– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » сердце шторма


сердце шторма

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Саксун, Фарерские острова | 13/08/21 | после полудня и дальше

Брендон & Вероника
https://i.imgur.com/hBxSmCh.jpg

mo ghrá....i do chroí

[AVA]https://i.imgur.com/vpek5z8.png[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

Отредактировано Brandon Russo (2021-08-31 22:00:05)

+2

2

Saksun, Faroe Islands

Машина, взятая на прокат еще в Копенгагене, медленно скользила по извилистой, однополосной, дороге, что вилась меж зеленых холмов. Правда зелеными назвать их было сложно. Цвет был довольно тусклым, приглушенным. Трава и не единого деревца. В самый разгар августа. Это было бы катастрофой, если бы не относительная жара за бортом. Плюс пятьдесят шесть, не больше и температура падала, так как день клонился к вечеру. Холодный океанический ветер трепал холмы, колыша травы. Но даже они были пропитаны солью и ничего иного почувствовать было невозможно, в этом плотном воздухе. Дорога виляла, уводя их сначала вглубь острова, а потом опять к океану. Нет-нет, навстречу попадались машины и приходилось останавливаться в небольшой нише, которыми утыкана вся дорога, чтобы иметь возможность разъехаться. Съезжать с дороги было делом неблагоразумным, их окружали скалы испещренные ручьями, речушками и бесчисленными водопадами. Можно было увязнуть колесами и остаться посреди этого прекрасного, но совершенно безлюдного пейзажа.
Руссо и Лодж прибыли на остров еще до полудня, но так и не застали солнца. Плотные облака затягивали все небо, от края до края. За их поездку уже третий раз начинал идти дождь. Мелкий, безобидный, длящийся всего минут пять или десять. Даже в Копенгагене, где они сели на паром два дня назад, погода была лучше. До Дании они добрались обычным способом, в несколько перелетов и ночевкой в аэропорту. Потом паром. Красота океана в этой части мира непередаваема словами. И если человеку требуется место, где можно помолчать, оно именно тут. И они молчали. Не всё время, но большую часть пути. Сказалась усталость, к тому же, и Руссо спал практически весь перелет. На пароме было веселее. Они говорили, смеялись, ели. Не забыли воспользоваться роскошью горячей воды в каюте. На острове это было довольно дорогое и не распространенное удовольствие. Потом регистрация, машина в прокат. Вещи для жизни в походных условиях. Теплые вещи. После жаркого Сакраменто Фареры были настоящей Арктикой.
- Ну и лето выдалось у них, - Руссо натянул шапку на уши, ожидая пока очередная машина проедет и дорога будет свободна. - Говорят у них бывает аномально жарко, до семидесяти двух градусов доходит. Только представь как тут жарко!
Руссо рассмеялся, вновь выруливая на дорогу. В Сакраменто такая температура скорее типична для зимы, нежели для середины августа. Но на Фарерах своя атмосфера. Здесь под снегами спят тролли. Они вновь заскользили меж зеленых пиков скал и бесчисленных водопадов. Их цель была на побережье. Саксун. Деревенька с численностью в тридцать человек. Старая церковь и невероятной красоты фьорд. Там он снял домик. Типичный для этой местности. Черный, с красными рамами окон и травой на крыше.  То тут, то там попадались пушистые овечки с бирочками на ушах.
- Посмотри, мы вообще правильно едем? Я никогда раньше не бывал в этой части Фарер. Как там называлась деревня? Саксун? На документах к дому должен быть адрес.
Брендон в очередной раз попробовал покрутить радио, но так и не наткнулся на музыку. А бесконечная болтовня, что на датском, что на исконном фарерском, вызывала улыбку.
- Мы ехали погрустить, но кажется еще одна местная радиостанция и придется останавливаться, у меня слезы на глазах. Знаю, это очень не толерантно, но язык чертовски смешной.
Они наконец вырулили между скал и выехали на небольшой участок равнины, где виднелись несколько домиков. Они казалось бы вросли в землю. Трава снизу, трава сверху. Черные на бледно зеленном. А за горизонтом скалы фьорда, льющие потоки воды прямо на ребристую поверхность лагуны. Черный песок. Непривычный. Руссо уже видел такой, не раз, не только на картинках. Интересно, Вероника видит такой впервые? Вообще, как часто её приглашали в подобные путешествия?
- Ну вот и Саксун детка, - подмигнул он сидящей рядом девушке. Та куталась в теплую парку, пряча руки в карманы. Их ждала акклиматизация, как никак они пересекли полмира за пару - тройку дней. Завтра они посмотрят на острова иначе, но сегодня их одолевала усталость и давящая погода. Вновь заморосил дождь.
- А погодка и прям супер! - Руссо не терял веселого настроя, только он мог помочь добраться до точки, разжечь огонь в печи и не дать им умереть с голоду в первый же день. К слову он купил в маркете местные деликатесы и они ждали дегустации. В основном это рыба - сушеная, моченая, вяленая. Даже кит, тонкими пластинками нарубленный и видимо высушенный под крышей такого вот фарерского дома.
- Сейчас припаркуемся на стоянке и нам дальше пешком. Дом у самого берега, почти. Я несу вещи, а доки и ключи на тебе, договорились?
Домик был, судя по фото, над обрывом, смотрел прямиком на бухту и выход в океан. Вид без сомненья фантастический. Завтра. Сегодня в надвигающихся сумерках предстояло дойти до него и обустроиться. Как понял Руссо свет там тоже был на грани роскоши, но был. Так что, возможно, сегодня они смогут посмотреть какой нибудь фильм. Американский. На его ноутбуке.
- Да тут полно места, - глядя на пустую стоянку усмехнулся Брендон, хлопая руками по рулю машины. - Выбирай любое, где скажешь, там и запаркуемся!
[AVA]https://i.imgur.com/vpek5z8.png[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

+2

3

Где они познакомились с Брендоном? В больнице. Ну почти. Руссо был для нее ожившим кошмаром. Когда-то давно, когда она еще была подростком, Лодж потеряла своего парня именно там, в той самой больнице. У него был рак крови. И, не смотря на все старания врачей, Генри умер. А спустя несколько лет в этой самой больнице Вероника лишилась и родителей. Они попали в автокатастрофу. У дочери, кроме сотрясения мозга и пары трещин в костях, не было и царапины, а они так и не пришли в сознание. Никто никогда не задумывался, каково это лишиться всех тех, кто был тебе дорог, за одну секунду. И, когда ты открываешь глаза в комнате, утыканная, как ежик иголками, капельницами и непонятными ей приборами, то ты уже один. Ни друзей, ни врагов, ни семьи – никого. Ты один на один с этим жестоким миром. Каково было вернуться в когда-то наполненный жизнью дом, в котором никого не будет, кроме тебя и сводящего с ума одиночества. Долгое время девушка сожалела о том, что выжила. Она должна была погибнуть, а не родители. Она должна была заболеть, а Генри, у которого было столько планов и самое главное возможностей, должен был жить. Но смерть раз за разом обходила ее стороной. Обошла и тогда, когда Ника уже почти решилась сделать шаг в бездну. Она стояла на крыше одного из элитных клубов Сакраменто и так жаждала встречи, с теми, кого потеряла, что готова была сотворить любую глупость. А потом в ее жизни появился лучик света. Джейк. Он отогрел ее, уставшее биться сердце. Он заставит Лодж поверить в то, что в этом мире она больше не будет одна. А потом она едва не потеряла и его. В той самой больнице. Его ранили, потому что девушка просто оказалась не в то время и не в том месте. Но итог был всегда один – она была виновата. Генри никогда бы не прекратил лечение, если бы она из-за глупой ссоры с родителями, не решила сбежать из Сакраменто. Разве такой рыцарь, каким был ее первый парень, смог бы оставить свою маленькую, но глупую принцессу, в одиночестве? Он бросил все, ради нее. Бросил и потерял самое ценное – свою жизнь. Родители не должны были ехать за город. Они планировали провести выходные дома. Но после того как один из посетителей клуба, в котором работала их дочь, устроил кровавую резню, они захотели поднять Веронике настроение. А потом случилась авария. Они погибли из-за нее. Как едва не погиб и Джейк, который задолжал плохим парням, потому что Лодж оказалась слишком любопытной. Она заметила странную тень у машины своей подруги и пошла проверить. Хаттон не сумел доставить своим нанимателям машину, которую они хотели. И они наказали его. В этом тоже была только ее вина. А вид больниц, помещений переполненных болью и отчаяньем, стал для Вероники ночным кошмаром. Во сне она часто ходила по бесконечным коридорам больницы, слушая, как кто-то издает предсмертный стон. Каждый раз она просыпалась со слезами на глазах. И, когда ей вновь пришлось посетить госпиталь, чтобы узнать, как себя чувствует Брендон, Ника едва сумела заставить себя перешагнуть порог. Вдруг он тоже умер? Вдруг она неверно оказала ему первую помощь? Или не вовремя отреагировала? И с каким же облегчением она выдохнула, когда узнала, что Руссо выжил, даже не смотря на то, что, когда врачи увезли его, выглядел он не очень. Но еще большим удивлением было то, что мужчина решил пригласить ее…ну куда-то далеко. Название острова и городка, в котором они должны были жить, Вероника произнести бы не смогла, не смотря в подсказку в гугле или билетах, которые уже лежали у нее в сумке. И почему она вообще согласилась? Это был риторический вопрос. Наверное, Лодж была настолько безумна, что отправилась в путешествие с мало знакомым ей человеком. Но а, собственно, что ей было терять? Никто бы даже не заметил, если бы она вдруг пропала. Да и смерти она не боялась. Порой Нике даже начинало казаться, что она стремилась к ней. Быть может, только на той стороне пустоши она, наконец, обретет спокойствие.
- А мы точно в лето приехали? Кажется, тут зима на подходе и пора доставать рождественский свитер с оленями. Брендон, ты, случайно, елку с собой не прихватил?
Вероника застегивает молнию на куртке до конца, надеясь, что так будет хотя бы чуть-чуть, но теплее. Прячет озябшие ладони в карманы и надеется на то, что скоро они доберутся до дома и там можно будет закутаться в одеяло и выпить целую пинту горячего чая. 
- Ты спрашиваешь о правильном пути у той, которая может заблудиться в трех соснах? Ты вон бывал в какой-то части Фарер, а я кроме Сакраменто почти нигде не бывала. Несколько месяцев прожила в Сан-Франциско. А еще в Австралии на свадьбе у одного хорошего человека.
И даже эти воспоминания, вроде бы веселые и приятные, заставляли сердце сжиматься от тоски. Она вспомнила Генри, его глаза, такие уставшие под конец болезни, но в них все еще теплился огонек надежды. И он одарил и Нику этой самой надеждой. Но все оказалось напрасно. Вспомнился и пожар, в котором Лодж едва не погибла. И если бы не Стен, пожарный, который вынес ее из огня, она давно бы уже превратилась в пепел. Кажется, из них двоих грустить сюда приехала именно Вероника. Хотя она всячески старалась скрыть мысли, которые ее мучили, за натянутой улыбкой, что никогда не доходила до глаз. И, только лишь когда ее взгляд зацепился за черный, точно ее чернильно-черное сердце, песок, Ника сумела отвлечься. Ведь она никогда такого не видела. И смотрела на все это великолепие с восторгом, как ребенок, который оказался в стране вечного Рождества. Лодж хотела коснуться его, пропустить песок между пальцами, попробовать наощупь. Но удерживала себя внутри машины. Слишком устала и утомилась, даже для того, чтобы растянуться на этом почти пляже и загорать под солнцем, которое не греет. 
- А почему песок черный? Он такой здесь всегда? Мне очень нужна фотография на память на этом черном, как уголь, песке. Девчонки из клуба точно решат, что это фотошоп. 
Столько часов в пути заставили Веронику ёрзать на сиденье. У нее уже и ноги затекли, и спина болела, и вообще хотелось пройтись. И только, когда машина остановилась на стоянке, девушка смогла исполнить свою мечту – размять ноги. Она была готова идти куда угодно, лишь бы идти. Но только этот путь в сумерках все равно ее немного пугал. В незнакомой местности Лодж всегда терялась и очень надеялась, что Брендон укажет ей верное направление. А потом они смогут растянуться на удобной кровати и попробовать все, что успели купить по пути.
- Одиноко стоящий у обрыва дом. Кажется, очень многие фильмы ужасов начинаются также. Как думаешь, нас там ждет маньяк или одинокое, но очень злобное приведение?

+1

4

- Я надеюсь нас там ждет жаркая печь, чайник и обещанный запас топлива для генератора, - рассмеялся в ответ Брендон. Он совершал поступок за поступком, один безумней другого. Уехать из Филадельфии, оставив даже телефон и бросив невесту практически у алтаря. Уйти из бара с незнакомой девицей и после охуенного секса не выпрыгнуть в окно, а пригласить её в кино. безумие, куда уж дальше. Но он берет и приглашает в путешествие девушку, которую видит второй раз в жизни. Он сумасшедший? Нет! Она ведь держала его руку, там в скорой и до этого, она была рядом. Нет. Он не сошел с ума. Он давал второй шанс самому себе. Давал второй шанс своей жизни. Своим чувствам.
Интересно, что было если бы в тот день Лиза пришла к кинотеатру? В груди шевельнулось чувство ложной надежды. Если бы...! Укололо по прежнему больно. Если бы! Он так часто думал о том если бы все случилось совсем иначе. Если бы во вселенной все было не так закономерно? Но в мире события шли своим чередом. Стабильность, гранитная, не рушимая, никаких случайностей. А все сбои в матрице стерты и отредактированы. Это чувство. В холодный пот. Интересно, если игнорировать это, оно уйдет?
- Ну вот и всё, приехали, выгружаемся.
На расчерченной желтым по черному стоянке они припарковались в самом углу. Маленькая зеленая машинка смотрелась довольно необычно на фоне фарерского пейзажа. Руссо видел как Вероника буквально подпрыгивает на месте, рассматривая пляж вдалеке. Для неё это было необычно. Удивительно. На его устах расползалась улыбка, сама собой, как заряд позитива в ответ на восторг Лодж. Он вышел из машины, открывая багажник и вынимая оттуда сумку и рюкзак, практически в рост своей попутчицы. Мелкий дождь вновь срывался с неба. Это было не надолго. Он то знал фарерскую погоду. Но для августа погода и правда была паршивой. Океан чернел вдали, там бушевал шторм.
- Я надеюсь завтра мы увидим солнце и сможем сделать пару тройку отличных фото для тебя, - Руссо натянул капюшон и одел рюкзак. В багажнике остался небольшой рюкзачок и корзина с едой, которую они купили в маркете. Пальцы озябли, как впрочем и нос. Ветер становился холоднее. Стемнеет определенно раньше обычного, а им идти пол часа, не меньше. Вдоль ручья вниз, а потом над обрывом.
- Сейчас бы чашку горячего чая, что скажешь? Бери рюкзак, еду и поспешим. Дождь явно надолго, - он помог Веронике взять вещи и просто закрыл багажник. Запирать не стал. В ней ничего не было, а о том что машину могут угнать не имело смысла даже задумываться. В Саксуне проживало около тридцати человек, ну может еще пара туристов, да и куда они уедут с острова? Так что закрывать не имело смысла.
- Как я понял там не заперто, но нам дали ключи на случай если мы захотим закрыть дверь. Сама понимаешь уровень преступности тут в минусе, - подмигнув Веронике он направился в сторону домика, который был еще отчетливо виден в сгущающихся сумерках. Под ногами мокрая трава. Шанс упасть оставался даже не смотря на резиновые сапоги. Ближе к ручью так и вовсе под ногами чавкала грязь. Что было тоже не естественно для этого времени года. Мимо пробежали перепуганные овечки, журча своими колокольчиками и громко блея. Погода им не нравилась. У этих тварей тут не было естественных врагов, кроме человека. Хищники на Фарерах отсутствовали, как впрочем и иные виды животного мира. Птицы, овцы и местами люди. Зато тихо триста шестьдесят пять дней в году.
- Эти острова настоящие ископаемые. Они плод извержения лавы глубоко на дне океана, - было это правда ну очень давно и известно это исключительно со слов ученых. Но повода им не верить нет. Тут все решают пробы и исследования. Науки точные. Но представить это Руссо себе никак не мог, то как лава поднималась вверх, застывая и формируя все эти холмы, скалы, озера и фьорды. Было в этом нечто большее чем он сам. Чем его жизнь. Он действительно ощущал себя песчинкой на подошве вселенной. - Только представь насколько невероятно это было!
Он был вдохновлен моментом, улыбался, шагая вдоль ручья и даже не жалуясь на тяжесть ноши. Ему гарантировали что в домике есть теплые вещи, одеяла и еда. Но он предпочел перестраховаться. Будь он один, как обычно, его мало б волновал комфорт. Но Вероника, он нес ответственность за неё. За её чувства и состояние. Это ведь он уговорил её поехать. Поехать в неизвестность с неизвестным ей человеком. Доверится ему. Доверить свою жизнь. И она доверилась, так что подвести её он не мог.
Они остановились на краю обрыва. Внизу простирался бесконечный черный пляж, омываемый холодными водами океана. Величие фьорда тонуло в величии шторма у горизонта. Раскат. Разряд. Пространство пронзила молния. Далеко, но ужасно красиво. Будь этот шторм тут, он бы опрокинул небеса им на головы.
Красиво, - только и протянул Брендон. Он стоял у самого края глядя вдаль. Тут было не высоко, но все равно нервишки щекотало. Впрочем он не собирался прягать. Он наслаждался моментом. Смотрел как горизонт пронзают всполохи молний, как небо тонет в океане. У них было время, до дома рукой подать. Растопят печь, согреют чайник. Возможно в холодильнике найдется пара банок с супом, так что королевский ужин им обеспечен. Но сейчас, пока они не ушли, сейчас, стоя на краю, чего бы не крикнуть небесам... Ваш вызов принят!
- Эгегей!
[AVA]https://i.imgur.com/vpek5z8.png[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

+3

5

Здесь было красиво. Очень. Необычно. Непривычно. Слишком тихо, для той, кто работает под музыку, шум толпы собравшихся в клубе и голоса мужчин и женщин, пришедших посмотреть на нее или ее напарниц. Нике не хватало звуков. Тихого щебетания птиц или песни какой-нибудь сказочной принцессы, которая могла жить на этом отдаленном острове в ожидании своего прекрасного принца.  Наверное, поэтому Лодж сразу включила музыку на телефоне. Пускай она звучала не очень громко, но зато хотя бы не было так убийственно тихо. Они успели достать сумки и пройти несколько сотен метров, прежде чем с неба сорвались первые холодные капли. Вероника любила дождь. Но только тогда, когда она находится дома. Когда тепло и можно заварить чашку горячего шоколада и наблюдать за тем, как природа сходит с ума. Как Тор, повелитель грома и молний, устраивает свето и звуко представление. Но сейчас девушка поежилась, когда холодная дождевая капля коснулась ее кожи. Стало зябко. Лодж спрятала ладони в карманах толстовки и двинулась к домику быстрее. Ей хотелось поскорее оказаться внутри, спрятаться от разбушевавшейся стихии и от пугающих воспоминаний, которые сейчас одолевали ее, точно назойливые мухи. В тот день, когда ее едва не убил маньяк, тоже был дождь. И она точно также шла по пустынной дороге. Ей тоже было холодно и страшно. А потом она встретила его. Мужчину, который обещал решить все ее проблемы – и со сломанной машиной, и с пробирающим до мурашек ливнем. Он обещал отвезти ее до дома. Но так и не отвез. И сейчас, смотря на Брендона, Вероника видела не его. А мужчину, который сжимал руки у нее на горле. Так сильно, что несколько дней девушка едва могла говорить. Она помнила взгляд зверя. У Руссо он был не такой. Добрый. Заботливый. А тот был переполнен злобой и яростью. Он ненавидел Нику. Точнее ту, которую видел в ее глазах. Маньяк несколько раз назвал ее Кэсси, прежде чем, ударившись головой о камень, так не вовремя оказавшийся под ногами, Вероника погрузилась во тьму. Она должна была умереть. Если не от сильных рук, сжимавших в порыве ненависти ее шею, то от удара о камень. Она могла утонуть в лесном озерце, в которое ее бесчувственное тело выбросил маньяк. Могла погибнуть от переохлаждения, когда очнулась и шла по трассе, в поисках дома, о котором не помнила ровным счетом ничего.  Но не погибла. Выжила. ЕЕ спасла надежда. Как спасала и сейчас, когда они шли вдоль почти обрыва. Попытавшись не показать своего страха, Лодж быстро повернулась спиной. Брендон не виноват, что ей страшно. Никто не виноват.
- Я хочу закрыть дверь. Да, можешь считать меня дурочкой, но я не очень доверчивая. И пускай тут на всю деревню один преступник и тот похищает овец у местных фермеров, но мне с закрытой дверью будет намного спокойнее. И очень надеюсь, что в доме есть шторы или жалюзи.   
Приходилось едва ли не силой отгонять мучившие ее мысли. Пришлось натянуть на губы улыбку, чтобы мужчина ничего не понял. Они же сюда не грустить приехали. Или все же грустить? Погода навевала меланхолию. А легкий мандраж от одного лишь взгляда вниз и вовсе пробуждал первобытный страх. Вероника боялась оступиться. А еще она очень боялась высоты. Хотя нет, скорее упасть. Один неверный шаг и можно было слететь с обрыва вниз. Одно неверное движение и ты сам станешь историей, как то самое извержение вулкана, которое образовало острова. «Дыши, Ника, дыши! Это же не страшно! Точно не страшнее, чем тот безумный прыжок с парашютом, который ты совершила ради парня, который совершенно не стоил этого».     
- Невероятно страшно это было. Когда-то давно. А сейчас…нет, увидеть извержение вулкана мне бы совершенно не хотелось. Лучше я полюбуюсь уже тем, что получилось после.   
Даже в карманах толстовки руки девушки мерзли. А изо рта на выдохе вырвалось облачко пара. Будь здесь чуть холоднее, можно было заметить и снежинки в волосах. Но пока их единственными спутниками были дождь и шквалистый ветер. Не то, что Лодж любила. Не то, что заставляло чувствовать себя живой или счастливой. Наверное, она слишком любила тепло и комфорт, чтобы оставаться на улице и любоваться всполохами молний, разрезавших небо. Наверное, именно поэтому, натянув сильнее капюшон на голову и согревая озябшие пальцы своим горячим дыханием, Ника двинулась в сторону дома на холме.   
- Брендон, а почему Фареры? Почему ты приехал на отдаленные острова, где даже людей почти нет? Почему не теплые пляжи Мальдив или снежные ледники далекой Аляски?

+1

6

Вдохнул. Глубоко. Полной грудью. Ощутил как холод заполняет легкие. Чувство легкости бытия, вот что он чувствовал здесь. На этой холодной земле. Обдуваемой чертовыми ветрами, посреди холодных вод атлантики. Он тут не впервые. И не последний раз. Это не те острова, где пляж переполнен полуголыми девицами и орущими детьми. Здесь вообще никто не орал. Даже овцы. Тишина, это то к чему нужно еще привыкнуть. Но не ему. Косится на девушку. Она мерзнет, прячет руки в карманы куртки. Она напугана, хотя не показывает своего страха. Правильно! Кто он такой в её жизни, чтобы вверять ему подобные чувства. Но с другой стороны он то не мальчик, он и так все видит. У этой птички свои раны на душе и она их тщательно охраняет от посторонних. Ей тоже нужна эта тишина, чтобы услышать себя. Нужна, только она сама об этом еще не знает.
- Запереть? - удивленно приподнимает бровь. Знала бы она об уровне преступности на Фарерах, наверное бы долго плакала. В этой деревне не то что преступников, тут и полицию не всегда можно встретить. Если спросить любого из местных, где оно, отделение полиции, то никто не сможет сказать точно. Где то там! А найти работающий полицейский участок невозможно даже в городе, в такое то время. Тут не воруют даже то, что случайно оставлено. Что говорить о том, что никто не влезет в твое жилище.
- Запрем конечно, если хочешь? А со мной значит ты запираться не боишься? Я американец, по статистике я в три раза опаснее даже местного преступника, - рассмеялся направляясь следом за Вероникой к домику. Она спешила укрыться от непогоды и он понимал её желание. Для него эти капли дождя были ничем иным, как просто водой с неба. Сами боги опустили тут небеса пониже и они словно давили, они плыли сквозь эти земли, проливались дождями. Правда сегодня было достаточно прохладно. Проходящий рядом шторм явно цеплял своим краем и острова.
- Почему не Мальдивы? - вопрос конечно занимательный. Нельзя сказать что Руссо их прямо не любил. Нет. Мальдивы были прекрасны. Мальдивы манили, как иначе. Но...- Знаешь, Мальдивы они ведь для двоих, - осекся, ловко обошел Веронику на узкой тропе, так чтоб она не успела испугаться и открыл перед ней дверь дома. Да, она не была заперта. И да, внутри ничего не тронуто. Тут и правда можно не запирать двери.
- Нет, нас конечно двое, я считать умею, не смотри так. Ты ведь поняла. Мальдивы для двоих. Когда есть он и она и иного мира не существует. Это точно не про нас. Хирурги так не говорят, я знаю, но мое сердце явно не бьется не для кого в ускоренном ритме. Ты -  это ходячая печаль под маской радости. Тебе тоже не мешает послушать себя, вдалеке от людей.
Света в домике не было, потому Руссо дал время глазам привыкнуть к темноте и направился внутрь. Вероника за его спиной закрыла дверь, оставляя непогоду снаружи. От холода это правда не спасало пока никак. Дом промерз, тут явно давно не топили. Чиркнул спичкой, освещая пространство. Сквозь небольшие окна свет почти не проникал. А вот штор тут явно не было. Еще один квест на сегодняшний вечер. Печка стояла практически посередине домика. Дрова предусмотрительно приготовлены тут же. Хозяин позаботился и на том спасибо. С пыхтением скинув с себя рюкзак и привалив его у стены, Брендон принялся первым делом растапливать печь. Им нужно тепло. Ей нужно тепло.
- В Арктику нужно идти с компанией проверенных  друзей. Идти покорять ледяные просторы. Закалять характер. Не в том состоянии, в котором сейчас я, - Руссо показал пальцем на свою голову. Болезнь не была смертельной или опасной, но пока еще не была побеждена полностью. Он уже растопил печь и нашел масляную лампу, добавляя немного света в их общение. Нужно было найти генератор и запустить его. Скорее всего он был снаружи. А еще точно нужно поставить чайник, горячий напиток согреет девушку.
- Ты куртку не снимай еще, пусть протопится немного. Я сейчас согрею воду и сделаю тебе чай. Надеюсь тут есть чай. Или кофе? - Руссо поставил лампу на стол и стал рыться на полках в той части, где была кухня. Нашел чайник, потом банку какао и несколько пакетиков чая. Банку с кофе тоже обнаружил. А еще несколько банок с супом. Тоже забота от хозяев дома. - О, смотри ка, тут есть супчик. Томатный и фасолевый. Какой хочешь?
Продемонстрировав Вероники банки с супом и добытый чайник, Брендон направился на улицу в поисках воды. Нашел. Наполнил чайник и вернулся чтобы поставить его на печку. Он так всегда делал. Экономия баллона с газом. Печь прекрасно нагреет воду своим жаром. По пути он приметил и генератор и канистру с топливом. Осталось дело за малым. Жестом показал веронике на чайник, мол присмотри и снова вышел. Не было его несколько минут, после чего снаружи донеслось мерное гудение и лампочка, что висела посреди комнаты, которая и была всем пространством дома, зажглась.
- А вот и свет!
С порога радостно воскликнул Брендон, стягивая с себя куртку и направляясь к окну. Ловко ухватив с полки плед, он завесил окно, прикрепив плед на гвоздики. Не штора конечно, но всё лучше чем ничего. Самому Руссо было бы плевать, кто заглянет в это окно кроме чаек и старых богов?
- Вот! Шторка! Так, томатный или фасолевый? И что там с чайником, не закипел?
[AVA]https://i.imgur.com/vpek5z8.png[/AVA]
[LZ1]БРЕНДОН РУССО, 39 y.o.
profession: хирург-травматолог в госпитале им. Святого Патрика;[/LZ1]

Отредактировано Brandon Russo (Вчера 18:42:34)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » сердце шторма


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно