внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Panchukers»


«Panchukers»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


«Panchukers»

https://i.imgur.com/cvHGE7d.gif

https://i.imgur.com/TyyyyBp.gif


место:
Florida, Miami

время:
2019

участники:
Ruth Oscar Hansen, Eli de la Vega


[AVA]https://i.imgur.com/3WUgZp2.gif[/AVA][NIC]Eli de la Vega[/NIC]
[LZ1]ИЛАЙ ДЕ ЛА ВЕГА, 36 y.o.
profession: механик[/LZ1][STA]мы сеньоро де ля воро[/STA][SGN]однажды в Индая[/SGN]

+4

2

Майями встречает жарким палящим солнцем. Слишком жарким и слишком палящим для человека привыкшего жить в условиях ветреного, холодного Копенгагена. Сказать откровенно, я любила Данию. Её прохлада веяла мне чем-то новым. Новым этапом, новым витком, новой ступенью, чистым листом. Именно благодаря этому сейчас волна тепла, окутавшая каждую клеточку тела, не уносила воспоминаниями обратно к прошлому, а вела вперёд. Я вошла в эту дверь и вышла другой Рут. Рут, которая взяла в руки иголку с ниткой и зашила плеши своей жизни. Звучит так просто, так легко, так воодушевленно, как никогда не бывает в реальности. Ведь в реальной жизни этот процесс долгий и мучительный, с часами работы у психотерапевта, гор таблеток, сдерживающих страшных монстров хрупкой души. Если, конечно же, верить в существование таковой. Здесь и сейчас я - молодая женщина, которая что-то знает и что-то умеет, у которой есть перспективы, есть будущее, есть вектор развития. Но там, в прошлом, тоже я, та же плоть и кровь, те же глаза, уши, руки, пальцы, сетки шрамов и россыпь маленьких татуировок, оставленных давним любовником. Ничего не изменилось, помимо сознания, и в то же время поменялось всё. Огромный путь пройден - нет ничего сложнее, чем работа с нитью нейроновых связей в маленькой черепной коробке собственной головы.
Мой брат постоянно путешествует. Его место силы здесь и нигде, в каждом уголочек земного шара. Он напитывает себя вдохновением в багровых закатах, огромного огненного шара, утопающего в бесконечной толще мирового океана; в утренней холодной росе, омывающей босые ноги, спадающей крохотными каплями с неподстриженной лужайки; в невероятных несовершенствах, изъянах, того, что другие считают уродством; в щекочущей горло палящей пустыне, где песок залезает даже под нижнее белье; его сила в красоте оазиса, в животны, приходящих пить едва холодную воду; во льве, что во время засухи никогда не тронет стройную газель около водопоя; в маленьком, но трудолюбивом пауке, который день и ночь плетет свою ювелирную паутину; в бликах солнечных лучшей, падающих трепыхающую гладь мирного озера; в тебе, во мне, в нём, в нас. Моего брата жизнь наделила невероятным талантом, один на миллион, видеть то, что невидимо остальным. Уилфред окутан спокойным всепрощением для тех, кого он любит; упертостью, которая спасла мне жизнь; верой в собственные силы и то, что никогда не поздно дать другому человеку второй шанс. Его мир кардинально отличается от того сумрачного пространства, в котором всегда жила я. Он моя светлая часть, мой оберег, кроличья лапка на удачу. Он младше, но его хочется называть старшим братом, спрятаться за его спиной и найти в этом успокоение.
Уилл взял меня в Майями со своей семьёй. Его маленькая дочь, Билли Рут Хансен, немногим младше моего сына. Её ветлые волосы заплетены в две смешные косички. Тонкие и короткие. У Билли огромные голубые глаза в точности, как у её матери. Малышка держит родителей за руки, внимательно разглядывая новое место. Идеальная семья. Именно семья, не картинка. Уиллу удалось создать то, что многим не по зубам. Они ссорятся и мирятся, как и кто угодно в этом мире, но каждый знает, помнит про то, что на самом деле важно. Эмоции утихнут, злость обернется в кремень, а костёр погаснет, оставляя после себя слегка тлеющие угли. Останется только убрать пепелище и высадить цветы. Я бы посадила на этом месте розы.
- Рут, - брат оборачивается на меня, отпускает руку дочери для того, чтоб подойти приобнять мои тонкие плечи, - Не отставай. Сейчас быстро заселился и можно будет пойти гулять, есть, исследовать.
Он хорошо знает, что я пойду бродить в одиночестве, но каждый раз надеется, что это не так. Я слегка улыбаюсь, приподнимая уголки губ, прежде чем вернуть своему лицу прежнюю невозмутимость. Уилфред прижимает меня к себе сильнее и отбирает мой чемодан, мне только остаётся, что быстрее перебирать ногами. Лёгкое шёлковое платье цвета игристого на тонких брителях свободно очертывает угловатую фигуру. В нем ощущаю себя обнажённой. Протягиваю руки вверх, потягиваясь. Несколько позвонков издают тихий характерный хруст - засиделась после перелёта. Дальше минут сорок до нашего отеля, благо, что кондиционеры спасают от воспламенения в закрытых пространствах. Grande Florida Beachside встречает отдельными аппартаментами для нашей семьи. Три спальни (одна из них моя), гостина, кухня, ванна и вид на тропический сад из окна. Время на часах близится к пяти. Я скоро разбираю чемодан, меняю босоножки на куда более удобные сланцы и скоро сбегаю навстречу новому городу.
До пляжа подать рукой. Шумный муравейник людей создаёт человеческий ковер около прохладной воды. Соленый ветер пахнет глубинными тайнами неопознанного, неосознанного, недостижимого. Он указывает человечеству на их ничтожную малостность, незначимость. Демонстрирует насколько мы все малы. Точно дети, которые пытаются играть в бога, а сами не знают и малой части происходящего вокруг. Шагаю вдоль берега, собирая взглядом множество кафе, в одном из них беру ледяной лимонад. Пьешь через трубочку, мозг морозиться, а остановиться нет сил. Длинные волосы собраны в небрежный пучок на затылке. Непослушные пряди выбиваются из общей копны, спадают на лицо и шею, я смахиваю их в сторону.  Ноги несут вперёд абсолютно без цели, растворяя меня среди незнакомых людей, дорог, разговоров. Улыбка у загоревшего похожа на чеснок, ровно, как и белки глаз. Жизнь условного островитянина совершенно не похожа на сурового повелителя северных ветров, от того южные люди кажутся всегда куда более беспечными и взбалмошным. По их венам течет пламя. Я чувствую себя зрителем хорошей красивой киноленты, будто не нахожусь в событии, а только наблюдаю со стороны. Порой кажется, что и себя саму наблюдаю, шагая рядом.
За шагом шаг, солнце скатывается ниже к горизонту, касается руками далёких волн. Песочная линия пляжа расправляет свои лёгкие, сбавляет градус. Большое количество людей собирают свои полотенца, уходят ужинать, отдыхать, направляться к приключениям. У каждого своя непревзойдённая, неповторимая история этого лета. Я же сижу прямиком на песке без подстилки, босые ноги омывает тонкая линия умирающей волны, в руках бессовестно тает рожок белого пломбира. Сладкое молоко течет к пальцам, только успевает ловить губами каплю. Внезапно, будто вспышка, большая черная мохнатая вспышка, некто сваливает меня основательно и бесповоротно. Лишь на миг испугавшись я понимаю, что чей-то пёс решил угоститься моим десертом.
- Хэээй, - обращаюсь к животному, удерживая рожок так, чтоб ему было удобно поглощать желаемое, - Как тебя зовут, красавчик?
Выглядываю за его спину в поисках хозяина.

Отредактировано Ruth Oscar Hansen (2021-07-23 20:30:32)

+2

3

Лежать и наслаждаться нежным бризом, который напоминает тебе о том, в каком райском месте ты находишься. Обдает солеными, с привкусом вчерашним консерв, брызгами и манит окунуться в растущие на глазах волны. Горячий, плотный воздух, в который казалось можно было палку воткнуть, вторит океану в его подлых намерениях заманить тебя в свои пучины. Пропитанные пляжным зноем звуки так и кричали о том, что пора было встать и отдаться на произвол заманчивого курорта. Ну или хотя бы перевернуться на другой бочок, иначе капельки пота, что собирались в один большой шарик на подбородке, грозились потопить наивного кубинца в своих фантазиях. И даже пот был какой-то вязкий, больше похожий на пелену или...слюну?
Диван обещал быть самой желанной компанией на этот вечер, потому что как минимум: а) с ним можно было обняться; б) со всеми своими вмятинами, он даже обнимет тебя в ответ; и в) иногда он делится райскими мечтами о том, как можно было бы наслаждаться жизнью, не будь ты вынужден выживать.
Пес старательно вылизывал щетинистое лицо мужчины, который кажется уснул энн-двухзначное-число часов назад и совсем забыл уделить внимание мохнатому. Кажется, что это продолжалось так долго, что щека, нос и рот превратились в одну смятую кашу, а пес давно забыл цель своих нежностей и просто чесал язык.

— Если бог и существует, Блэк, то ты явно не его посланник...
Жизнь уже никогда не будет прежней после того, как вы заведете собаку.
Странно было ожидать ангельской благодетели, жалости или сострадания от собак по имени «Блэк». Он, конечно, со своей лохматой мордой, торчащими и одновременно смятыми ушами не сильно был похож на посланника ада или даже на проказника низшего ранга, но Илай искренне был убежден, что этот чудик был его своеобразной кармой за все плохое и хорошее разом.
— А я думал, что взрослые собаки более воспитанные в силу своего возраста, - пробормотал тот под очередное «лизь-лизь» и перевернулся наконец с отлежанного бока на спину.
Потирая ладонями лицо так сильно, будто хотел вдавить его поглубже в череп, Илай с трудом мог вспомнить, когда последний раз ночевал дома. Меньше всего хотелось валяться в пустой квартире на диване, под телек и пытаться чем-то запить остаток вечера. Можно было бы сходить в любой бар, коих вдоль побережья целая уйма. Можно было даже особо не стараться и познакомиться с любой загорелой туристкой на пляже буквально на раз и два. Можно было даже ввязаться в авантюру и подписаться на какое-нибудь очередное погружение в заливе, с целью добычи нелегальных сокровищ, но... любая из причин находила себя менее значимой, чем самобичевание на диване в обнимку со светлой бутылкой пива в стекле.
Самое забавное, что самосознание содеянного наступает достаточно быстро и шестеренки начинают подсказывать, что не так уж и сильно отличается в таком случае повседневная жизнь в Майями, куда Илай так рвался уехать, от более дождливых будней Сакраменто. И тогда было решено брать проблему в своих руки и пытаться ее вертеть. Поначалу это были моторные лодки и их перегоревшие двигатели, воздушные клапаны на баллонах, замена стекл на треснувших масках или даже инструктаж для полупрофи по выходу их кессонки и еще куча всякой мелкой подработки, которая финансово не стоила потраченного времени. Но занимало руки именно в те мгновения, когда снова хотелось привалиться к новой пачке будущего похмелья. У Илая руки росли именно из того самого места, которое куда ни приставь - везде получится. Ну пусть даже если не на первый, то на второй раз, а с третьим приходим такой скилл опыта, что все последующие он может выполнять почти с закрытыми глазами. Но чем больше монотонной и однообразной работы он на себя брал, тем отчетливее становилось понятно, что в ней нет отдачи. Илай намеренно себя обманывал тем, что она никогда и не нужна ему была, лишь бы результат удовлетворял требующих, а уж за него он мог поручиться. Ведь за каждой вещью стоял тот или иной человек, со своей историей ее приобретения и того, как он в итоге дошел до ремонтной мастерской. Может трещина на заднем бампере, что ему удалось подрихтовать вчера, изменит завтра чью-то жизнь? Но этого никогда до коцна не узнать, а мыслями о нечто подобном только кормить себя очередной порцией воздушных замков. Тогда чем же самообман отличается от того, что человек испытывает под воздействием чего-то извне?
Так в семье де ла Вега появился еще один почетный представитель по имени Блэк.
Владелец исследовательского бюро и совместительству начальник Илая очень ценил его как профессионального сотрудника. Но зная, что трудоголизм и переработка идут не от того, чтобы прокормить семейную ораву, а от душевных тяжб, примерно понимал куда это может привести и чем все в итоге закончиться. Пытаться свести человека с человеком, которому от последствий может быть только хуже, Джимми знал, что есть кое-то куда получше любой загорелой девицы.

— Ты ужасно нетерпелив! Даже хуже, чем я, - пока сонный Илай стоял с миской в руках и пытался вывалить туда порцию сплюснутых консерв, то заслышал как его желудок тоже в общем-то не против полакомиться чем-то нечто подобным. В принципе, и сами консервы бы подошли, уж очень ароматный был у них амбре, стоило только банку вскрыть, а состав и вовсе обещал только натуральные ингредиенты. Но передернув себя лишь от одной мысли, Илай закончил начатое и перестал нервировать лихо подпрыгивающего во весь свой рост пса. Для себя же он решил, что сигарета на завтрак это как необходимая чашка кофе по утрам, который закончился кажется на прошлой неделе или позапрошлой...но где-то еще была пачка кукурузных хлопьев и пол бутылки молока.
В целом под похлюпывание завтраком обоих было ясно одно - пора совершить налет на ближайший супермаркет и затариться как следует. Но сначала придется выгулять Блэка, ибо переваривает он так же быстро, как и ест, судя по тому, как лохматая морда уставилась на трапезничающего хозяина.
— Это последние, не наглей, - даже не успев присесть, Илай так и лакал свои хлопья стоя прямо у столешницы, раздумывая на тем, какой бы маршрут для прогулки придумать на этот раз. И одновременно заметил за собой, что слишком много стал разговаривать с собакой будто она там что-то вообще понимает. Усмехнувшись прол себя, он зачерпнул предпоследнюю ложку и приметил вымогающий взгляд пса.
— Ой, да черт с тобой, - опустив руку и развернув ему свою тарелку прямо в руке, вздохнул с полном понимаем того, что так же стал слишком мягок, позволяя себе делиться с кем-то завтраком.

Пока традиционные утренние процедуры были завершены, Илай с прискорбием обнаружил, что за окном то давно уже не утром и похоже режим его был безнадежно сбит. Зато стало понятно почему, например, погода за окном сначала казалась пасмурной, а Блэк оказался чересчур голодным. Зато был один большой плюс в том, чтобы выйти по прогулку с собакой под вечер - люди в основном перебирались на яхты, бары, клубы и становилось куда просторнее для того, чтобы просто пройтись и не переживать лишний раз насчет того, что этот обалдуй запутается у кого-нибудь под ногами. По этой же причине Илай не стал надевать на пса шлейку, а решил обойтись лишь поводком, чтобы на опустевшем пляже отпустить его и дать растратить всю скопившуюся энергию. Правда, не учел он лишь одного — рожок со сливочным пломбиром.
— Идея зарыть тебя в песок и посмотреть через столько ты оттуда выберешься больше не кажется мне такой уж жестокой, - подбегая тут же к девушке, которую Блэк чуть ли не завалили из-за очередной порции сладкого, Илай присел рядом тут же на одного колено, чтобы пристегнуть пса обратно к поводку.
— Простите, это моя вина. Думал дать ему немного подышать, а он решил, что сахар куда слаще свободы, - усмехнувшись и оттаскивая пса подальше, Илай тут же встал и протянул свободную руку девушке, чтобы помочь тоже подняться, — Я возмещу все ущербы, вроде бы тележка с мороженым должна быть где-то поблизости. Только обещайте с ним больше не делиться.
[AVA]https://i.imgur.com/3WUgZp2.gif[/AVA][NIC]Eli de la Vega[/NIC]
[LZ1]ИЛАЙ ДЕ ЛА ВЕГА, 36 y.o.
profession: механик[/LZ1][STA]мы сеньоро де ля воро[/STA][SGN]однажды в Индая[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » «Panchukers»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно