внешности
вакансии
хочу к вам
faq
правила
кого спросить?
вк
телеграм
лучший пост:
эсмеральда
Он смущается - ты бы не поверила, если бы не видела это собственными... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 40°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » should we say goodbye


should we say goodbye

Сообщений 1 страница 4 из 4

1


Lottie Vexler \\ Dallas Bronte
https://i.ibb.co/X4BFVP1/image.png
[NIC]Dallas Bronte [/NIC]
[STA]у нас есть пол часа[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/T4QR351/2021-07-21-134507.png[/AVA]
[LZ1]ДАЛЛАС БРОНТЕ, 24 y.o.
profession: автомеханик
relations: Мне не прочесть твои мысли, твои мысли загадка.
Ты разрушитель стандартов и ты нарушитель порядка.[/LZ1]
[SGN]
https://i.ibb.co/84nzHdM/Untitled-1.png
[/SGN]

Отредактировано Kristof Mor (2021-07-22 14:36:01)

+3

2

Он ничего не знал о роскошной жизни. Всё богатство маленького мира концентрировалось на одной девушке, умеющей вселить надежду и вместе с тем способную её забрать. Правильные черты лица и глаза цвета грозового неба - темные, насыщенные, глубокие. Она ласкала его улыбкой, но больно била своей предвзятой точкой зрения. Беден же. Не её круга. Птица не её полёта. Даллас уже и не пытался доказать обратное, хотя первое время часто вступал в споры и даже драки, причиной которых являлось как раз материальное положение. Лотти поддерживала его и всем видом пыталась демонстрировать, что его финансовое положение, обыденность жизни и существование на грани бедности совсем её не беспокоят. При этом она раз за разом отстранялась от друга детства, стуча каблучками новых туфлей Gucci по асфальту. Бронте представлял её пестрой пташкой, которая будет ютиться в его ладонях, но всё равно вернется к "своим" что бы затем вновь и вновь прилетать к нему. Не смотрел на неё через призму купюр, просто любил за те качества, которые другие не в силах разглядеть.

Лос-Анджелес – город возможностей, денег, денег, и еще раз денег. Вычурный, он переливается и сверкает, но это не доступно для обычных парней с бедного района, где он провёл большую часть своего детства. Часто приезжал к тетушке из Белфаста, пока родители могли заняться своими делами и уделить время подрастающему брату. Даллас и не против, он всегда был обузой для матери, которая родила его от любимого, но женатого мужчины. А отчим не спешил вкладывать часть себя в отпрыска, чьим отцом, собственно, и не является. Именно так в его жизни появилась яркая, но совершенно недостижимая галактика. Шарлотта. Наказание и поощрение в одном лице. Лет десять назад, может чуть меньше, он с другом отправился в центр города что бы встретить свою подругу из музыкальной школы. Она совершенно обычная, из семьи средненького такого адвоката и работницы в области ресторанно-гостиничного бизнеса. Даллас не знал кем именно были они по национальности, но то, что семья иммигрировала в Лос-Анджелес из Италии – был уверен. Подруга не спешила делиться такой информацией, а они и не настаивали. В престижную музыкальную школу она попала по случайности, слив в интернет видеоролик с вокалом и бесподобной игрой на пианино. Заметили, пригласили, обещали светлое будущее и сунули сюда, где девчушке приходилось тяжело. Сложнее чем детям довольно богатых родителей. Талант вкупе с приметной внешностью и желанием продвигаться – три столпа её нахождения тут, иначе бы давно бежала и не оглядывалась подальше от богатеньких выскочек. А школа что? Руководство раздуло всё это в СМИ, мол, какие они распрекрасные, дают шанс бедным. Добродетель во плоти. Даллас скрипел зубами, сжимал и разжимал кулаки, но отчего-то вытирал слёзы подруги, когда в очередной день учёбы она прошла через буллинг никчемных отпрысков кои что и могут, так это различать бренды и считать деньги родителей. Втроем они уже поплелись по широкому тротуару, думая о том, чего бы им поесть перед возвращением на другой конец города, как ребят окликнула девчушка, уверенным шагом спеша вслед и отчего то из троих выбрала Далласа взглядом, к нему и обратилась. Роскошная, стройная, с грозным выражением лица и почти осязаемо отличающаяся от них манерой, одеждой, мимикой.
Подкурить.
При этом в зубах держала сигарету посреди достаточно людной улицы.
Мальчишка смерил взглядом маленькую, нахохленную девчонку его возраста и выдернул сигарету, переломив её пополам. Именно так и Шарлотта переломила его жизнь на «до» и «после» неё, сломав напополам.

Социальный разрыв между ними был почти криминальным. Ей редко удавалось звонить, а приезжать тем более. Связь и вовсе терялась когда Бронте был вынужден вернуться в Белфаст что бы продолжать учиться. Однако, несмотря на обстоятельства, Шарлотта исправно писала е-мейлы и реже звонила. Через пару лет совсем пропала, как выяснилось потом – новая компания друзей, увлечения, тяга к неизведанному. Только ради неё, едва получив диплом, сорвался в Лос-Анджелес и жил в совершенно неприглядной хибарке на окраине города. Сложно найти работу, тем более не обладая опытом, потому вскоре парень начал заниматься машинами поскольку увлекался ими с юности. Это стало частью его жизни, им самим. Разбирал и собирал автомобили почти с закрытыми глазами, открыл с другом небольшой бокс по ремонту транспорта и зарабатывал на жизнь как мог. К тому времени он всё еще мечтал догнать Шарлотту, но чем выше становился он по "статусу", тем стремительней она его опережала. Была рядом поскольку постольку, но при этом умудрялась зарядить друга детства своей энергией на предстоящую неделю, а то и две. Только вот улыбка всё чаще утопала в соленых слезах, рассекающих щеки и смазывая косметику вниз до подбородка.

Звон выпавшего из кармана гаечного ключа резко выдернул парня из воспоминаний давно минувших дней. Фактически с того времени ничего не изменилось – Лотти появляется реже, чем хотелось бы, всё чаще звонит забрать её из какой-то передряги, расквитаться с нежелательными ухажерами или просто покурить. Даллас уже не грезит о их будущем, не грезит о больших деньгах и не грезит о всходе по социальной лестнице. Нет талантов и выдающихся умений, нет богатеньких предков и наследство его не ждёт.
Теперь думает о том, где бы купить недорогую форму потому как эта уже истрепалась и ткань в области колен прохудилась. Запах масла и металла пропитал кожу, волосы, одежду. Такова была ЕГО реальность. Реальность, в которой никогда не будет места Лотти.

     —Ты себя нормально чувствуешь? – друг и по совместительству второй владелец бокса вынырнул из маленькой комнатки, где стоял компьютер. Он часто печатал там какие-то важные документы, приторговывал через интернет контрактными запчастями машин типа фар или зеркал и всё реже возился с автомобилями. Это стало зоной ответственности Даллоса. —Всё нормально, голова закружилась, - буркнул парень, вытирая руки о робу. Телефон настойчиво пиликал в нагрудном кармане, но Бронте настойчиво его игнорировал.

     —Опять Сара? – участливо поинтересовался друг и как-то совсем грустно взглянул, словно понимал, как тяжело было выносить её характер. —Опять вещи собрала и ушла, вернуться хочет. В очередной раз, - безэмоционально отозвался Бронте и впился в бутылку воды, что лежала между открытым капотом и лобовым стеклом ремонтирующегося автомобиля. —Понятно, ладно, проветри бокс перед уходом, краской несет. Не удивительно что ты так побледнел, заморить нас хочешь, не иначе, - и взяв куртку с самодельной вешалки в виде досок и гвоздей, вышел. Даллас облокотился о машину и, сложив руки на груди, осмотрел бокс. Уже больше года они работают тут, но прибыли это место приносит столько, сколько уходит на электричество, пищу и аренду небольшого, но уютного домика в спальном районе Лос-Анджелеса. Раскрыв широкую дверь бокса, оставил помещение на проветривание, выходя на улицу и наполняя грудную клетку чистым от краски воздухом. Полумрак тихого района спускался на невысокие крыши домов, поглощая их прохладными, ноябрьскими объятиями. Порывистый ветер прогнал дневной зной, обещая пролиться ночью если не ливнем, то дождем. Горизонт заволокло тяжелыми тучами, кромкой собирающихся на высотках зданий, что стояли в центре города и долговязыми истуканами где-то в них и исчезали конусообразными шпилями-громоотводами. Свежий воздух смешался с табачным дымом и скоро Даллас вернулся к работе, застряв в боксе чуть на дольше, чем обычно. Спешить домой причин и не было. Сару это всегда раздражало, потому последние пол года она уже уходила третий ввиду того, что считала будто её парню работа дороже, чем она сама. Надоела.

Нервно кривился, кусал губы, но всё ниже склонялся над маслеными деталями рассматривая их под тусклой лампой, затем стучал молотком, потом подкручивал отверткой, затем снова рассматривал. Порывы ветра поскрипывали воротиной, потому среди этой мелодии и завывания, он не заметил, как внутрь пробралась посторонняя. Прыжок на спину и Бронте едва не клюнул носом не только в измазанные детали, но чуть его не сломал о высокую полку сплошь покрытой краской, маслом и смазкой.

     —Шарлотта, - в его голосе не было раздражения от нападения со спины, пока босые стройные ножки аккурат обвивали друга, но без поддержки непозволительно быстро сползали вниз вместе с легким тельцем. Парень уперся руками в полку. Не потому что не хотел обнять или подхватить, а потому что они грязные. Что это она – сомнений не было. Носа коснулся легкий аромат кофе, аккорды цветов жасмина и апельсина. Пожалуй она была единственная в его скупом кругу знакомых девушек, которая идеально точно подбирала парфюм под внешний вид и настроение. 

     —Давно не виделись, перестала влипать в неловкие ситуации? Почему так поздно решила приехать? – руки уцепились хваткой за мужскую шею, удерживая в пальцах аккуратные, миниатюрные туфли на невысоком каблуке. Интересно, какого бренда на этот раз? Девушка неумолимо сползала вниз и скоро тонкие ступни коснулись бетонного пола, а Бронте, наконец, смог развернуться, мягко притянув девушку и обняв её за спиной своим предплечьем. Так, что бы не замарать ладонями дорогую одежду, хотя Ло всегда утверждала, что ей совершенно плевать на пятна масла или какой-то грязи. Носом втянуть запах шампуня, утыкаясь в макушку и простояв так чуть дольше, чем следовало бы. Затем отстраниться и быстро оглядеть – не заляпалась ли? Во все глаза снизу на него пялилась заговорщицкая мордашка с такой знакомой улыбкой на выразительных губах, что внутри снова и снова что-то обрывалось. Абсолютно непроницаемое лицо мужчины смягчилось и он склонил голову, почесав о тыльную сторону ладони поросшей густой бородой подбородок. —Какие вести принесла, пташка? Ты бы так точно не улыбалась, всеки я тебе с локотухи от неожиданности, - тон голоса серьезен, но при этом взгляд карих глаз мягкий, почти осязаемо теплый.

Я соскучился.
Осталось на языке.

Прекрасно выглядишь.
Осталось на языке.

Ты мне нужна. Снова и опять.
Осталось на языке.

—Дождь скоро пойдет, надеюсь ты на тачке, - озадаченно посмотрел за макушку девушки, пытаясь отыскать во мраке улицы и чуть приоткрытой двери её автомобиль.
[NIC]Dallas Bronte [/NIC]
[STA]у нас есть пол часа[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/T4QR351/2021-07-21-134507.png[/AVA]
[LZ1]ДАЛЛАС БРОНТЕ, 24 y.o.
profession: автомеханик
relations: Мне не прочесть твои мысли, твои мысли загадка.
Ты разрушитель стандартов и ты нарушитель порядка.[/LZ1]
[SGN]
https://i.ibb.co/84nzHdM/Untitled-1.png
[/SGN]

+2

3

Лотта закатывает глаза, когда встречает Далласа в первый раз, и делает это еще не один раз после.
Многим кажется, что у них нет ничего общего или же, что она устраивает акт благотворительности со своей стороны: общаться с парнем из сомнительного района (очевидно) и сомнительным будущим (еще более очевидно), явно не про нее. Девочки в духе Лотты ездят на отцовских феррари или же мазератти, а не ходят пешком. С ними рядом мальчики в поло от Ralph Laurent и в рубашках от Burberry. Исключительно высший класс.

Мне похуй - хочет сказать Лотта. Иногда даже это и говорит. Но правда в том, что в глубине души она знает, что это не так.

Сначала она пытается объяснить, что здесь нечему подходить, потому что друзей выбирают, не ориентируясь на размер родительского счета в банке, потом, скрипя зубами, признается, что не собирается с ним ни встречаться, ни быть кем-то еще кроме друзей, после – вообще перестает реагировать. В конце концов, если им так сильно хочется, пусть думают. Пусть делают, что хотят. Не то, чтобы ее особо волновало, как на нее посмотрят или что о ней подумают, потому что у нее есть билет в один конец до страны счастья и безграничных возможностей — деньги.
У ее отца, точнее, есть деньги. А пока они у них есть, все будут кивать, соглашаться и мириться со всем, что она может устроить. Даже если это будет никому неизвестный Даллас Бронте.

Даллас Бронте.
Девчонки просят с ним познакомить и интересуются, правда ли у него под футболкой такие же накаченные мускулы, как кажется с. Ло строит лицо и отвечает, что они всегда при желании могут это проверить сами. Еще они интересуются, спала ли она с ним на заднем сиденье его очаровательной развалюхи, и девчонка почти шипит, чтобы они от нее отстали.
(Лотта не спит с друзьями.
Пока что не спит с друзьями)
Что у нее нет в рукаве подобной информации, естественно, очевидно. А вот хочет ли она узнать - не то, чтобы. Лотта почти не видит в Бронте никого большего, чем друга.
Почти.
Иногда ее выстроенная система дает неуместный сбой.

Например, ей нравится, как он задерживает взгляд на ее глазах, а потом резко уводит его в сторону, то ли смущаясь, то ли пугаясь этого. Лотта ощущает свою важность и власть, и не может сдержать нарастающей улыбки. Или, когда она просит его приехать за ней, потому что не способна сесть самостоятельно за руль, и он приезжает - все еще пахнущий бензином и маслом - потому что не может не.
Все думают, что они совершенно не похожи.
Но они ничего не знают о них. Они ничего не знают о нем.

Она может навскидку сказать, почему он более для нее приятная компания, чем остальные: он добрый, смешной и очень умен. Ну, ладно, стоило отметить, что еще и красив. И даже пусть малознакомый и из не лучшего района, он относился к ней хорошо просто потому, что это была она. Не деньги, не связи и не знаменитости.
Не отец, не псевдомуж и не кто-то еще. Когда кто-то смотрит на тебя и видит тебя, ты не можешь позволить дать ему уйти. И Лотти, непостоянная и совершенно нестабильная Лотти, не позволяла и Далласу.

Шон протягивает ей бутылочку дорогого пива (какого же еще), второй рукой продолжая рулить. Она забирает, делает медленный глоток и откидывается на кожаное сиденье нового мерседеса, который ему подарила мамочка, связавшись с очередным любовником. Монетизировать все проблемы у них получается даже лучше, чем у популярных блогеров на youtube.
Лотти снимает историю: как пытается напоить из бутылки Шона, но все проливает на его футболку, и после громко смеется. Даллас должен будет это увидеть, а значит за ней прийти.

Это как знак бэтмена в небе, только пьяная Лотти. Вечно кто-то да попытается спасти.

Но приходит почти конец вечера, а никто не появляется. Ло набирает Далласа раз, потом набирает два, наконец, психует и сваливает с вечеринки.
— Ты куда так рано? — Шон выныривает за ней следом на улицу, пока она вышагивает в своих Jimmy Choo до тачки, — Не поверишь, но отдыхать.
Лотта ведет плечами и даже не оборачивается на парня, который с ней говорит. — От чего отдыхать? Разводит руками, поднимая удивленно брови, — Так умаялась танцевать?
Она хватается за ручку двери, открывает, садится внутрь и поворачивает ключ зажигания. Прежде чем захлопнуть перед ним возможность сказать ей что-то еще, Векслер надменно бросает, — Нет. От тебя.

Шону Лотта нравится третий год.
И мук совести за это она не испытывает.

К боксу Далласа Векслер подъезжает минут через сорок пять. Паркуется кое-как (кто бы знал, сколько у нее этих дебильных штрафов), двигается аккуратно, пытаясь не стучать своими небольшими каблуками, чтобы он ее не услышал. Одна ее часть возмущена — где мое заслуженное внимание?, но другая — все равно в предвкушении от скорой встречи.

Была ли она такой уж хорошей подругой? Вряд ли. Был ли Даллас замечательным другом? Более чем.
Иногда Лотте хотелось отдать ему практически все, что у нее есть. Она с рудом мирилась с требованием ничего ему не дарить из вещей, потому что абсолютно все было слишком дорогим и не приносило радости, а только.. ущемляло. И она злилась, ведь ей хотелось сделать ему один подарок за другим, но она привыкла. Согласилась. Как там говорилось? У богатых свои причуды? О, у бедных их тоже хоть отбавляй.

Хотя сложно было назвать его бедным.
Естественно, Шарлотта Векслер никогда не переступала порог его квартиры, пусть и он не раз переступал ее, когда отец отправлялся в очередной трип со своей очередной звездой. И естественно, не то чтобы он часто развозил ее по Лос-Анджелесу на своем автомобиле. Но по нутру и по своей природе его можно было назвать богаче очень многих, кого она встречала и знала. Даже ее, может быть. Лотта не то, чтобы была о себе слишком высокого мнения.

Его спина склоняется над деталями на полке. Привычная для нее картина. Она постепенно приближается, а потом резко запрыгивает ему на спину, хватается руками и обхватывает его тело ногами. Хреново получается держаться, но девчонки не сдаются, а тем более такие противные и упрямые, как она.

— Она самая, — утыкается в него и громко заливисто смеется. — Скучал?
Она знает, что скучал.

Сползающие ноги, наконец, оказывается на полу. Лотти отряхивает свое платье и смотрит на него, не способная сдержать улыбку.
— По-твоему, я появляюсь, только когда у меня проблемы? — она приподнимает одну бровь, — может, я создаю их специально, чтобы у меня был повод тебе позвонить?
Он ее обнимает, и ей нравится, как от него постоянно пахнет бензином. Он связан у нее крепко с ним, и чем больше она с ним виделась, тем больше привыкла и начинала любить этот запах.

Ло взъерошивает его темные волосы и откидывает пару прядей со лба.
— Ну если бы ты мне всек, то уже от паники тряс мое бренное тело, — правда? Правда. Бронте ни за что бы себе не простил подобного, — А так... — разворачивается, идет к выходу, головой показывает ему, чтобы он шел за ней, — Я просто соскучилась по тебе.
И в ее словах не было ни капли лжи.
— Конечно. Поведешь?

У Лотты в глазах плещутся огоньки.
Или же бесы? Хороший вопрос.

+3

4

Он лишь только напрягается, когда слышит этот вопрошающий звонкий голос с таким характерным ядовитым «скучал?». Знает же что да, но всегда спросит, что бы найти негласный ответ в появившихся неглубоких морщинках у самых уголков карих глаз. Даллас никогда не обманывал подругу, но при этом лично для себя был самым большим лжецом, которого свет не видывал потому как врал он повсеместно о том, что чувствует на самом деле. Их дружба на грани фола, слишком неестественная порой и сводящая зубы до скрипа от того, что не всему сбыться, о чем мечтается и грезится. Он даже сошелся в который раз с бывшей, потому что она вроде и умеет есть готовить, даже поддерживает порядок в его доме. В сексе тоже не плоха, но вот у нее не пронзительно синие глаза, у неё тембр голоса не тот, взгляд на мир тоже. Не тот. И вроде бы Сара из семьи достаточно успешных людей, которые, кстати, тоже не в восторге от Далласа (кто бы сомневался?), но он боец и отвоевал сердце девчушки, чему и сам, собственно, не особо рад. Игрался, выставлял себя сильным, умным, выёбистым, а в итоге сам же в этом и погряз. Просто сильно хотелось забыть эти глаза, этот тембр голоса и взгляд на мир.

Лотта.

Как же она взбесила его в первый день встречи. Он уже тогда не переставал смотреть на неё через ширму денег и шика, которым был наполнен даже искрящийся воздух вокруг. И этот взгляд из-под ресниц с искривленной линией рта с чуть оттопыренной нижней губой, когда сигарета была вырвана из них самым грубым образом. Кажется, она даже вспыхнула от такой наглости, побагровев, но оставаясь стоять как вкопанная (уже тогда характерной была). Лотта ведь уже тогда понимала, что он не ТОТ, не из ТОГО круга, пусть и девочка, идущая рядом, учится с ней в одной музыкальной школе. Интересно, а она её дразнила на переменах или же оставалась выше всего этого? За все года их знакомства Бронте никогда об этом не интересовался.
Не хотел знать правду.

     —Я не думаю что тебе нужно создавать проблемы искусственно, потому как они идут за тобой по пятам куда бы ты не направилась, - говорит тихо, почти шепотом в макушку, от которой так приятно пахнет табаком, парфюмом и алкоголем. Она снова выпивала, хотя держится достаточно уверенно и ноготочками так крепко впивается, будто боится обрушиться на грязный, холодный пол бокса своим исключительно белоснежным платьем. Но не боится ведь. Совсем. —И сейчас, полагаю, ты сбежала от одной проблемы, что бы прийти к другой? – улыбнулся незаметно, позволяя девушке освободить руку и запустить пальцы в волосы, расправляя их и заботливо поправляя. Колючей щекой касается нежной кожи ладони и ведет почти незаметно, принимая ласку которая как бы совсем неуместна в дружеском русле, но оба быстро находятся и отстраняются на приличное друг от друга расстояние. Смотрит через секунду уже на обнаженную спину, которой она грациозно повернулась, приглашая следовать за собой, при этом он не может оторвать взгляда от босых стоп. Выпившая Лотта была похожа на маленький смерч, способная вытворить, казалось бы, немыслимые вещи, а разуться что бы не испортить сюрприз – лишь меньшее из зол. Именно этой чертовщинки так недоставало Саре. ...И независимости от чужого мнения так не хватало Ло.

Он в два шага нагонит девушку и одним движением, ловким, быстрым, заберет обувь из руки, усаживаясь коленом на пол и поднимая щиколотку сначала одну, затем вторую, что бы аккуратно надеть безупречные туфли. Слишком дорогие, ценнее чем бокс и всё барахло в нём. Однако Даллас не особо придает этому значение несколько последних лет. Вернее, старается не придавать. Роскошь, всё же, это синоним её имени. Где бы не появилась Ло – там будет красивее, чем где-либо ещё. —Ты сегодня еще более потрясно выглядишь, с вечеринки сбежала, полагаю? – он не акцентирует внимание на запахе алкоголя, который услышал, но девушка об этом догадывается и сама. Покорно стоит, пока обе стопы не вернулись в обувь и мужчина выпрямляется перед ней. Стала на порядок выше, теперь легче уловить её глубокий взгляд, в котором плещется огонек задора и радости встречи. Спрашивает поведет ли он и перекидывает ему ключи от своего автомобиля, пока старенький пикап останется ночевать под боксом. Что ж, ему не привыкать. Сара частенько забирала Бронте отсюда потому как он сам слишком поздно приходил домой. Если вовсе приходил.

     —Думаю так будет лучше всего, потому что ты наверняка задавила с особой жестокостью последний столбик на этой улице когда парковалась, - он даже знает её изъяны, такие мелкие, которым многие и не придадут значения. —Переоденусь только, - крутанет брелок на пальце и захватит его в ладонь, жестом показав, мол, подожди одну минуту. Скроется за каким-то тентом, где прежде красил бампер машины. Наспех переоделся в футболку и джинсы, скинув рабочую одежду на стул. Выходя щелкнул основной свет в боксе и прихватив легкую куртку, покидая душное помещение и запирая воротину. Спертый от краски и технических жидкостей воздух сменился на свежий, наполненный влагой от подбирающегося всё ближе дождя. Снаружи темно, а мрак рассеивался лишь под округлыми головами истуканов-фонарей, стоящих вдоль дороги, то и дело подмигивая прохожим – то гаснут, то зажигаются вновь. Это место не подходило для изящных туфель Лотты, но всё становилось в разы терпимее, когда её каблуки простукивали по неровному асфальту тротуара. Он, как и всегда, галантно откроет дверцу и пропустит хозяйку авто на пассажирское сидение, затем обойдет машину и усядется рядом, скорректировав посадку водительского кресла и поправив зеркало под себя. А в тот момент когда Даллас потянется через девушку в попытке достать ремень безопасности, она почти в нос сунет ему косяк, мол, смотри что есть. Секунда растянется, пока парень будет рассматривать самокрутку, затем поднимет взгляд на сверкающие глаза девушки и тяжело так вздохнет. Не поощрял этого, конечно, но особо ничего против не имел. Ло знала где достать отменную травку.

     —Тогда закажем пиццу? – звучит риторический вопрос под громкий щелчок ремня безопасности и Бронте откидывается на своё кресло. Мотор утробно заурчал и тогда парень лишь проводит взглядом в зеркало заднего вида свой видавший виды пикап. Легковушка быстро набирает скорость и врывается на оживленные улицы проснувшегося города. Разноцветные огни вывесок и подсветка придорожных магазинчиков сверкают, проскакивая мимо движущегося авто. Парень, наконец, вспоминает о своем телефоне и, взяв его свободной рукой быстро пролистывает пропущенные. Каково же было его удивление, когда…

     —Ты мне звонила, - не спрашивает, констатирует. Он наивно полагал, что это была Сара, но от неё нет даже смс-ки. Скидывает движением палца по тачпаду новости из социальных сетей, коротко обращая внимание как и с кем веселилась Ло, что теперь смиренно сидит рядом так, будто ничего не было. Она так просто переключалась из состояния рейва в режим легкой меланхолии, что это пугало даже Даллоса. Впрочем, зло сжимая телефон, тыкает «закрыть все окна» //в собственную жизнь// и набирает цифры любимой пиццерии попутно поглядывая на дорогу. Пронесутся по улицам города на крутой тачке и погромче музыку, содрогая под собой уже влажный от мороси асфальт. Будут песни петь в голос так, словно между ними нет этой зияющей, кровоточащей дыры со своими никому не нужными_убеждениями. В такие минуты они становятся ближе, забывая о мире за пределами стеклянных, тонированных окон и рассеянного света фар, который уже рябил шумом начавшегося дождя. Дворники раз за разом скинут навязчивую воду с лобового, но это не испортит настроения, не испортит запаха ароматной пиццы и позвякивания стеклянных бутылок еще холодного пива из придорожного супермаркета. Ло не спрашивала куда он везет её, а Бронте не спешил оповещать. Казалось, что девушке абсолютно всё равно в какую из четырех сторон поедет водитель в лице Далласа.

Скоро автомобиль покинул яркие огни города и ворвался в дождливую ночь тихого района на окраине, где похожие друг на друга дома как две капли воды стояли вдоль дороги за аккуратными, подстриженными газонами. Они выглядели совершенно обычно, но при этом довольно презентабельно. Где-то стояли невысокие заборчики, окрашенные в белый, а где-то вместо них возвышалась зеленая изгородь. Жизнь в кривой хибарке осталась далеко в прошлом, потому можно было себе позволить арендовать что-то более представительное. Машина остановилась напротив одного из домов, ничем не примечательного и не отличающегося от других. Бугатти, конечно, смотрелась вычурно на фоне обыденной простоты района, но в такой дождь и мрак едва ли кто-то обратит внимание. Просит остаться в машине и выйдет первым, стягивая куртку и забирая пакет с пивом и пиццей, обойдет машину и, накрывая голову девушки, они бегом по лужам побегут до дома. Замок приветственно щелкнет и пустит гостей вовнутрь. Обстановка – абсолютно обычная, но со вкусом, хоть и немного аскетична местами. Белая классика. После того, как Сара забрала вещи, дом выглядел почти нежилым. Фактически и холодильник пустой, потому как Даллас не особо любил есть в одиночестве. Да и готовить так, что бы было вкусно, не умел. Пальцы в волосы запустит, скидывая влагу и разуваясь, проводит девушку до гостиной, пока выставит поздний, максимально калорийный ужин на низкий столик у дивана. Уйдет, возвращаясь с полотенцем и новой рубашкой, которых после десятка попыток трудоустройства по окончанию колледжа остались болтаться без дела.

     —Можешь переодеться в комнате, вторая дверь слева, а то мокрая как мышь, - закинул одежду в девушку, а сам отошёл к стеклянной двери, ведущей на веранду. За высоким панорамным стеклом не видать и зги, а дождь настойчиво барабанил, пытаясь ворваться в прохладное помещение. Дома действительно слишком зябко, учитывая мокрую одежду и тот факт, что холодный дождь приволок следом за собой низкую температуру. Ноябрь не считался холодным месяцем, но иной раз к ночи становилось ощутимо прохладно. Когда девушка исчезнет за дверьми, закурит сигарету и сунет в камин пару дровин. В этом доме он зажигался слишком редко и то по праздникам. Жаркая погода редко позволяла насытиться этой маленькой роскошью, хотя вместе с тенями от пламени атмосфера уюта разительно менялась. Становилась почти осязаемой, пульсирующей, расслабляющей. Если бы не Ло, то парень едва бы дотащил себя до дома, оставшись ночевать в боксе.
[NIC]Dallas Bronte [/NIC]
[STA]у нас есть пол часа[/STA]
[AVA]https://i.ibb.co/T4QR351/2021-07-21-134507.png[/AVA]
[LZ1]ДАЛЛАС БРОНТЕ, 24 y.o.
profession: автомеханик
relations: Мне не прочесть твои мысли, твои мысли загадка.
Ты разрушитель стандартов и ты нарушитель порядка.[/LZ1]
[SGN]
https://i.ibb.co/84nzHdM/Untitled-1.png
[/SGN]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » should we say goodbye


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно