полезные ссылки
лучший пост от сиенны роудс
Томас близко, в груди что-то горит. Дыхание перехватывает от замирающих напротив губ, правая рука настойчиво просит большего, то сжимая, то отпуская плоть... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 17°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
eva /

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и в печали, и в радости


и в печали, и в радости

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

reinhold & froy
- - - - - - - - - - - - - - - - - - -

spring 2020 // alaska

https://i.imgur.com/9WPvc7w.jpg https://i.imgur.com/XbcuQe3.jpg https://i.imgur.com/UeR1aYk.jpg
"и в печали, и в радости" — имя совместной цели.
быть опорой, поддержкой, вдвоем отражать удар,
но нельзя забывать о не менее важном, ценном:
— обещаем делить наших внутренних монстров?
— да.

[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

2

- ну и пожалуйста, ну и летите вдвоем, - рут картинно дуется, прижимает к себе оскара с красивым ярко-зелёным галстуком-бабочкой на шее и делает вид, что её вообще не интересуют твои страдания у зеркала, длящиеся уже далеко не первый день. её демонстративное молчание длится целую минуту. – к этому костюму эта бабочка не подходит, отдай её фрою, - бабочка, как бабочка, и почему сразу не подходит… ты ворчишь, но бабочку всё-таки снимаешь и берёшь следующую, которая ещё не успела пройти жёсткий отбор.
- сюда никакая не подходит, иди без неё! – действительно, без бабочки ты выглядишь как-то лучше. привычнее. расстёгиваешь верхние пуговицы у рубашки и … ну, да, лучше, чем с бабочкой. вообще-то изначально ты и костюм надевать не хотел, тебя устаивали джинсы и рубашка, но потом вы с фроем решили, что костюмы лучше. а теперь вот к костюму не подходит ни одна бабочка, и тебя это раздражает.

на самом деле, сегодня, как и вчера, тебя раздражает всё. ты попросту нервничаешь и нисколько не чувствуешь себя счастливым. в голове бесконечно теснятся вопросы "а вдруг что", нервы готовы вот-вот лопнуть, подобно перетянутой гитарной струне. ты так не дёргался, даже когда возвращался за фроем в калифорнию, а вот там ты совсем не был уверен в успехе мероприятия. сейчас вам всего-то нужно долететь до анкориджа, расписаться там во всех нужных документах и, ну, и всё, в общем-то. но ты всё равно нервничаешь и дёргаешься, и бабочки ещё эти дурацкие… почему-то оскару идут больше, чем тебе!

- я хочу быть с бабочкой, без бабочки я каждый день, - продолжаешь ворчать, разглядывая кого-то чужого в большом зеркале. – и вообще, что там кира делает с фроем? – твоя младшая сестра утащила его ещё целых полчаса назад в комнату и не выпускает. а ты раздражаешься и умираешь от любопытства. вот что они там делают? вряд ли пытаются угадать, какая бабочка из целого вороха, подойдет к костюму лучше.

- возьми уже вот эту тогда и отстань от меня, - рут вручает тебе бабочку и косится на дверь, за которой скрылись кира и фрой. вы специально пришли рано утром к девчонкам – отсюда было ближе до взлётной полосы. – ты же сказала, что она к этому костюму не подходит…

- ну, господи, какая уже разница, зато тебе подходит фрой. бери его и летите уже давайте, а то таким темпом вы опоздаете. вы в анкоридже останетесь на ночь? – она сама надевает на тебя бабочку, поправляет её, а затем делает невиданное – целует тебя в щёку.

- вообще мы собирались там на три дня остаться, вы же не против? – девочки упрашивали вас провести свадьбу прямо здесь. расписаться в анкоридже, а потом приехать сюда, побыть всем вместе. но ведь это ваша свадьба, вы решили по-другому. три дня в анкоридже, где будете только вы вдвоем, а потом уже дома. ничего торжественного, по сути вам и приглашать особенно некого. вы никого не знаете достаточно хорошо, чтобы приглашать на такой личный праздник.

- да нет, оставайтесь. но свадебный торт всё равно будем есть здесь, это понятно? – обнимаешь сестру и целуешь её в лоб. – более чем. я даже обещаю быть в костюме в этот торжественный момент. а теперь нам, правда, надо уже идти, вертолет ещё без нас улетит, - косишься на дверь, из-за которой доносится шум. – кира, отдай мне фроя уже, а!

- да сейчас, не мешай! – ты возмущенно поднимаешь руки вверх, а рут в это время засовывает в карман пиджака ваши кольца, про которые ты бы, разумеется, вспомнил только на месте. да, ты всё ещё нервничаешь и дёргаешься, хотя вообще-то ничего такого и не происходит.

взбудораженный оскар носится между вами, лезет под ноги. кира наконец-то выпускает из своих цепких ручонок фроя, поправляет напоследок ему бабочку – точно такую же, как у тебя – и, видимо, готовится разреветься от трогательности момента. – не реветь! вот поэтому вы остаётесь здесь, а мы летим. отправим фотки, так будет безопаснее, - притягиваешь фроя к себе и звонко целуешь. – ты готов?

уже в вертолете понимаешь: не отпустило. не сводишь глаз с фроя, который сейчас кажется намного спокойнее, чем ты. у тебя внутри всё трясется. твоя идея была оформить брак, и ты вроде как очень этого хочешь, но почему-то по коже берут мурашки, а сердце колотится, как безумное. – знаешь… я почему-то нервничаю. и я так и не написал клятву, - виновато смотришь куда-то в трясущийся пол вертолета, сцепляешь пальцы в замок. – я и кольца чуть не забыл, но рут засунула их карман. вроде бы… - ещё вчера вечером вы оба смеялись, обсуждали, что и как будет, а сегодня ты, как будто на иголках. нет, ты всё ещё уверен в том, что собираешься делать, у тебя нет нестерпимого желания выпрыгнуть из вертолета или в самом анкоридже по дороге затеряться где-нибудь, но это ведь такое серьёзное дело. уже обратно вы полетите с кольцами на пальцах и в официальном браке и… волнующее.

- скажи, что ты тоже нервничаешь, - вот, наверное, поэтому стоило взять с собой девчонок. они бы сейчас веселились и много-много болтали, тебе бы попросту некогда было думать и волноваться. протягиваешь фрою руку, чтобы хоть как-то успокоится. переплетаешь пальцы с его, задумчиво смотришь на эти пальцы. остался какой-то час и, ну, вообще-то ничего особенно и не изменится. вы всё равно живёте вместе и всё такое, но по ощущениям изменится просто всё. не знаешь, почему ты так воспринимаешь брак, возможно, потому что у тебя никогда не было настоящей семьи. то, что у вас было, семьей ты не считаешь. а с фроем ты хочешь настоящую, нормальную семью, где дети не будут бояться возвращаться домой, где каждый из вас не будет бояться возвращаться домой. и пусть у вас никогда не будет пресловутого белого заборчика (к чему, если большую часть года он будет завален снегом), зато у вас будет и любовь, и доверие, и всё то, что есть у нормальных обычных семей. ты хочешь быть обычным. хочешь быть, как все, тебе надоело выделяться.

ты молчишь, не зная, о чем вообще говорить. просто держишься за фроя, прижимаясь щекой к его плечу. ожидание тебя убивает наравне с нервами. вот бы можно было расписаться прямо дома… ты уверен: все нервы пройдут, как вы выйдете из здания. но пока вы туда даже не зашли. тебе кажется, что кольца горячие и что они вот-вот прожгут дыру у тебя в кармане. тебе то жарко, то холодно и вообще… ты никогда не думал, что будешь вот так волноваться, это просто нечестно!
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

3

ну вот. это случится сегодня. звучит как приговор, каким-то загробным голосом в твоей голове. в действительности все совсем не так плачевно и еще утром тебе казалось, что ты очень воодушевлен. а как может быть иначе, если вот-вот бергер наденет тебе на палец кольцо, а ты ему и больше он никуда от тебя не денется. идеально, разве нет?

выдыхаешь. поднимаешь глаза и изучаешь свое отражение в зеркале. бледность тебя не украшает. а еще тебя как-то противно подташнивает. как ты будешь есть, а тем более пить сегодня пока представить сложно, при том, что несмотря на тошноту, тебе реально очень хочется выпить.

- слушай, а виски есть? – кира за твоей спиной прыскает и продолжает возиться с небольшой блестящей пряжкой на жилетке. и почему ты выбрал именно тройку, только больше возни, все равно все помнется, а если ты еще и вспотеешь…к черту, на аляске невозможно вспотеть.

- нервничаешь?

- нет, - задираешь нос, откидывая назад челку. – с чего бы, - она снова смеется. конечно, не ей же ручку в руках держать, когда ты уже не помнишь, как вообще это делается и как твоя подпись выглядит. клятву ты писал в заметках в телефоне. пиздец, нельзя говорить об этом райну.

- блять! – тут же бьешь себя по губам. – ты этого не слышала, поняла? мне нужно распечатать кое-что, срочно, - вот сейчас ты реально начинаешь нервничать. как можно было забыть о самом главном. – и дай стакан воды что ли, - не виски, ну хоть ком в горле проглотишь.

конечно она закатывает глаза, как положено всем младшим сестрам, но делает все, как ты просишь, исключительно из-за большой любви к тебе. ты не знаешь, как расплатишься, но подумаешь об этом позже, скорее всего когда вы уже соберетесь вернуться назад из маленького свадебного путешествия, если так вообще можно назвать трехдневное пребывание в отеле в Анкоридже, и девчонки будут вас встречать, требуя немедленных подробностей о том, как все прошло. а пока ты быстро скидываешь на почту кирстен свое сомнительное творчество и пока она распечатывает, то расстегиваешь, то снова застегиваешь пуговицы на рубашке. ты терпеть не можешь галстуки, любые, ВООБЩЕ, они давят, тебе тяжело дышать, а сегодня тебя ко всему прочему еще и тошнит. но вы же договорились, да, договорились. бабочки. почему именно бабочки? но тебе идет, впрочем сложно вспомнить что-либо, что бы тебе не пошло.

кира сует тебе в карман свернутую раз в пять бумажку, ты чмокаешь ее в макушку и снова поворачиваешься спиной, чтобы она закончила свои манипуляции. у тебя сейчас есть отличная возможность выучить то, что ты написал, потому что вероятность опозориться велика. кроме того, кажется ты все слова забыл. писал ты их в какой-то эйфории. предложение, поцелуи, бесконечные "да" и такое сладкое, почти приторное предвкушение. ты еще и умудрился написать клятву в тайне от райна. подумаешь пару раз задержался в ванной дольше обычного. все это было так увлекательно, вдохновляло. без нервозности конечно тоже не обошлось, но она была другой, даже приятной, когда сердце часто колотится, губы кусаешь, а пальцы бьют по буквам, как заведенные. просто поток сознания какой-то. черт. разворачиваешь бумажку, строчки плывут и ты ничего не можешь прочитать, как если бы текст был написан от руки твоим корявым почерком, а не напечатан. комкаешь лист и отправляешь обратно в карман.

- бесполезно.

- что ты там бормочешь? успокойся уже, все будет хорошо. по секрету – райн нервничает больше тебя в сто раз, - поворачиваешься к ней, явно что-то нарушая и вызывая возмущенные возгласы.

- серьезно? не может быть, - ты видел райна сегодня, он показался тебе разве что…молчаливым. но он никогда не был особым любителем поболтать, ну…бледным, не лучше тебя. но в целом… рваные мысли, ты перескакиваешь с одного на другое, не можешь сосредоточиться. у тебя это на лице написано, но если райн нервничает больше твоего, тебе нужно собраться, взять себя в руки. ну надо же, бергер нервничает. усмехаешься своему отражению.

- тогда надо пойти его успокоить что ли. ты закончила? – поворачиваешься, чтобы кирстен нацепила на тебя бабочку. твоя очередь закатывать глаза, но ты сдерживаешься, потому что она выглядит слишком милой. такой милой, что ты даже присаживаешься, упираясь в пол одним коленом, берешь ее руку в свою и прижимаешься губами к ладони. – спасибо, мисс, вам это зачтется? - улыбаешься широко и искренне, а она обнимает тебя за шею, дышит в ухо. и ты чувствуешь, как и ее сердечко беспокойно бьется. да, не реветь! никому не реветь.

- а ты? – отвечаешь вопросом на вопрос, когда райн привлекает тебя к себе. одного поцелуя тебе мало, забираешь еще. оценивающим взглядом пробегаешь по его костюму, бабочке, такой же как у тебя. сестрицы явно сговорились. выдох. ты готов. наверное ты был готов в самый первый раз, когда его увидел, ты так хотел, чтобы этот парень пришел в клуб не только за своей сестрой, но и за тобой, чтобы он вытащил и тебя из того дерьма, в которое ты уже с носом окунулся. и вот он здесь, красивый до чертиков.

быстро целуешь в щеку рут, вы киваете друг другу, как заговорщики, хоть и на этот раз совершенно ничего не задумали, это по привычке, немая поддержка, - знай, что я рядом. наклоняешься, чтобы почесать оскара за ухом и возвращаешься к райну, сжимаешь его руку. вы приняли правильное решение, это только ваш день и вы должны прочувствовать его вдвоем и вот сейчас ты начинаешь чувствовать, как нервничает бергер, словно его мурашки перебегают на твои запястья. а ты вот, например, боишься лететь на этом вертолете. уводишь мысли в сторону, стараясь не думать о том, как раскручиваются лопасти.

- знаю, - он так смотрит на тебя, что волнение и страх трансформируются во что-то совсем другое, но мурашки райна или уже твои никуда не деваются. – как ты мог вообще не написать клятву? у меня просто нет слов, - отворачиваешься от него, складывая руки на груди, на какие-то жалкие три секунды /отсчитываешь про себя/.

- одолжить тебе свою? – расцепляешь руки и кладешь одну райну на колено ладонью вверх, он тут протягивает тебе свою. так спокойнее, вам обоим. ты не можешь не смотреть на него больше этих несчастных трех надуманных секунд, ты хочешь постоянно смотреть ему в глаза, вплетать пальцы в волосы, целовать его.

- ты смотри мне не передумай, милый, а то еще решишь превратиться в сбежавшую невесту в последний момент, - нащупываешь в кармане райна коробочку с кольцами. – все будет хорошо, - целуешь в висок, крепче сжимаешь пальцы. – если вертолет не рухнет конечно, - смеешься и толкаешь райна коленом. скоро вы станете мужем и мужем, боже, ты ничерта не веришь, что это произойдёт наяву.

- слушай, бергер, может нам тяпнуть по виски перед тем, как… ну ты понимаешь. я просил у киры, но у нее не было, - ты все еще пытаешься разрядить обстановку, заставить райна чуть-чуть расслабиться, но чем ближе час икс, тем ты сам начинаешь сильнее нервничать.

по крайней мере, приземляетесь вы благополучно. но тебя все еще тошнит. делаешь шаг на твердую землю и чувствуешь как ноги трясутся. 

- вообщем так, райн, - поворачиваешься, выдыхаешь, стискиваешь в кармане мятую бумажку с клятвой и быстро облизываешь губы. – я тебя люблю, я хочу стать твоим мужем, хочу расписаться во всех этих гребаных согласиях или где там нужно расписаться. так что пошли сделаем это! А потом напьемся…

[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/HhoStEF.gif[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]Nicetas ♠[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
soulmate: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-07-28 17:34:29)

0

4

ну да, ты нервничаешь.
и вертолет этот ещё трясется, как будто вот-вот упадёт. но может быть, если он упадет, вы разобьётесь и все волнения сразу улягутся?
нервно стискиваешь руку фроя, пока другой рукой мёртвой хваткой вцепляешься в сидение. ну, господи…

- прости, - извиняешься перед ним за клятву и суешь руки в карманы. великолепное начало: с извинений и номинальных обид. но тебе правда стыдно, что ты так и не написал ничего. и проблема была не в нехватке времени. время у тебя было. ты практически каждый вечер (ну, ладно, раз пять, если посчитать) садился с твёрдым намерением написать клятву. курсор приветливо мигал на экране ноутбука, белый лист бумаги приглашал тебя заполнить его стройными рядами букв, слова теснились в голове. но… но у тебя вообще ничего не получалось! вот вообще ничего! всё было не то и не так, и слова какие-то, будто ты их с детской книжечки списал. один вариант клятвы ты даже дописал до конца, однако в итоге всё равно его удалил – он тебе не понравился, а другие даже до середины не дошли. в начале застопорились. и как итог: ты сидишь в вертолете, а вместо клятвы у тебя великолепное ничего. зато ты написал письмо о том, как сильно и за что ты фроя любишь (хотя за что – это как-то сильно сказано, ну, ты просто его любишь и всё, без всяких там причин).

- ага, зачитаем её вместе, как стишок в детском саду? – нервно хихикаешь и снова сцепляешь руку с рукой фроя. так лучше. сидеть с руками в карманах тебе не понравилось. и костюм на тебя давит, и жарко тебе ещё. торжественность мероприятия торжественностью тебе совсем не кажется. и зачем вам понадобилось оформлять отношения? не можешь вспомнить причины, это просто был следующий вполне логичный шаг, и вот теперь вы в вертолете, который кажется тебе весьма ненадежной посудиной, сидите и нервно поглядываете друг на друга.

- ну что ты, я забыл прихватить с собой парашют, а прыгать без него как-то неудобно, так что – без вариантов, - ну только если да, вертолёт не рухнет. смех фроя немного тебя успокаивает. ладно, всё действительно будет хорошо. вы сейчас прилетите, распишитесь во всех необходимых документах и всё, просто всё. – да у меня тоже виски нет. придётся нам как-нибудь без допинга обойтись, - хотя виски сейчас был бы, конечно, в тему. да что там говорить, даже просто вода сейчас была бы очень в тему.

в анкоридже оказывается не намного теплее, чем у вас. ты натягиваешь шапку на уши, поплотнее завязываешь шарф. а вот в калифорнии сейчас тепло… солнышко там, пальмы. но вы-то не в калифорнии. – ну, знаешь… - заботливо поправляешь ему воротник, поддергиваешь повыше замок – чтобы куртка была наглухо застёгнута, - я тоже тебя люблю и собираюсь вот прямо сейчас сделать всё, что нужно, надеть тебе на палец кольцо и пойти демонстрировать всему миру, ну или хотя бы кому-нибудь, что вот ты теперь – мой супруг. слово-то какое "супруг", - фыркаешь и протягиваешь ему руку и уверенно разворачиваешься к нужному вам зданию. все они здесь однотипные, но вы уже собрали все документы и в принципе знаете, куда идти.

в какой-то момент нервы совсем тебя отпускают, как будто ну всё, волноваться больше не о чем. вы заходите в здание, стряхиваете снег с одежды, послушно раздеваетесь у гардероба. ты показываешь кивком фрою на парочки, теснящиеся у кабинетов – все за лицензией на брак. вы вроде бы тоже совсем недавно стояли так же, ждали, когда вам дадут "добро" на затею. у кабинета мирового судьи тихо и пусто, вас должны пригласить по времени. – у нас ещё пять минут. как думаешь: успеем сбежать? – шепчешь фрою на ухо, неловко переступая с ноги на ногу. у этого кабинета чувствуешь себя, примерно как перед кабинетом врача или кабинета школьного директора. чувства вины у тебя нет, зато есть чувство, что ты что-то сделал не так. а вроде бы ничего не делал…

вы всё стоите, буравя взглядом дверь, и тебе смертельно хочется узнать, что сейчас происходит в голове фроя. о чем он думает? думает ли, что вы всё это зря затеяли или, может быть, наоборот, ждёт с нетерпением? у тебя в голове какой-то вакуум. ты думаешь об оскаре, который выглядел таким счастливым с этой зелёной бабочкой на шее. думаешь о девчонках, которые сейчас ждут вашего звонка. думаешь о тех парочках, что вы встретили у других кабинетов. думаешь о всякой фигне, если честно. мысли перескакивают с одного предмета на другой, ты ни на чем не можешь сосредоточиться. даже на этом кабинете с дверью светло-орехового цвета не можешь.

в конце концов, дверь кабинета открывается и вам лучезарно улыбается секретарь. – заходите, заходите, - ты подталкиваешь фроя вперёд себя (парень года просто) и прикрываешь за вами дверь. в кабинете светло, тепло и сладко пахнет миндалём – последнее – неотъемлемая часть секретаря. – подходите сюда, к столу, - мировой судья не кажется тебе слишком дружелюбным, но глаза за очками у него добрые. – давайте сверим с вами все данные: имена, даты и места рождения, чтобы потом не пришлось исправлять ошибки, и приступим, договорились? – ты киваешь первый и послушно берёшь в руки один из листочков. буквы прыгают перед глазами. бросаешь взгляд на фроя – он вроде спокоен, ладно… тебе тогда тоже нечего волноваться. но это что… всё? вот вы типа сейчас всё проверите, подписи в нужных местах поставите и всё? и могла же вам в голову прийти идея узаконить отношения… хорошая идея, но уж очень нервная.
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

5

это только с виду ты спокоен, настроен на предстоящую церемонию, совсем не замёрз, совсем не нервничаешь, лучезарно улыбаешься, игриво толкаешь бедром райна, шепчешь ему на ухо это дурацкое слово "супруг". а на самом деле все не так радужно и ничерта ты не спокоен, хотя очень стараешься снизить градус напряжения, заставить руки перестать дрожать и вообще неплохо бы понизить температуру тела. пальцы у тебя ледяные, а изнутри идёт жар, ударяя приливом крови в лицо. может у тебя давление поднялось. райн застёгивает тебе куртку, но стоит ему отвернуться, ты ее расстёгиваешь. пусть лучше холодный ветер проберет до костей, и этот внутренний жар отступит. ты нервничаешь, и ты признал бы это, будь райн хоть чуть-чуть поуверенней, будь он привычным райном, который всегда знает ответ, выход, вариант. но сейчас вы оба должны сделать шаг, открыть дверь, выдохнуть ещё разок и пройти через это. вместе - ключевое слово. здесь уже не ты идёшь за райном, как всегда полагаясь на него и не он идёт за тобой, потому что просто не может иначе, без тебя ему идти не нравится, без тебя ноги кажутся тяжелыми, словно к обеим привязаны гири. вы идёте рядом, сцепив руки и ты губы кусаешь от волнения и одновременно от нетерпения. это похоже на азарт. когда тебе страшно проиграть, но при этом тебя переполняют эмоции - предвкушение процесса и ожидаемый кайф от результата.

вы далеко от дома, а ты так привык к уединению, к тому, что каждое лицо в городе знакомо, а встречаться с этими лицами приходится не часто, здесь все иначе. все, кроме снега.

- ух ты, - когда вы заходите внутрь, прежде чем обратить внимание на парочки, явно нервничающие не меньше вашего, ты смотришь в зеркало, огромное зеркало во всю стену. у тебя красные щеки и яркие обветренные губы, покрывшиеся коркой, которую ты кусаешь, потом облизываешь, чтобы не было трещин, ты опять не взял с собой мазь, о которой райн говорил уже сто раз. бесполезно. бергер рядом с тобой как будто стал меньше ростом, у него такие же красные щеки, но губы почти синие от холода или от нервов. ты смотришь на него через это огромное зеркало и подмигиваешь его отражению еще раз. а после оглядываешь людей вокруг, прислушиваясь к себе. ну, что ты чувствуешь, фрой? сердце бьется чаще, тебе как будто надо отдышаться или просто вздохнуть. но ты смотришь на райна и улыбаешься. обычно это придаёт тебе уверенности. сжимаешь крепче его руку и тихо посмеиваешься.

- спорим вот тот парень не очень-то и хочет жениться. просто девчонка загнала его в угол и поставила ультиматум. ты только посмотри на неё, какой хищный взгляд, - отвлечься на других неплохой способ спрятаться от собственной дрожи, не думать, что ты кажется забыл всё написанное на мятом листе бумаге в кармане. пусть лучше твои мысли займут все эти счастливчики, ожидающие своей очереди. или…или ты будешь представлять, что все уже свершилось, вот вы сидите в номере отеля, без тесных костюмов, босиком, райн открывает бутылку шампанского, а ты ему мешаешь, расстёгиваешь рубашку, целуешь, в итоге пробка взрывом вылетает, врезаясь в потолок, вы все в брызгах шампанского…

- это ты меня сейчас провоцируешь? - шёпот бергера разрушает красивую картинку будущего. - хочешь сказать, что ты передумал? - поднимаешь бровь, хмуришься, а потом быстро притягиваешь к себе райна и касаясь губами его уха,  также шепотом, сообщаешь ему, что назад пути нет. - ты уже никуда не сбежишь от меня, дорогой.

никаких сомнений, ни одной даже самой жалкой попытки отступить, все так, как должно быть, ты хочешь быть здесь. хочешь поставить жирную точку на прошлом, узаконить ваше настоящее, позволить себе одним глазком заглянуть в будущее, расписаться в преданности, не оглядываться, больше никогда не оглядываться.

в какой-то момент тебе кажется, что райн больше не нервничает, его лицо словно становится светлее, он выпрямляется и ты всем своим существом тянешься к нему, он тебе нужен сейчас больше, чем когда либо.

- все хорошо, все пройдёт гладко, как по маслу. я обещаю, - нет, ты не спокоен, ты все ещё ощущаешь дрожь, твои руки не согрелись, а в голове и в душе, которая все таки у тебя есть, что обнаружилось после возвращения бергера в твою жизнь, вообще происходит черти что, какой-то вихрь носится внутри тебя. или это просто открываются двери и вас приглашают войти. ноги становятся ватными и тяжёлыми, но это вовсе не значит, что ты не сможешь на них идти, тем более, что райн подталкивает тебя вперёд. не оглядываться. ты не отпускаешь его руку, заходишь в комнату, улавливаешь запахи, чувствуешь на себе улыбку. слишком яркую, слишком наигранную. сколько таких как вы каждый день приходит сюда, сколько раз приходится слышать и говорить одно и тоже, сколько искренности осталось под маской дружелюбного секретаря. тебе все равно. ты смотришь на неё только секунду, чтобы сразу вернуться к райну, поймать его взгляд.

я люблю тебя - одними губами.

голос судьи звучит где-то далеко, тебе приходится прислушиваться, видимо сердца бьются слишком громко. проверяете данные, водите глазами по строчкам. все верно. ты последний раз смотришь на свою фамилию, на эту ниточку, связывающую тебя с твоим прошлым, с твоими родителями, поломавшими тебя на части, которые пришлось собирать райну. судя по тому, что ты видел полчаса назад в зеркале, он отлично справился. ты выйдешь отсюда уже не фроем коксом.

начало официальной церемонии по прошествии времени кажется тебе размытым, ты будто не слышал половины слов, просто смотрел на райна, на ваши сцепленные руки, улыбался, кивал и сбился со счёта сколько раз произносил "да", но когда дело дошло до клятвы, волнение достигло своего апогея, у тебя тряслись руки, когда пришлось отпустить бергера и достать из кармана листок. развернув его, ты сначала не мог разобрать ни одной буквы, потом понял, что держишь его кверх ногами. эта дурацкая заминка, пауза заставили занервничать ещё больше. у тебя дрожал голос и как назло ты зачем-то начал представлять как выглядишь со стороны, безбожно краснея.

- ты тот, с кем я хочу прожить всю жизнь. ты вытащил меня со дна, благодаря тебе я захотел жить, я увидел смысл, свет, надежду. ты научил меня любить, потому что я не знал что это такое - любовь. ты стал воздухом, которым я дышу. моим спасением. моим миром. не знаю чем я заслужил, но я просто хочу сказать спасибо. за любовь, за веру в меня, за упрямство, с которым ты боролся за меня, за твоих сестёр, за ощущение дома, которое ты мне подарил, за каждый прожитый день с тобой, за это…, - ты останавливаешься, выдыхаешь, дрожь прорывается, ломает твой голос, тебе хочется просто обнять райна и чтобы все остальные исчезли. ты должен был говорить все это ему наедине, это слишком личное, это не для всех, не для этого места, где все обесценивается. - я люблю тебя, - выдыхаешь признание словно говоришь его впервые. ты не произнёс всю клятву, в ней ещё остались слова, много слов только для одного человека, только для него они важны и только ему предназначены и ты скажешь, скажешь все, что хотел и даже больше, когда вы наконец уйдёте отсюда, закончив со всем официозом. пусть уже объявят вас мужем и мужем, пусть скажут, что можно надеть кольца, поцеловаться и отправят в добрый путь или куда там они должны вас отправить. иначе ты не выдержишь, а разреветься здесь, как пятнадцатилетний подросток тебе совсем не улыбается.
[NIC]Froy Cox[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/HhoStEF.gif[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]Nicetas ♠[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ КОКС, 21 y.o.
profession: безработный
soulmate: Berger[/LZ1]

+1

6

все мы состоим из частиц, которые были здесь задолго до появления вселенной. мне приятно думать о том, что эти атомы 14.000.000.000 лет плыли сквозь пространство и время, чтобы создать нас и чтобы мы с тобой образовали
е д и н о е  ц е л о е.
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

официальная обстановка, улыбающиеся – даже пусть эти улыбки приклеенные – лица тебя успокаивают. ты берёшь себя в руки. внутренняя дрожь успокаивается, бледность исчезает. ты снова становишься самим собой: уверенным в себе и в том, что делаешь. проверяешь все документы так, словно от этого зависит твоя и фроя жизнь. все буквы на месте, даже твоё полное имя правильно написали, ты киваешь и возвращаешь все документы мировому судье. глаза у него действительно добрые, и они сейчас вам улыбаются, целиком и полностью одобряя вашу затею. не то чтобы вам нужно чье-то одобрение… но это приятный бонус. ты не ждёшь какого-то особенного отношения здесь, наоборот, ты ждёшь, что к вам отнесутся, как ко всем остальным парочкам, приходящим сюда ежедневно, чтобы скрепить союз официально.

каждое слово судьи отпечатывается у тебя в голове, ты слушаешь внимательно. запоминаешь, впитываешь, как губка. не планируешь забыть всё, что будет происходить здесь. может быть, лет через шестьдесят, когда у тебя случится старческая деменция. послушно произносишь все положенные "да", крепко сжимая в своих руках руки фроя. тебе хочется передать ему немного своего спокойствия. кто бы мог подумать, да, что в конце концов ты возьмёшь себя в руки и перестанешь нервничать… на самом деле, волнение притаилось где-то внутри тебя, оно пытается прогрызть себе выход, но ты ему не даёшь. сейчас тот самый момент, который ты должен запомнить. тот самый момент, о котором ты будешь рассказывать вашим детям и внукам ( а ты не сомневаешься, что всё это у вас будет – вы не просто так боролись за нормальную жизнь. вы пошли войной против всего мира, и эту войну вы выиграли ).

неловко переступаешь с ноги на ногу, ожидая, когда фрой разберется с листочком и клятвой. ты дал ему возможность сказать первым, поскольку… ну, поскольку тебе, очевидно, придётся импровизировать, а ты не то чтобы в этом хорош. мягко берёшь его за кисть руки, намекая на то, что листочек перевёрнут вверх ногами. фрой нервничает, а ты сейчас совсем никак не можешь его успокоить. рядом с вами два абсолютно чужих вам человека, но почему-то настроенных весьма дружелюбно. их улыбки тебе больше не кажутся приклеенными, наоборот, они кажутся тебе очень искренними. наверное, это здорово, женить кого-то, создавать новую семью… в этом же зале после обеда происходят разводы, а вот это уже не здорово. и думать ты об этом не хочешь.

каждое слово фроя, как семечка, попавшая в подготовленную почву. ты слушаешь его дрожащий голос и думаешь, что если он не закончит прямо сейчас, ты разревёшься. ты и не думал… ни о чем таком не думал. ты боролся за него, потому что ты должен был за него бороться. ты хотел подарить ему счастье, ты хотел подарить ему дом. ты не ждал от него благодарности, не ждал признания. и, честно, ты даже любви в ответ не ждал. потому что райнхольду бергеру всегда нужно кого-то спасать, и тогда он спас фроя кокса. он спас его, а заодно спас и самого себя. и ни на минуту – ни на одну секунду – не пожалел о сделанном. ты знаешь: если будет нужно, ты сделаешь всё ещё раз. ты пойдешь за ним и в пекло, и в ад, ты пойдешь за ним, куда угодно…

- ты – мой человек. ты тот, ради кого я готов просыпаться каждое утро и засыпать каждый вечер. я могу жить без тебя, но я не хочу жить тебя. без тебя моя жизнь серая и однообразная, а с тобой – с тобой она совсем другая. с тобой я узнал, что в мире бывают сотни оттенков разных ярких цветов, я узнал, что можно любить кого-то до глубины души. с тобой я узнал, что такое бороться за кого-то другого, и что победа в этой борьбе гораздо желаннее победы в твоей собственной борьбе. с тобой у меня появился настоящий дом. дом, где тебя всегда любят и ждут. с тобой у меня появилась настоящая семья, та, в которой не страшно, та, в которую хочется возвращаться и из которой не хочется уходить. спасибо тебе за то, что ты – это ты, и что ты у меня есть, - переводишь дыхание, тебе нужно заканчивать, пока … ну, пока ты всё-таки не разревелся. у тебя уже слёзы в глазах блестят, а ты, между прочим, последний раз плакал… да не помнишь ты когда и сейчас не собираешься! – я люблю тебя. и я хочу, чтобы у нас была своя версия "всегда и навечно", - вот теперь ты точно всё сказал. наверное…

внутри тебя осталось ещё много слов, тебе не хватит всей жизни, чтобы сказать их все. но ты попытался сказать то, что требовало выхода прямо сейчас. хорошая идея была с импровизацией. ты бы никогда всё это не написал. а так, вроде бы, получилось. может быть, не очень складно, может быть, совсем не поэтично, но зато от всей души, которую ты вложил в свои слова. от души и с любовью.

вам, наконец-то, разрешают обменяться кольцами. ты вытаскиваешь коробочку, которая всё это время лежала у тебя в кармане, открываешь её, бережно вытаскиваешь одно из парных колец и надеваешь его на палец фроя. он проделывает то же самое, коробочка пустеет, и ты обратно убираешь её в карман. не знаешь, зачем… на парных кольцах луна и солнце, где солнце, конечно, фрой. потому что он – твоё солнце. он тот, кто освещает твой мир, кто даже самый плохой день способен сделать лучше одним своим присутствием. с благословения судьи, целуешь фроя, стараясь не увлекаться ( для этого у вас снят номер в гостинице ). затем вы расписываетесь в свидетельстве, в каком-то огромном талмуде о регистрациях и… всё. ты выдыхаешь, по ощущениям, тебя сдули, как воздушный шарик.

- поздравляю вас! пусть ваш брак будет долгим и крепким. держите документы, не теряйте их, и идите, живите свою жизнь, - ты киваешь, забираешь свидетельство и почти в припрыжку – поскорее – покидаешь кабинет. двери за вами закрываются, и ты, как барышня, первым делом виснешь у фроя на шее. обнимаешь его крепко-крепко, словно он может куда-то деться. – теперь вот ты уже точно не отвертишься. никто из нас не отвертится, - шепчешь ему на ухо, почему-то смеясь. – пошли отсюда, пока у меня перестали трястись коленки, и я не начал делать какие-нибудь глупости, - эйфория от свершившегося захлестывает тебя. ты идёшь по коридору, разглядываешь кольцо у себя на пальце / не можешь перестать, будто не ты его выбирал / и пару раз даже норовишь "зайти" в стенку.

ты не веришь. ты и фрой… теперь вы одна семья. и ничто в этом мире не способно это изменить ( о бракоразводном процессе всё ещё не думаешь, для тебя его не су-щест-ву-ет ).

- я люблю тебя, фрой, - и ты готов повторять это каждый день, каждый час, каждую минуту. ты полюбил его не сразу, но зато сильно и безоговорочно. ты полюбил его навсегда. внутри ваших колец не написано пафосное “always & forever”, там вообще ничего не написано, потому что ты так и не смог выбрать какую-нибудь надпись. но у вас будет целая жизнь, чтобы решить, что вы хотите туда написать. у вас будет целая жизнь, чтобы прожить её вместе, чтобы бороться друг за друга до самой последней секунды. ты снова обнимаешь его, не зная, что ещё сделать, чтобы хоть немного выплеснуть эмоции. вдыхаешь его запах полной грудью, взъерошиваешь его волосы и отстраняешься. а в следующую секунду протягиваешь ему номерки в гардероб, потому что больше всего тебе нравится взаимодействие. даже если это всего лишь протянуть номерок, пока ты будешь убирать в папку документы.
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

7

ты не ждёшь от него никаких ответных слов, у него не было клятвы, вы смеялись над тем, что будете зачитывать твою хором. там, в воздухе, когда ты пытался перекричать шум винта вертолета, волнение казалось чем-то далеким, каким-то выдуманным, лишним. тебе было хорошо, совсем не страшно и ты был готов. сейчас ты не можешь справится с не таким уж и длинным текстом даже в одиночку. и не нервы заставляют голос дрожать, а ощущение, что ты выдаёшь интимные подробности вашей с райном жизни не меньше, чем десятку людей. хотя тут их всего двое и для них все эти признания уже смешались в кашу, а мокрые глаза брачующихся все равно, что маленькое пятнышко где-то слева от колонны на дальней стене, почти под потолком, что значит только одно - они могут отлично делать вид, что не смотрят на вас, что дают вам это время наедине, не выходя при этом из зала. но ты не можешь, судорожно облизываешь губы, ими же беззвучно шепчешь "прости". наверное только сейчас ты смотришь прямо на райна, сжимая листок в руке, сдерживаясь, чтобы до боли не закусить губу. его глаза блестят. и ты выдыхаешь, на секунду тебе становится легче, еще на секунду ты перестаёшь чувствовать себя слабаком, потому что реально мог расплакаться, глупо, по-детски, но наверное это тоже естественно для тех, кто сейчас с мягкой одобрительной улыбкой терпеливо ждёт, когда вы закончите, естественно для райна, который вдруг начинает говорить, а ты перестаёшь дышать. в первый момент тебе хочется рвануть вперёд и остановить его, прижать ладонь к губам. прошептать - пожалуйста, пожалуйста, не надо, не сейчас, я не готов. но что-то удерживает тебя на месте, ты нервно мнёшь в ладони свою клятву, превращая ее в крошечный твёрдый шарик, он может выскользнуть из рук, ну и ладно, ты все равно уже не помнишь, что там написано, какие слова остались, те, что ты хотел приберечь только для райна, для номера в отеле, для постели. черт, ты уже не знаешь когда хотел их сказать, они кажутся ничтожными, незначительными по сравнению с тем, что говорит он. и как звучит его голос. спокойно, уверенно. он что обманул тебя или решил сделать сюрприз, а на самом деле тоже написал клятву и выучил ее наизусть. ты ни за что не поверишь, что это импровизация.

сейчас все, что ты должен сделать - проглотить комок в горле, куда-то деть руки, которые дрожат, а засовывать их в карманы как-то не серьезно, учитывая где вы находитесь. ты не знаешь, что лучше, чего ты хочешь больше, быстрее уйти отсюда или оставаться как можно дольше, только бы райн не переставал говорить. "всегда и навечно" - невольно повторяешь шепотом и не сразу чувствуешь как по щеке тонкой горячей дорожкой сбегает слеза. все таки не смог ты сдержаться. ещё один выдох, прежде чем ты быстро проводишь тыльной стороной ладони по лицу. таким тебя должен видеть только бергер, но уже наплевать. делаешь шаг к нему, улыбка подрагивает в уголках губ. ты стараешься слушать, что вам говорят и это уже не звучит как инструкция, это тоже своего рода признание - официальное признание вас семьей. наверное ты поверишь в это только когда вы вернётесь домой и кольца по-прежнему будут на ваших пальцах. своё ты вообще не будешь снимать, оно уже врастает в кожу. а ведь ты видишь оба кольца в первый раз. бергер упрямо скрывал как они будут выглядеть. луна и солнце. идеально. и тебе хочется выразить все, что ты чувствуешь, все, что переполняет тебя сейчас, но ты не можешь ничего говорить, потому что голос снова сорвётся. выдохнуть получается только в поцелуй, недолгий, правильный, почти скромный поцелуй, но такой долгожданный - спасительная близость, когда дрожат колени и хочется удержаться на ногах, цепляясь за плечи бергера.

ты даже умудряешься поблагодарить судью и смущенно улыбнуться секретарю, пока подписываешь бумаги, она кивает тебе вроде бы даже искренне. но ты забудешь о ней сразу, как только выйдешь за дверь.

- райн…, - он порывисто обнимает тебя, а ты не можешь ничего, кроме как глупо повторять его имя. ты все ещё не уверенно держишься на ногах, поэтому прижимаешь райна крепче. он твоя единственная опора и сейчас ты ощущаешь это в сто крат сильнее, сминая пальцами его рубашку, прижимаясь горячей щекой к его щеке. вы сделали это. боже, вы это сделали!

внутри тебя все ликует, сердце колотится, но ты не можешь это выплеснуть, пока не можешь. осознание - процесс не быстрый. ты получил новый статус и новую фамилию - это же ахренеть, это невозможно просто вот так взять и принять, даже если за шаг до казалось, что тебе расплюснуть. ведь именно ты настаивал, ты то и дело заводил эту тему узаконивания отношений, ты постоянно думал об этом и ожидание для тебя было мучительным. но и для тебя же это оказалось в итоге сложнее, волнительнее, ты потерялся, растерялся и до сих пор не можешь собраться, при том что внутри уже бразильские танцы и фейерверки.

- да? а я думал улизнуть, когда ты отвернешься, - ловишь момент и целуешь райна, поцелуй не глубокий, но долгий, ты просто прижимаешься губами и не можешь оторваться. - не верю, что у тебя трясутся колени, это я там слёзы лил и чуть не промазал, когда пытался надеть кольцо на твой палец. кстати, о кольцах…, - прищуриваешься, перехватываешь взгляд бергера. - солнце, значит? - на самом деле, тебе нравится. это раньше ты кривился, фыркал и всячески выражал своё притворное недовольство, стоило райну произнести это сладкое "солнышко” в твою сторону. но потом ты привык, осталось только начать светиться в ответ. а теперь ещё и кольцо. ты тоже разглядываешь, поднимаешь руку, смотришь на свет, красиво блестит.

- я тоже тебя люблю, - бормочешь, уткнувшись в шею райна и тут же ну разве что не кокетливо отмахиваешься, когда он треплет твои волосы. - ты вообще убил меня своими словами, - машинально забираешь номерки, отправляясь к гардеробу. - нет, правда, у тебя же не было клятвы, бергер. ты меня обманул, а я там чуть не рухнул вообще, - вы забираете куртки, одеваетесь и выходите на холод. он сейчас очень кстати, горячие щёки тут же начинает приятно покалывать, ты прикрываешь глаза, поднимая голову к небу. там где-то солнце, далекое и недостижимое, а у тебя на пальце свое, и к нему даже можно прикоснуться и не обжечься. тянешь райна за руку, рассматриваешь его кольцо, проводишь пальцем по полумесяцу.

- когда ты это придумал? и вообще что ты ещё скрывал от меня? может у нас люкс для новобрачных с огромной кроватью в форме сердца посреди номера и водяной матрас, м? какие ещё сюрпризы меня ждут, муж? - смеёшься, притягивая райна за воротник куртки, вы так близко, что лиц почти не видно за накинутыми на головы капюшонами.

вот сейчас ты наконец начинаешь расслабляться, к тебе возвращается способность подкалывать райна, задавать свои дурацкие вопросы, будто тебе пятнадцать, ты чувствуешь себя на все сто процентов охуенно. это ещё не осознание, но то, что ты сейчас ощущаешь очень приятно поглаживает твоё чувство собственности. райн твой, теперь только твой по закону, со всеми подписями и печатями.

- такси или прогуляемся? - говоришь ему прямо в губы, не отводя взгляд. кажется, тебе уже не терпится воплотить в жизнь ту картинку с полураздетым бергером и разлитым шампанским. - такси, - сам себе отвечаешь.

- между прочим это была не вся моя клятва, мне ещё есть что добавить, так что не думай, что твоя импровизация переплюнула, - прижимаешься к райну на заднем сиденье такси, кладёшь ладонь ему на колено. - хотя вообще-то переплюнула, по полной программе. спасибо тебе, - ты говоришь тихо, так, чтобы не слышал водитель, хватит вам на сегодня лишних ушей.

в холле отеля просторно и как-то немного не уютно от чересчур пафосного интерьера. но ты заинтригован. никогда не любил сюрпризы, но те, что уже успели случиться с тобой за сегодня - очень даже ничего, больше, чем очень даже!

- райн, - шепчешь, поворачиваясь спиной к стойке администрации. - а клубника в номере будет? а наручники, такие знаешь пушистые, как из секс-шопа? - прыскаешь, отводя взгляд и снова демонстративно изучаешь свою руку с кольцом на пальце. - наверное девчонкам надо набрать, да, они точно уже места себе не находят, - говоришь медленно, растягивая слова, это ты так сам себя уговариваешь, что когда вы зайдёте в лифт, руки ты будешь держать в карманах, а в номере даже не посмотришь в направлении спальни. ну…первые минут пять
[NIC]Froy Berger[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/HhoStEF.gif[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]Nicetas ♠[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ БЕРГЕР, 21 y.o.
profession: безработный
soulmate: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-11-18 00:07:50)

+1

8

- честно, не было никакой клятвы! это была импровизация, не мог же я просто молчать, когда ты столько сказал… - оправдываешься, хотя кому это нужно? эйфория всё ещё захлёстывает тебя с головой, глупая улыбка не сходит с лица. чувствуешь себя нарисованным мультяшным героем, который никак не может перестать улыбаться и вот-вот глупенько захихикает. преувеличительно медленно складываешь документы в папку, которую тебе перед выходом сунула рут. слава богу, папка просто однотонная, какие-нибудь сердечки ты бы не пережил. задерживаешь взгляд на свидетельстве о браке, нежно поглаживаешь его, не желая с ним расставаться. если оно исчезнет с глаз, значит, его и не было. но на улице снег и всё такое, ладно… полюбуешься потом, а сейчас будешь любоваться на сияющего, не меньше чем ты сам, фроя и на ваши начищенные до невозможного блеска кольца.

забираешь у фроя куртку, старательно одеваешься, привычно поправляешь ему капюшон и подтягиваешь повыше собачку на молнии – почему-то тебе вечно кажется, что фрою дует, он простынет, заболеет, а с медицинской помощью в вашем районе совсем беда. улица встречает вас немногочисленными людьми и сильным ветром. прижимаешь к себе одной рукой папку, а другой фроя – на случай, вдруг его ветром начнёт от тебя уносить. – кровать не в форме сердца, конечно, но она большая. понимаешь, мы всё-таки в анкоридже, а не где-нибудь на большом материке, так что… - пожимаешь плечами, всё ещё глупо улыбаясь. ну ты, правда, постарался. с номером тебе помогли девчонки – рут лично обзвонила все гостиницы анкориджа (не то чтобы огромный выбор), нашла самый большой и дорогущий номер, отлично подходящий для первой брачной ночи. ты использовал угрозы и шантаж, чтобы рут не проговорилась. помогло.

новый статус тебя греет, и холода ты почти не чувствуешь. не можешь оторваться от фроя, но нужно, наверное, доехать до отеля. целуешь его кротко и осторожно, влажным губам на холоде будет совсем плохо, а лечебную мазь или бальзам, или что это рут положить вам забыла. держишься с фроем за руки, расцепляешь их, лишь когда садишься в такси. в машине тепло, и водитель, вроде как, не обращает на вас никакого внимания. наверное, он всё понял: забрал парочку у мэрии и везёт в один из самых дорогих отелей города. сложно подумать что-то не то… - то есть довести до слёз ты меня всё-таки планируешь, понял, - весело фыркаешь, обнимая фроя.

отель даже тебя удивляет, хотя ты видел фотографии в интернете на их официальном сайте. подходишь к стойке администрации, берёшь ключи, дружелюбный портье улыбается и желает вам приятного отдыха, мельком оглядывая вас обоих с головы до ног. тебе всё равно, кто на вас сейчас смотрит, ты слишком счастлив. даже не так. ты ужасно, невозможно счастлив. тебе хочется обнять весь мир. но ты удерживаешься и обнимаешь только фроя. – ничего не обещаю, я понятия не имею, что там будет, - сознаешься, прикладывая руку к груди. правда, честно, понятия не имеешь, что там в номере есть. может и клубника, может и наручники… ты просил рут заказать шампанское в номер, а что она ещё там придумала – это даже для тебя сюрприз.

- сделаем фоточки, а потом выключим телефон, чтобы не названивали, - ты хорошо знаешь своих сестёр. первые минут десять они будут охать и ахать над фотографиями, а потом завалят вас звонками. причем, скорее всего, звонить будут сразу на два телефона. хорошо, что у тебя только две сестры. в номере с восторгом избавляешься от верхней одежды – она слишком тяжелая, и остаёшься только в одном костюме. но без зимних ботинок. с любопытством изучаешь номер – его ты даже фотки не видел. – экскурсия? – спрашиваешь у фроя, протягивая ему руку. вместе обходите несколько комнат. в вашем распоряжении целая небольшая кухня с мини-гостиной, ванная комната с огромной ванной посередине, куда вполне можно вместить человек пять-шесть, а не только тебя и фроя, и спальня. разумеется, в спальне огромная кровать, на которой можно спать месяц и ни разу не лечь на одно и то же место. в спальне накрыт столик – это уже точно постаралась рут. шампанское, конфеты, какие-то пироженки, миска с фруктами. но клубники нет, и, кажется, из-за этого ты даже чуть-чуть расстраиваешься. наверное, клубника на аляске зимой стоит, как вся эта гостиница вместе взятая…

- так, иди сюда, будем фотографироваться. пока мы оба в костюмах, - делаете несколько фоток, на паре даже выходите серьёзными. отдельно фотографируешь руки с кольцами, хотя вот кольца девчонки видели, для них они не были секретом. следом фотографируешь свидетельство о браке. отправляешь всё это единой пачкой, торжественно подписывая “mr & mr berger”. – всё, медленно нажимаю кнопку выключить, пока нам не начали звонить, - ничего не имеешь против своих сестёр, но поговоришь с ними после. – вот это всё сделала рут, она не разрешила мне вмешиваться. сказала, что это будет их с кирой вклад в нашу свадьбу. я там тоже чуть не расплакался, - не расплакался тогда, удержался, но расплачешься точно, когда увидишь ваш свадебный торт. а торт точно будет… процентов девяносто восемь, что девчонки испекут его сами.

стягиваешь с себя бабочку, скидываешь пиджак. да, вот так вот сразу начинаешь раздеваться, не сводя глаз с фроя. тебе нравится на него смотреть, он выглядит таким счастливым… и ты расшибешься в лепешку, но только бы он всегда был с тобой таким счастливым. открываешь шампанское, умудряясь его даже не пролить. а у тебя не то чтобы много опыта. разливаешь его по бокалам, один берёшь себе, а другой протягиваешь фрою. – ну что, мистер бергер – невероятно круто звучит, я нас поздравляю! мы это сделали! – хотя все эти подготовительные вещи слились в твой личный небольшой ад, где ты постоянно куда-то звонишь и что-то выясняешь. цепляешь из мисочки какую-то замороженную ягоду – бывшую замороженную ягоду – кажется, это ежевика и кладёшь её фрою в рот. коротко, сквозь улыбку, целуешь. тебе очень хочется прямо сейчас уложить его в постель, но ты всё-таки немного потерпишь. всё-таки вы буквально только что поженились, и ну… в конце концов, вам некуда торопиться.

- знаешь, у меня как-то резко закончились все слова. я переволновался, похоже, - делаешь несколько глотков шампанского, надеясь, что это поможет. – и сейчас я тоже немного волнуюсь, но ещё я в восторге, странная смесь, - и тебе бесконечно хочется смеяться, обниматься, целоваться и вот это вот всё. желательно одновременно. притягиваешь фроя к себе, рубашки объективно мешаются, но не с порога же бросаться в кровать. или с порога, кто вам что скажет-то. вам только что выписали официальное разрешение на все эти семейные вещи… - понятия не имею, можно ли любить кого-то сильнее. я люблю тебя до луны и обратно. несколько раз, - говоришь ему, целуя в каждую щеку по отдельности, потом в лоб, потом нос, а потом всё-таки в губы – долгий путь до нужного места. удерживая в руке бокал шампанского, другой рукой ловко расстёгиваешь пуговицы на рубашке фроя. ну да, это ты не собирался прыгать в кровать с порога. любуешься проделанной работой: - вот так выглядит значительно лучше.

цепляешь с блюдца пироженку, оставляя бокал с шампанским на столе. запасаешься энергией на будущее, потому что в принципе планируешь не вылезать из кровати и не выпускать оттуда фроя все три дня, что вы будете жить здесь. вам не хватает, наверное, только какой-нибудь жутко романтичной музыки, но вы как-нибудь и без неё разберетесь. пачкаешь в креме от пирожного, с восторгом замечая, что пирожное клубничное. то есть клубника всё-таки есть, просто не в чистом виде. веселишься, макаешь палец во взбитый крем на своей пироженке и оставляешь след на носу фроя. – тебе идёт. как и моя фамилия. как и я, - наверное, стоило попросить оставить вам целую бутыль взбитых сливок, вы бы нашли ей применение…

- вообще… я оставил одну вещь для тебя, фрой, - вспоминаешь вдруг и решаешь сказать, пока вы не перешли к выражению эмоций и чувств в другой плоскости. – я не стал придумывать, что выбить на внутренней стороне колец. я подумал, что ты захочешь выбрать слова сам, ювелирную мастерскую, которая может это сделать, я нашёл, – улыбаешься, замечая, что фрой как-то подозрительно часто мигает. сам ты тоже подозрительно часто мигаешь и… ну нет, никаких слёз в такой день. – у тебя получается гораздо лучше, чем у меня, со словами… справишься?
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

9

- о, так для тебя это тоже сюрприз? - ты искренне удивлён и слегка обижен. теперь ясно, что гостиницей занималась проворная сестрёнка рут, кто же ещё и сдержала этот секрет от тебя. ты это ей припомнишь, вот только вы вернётесь и сразу выскажешь все, что думаешь. а пока, пока ты все еще на стадии осознания. вы едете в лифте, оба улыбаетесь и молчите, ты про себя проговариваешь это дурацкое слово муж, примеривая его на себя. и не можешь понять до конца начинает ли оно тебе нравится или по-прежнему остаётся больше похожим на короткую резкую кличку, которую хочется растянуть, удлиняя ж до шипящего звука в шею бергера. стоп, ты ведь теперь тоже бергер. и вот это реальный повод для гордости, тебе всегда нравилась фамилия райна, нравилось ее произносить, используя как обращение именно ее, а не имя. и сейчас она одна на двоих. твое прошлое осталось только на бумаге, в папке, убранной на дальнюю полку, скоро она затеряется среди других, а со временем чернила поблекнут и никому уже не будет дела, кем ты был раньше. фрой бергер. может и не особо красиво звучит, но ты готов повторять это про себя и вслух сотни раз. и только так правильно. назад ты уже никогда не вернёшься, сегодня ты сжёг последний мост.

- раз так, то наручников точно нет, - разочарованно вздыхаешь, прижимаясь к спине райна у двери в номер, в коридоре никого, но даже если бы были, все официально, ты имеешь право трогать его где хочешь. - ух ты! - выглядываешь из-за его плеча, успеваешь быстро прикусить за мочку уха, прежде, чем войти, но масштабы ты оценил уже с порога. - сколько же стоит все это великолепие? и почему у нас всего три дня, сразу говорю - мне будет мало. давай залезем на мои счета, глупо не пользоваться так долго этой возможностью, - ты знаешь, что попытка снять деньги с одного из твоих счетов может создать вам проблемы, но если бы ты был ещё нужен матери, все семейные псы уже бы вынюхивали твой след. поэтому ты веришь, что она нашла себе новую игрушку. а ты в безопасности, ты рядом с райном в этом, блять, просто ахуенном номере!

- черт возьми, да! - хватаешь его за руку и сам тащишь из комнаты в комнату, на кухню, в ванную, где останавливаешься на пороге и присвистываешь. - вот здесь нам определённо нужно будет задержаться, это же просто потрясно. ни в какое сравнение с нашей душевой кабиной, где невозможно даже помыться нормально, не то что потрахаться, - ладно, на самом деле ты не жалуешься, тебя вполне устраивает ваша маленькая уютная ванная комната и тесно прижиматься друг к другу в душевой кабине тебе тоже нравится, но это…ты невольно облизываешься, крепче сжимая ладонь райна. а потом вы перемещаетесь в спальню и тут ты кажется теряешь дар речи, сердце подпрыгивает, делает сальто, приземляется и тщетно пытается замедлить ритм.

- райн, - ты поворачиваешься к нему и целуешь, зажмуриваясь, вцепляясь в рукава пиджака. - я не выпущу тебя из этой кровати.

не хочешь отрываться, хочешь продолжить прямо сейчас, не открывая глаз, сделать всего несколько шагов назад, удерживая его рядом и упасть на кровать, в это огромное белоснежное блаженство. но у райна свои планы, вот человек, который не любит торопиться. ты не против смаковать, но терпения тебе явно не хватает. ты уже возбуждён, воодушевлен, окрылён, все вместе взятое, поэтому и на нескольких фотках для девчонок выглядишь растерянным, с глупой улыбкой, которую совершенно невозможно стереть с лица. но у тебя есть оправдание - ты по уши влюблён, а все влюблённые теряют голову и все, что в ней.

- вырубай уже, бергер, - как только ты это произносишь, тебя разбирает смех и вместо того, чтобы следовать примеру райна и раздеться самому, ты мешаешь  раздеваться ему, тянешь за полы пиджака. перед глазами всплывают те самые картины из той фантазии, что отвлекала тебя в мэрии. но ты не учёл ловкость рук райна, он не пролил ни одной капли шампанского и ты, так уж и быть, оставляешь попытки расстегнуть ремень на его брюках на потом и освобождаешь себя от пиджака, бросая его на кресло, дёргаешь воротник, пара пуговиц легко выскальзывают из петель. сразу становиться легче дышать.

ты с готовностью принимаешь бокал с шампанским, снова широко улыбаешься, ты весь день будешь пялиться на райна, смущение это уже не про вас. хотя твои щёки предательски краснеют, когда он начинает говорить.

- тебе правда кажется, что это круто звучит? - а потом у тебя начинает кружиться голова, то ли от шампанского, то ли от поцелуя. ты раскусываешь ягоду, тут же ловко скользнув языком по губам райна. - я тебя тоже поздравляю, мужжш, - все таки удлиняешь до шипящих.

ты совершенно не хочешь терять время, ты уже начинаешь выпадать из реальности, уже тянешься опять к его ремню, вытаскиваешь из брюк рубашку, но райн не намерен торопиться, ты всегда удивлялся, как ему хватало терпения. опять же, ты против смаковать, кормить друг друга ягодками и пирожными, но черт возьми, у вас всего три дня.

- волнуешься? да перестань, - кто бы говорил, ты чувствуешь себя девственником с дрожащими коленями и руки у тебя какие-то неловкие, прикосновения нетерпеливые, немного рваные, царапающие, хотя ты так нуждаешься в ласке и нежности, ну точно как девственник.

а райн продолжает говорить, говорить и целовать, расстёгивает рубашку, дрожь пробегает по груди. не останавливайся.

- можно сильнее, я люблю тебя сильнее, - шепчешь, пытаешься поймать его поцелуи, они горят на щеках. - прекрати, ты меня смущаешь, - опускаешь глаза, тоже тянешься к пирожным и вздрагиваешь, когда крем пачкает твой нос. - забавляешься значит, а если я? - смеёшься и оставляешь следы крема на носу и подбородке райна, чтобы тут же их слизнуть. сейчас самое время увлечься процессом, сливки на пальцах, на губах, на шее, неосторожно на воротниках рубашек, с намеком, что одежда становится совершенно лишней. тебе не хочется говорить, хотя слушать райна ты не откажешься. он так редко откровенничает, открыто говорит о любви, так взволнованно, как сейчас. тебе определённо нравится как повлияло на него замужество - очередное дурацкое слово, но, по крайней мере, его смысл предельно ясен. теперь вы друг за другом, не только ты за спиной райна, но и сам прикрываешь его. удивительно, но это придаёт тебе сил и уверенности, с каждой секундой растущей осознанности свершившегося факта.

- она уже не твоя, она общая, - прикусываешь его за нижнюю губу, приторный вкус сливок остаётся на языке и ты делаешь глоток шампанского, не прерывая прикосновений, ладони уже под рубашкой райна, прохладой по тёплой коже.

- ну что ещё? разве мы не должны заняться тем, чем занимаются все новоиспечённые супруги, - ты считаешь свое недовольство обоснованным, ты хочешь затащить райна в постель, хочешь уже избавиться от всех мешающих, раздражающих слоев одежды, вы вообще должны ходить по номеру голыми, по ощущениям здесь намного теплее, чем дома, или просто ты горишь. хмуришься, без всякого желания отстраняешься и смотришь помутневшим взглядом в глаза райна, не сразу понимая о чем он вообще.

- в смысле…гравировку на кольцах? ты хочешь, чтобы я…, - нет, он ошибается, со словами у тебя тоже все плохо. ты ведь обещал, что продолжишь свою клятву здесь в номере, наедине, дал понять, что не закончил, но похоже предпочёл забить на это, переключившись на что-то более привычное, на то, чего ты хочешь всегда рядом с райном - секс. и вот он, твой самый ахуенный на свете муж заявляет, что нашёл мастерскую, где на обратной стороне ваших колец могут набить любую фразу и эту фразу должен придумать ты. черт…ты просто идиот. краснеешь, прячешь глаза, ты не будешь их тереть, станет только хуже, тебе нечего прятать, нечего стесняться, это нормально, эмоции нормально, слёзы нормально и чувство стыда тоже нормально. снова встречаешься взглядом с райном.

- я никогда не смогу сделать для тебя столько, сколько ты делаешь для меня. и никакими словами не смогу выразить, как тебе благодарен, как меня разрывает от всего, что я чувствую к тебе. если бы ты только мог на секунду ощутить это, ты бы захлебнулся, - переходишь на шёпот, быстро расстёгиваешь все пуговицы на его рубашке, забираешься под неё обеими руками, прижимаешься, так, чтобы слышать, как бьется его сердце, его дыхание совсем рядом с твоими губами. - иногда мне кажется, что меня слишком много, я забираю все твоё пространство, я не хочу душить тебя, райн, но не могу иначе. я люблю тебя и если я солнце, то ты можешь легко дотянуться до меня и никогда не обожжешься, я обещаю, - целуешь его, порывисто, выплёскивая недосказанное в поцелуй, невольно царапаешь ногтями спину. - значит до луны и обратно, несколько раз? может так и напишем? - улыбаешься, продолжая целовать его, проводишь губами по бледно-голубой вене на шее. твоё решение, его авторство. он в сотни раз лучше тебя, сильнее тебя, он - твоя вселенная.

- можешь считать, что я помешан на сексе, слишком тороплюсь и прочее, мне все равно, я больше не могу терпеть, я хочу тебя, райнхольд бергер, до луны, до солнца, до безумия и желательно несколько раз.
[NIC]Froy Berger[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/HhoStEF.gif[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]Nicetas ♠[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ БЕРГЕР, 21 y.o.
profession: безработный
soulmate: Berger[/LZ1]

+1

10

вы абсолютно, с о в е р ш е н н о одни. и от осознания этого у тебя кружится голова. никаких посторонних, вообще никого. только ты и фрой. и вы можете делать ровным счётом всё, что захотите, никто вас не остановит, не отвлечет телефонным звонком или предложением поиграть в игрушки, которых у оскара уже просто навалом, потому что и ты, и фрой никогда не умели вовремя остановиться. эйфория захлёстывает, ты чувствуешь себя тонущим в море чувств. и все они, эти чувства, к одному человеку, стоящему напротив тебя. ты не знаешь, как вообще можно чувствовать столько всего, почему ты ещё не умер от передозировки. ты смотришь, как сменяются эмоции на лице фроя, и думаешь, что в твоем мире просто нельзя быть идеальнее. ему идёт даже смущение и смятение. тебе нестерпимо хочется его обнять и целовать, пока он не перестанет говорить, говорить, говорить и городить ну вон ту чушь, что он сейчас городит.

- стой, остановись! – тебе хочется его стиснуть, взять его лицо в свои ладони, снять краску со щек и перенести её на губы – когда они горят от твоих поцелуев, твоё сердце начинает биться раза в два чаще. – ты уже делаешь, почему ты никак не можешь этого понять? – спрашиваешь у него, обнимая и целуя ровно туда, куда попадаешь. – любовь – это ведь не про счёт, это ведь не кто кому больше или меньше дал, - говоришь, с головой выдавая своё волнение. специально приглушает голос, чтобы было не слышно, как он дрожит и как готов сорваться на высоких нотах. – ты даёшь мне столько, что ещё больше – и я действительно захлебнусь. и я… мне нравится, когда ты счастливый. я видел тебя разным, счастливый фрой – ни в какое сравнение, - шепчешь, выбрасывая из головы воспоминая. дождь, путающийся в волосах, капли, блестящие на лице. срывающиеся голоса, ссоры, отчаяние и горечь. всё это давно осталось в прошлом, и ты готов даже умереть, лишь бы больше это не повторилось.

- тебя ровно столько, сколько мне нужно, - ты никогда не умел для себя, ты всегда был в большей степени для других. и тебе нравится, как фрой окружает тебя вниманием, как он закутывает тебя в свою любовь, словно в большой тёплый плед. может быть, его и слишком много, может быть, тебе и должно быть душно, плохо и тяжело, но ты этого совсем не чувствуешь. тебе рядом с ним хорошо. рядом с ним ты можешь всё – без преувеличений. можешь и делаешь. и если будет нужно, ты его и с аляски увезёшь, куда-нибудь в австралию, как можно дальше от тех людей, что называют себя его родителями. без них ему лучше. без них он научился улыбаться и быть счастливым. он стал твоим. во всём. и делиться ты не собираешься.

- да, до луны и обратно несколько раз, - обнимаешь его в ответ, попутно избавляясь от всего, что держишь в руках. недоеденная пироженка остаётся забытой где-то на столе, плевать, потом … как-нибудь потом. – тебе решать. и не торопись, у нас куча времени, - ты тоже кольца не сразу выбрал. долго думал и рассматривал варианты, ты даже уже почти остановился на простеньких колечках с переплетающимися линиями, но потом увидел эти – с луной и солнцем – и понял, что влюбился раз и навсегда. они стали именно тем, что ты и искал. идеальное попадание в образ, который возник у тебя в голове.

- а, да, пожалуйста, я в твоем распоряжении, - смеешься, стягиваешь с себя парадную рубашку, пуговица на рукаве отрывается и весело скачет по полу. не обращаешь на неё ровным счётом никакого внимания. стаскиваешь с фроя его парадную рубашку, бросаешь её не глядя, стопудово завтра она будет мятая, но кого это вообще волнует… у тебя без пуговицы, у фроя мятая, всё так и должно быть, какая же без этого свадьба? – собираюсь не выпускать тебя из этого номера все три дня. начну прямо сейчас, - подталкиваешь его к огромной кровати, застеленной – разочарование года – всего лишь кремовым шерстяным покрывалом, а не красным и плюшевым. ты, наверное, тоже помешан на сексе, хотя предпочитаешь это называть «мой здоровый организм». у тебя гулко бьётся сердце, а в голове – один лишь фрой. хотя… нет, в голове – сплошное помутнение рассудка, если тебя спросить что-нибудь умное, ты не вспомнишь. не умное – тоже не вспомнишь. вообще ничего не вспомнишь. белый шум и сплошной туман.

заставляешь фроя сесть на кровать, а потом и вовсе лечь. твои руки сплетаются с его, твоё дыхание остаётся отпечатками на его коже. ты тянешься к ремню на его брюках. тебе всегда нравилось его раздевать. снимать слой за слоем одежду, отбрасывать её в сторону и доводить его до детского лепета вместо слов. методично избавляешь его от брюк, не заботясь, куда они попадают и в каком виде. оставляешь дорожку поцелуев на его плечах, не останавливаясь ни на секунду, переходишь к груди. твои собственные штаны тебе мешают, но ты не отвлекаешься. позже. сегодня, сейчас тебе не хочется медленно и плавно, тебе хочется быстро и прямо в эту секунду. сдерживаешься буквально на пару минут, хотя не знаешь, зачем. возвращаешься к его губам, задыхаешься от невозможности вдохнуть, но всё равно целуешь до безумия, до помутнения в глазах. губы горят, лёгкие горят. избавляешься от собственных штанов, путаешься в них, мнёшь, пуская насмарку все собственные старания по глажке. молчишь, поговорить вы можете и позже. у вас на это примерно… вся жизнь?

по ощущениям тебя не подпускали к нему уже очень давно, но на самом деле ведь нет… наверное, тебе всегда его будет слишком мало. ты хочешь больше – ну и кто кого здесь душит? ты склонен думать, что больше ты, нежели фрой… на самом деле, вы отличная пара, один другого стоит. без брюк обнаруживаешь, что покрывало на кровати колется, но всё это остаётся где-то на периферии сознания. в основном всё твоё сознание занято фроем и фантастической мыслью, что он теперь официально по закону принадлежит тебе. или ты ему. или вы вместе принадлежите друг дружке. нависаешь над ним сверху, снова сплетаешь свои пальцы с его – тебе это нравится, в свете ламп блестят ваши новенькие колечки. поцелуи обжигают, опаляют кожу. в какой-то момент тебя почему-то пробивает на смех, ты пытаешься спрятать его в поцелуях, но в итоге получается только хуже… - прости, прости, это нервное, - смеешься, правда и ласкать его не перестаешь. медленно стягиваешь рукой с него белье. перекатываешься на бок, разворачиваешься к себе фроя, продолжая избавлять его от белья. без него ему идёт больше.

не к месту ляпаешь, в перерывах между поцелуями: - а ты знал, что в анкоридже есть секс-шоп? и там можно найти все эти чудесные увлекательные штуки… - целуешь его в шею, снимаешь биение его сердца. – и я совершенно случайно знаю адрес, - у тебя блестят глаза от предвкушения. не то чтобы вам скучно и вы не знаете, чем заняться в кровати, но… разнообразие, ты за разнообразие. вообще ты планировал молчать и действовать быстро, однако что-то пошло не так. отстраняешься, рука скользит по внутренней стороне его бедра. даёшь ему время расслабиться. резко и с болью – это откуда-то из прошлого. ты мягок и внимателен к нему. разогреваешь пальцами мышцы, считывая каждую его эмоцию, каждое его ощущение. тебе нравится, как постепенно его взгляд теряет осмысленность, становится замутненным. а ты, кажется, ты совершенно случайно забыл сказать, что сегодня ночью спать не планируешь от слова «совсем».

всё, как будто в первый раз. по ощущениям, взрывам чувств и эмоций, но не по антуражу. снимаешь стоны с губ фроя, сцеловываешь пот с его кожи. быстро, но не резко. в одном с ним темпе, получая максимум наслаждения. ты его знаешь. знаешь, куда надавить и куда поцеловать, знаешь, как коснуться, чтобы он расплавился под тобой и вокруг тебя. никаких «было» и никаких «если». и в данный момент ты склонен согласиться с ним: трех дней будет чертовски мало.

одного раза – тоже мало. ты тяжело дышишь, сердце учащенно бьётся, но на губах гуляет улыбка. всё в браке играет новыми красками. не выпускаешь из фроя из своих рук, лениво гладишь его. и ни о чем не думаешь. разве что только о том, что фрой теперь твой муж – слово не вяжется с ним, но ты пробуешь снова и снова, получая от этого удовольствие. дома свидетельство о браке повесишь в рамку на стену… и пусть только кто-то попробует что-то сказать!
[NIC]Reinhold Berger[/NIC][STA]а твоего солнца хватит на десять африк[/STA][AVA]https://i.imgur.com/1whNp9n.gif[/AVA]
[LZ1]РАЙНХОЛЬД БЕРГЕР, 23 y.o.
profession: программист;
love: Froy;[/LZ1]
[SGN]лучи вдохновения никитушке ☼[/SGN]

+1

11

ты все равно не соглашаешься, в тебе сейчас полно этого детского упрямства, пытаешься крутить головой, когда райн тебя останавливает. он хочет, чтобы ты замолчал, все в тебе протестует, но ты слушаешься и замолкаешь. его слова вспыхивают краской на твоих щеках, от них щиплет в уголках глаз, ты отводишь взгляд, но через секунду снова смотришь прямо на райна, от его искренности ноги подкашиваются, ты вроде как и веришь, а с другой стороны хочешь спорить, глупое желание доказать, что он лучше, что он для тебя да, а ты только пытаешься, но до него тебе как до луны, точно - до луны, накрываешь его ладонь, сжимаешь, чтобы почувствовать кольцо на пальце, оно есть, никуда не исчезло, не соскользнуло, не укатилось куда-то под кровать, ты не разрешишь райну снимать его, вообще никогда, ни при каких обстоятельствах. дурацкий символизм, ты что становишься суеверным, фрой? ерунда, тебе всегда было плевать на такие вещи, кольца, печати, записи в каких-то там журналах. всегда да не всегда. все изменилось.

пытаешься вставить какие-то слова, но получается только мычание, губы уже горят от поцелуев, ты перестаёшь сопротивляться. хорошо, что свое шампанское ты допил, потому что неловко задеваешь бокал и он валится на бок, не разбивается, приземляется мягко прямо на надкусанное пирожное. но даже если бы разбился…ты бы не услышал, не повернулся, лишние секунды, бестолковые паузы, ты не будешь тратить на них время, драгоценное время, где каждое прикосновение необходимо, как воздух. ты теряешься в них, и наверняка уже сейчас выглядишь абсолютно одурманенным.

- похоже, что счастливый фрой - это фрой без мозгов, фрой совершенно потерявший голову и это все твоя вина, райн. ты причина моего безумия, - смеёшься, сквозь поцелуи и рваное дыхание. ты уже всё, ты пропадаешь, ты даже не можешь ответить ему прикосновениями, придав им хоть немного осмысленности, твои руки хаотично блуждают по его телу. и ты никогда не сможешь передать, что чувствуешь, как обожаешь каждый миллиметр, каждую чёрточку, тебя просто разрывает. райн так быстро перехватил инициативу, что ты кажешься сам себе до смешного растерянным и открытым до абсолюта. он раздевает тебя и пару секунд ты даже ощущаешь стеснение, его поцелуи заставляют тебя дрожать всем телом. невозможно знать тебя настолько, насколько знает он и каждым касанием он методично доводит тебя до точки невозврата. а ты поддаешься, ты цепляешься за него, впиваешься ногтями в плечи, вжимаешься лопатками в колючее покрывало. и он ещё говорит, что это ты ему что-то даёшь…ладно, может быть даёшь - себя, просто на блюдечке, готовенького, раскрытого, распластанного на этой ахуенной огромной кровати. ты давно принадлежишь ему, давно уже не помнишь кого-то другого, кто когда-то касался тебя, все прошлое, которое у тебя осталось связано тоже с ним, остальное темное марево, а за ним ничего не видно, все стерто, размыто. ты не сдерживаешь стонов, кусаешь губы, его, свои. нетерпение между вами искрит и обжигает. тебе жарко, но ты жмёшься к райну ещё ближе, тянешься к ремню, ты ведь оставил это на потом, а сейчас самое время, расстёгиваешь, пробираешься пальцами под резинку белья.

- райн, - ты готов умолять, чтобы он только не останавливался, пусть смеётся, пусть делает, что хочет, только не останавливается. - я люблю тебя, - слова срываются всхлипом, задушенным стоном, ты не видишь и не чувствуешь ничего кроме него. когда-то он задал тебе вопрос, вопрос на который мог быть только один вариант ответа.

решай… кто будет сверху.
нечего решать, райн.

желание ощущать его в себе не сравнится ни с чем, оно требовательное, упрямое, оно пламенем под кожей, ноющей болью, мольбой, сотнями оттенков эмоций, и райн читает каждую, пока ты судорожно стягиваешь с него брюки вместе с бельём, пока ты хочешь успеть прикоснуться, сжать в руке до шипения, до боли, до стона, который душишь жадным поцелуем. ближе. это все, что тебе нужно - ближе, ещё ближе. закидываешь ногу ему на бедро и резко прижимаешь к себе, громкий стон судорогой проходит по телу. боли нет, она растекается наслаждением, наполняя каждую клетку. и ты отключаешься, ты перестаёшь соображать вообще, сейчас райн может делать что угодно, просить тебя о чем угодно, никакой сыворотки правды не нужно. только двигайся, пожалуйста, не отпускай.

- что? секс-шоп? - это что-то новенькое, ты плохо соображаешь, но ты не глухой и это тебе говорит райн, твой райн, твой серьезный, обстоятельный райн. надо что-то ответить, но ты не можешь, только сбиваешься с ритма, тебя потряхивает, первый раз будет быстрым, вы оба уже на грани, особенно ты, мурашки стаями носятся по плечам, груди, сбегая горячей волной к низу живота. кусаешь райна за мочку уха, оттягиваешь ее и тут же обхватываешь губами, стон прямо в ухо и ты чувствуешь его дрожь, удовлетворенно улыбаешься. но тебе мало.

- я на все согласен, - шепчешь в губы, сдавливаешь коленом его бедро. - все что угодно, только продолжай, я уже….черт, - до крови закусываешь губу и кончаешь, сотрясаясь всем телом в его руках. тяжело дышишь, снова вздрагиваешь, не можешь расслабиться, сжимая райна мертвой хваткой. горячо и мокро, в тебе и на тебе и ты глупо улыбаешься, пытаясь придти в себя, расслабить пальцы, отцепиться от бергера. дышишь ему в шею, ты оставил на ней следы и быстро они точно не пройдут, но тебе можно, теперь можно абсолютно всё. вам нужно только немного остыть, полчасика и ты будешь готов ко второму раунду, а потом к третьему. вытаскиваешь из под обоих покрывало, вся спина будет красной, ну и плевать. вы умудрились помять все одеяло, что там с одеждой ты даже не задумываешься. ты вообще не хочешь ее использовать, зачем она нужна, если вы только в двоем, доставку в номер можно встретить и завернувшись в простыню.

- что ты там говорил про секс-шоп, хочешь разнообразить нашу половую жизнь? - улыбаешься, накрываешь руку райна и заводишь себе между ног, шипишь и выгибаешься, совсем немного, от силы на сантиметр отстраняясь. - или тебе чего-то не хватает? снова зададимся вопросом что я тебе недодаю? - прищуриваешься и тут же накрываешь его искусанные губы поцелуем. - знаешь что, я помешан не на сексе, я помешан на тебе, - опрокидываешь райна на спину, ерзаешь на его бёдрах, водишь пальцами по груди, обводишь ореолы сосков, спускаешься вниз по животу, ногтем оставляя бледно-красную дорожку. любуешься им, влажные волосы на лбу кажутся тебе чертовки сексуальными, как и алые губы, и все, оставленные тобой отпечатки, особенно укус на плече.

- ты уже присмотрел что-то, да? чудесные увлекательные штуки, - смеёшься и наклоняешься к его лицу, проводишь языком по губам. - сейчас мы выпьем ещё шампанского и ты со мной поделишься, пока я не…, - приподнимаешься, отрываясь от него, теряя контакт, но продолжая смотреть прямо в глаза, водишь ладонью по влажной коже, по животу и бёдрам, по внутренней стороне, намеренно не касаясь члена. ты флиртуешь со своим мужем, сидя абсолютно голым верхом на нем. а почему бы и нет. тебе хорошо, ты наслаждаешься моментом, ты хочешь выжать по максимуму из этих трёх дней, а потом вы подумаете, что дальше, как изменится ваша жизнь после заключения брака, а может быть она вовсе не изменится. все ваши маленькие традиции, успевшие появится за время совместной жизни никуда не денутся, их только прибавится, теперь вы будете отмечать годовщину свадьбы, а может и полгода тоже стоит отметить, теперь вы будете гордо демонстрировать руки с кольцами, снимая перчатки в "приюте путника", ещё, как минимум неделю будете принимать поздравления, а потом все уляжется, вы привыкнете к статусам мужа и мужа и начнётся размеренный быт…нет, к черту спокойствие и размеренность, вы будете трахаться, как кролики, найдёте и в вашей глуши какой-нибудь секс-шоп, будете устраивать вечера с выпивкой и ролевыми играми, засыпать под утро, вместе готовить, обмазываясь соусами, что собственно опять же плавно перетечет в секс, на столе, на полу у камина, в кровати, на худой конец. нет, ты все таки помешан на сексе, но секс - это всего лишь составляющая твоего помешательства на райнхольде бергере, чью фамилию ты теперь будешь с гордостью носить. кстати…надо же поменять паспорт, но этим по традиции займётся райн.

с неохотой сползаешь с него и ложишься рядом, опираясь на локоть разглядываешь его лицо, одним пальцем за подбородок поворачиваешь к себе.

- и все таки я не настолько бесполезен, моя любовь очень тебе к лицу.

[NIC]Froy Berger[/NIC]
[AVA]https://i.imgur.com/HhoStEF.gif[/AVA]
[STA]райнозависимость[/STA]
[SGN]Nicetas ♠[/SGN]
[LZ1]ФРОЙ БЕРГЕР, 21 y.o.
profession: безработный
soulmate: Berger[/LZ1]

Отредактировано Apple Flores (2021-11-27 14:03:35)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Доигранные эпизоды » и в печали, и в радости


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно