Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Здравствуй и прощай


Здравствуй и прощай

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дом Моды "Джефферсон" | апрель 2021 | Вечер

Edgard Mayer & Catherine Jefferson
https://i.postimg.cc/gc5FmP6S/1.gif https://i.postimg.cc/jd7VjkHs/22.gif

Прошлое настигает тогда, когда совсем не ожидаешь. От этого больнее.

Код:
<!--HTML--><iframe frameborder="0" style="border:none;width:100%;height:70px;" width="100%" height="70" src="https://music.yandex.ru/iframe/#track/43589177/5903272">Слушайте <a href='https://music.yandex.ru/album/5903272/track/43589177'>Torna a casa</a> — <a href='https://music.yandex.ru/artist/5458792'>Måneskin</a> на Яндекс.Музыке</iframe>

+3

2

Небо переливается всеми оттенками пейзажа импрессиониста, а последние лучи солнца бьются о стекла небоскребов, падают на зеркала и лобовые стекла сотен автомобилей различных марок, отражаясь во взглядах прохожих, и вновь растворяются на последнем издыхании в еще незанятом пространстве. Мужчина с задумчивым видом смотрит в окно автомобиля, вытаскивая портсигар. Он порядком устал от эгоизма своей невесты, я, я, я...Вечно требующей от него, тупых просьб, глупых способов завладеть им и попыток манипулировать. Его просто душил смех от всего этого. Он прикладывает к губам сигарету, рядом с ним сидевший подчиненный скандинавского происхождения тут же достает из кармана брюк металлическую зажигалку и протягивает своего боссу, как только сигарета начинает тлеть, тот убирает ее обратно. Мужчина втягивает щеки, наполняя легкие никотином, и пускает тяжелые клубы дыма, по мере этого салон наполняется стойким и интенсивным ароматом вишни.   
— Джонсон, —  обращается Эдгард к своему заместителю, зажав между зубов сигарету, —  Передай Асаду, что все готово, а касаемо моего личного расписания, то перенеси все на завтра.
— Да, не беспокойтесь. Если что-то пойдет не так с "этим" делом, то я сразу же свяжусь с вами, —  отвечает тот, делая пометки в своем планшете.
— И избавься уже от Мелани или как там ее, — мужчина бросает косой взгляд на подчиненного, в то время как город плывет в его холодном взгляде,  — чтобы моя невеста не узнала о ней.

Наконец черный Rolls-Royce Ghost прибывает в назначенное место и из салона, застегивая пиджак, выходит высокий статный мужчина одетый дорого и со вкусом. Сделав шаг по направлению к зданию, мужчина вскидывает руку с часами, убеждаясь в том, что не опоздал. Бросив окурок прямо на асфальт, он даже не удосуживается его потушить.
—  Добро пожаловать в наш дом моды "Jefferson", Эдгард Майер, —  встречает его приятный голос, в ответ мужчина отмечает, что девушка была довольно миловидной с приветливой улыбкой, все по стандарту, — мисс Джефферсон ожидает вас, пройдите за мной для примерки.
— Добрый вечер, — звучит его низкий баритон с хрипотцой, а после двусмысленно произносит, оставляя легкий румянец на лице девушки, — буду рад вашей компании.
Они минуют холл, перекидываясь дежурными фразами, и по лифту поднимаются в кабинет для снятия мерок, впрочем, с этой девицей он не планировал заводить интрижку. Слишком близко. И все же мужчина не понимал почему он не мог заказать костюм у своего портного или передать уже имеющие мерки. Пустая трата его времени и ресурсов.     

Войдя в комнату для примерки, мужчина становится перед зеркалом и скидывает пиджак в руки девушки. Критическим взглядом окидывает себя, чуть оттягивая воротник идеально выглаженной белой рубашки в сторон, а после приглаживая зализанные назад волосы.
— Здравствуйте, — сухо отвечает мужчина на звук каблуков вошедшего дизайнера. Время назло тянется медленно от чего он закрывает глаза и выжидает, когда с него закончат снимать мерки. Вдруг чувствует, как мисс Джефферсон резко останавливается и Эдгард оборачивается в момент встречаясь взглядом с ней. Вот так и бывает, ничего не подозревая, встречаются случайно люди, соприкасаются своими мирами и нарушают привычный ход вещей.
— Кэтрин, — бросает он в эту звенящую и давящую тишину, которая отдается ноющей болью в области груди. Он носил чувства к ней, как осколок в груди, как застрявшую в мясе пулю. Его рука повисает в воздухе не сумев схватить ее, как она спешно выбегает и снова растворяется. Эдгард подхватывает с вешалки у двери свой черный однобортный пиджак и вылетает из кабинета за ней. Пиджак он так и не надевает, глазами ища ее по коридору, а после неспешно направляется за ней в ее офис. 
И вот он уже перед ней, смотрит на нее в упор пронизывающим взглядом.
— Кэтрин, это я. И да, я жив.

+1

3

Многих поражала энергичность Кэтрин. Ведь сегодня, она всю ночь провела в своем офисе, воссоздавая очередной шедевр, обшитый кристалами вручную. Правда вот руки ее были все в следах от мелких уколов иголки, но в некой степени это было украшением Кэтрин. В доме она пробыла порядка трех часов, где под недовольное мяуканье Люцифера продолжала расшивать уже совсем другое платье. А утром опять на работу. Бесчисленное количество стаканчиков кофе, крепкий чай. Кэтрин все равно оставалась такой же яркой и быстрой. В здание Дома Моды она прибыла довольно-таки рано, ведь сегодня у нее должна была состояться очередная встреча с богатой и влиятельной женщиной, которая доверилась Кэтрин в создании свадебного платья и костюма для жениха. Сегодня наконец-то смог прийти жених, потому что поймать его было крайне сложно из-за плотного графика.
Когда Кэт появилась в здании, работники сразу же заметались, некоторые секретарши пытались изобразить бурную деятельность, попрятав косметические принадлежности под стол. Все знали, что лени Кэтрин не терпела и легко прощалась с ленивыми людьми, отдавая предпочтение тем, кто ответственно относится к работе. Помощница, которая увидела начальницу, быстрым шагом поспешила следом, отчитываясь о новостях последних пару часов, на что Джеффресон лишь кивала, иногда попивая кофе в стаканчике. А девушка все тараторила и тараторила, пока Кэтрин не остановилась.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Софи. Расслабься, пожалуйста. И скажи вон тем двум особам, что они уволены. И еще..найди пожалуйста хороший ресторан, скажи, что мы хотим его снять на весь вечер и ночь для персонала нашего Дома, а то мы нарушаем традицию посиделок из-за моей занятости. Спасибо, дорогая. И да, тебе безумно идет черный цвет, одевай его почаще.— Одарив девушку мягкой улыбкой, Кэтрин отпустила ее, а сама направилась в кабинет, чтобы до приезда клиента подготовить все необходимые документы и палитры тканей, а так же- эскизы. Впрочем, он приехал достаточно быстро, о чем ее предупредила помощница, зашедшая через полтора часа. Подняв голову от многочисленных эскизов, обрезков ткани, Джефферсон лишь молча кивнула, тем самым дав понять, что сейчас подойдет. Как только последние штрихи были нанесены, Кэт быстро взяла сантиметр и направилась в кабинет примерки и съема мерок. В кабинет она вошла настолько быстро в своей манере. Казалось, что дверь слетит с петель, а в помещение ворвалась на миниатюрная женщина, а целый ураган.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Доброе утро.— Сухое приветствие и Кэтрин предпочитает сразу перейти к делу, чтобы побыстрее отделаться и приступить к доделыванию вчерашнего платья. Голос не казался ей знакомым, а вот запах и тепло, исходящее от тела...
Как только она плотную подошла к нему со спины, женщина ощутила шквал странных эмоций. Она была непозволительно близка к нему, испытывая к незнакомому человеку странные, родные чувства. К человеку, чьего лица даже не видела, чего имени она даже не знала. Но вот, взглядом, она натыкается на его руку. А точнее на очень знакомый шрам. Шрам, который был получен, когда в юности он пытался ее поймать с дерева. Тогда он упал вместе с ней, а его руку насквозь пробила ржавая коряга. Походов по врачам было очень много.
Воспоминания проносятся с молниеносной скоростью, факты начинают совпадать и Кэтрин останавливается, чтобы перевести дух и внушить себе, что это плод ее больного воображения, несбывшихся мечт и траура длиной почти 20 лет. И вот, он оборачивается, подумав, что все закончилось. Годы никого не щадят, особенно тех, кто видел смерть и был с ней рядом. Но есть что-то, что всегда узнается, что-то теплое и родное. То, ради чего ты всегда возвращаешься. И это не сотрут ни годы, ни смерть. Она узнала эти глаза, узнала это тепло и уют, этот запах. Она перестала засыпать с его рубашкой только спустя пару лет после похорон. Кэтрин слышит свое имя, слетевшее с уст мужчины, но ничего не отвечает, отдаваясь порыву сбегает из кабинета примерок, не закончив. Убежищем в который раз становится ее кабинет. Быстрым шагом она идет по коридору прямо, сталкивается с Арнольдом, который перехватывает подругу за плечи и смотря в глаза пытается узнать что случилось. Но она ничего не говорит, лишь отталкивает его и поспешно уходит.
Однако, Эдгард находит ее и там.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Кэтрин, это я. И да, я жив.— Эта фраза вызывает у нее прилив обиды и злости.
ᅠ ᅠᅠᅠ — Прекрасно. А теперь сдохни обратно, пожалуйста.

+3

4

Ее ответ, как хлесткая пощечина по нему, что мужчина невольно на пару секунд впадает в осадок. Уж точно не это он ожидал услышать на свое возвращение и их первую встречу. Эдгард думал, что забыл ее, он был уверен в этом. Мысли звенят в ушах, вызывая видения и давно позабытые ощущения, окутывая в вихрь воспоминаний.
Их первая встреча в коридорах университета, Кэтрин всегда была неугомонной в противовес ему спокойному и холодному. Она вечно попадала в мелкие неприятности и в тот раз, словно ураган врезалась в него.
Громкие слова о возвышенном и обещания, брошенные в порыве юношеского максимализма и которым так и не суждено сбыться.
Пятно от туши, которое она оставила на его подушке в ту ночь, когда они в конце концов соединились в одно целое, она пахла им, говорила его имя и в ее взгляде был только он.
Капли дождя в ее волосах, едва уловимая дрожь ее тела и кивок, когда он внезапно сделал ей предложение.
Поцелуи ее легкого румянца. Ее босой смех, в который он был безнадежно влюблен.     
Все это ему до безумия начисто хотелось переписать в бесчисленных попытках топя на горьком бутылочном дне.
— Вот как, — он усмехается под себя, словно отряхиваясь от своих мыслей, а после поднимает на нее свои глаза. В его взгляде можно было на миг прочитать все его чувства к ней, которые он тщательно подавливал в себе столько лет, что и сам поверил в это. После его глаза снова потемнели и охладели, так быстро и искусно, что он словно никогда не смотрел на нее так, — Вижу у тебя свой дизайнерский дом и ребенок. Мои поздравления.

Последнее о чем он хочет знать, так это кто отец. Он смотрит в некогда родные до боли глаза. Верно, они уже давно не те, кем были двадцать лет назад. Он не тот.
Мужчина осматривает ее кабинет, и тут он замечает фотографию на ее столе, и не дает себе отчет, как пальцы непроизвольно тянутся к ней. Верно, это они были запечатлены на этом снимке.
— Когда это было сделано? — держит в руке, застывший момент давно забытой жизни, а после его губы кривятся в ухмылке, — И твой мужчина не против?
Эдгард Майер давно уже забыл каким он был, но прекрасно знает, какой он сейчас: Ужасен. Аморален. Жесток.
Внутри него уже давно образовалась пустота размером с черную дыру, куда он бросал женщин одну за другой, заполнял ее, чтобы неизменно оставаться одному. Одиночество въелось в его нутро, он говорил себе, что в одиночестве не больно, там просто до боли пусто. Истории тошнотворно походили одна на другую, множество женских "хочу", пустые желания и обещания. И теперь он видел лишь фальшь, когда ему говорили "люблю, ты глубоко во мне", мужчина лишь с циничным смехом измерял их чувства глубиной гортани. Эдгард больше не верил.

+1

5

Он все никак не уходил. Продолжал стоять здесь, словно изматывая ее душу, выуживая воспоминания прошлого, где они влюбленные и счастливые строили планы на будущее. Выбирали платье, костюм, выбирали место, где они будут жить как муж и жена. Кэтрин мечтала о ребенке. И он получился, но слишком рано этот ребенок узнал о том, что мать его не хотела и собиралась делать аборт. Все пошло не так, все пошло по наклонной. Алкоголизм, наркомания, анорексия, молчание длиной почти в год. А теперь он стоит здесь, весь такой....такой...любимый. Интересно он вспоминал о ней так же, как она о нем? Ведь Кэтрин до сих пор хранила его письма, их фото и когда мужчина взял одну фотографию в руки, Джефферсон быстро вырвала ее из мужских рук и шваркнула в стол, закрыв его наглухо.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Спасибо за поздравления. У меня нет мужчины. Не поверишь, но я 18 лет, раз в неделю хожу на могилу своего жениха, освежая цветы, а потом возвращаюсь к нашей с ним дочери, которая думает, что ее отец герой. — Ее терпение начинало лопаться, словно шарик в замедленной съемке. Его холод, вот этот взгляд. Кэтрин знала, что армия меняет людей, но к такому она была не готова. Благо, коридор пустел, никого уже не было и никто не видел их, поэтому женщина села на стол, пристально смотря на Эдгарда. Она изучала его. Пыталась разобрать на атомы и ох как сильно ей хотелось его...обнять.
Кое как она подавила в себе порыв слез, оставаясь такой же непреклонной.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Мистер Майер. Вот палитра, какой бы цвет костюма вы хотели?— Она предпочитает быстро уйти в рабочее русло, чтобы не позволить себе расклеиться, как бумажная фигурка. Одного его касания будет достаточно, чтобы вызвать в ней эмоции. Бурю. И Кэтрин старалась это предотвратить, чтобы не быть слабой. Ведь она все привыкла выдерживать одна. Да, ей помогала сестра, но весь спектр эмоций оставался всегда внутри Джефферсон. Светловолосая отдает мужчине картонку с наклеенными кусочками ткани, чтобы он выбрал оптимальный под себя цвет, ведь пришел сюда он именно за этим.
За окном становилось все темнее и темнее.  Людей вокруг и вовсе не стало, остались только он и она во всем многоэтажном здании. Хоть в этом ей было немного проще. Пока мужчина смотрел на палитру, она поспешила отвернуться от него и начать перекладывать эскизы костюмов, которые были подготовлены заранее.
Но все опять пошло не потому быстро намеченному плану. Его рука аккуратно касается плеча Кэтрин и явно не с целью обратить внимание на себя, поговорить о костюме. Он жаждет другого, а ее вулкан ждал именно этого, потому что сразу из ее глаз начинают литься слезы, которые Джефферсон старательно пытается скрыть не поворачиваясь к нему.

ᅠ ᅠᅠᅠ — Через столько лет. Ты даже пытаешься упрекать меня в том, что у меня есть ребенок. Будто это я инсценировала свою смерть, за несколько дней до свадьбы. Катись к своей новой невесте, а меня не трогай, НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ!— На последних словах она сорвалась на крик, от которого, казалось, могут лопнуть стекла. Женщина вывернулась, но угодила в его руки сильнее, только теперь она стоит вплотную к нему, смотрит на него снизу вверх, ибо роста даже на каблуках не хватало, чтобы быть на ровне с ним.

+3

6

Ее слова о том, что он является отцом ребенка лавиной обрушиваются на него. Но этого не может быть, ему бы сказали, когда он вернулся.
Ребенок. Семья. Чушь.
Но от чего у него во рту сухо и противно? Внутри разрастается саднящее чувство, сжимая легкие в тисках и заставляя рвано дышать, поглощая мимолетный свежий воздух, или это играет его подсознание. Мужчина расстегивает ворот рубашки и расслабляет галстук.
Нет, этого не может быть. Он бы знал это, верно?
Из раздумий его выдергивает сухой голос Кэтрин, он на автомате берет палитру и бездумно ее разглядывает своим холодным, казалось бы безжизненным взглядом, сейчас это не имело для него никакого значения.

Он дотрагивается до ее плеча, чтобы посмотреть в ее глаза и все расставить по местам. Каждое ее слово все больше сужает пространство. Предчувствие слома. После ее крик, крик боли его любимой женщиной. Обычно он пресекает подобные выходки хлесткой пощечиной, но этот крик хочется приглушить другим способом. Эдгард притягивает к себе Кэтрин и прижимает к себе, ощущая в своих крепких руках ее хрупкое нежное тело. Вот же она, так явно и перед ним. Она всегда будет для него его маленькой девочкой, которую он обещал уберечь от опасностей, но вот досада. Ему нужно было защитить ее от самого себя. Верно, это именно он обрек ее на эти страдания длиной в 18 лет. 

Мужчина смотрит в упор, его губы маячат почти рядом с ее. Они были так близко, что их лица почти касаются, он ощущает ее сбивчивое горячее дыхание, а она чувствует на своем лице ровные, размеренные выдохи мужчины. Он наклоняется к ее шее, вдыхая ее аромат. Сколько бы он не курил в попытках отогнать ее запах. Он помнил, всегда. Губами иссохшими от желания мужчина касается ее шеи. В памяти всплывает момент, когда он в первый раз оставил свой след на ее белоснежной коже, а Кэтрин стыдливо прятала его за воротом свитера в тот летний день.
Эдгард чувствует ее пульс под нежной кожей, слышит ее частое дыхание. Это их момент, пронизывающий насквозь.
Позабыть на миг слова, чтобы сказать на языке прикосновений. Зубами оттягивает кожу на ее шее, чередуя горячие поцелуи с влажным языком, крепко держа в руках за талию.
— Ты сводишь с ума, ты война внутри меня и мне никак без тебя, — приглушенно произносит он.

Отредактировано Edgard Mayer (2021-08-02 02:39:43)

+1

7

Он ее манил. Это факт. Она испытывала большое притяжение к этому человеку, вместе с тем большую любовь и ненависть. Она кричала на него, совершенно не боясь, что что-то может просочиться из этих стен и стать темой для сплетен. Ее сотрудники таким не промышляли, да и сейчас ей было все равно в любом случае. Ей было очень больно. Хотелось кричать еще больше, хотелось плакать, но Джефферсон не могла себе этого позволить, она уже не та маленькая девочка. Она взрослая и сильная женщина, которой когда-то пришлось переломить свои романтичные мечты о вечной любви и крепкой семье. Она тогда пересмотрела мир, увидела его с другой стороны, увидела его не таким радужным, каким он был ранее. Жестокая реальность заставила Кэтрин стать жесткой и строгой. В первую очередь, по отношению к себе. Если бы не сестра, то у нее ничего бы не вышло.
ᅠ ᅠᅠᅠ — Не смей.— Коротко отчеканивает Кэтрин, пытаясь вложить в свою интонацию строгость и угрозу. Он не смеет так манипулировать ею. Он для нее никто. Но ведь оба они знают, что это наглая ложь. Ложь, для того, чтобы дать своему сознанию возможность породить множество обид и недосказанностей, создавая самую взрывную смесь. Он ее наркотик. Она думает в унисон с ним. Дышит в унисон с ним. Чувствует в унисон с ним. Она часть его, а он часть ее. Это закон, который они создали вместе больше 20-ти лет назад. Закон, который не подлежит отмене, как бы долго и далеко они ни бежали от него.
И даже сейчас, ни Эдгард, ни Кэт, не могут противиться своему желанию. Женщина чувствует его горячее дыхание, каждое прикосновение, которое пробуждает давно забытое прошлое, где они лежали в чистом поле под луной, рассматривая звезды и соединяясь в пламенном танце страсти.
Пальцы сжимают рубашку на его груди, она чувствует прикосновение губ к своей шее и мгновенно теряет контроль над всем, что происходит вокруг. Мир остановился. И снова, только они находятся в движении. Она слышит его признания сквозь вату, но как же ей хорошо. Впервые она чувствует что-то вроде спокойствия в объятиях. Однако, рассудок возвращается к ней вновь, словно по щелчку пальцев. Рука сама находит то, что ближе всего к ней и в следующий миг, Эдгард ощущает холодное острие ножниц, которые уперлись ему в бок.
ᅠ ᅠᅠᅠ — Я же сказала, чтобы ты не смел. Ты серьезно думаешь, что я такая дура?— Кэтрин сильнее прижала острие к боку. Показалось, что послышался треск белоснежной рубашки Эдгарда.
ᅠ ᅠᅠᅠ — Эти ножницы- самые острые в мире. Сделаны на заказ. Не вынуждай меня и отойди.

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Здравствуй и прощай


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно