя проблема[/LZ1]

+1

6

Интуиция диким зверем урчит где-то на дне твоего спокойствия. Урчит как-то совсем не хорошо, то ли напоминая о ком-то похожем и совершенно неприятном - сейчас, но любимом раньше - или наоборот: с вызовом, с желанием разодрать хрупкую девичью грудную клетку и заглянуть, что же там внутри. Как у всех - кровь, кости да мясо или что-то новое? То, что не позволило прогнать сразу же, как увидел. Тебе не нравятся люди. Ты их не переносишь на уровне восприятия, как будто каждый сделал что-то   у ж а с н о е   лично тебе, за что заслуживал смерти. Держишься подальше, копаясь то в машинах, то в замках, то в электронике. В людях предпочитаешь не то, что не копаться, но и не подпускать никого близко. Единственные, кого впустил, теперь сидят под замком твоего "тихого места" и не выглядывают в реальность. Твою жестокую реальность. Как будто ты сам разделил свою жизнь на две не равные половины. В одной - хороший скучный работяга с семьей и житейскими проблемами, а в другой нет ничего светлого, но именно вторая сторона медали и заставляет тебя чувствовать себя живым. Опасность, адреналин и сложные задачки - стимул каждый день просыпаться. Даже в периоды скуки знал, что эта размеренная и спокойная жизнь лишь иллюзия. Однажды она закончится, но ты держался и за нее. Успокаивал нервы, совершенствовал навыки, каждый день убеждал себя, что счастлив.
Самообман - не плохо, это о нормальности. Так делает каждый, убегая от своей реальности в мир более приятный и желанный. Ты не веришь тем, кто счастлив только потому, что жив. Да и в принципе тем, кто счастлив на показ. За каждой улыбкой прячется своя боль.

Девчонка без возражений напялила перчатки и принялась драить машину, ты только довольно хмыкнул. Интуиция мягко урчала - или все-таки неприятно рычала? День был выматывающим и долгим, потому разбираться с этой внутренней хренью, которая могла оказаться всего лишь воспоминаниями о другой сумасбродной суке, не входило в планы. Оставив зверя недалеко от дерева, принялся рыть могилу. Монотонный труд выгнал все дурные мысли, вместе с нехорошим предчувствием. Все-таки ты никогда не отличался проницательностью. Люди опасны всегда и в любом возрасте, потому желание побыстрее избавиться от зайца в кузове, скорее привычка. Ты считал именно так, не придавая должного внимания своим ощущениями.
Грунт поддавался плохо, слишком перегретая земля, потому справиться за десять минут не получилось. На все про все ушло минут тридцать. Закончив, даже раскурил поминальную сигаретку, заодно немного понаблюдал за девчонкой. Интересно, ей хотя бы есть восемнадцать? Покачал головой. Нет, Томас, нихуя не интересно. Верность - никогда не было чем-то необходимым для тебя. Пока жизнь протекала в ЛА, даже не смотрел ни на кого, но уезжая на дело - точнее после него - никогда не ставил себе каких-то рамок. Не потому, что тебе нравилось изменять, а потому, что даже не считал, что изменяешь. И потому, что ты не любил Карен. Нелюбовь - главная причина. Наверное, она догадывалась, но как умная женщина никогда не спрашивала и даже не пыталась уличить в этом. Ей достаточно того, что она сама тебя любила. Или ей просто было удобно, как и тебе? Вопрос, на который никогда не искал ответа, ведь все всех устраивало.

Почему бы тебе просто не закрыть рот? Молчишь, чтобы не ответить грубо. Болтовня раздражает, но сейчас дело даже не в этом. Сюрпризы - никогда не приводили ни к чему хорошему. Выбивали из колеи и делали нервным.
Аккуратно укладываешь в кузов лопату, перчатки, забираешь рюкзак и кидаешь малой. - В салон. - Пока разбираешься с тентом и остальными вещами, девчонка уже усаживается в салоне. Продолжаешь наблюдать, как будто за привидением. Сам не понимаешь, откуда столько неоднозначных чувств: ну, девчонка и девчонка, таких по улицам США ходят толпы, но не каждая прыгнет в кузов зайцем и не каждая потом останется с незнакомым мужиком. Что у нее вообще в голове творится? Такие безрассудные тебе не нравятся именно потому, что цепляют интерес на раз-два.
Три.
Садишься на водительское место и пристегиваешь ремень безопасности. - Я же обещал, значит довезу. - Слова, как монеты - падают на дно кувшина, звучат глухо. Заводишь машину: - пристегнись. - В некоторых вопросах - ты зануда. Ладно, ладно, почти во всех вопросах - невероятный зануда.
Выруливаешь на трассу, свет фар разрезает полумрак. Солнце уже давно село за горизонт, но облака еще отдавали фиолетовой закатной дымкой. - Всегда в чужие тачки прыгаешь не глядя? - Не то, чтобы тебе действительно интересно, скорее хочешь слышать чужой голос. Один раз уже чуть не уснул за рулем, не хотелось бы со второй попытки улететь в кювет или в другую машину.

До Лос-Анджелеса оставалось больше половины пути, а ты прекрасно понимал, что не доедешь. Даже болтовня малой не особо помогала держать внимание на должном уровне. Внимание то и дело от дороги скатывалось то на ладони девчонки, то на ее ноги, то на губы, которое что-то рассказывали. Ты почти не слушал, и даже подумывал свернуть с дороги, остановившись на ночлег в поле. План неплохой - минут десять и можно даже спать с видом на море, но нужно ли? Девчонка все усложняла.
Спасением стал придорожный мотель, весело перемигивая вывеской, зазывал всех страждущих путников остановиться и не следовать далее. На самом деле он не выглядит хорошим местом для ночлега, но выбирать не приходится. - Голодная? - Спрашиваешь, сворачивая к мотелю. Конечно, закусочная при нем уже давно не работала, но автоматы со всякими снеками ярко светились, привлекая внимание. - Сгоняй, возьми что-то, пока я получу ключи от номера. - Вытаскиваешь из кармана пожмаканные купюры по пять-десять баксов и вкладываешь в небольшую ладошку. Не считаешь сколько там, но должно хватить. Сдачи, конечно, не ждешь. Надеюсь, тебя не разыскивает полиция. Провожаешь девчонку взглядом, достаешь поддельные документы - на всякий случай - и, закрыв машину, идешь снимать номер. А мог бы снимать шлюх. Нет справедливости в этом мире, мда.

На регистратуре сидит какой-то мужичок, похабно разглядывающий наклонившуюся у автоматов попутчицу. Он похож на старого извращенца, подглядывающего за девицами в раздевалке. Мерзость. На твоем лице отражается отвращение к мужику, плавно перетекающее в злобный оскал. - Эй, не пялься на мою сестру. - Работник мотеля тут же переводит взгляд на тебя и как-то виновато улыбается. - Номер с двумя кроватями на ночь. Если есть услуга завтрака, то ее включить. - Протягиваешь удостоверение, чтобы оформили номер, а после наличные к оплате. Мужик быстро вбивает данные в базу и выдает ключ от самого дальнего номера. Ему хочется, чтоб ты побыстрее свалил. Ты ему не понравился, а вот сестра - даже очень. - Хорошего отдыха вам и вашей сестре. - Забираешь ключ молча, в очередной раз сдерживаясь, чтоб не озвучить зудящую в мозгу мысль. там уже давно нет ничего хорошего.
Выйдя, окликаешь деваху: - слышь, сестренка, че копаешься? Идем. - Ты знаешь - мужик наблюдает - не нужно даже оборачиваться, чтоб понимать это. Ты и не оборачиваешься. Пусть думает, что это сестра. Еще не хватало получить визит копов на счет малолетки.
Паранойя не дремлет, да Том?[NIC]Thomas Reed[/NIC][STA]потрачено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/fhoCOAs.png[/AVA][LZ1]ТОМАС РИД, 31 y.o.
profession: механик / вор-взломщик;[/LZ1]

+1

7

В машину Тоня прыгнула с готовностью, долго уговаривать ее не нужно было. Если она уже смирилась с картиной того, что ее закапывают где-то у дороги, то чего еще ей бояться? Что этот незнакомец может с ней сделать? Она не особо повидала в жизни настоящей жестокости, так что ничего страшнее представить была просто не способна. Вообще-то, она очень крутая жертва, подходящая – никто не будет ее искать. Знать об этом водиле было необязательно, но он пока ни о чем и не спрашивал, так что Тоня удобно устроилась на сидении. Оставила дорожную пыль с шорт на дерматине сидения, ощутила, как высохшая испарина на ляжках неприятно прилипла к нему и поерзала неуютно. Обивка уже успела поостыть, иначе девка наверняка обожгла бы голые ноги. Теперь сидение было просто теплое, но мягкое. Просто идеально после ее путешествия в духоте под тентом. И хотя Уоллес не оборачивалась больше, все равно слышала тихое шуршание со стороны кузова, пока он укладывал свое барахло, а потом и шаги. Проследила за тем, как он усаживается за руль и отвернулась. Она даже молча пристегнулась, спорить сейчас было вообще не в ее интересах, она же вообще готова была дальше ехать в чертовом кузове.
- Ну, да, постоянно так делаю, - огрызнулась тихо, разглядывая его открыто. Усталый взгляд ничем ее не впечатлил, она знала, что дорога утомляет, хоть и не часто оказывалась за рулем надолго, но даже в качестве пассажира это бывает мукой, если ты едешь пристегнутый и в тишине, и с каким-то непонятным мужиком, который, возможно, грохнет тебя через двадцать минут или час. Как ему будет удобно.

- У меня денег на автобус нет. Я поссорилась с матерью, а отец живет в Лос-Анджелесе с новой семьей, - пиздела походя так, будто всю жизнь этим занималась. Водила ее не затыкал, а она понимала, что тот устал, поэтому продолжала придумывать сказку про то, что ее папаша – бизнесмен, и в ЭлЭй управляет небольшой фирмой, типа курьерская доставка. А еще у нее есть брат, он юрист, - что было чистой правдой, - и вот он тоже живет отдельно и не общается с отцом уже давно. Старалась не скатываться в монотонный монолог, который бы казался вымотавшемуся незнакомцу колыбельной. Иногда затыкалась. Успела выкурить еще пару сигарет и понервировать его, открывая окно и высовывая руку, чтобы словить пальцами с обшарпанным маникюром прохладный воздух, пока ветер гулял в растрепавшихся волосах. Тоня никогда не ездила так далеко, и теперь ей это казалось настоящим путешествием. Добавляла в никому неинтересный рассказ подробностей, и он обрастал ими так складно, будто и правда был историей жизни, пока она мазала взглядом по лицу водилы. По резко очерченным скулам, по рукам, лежащим на руле, жестким костяшкам, следила за расслабленными движениями. Замечала его взгляд или просто чувствовала, но о мыслях ей оставалось только догадываться. Спроси он ее, она бы не отказалась уснуть под шум волн, но ее никто никогда и ни о чем не спрашивал.

- Где мы? – кажется, она задремала в какой-то момент и резко открыла глаза, когда поняла, что не слышит звука работающего двигателя и шороха шин. Проследила за тем, как незнакомец идет к мотелю и поначалу растерялась, отстегивая ремень, но потом пошла за ним. Судя по всему, водила решил остановиться и переночевать в мотеле, так что ей надо было уточнить, как все будет дальше. Однако вместо разговора тот сунул ей деньги и отправил к автомату, спорить она не стала. Тем более и правда хотела есть, так что пока тот общался с мужичком за стойкой, расправляла мятые банкноты, чтобы сунуть в купюроприемник и тыкнуть по кнопкам. Вытянула пару пакетов чипсов и батончики, в автомате рядом забрала банку колы и торопливо поспешила за незнакомцем. Бросила еще раз взгляд на мужичка за стойкой, который пялился на нее, как на запотевшую бутылку пива в жару и зацепила взглядом двух латиносов в стороне, которые тихо о чем-то говорили и тоже пялились в их сторону. – Ага, иду, братишка.
Номер был совершенно обычный – старая мебель, застиранные покрывала на кроватях, странный запах. Уоллес кинула рюкзак на стул возле окна и прошлась по комнате, осматриваясь, но потом спохватилась.
- Я первая в душ, - сунулась за дверь, не удивившись очередной печальной картине – сколы на кафеле, маленькая ванная со шторкой, стул, раковина и унитаз, пара полотенец на полке вместе с одноразовыми бутыльками шампуней и мыла, что можно было считать роскошью во всем этом унынии. Честно говоря, ей было плевать на обстановку, так что Тоня скинула с себя тряпки и залезла в ванную, настраивая воду для душа.

Какое-то время она просто стояла под прохладными струями воды, подставляя им лицо, и простояла так довольно долго, но потом прихватила один из бутыльков с сильно пахнущим дешевым гелем для душа, принимаясь мыться. Была уже вся в пене в тот момент, когда опустила голову и повернулась, что-то заметив и тут же застыла. На краю ванной сидела мышь. Здоровенная такая, серая, противная, с черными глазками-бусинками и шевелящимися усиками. Девка ощутила мерзкий холодок, скатившийся по позвоночнику, после чего, набрав в легкие побольше воздуха, заверещала, как ненормальная. Схватила тюбик, швырнув в сторону прыгающей во все стороны мыши, но вместо того, чтобы убежать, эта тварь неуклюже скатилась с бортика прямо в ванную к Тоне, поначалу увязнув в пене у босых ступней. Все еще вереща, Тоня вскочила на бортик, едва не поскользнувшись и не распластавшись на полу, и перепрыгнула на стул, стоящие неподалеку.
- Сука! Сука! Убери эту тварь! Убери! – бешенными глазами уставилась на водилу, появившемуся в дверях, тыкая ему на ванную пальцем. – Фу! Фу, блять! Убери ее!!! – не стала ждать, когда тот что-то предпримет, слетела со стула, на ходу цепляя полотенце и вылетела из ванной, прыгая на постель.

Понятия не имела, что он там сделал с мышью, да и не хотела знать, но пока она вытиралась, из тесной ванной уже послышался шум воды, а после то ли стресс так отпустил, то ли ее накрыла общая усталость, но Тоне хватило только сил, забраться под одеяло, как она почти сразу уснула.
Ей ничего не снилось, но проснулась она от духоты. Какое-то время лежала с закрытыми глазами в тишине, слыша только чужое дыхание со стороны второй кровати. Зашевелила ногами, скидывая с себя одеяло и утерев противную испарину со лба, после чего села и осмотрелась. В номере была темнота. Но водила и правда спал. Тоня стянула мобилу с тумбочки, чтобы посмотреть время и понять, что проспала всего пару часов, а потом поднялась и забрала тряпки из ванной, натягивая на себя. Стащила со стола оставленные там чипсы и банку с газировкой и выскользнула за дверь, на улицу. Прошлась до деревянной лавки неподалеку, забравшись на нее с ногами и открыла чипсы, закидывая в рот.
Латиносы все еще были на том же месте, но они уже вытащили стол и стулья на улицу и, кажется, резались в карты, обставившись бутылками с пивом. Только теперь Тоня обнаружила с ними еще одного белого, а неподалеку полицейскую тачку. Видимо, коп, но тот был в гражданском, не в форме. В открытую пялиться и привлекать внимание девка не собиралась и просто отвернулась, нажевывая чипсы.

- Эй, в карты умеешь играть? – то, как один из игроков дошел до автомата, она заметила, но продолжала делать вид, что слишком занята, закуривая. Услышала легкую хмель в голосе, но, когда тот подошел ближе, а потом и вовсе уселся рядом, перевела взгляд на парня. Он был взрослым, лет тридцати, наверное. У него были золотые зубы и странные наколки на шее, какие-то надписи. Еще один опасный тип, только этот не пытался скрыть и все было очень явно.
- Не, не умею, - она и правда почти не умела, так что не соврала.
- Хочешь, научу? – темные, черные почти глаза, разглядывали ее довольно определенно. Тоня знала такие взгляды.
- Нет, мне идти надо, - хотела подняться, но тот вдруг тоже встал с места и преградил ей путь.
- Да не ссы, пять минут посидим и пойдешь к своему братцу, все равно ему похуй, он дрыхнет.
Это ее уже напрягло – то, что они поинтересовались приезжими у мужичка за стойкой. Какое им дело? И еще этот коп сраный. Но со стороны столика, где остались еще двое картежников, послышался свист.
- Э, Диего, давай-ка, не лезь к девке, мы сука тебя ждем, завязывай!
- Пошли, пять минут и пойдешь, лады?

Тоня, конечно, сомневалась, что тот потащит ее силой, если она сейчас откажется и попытается все-таки свалить, но вполне прикидывала вариант, что в ситуацию впишутся его бухие дружки. Тогда в номере было бы бесполезно прятаться, а значит лучше сразу валить подальше от этого отеля и всего этого дерьма в целом. Потянуло же ее на улицу не вовремя.
- Хорошо.
Ей даже принесли стул, но сидя теперь за столом и уже под тремя взглядами, девка чувствовала противную муть в горле из-за страха. Сейчас она немного посидит, потом скажет, что ей надо в туалет и свалит отсюда к чертовой матери, ничего сложного. Кажется, легавый оказался вмазанным. То ли был под травой, то ли еще чем, но глаза у него явно нездорово блестели, и он меньше всего интересовался ее присутствием за столиком, пока латиносы что-то обсуждали на испанском. Ссать после этого она захотела уже по-настоящему.
- Блять, ты что, наебываешь меня? – один из парней, недовольно взмахнул рукой, и Тоня вздрогнула, когда карты с тихим шлепком ударились о стол. – Ты охуел?!
- Сядь, слышь, никто тебя не наебывает.
- А ну выворчивай карманы уебок! Он меня наебать хотел! – все карты полетели на стол, а девка уже мечтала слиться со стулом. В этот момент ей бы свалить, но ноги уже стали ватными, а пальцы ныли от того, как она впилась ими в край стула. Все слова смешались в какую-то какофонию звуков и к тому моменту, как она соскочила со стула под звуки набирающей обороты разборки, ее пихнул парень, рванувший к копу драться. Она попятилась от толчка и ткнулась лопатками в стену, в следующую секунду заметив, как коп вытащил оружие и пальнул в подскочившего латиноса. Тоня инстинктивно осела на пол, закрывая голову руками и больше уже ничего не видела.[NIC]Tonya Wallace[/NIC][STA].[/STA][AVA]https://i.imgur.com/wevGBEe.jpg[/AVA][SGN]---[/SGN][LZ1]ТОНЯ УОЛЛИС, 17 y.o.
profession: твоя проблема[/LZ1]

+1

8

Смотришь на Тоню и хмуришься, но лишь для того, чтобы не улыбнуться. Не хочешь себе в этом признаваться, но такие девчонки тебе всегда нравились. Точнее, одна такая девчонка. Сейчас даже не ностальгия, но что-то внутри заворошилось, подставило вместо иголок и панциря - мягкое брюшко. Протяни руку, погладь, стань той кому позволено больше других. Твой внутренний зверь - это помесь ежа, броненосца и медоеда - невиданное нечто, которое не подпускает близко, но сожрет лицо любому, кто попытается забрать твое. Так почему же сейчас не топорщит иглы? Не наблюдает, как за зайчонком на обед? Как за жертвой.
Закрыв двери на все засовы, что были в номере, проверяешь шторы. Не оставляешь и тоненькой щелки, чтобы ни у кого не осталось возможности подсмотреть. Вряд ли у кого-то есть желание следить за вами, но бесы в твоей голове куда беспокойнее, чем у обычных людей. С возрастом паранойя только разрастается. Стоило бы начать лечить уже сейчас. Вместо этого, только потакаешь ее приступам. Иногда она спасала твою жалкую жизнь, но чаще мешала наслаждаться минутами счастья, которых не так и много.
Пока осматриваешь номер и следуешь каким-то своим ритуалам, девчонка занимает ванную, как будто сама платила за номер, а ты так, что-то типа телохранителя-водителя. Вздыхаешь, но не ломишься выкинуть ее, как нашкодившего котенка за шкирку. Вместо этого включаешь телевизор, находишь местные новости и оставляешь их. Вряд ли расскажут о чем-то важном и интересном, но так привычнее.
Открываешь снеки, газирову - это все далеко от привычной еды, но выбирать не приходится. Стоило бы вернуться в машину, взять в номер пистолет, но ты так устал, что хватает только на - дойти до кровати и упасть на нее не раздеваясь. Глаза закрываются сами собой, слушаешь поставленную речь ведущего новостей и шум воды. Сам того не понимая, проваливаешься в короткий сон, из которого вырывает женский визг. Вскакиваешь, осматриваешься, но не понимаешь что происходит. Хватает несколько секунд, чтобы собраться с мыслями - бегом в ванную и... - Тоня... - Вздыхаешь, понимая что ничего страшного не произошло. Только напугала.
Девушка представилась, рассказывая о своей жизни. Это на самом деле весело: разрешить человеку рассказать о себе, не перебивать и не мешать. Конечно, половина из ее слов сущей воды сказки, но тот кто умеет слушать, поймет где правда. Например, ты руку готов дать на отсечение, что в ЛА у девчонки никого, только ты ей не папочка, чтобы докапываться. Считает себя достаточно взрослой для этого прогнившего города? Не тебе ее лечить. Довезешь и до свидания. А лучше - прощай.
Малая кричит из-за небольшого мышонка. Может, в глазах Тони это огромный страшный зверь, но ты явно не можешь сдержать вздох разочарования и облегчения. Такой себе вздох неопределенности. Единственное хорошее из этого всего, что Тоня свалила из ванной. - Ты все? - На секунду выглядываешь из ванной, замечаешь что она уж больно уверенно залезает в одеяла и подушки, потому не дожидаясь ответа, теряешься в душе вновь.
Выпустив мыша из окна, начинаешь раздеваться. Перед глазами нет-нет, а всплывает голое тело девчонки. Отгоняешь этот образ. Мелкая, колкая, завлекающая - лучше не трогать. Порежешься об острые ключицы, запутаешься мыслями в длинных ее волосах, разорвешь свое спокойствие в клочья и ради чего? Случайного секса? Ты не сможешь ничего ей предложить. Только взять... а после - обмануть все ее надежды.

После душа в теле разлилась волна усталости - тех жалких пятнадцати минут забытья не хватило ни для чего. Организм требовал нормального спокойного отдыха. Проверив еще раз двери и окна, выключил телевизор, свет и лег в кровать. Беспокойный сон накрыл тут же. Спать вне своего дома, ты мог нормально только под открытым небом, а здесь - лишь дремать в пол глаза, но даже это лучше, чем продолжать ехать, засыпая.
Момент, когда Тоня проснулась и начала одеваться ты безбожно пропустил, иначе остановил бы за руку. Возможно, даже строго так спросил: куда? Будь на ее месте какой-то парень того же возраста - вмазал бы и затрещину. Но девушек ты не бьешь. Никак. Вообще. Даже если очень бесит - все равно нет. А грубый секс, это же не по морде, верно?
Так вот этот момент ты проебал и открыл глаза ровно в тот миг, когда дверь оглушительно хлопнула. На самом деле - тихо закрылась, но для твоего измученного мозга все представлялось куда громче. - Да, блять. - Что произошло понял сразу, посмотрев на пустую соседнюю кровать. Не включая свет, подошел к окну и раскрыл штору. Во дворе все еще находилось несколько не спящих, но что хуже, рядом маячил и коп. Пусть в штатском, но служебная машина выдавала с потрохами. - Сука. - На самом деле волноваться было не о чем: документы и номера хоть и поддельные, но вполне соотносятся друг с другом и пройдут высокую степень проверок. Разрешение на оружие, которое в бардачке, а то на которое нет - просто так не найти. Скорее напрягал сам факт наличия полиции так близко. Вопрос о том, не разыскивают ли Тоню все еще оставался открытым. Ты не просил, а она не сказала.
Потому пока все спокойно, быстро собрал вещи и оделся. Почему-то как-то остро осознал, что возможно придется ехать раньше утра. Предчувствие неизбежного пиздеца витало вокруг Тони, уже не говоря о тех парнях. Минус на минус дает плюс? Ага, как бы там: минус в квадрате.
Момент, когда начался нездоровый кипиш на улице, уловил четко. Проблема заключалась в том, что здесь - в номере - нет даже монтировки, не говоря уже о пистолете. Ввязываться же в чужие разборки без оружия не твоя тема. Есть люди-танки, прущие напролом. Ты же чаще действовал, как снайперская винтовка или хотя бы глок с глушителем. Лезть в самое пекло... зачем?

Ты и не полез. За происходящим наблюдал из окна, стараясь не попасть под обстрел. Латиносы кинулись в сторону копа, в ближайшего ушло 4 патрона, но попало только два. Впрочем, ему хватило, чтобы вначале вскрикнуть от боли, когда пуля попала в плечо, а после повалиться на асфальт мешком, когда вторая пуля попала аккурат между глаз. Зрелище так себе.
Второй латинос за это время успел добежать до копа и, ударив его ножом под ребро, повалив на землю. Коп не успел дать отпор, прозвучало еще три выстрела, но они ушли куда-то в молоко - стены соседних номеров. Ты искренне надеялся, что там никто не ночевал, иначе жертв будет больше. Доверия деревянным - почти картонным - стенам никакого. - Заводи тачку, я его прикончил. - Третий даже без напутствия уже скрылся в стареньком форде. Завел машину и подъехал ближе. - Прыгай, давай-давай погнали. Оставь, он труп. - Но второй даже не собирался идти за мертвым товарищем. Забрав у копа кошелек и пистолет, мужчина направился к Тоне, схватил ее и потащил за собой в машину. Закинул ее на заднее сиденье, а сам сел рядом с водителем.

- Три. Мне хватит и одной. - Пробормотал, считая сколько приблизительно осталось пуль в пистолете. Такой расклад не нравился, только потому не выскочил из номера сразу. Взял вещи, проводил взглядом тачку и только потом - к своей. Ford Crown Victoria уступал твоей машине во всем, потому ты не особенно боялся не догнать уезжающий на всех парах автомобиль. Скорее пытался убедить себя, что не обязан ехать сейчас. Здравый смысл и природный эгоизм говорили так спокойно: забей. А вот чисто человеческое забить не могло. Тот зверь, которому была интересна Тоня - против бездействия. Решив, что раз взял малую к себе в салон, то взял и ответственность за нее.
На самом деле нет.
Но ты далеко не всегда делал то, что хотел. Чаще - что необходимо. Всегда - что считал правильным.
Откровенно говоря, герой из тебя так себе. Ты им не был, ни для кого и никогда. Так зачем сейчас, несся по трассе за подыхающей на ходу машиной и боялся не успеть?

Боялся ли?
Нет.
Догнал, легонько поцеловал бампером зад форда, как бы намекая на толстые обстоятельства. Латиносы заметили, но подумали, что смогут оторваться и прибавили газу, начали вилять. Ты также ускорился, съехал чуть на обочину и поравнялся с ними, вильнул прямиком на них, сбрасывая к обочине. - Просто остановитесь. - Проговорил сам себе, краем глаза посмотрев на лежащий пистолет. Стоило ли стрелять уже сейчас?
Ты так не считал, а вот парень в соседней машине - да. Опустив окно, он прицелился, ты резко затормозил. Пуля мимо. - Две. - И вновь - скорость на максимум. Латинос не унимался, попытался опять, высунулся из машины, прицелился, но выстрел прошел намного выше, рука дрогнула, когда ты вновь врезался в их зад. - Одна. - Вновь поравнялся борт к борту и с силой врезался в бок. Форд отлетел как мячик, водитель не справился с управлением и они на всей скорости направились прямиком в дерево, через гряду каких-то кустарников. Это и спасло от грандиозной аварии, ведь машина потеряла прилично скорости, проезжая кусты. Но удар все равно был достаточно сильный. Машина стукнулась правым бортом о дерево, развернулась на сто восемьдесят и остановилась.
Останавливаешь свою машину на обочине рядом. Берешь пистолет и выходишь. - Бля. - В этом слове чувствовалось столько беспокойства. Если бы требовался перевод, то означало бы оно приблизительно: эй, Тоня, ты там жива? Но слова в твоей жизни дороже золота.
Оказавшись рядом с машиной, заметил, что водитель лежит лицом в руль, по которому стекает кровь. Второй, который стрелял всю дорогу - вылетел через лобовое и проехался лицом по сухой земле. А Тони не видно. Она где-то на заднем сиденье. Открывать дверь в салон страшно. Тебе редко бывает страшно.[NIC]Thomas Reed[/NIC][STA]потрачено[/STA][AVA]https://i.imgur.com/fhoCOAs.png[/AVA][LZ1]ТОМАС РИД, 31 y.o.
profession: механик / вор-взломщик;[/LZ1]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » если вкратце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно