полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » won't you curb my vanity, honey?


won't you curb my vanity, honey?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

https://i.imgur.com/uusboKo.png  https://i.imgur.com/PdXpBtM.png

Indira Kaur and Sunday Griffin
Seattle, US, 2021

История о том, как иногда люди, имеющие довольно много денег и влияния, пытаются угнать за двумя горячими зайчишками сразу. И, возможно, даже смогут поймать обеих, если те не начнут активнее шевелить своими лапками. 

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-07-30 20:46:35)

+2

2

Если хочешь кушать, если хочешь на что-то существовать – приходится много работать. Для одних работа это каждодневная рутина, походы в свой не самый любимый офис, ну, например, ежедневно с девяти утра до шести вечера, ну и еще, вдобавок, чтобы жизнь медом не казалась, каждую вторую субботу с десяти до пяти. Для кого-то такой график нормален, весьма обычен, люди  привыкают к условиям, в которых существуют уже долгое время, хотя на первых парах обычно случаются редкие попытки отторжения действительности. У Сандей мир коренным образом отличается от всего того, что привыкли видеть клерки, но это вовсе не значит, что она живет себе в удовольствие, ни в чем не нуждается и проводит дни так, как хочется ей самой. Нет, выбранный ею путь довольно сложный, со своими многочисленными подводными камнями. Ей приходится находиться рядом с теми, кто ей совершенно не симпатичен, более того, зачастую с эти людьми она ложится в постель, причем по нескольку раз. Она находится в постоянно поиске, словно тигрица, что ищет добычу для своих маленьких деток. Ей нужно находиться на охоте, выслеживать, принюхиваться, вычислять и пробовать. Не все попытки приносят успех, но те, что заканчиваются успехом, гарантируют безбедное существование на несколько дней, недель, а то и месяцев вперед.
В это время года было хорошо в нескольких городах. Те, кто любил жару, пляжи, полуобнаженных девиц, что своей грудью обвивались вокруг сильных мужских рук, отправлялись в Майями. Происходящие там вещи зачастую оказывались за гранью всевозможных моральных и этических норм, тусовки на виллах, в пентхаусах, море наркотиков  и алкоголя, а так же спущенных в никуда денег. Далековато, да  и подобный образ жизни сейчас не сильно вписывался в философскую концепцию существования мисс Гриффин. Ей не хотелось лететь через всю страну, чтобы тусоваться с богатенькими малолетками, только пожинающими азы сексуальной жизни, либо стариками, что уже изжили свой век, пытаясь добраться до вершин, что им недоступны. Нужен был третий вариант, что-то среднее, причем, где можно еще неплохо заработать, и вот именно свою золотую середину Санни нашла в Сиэтле.
Город, где все самые богатые люди этой великой и необъятной страны держали свои яхты и летние домики. Каждый второй тут зарабатывал больше среднестатистического американца в два, три, а то и четыре раза. Такого количества элитных автомобилей Гриффин не видела даже во время Голливудских тусовок в ЛА. Ладно, видела, но если там делали уклон на спорте и скорости, то в этих краях жаловали роскошь и комфорт. Именно сюда воровка прибыла с несколько недель назад. Своих запасов у нее хватило, чтобы арендовать небольшой домик чуть поодаль от центра, ближе к воде, ближе к тем, кто будет расставаться со своими денежками. Отель или квартира на air-bnb не вариант, в это раз придется звать кого-то к себе, и следует соответствовать уровню, под который копаешь. Никто не захочет встречаться с явной попрошайкой, которой она становилась, находясь в том же Вегасе. Одноразовые встречи, какое-нибудь колье, обещания оплатить учебу и чеки на пару тысяч долларов – не сегодняшний вариант. Пришлось потратиться, чтобы получить жилье на один месяц, благо с машиной парить не нужно, волшебные сервисы доставили ее беленький порше прямо к порогу.
Первую  неделю или даже дней десять просто посещала все мероприятия, где можно было помелькать внешностью, ни с кем не знакомилась, хотя попытки со стороны местных сразу же появились, держалась холодно и отстранённо, о себе не распространялась, чем, конечно, вызывала большой интерес любителей гольфа и яхт. Искала рыбу покрупнее. А такая обязательно клюнет, и даже не один раз. В планах было встретиться минимум с двумя – тремя богатенькими местными, чтобы обеспечить себе «финансовую подушку» хотя бы на полгода, а то и год. Если кто-нибудь спросит, сколько именно Гриффин нужно для «счастья», то она назовет сумму приблизительно равную трем-четырем миллионам. Да, ее аппетит возрос, да и не наличными же ей будут платить, украшения, подарки и прочее, просто приблизительно описала свою цель, к которой будет стремиться изо всех сил. И кстати, первый же жертвой стал владелец какой-то судостроительной верфи из стран ближнего востока, Голди не запомнила, какой именно. Но парень, ему было около тридцати, обещал ей с буквально порога, в первые моменты, как она появилась в доме, который он арендовал, дороги из золота и все, что она захочет. Пришлось встречаться с ним целую неделю, со всеми вытекающими.
И втекающими, конечно же. Он должен был пробыть в Сиэтле всего десять или двенадцать дней, заключить несколько сделок, а затем покинуть страну, отправившись на родину – выполнять заказы. Говорил, что специализируется на постройке комфортабельных, но при этом скоростных судов, сказал, что для демонстрации привез сюда три быстроходных яхты, но не намерен транспортировать их обратно. Две у него купили, а третью он берег для особого случая, для женщины, которая обещает быть с ним до конца своих дней. Подобных обещаний Сандей, будучи умной, не давала, но могла гарантировать, что присмотрит за агрегатом столько, сколько понадобится, хоть всю оставшуюся жизнь. Документы оформили по пути в аэропорт, сама Санни вызвалась подбросить парня до частного воздушного судна. Обещала, что непременно дождется, а напоследок оставила немного левых данных, вычислить ее по которым будет практически невозможно.
Ориентировочная стоимость кораблика приближалась в шести сотням тысяч, но и потреблял он немало, а учитывать нужно и заработную плату местных наемных капитанов, без которых выйти в море было просто невозможно, так как никаких судовых прав у девушки не имелось. Получив в свое распоряжение такую игрушку, а там, между прочим было целых две спальни, удобная гостиная, полноценный туалет с душевой, и много места, где можно позагорать (даже в Сиэтле), несколько раз выходила в море, чтобы покрасоваться перед остальными, и, видимо, в один из таких заходов, нашла рыбу покрупнее. Наверное, мужчин особо притягивали те минуты, когда обольстительница загорала топлесс, однако, не демонстрируя никому ничего лишнего. Однажды к ней подошли на яхте, размером раз в десять больше. Капитан вежливо поинтересовался именем владелицы судна поменьше, сказал, что сегодня вечером у него на борту намечается вечеринка владельцев катеров и яхт тахомовского клуба, на что Гриффин ответила, что прибыла в эти места недавно, и еще не успела вступить ни в какой клуб. Оказалось, что ее могут взять туда как раз на этой вечеринке. Хотя куда больше этот владелец хотел бы просто взять Сандей, возможно, прямо тут, в открытом море, без всяких лишних членств.
На этом пришлось отправиться обратно к стоянке и отпустить капитана, заплатив ему за несколько дней работы. Кстати, через него Сандей узнала, что есть вариант отогнать судно на юг, в ее родной Лос-Анжелес, и человек за штурвалом даже готов дать контакты людей, которые могут оказать ей схожие услуги там, либо вовсе помочь и направить на путь получения  полноценного удостоверения, позволяющего водить подобные агрегаты. В крайнем случае, всегда можно найти покупателя, который согласится на рыночную стоимость без скидки, если провести с ним здесь одну ночь, продемонстрировать все прелести. Ну а этот вечер девушка планировала провести в компании людей, которые никогда не считали свои деньги (все из-за избытка таковых), любили веселиться, хотя уже считались далеко не подростками. Сбор гостей начинался в семь, в море корабль выходил в восемь, и да, суперяхта, кажется, по международной классификации, могла вместить до тридцати – сорока гостей, имела на борту человек десять экипажа, штук восемь или даже больше спален, даже зал для игры в пул имелся, ну и куда ж без кинотеатра и огромного джакузи.
Сегодняшним вечером в репертуаре в основном преобладал Синатра и Пресли, возраст гостей в среднем клонился к пятидесяти, но некоторые еще готовы были показать своим молодым коллегам, что способны отрываться не хуже. Особым интересом Сандей пользовался даже не местный капитан, который несколько раз уже успел потрогать ее как за талию, так однажды и за ягодицы, но более молодой человек, судя по словам других, чуть ли не один из самых богатых людей среднего запада, получивший в наследство нефтяную компанию своего покойного батеньки. Именно Гриффин сделала свой первый шаг, оказавшийся роковым. Заговорила, познакомилась, непринужденно смеялась над его глупыми и плоскими шутками, что-то говорила про яхты, оказалось, у него тоже имеется (куда же без этого), размером чуть меньше этой, но куда более скоростная и интересная, и почему-то Санни ляпнула, что очень бы хотела ее увидеть, причем без посторонних глаз. Уйти с вечеринки не получится, особенно когда она на воде, но договорились встретиться через день, чтобы набраться сил, отдохнуть и с новыми силами отправиться  в путь, только уже в более интимной обстановке. Даже позволила ему положить руку ей практически между ног, чем, конечно, сильно его возбудила, но сегодняшним вечером ее целью был другой человек – замужний, как выяснилось, владелец огромного судна, чья жена наверняка прячет немного лишних украшений и драгоценностей в шкатулках кают-компании.

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-07-24 18:37:09)

+2

3

Наверное, ее многие порицали, не понимали и считали легкомысленной. В расцвет феминизма и борьбы за независимость, Индира, как говорили ее знакомые, буквально уничтожала женский образ, стелясь под мужчиной, становясь их куклой. Интересно, чтобы сказали эти же знакомые, если бы узнали, что после она оставляет мужчин без кругленьких сумм и дорогих вещей, а еще иногда прихватывает «на память» несколько интересных видео, чтобы в случае чего всегда можно было обратиться за помощью. Она помнит, как однажды перебрала с вином и кажется выложила какой-то девушке часть своей жизни, та неприятно скривилась и только спросила, а не против ли Каур таким заниматься? Индира так и не поняла, чем «таким», возможно, за столько лет она просто очерствела, но она почему-то воспринимала свою деятельность, как обычную работу, у которой есть и минусы, и плюсы, да, она часто спит с мерзкими мужчинами, но эти мужчины хранят в своих сейфах такие деньги, какие никто и никогда не сможет заработать в каком-нибудь офисе. Деньги остаются деньгами в любой ситуации, лучше она будет «оскорблять женщин своей деятельностью», чем вкалывать за копейки, особенно у себя на родине. К двадцати семи она имеет неплохую сумму на своем счету и что-то близкое к миллиону в инвестициях, которыми начала заниматься не очень давно. И такая жизнь была ей по душе.

Нигде не задерживаться больше, чем на месяц – главное правило мисс Каур. Она боялась только одного, слишком примелькаться, когда люди на различных вечерах не смотрят на тебя, как на незнакомку, а приятно улыбаются, узнавая. Запоминают твое имя, начинают слишком много расспрашивать, лезут в твою жизнь. Тогда у людей появляется с тобой ненужные ассоциации, а главное появляется информация. Мужчины уже не так охотно ведутся на красивое личико, потому что вдруг вспоминают, что знакомый недавно рассказывал о том, как какая-то эмигрантка облапошила его, оставив без цента. Они начинают сравнивать тебя и ту самую, из рассказов, опасаются, без должного энтузиазма ведутся на флирт. Поэтому после трех недель в Сан-Диего Индира решила, что пора менять город, в этом сезоне ей слишком понравилось жить около океана, поэтому и город решила выбрать пусть и далеко, но тоже прибрежный. Выбор пал на Сиэтл. Она не была в нем чуть больше года, и надеялась, что ее там уже позабыли, и она вновь сможет насладиться местными идиотами, которые раскрывают кошельки даже быстрее ширинок.

Сиэтл не поменялся, в нем все так же царила суета, все куда-то спешили, много разговаривали по телефонам и совершенно не обращали внимания друг на друга, что особенно привлекало Индиру, но девушку интересовал только один район, где в данный момент собрались все сливки города, предпочитая проводить время на собственных яхтах. Для начала дождалась водителя, которого наняла на ближайшие две недели, он довез ее до арендованной квартиры, возможно, стоило арендовать дом, но Индира все же предпочитала жить в квартирах с панорамными окнами, в дорогих жилых комплексах, где по одному твоему звонку выполняется любая просьба. Квартиру она выбрала с видом на бухту, чтобы примерно понимать уровень отдыхающих. Потратив около получаса на разглядывание яхт, Индира переоделась в купальник и легкое платье, не забыв кинуть в сумку запасную одежду. После чего спустилась вниз к ожидающему водителю, он довез ее до причала, после чего Каур отпустила его.

Арендовать яхту вместе с экипажем было недешево, но Индира предвидела свои примерные растраты в этом городе, поэтому обналичила побольше денег. Яхту сняла не самую роскошную, чтобы не дай бог не задеть отдыхающих мужчин, ведь если она решат, что у нее денег больше, чем у них, точно не решатся на знакомство. Поэтому в итоге остановила свой выбор на небольшой яхте, с двумя каютами, на всякий случай, вдруг она решит переночевать в океане, капитану же тоже понадобится место отдыха, душевой тоже осталась довольна, вместительная, чтобы не приходилось биться об углы, а особенно понравилось джакузи на верхней палубе.

Первые дни она просто выходила в океан, не пыталась сблизиться с другими яхтами, много загорала и всячески демонстрировала идеальную фигуру. На третий день какой-то мужчина взял инициативу в свои руки. И судя по его яхте, а он уверил, что она его, денег у него было много. Он владел какой-то юридической фирмой, кажется довольно-таки известной. У Индиры загорелись глаза, соблазнить и обмануть юриста было бы забавно, забавное было только обвести вокруг пальца того юного детектива в Чикаго, который кажется, так и не понял, кем оказалась Инди. Роберт был привлекательным, много говорил и почти не пытался что-то узнать о Каур, последнее ей особенно нравилось. Они много времени проводили вместе, в основном на его яхте, что не особо устраивало девушку. Она буквально чувствовала, как тратит свою энергию не на того. Роб был красив и неплох в постели, но оказался не так богат, как хотела того Индира. Поэтому через пару дней, когда он буквально ел с ее рук, Каур капризно надула губки и заявила, что ей нужны развлечения. Вначале он предложил парочку неплохих клубов, и если бы Инди приехала в Сиэтл только ради развлечения, она бы точно согласилась, но цели у нее были другие, поэтому она покачала головой и напомнила, как буквально вчера один его знакомый приглашал Роберта и его очаровательную спутницу на какой-то прием. Парень хотел отмахнуться, говорил, что там будет скучно, но Индира умела быть настойчивой.

Спустя час Роберт уже протягивал свое приглашение охране, которая кажется даже не взглянула на протянутую бумажку, предпочитая пожирать глазами Индиру, девушка довольно улыбнулась и улыбнулась парням. Наряд она действительно выбрала довольно-таки откровенный. Тонкое шелковое платье, изумрудного цвета, короткое настолько, что ее спутник запретил ей сегодня наклоняться, да еще и с открытой спиной. Роб, кажется, был не слишком доволен ее выбором, перед выходом пробурчал что-то о том, что такое платье она должна надевать только в спальне и только для того, чтобы его как можно быстрее сняли. Инди именно такого эффекта и добивалась, когда единственное желание у мужчины, это раздеть тебя, его мозг точно отключается и совершенно перестает анализировать ситуацию. Стоило им углубиться в зал, как она начала ловить на себе похотливые взгляды, Индира чарующе улыбалась, но пока что прижималась к боку своего спутника, намекая, что за нее придется еще побороться. Роберта знали многие, поэтому пока что к мисс Каур никто особо не приставал, все ограничивались взглядами. А раз не решались, значит уровень дохода и статус в обществе были ниже, такие Индиру не интересовали.

Но наконец-то нужный экземпляр нашелся. Звали его, кажется, Томас, Каур имена интересовали в последнюю очередь, куда больше интересовала информация о наличии у парня нефтяной компании. Молодой возраст и простенькое личико буквально кричали: «укради все мои деньги» и Инди не смогла противиться этому зову. Пока Роберт не видел, пару раз подмигнула парня, возможно, разок качнула бедрами, с явным намеком, наконец он не выдержал. Подошел и пригласил на танец, как раз заиграла медленная музыка, погруженный в какие-то важные переговоры Роберт даже и не заметил, что его спутницу украли. – Ты меня с ума сводишь, - начал нашептывать парень, стоило им отойти подальше от основной массы танцующих. Индира только польщена улыбнулась и продолжила танцевать, пытаясь перейти на нейтральную тему, но парень оказался настойчивым, его руки упали на ягодицы, принялись сразу их поглаживать. Каур подождала пару секунд, прежде, чем вернула руки на талию, напомнила, что они здесь не одни. Специально не стала ругать, наоборот, словно извиняясь, прижалась ближе. Музыка закончилась слишком быстро, они толком ничего не успели обсудить, но зато парень сунул ей в сумочку визитку, прося написать. Напоследок Томас успел вжаться в ее тело, делая парочку пошлых толчков бедрами, девушка рассмеялась на такое ребячество и убедившись, что Роберт на них не смотрит, нежно поцеловала в щеку.

С вечера уходила все равно за руку с Робом, давая всем понять, что своего покровителя ни на кого не променяет, садясь в подогнанный ко входу автомобиль, успела уловить ревностный взгляд владельца нефтяной фирмы, тот явно не был доволен завершением вечера, Индира же наоборот довольно улыбалась. Она вызвала в нем нужные эмоции, оставалось только немного закрепить, и парень у нее на удочке. «А ты забавный» - быстро напечатала смс-ку, отправляя на указанный в визитке номер. В ответ получила ухмыляющийся смайлик и предложение встретиться у него дома через пару дней. Причин отказывать она не видела, поэтому сразу же согласилась.

Томми оказался крайне нетерпеливым мальчиком, оставшиеся дни до встречи он буквально засыпал ее смс, то печатая пошлые сообщения, а иногда отправляя откровенные фото, размер ее не впечатлил, но пришлось сыграть на мужском эго, и восхититься просмотренными фотографиями, а заодно скинуть парочку своих, в белье и без лица. А вот в день встречи сообщений почти не было, он словно бы утратил интерес, и пытался подогреть ее, но на подобные манипуляции Индира давно не велась. Просто отложила телефон, предпочитая начать собираться. Выбрала сдержанный черный комплект белья, сверху надела черное платье-комбинацию, достала из чемодана любимые туфли и завершила образ красной помадой. В сумочку не забыла кинуть парочку пакетиков снотворного и газовый баллончик, вдруг он окажется крепким парнем.

Уже на подъезде к нужному дому заметила еще одну машину, которая ехала за ней, Индира удивилась, дорога вела только к дому Томаса, находившемуся в отдалении от других, и все же машина продолжала упорно за ней следовать, оставалось только думать, что это кто-нибудь из прислуги Тома, других вариантов пока что не было, на территорию они заехали вместе, охранники как-то слишком похабно улыбались, заставив мисс Каур нервничать и думать, что что-то идет не так. Окончательно ее добила девушка, вышедшая из той самой машины.

- Извините, а вы кто? – решила для начала поинтересоваться вежливо, мало ли окажется родственницей или близкой подругой. Не мог же парень быть настолько идиотом и пригласить к себе двух девушек одновременно.

[NIC]Indira Kaur[/NIC]
[STA]В спину ножи во время объятий[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/708288.png[/AVA]
[LZ1]ИНДИРА КАУР, 27 y.o.
profession: обольстительница, воровка
[/LZ1]
[SGN]Никуда без денег[/SGN]

Отредактировано Yaroslava Vlasova (2021-07-24 17:34:30)

+2

4

Не за горами уже тот ужасный момент, когда девушек сбрасывают со счетов. Обольстительница думала, что случается это обычно ближе к тридцати, чуть раньше – в двадцать восемь. У нее не так много времени, чтобы успеть закончить все свои дела. Хотя, если честно, при должном внимании к своему телу, к своей коже и поведению, можно оставаться в обойме и еще десяток лет после преодоления точки невозврата, всегда найдутся любители тех, что «постарше». Ну а пока есть еще порох в пороховницах, и грешно будет не задействовать все свои возможности и навыки, чтобы сделать свою собственную жизнь немного интереснее в финансовом плане. На сборы не ушло много времени, как, впрочем, и на дорогу. Добираться пришлось через несколько районов, но благодаря прямым улицам и немногочисленным светофорам на месте была уже минут через пятнадцать после выезда. Кстати, на одном из светофоров, пока ждала разрешающего света сигнала, решила закончить последние штрихи своего вечернего мейк-апа, чем притянула взгляды двух молодых парней, что остановились рядом. Большой джип с тонированными окнами, как там обычно говорят в народе: чем больше авто, тем меньше достоинство? Если честно, вещи эти не сильно друг от друга зависели, но некоторую закономерность Сандей порою просматривала. Интересно, о чем они сейчас думали, когда буквально сжирали бедную автомобилистку своим хищным взглядом? Один из них довольно настойчиво предложил познакомиться, поставив весьма двусмысленное условие: небольшая гонка, кто придет первым, загадывает желание проигравшему. Гриффин улыбнулась, ничего при этом не ответив. Видимо, они подумали, что девица так просто согласилась играть по их правилам, но как бы ни так.
Загорелся зеленый свет, автомобиль, что находился в крайнем левом ряду, сделав несколько оборотов колесами  на месте, соскочил с мертвой точки, мгновенно уносясь вдаль. – Маленькие детки, ей богу, - пробормотала себе под нос сирена, направляя свое авто направо, ей вовсе не хотелось гоняться, задача простая – повернуть и проехать еще несколько кварталов до пункта назначения. Каждый раз напоминала, прокручивала в голове всего лишь одно предложение: в городе Сандей одна, и если что, некому будет ей помочь.  В Лос-Анжелесе, городе, оставленном где-то далеко на юге, у нее была помощь, поддержка и опора в лице человека, с которым она начинала свои приключения. Знакомы не меньше десятка лет, такие отношения только лишь закаляются с течением времени. Сколько раз  этот человек вытаскивал маленькую Гриффин из передряг, из лап конченных извращенцев, представляясь то братом, то даже молодым человеком. Несколько раз даже предлагала ему попробовать начать заниматься  совместными аферами, разводить людей вдвоем было бы куда проще, но подобные занятия оказались ему не интересны – спасти девочку, это пожалуйста, вовремя подоспеть на «стрелку» - запросто, но не желал втягиваться в мир постоянного обмана и порочного круга лжи.
Что это, мать ее за деваха? В голове проносятся разные мысли, в основном – негативные.  Сейчас явно не самое удачное время для шуток, и уж тем более, когда дело касается крупных сумм. Да еще и водителем? Окей, ладно, это не просто очередная проститутка, а еще одна желающая полакомиться сочным куском черничного пирога. На одной территории теперь находилось две хищницы, таких дамочек Сандей видела издалека, глаз был наметан. Самое интересное, что встречались такие охотницы не так уж и часто, за всю свою профессиональную деятельность пересекалась, максимум, с дюжиной себе подобных. Редкое явление для городских  джунглей, вымирающий вид, оттого куда более ценный материал, будто бы не огранённые камушки, алмазики, что должны превратиться в бриллианты в нежных руках опытного мастера, вот только один из ремесленников решил, что ему положено больше, чем остальным. Как бы не так, и сегодня кое-кто продемонстрирует незыблемость некоторые правил человеку, возомнившему себя больше, чем простым мешком с деньгам.
Свой автомобиль оставила в приготовленном именно для нее заранее месте. Видела автомобили хозяина, ей было вполне достаточно бегло оглядеть внешний вид, чтобы, например, не особо понимая и разбираясь в конкретных марках, понять, что это не арендованные и не прокатные экземпляры, а отсюда делается простой вывод, место, куда сейчас направлялась Сандей – постоянная резиденция, место обитания, ну или дом, если угодно ее (и как выяснилось, не только ее) жертвы. «Извиняю, я та, кто пришла забрать деньги этого паренька», хотелось сказать, что Гриффин достаточно умна, чтобы в подобных моментах держать свой ловкий язычок за белоснежными зубками, не такими ровными, как у голливудских звезд, и поэтому, наверное, особо притягательными. – Ты тоже на приватную вечеринку? Мне о тебе рассказывали! – Ответила вопросом на вопрос, сделав вид, что все происходящее в порядке вещей, что она вовсе не удивлена видеть еще одну девицу на переднем дворе, и что у нее явно не самый приятный для Санни настрой. Оглядела самку с ног до головы, добавив с ехидным прищуром, - надеюсь, ты не из прислуги? Если что, для них вход с другой стороны дома, но вроде бы сегодня мы никого не ждали. – Не хочет делиться,  но отступать некуда, либо отдавать всю добычу целиком, а этого позволить себе точно не могла, либо выживать максимум из  сложившейся ситуации, не самой перспективной, но довольно интересной. Где-то внутри уже зажегся свет, но окна, будто бы занавешенные чем-то изнутри, слишком слабо пропускали сочившийся свет.
Не хотела выглядеть кошкой, что выгибает спину, распушив свой хвост, и шипит на конкурентку, - расслабься, я шучу, пошли. – Придется идти вдвоем, никаких других вариантов нет. В это же время начинает складывать два плюс два в своей голове, понимая, что это, возможно, далеко не все сюрпризы на сегодня. Раз маленький Томми не поведал о том, что Гриффин будет не единственной гостьей, то ждать можно было чего угодно, поэтому в такое моменты лучше перестраховаться. Достала из клатча свой смартфон, набрав всего несколько предложений в смс-сообщении. Отправила по до боли знакомому адресу. Все очень  просто и понятно, естественно, что сам «друг детства» приехать не сможет, хотя, возможно, если соберется прямо сейчас, успеет на вечерний рейс до Сиэтла. Однако, Голди дала себе время до завтрашнего утра, часов до пяти-шести. Если к этому моменту не выйдет на связь, то один анонимный звонок пригонит в этот район несколько полицейских машин, чем обезопасит воровку. Надеялась, что к этому моменту они уже накатаются на яхте, ну или пошлет свои точные координаты, их всегда можно подсмотреть в капитанской рубке, благо ее обучили нескольким основным вещам.
- Дамы, я вас уже заждался, - на пороге показался человек с обнаженным торсом, чем вызывал естественную улыбку на лице двух гостей. На теле множество шрамов, странных, точно не оставленных дикими зверьми или такими же, как Голди хищницам. Внутренний голос подсказывал, что смываться нужно,  пока не поздно, но жажда наживы, ревность и жадность взяли верх над миниатюрным телом девушки с ямайскими корнями, и она преодолела порог странного дома. Дверь сзади захлопнулась чуть ли не со  стуком, а затем запели свою песню многочисленные замки, запирая данный выход. Осмотрелась: очень скромно по местным меркам, даже бедно, вовсе не похоже на жилье человека, зарабатывающего сотни тысяч в месяц. Странные художества незнакомых авторов, многочисленные заметки на всех возможных горизонтальных поверхностях: от комодов, до книжных полок, которые, между делом, заняты были не совсем той литературой,  которую ожидала бы увидеть в подобном месте мисс Гриффин. – Что-нибудь будете пить? Сегодня я исполню любые ваши желания! – Добавил хозяин этого странного места и удалился куда-то, что могло отдаленно напомнить кухню. Запах. Неприятный, будто бы сладкими древесными ароматами перебивали что-то кислое. Все можно решить, открыв все окна, но только сейчас Сандей заметила, что засть из них напрочь наглухо закрыты, заклеены или завешены шторами «блэкаут».
Чувствовала себя явно не в своей тарелке, да чего уж там, ни в чьей тарелке Гриффин себя так хреново не чувствовала. Благо, что мебель хотя бы была довольно дорогая, без видимых следов, оставленных временем и владельцем  помещения. Интересно, сколько еще вот таких вот девиц мистер Томми усаживал на этот самый диванчик, чтобы потом трахнуть? Ладно, об этом думать точно  не хотелось, нужно как-то выкарабкиваться из той жопы, куда сама себя загнала, при этом, не отдавать наживы сопернице, которая адаптировалась, казалось, даже несколько быстрее. – Мне мартини, - заявила обольстительница, - кстати, солнце, ты что-то говорил о сегодняшнем вечернем заплыве, все, надеюсь, в силе? – Говорила куда-то в сторону, чтобы точно быть услышанной, вот только быстрого ответа не последовало, а тот, что появился спустя время вместе с владельцем рта, откуда оно последовало, понравился Голди куда меньше. – А знаете, яхты могут и подождать, так ведь? Думаю, что мы и тут с вами найдем, чем заняться, чем развлечься, не так ли? – Будто бы спрашивал разрешения или искал одобрения – типичное проявление неполноценности, закомплексованности, вот только вкупе с подобным поведением и крайне отвратным мартини, можно было добавить в список и шизофреническое расстройство, даже не будучи врачом.

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-08-04 21:55:13)

+2

5

Конкурентка, а вся ее интуиция упорно вопила, что это именно она, выглядела до невозможного идеально, симпатичное личико и идеально подобранный наряд, все в незнакомке напрягало Индиру, все кричало об опасности. Внутреннее чутье говорила, что девушка хочет украсть ее деньги, да пока это еще были деньги Томми, но вообще-то она надеялась, что уже станут ее. Теперь же все становилось не так очевидно, скорее крайне запутанно. Да и вопросов в голове было слишком много. Не решил ли Томас, что она так легко согласится на тройничок, с незнакомой девицей, вопросов в голове возникало все больше, а вот ответов пока еще, к сожалению, не было. Хотелось бы устроить истерику, разборки, ее кровь буквально требовала этого, но Индира все же сдерживает себя, обещая по-нормальному разобраться в этой ситуации. В конце концов она всегда может дать Томасу пощечину и уйти.

- Ага, на нее, - подтверждает Индира, курсы по психологии не проходят даром, она почти уверена, что незнакомка и сама не ожидала увидеть на территории еще кого-то, но сейчас пытается этого не показывать, наоборот, демонстрирует, что полностью владеет ситуацией, что ж, Каур в такие игры играет не хуже. – А вот мне о тебе не слишком много, - жалуется она, растягивая губы в дружелюбной улыбке,  но в итоге, кажется, получается оскал. – Томми что-то говорил о своем случайном увлечении, просил парочку советов, как от тебя отвязаться, - медленно проговаривает Инди, говорит уверенно, слегка интимно, чтобы правильно передать девушке все пикантность ситуации. Намекает, что Томас с ней советуется, дорожит ее мнением. На слова же о прислуге предпочитает не реагировать, только поправляет волосы правой рукой, на которой поблескивает колечко за несколько миллионов, и, судя по блеску в глазах девицы, та в украшениях разбирается хорошо.

- Ну, пойдем, - пожимает плечами, принимая невысказанное предложение о перемирии. Выхода нет, точнее он есть, сесть в машину и уехать, но Каур никогда не отступает от намеченных целей. Кажется, пока придется делать вил, что они почти подружки, чтобы порадовать хозяина дома. Пока идут к входу в дом, краем глаза замечает, как девушка что-то быстро печатает в телефоне. Неужели запереживала? Или уже жалуется подружке на сорванные планы. Вообще, ей бы тоже не помешало достать телефон и написать тому же Роберту, быстренько сочинить историю с сомнительной компанией, чтобы если что-то пойдет не так, он мог прийти на помощь. Но она так не любит втягивать третьих лиц в свои дела, что до входа в итоге доходит, так ничего и не сделав. Только натягивает очередную слащавую улыбку, когда замечает, что дверь открывается.

- Дамы, я вас уже заждался, - Томми встречает их уже заранее наполовину раздетый, словно бы хочет дать оценить свою фигуру. За свою жизнь Индира видела слишком много голых мужчин, и Томас не входил даже в сотню лучших мужских тел. Еще и странные шрамы, откуда они могли взять у обладателя многомиллионного капитала? Увлекается охотой? Что-то непохоже, да и на страстного любовника непохож, интересно, откуда тогда шрамы? Они выглядят даже пугающе, словно его пытали, или быть может, он наносил их себе сам. Сбежать хочется еще больше, но она тут же напоминает себе о деньгах и смело заходит в дом, но все равно вздрагивает, когда дверь захлопывается, а сразу же после еще и срабатывают механические замки. Их словно бы запирают, без надежд выбраться. Впервые ее успокаивает, что она не одна. В странные чувства вводит и интерьер дома, словно бы в нем живет или кто-то не очень богатый, или с психическими расстройствами, все стены расписаны какими-то надписями, словно человек делал это в бреду. Мерзкий запах, витавший по всему дому, уже кричал о том, что помещение нужно проветрить, но взгляд брошенный на окна подсказал, что это невозможно, закрытые, занавешенные. Они словно бы оказались в клетке, из которой будет сложно выбраться.

- Разве ты уже забыл, что обещал мне то потрясающее шампанское? – удивляется Каур, припоминания парню, что он действительно в тот вечер расхваливал какую-то бутылку, стоящую у него дома. Ну и заодно лишний раз показывает второй девушке, что она здесь лишняя, что позвали ее ошибочно, и лучше уже наконец ей свалить. И пока он отходит, чтобы сделать коктейль ее конкурентке и налить ей шампанского, Индира продолжает осматривать помещение, пытается найти выход из дома, но ничего не находит. Только лестницу на второй этаж. Вот бы каким-то образом выпросить экскурсию по дому, чтобы на будущее знать его планировку. Но довести мини-план до идеала не успевает, парень возвращается с двумя бокалами. Индира благодарно целует его в щеку и делает небольшой глоток напитка, предварительно его понюхав, в запах снотворных она разбирается достаточно неплохо. И едва сдержалась, чтобы не выплюнуть. Расхваленное шампанское больше смахивало на самое дешевое пойло, которое только можно было найти.

- Но и на яхте было бы здорово, сегодня просто потрясающая погода, - пытается настоять Индира, она почти на сто процентов уверена, что ее соперница тоже не хотела бы оставаться в этом жутковатом доме, хозяин которого не способен даже купить достойное шампанское. И все же он продолжает отнекиваться, все настойчивее предлагая остаться в доме. Индире уже просто интересно, а есть ли у него вообще яхта? Или он ввел всех в заблуждение, просто сыграв роль богатого простачка. – Ну же, дамы, нам ведь и здесь хорошо, - приобнимет он Каур за талию, после чего неспешно подводит к сопернице, чтобы второй рукой обвить ее талию. – Посмотрите, какая потрясающая компания собралась, - голос вроде бы мягкий, уговаривающий, но вот хватка стальная, словно бы намекающая, что никуда они не денутся. Он прижимает их еще ближе к себе, и Индире такое уже не нравится, она против столь тесных объятий в компании с еще одной девушкой, поэтому мягко вырывается из объятия и проходит вглубь гостиной, чтобы удобно расположиться на диване.

- У тебя очень необычный дом, - шатенка в сотый раз обводит взглядом стены с пугающими надписями, - интересный дизайн. Сам им занимался? – старается увести разговор на нужную тему, но Томми почему-то против, он хмурит брови, чем-то раздосадованный, недовольный тем, что она убрала его руку, но сейчас ее уже не так сильно пугает возможность его разозлить, быть может, тогда он ее выгонит? И она даже не будет против, атмосфера дома все еще давит, не дает расслабиться и сделать все как обычно. – Ага, я люблю все делать сам, потому что никто больше не знает, что у меня в голове, - все же отвечает он, слова звучат как-то странно, слово бы с угрожающим подтекстом. А еще ему определенно не нравится, что Каур ушла так далеко, поэтому он решает вновь сократить расстояние, не забыв схватить за руку, стоящую около него девушку.

- Кстати, - вновь пытается Индира разговорить его, - ты нас так и не познакомил, что за прекрасная незнакомка? – этот разговор Томасу явно нравится больше, он присаживается около Инди, и наконец, представляет девушек друг другу. Индира пытается быть дружелюбной, но скулы уже сводит от улыбок, а темы для разговоров заканчиваются, поэтому она протягивает пустой бокал из-под шампанского, с просьбой наполнить его вновь. И пока радушный хозяин отходит, решает немного расспросить девушку. – Эй, - тихо привлекает она ее внимание, - мне одной здесь как-то не очень? Может отсюда надо сваливать? – вообще она не привыкла демонстрировать свои слабости окружающим, но здесь буквально ощущает, что лучше вовремя объединиться, потому что интуиция подсказывает, что это будет крайне сложный вечер.

Нормально поговорить они не успевают, потому что возвращается Томас с наполненными бокалами, Индира с благодарной улыбкой принимает его, подвигаясь чуть ближе к парню, всячески старается демонстрировать свою заинтересованность  в нем. – А почему сам ничего не пьешь? – заботливо спрашивает Каур, вспоминая несколько интересных пакетиков, ждущих своего часа в ее сумочке. – Предпочитаю не затуманивать свой разум, - отвечает ей парень, жадно разглядывая сидящих по бокам от него, девушек. – А мы бы так хотели, чтобы ты выпил с нами, - надувает она губы, которые Томас тут же целует, предпочитая не тратить свое время на разговоры.

- Хэй, ну не так быстро же, - смеется Индира, пытаясь увеличить расстояние между ними, и у нее получается, но только потому что в этот раз он решает поцеловать другую девушку. – Ну же, девушки, мы ведь все понимаем, что будет тут происходить, так зачем тянуть время, если я лучше натяну вас, - он явно доволен своим каламбуром, но вот девушки только хмурят брови, ситуация им не нравится. И тут уже дело даже не в том, что есть еще соперница, а в самом парне, который напрягает все больше, его поведение не нормальное, а скачки эмоций и вовсе не свойственные здоровым людям, заставляют сомневаться в том, что с его психикой все хорошо.

- Знаешь, Томми, я еще не готова развлекаться с девушками, да и тебя делить не хотела бы, поэтому лучше пойду, а ты пиши, как будешь полностью свободен, - она пытается встать, но руку сжимают стальной хваткой, повернув голову в сторону брюнета, Индира натыкается на горящий чем-то ненормальным взгляд. – Я тебя не отпускал, - теперь становится еще страшнее, и кажется не ей одной, соперница тоже напрягается.

[NIC]Indira Kaur[/NIC]
[STA]В спину ножи во время объятий[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/708288.png[/AVA]
[LZ1]ИНДИРА КАУР, 27 y.o.
profession: обольстительница, воровка
[/LZ1]
[SGN]Никуда без денег[/SGN]

+2

6

Сандей злилась. В первую очередь, конечно, на саму себя, что ее в коем то веке обдурили, принудив (буквально) попасть в довольно-таки странную ситуацию, бывать в которой раньше ей явно не доводилось. Во-вторых, на эту нахалку и стерву, что считает себя лучше остальных. Нет, девочка с Ямайки прекрасно видела все эти цацки, дорогие украшения и прочее, хотя сама бы на себя никогда такое не надела. У них было довольно много общего, ведь зарабатывали  себе на жизнь, по сути, очень похожими вещами, вот только знали ли новая «знакомая», через какую жопу в свое время пришлось пройти маленькой Сандей, чтобы заработать свои первые доллары, до каких низов она скатилась, но при этом никогда не теряла чувство собственного достоинства. Она не была просто проституткой, дамой по вызову, готовой ублажать последнего грязного бомжа, если тот предложит где-то украденную сотку зеленых. Богиня, так ее называли многие, знала себе цену, но при этом не выставляла ценник напоказ. Ее довольно трудно отличить от обычной дочери какого-нибудь бизнесмена, зарабатывающего больше среднего. Да, был домик в Лос-Анжелесе, но далеко не на первой полосе и уж тем более не в любимом месте селения всех знаменитостей и богачей – Голливудских холмах. У нее был собственный автомобиль, но это не вычурная Бентли, отделанная крокодиловой кожей с золотыми вставками, а ведь такие ей встречались. Да и из украшений вряд ли было что-то превышающее сотню-другую тысяч долларов в эквиваленте. Здесь не нужно слишком усердствовать, теряя грань реальности, ведь в конечном счете, начав получать все больше и больше, можно потерять голову не только в прямом, но и переносном смысле, сперев очередные цацки у какого-нибудь наглухо отбитого мафиози.

Кстати о наглухо отбитых. Сейчас  в этом уютном, в кавычках конечно, домике находился, как минимум, один такой человек. Стоить отдать ему должное, та маска, которую парнишка сумел нацепить на приеме, произвела должное впечатление. Да и деньги у него имелись, такое невозможно отрицать, две опытных охотницы не нападут на самую тощую и полудохлую антилопу, если есть пища пожирнее. Мартини, кстати, так себе, видела и лучше, но Сандей сейчас было не до него. Судя по выражению лица Индиры, хорошо, что не, мать ее, Ганди, и обещанное дорогое шампанское оказалось не таким уж приятным, Голди даже ехидно хихикнула, но на этом ее учтивость заканчивалась. Ей не хотелось улыбаться в ответ,  не хотелось этих прелюдий, нежных фраз, не хотелось строить глазки перед человеком, у которого были не все дома. Он взял Сандей за талию, как и ее соперницу, правда та довольно быстро вывернулась, в то время как первая еще некоторое время оставалась под влиянием Томаса. Его касания, слишком грубые, отличались от всего того, что испытывала ранее. Мужчины, не важен даже их возраст, будь то еще совсем молодой юнец, которому недавно исполнилось восемнадцать (или даже не исполнилось), либо старик, которому скоро на пенсию, все они испытывали трепетное благоговение, некую робость, когда находились в ее компании, ведь она становилась главным украшением, той самой хрупкой вазой в коллекции, которую оберегаешь больше всего на свете, нежно сдувая пылинки по одной штучке.

Владельцу дома было плевать на все то, к чему привыкла его гостья. Он взялся грубо, казалось, что после такого прикосновения на гладкой и нежной коже могут остаться синяки. Вел своей кистью куда-то к позвоночнику, будто бы пересчитывая кости, хотел сильно схватить за ягодицу, но Гриффин предвосхитила это движение, вывернувшись. Однако, далекой ей уйти было не суждено, ведь  ее тонкое запястье в мгновение ока оказалось во власти местного тирана. В отличие от Индиры, черная пантера оказалась не такой разговорчивой, предпочитая как можно быстрее разделаться со своим напитком, добавки к которому сегодня просить явно не будет. Первой сдалась именно вторая, хотела было куда-то уйти, но бежать некуда. Слишком поздно поняли, что находятся в западне, и что сегодняшняя жертва слишком быстро сменила роли этой постановки. Бросает взгляд, осматривает комнату, пока «Томми» мило болтает с другой. Прыгать в окно? Нет, они не просто занавешены, как могло показаться в первые мгновения, ткань скрывала массивные решетки, будто бы в этом районе каждый день к обывателям залезали домушники. А еще такие, наверное, ставят в тюрьмах, чтобы провинившимся было невозможно выбраться, только вот в чем вина Сандей? Неужели это кара, снизошедшая на ее опальную головушку за все те прегрешения. Хотела бы помолиться богу, вот только никогда раньше этого не делала, да и ситуация как-то не располагала.

- А ведь знаешь, мне больно, - наконец произносит темноволосая, пытаясь с силой вырвать руку из мужских оков. Вышло у нее это лишь по одной причине, сейчас все внимание их изначальной цели было приковано к двери. Он будто бы перебирал что-то у себя в подсознании, а потом довольно крипово улыбнулся. – Да, совсем забыл сказать, у меня довольно хорошие дверные замки, а ключик я спрятал. Знаете дамы, это своего рода игра. В кое-что должны сделать, чтобы выбраться отсюда. – Он даже не пытался преградить пусть отступающей сопернице, твердо уверенный в том, что никаких способов выбраться из дома нет. Лестница, второй этаж, но могла бы поставить пятнадцать баксов на то, что  окна и там наглухо закрыты, да и вообще, ловить там нечего. Подвал. Гриффин видела кондиционер и  некое подобие вытяжки, такую ставят только тем домах, что оборудованы хоть каким-то подземным помещением, вот только явного входа нигде не наблюдала, а значить это могло лишь одно. Либо одна из дверей, что обычно ведет в уборную или кладовку, вела в подвал (крайне неправдоподобный вариант), либо кое-что другое, более неприятное. Альтернатом же выступает скрытый вход, некий скрытый от посторонних глаз проем. Что же происходит в подвале, если хозяин не хочет, чтобы это стало достоянием общественности, пусть и такой немногочисленной в лице Сандей и Индиры.

- Поиграли и хватит, - начала было Санни, но ее слишком быстро осекли, сделав это довольно грубо. – Что значит хватит? Мы же еще толком даже не начинали. Ты будешь первой. – Он сократил расстояние, которое  девушка создавала на протяжении последних минут, сделав это в несколько шагов. Бегать от него можно только кругами, дернулась было в сторону, как почувствовала прикосновение сначала на своем плече, а затем крепкую руку на талии. Продолжала двигаться по инерции, в то время как ее тело уже летело в чужие объятия, адская карусель, от которой чуть не вывернуло, и уж лучше бы это произошло. Пыталась увернуться от человека, что явно очень сильно желал ее поцеловать. – Убери руки, поставь меня, отпусти! – Уже не на шутку разбушевалась, в ее речи не осталось никаких ноток заигрывания, лишь чистый гнев, но кому-то было абсолютно плевать. Перестала чувствовать под собой твердую землю, точнее  - типичный и не самый дорогой ковролин. Словно Геракл с Антеем, только вот хрупкая девица явно не была дочерью самой матушки Земли. Мужчина поднял ее, но не смог поцеловать изворотливую головку, лишь несколько раз получив волосами по лицу. – Прекрати, я сказала ОТСТАНЬ!! – Уже чуть ли не кричала Сандей, когда он своими губами, своей щетиной умудрился ткнуться ей куда-то чуть выше груди, а затем сирена отправилась в полет.

Он просто со всей силы отшвырнул ее, причем далеко не на диван или очень мягкую кровать размера дабл кинг сайз, такое в жизни случалось, а в сторону кухонного гарнитура. Ей даже повезло, что не ударилась головой о мраморную плиту, что не задела  руками шкафчики и ящики со столовыми приборами, если тут вообще такие имелись. Просто приземлилась на пол, задев лодыжкой край комода. – Ублюдок, какого хуя ты творишь?! – Только и вырвалось у воровки, что до этого несколько месяцев точно не использовала ни одного бранного слова – в высших кругах такие выражения явно не приветствуются. Видимо, оказалась слишком строптивой для того, чтобы называться первой, да и положение ее теперь оказалось куда мене выгодным в сравнении с Индирой, которая, кажется, находилась в легкой прострации, впечатлённая происходящим, не самой хорошей стороны. И внимание дорогого Томми всецело переключилось на вторую жертву, до которой он  еще не успел как следует добраться. – Ну, чего же ты, никуда не денешься, просто смирись, сладкая и иди ко мне. – Добавил, расставляя в стороны руки, увеличивая пространство для возможного перехвата. Здесь не нужно быть лайебекером или открытым сейфти, чтобы на нескольких закрытых со всех сторон стенами квадратных метрах поймать одну не самую быструю лань, одетую явно не для бега.

Гриффин понимала, что это ее шанс. Пока еще каждая сама за себя, телефон лежал в сумочке, а та осталась на столике рядом с диваном, добраться шансов практически нет, да и нога заболела, хорошо, что хоть крови не было. Помогла себе руками, поднялась, открывая один за другим кухонные ящики, пустые. Где-то старые недоеденные полуфабрикаты, от которых несло плесенью, где-то непонятная рухлядь, ни одного ножа или хоть чего-то, чем можно воспользоваться в качестве оружия для самообороны. – Ох блииин, блин, блин, блин, - полушепотом протянула Гриффин, открывая еще один ящик. Ее снова чуть не вырвало, твою ж мать, куда они вообще пришли. Завтрак подступил к горлу слишком плотно, но умела сдерживать свой организм даже в самых экзотических ситуациях. Чертов палец, женский, судя по всему, либо указательный или средний, довольно длинный, чтобы принадлежать молодой девушке, точнее – когда-то принадлежать. На нем были видны следы гниения,  но сохранился относительно неплохо, может, содержался в каком-то растворе, но подобное открытие явно не прибавило энтузиазма, а на лбу даже выступила испарина. Сегодня все складывалось не в их пользу, со стороны даже могло показаться, что Сандей побледнела, если подобное вообще случается со столь смуглой кожей. Не хотела бы она оставлять на этом месте свой пальчик для, так сказать, коллекции, а посему надо как можно быстрее шевелить мозгами, ведь до завтрашнего утра они попросту могут вовсе не дожить.

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-08-19 19:24:22)

+2

7

Из дома ее ожидаемо не выпускают, дергают за руку, заставляя вернуться на диван. Индира недовольно морщится, отстраненно думая, что рука обязательно окрасится багровым пятном, после чего ей придется еще долго ходить только с длинными рукавами. Разговор не клеится, а атмосфера накаляется окончательно, каждый это чувствует. Но если Томас наслаждается, разваливается на диване, представляя себя как минимум королем, то девушки прижимаются к спинкам дивана, стараясь быть как можно дальше от мужчины. – Ну ты и мудак, - шипит индианка, понимая, что сладкие речи тут уже не помогут, но чувство самосохранения сдерживает ее от пощечины, которую так и хочется влепить сидящему парню. – Такое шоу устроил, даже я поверила, что ты адекватный, - кажется, ему не нравится столь пренебрежительный тон, и вообще распалять единственного человека, от которого зависит ее жизнь, идея так себе, но слова вылетают раньше, чем она успевает подумать о последствиях, и судя по противной ухмылке, ей об этих словах еще напомнят.

Брюнетка, кажется, тоже понимает, в насколько дерьмовой ситуации они оказались, пытается уйти, что-то говорит о том, что пора прекращаться. Парень только начинает еще сильнее беситься, Каур делает мысленную пометку подбирать выражения в общении с ним и настороженно продолжает следить за общением Томми и конкурентки, радуясь, что парень перенаправил свой гнев на другую. Только вот другая вряд ли испытывает такие же чувства, ее хватают, больно дергают за руки и в принципе не церемонятся, Индира вздрагивает только от одного зрелище, обхватывает себя руками, словно это поможет, шарится взглядом по первому этажу, но так ни за что и не зацепляется. Обращает, наконец, внимание, что интерьер до одурения скуден, голые стены, нет даже ваз. В итоге останавливается на отставленных бокалах, их, если что можно разбить, а осколком постараться ранить подонка, но малодушно думает, что силы не на ее стороне и осколок скорее окажется в ее горле, поэтому эту идею оставляет на крайний случай. Вспоминает, что в сумочке валяется газовый баллончик, но и это сейчас идея так себе, для начала бы понять как выбраться из этой крепости, а потом можно и залить мудаку его глаза. Из мыслей выныривает уже под конец противостояния Томаса и темноволосой, заставая самую неприятную часть.

Липкое и неприятное чувство чего-то неизбежного заполняет ее полностью. Первые несколько минут Индира даже пошевелиться не может, наблюдает за происходящим словно бы со стороны. Вначале слышит о замках, что же, это было ожидаемо, звук они слышали обе. Только в тот момент ей не показалось это чем-то настолько ужасным, просто закрытый замок, который будет легко открыть. Ага, конечно, наблюдая за летящей в сторону кухни Сандей, понимала, ничего блять легкого. Хотелось закричать, завопить, забиться в угол и молить о пощаде, но идея отвратительная, только больше раззадорит парня. Она таких в свое время много повстречала, Индия кишела подобными ненормальными личностями, они сходили с ума от бедности и понимания, что сдохнут в канаве. Но жизнь Томаса была другой, богатой, наполненной удовольствиями, так что же должно было случиться, чтобы он превратился в это?! Или просто родился таким, пока он ее не трогает, занятый конкуренткой, Каур пытается придумать, как же вести себя рядом с ним. Сопротивляться бесполезно, но и терпеть на себе мерзкие губы совершенно не хочется. Времени на размышления становится все меньше, она уже замечает расставленные руки, готовые в любой момент поймать ее. Бегать она не собирается, только зря потратит силы, а может еще и раньше времени заработает парочку увечий.

- Послушай, Томас, давай поговорим? – начинает миролюбиво, спокойным голосом, словно и не волнуется совсем, словно ее каждый день больные ублюдки запирают в своих домах. – Мы что-то сделали не так? Мы исправимся, - обещает, краем глаза замечая, как соперница /хотя, черт возьми, в данной ситуации они скорее союзницы, потому что обе хоть выжить/ шарится по ящикам, видимо пытается найти хоть что-нибудь острое, ну или просто полезное, Индира начинает говорить еще больше, старается тянуть время. – Просто объясни, что не так, - просит, доверительно заглядывая в глаза, сама подходит на несколько шагов, пытаясь показать, что готова на все. Но парень продолжает только шумно дышать и сверкать разозленными глазами. С такими договориться сложно, Инди помнит еще по своей молодости. Помнит пограничника, от которого зависела ее дальнейшая судьба, с ним она смогла договориться, с помощью слез и мольб, здесь, уверена Индира, подход нужен другой. Он явно помнит о недавних ее словах, и теперь с удовольствием отомстит за них, Каур ругает себя за несдержанность, возможно, промолчи она, маниакально блеска в глазах напротив было бы чуть меньше. Почему-то мягкий голос его раздражает еще больше, а женские слезы точно заставят еще больше нервничать и злиться, поэтому она буквально заставляет себя сглатывать слезы, чтобы не показывать настоящие эмоции.

- Терпеть вас не могу, - срывается Том, кричит, разбрызгивая слюну, сейчас он кажется еще более опасным и ненормальным. – Все из-за вас, шлюхи, такие как вы, портят людям жизнь. Думаете вам все можно, если родились с красивыми личиками? - на психотерапевта Каур не похожа, но сейчас готова на все, я буду психотерапевтом, психиатром, святым отцом, да хоть господом богом, только блять не подходи, думает Индира, а расстояние сокращается, теперь приближается парень. Медленно, не спеша, словно давая шанс на побег, но бежать некуда, потому она и продолжает стоять на одном месте, вслушиваясь в его слова, вдруг поможет?  - Если бы не вы, то, отец бы - Том обрывает сам себя, не готовый и дальше распространять личную информацию. А девушка думает, как это банально, с львиной долей цинизма, что, скорее всего, является последствием стресса, во всем виновата какая-то детская травма, на секунду даже представляет себя в дешевом триллере. Но лишние мысли быстро убираются из головы, когда Томас преодолевает оставшееся расстояние между ними и бьет ладонью по лицу. Первые секунды Индира думает только о том, что на лице будет синяк, а потом, слегка запоздало чувствует обжигающую боль. Прикусывают губу до крови, только бы не начать кричать. И замахивается, хочет вложить в ответный удар всю ненависть, но ее руку так легко и стремительно перехватывают, что Каур даже не сразу понимает, что произошло, а в следующее мгновение она уже летит туда же, куда чуть пораньше откинули Сандей.

Боль в этот раз расползается по всему телу, заставляя все-таки вскрикнуть, чтобы за это сразу же получить довольную улыбку от Томаса. Она дает себе еще пару минут, чтобы окончательно прийти в себя и встает, придерживая за столешницу. Ближайшее время бегать будет тяжело, но и дальше стоять на месте не имеет смысла. Индира пытается нашарить хоть что-то полезное, но терпит неудачу, точно также как и вторая девушка. Неожиданно Каур понимает, что они загнаны в ловушку, пятиться некуда, а парень тем временем продолжает наступать. – Ты же не хочешь этого делать, - умоляет индианка, голос уже дрожит, эмоции больше не получается сдерживать. Она понимает, что на нее накатывается уже даже не страх, а ужас. Псих напротив остается полностью равнодушен к просьбам и молитвам, у него в голове какой-то свой план, которому он неумолимо следует. Краем глаза замечает около себя насторожившуюся мулатку, они сейчас в одинаково невыгодной позиции, находятся близко друг к другу, к кому дальше подойдет Томас непонятно. Что-то вроде русской рулетки, только вероятность погибнуть или сильно пострадать, тут намного больше. – Хм, кого же мне выбрать, - подтверждает ублюдок ее мысли, словно задумавшись, прикрывает глаза, и тогда Индира понимает, что у нее есть несколько мгновений, чтобы хотя бы сменить позицию. Даже не задумываясь, хватает бывшую соперницу за руку и срывает на бег. В этот раз уже Томас опешивает, давая им несколько секунд форы. – У меня в сумке газовый баллончик, - шепчет, пока они бегут обратно к дивану. Место не очень, но хотя бы можно использовать как барьер. – Нужно понять, как выбраться из этого места, а потом ослепить его нахрен, - Каур уже заранее смакует, как выльет все, что есть в емкости в глаза этого идиота, и на несколько секунд ей даже становится легче дышать. – Может попробовать поднять наверх? – предлагает она, Томас смотрит почти издевательски, слегка наклонив голову, но расстояние между ними пока не сокращает, словно ждет, что они предпримут дальше, и Индира этой возможностью пользуется, быстро шепча все свои мысли второй девушке, всем видом предлагая объединить усилия. – Ну или кто-то один может подняться, чтобы понять, что там, а вторая останется здесь, отвлекать  этого, - кивок в сторону парня. Тот, кажется, устал изображать неподвижную статую, а потому вновь приближался к ним, в своей излюбленной медленной манере. – О чем шепчитесь, дамы? – вновь светский тон, словно бы не он только что раскидывал их по кухне, Индира с прищуром смотрит на мужчину, и понимает, что настроение у него действительно поменялось, кто знает почему, но она ставит на проблемы с головой. Томас подходит еще чуть ближе, принося с собой мерзкий запах, словно чего-то гнилого и возвращающийся страх. Каур со страхом смотрит на Сандей, скорее всего у них остается совсем мало времени, чтобы хоть что-то предпринять.

[NIC]Indira Kaur[/NIC]
[STA]В спину ножи во время объятий[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/708288.png[/AVA]
[LZ1]ИНДИРА КАУР, 27 y.o.
profession: обольстительница, воровка
[/LZ1]
[SGN]Никуда без денег[/SGN]

+1

8

Принципиально новый уровень такой известной в детстве игры в кошки-мышки. Обычные догонялки, вот только со слегка измененными, можно даже сказать, извращенными правилами. В качестве догоняющего, в нашем случае его назовем «охотником» выступает молодой человек с серьёзными проблемами, скрывающимися не так глубоко его черепной коробочки. С другой же стороны жертва, сегодня их оказалось две за раз, девушки, зарабатывающие на существование способами, не укладывающимися в рамки стандартных трудовых договоров. Кто-то их осудит за подобный образ жизни, некоторые возьмут пример, но Томми явно не тот, кто может их судить. В конечном счете, все те, с кем общалась за свою жизнь Сандей, за жизнь, когда она пошла по тропе обмана и обольщения мужчин (куда реже – женщин), никто не жаловался и не заявлял в полицию. Это были недолгие, но запоминающиеся сказки, а для такой, для претворения чего-то подобного в жизни, стоит порою отдать несколько тысяч, а порою и несколько сотен тысяч американских президентов. Расставались не то, чтобы друзьями, но приятным сновидением, историей, о которой будешь вспоминать с улыбкой на лице, не задумываясь о каком-нибудь кольце, яхте или чеке, выписанном этой бедняжке ради того, чтобы она смогла окончить свой университет.

Все это отдает каким-то сюрреализмом, будто бы попала в видеоигру, ну или фильм, на худой конец. Такой, старый, записанный еще на vhs-кассету, обязательно не самого лучшего качества и отвратительной игрой актеров. Вот только никакая это не постанова, а самая настоящая жизнь, которая может оборваться из-за очередного действия владельца этого домика. Конечно, в первую очередь всегда думала о себе, глубоко плевать бы хотела на всех, кто ее окружал, кто испытывал к ней чувства, кто признавался в любви. Признаться честно, думала о том, чтобы при любой возможности оставить здесь свою новую знакомую в качестве приманки, а самой свалить, сбежать как можно дальше, выбравшись на безопасное расстояние, уже звонить в полицию. Но, черт возьми, они сейчас находились в равных условиях, в полной и беспросветной жопе, как сказал бы один из бывших работодателей Голди. У маньяка впереди было еще очень много времени, он явно не собирался лишать жизнь девушек так просто и так быстро, обязан был предварительно с ними наиграться, и этого стоило опасаться. Слова Индиры о том, что он не хочет этого делать, звучат смешно, хотя улыбку выдавить не получается. Пыталась его, наверное, успокоить, хотя с людьми поехавшими такие фокусы не прокатывают.

- Наверх, может, там получится спрятаться? – Отвечает Сандей, не особо задумываясь о последствиях такого выбора. Далеко не факт, что на втором этаже милого домика у них будет больше места для маневра, однако, они увеличивают себе пространство для действия, раздвигают, если можно так сказать, границы игровой площадки, чему хозяин явно не особо рад. Он видит, что его дорогие гостьи пытаются выбраться наверх, делают это довольно быстро, практически слаженно. Неужели именно он станет тем самым человеком, что пробудит мысли о взаимопомощи, сострадании и дружбе перед лицом опасности у двух одиноких потаскух-обманщиц. От этой мысли на его лице появляется зловещая ухмылка. – Я разведаю, попытаюсь вызвать помощь. – Отрезала девочка из Ямайки, двигаясь ближе к своему клатчу. Идеальным вариантом для нее было бы достать телефон, кому-то позвонить, хотя бы в девять-один-один. С другой стороны, у нее был запасной план, один человек, где-то на другом конце провода, в другом городе, ждет сообщения от своей подруги, он знает адрес, и если что – сможет действовать. Всего одно сообщение «помоги», больше ничего.

С другой стороны, можно найти хоть что-то горючее, что-то поджечь, подать знак соседям, а те смогут вызывать службу спасения. Жаль только, что возможности добраться до сумочки у нее не оказалось. Попыталась сделать несколько поползновений в сторону своего спасения, но неожиданно путь отрезал хозяин «заведения». Собственно, не оставалось ничего, кроме движения по лестнице вверх, - твою мать, че ж тебе надо, отцепись, - кстати, что-то появилось у Томми в руке. Молоток. Где, блин, он его достал? Судя по пустым ящикам, заранее подготовил оружие для совершения своего идеального преступления. – Все хорошо, все хорошо, - пытается сказать сама себе, хотя знает, что все нифига не хорошо. Первая ступенька, вторая третья, Сандей ползет на четвереньках, но довольно быстро. Чувствуют, как стирается кожа на ее коленях. Ей все равно, буквально не обращает на все это своего драгоценного внимания.

Второй этаж не сильно отличался от первого, разве что ковровое покрытие. Первым делом ее встретило идеальное убранство, человек явно подготовился, убрал все лишнее, кроме нескольких странных картин-фотографий на стенах. Не было времени разглядывать, что именно изображено в рамках, однако, краем глаза заметила, поднявшись с колен, странные позы девушек на черно-белом холсте. Надеялась, что это профессиональные фото, а не сумасшедшие придумки очередного маньяка. Небольшой коридор, заканчивающийся очередным забитым наглухо окном. Пара дверей, собрав все свои силы, ринулась к первой из них. Буквально со всей силы врубилась в дерево, которое явно не думало поддаваться под напором хрупкой девушки. Обхватила дверную ручку, дернула в одну, в другую, но ничего не произошло, кто-то заранее позаботился о том, чтобы закрыть дверки, куда заходить не нужно. Вторая дверь – такой же результат, интересно, что скрывалось за ними? Какие-то спальни, кладовые?

- Еще одна попытка, - в этот раз дверь открылась. Ей пришлось несколько ударить бедром, останется синяк, но это куда лучше, чем лишиться пальцев, а то и жизни… Небольшая ванная комната, снова чисто убранная, хотя вещей было несколько больше. Помимо нескольких снежно-белых полотенец, имелись какие-то принадлежности для личной гигиены, но вот только ничего режущего. Одной туалетной бумагой не повоюешь. Схватила зубную щетку, вылетела из обратно, теперь быстро к окну. Теперь у нее появилась небольшая возможность поддеть доски. Если получится, то сможет выбраться. К большому сожалению, попытки ее оказались тщетными. Десятки гвоздей, каких-то неведомых металлических скоб и прочей строительной ереси, в которой Сандей никогда не разбиралась, плотно удерживали защитные пластины. Напрягалась, воткнула куда-то в щель, слишком поздно поняла, что ее единственное средство, которым она могла бы воспользоваться для своего спасения, надломано. Неожиданно сзади снова раздались шаги. – Далеко собралась, солнышко?

Ее хватают за волосы, последнее, что видит Санни – как одна деревяшечка, небольшой ее кусочек от того места, где она пыталась выбраться. Больно, нестерпимо, пытается убрать остаток своего орудия в небольшой внутренний кармашек, а затем обеими руками хватается за кран, что тащит ее обратно. На коврах было все еще нормально, но затем началось падение по лестнице. Ее толкнули снова, возвращая с небес на землю. Несколько раз ударилась лицом, надеялась, что не повредила никаких костей, хотя под воздействием такого количества адреналина, осознание травм придет только спустя некоторое время. – Девочки, не расслабляемся. – Владелец помещения снова оказался в центре комнаты и да, в его руке был молоток. Вполне вероятно, именно им он так усердно на протяжении некоторого времени забивал гвозди. Сколько времени прошло? Минут тридцать, не больше, хотя казалось, что целая вечность.

Видимо, для таких моментов, нужна была некоторая прелюдия, шоу, представление. Ведь наукам давно известно, что разным больным людям, особенно подобным маньякам, необходимо как можно больше внимания, именно поэтому некоторые любят оставлять своим имена или какие-то вещи, по которым их распознают, на местах своих преступлений. Видимо, Сандей и Индира должны были сидеть и смотреть, как он ходил перед ними. Из одной стороны в другую, разворачивался, постукивая самого себе по рукам молотком. Он что-то рассказывал, но слова пролетали буквально мимо ушей. – Вы недостойны, просто поймите. Хотя нет, вы же не сможете, придется вам все это наглядно объяснить. – Казалось, время буквально остановилось, хотя минутная стрелка на каких-то старых настенных часах, прошла уже полтора круга, а человек с голым торсом не унимался. Казалось, подошла кульминация, когда он резко схватил Гриффин.

Она сообразила, что сможет вырваться только при одном условии. Ее вытащили на центр комнаты, снова кинули перед диваном. Этот человек словно актер, сказал несколько еще пафосных слов прежде чем занести над своей жертвой молоток. Один или несколько ударов по голове и человек быстро превратится в мертвеца. Не сегодня. Девочка достала той отломанный кусочек зубной щетки, со всей силы замахивается, наносит своей первый удар куда-то в сторону, кажется, заостренная щетка ударяет по ноге, Санни поднимается, наносит еще несколько ударов, но не видит своей цели. Понимает, что это единственный шанс добраться до телефона, а, возможно, шанс и для второй заключенной нанести свой удар, если та воспользуется перцовым баллончиком. Единственная проблема – удары зубной щеткой не наносили никакого урона. Человек просто шел вперед, а из его живота, чуть левее, под сердцем в районе ребер торчало оружие, которым воспользовалась Гриффин. Ей, в свою очередь, повезло добраться до телефона, разблокировала, зашла в смс-сообщения, первый из списка своих контактов, всего четыре буквы. “H-E-L-P”. Он должен понять, иначе им конец.

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-10-17 17:18:58)

+2

9

Сандей решает, что наверх поднимется она. С одной стороны это решение вполне устраивает Каур, подниматься самой – страшно. Но с другой стороны, тогда она остается с этим ненормальным один на один. В этот момент становится страшно, осознание того, что она не одна, оказывается придавало сил. Сейчас же Индира загнанным зверьком смотрит на Томаса, что с интересом приподнимает бровь, явно наслаждаясь представлением. И судя по его довольному взгляду, ничего интересного Сандей не найдет наверху, мелькает поздняя мысль, что это может оказаться ловушкой, но Каур гонит от себя неприятные мысли, надеется, что это не окажется ловушкой, в которую они загнали сами себя, потому что ситуация окажется неприятной. Несколько долгих мгновений мужчина просто продолжает смотреть вслед убежавшей, а потом, словно бы просыпаясь от длительного сна, быстро начинает приближаться к Индире. – Ну и что вы задумали, куколки? – спрашивает, явно уверенный в том, что из дома невозможно выбраться. Каур таких мужчин всегда любила, на все сто уверенные в себе, думающие, что мир крутится вокруг них, обычно, обмануть таких было легче всего, лишь подыграть лишний раз, и мужчина уже не видит дальше собственного носа. Правда пока что такая тактика работала плохо.

Ее сообщница решила не сразу на полной скорости рвануть наверх, а попытаться достать свою сумку, идея оказалось провальной, только больше разозлила Томаса, во взгляде которого сверкало все больше сумасшествия, после этого ее сообщнице пришлось на коленях ползти наверх лестницы, периодически оборачиваясь на мужчину, в руках которого оказался молоток. Откуда он его взял, Индира не понимала, зато прекрасно осознавала, что мужчину нужно отвлечь. Схватила с дивана подушку и кинула ему в голову, просто чтобы обратить на себя внимание. Понимала, что если он последует за Сандей наверх, то той не повезёт, кто знает, есть ли там открытые комнаты или нет. И первая часть плана удалась, Томми обернулся в ее сторону, с недоумением посматривая на валяющуюся рядом с ним подушку. – Ты серьезно кинула в меня подушку? – истеричный смех лишний раз доказывал, что у мужчины явные проблемы с психикой. Что же, от второй девушки он кажется пока что отстал, только вот теперь двигался в сторону Индиры, и если раньше у нее хотя бы были шансы на то, чтобы причинить ему хоть какой-то вред, то сейчас их было маловато, учитывая молоток в его руках, который он словно бы специально крутил, намекая, что любое лишние движение и ей будет очень больно. Но выбора не было, нужно было постараться как можно дольше удержать Тома на первом этаже.

Вспомнилось детство, бедное положение семьи уничтожало любые мечты об игрушках, развлекать себя приходилось подручными средствами. Палками, камня, ну и играми, которые не требовали игрушек, где можно было обходиться только безграничной детской фантазией. Поэтому чаще всего играли в догонялки и прятки, из которых Индира часто выходила победителем. Во взрослой жизни, кстати говоря, из-за выбранной профессии эти навыки очень даже пригодились, она мастерски умела убегать и прятаться, умело заметая следы и стирая любые упоминания о самой себе. В данном случае стоило вспомнить навыки бега, и если до этого она еще пыталась бегать на туфлях, то теперь окончательно откинула их в сторону, поздно сообразив, что шпильку можно попробовать воткнуть подонку в глаз, хотя, кто знает, что будет, если с хозяином дома что-то случится. Вдруг они окажутся словно в консервной банке, из которой нельзя будет выбраться. Но долго размышлять ей не позволили. Мужчина явно решил сменить тактику, поэтому за несколько шагов преодолел расстояние между ними, сразу хватает за шею и подносит молоток к виску, намекая, что шутки кончились и теперь от смерти ее отделяет всего несколько миллиметров, - еще одно неверное действие и я проломлю тебе череп, - подтверждает Томас ее опасения, при этом обдавая неприятным запахом изо рта. Каур понятливо кивает, надеясь, что ее отпустят. Но мужчине этого оказывается недостаточно, поэтому она вновь летит через половину гостиной, к лестнице, по которой не так давно уползла Сандей, тело отдало уже привычной волной боли, которую Каур замечала все меньше. – А теперь ты, как покорная собачонка будешь сидеть здесь и ждать, пока я вернусь вместе с твоей подружкой, - хотелось крикнуть, предупредить девушку, но сразу было ясно, что своим криком она не сможет помочь. Скорее всего, как минимум половина комнат на втором этаже будут заперты, а значит девушка не сможет даже спрятаться, заставив Томми немного поиграть в прятки. Поэтому ей и в самом деле остается только ждать и смотреть на дальнейшее развитие событий. Индира устало прислоняется головой к стене, думая, что у нее появился шанс немного отдохнуть. Голова соображает медленно, но неожиданно вспоминает о телефоне, к счастью, сумка не так далеко, поэтому она успевает добежать до нее и кинуть короткое «помоги» на номер Роберта. Кто знает, захочет ли мужчина помогать сбежавшей любовнице, но хочется верить в его джентельменское воспитание. Она возвращается к лестнице, сумку в этот раз кидает недалеко от себя, и снова опускается на пол. Мозг совсем не вовремя напоминает, что даже если Роб захочет ей помочь, он ведь даже не знает где она и с кем. А пока он будет искать ее местоположение, если будет, не смолкает противный голос в голове, их тела вполне могут успеть остыть. Поэтому она не надеется на возможную помощь, предпочитая и дальше полагаться только на свои силы.

Возвращение Тома со своей «добычей» выходит грандиозным, Сандей буквально скатывается с лестницы, Индира тут же подскакивает, подавая руку, чтобы девушке было на что опереться. Они выжидающе смотрят на этого психа, гадая, что же он предпримет дальше. Томас несет какой-то бред о том, что они недостойны, непонятно правда, чего именно, да и кто поймет этого ненормального. Каур периодически думала, что он и сам не всегда понимает, что именно несет. И все же, понимает Индира, лучше бы он и дальше продолжал говорить, чем вновь вернуться к действиям. Где-то внутри она немного радуется, когда мужчина хватает не ее, а ее спутницу, но все, по большей части ей Сандей жалко, а еще по-прежнему очень страшно, она со все нарастающей паникой следит, как Том поднимает руку с молотком над головой темноволосой. Словно бы в замедленной съемке Каур наблюдает все следующие действия. Вот она все же срывается на крик, - НЕ НУЖНО, - заставляя мужчину вздрогнуть и немного отвлечься, вот Сандей, явно неготовая погибнуть, втыкает в мужчину обломки чего-то деревянного. Похоже, хоть что-то она, да нашла. Щетка в конце концов остается торчать из живота мужчины, который, судя по всему, совершенно этого не замечает, продолжая свое движение. И все же у девушки появилось несколько секунд форы, та сразу же кидается к телефону, что-то яростно в нем печатая, Индира очень надеется, что, хотя бы это сообщение приведет к ним помощь.

И все же Каур знает, что прямо сейчас их тут только трое. И что рано или поздно разъяренный мужчина перекинется на нее. Поэтому тянется за сумкой, и все-таки достает газовый баллончик, уже не думая, пора или нет действовать подобным образом. Просто привлекает внимание Томаса, что оказывается очень даже легко. – Эй, мудак, - кричит ему индианка, поднимаясь на ноги, мужчина сразу же разворачивается в ее сторону, и уже через пару секунд молоток оказывается прямо перед ее лицом, Индира благодарит свое детство за то, что оно воспитало в ней быструю реакцию, поэтому она успевает пригнуться, а в следующую секунду она наконец разряжает сразу половину баллона в лицо Тома, тот болезненно орет, опускаясь на колени, девушка на все это не обращает внимание, куда больше ее привлекает упавший молоток, она хватает его и бьет деревянной частью молотка мужчину в затылок. Тот яростно мотает головой, злой от всего происходящего, он все продолжает кричать, все меньше походя на человека. Индира бьет сильнее, и кажется Томас отключается. Но она почти уверена, что сил осталось совсем мало, поэтому, даже если он и правда отключился, то это ненадолго. И все же не решается проверять, боится, что это все спектакль. Вместо этого крепко сжимает в одной руке баллончик с остатками газа, а в другой молок, и отходит на безопасное расстояние. С мольбой смотря на свою сообщницу. – Нам же помогут? – даже если шансов мало, ей очень хочется верить, что помощь уже где-то близко.

- Надо что-то с ним делать, - кивает в сторону вроде бы и правда отключившегося мужчины. – Может запереть где? Но я думаю он выбьет дверь, даже если мы ее подопрем, а бить сильнее я боюсь, еще окажемся в тюрьме, - правда думает, что в противном случае они окажутся на кладбище, а это ничем не лучше. И все же оценивающе проходится по мужскому телу, вряд ли они даже вдвоем смогут его поднять, он выглядит тяжелым, а у них осталось совсем мало сил. Слишком их уже много швыряли по дому, все тело ноет, ушибов будет много. Хочется просто закрыть глаза, и чтобы ее не трогали хотя бы пару часов, но времени у них нет, Томас уже начинает немного шевелиться. Заставляя нервничать. И заставляет задуматься, что может и правда наградить его еще парочкой ударов, но подходить к нему боится. В голове проносятся картины, как ее хватают за ногу и опрокидывают на пол, за все, что она натворила, мужчина определенно убьет ее сразу же, как только сможет ее коснуться. Индире хочется кричать, такие люди в любом случае легко обиды не забывают. Хочется подойти и в самом деле убить его, так она точно будет уверена, что он уже никогда не сможет до нее добраться. Но и лишних проблем не хочется, у нее только наладилась жизнь, лишние проблемы с полицией ей точно не нужны.

[NIC]Indira Kaur[/NIC]
[STA]В спину ножи во время объятий[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/708288.png[/AVA]
[LZ1]ИНДИРА КАУР, 27 y.o.
profession: обольстительница, воровка
[/LZ1]
[SGN]Никуда без денег[/SGN]

+2

10

Боже, храни Америку! А в особенности, ее законодательную систему и разные регулирующие правовые акты. Ни Сандей, ни ее новая подруга по сложившимся обстоятельствам не попадут за решетку, если даже причинят этому человеку слишком много вреда. Всего лишь самооборона, причем в самом настоящем ее проявлении. Они сражаются за жизнь, за то, чтобы выбраться из ловушки, из этого чертового дома. Будто бы попали в сказку братьев Гримм. Все начиналось довольно радужно, с пряничных домиков, обещаний покататься на яхте, перспективы немного обогатиться за счет незадачливого богача, но чем дальше, тем больше становилось похожим на кошмар. Следовало это понять еще тогда, на яхте, по слишком жестким прикосновениям, по словам, которые должны были пробудить не нарастающий интерес к персоне, а насторожить, оттолкнуть, переключить внимание на других, ведь людей, обладающих средствами в тот вечер было довольно много. Прошлое не изменишь, нельзя отмотать время, вернувшись обратно в тот момент, где Сандей твердо и четко решила ехать в этот дом. Приходится действовать уже исходя из сложившихся обстоятельств, которые, возможно, теперь были на стороне двух незадачливых воровок.

С одной стороны, мужчина целиком и полностью доминировал, показывал, что способен на многое, в том числе – и на настоящее убийство. Казалось, что вытворят такое уже несколько раз, однако, все еще оставался вне подозрений у полиции. Он был противоположностью своих гостей. Если те не вторгались в жизнь без приглашения, а после себя оставляли лишь приятные впечатления и пустой кошелек, то целью маньяка стало наказание, он мнил себя вершителем чужой судьбы, тем, кто способен без суда и следствия расправляться со своими жертвами. В его понимании девушки были виновны по всем статьям, хотя, например, девочка из Майями (не решалась бы говорить за свою соратницу) никогда не отбирала все до последней нитки. Делала так, что человек расставался со своими средствами, если ему позволяли возможности. Мужчины, с кем она заигрывала, с кем спала и проводила время, имели довольно приличные финансовые активы, пусть иногда сумма подарков могла достигать нескольких сотен тысяч долларов, но что это в сравнении с тем, что у них оставалось. Да и взамен они получали не холодных моделей, все интересы которых ограничивались лишь походами по светским мероприятиям, а настоящую и живую Гриффин, верную, послушную и такую дикую в постели.

Колесо сделало свой оборот. Теперь казалось, что фортуна, слепая богиня, не выбирающая никого специально, будто бы поворачивалась к хозяину помещения (домом это место назвать даже язык не поворачивался) спиной, медленно преподнося свои дары двум девицам. Не стоило недооценивать их ценность, брать, хватать обеими руками. Им волшебным образом скинули спасительную веревку, и не вцепиться в нее обеими руками стало бы самой большой ошибкой их жизни. Враг не будет повержен до тех пор, пока в новостях они не услышат о вынесенном смертном приговоре. Интересно, а в этом штате еще действуют подобные законы? Кто знает, вполне вероятно, что чудику с молотком в руках суждено отправиться куда-нибудь в другое место, в другой городок в компании бравых федеральных агентов. В штат, где и законы другие и люди не такие мягкие. Ну а пока нужно думать, что делать дальше. Развязка вроде бы даже подкрадывалась сама собой. Островитянка поразилась ловкости мисс Каур, которая не только не дала себя ударить, но и нанесла ответный удар, прямо как знаменитая Империя во втором эпизоде оригинальной космической трилогии.

- Он все, того? – Произнесла темнокожая, медленно поднимаясь с места. Все тело болело, теперь несколько недель придется залечивать ссадины и многочисленные гематомы, вот только в том случае, если у них реально удалось победить все зло, сконцентрированное внутри одного единственного человека. Мужчина упал на пол словно мешок с костями, повалился, издав какое-то странное кряхтение. Гриффин медленно подошла к месту происшествия, прихрамывала, ей было больно опираться на левую ногу, поэтому искала опоры где-то еще, стена вполне подходила для этих целей. – Слушай, кис, больше не надо… - добавила, протягивая руку вперед, пытаясь успокоить напарницу. – Нам помогут, только брось это, - стреляет глазами в сторону молотка. Не хватало, чтобы юная воровка наворотила дел. Одно дело – защита, а совсем другое – убийство. Но до смерти оказалось еще довольно далеко. – Ой бляяять, он дышит, - констатировала, внимательно изучая, казалось бы, бездыханное тело. Но нет, грудь шевелилась, а значит Томас пока еще не жмурик. – Не знаю, - начала волноваться. У них появилось время, чтобы перевести дыхание, сосредоточиться, позвонить во все экстренные службы, отправив максимум сообщений своим друзьям. Вот только следовало решить, что делать с мужской тушей, развалившейся среди дешевых предметов мебели. – Может, свяжем, я, кажется, видела веревку, это должно задержать его на время.

Снова прихрамывая побрела к кухонным ящикам, где еще недавно обнаружила не самую приятную находку, по пути захватила телефон, судорожно набирая три заветные цифры. Девять-один-один. На экране уже виднелось несколько сообщений от друга. Он, оказывается, тоже звонил в экстренные службы, но еще один звонок никогда не будет лишним. – 911, оператор, я вас слушаю. – Раздалась заученная фраза на том конце. Сандей, изучая содержимое ящиков один за другим лепетала. – Меня зову Роуз, я нахожусь в доме… - не могла вспомнить адрес, подобная информация зачастую вылетает из головы, когда человек находится в шоковом состоянии. – в доме, тут мужчина, он пригласил на свидание, а теперь пытается убить меня, он вооружен, скорее, мне нужна помощь. – Для пущего эффекта произнесла эту фразу, выдавив из себя несколько слез. – Можете назвать ваш адрес? – Последовал логичный вопрос на том конце. Но ни Сандей, ни Индира не могли сейчас назвать своего точного местоположения, вел их навигатор, да и город оказался незнакомым, -Нет, я в районе Арбор-Хайтс, тут дом с закрытыми окнами, он запер все двери, я боюсь, мне срочно нужна помощь вашу мать!!

Оператор на другом конце провода пообещал, что запрос уже передан в полицию, а те среагировали практически мгновенно. Они уже знаю, что в этом районе творится что-то подозрительное, минут пять тому назад им поступил анонимный звонок с предупреждением, что один или несколько человек могут оказаться заложниками у неуравновешенного и опасного человека. Копы обязаны проверять такие вызовы, но им нужно узнать адрес, поэтому они попросили не класть трубку, чтобы захватить точку сигнала, либо, по возможности, воспользоваться картами на мобильном. Такой возможности у Гриффин не было, она просто положила включённый телефон на столешницу, возвращаясь к Индире с несколькими витками крепкой, на первый взгляд, морской веревки. Этого должно хватить, чтобы, как минимум, лишить сумасшедшего возможности двигаться и делать что-либо своими руками. Связывать особо никто из них не умел, поэтому действовали по наитию, делая оборот за оборотом. Надо было вязать так, чтобы у него не возникло идеи освободиться самостоятельно. Загнуть ноги в неестественной позе, руки завести за спину, мотать изо всех сил. – Попробуй ту дверь, это же подвал? – Спрашивала так, будто бы Каур сама здесь жила. - Если отволочем его туда, то сможем заставить дверь диваном, завались чем-нибудь, попробовать открыть дверь, - кинула взгляд в сторону выхода. Окна заколочены наглухо, без инструмента не вскрыть, а на двери несколько замков, какие-то непонятные, наверняка, требующие либо ключей, либо кода, и ни того, ни другого у дам не имелось.

Слишком тяжелый для каждой из них в отдельности, но вдвоем у них получаюсь сдвинуть мужчину с места. Земля будто бы притягивала его, так как внешне он не был похож на человека огромной массы. Сказывалась усталость и многочисленные полученные в ходе краткосрочного противостояния, травмы. Каждый новый шаг отзывался болью во всем теле, болью, которая пронизывала с головы до пят, зарождалась где-то в глубине, стремилась вырываться на свободу. Усилие за усилием, у них получилось перетащить тушу ближе к двери, не подвал, но гардероб, небольшой и темный. Не хотелось изучать его подробнее, кто знает, какие еще секреты может хранить владелец домика. Деревянная дверь легко открылась, но замков на ней не было. И, кажется, их обидчик начал медленно приходить в себя. Осталось надеяться, что он не сможет выбраться из места своего заточения до приезда копов. – Ублюдок, - Сандей плюнула на возвращающегося из мира грез и помутнения человека, думала даже ударить его, но вовремя отказалась от этой мысли. Руками и ногами, через боль и силу, но смогли отгородить себя от затаившейся угрозы. Кое-как заперли дверь, не было под рукой гвоздей, а то пустили бы молоток по прямому назначению, но сумели пододвинуть массивный диван, обнажив на полу следы от многочисленных перемещений. Сандей казалось, сделай они какое-нибудь лишнее движение, найдут что-то, что видеть им не следует, какой-нибудь люк, крышку, скрывающую подвал от посторонних глаз. Такие обычно располагалась под ковролином, незаметные, но надёжные укрытия, в которого личности, подобные Томасу, содержали своих жертв, не давая им никакой возможности выбраться на поверхность, еще раз увидеть солнечный свет. Закончив работу, попытались открыть дверь, безуспешно. Возможно, используя молоток и некоторые другие подручные средства, получится разломать оконные заслонки, отделяющие свободу от пристанища маньяка. Вот только времени очень мало. Полиция, казалось, не спешит на вызов, в то время как человек в чулане начал приходить в себя, и перспектива оказаться заточенным в своей собственной вилле его вряд ли могла обрадовать.

[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

Отредактировано Hannah Mercer (2021-11-07 19:32:22)

+1

11

Черт его знает, защитная реакция или природная черствость, но Индира совершенно безразлично смотрит на распластавшееся тело, словно бы перед глазами привычная картина. Впрочем, стоит только прикрыть глаза, и в голову всплывают пейзажи родной Индии. Множество детских страхов вновь просыпаются в ней, она помнит, как страшно было бегать по улицам, каждый член семьи уходя, на всякий случай прощался, никто не мог быть уверенным, что сможет вернуться. Первый раз со смертью она познакомилась в шесть лет, на ее глазах какой-то мудак изрезал соседку, молодую девушку лет двадцати, ради того, чтобы отобрать корзину, меньше чем наполовину наполненную какими-то продуктами. После этого она еще месяц не выходила за порог дома, а в душе на долгие года поселился страх, что в любой момент ее могут убить. Но иррационально пропал страх самой смерти, она начала бояться за свою жизнь, но перестала бояться чужих смертей. Она жива и это главное.

Сейчас, смотря на валявшегося мужчину, страхи возвращались, хватали за горло, вопили в уши, говоря, что они никуда не делись, что они ждали такого вот триггера, чтобы вынырнуть из глубин подсознания. Каур морщится, представляет, сколько придется опять отвалить психотерапевту, чтобы после этого отвратительного дня прийти в чувства. И все же сейчас было не время думать об этом, куда больше Индиру волновал Том, с ним нужно было что-то делать, если в ближайшее время он очнется, то не факт, что они смогут вывезти второй раунд. Вопрос сообщницы ввел в ступор, становиться убийцей определенно не хотелось, поэтому индианка нагнулась над мужчиной, отбросив наконец оружие. – Дышит, - облегченно вздыхает Каур, - к счастью, едва заметно. А значит времени у нас много, - загоняет все страхи поглубже, обещая разобраться с ними попозже, после парочки сеансов у массажиста и психотерапевта. Все тело нещадно саднит, и только за все синяки хочется еще хотя бы парочку раз толкнуть этого придурка, но девушка сдерживает порыв ненависти. Пытается рассуждать здраво.

С одной стороны, ей безумно хочется его добить, черт, у нее ведь хватит связей, чтобы это дело никогда не всплыло, с другой, хочется побыть маленькой девочкой, поплакаться парочке мужчин, чтобы Томаса засадили в самую вонючую камеру, а еще лучше приговорили к смертной казни, такое же вроде бы еще практикуют? И все же, решает, что пусть лучше его добьет закон, а не она. – Тащи верёвку, - кивает Сандей, оставаясь стоять около мужчины, было бы неплохо позвонить в 911 и Роберту, но Индира отходить от мужчины боится, ей кажется, стоит только им обеим отлучиться, как он сразу же очнется, потому и стоит, почти не шевелится, только вглядывается постоянно в закрытые глаза, надеясь, что они еще долго не распахнутся. И пока в одиночестве стоит над мужчиной постоянно вздрагивает, боясь, что вот сейчас она откроет глаза и посмотрит на нее.

Вязкую тишину разрывает хрипловатый голос ее спутницы, та решила не терять времени и позвонила в службу спасения, она называется вымышленные данные, отлично играет роль девушки в полнейшем отчаянье. Индира на всякий обещает запомнить выдуманное имя Сандей, вдруг придется звать ее по имени, не хотелось бы чтобы из-за ее ошибки к ним бы появились дополнительные вопросы. Сейчас бы ей хотелось оказаться в каком-нибудь фильме про супергероев, чтобы супермен вышиб дверь ногой, подхватил их на руки и унес к черту из этого дома и города. В Сиэтл она определенно вернется еще не скоро, не сможет смотреть на этот город, слишком мерзко будет вспоминать обо всем, что здесь произошло. – Они скоро? – интересуется шепотом, понимая, что звонок еще не прерван.

Веревка ее успокаивает, сразу появляется непонятное ощущение власти и осознание того, что жизнь ублюдка теперь в их руках. Становится приятно, лучше любой психотерапии, и Индира действительно постарается связать его как можно сильнее, чтобы, когда он очнется, первым что он ощутит, была боль. Веревкой она пользовалось редко, был у нее один знакомый, что обожал бдсм-тему, но она быстро слилась с встреч с ним, потому и не научилась хорошо управляться с веревкой, - нужно было в детстве ходить на какой-нибудь кружок, где учат вязать морские узлы, - шипит Каур, изо всех сил затягивая веревку, она уже видит, как крепкая ткань врезается в мягкую кожу, кое где начинается кровоточить, заставляя девушку едва заметно улыбнуться, месть всегда заставляет ее чувствовать себя лучше.

- Пойду посмотрю, - кивает сообщнице, отходя наконец от тела Томаса. Дверь, на которую указывала Сандей вела в помещение, чем-то похожее на гардероб, после проведенной разведки, она возвращается ко второй девушке, и она с трудом тащат грузное мужское тело к нужной двери, им тяжело, они устали, периодически хочется все бросить и позорно разреветься, но Индира не плакала уже несколько лет, и она точно не собирается прерывать эту бесслёзную серию, поэтому только сильнее дергает тело, чтобы оно пролетело лишний метр. К моменту, когда у них наконец получается затащить его в гардеробную, Том начинает подавать признаки жизни, Индиру это пугает, она почти бросается за молотком, но сдерживает себя, понимает, что в своем состоянии вполне может добить его. Вместо этого всю свою ярость вкладывает в физическую силу, они тащат диван к двери, чтобы у мужчины было меньше шансов выбраться из своего временного места заточения.

После всех манипуляций Индира устало опускается прямо на пол, ей бы хотя бы парочку секунд, чтобы перевести дыхание, но почти сразу подскакивает в голове всплывают стоны мужчины, ей кажется, что если они будут медлить, то Томас обязательно очнется и выберется из гардеробной. И этого точно не следует допускать. – Что же делать, - она мечется по комнате, кидаясь то к окнам, то к двери. Все заперто и заколочено. На двери несколько замков, которые в итоге привлекают ее внимание. Вновь вспоминается неблагополучное детство, в нем было много неприятных эпизодов, в том числе и кражи, она взламывала замки более богатых домов, чтобы просто перекусить. Ну замки у Тома определённо на порядок сложнее, но все же стоит попробовать. – Попробуй открыть окно, - передает своей сообщнице молоток, - может, получится выбраться через него.

Сама срывается к своей сумке, чтобы отыскать там шпильку, черт, идея просто отвратительная, но все же она подходит к двери и начинает ковыряться в замках, отчаянно прислушиваясь к звукам, доносящимся с улицы. – Черт, неужели эти идиоты не понимают, что ситуация срочная, - паникует Индира, понимая, что все еще не слышит полицейских серен. Она все яростнее проворачивает шпильку, и понимает, что смогла открыть один из замков, ошарашенно смотрит на дверь, к сердцу подступает радость, что они скоро смогут выбраться. – Блять, - не сдерживается Каур, на втором замке шпилька ломается, - я смогла открыть один замок, но у меня сломалась шпилька, да и он сложнее того, который я уже открыла, поэтому пока что шансов открыть дверь нет. Что у тебя? – подходит к напарнице, которая методично вытаскивала гвозди из заколоченных окон.

- Давай помогу, - перехватывает молоток, все же она перекинула на Сандей куда более сложную работу, а шатенке, если быть объективной, досталось куда больше, чем ей. Она мягко отталкивает девушку, уже самостоятельно продолжая выдирать гвозди. И когда последняя доска наконец оказывается на полу, Каур разочарованно вздыхает. – Уверенна, стекла еще и пуленепробиваемые, - взгляд задерживается на месте, где по идее должна быть ручка, но она предусмотрительно убрана. – Черт, это насколько же он параноик, если не только заколотил окна, но и убрал ручки, - Индира резко замолкает, в гардеробной слышится какая-то возня.

Не сговариваясь, девушки тихо подкрадываются к двери, чтобы услышать участившиеся стоны. Томас определённо приходил в себя, кто знает, что последует за этим. – Чем-то можно заменить ручку? – спрашивает резко, вновь возвращаясь к окну. – Хоть что-то, чем можно прокрутить пол оборота¸ чтобы оно открылось, - не дожидаясь ответа Индира сама бросилась к открытым ящикам, но там не было ничего, чем бы можно было открыть окно. – Какой-то замкнутый круг, - сокрушается девушка. У нее сильное ощущение, что судьба над ними издевается, то дает шанс выбраться, то также играючи его забирает. Вот только она была уверена, что они сейчас выберутся, как уверенность резко пропадает, потому что появляются новые проблемы.

Тогда она решает наконец позвонить Роберту, он вряд ли сможет помочь самостоятельно, но как минимум сможет поторопить спасателей. Несколько ее звонков сбрасываются, и когда Индира почти готова завопить от ярости и бросить телефон в стену, ей наконец отвечают. – Я в заложниках в каком-то странном доме, пожалуйста, поторопи полицию, они уже должны знать где мы, - тараторит девушка, не позволяя мужчине вставить и слова, у нее нет времени на разговоры, в данный момент им стоит рассчитывать только на себя, а значит нужно продолжать что-то делать. Она сбрасывает вызов, знает, что мужчина и сам сможет отследить ее номер телефона и возвращается к Сандей.

- Интересно, насколько сильно он параноик? – размышляет Каур, с нарастающим опасением косясь на дверь гардеробной. – Понятное дело, что на всех окнах этого этажа ручки тоже сняты. Но что насчет второго? Он же должен где-то спать или отдыхать, может в его комнате нормальное окно? – идеи в голове жужжат словно рой пчел, они жалят и не позволяют схватить ни одну. Поэтому в какой-то степени все ее разговоры похожи на бессвязный бред, но Индира продолжает делиться всеми предположениями. – Может там была какая-нибудь запертая комната? Двери ведь не станут запирать просто так, - она уже не знает, что предположить, просто очень хочется или чтобы одна из их идей наконец сработала, или услышать чертову сирену, чтобы понять – они в безопасности.

[NIC]Indira Kaur[/NIC]
[STA]В спину ножи во время объятий[/STA]
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/7990/708288.png[/AVA]
[LZ1]ИНДИРА КАУР, 27 y.o.
profession: обольстительница, воровка
[/LZ1]
[SGN]Никуда без денег[/SGN]

+1

12

Ловушка, лабиринт, в центре которого сидел злобный минотавр. Называть можно как угодно, но факт оставался фактом. Потом Сандей будет с дрожью в руках вспоминать обстоятельства не самого приятного вечера, проведенного в городе для миллионеров. Теперь была абсолютно уверена лишь в одном – перед тем как к кому-то отправляться, нужно десять раз подумать и подготовить запасные пути отступления. Нет, она больше не поедет в дом, если человек покажется ей подозрительным. Лишь отели, мотели и прочие места, где есть  еще хоть какие-то люди. Будь то горничные, портье или местная прислуга, эти люди готовы в любой момент среагировать на призыв о помощи, чего не скажешь о местной полиции. Да и вообще, если честно, райончик оказался весьма неприятным. Людей практически не было, дама приземленные и обставленные крайне скудно. Конечно, следовало понимать, что в этой местности жили не только владельцы фешенебельных яхт, но и те, кто эти суда обслуживал, те, кто работал в порту или попросту занимался ловом рыбы. Эти люди пока еще не накопили свои миллионы, чтобы строить трехэтажные виллы и лучшим в городе видом на залив.

И все же, пока что лучшим городом для «ловли» на живца оставался Вегас. Народ прилетал туда преимущественно для того, чтобы провести несколько незабываемых дней, подальше от своих родных, семьи, да и всех проблем вместе взятых. Они охотно ввязывались в приключения, а Сандей была именно той, кто эту радость мог предоставить. Нередко пользовалась реквизитом, чтобы создать наилучший образ. В ее распоряжении были десятки магазинов, девушка могла за несколько минут стать буквально кем угодно, придумать довольно правдивую историю, в которую поверит даже абсолютно трезвый мужчина, чего уж говорить о любителях выпить, которых в городе греха довольно много. Ей нравилось перевоплощаться, как-то раз примерила на себе образ скучающей именинницы. Купила охапку воздушных шаров, какую-то диадему за несколько долларов – идеальный образ милой девочки, у которой праздник не задался от слова совсем. Немного смочить личико собственными слезками и самое время выходить в город. Сначала на тебя просто не обращают внимания, но как только на город спускаются сумерки, начинается самое интересное -  приглашения в какие-то  компании, предложения вместе выпить, присоединиться к торжеству. Однажды даже попала на чью-то свадьбу. Умело избегая вспышек фотоаппаратов, выпила неплохого алкоголя, потанцевала в пентхаусе дорогого отеля, а затем еще и получила кулончик на память. Оказалось, что в Сандей втюрился кто-то со стороны жениха, и, видимо, решил украшением от Cartier попробовать добиться расположения незнакомки. К его несчастью, пропала она так же незаметно, как и появилась.

Сейчас больше всего хотелось незаметно пропасть, скрыться, как делала это множество раз, но сделать это оказалось не так просто. Безвыходная ситуация, да еще и время предательски замедлило свой ход. Сколько здесь уже пробыли? Час? Два? Казалось, что целую вечность и даже немного больше. – Я, блять, стараюсь, не видно, что ли? – Довольно резко отвечает Гриффин. Их время было на исходе. Все эти путы, не самые лучшие, между прочим, не могли удержать владельца недвижимости надолго. Мужчина в самом расцвете сил, ему не больше сорока, причем довольно хорошо сложен, следил за собой. Явно с одной лишь целью – иметь возможность заманивать к себе в скромное убежище тех, кого он считал недостойными. Дерево практически не поддавалось, а как только отлетела последняя балка, столкнулись с новой проблемой – окно, которое хрен чем выбьешь. Ручек нет, да и девушка не видела во время небольшой экскурсии по жилищу ничего такого, что могло бы послужить пригодной тому заменой. Человек неплохо постарался, спрятал все лишнее, при этом дом даже с некоторой стороны напоминал место, где реально кто-то может жить. Вот только полки оказались слишком пустыми, ящики наполнены не тем, что в них обычно хранят хлопотные домохозяйки, ну и стоило взглянуть на окна – все вставало на свои места. Типичное логово маньяка.

- Что-то не помню, чтобы там были окна вообще, - добавила ямайка. Ее мозг не готов был справляться с подобным количество поступающей информации. Адреналин управлял каждым ее действием, приказывая выдергивать гвозди или крутить веревку. Больше ничего. Помнила лишь закрытые двери, их там было так много, теперь этот коридор казался буквально бесконечным. В конце было некое подобие окна, когда-то давно, но все заколочено и, кажется, заставлено каким-то барахлом, которое не отодвинуть. Был шанс еще как-то выбраться через вентиляционное окошко в ванной комнате второго этажа, но план этот обречен на провал, там не пролезет и маленький ребенок, чего уж говорить о двух дамах. Двери, абсолютно каждая, кроме, конечно, ведущей в ванную комнату, были так же закрыты, замки или нет, не так уж и важно, у них не получится их открыть до того, как  мистер-насильник выберется на свободу из своей временной тюрьмы. – Параноик? Да он больной на голову. Это же столько подготовки, все снять, - имела в виду ручки с окон. А ведь они еще не были в подвале. Если честно, не очень то и хотелось, но Сандей не удивилась бы ни капли, найди они там большой стол, к которому можно приковать людей цепями, со следами крови предыдущих жертв. – Все заколотить, столько времени потратить. А ради чего? Убийства? Я надеюсь, этот ублюдок сдохнет как можно скорее. – Хотя, если честно, не знала, что в такой ситуации будет лучше: быстрая смерть или долгие муки в каком-нибудь изоляторе сверхстрогого режима.

Признаться честно, звук, который сейчас нарастал, обычно приносил лишь плохие вести. Как только слышала сирену, начинала немного паниковать, в уме перебирая все, что сделала за последнее время, не попалась ли где, не совершила ли ошибок. Знала даже как вести себя, если вдруг за ней объявят охоту в момент отступления. Знала, что нельзя двигаться от места преступления, а  заметив копов, двигаться с ними в одну сторону, тем самым отгоняя от себя лишние подозрения. Но сейчас эта музыка была усладой для ушей. Казалось, сюда едет вся национальная гвардия штата. Потом, спустя некоторое время они узнают, что копы добрались до их дома чуть раньше, даже успели провести тихую разведку, прежде чем двигаться своим кортежем. Да и среагировали быстро. Через минуту после того, как Гриффин набрала номер девять-один-один, первая машина уже проезжала по улице мимо дома, делая первичную оценку ситуации. Недалеко от Порше припарковалось три или четыре автомобиля с мигалками на крыше, немного  позади – большой джип, из которого выползли вооруженные ребята. Все в черном, с ног до головы, их Сандей и Индира рассмотрели хорошо. Двигались тремя группами, в то время как девушки изо всех сил пытались подать знаки о том, что они заперты. Кажется, одна из  групп отправилась к черному входу (если такой вообще имелся), другая – к парадной двери, а в руках у них было какое-то непонятное приспособление, похожее на смесь дилдо и куска трубы. Довольно быстро догадались, что этим ребята собираются вынести дверь, ну а еще пять-шесть человек заняли периметр.

Обошлось без репортеров (пока что), хотя несколько зевак из соседних домов выползли на улицу в надежде полюбоваться работой сил специального назначения. Рядовые копы быстро огородили квартал лентами, отгоняя прохожих и вежливо предлагая жильцам пройти обратно в их тихие домики. Час икс пробил. Первый удар обрушил штукатурку со стен и полотка в некоторых местах, второй уже заставил петли скрипеть, но… - Я вас так просто не отпущу. – Сандей увидела, как ее напарницу резко хватают за волосы и тянут вниз. Та падает, в то время как Гриффин сама успевает в последний момент увернуться от твердой мужской руки. Смешанные чувства. С одной стороны вот оно спасение, еще один, максимум два удара и в комнату ворвутся полицейские с автоматами наперевес, вызволят принцесс из логова дракона, став героями. Но и дракон не очень-то готов был сдаваться. – Отпусти ее, все кончено, - сказала мулатка, двигаясь куда-то в сторону того самого чулана, в котором еще недавно они заперли приветливого хозяина. Глянула – дверь была выбита, а баррикада, которую девушки возвели из подручных средств, буквально разлетелась по всему первому этажу. Веревки он сумел распутать и развязать, не забыв вооружиться.

Им повезло, ведь в его руках, во второй, свободной от волос Индиры было некое подобие пистолета. Абсолютно точно дуло направлено в сторону девушки с Ямайки. – Убери этот сраный ствол, Томас. – Еще не забыла, как его зовут. – Там копы, тебя убьют, а оно тебе надо? Если выстрелишь, пути обратно уже не будет. – Мне плевать. Вы. Шлюхи. – Он сплюнул, еще раз дернув рукой, которой удерживал Индиру. – Вам не место на этом свете. Я вас всех. Сначала тебя, а потом ее, скажешь что-нибудь на прощанье? А, сука? – Его речь стала прерывистой, не осталась и следа от философа, что обманом сумел затащить своих жертв на убой. Человека, который хотел поделиться своими взглядами, прежде чем начать самосуд. Нет, теперь на его месте была истинная сущность – существо низменных потребностей, моральный урод, больной и крайне ущербный человек, который даже перед смертью пытается унести как можно больше жизней. Последние слова, пошел он на три буквы. Сандей лишь отрицательно кивает головой, а затем показывает мужчине средний палец, закусывая нижнюю губу. Девушка закрывает глаза. Надеялась, что хотя одна из них выберется. Она готова, хотя хотела бы пожить еще пару лет. Глухой удар. Выстрел. Еще один. Гриффин стоит с закрытыми глазами, мир вокруг словно бы расплывается, а затем возвращается обратно, избавляясь от покрывающей его пелены.

Звуки, далекие и небрежные, становятся громче. Кто-то кричит «Всем на пол. Полиция», но девушке кажется, что она уже на том свете и это всего лишь какой-то эффект после смерти. Но нет. Кто-то касается ее запястий, даже слегка тянет на себя. Она открывает глаза, первым делом замечая человека в шлеме. Он светил фонариком, осматривает ее зрачки, а затем довольно суровым тоном приказывает выйти на улицу. Идет вперед, краем глаза замечая по пояс голое тело где-то в стороне. Кажется, оно двигается. Кто-то просит врача. Видит медленно расползающуюся лужицу крови, но и слышит кое-что. Кажется, в ее адрес, какие-то проклятия.  Копы не убили подозреваемого, а смогли двумя выстрелами его обездвижить, при этом освободив Индиру и не задев Сандей. Снаружи уже появились медики, которые подхватывают шедшую, словно зомби, ямайку под руки, ведут ее к своей карете. Все позади, ведь так?






[NIC]Sunday “Goldie” Griffin[/NIC][STA]move more gently[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/2mOEfsS.png[/AVA]
[SGN]____________________________
[/SGN]
[LZ1]САНДЭЙ ГРИФФИН, 26 y.o.
profession: воровка; сирена; похитительница мужских сердец;
[/LZ1]

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » won't you curb my vanity, honey?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно