– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Раз, два, после пяти. Мама, папа - прости.


Раз, два, после пяти. Мама, папа - прости.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

1999 год

Lena Katina (Denivel Simon) & Julia Volkova (Rachel J. Nolan)

https://i.imgur.com/yWjB7Cn.jpg
Чужого не бери. Своё не отдавай. Зажмурься и умри. Люби - умирай.

[NIC]Lena Katina[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/kIc3cIx.jpg[/AVA]
[LZ1]ЛЕНА КАТИНА, 16 y.o.
profession: певица, участница группы t.A.T.u
love: Julia Volkova
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2021-07-21 16:19:06)

+3

2

Жизнь иногда сбивается с курса.
Жизнь иногда ломается.
Мы переходим на новый этап, на новый уровень. Становимся выше и сильнее над сотней блядских неудач. Юля это знала. Ее исключили из "непосед" из - за недостойного поведения и вот казалось, что все кончено и никуда не пробиться. Шоу бизнес, конечно, тот еще цирк и откровенностей здесь более чем достаточно. Хватает по горло. Но люди проглатывают и им хочется еще.
Чаще поют про секс, трясут сиськами с экранов. Так почему кого - то оскорбляет короткая юбка Волковой и почему чьи - то сплетни и перешептывания за спиной грозят поставить крест на карьере.
Юлю называли малолетней потаскушкой, но не вслух, лицом к лицу. Стоило ей только выйти...
Ну и похуй. Ей на все действительно глубоко плевать. Она еще всем покажет кто здесь лучший.

Фортуна наконец то повернулась лицом и все обрело новый смысл, когда Лена повлияла на решение Шаповалова и Юлю утвердили для дуэта. Но не какого - то там типичного, а самого необычного и провокационного. Российский шоу бизнес явно никогда в жизни не видел ничего подобного, а потому интерес к группе планировался невероятный помноженный на миллион. И это воодушевляло и вставляло похлеще трех рюмок водки (именно такого количества Юле хватало, чтобы немного сносило крышу).

Она помнила как нелепо они с Катиной смотрели друг на друга, искренне улыбаясь, когда вся продюсерская команда бойко вскрикивала "Целуйтесь". Лена была куда скромнее Волковой и постоянно опускала глаза в пол, ее щеки наливались румянцем как поспевающая вишня. Тогда Юля уверенно проводила рукой по ее кудрявым рыжим волосам, ловила взгляд и говорила, что это будет непременно весело. Лена верила и поддавалась юношескому порыву, это было действительно интересным опытом. Юля уже много раз целовалась с парнями, но с Катиной было по другому. Губы нежнее и слаще. Вероятно, всеми виной был фруктовый блеск для губ, который был в сумочке у каждой шестнадцатилетней девчонки. А они и были теми самыми девчонками. Только их ждало куда более интересное  и захватывающее будущее.

Если подвести итог, то теперь поцелуи были частью работы и даже частью жизни. У Лены была Юля, а у Юли Лена. Самые близкие подруги и, поверьте, ближе просто не существует. Юле иногда казалось, что держать руку напарницы было в тысячу раз приятнее, чем другие. А ей было с чем сравнить. Не смотря на то, что Шаповалов запретил им иметь отношения и Юлина рука подписала контракт, она все еще встречалась с парнями. Только теперь более скрытно, за стенами квартир. Она чувствовала себя словно в мыльном пузыре и если она позволит себе облажаться, то он звонко лопнет, всему придет конец в один миг. А ей было совсем не все равно.

И вот очередной концерт. Они в обтягивающих майках на голое тело, так, что видно выпирающие соски. Их пальцы переплетены в замок, чем было волнительнее, тем крепче прижимались друг к другу плечом. Яркие софиты не дают в полной мере оценить зал, но когда им аплодируют, то становится ясно - людей много. Юля выкладывается на полную, срывая самые сложные ноты, она понимает, что негласно ей нужно быть главнее и выше. Не для того, чтобы затмить Лену, а потому что Волкова знает свои сильные стороны и готова показать их всем, обнажая душу, разрывая свое тело. Без милой Катиной не было бы того охрененного контраста.
Теплое и Холодное.
Нежность голоса и роковая хрипота.
Угловатое девчачье тело против округлого и женственного.
Поэтому даже не смотря на то, что Юля старалась быть немного на переднем плане, без подруги ничего не имело бы смысла. Они слишком дополняли друг друга, врастая кожей. Чувства Юли всегда были на грани правды и лжи. Если слишком долго лгать, то может произойти непоправимое и исполняя песню "Я сошла с ума" ей придется действительно потерять голову, запутавшись во всем окончательно.
В конце выступления традиционный поцелуй, вопящая толпа. Юля глубоко дышит, капли пота стекают по ее шее и становится немного щекотно.
- Спасибо! Мы вас любим! - кричит она в зал и ловит тупую эйфорию.
Время уйти со сцены. Дойдя до гримерной она не сдерживается и протяжно вскрикивает от восторга, хватает Лену за плечи и обнимает, запутавшись в ее волосах пальцами.
- Как же это было охренеть! Ты понимаешь, что это все значит?  - хватает бутылку с водой и делает несколько глотков, в горле была словно пустыня Сахара, - Ленка, ты звезда, - подбадривала свою подругу, всматриваясь в ее сияющие глаза. В гримерной Юля снимает майку, которая пропиталась потом, не стесняясь наготы. Спешно переодевается и краем глаза смотрит на Лену.
- Нас позвали кое куда. Что - то вроде афтерпати. Выпьем за то, что круче нас никого нет, - приглашение поступило от неизвестных лиц, но они точно были кем - то из шоу бизнеса. Да и Шаповалова с ними не будет. Юля каждый раз представляла его строгим папочкой, способным испортить все веселье.
- Ты с нами? Конечно ты с нами, - не дает Лене повода отказаться, потому что сама не готова пропустить такую вечеринку. За ними обещали приехать на лимузине и отвезти в крутой и богатый коттедж, где прочувствовать всю прелесть быть знаменитой максимально возможно.

[LZ1]Юлия Волкова, 16 y.o.
profession: певица;
love: Lena[/LZ1]
[NIC]Julia Volkova[/NIC]
[AVA]https://cdn42.zvuk.com/pic?type=artist&id=2391745&size=600x600&ext=jpg[/AVA]

Отредактировано Lily Hayes (2021-08-20 16:45:42)

+5

3

[Зажигай-зажигай-зажигай звезды
И сгорай, и сгорай, и сгорай с ними,
И срывай поцелуй, и хватай воздух
Э Й Ф О Р И Я]

Я всегда хотела петь и голос у меня для этого был - плавный, мелодичный. Да, не самый сильный. Да, не до конца выверенный и не совсем окрепший. Но красивый, нежный. Отец хвалил меня. Говорил, что из меня при должном старании может получиться что-то стоящее, толковое. Я слушала его и верила, наматывала на ус. Подражала. Восхищалась. Даже песни пыталась писать точно так же, как это делал он сам. Мне это казалось великим таинством и чем-то волшебным - открыть свою душу с помощью слов другим людям, совершенно не причастным к тебе и к твоей жизни. Я с детства знала, что в словах есть своя, особенная сила.
Музыкальная школа по классу фортепьяно, ансамбль "Авеню", а затем "Непоседы" - всё это был мой собственный тернистый путь, проложенный для того, чтобы однажды засиять на небосклоне.
И засиять удалось.
Иван Шаповалов, гребаный гений и детский психиатр по совместительству, буквально создал нам с Юлькой своими руками путь к звездам. Путь выглядел гораздо легче, чем мой подростковый разум себе рисовал. Ключевое тут - выглядел. На деле всё оказалось гораздо сложнее, чем просто целовать подругу по ансамблю между припевом и куплетом. На деле оказалось, что подводные камни тут и там, того и гляди наткнешься на острый край и распорешь брюхо.
Шоубизнес принял нас как родных, словно только и ждал того, что мы вот-вот появимся на небосклоне, ярко и стремительно вспыхнув. Наша первая песня буквально взорвала все радиостанции и все чарты. Мы были везде. Звучали из каждого угла, из каждого утюга, смотрели с каждого музыкального канала. Нас либо любили, либо ненавидели. Никакого третьего было не дано - едва ли можно было без эмоций пройти мимо с упоением целующихся школьниц, которые сходят с ума от любви к друг другу.
Никакой любви конечно не было. Была дружба и маркетинговый ход, который пришел в воспаленный мозг Ивана где-то между двенадцатью ночи и пятью утра. Было желание поставить на кон всё. Было желание встряхнуть отечественную эстраду - пан или пропал. Никаких полутонов.

Надевая перед концертом белую майку на голое тело я зябко вздрагиваю, хмурюсь. Мне никогда не нравилась мысль выходить на сцену полуголой, но Иван всегда говорит о том, что это - часть образа, неотъемлемая и обязательная. Юлька же всегда говорит: "успокойся, будет весело".
И я верю им обоим. Верю так, как можно верить только в пятнадцать, когда еще ни разу как следует не обжегся. Так можно верить только пока не потерял всё, а у твоих ног расплескались перспективы и возможности. Настолько приятные, настолько пьянящие, что торчащие сквозь майку соски кажутся вполне уместной ценой.
Поклонники встречают аплодисментами, скандируют громко-радостно "Тату-тату-тату" и улыбка, широкая и торжествующая, расцветает на вишневых губах сама собой. Адреналин подскакивает, сердце бьется чаще, неистовее. Я хватаю Юльку за руку, сжимаю тонкие девчачьи пальцы в своих, жмусь ближе.
Мы одни против всех. Противопоставляем себя целой стране, а то и целому миру. И это захватывает до головокружения.
Целуемся долго и отчаянно, привычно льнем друг к другу телами и губами. Я чувствую, как ловкие Юлькины пальцы касаются моей поясницы, оглаживаю её в трепетном жесте, прижимая к себе сильнее, крепче. На секунду теряется реальность происходящего. Шум зала становится тихим и далеким, мне вдруг кажется, что в этом мире не существует ничего, кроме клубничных губ, которые я целую. Но проигрыш подходит к концу и мне приходится отстраниться от теплого тонкого девчачьего тела, чуть более угловатого, чем моё собственное, но такого же юного и красивого.
- Мы вас любим! - мой голос вторит голосу Волковой, абсолютная и счастливая улыбка растекается по губам медовой патокой, я не в силах контролировать ни её, ни блеск в глазах. Адреналин всё ещё плещется в наших телах, заставляя чувствовать себя живыми как никогда. Настоящими.
Я перевожу взгляд на милый юлькин носик, цепляюсь им за клубничные губы и вдруг ловлю себя на мысли, что она безумно красивая, притягательная. И энергии в ней, кажется, за нас двоих.
Усталость опускается на плечи уже по пути в гримерку. Всё что мне хочется - завалиться в кровать, укрыться теплым пушистым одеялом и положить голову на мягкую подушку. В Юле же, напротив, словно открылось второе дыхание. И это становится понятно по её движениям, по всё ещё немного безумному искрящемуся взгляду, когда она хватает меня за плечи и обнимает. Я обнимаю в ответ, легко прижимаюсь.
И вдруг осознаю, насколько всё это на грани.
Чужие пальцы путаются в моих волосах и мне хочется, чтобы Волкова дёрнула меня за них, а затем поцеловала мягко и трогательно, совсем не как там, на сцене. Но ничего этого не происходит. Я моргаю, чтобы развеять напавшее на меня наваждение. Смотрю, как Юлька пьет воду, как в этот момент напрягается её шея. Чтобы больше не думать о том, что так настойчиво лезет мне в голову весь вечер, я забираю бутылку из тонких пальцев и тоже делаю пару крупных глотков, чувствуя, как на самом деле это было мне необходимо.
Майка на мне вся мокрая и потому я не удивляюсь, когда моя напарница стаскивает с себя свою, стоит нам лишь оказаться за дверью в гримерку - мокрая ткань неприятно липнет, холодит кожу, от неё буквально хочется избавиться. Я резко отворачиваюсь, чтобы не смотреть, хотя видела Юльку без одежды уже десятки раз. На пылающих после выступления щеках не видно вновь пробивающегося румянца.
- Но.. я...
Попытка в слабое сопротивление. Я знаю, что мне не удастся отбиться от напора, с которым Волкова приглашает меня присоединиться к тусовке. Шумной компании я бы предпочла книгу перед сном, но не могу найти в себе сил отказаться - мне хочется увидеть, как будет радоваться Юлька, ощущая пьянящую вседозволенность.
- Думаешь это безопасно? - спрашиваю и тут же слышу, как Волкова чуть хрипло смеется над моим предположением, быстро кивает головой, не давая мне засомневаться сильнее. Вздохнув, я застегиваю на себе джинсы, накидываю джинсовку поверх футболки и неуверенно улыбаюсь, говоря что мол вот, я готова.
И Юлька хватает меня за руку, снова переплетая наши пальцы, а потом тащит в сторону выхода быстро и уверенно. На подъездной дорожке нас уже ждет лимузин, а вместе с ним горстка фанатов, которые еще не растеряли пыла и надежды. Незнакомые руки протягивают нам плакаты и ручки, мы смеемся и расписываемся на всем, что нам дают. Ночью прохладно и пальцы мерзнут, но отказать кому-то в такой маленькой радости невозможно. К тому же я вижу, как Юльке приятно внимание.
Когда с автографами покончено, мы садимся в лимузин, буквально разваливаемся на сидении. Машина трогается, мой взгляд направлен за окно, в темноту ночных улиц, подсвеченных вывесками и фонарями. Боковым зрением я цепляю, как Юлька уже вытягивает из мини-бара бутылку шампанского. Мечтательно прикрываю глаза, улыбаясь неожиданному счастью, разлившемуся внутри меня.
- Неужели всё это правда мы, Юль? - спрашиваю тихо, совсем не уверенная, что ты услышишь меня за хлопком, с которым открываешь бутылку с игристым.

[NIC]Lena Katina[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/kIc3cIx.jpg[/AVA]
[LZ1]ЛЕНА КАТИНА, 16 y.o.
profession: певица, участница группы t.A.T.u
love: Julia Volkova
[/LZ1]

Отредактировано Denivel Simon (2021-09-02 15:50:41)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » Раз, два, после пяти. Мама, папа - прости.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно