– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Side effects your job may include…


Side effects your job may include…

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Код:
<!--HTML--><center><link href="https://fonts.googleapis.com/css2?family=Oranienbaum&display=swap" rel="stylesheet">
<style>#ship1 {display:block; padding:40px; margin: 1.2em 1em 1.2em 2.2em; background:#000; outline: 1px solid #000; outline-offset:10px; max-width:500px; box-sizing:border-box;} /* shipovnik */

/* БЛОК АВАТАРОК */
.shiprs {
  display:block;
  border-top: 1px solid #949494;
  text-align:center;
  margin: 35px auto auto;
  filter: saturate(0);
}

/* АВАТАРКИ КАРТИНКИ */
.shiav {
  display:inline-block;
  width: 90px;
  height: 90px;
  border-radius:50%;
  background:#000;
  margin: auto 10% auto auto;
  border: 1px solid #949494;
  transform: translate(0%, -50%);
  transition: all 0.3s ease;
  background-position:50% 50%;
  background-size:cover;
}
.shiav:last-child {margin-right:0px;}
.shiav:hover {transition: all 0.3s ease; transform: scale(1.2) translate(0%, -40%);}

/***   ЗАГОЛОВОК   ***/
#ship1 > em {
  display:block;
  margin: -10px auto 8px auto;
  text-align:center;
  font-style: normal !important;
  letter-spacing:3px;
  color:#d6a271;
  font-family: Oranienbaum, Georgia, sans-serif;
  font-size: 20px;
}

/***   БЛОК ТЕКСТА   ***/
#ship1 > .btext {
  padding: 0 50px;
  font-size:12px;
  color:#949494;
  font-family: Arial, Tahoma, sans-serif;
  text-align:center;
}

/***   ПЕРСОНАЖИ   ***/
.btext > p {
  margin:auto !important;
  padding-bottom: 16px !important;
  text-align:center;
  font-style:normal;
  font-size:11px !important;
  color:#737373;
}
</style>


        <div id="ship1"><div class="shiprs">
          <!--   ЗДЕСЬ АВАТАРЫ   -->
          <div class="shiav" style="background-image:url(https://i.ibb.co/23XfS7C/tumblr-inline-ppaquq4pp61v9hy9g-400.webp)"></div>
          <div class="shiav" style="background-image:url(https://i.ibb.co/XC1gmMb/original-2.gif)"></div>
          <div class="shiav" style="background-image:url(https://i.ibb.co/YpncrJN/tumblr-f11c6eb1dcc52291a4dcddea4f11a705-665d6fdd-540.gif)"></div>
          </div>

        <em>Side effects your job may include…</em>

        <div class="btext"><p>

Howard Rorke & Paige Warner<br>
summer, 2013 // Seattle, WA
        </p>
Серьезность ошибок зависит от их последствий, <br>и некоторые из них чертовски сложно принять.
        </div></div></center>

[AVA]https://i.ibb.co/KztCcJz/giphy.gif[/AVA]
[LZ1]ПЕЙДЖ УОРНЕР, 34y.o.
profession: сотрудник социальной службы;
daughter: April, 12 y.o.[/LZ1]
[NIC]Paige Warner[/NIC]
[SGN]~[/SGN]

Отредактировано Eva Moran (2021-08-21 19:28:28)

+6

2

Оливия Берк смотрит на меня с сочувствием, когда закрывает тонкую папку с бумагами и коротким, плавным движением руки продвигает ее ко мне по свободной траектории столешницы, в остальном заваленной документами почти полностью.
Справишься? - в ее взгляде нет заинтересованности или сомнения, только жалость. Поэтому в осмысленном ответе тоже нет нужды, а у меня просто нет других вариантов.
Только если это не еще одна маленькая девочка с опухолью головного мозга, которая планирует умереть на моих руках, - пожимаю плечами, пока брови Оливии Берк медленно ползут вверх. - Я справлюсь.
Сочувствия в её взгляде больше нет, но мне оно и не требуется.
Мне нужна эта работа и деньги, чтобы заплатить за квартиру до того, как Ник Кроули, мерзкий и провонявший дешевым пивом тип (но единственный, кто скинул ценник в два раза) поймёт, что мои дела идут не очень. На самом деле, я в полной заднице.
Лицензию врача-хирурга отобрали около года назад, потому что из-за маленькой, допущенной по неосторожности ошибки я убила человека. С престижного места в частной клинике меня вышвырнули ещё раньше, чем комитетом по расследованию медицинских инцидентов было принято решение об этом, и восстановление лицензии в ближайшее время (а вполне возможно - хоть когда-нибудь впредь) мне не светит. Не попасть за решетку удалось лишь благодаря ряду смягчающих, но от этого не менее дрянных, обстоятельств - смерти близкого человека, измены мужа и отсутствием прямой причинно-следственной связи между моими действиями и последствиями в виде смерти пациента. Упустив кое-что важное, что могло бы её предотвратить, я осознаю крест, зияющий на моей дальнейшей медицинской карьере, практически полностью. Но тот год в целом был не слишком удачным. При всех моих педантичности и дисциплине, еще больше внимания к деталям мне следовало проявлять в собственной семье.
Хэнк Уорнер, мой супруг - преуспевающий адвокат и старший партнер в юридической фирме закрутил интрижку со своей секретаршей, пока я пропадала в клинике целыми днями, и попытки с ним развестись уже много месяцев (строго по графику) занимают каждый третий мой уикенд. По его мнению, от бессмысленной гордости я просто свихнулась окончательно, не позволяя себе помочь или хотя бы забрать дочь, потому что ребенок должен жить в комфортных условиях, которые я больше не в состоянии нам обоим обеспечить. Только если не собираюсь вернуться к нему в ближайшее время и перестать строить из себя недотрогу.
В общем, дерьма в моей жизни достаточно, и вряд ли когда-нибудь она снова станет прежней.
Центр социальной помощи - место, где работу после переезда в Сиэтл из соседнего Белвью найти было проще всего, но мой предыдущий клиент - Ирвин Мэттьюз, скончался от старости через неделю после нашего знакомства. Мы не успели друг к другу привязаться, но я искренне сожалела об этом, поскольку проблем он не доставлял, забавно шутил и в целом был довольно милым для кого-то, из кого последние лет пятьдесят сыпется песок.
Надеюсь, мистер Рорк не собирается покидать нас в ближайшее время, - Оливия Берк вздыхает и жестом указывает, что мы закончили. Положительных эмоций от работы со мной она уже не испытывает, но очередь из желающих занять мое место и подходящих по требуемым параметрам у дверей её кабинета пока не собралась. Хотя возможно, всё дело в том, что на часах всего лишь 09:30, а не в тех нагоняющих тоску суммах, которые социальные службы готовы платить за помощь нуждающимся.

Спустя полчаса на пересечении Тринадцатой и Хардисон стрит я нахожу свободное место для парковки и набираю номер дочери, чтобы напомнить ей о внеклассных занятиях и уточнить, как дела в новой школе. Но Эйприл не отвечает на звонок. Ей двенадцать, и с тех пор, как я ушла от Хэнка, забрав ее из комфортного коттеджа в маленьком, но таком понятном и привычном Белвью, чтобы с нуля обосноваться в большом городе, наши отношения расклеились окончательно, и сейчас я осознаю, что должна сделать хоть что-то, чтобы не потерять еще и дочь. Оставляя ей сообщение на автоответчике, я по-привычке начинаю с раздраженного тона, но затем одергиваю себя и слегка сдаю назад:
Мобильный телефон, Эйприл, ты знаешь, для чего он нужен? Не для того, чтобы он лежал в рюкзаке, звонил, а ты его игнорировала, - замолкаю на пару секунд, затем добавляю уже спокойней, - В общем, перезвони мне, ладно? Может, закажем вечером пиццу и обсудим планы на ближайший уикенд? Перезвони, окей?
Отменив встречу с адвокатом, я собираюсь провести этот день так, чтобы компенсировать Эйприл все, что на нее из-за меня свалилось, и убеждаю себя в том, что это в принципе возможно.
Какое-то время сижу с закрытыми глазами, успокаивая нервы и опустив руки на руль подержанного, но все еще в отличном состоянии Шевроле Тахо. Возможно, если удастся поторговаться, то я получу за него хорошую сумму, которой хватит на аренду и приобретение более скромного авто.
Открывая глаза, тянусь к тонкой папке на пустом пассажирском месте. Проглядываю первые пару страниц, но по-прежнему не могу сосредоточиться. Взгляд выхватывает отдельные фразы. Фамилия, имя, ФБР и часы моей предполагаемой работы. Короткие характеристики, нацарапанные на полях почерком Оливии Берк, и рекомендации: "подобрать кого-то, не слишком чувствительного". Ухмыляюсь. Похоже, она действительно считает меня той еще сукой, которая, прикончив ребенка, точно справится с покалеченным службой на благо штатов специальным агентом. Ну или, по крайней мере, не воспримет его историю близко к сердцу. Детали в досье отсутствуют (социальным службам не требуется знать много), но живое воображение и опыт хирурга уже рисуют в подсознании картинки самых плохих раскладов. И где-то в процессе, опуская на глаза темные авиаторы ray-ban, я ловлю себя на мысли, что по-прежнему не чувствую ничего из того, что положено чувствовать в подобных ситуациях людям - сострадание, жалость, искреннее желание помочь. От этой работы мне нужны только деньги. Чтобы выжить с тем дерьмовым клеймом, которое комитет госпиталя в Белвью навсегда поставил на мне и моих возможностях получить нормальную работу.

Квартира Говарда Рорка, специального агента ФБР, находится в приличном районе Сиэтла. Мне нравится это место. Оно гораздо лучше того, куда приходится возвращаться моей дочери каждый день.
"Заберу тебя из школы?" - прочитано, но остается без ответа.
Слегка нервничая, я давлю пальцами на звонок.
Мое имя Пейдж Уорнер, я из социальной службы. Откроете мне дверь?
[AVA]https://i.ibb.co/KztCcJz/giphy.gif[/AVA]
[LZ1]ПЕЙДЖ УОРНЕР, 34y.o.
profession: сотрудник социальной службы;
daughter: April, 12 y.o.[/LZ1]
[NIC]Paige Warner[/NIC]
[SGN]~[/SGN]

Отредактировано Eva Moran (2021-08-21 19:28:02)

+5

3

Ему чертовски повезло.
Об этом твердят все вокруг: Соломон, когда Говард только пришел в себя на жесткой койке захудалого венесуэльского госпиталя (Соломон прямо с этого и начинает, как будто у него нет новостей важнее); хирург, что провел первую операцию, единственной целью которой было заставить Говард пережить перелет в Штаты; хирург следующей операции (уже полноценной, серьезной и долгой), комментируя работу своего предшественника; лечащий врач; специалист-реабилитолог; старшая медсестра; сиделка; куча левого медперсонала, к которому по той или иной причине попадает его медкарта; коллеги и, конечно же, Эррол.
С последним приходится считаться, если Говард хочет вернуться к работе. А он хочет не только к работе, но и вернуться. Поэтому "повезло" повторяется мантрой: утром, днем и вечером, обычно до еды (а иногда и вместо нее). Но только вот до конца поверить во все это не получается. Слишком текущее положение дел мало похоже на пресловутое "везенье".
Сказать по правде, оно совсем не похоже.
Говард чувствует себя запертым, обессиленным и практически беспомощным. Поэтому оптимистичное "счастливчик" с этим всем нихрена не сочетается, сколько  себе ни тверди. Скорее, звучит издевкой.
У Говарда теперь слишком много лишнего времени, чтобы об этом подумать. Жизнь вообще скатывается в монотонный конвейер из однообразных гулких дней. Но из хороших (нет) новостей это то, что всегда можно занять себя недо-делами. Теми простыми и привычными вещами, на которые никто обычно в принципе не обращает никакого внимания, но которые теперь даются Говарду тяжело.  По прогнозам со временем будет гораздо лучше, в  конце концов с момента последней операции и выписки из больницы прошло всего ничего, но пока дойти до кухни за стаканом воды - это те еще приключения и логистика. Собственная квартира оказывается полосой препятствий. Знал бы заранее, выбрал бы меньше.
Или больше, это как посмотреть. 
Потому что возвращается он обычно в испарине, валится на кровать уставший и измотанный, с черными точками перед глазами, зато с восхитительно пустой головой. Боль отупляет.
На какое-то время.
Потом приходится придумывать себе новое задание, но Говард уже приноровился.
Только этот способ плохо работает по ночам, когда Говард лежит в темноте, в которой от мыслей не спрятаться и не отвлечься бессмысленными телодвижениями. Он не жалеет себя, не думает о своем настоящем и будущем. Говард думает о прошлом. Очень много о прошлом.  А лучше бы волновался по поводу восстановления ноги и о дальнейшей работе, потому что воспоминания будят вещи гораздо более серьезные.
Говард никому не говорит об этом, но он хронически не высыпается.  Виной не только вязкие сны, которые порой настолько реалистичны, что, проснувшись, он еще долго не понимает, где находится, и целая вечность уходит на то, чтобы осознать что он не плутает по удушливой сельве, не ищет выхода из узких улочек барриос, и его не разрывает при взрыве на пару с Бруксом и Робертсом. Дело в том, что в принципе заснуть тяжело тоже, потому что ночная тишина приносит с собой слишком много вопросов. Неудобных и болезненных. В какой-то мере бесполезных: они ничего не изменят. Но прекратить задавать их себе Говард не может.
Когда и в чем они все четверо ошиблись? А если бы он пришел на встречу чуть раньше? А если бы встреча была только с ним? Почему повезло только ему?
Они с Соломоном до сих пор не знаю, что послужило причиной действий картеля.  Но что, если всего этого можно было бы избежать?
Подобные вопросы крутятся вереницей в голове по кругу и изматывают похлеще прогулок чтобы отлить.
Говард пытается получить доступ к венесуэльским файлам, ему хочется понять и разобраться, но его запросы мягко, но настойчиво отклоняют. Ему даже не сообщают, какое решение принято по поводу их операции в целом. Говарду же надо восстанавливаться. Говорить кому-то о том, что работа это и есть его восстановление, бесполезно. Впрочем, все прекрасно знают, что когда он поправится, им вплотную займутся ребята из офиса профессиональной дисциплины. Они уже им занимаются, но пока им приходится сбавлять обороты и усмирять свои аппетиты: встреч было лишь несколько. Говард, на самом деле, предпочел бы их, чем вот это вот все вокруг.
Звонок в дверь не застает врасплох, просто отвлекает от навязчивых мыслей. Говард хорошо помнит, что сегодня социальная служба обещала кого-то прислать. От идеи он не в восторге, но поделать с этим ничего не может. Единственное что в его силах, это заранее открыть дверь еще ранним утром. Своего состояния он не стесняется, но и демонстрировать его лишний раз посторонним не хочет. Если все пройдет так, как он планирует, то этого и не потребуется.
- Открыто! - кричит Говард в ответ, хотя на самом деле ему хочется честно сказать "нет, нельзя" или хотя бы просто промолчать и пусть неизвестная пока Пэйдж Уорнер, прождав впустую пять минут, катится куда-нибудь дальше по следующему адресу.
Но он напоминает себе о доброжелательности, социализованности и предстоящих тестах с Эрролом, что нужно пройти.
- Я бы вышел вас встречать, - добавляет Говард, когда слышит, что она заходит в квартиру, -  но пока доберусь до коридора, рабочий день уже закончится. И убраться я тоже не успел.
В голосе в меру иронии, а губы растягиваются в вежливую улыбку человека, которому чертовски повезло.
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8169/889544.gif[/AVA]
[STA]Rorke doesn't go at work (C)[/STA]
[LZ1]ГОВАРД РОРК, 34y.o.
profession: агент ФБР[/LZ1]

+3

4

Моя рука касается дверной ручки, когда за спиной раздаются негромкие, глухие шаги. Оборачиваясь, я сталкиваюсь взглядом с женщиной на три десятка лет старше, которая осматривает меня с недоверием, и воздухе как будто повисает очевидный, не слишком любезный вопрос. Однако подавив отчетливое желание на него ответить, повторив слова "социальная служба" еще раз, я на мгновение поднимаю к потолку глаза, бесшумно выдыхаю, а затем скрываюсь за не запертой дверью и закрываю ее за собой. Несмотря на то, что по инструкциям я должна быть приветливой и дружелюбной, за их соблюдение мне не доплачивают.
Мистер Рорк? - сумка с ремешком через плечо опускается на первую попавшуюся поверхность, пока я прохожу вглубь квартиры и по голосу обнаруживаю ее владельца. Говард Рорк выглядит старше, чем об этом упоминается в документах. У него короткие рыжеватые волосы и светлые глаза, в которых сейчас едва ли отражается потребность в какой-либо помощи. В окружении домашних вещей, без форменной одежды и спрятанного в кобуре оружия он не выглядит похожим на федерального агента, и мое воображение не рисует этих картинок самостоятельно. По большому счету, мне плевать на тех, с кем приходится работать, и я не ощущаю эмоционального вовлечения, а иногда не чувствую и вовсе ничего. Убеждая себя в том, что смирилась с утратой врачебной лицензии, распадом собственной семьи и новыми условиями для выживания, я смотрю на свою и чужие жизни отстраненно, и делаю только то, что в каждой из ситуаций необходимо. Потому что нормальная жизнь не обрывается смертью. Иногда она заканчивается гораздо раньше, чем человек оказывается под толщей земли.
У меня тут сказано, что вам "чертовски повезло", - примерно также, как повезло мне самой не угодить за решетку после смерти маленькой девочки в реанимации Белвью. - И что социальный работник, который находился здесь до меня, предпочел сменить район для работы. Вас качество уборки не устроило?
Прислонившись к границе дверного проема плечом, я смотрю на Говарда Рорка сверху вниз на расстоянии пары метров и тактично улыбаюсь в ответ. С той же вежливой иронией, про которую мы оба все понимаем. Хотела бы я сейчас быть где-то еще: в клинике за своей работой, провести время с дочерью-подростком или посетить любимое заведение, где ланч мне больше не по карману. Но вместо этого я здесь, и чертовски рада познакомиться.
Можно просто Пейдж, и было бы славно, если бы мы мне не пришлось "менять район" в ближайшие пару месяцев.
По какой-то причине неловкости я не испытываю и казаться кем-то, кто искренне хочет помочь, тоже не пытаюсь. Реальное восприятие этой помощи, кривой заплаткой накрывающей больные места самого помогающего, подсказывает мне вовсе не чувство эмпатии, а собственное ее восприятие, в котором нет варианта эту помощь не принять. Коротко ухмыляюсь, убирая назад волосы и используя эту возможность, чтобы отвести взгляд. Потому что думаю, что если в ближайшее время не удастся продать машину, то без подачек своего бывшего я точно не обойдусь. Затем делаю пару шагов в аскетично обставленную комнату, сокращая тем самым расстояние, и опираюсь задницей о столешницу небольшого кухонного стола в полуметре от Говарда Рорка.
Обсудим мой график и обязанности? Меня интересует все: как часто необходимо выходить из дома, каким вещам нельзя прикасаться, раздражают ли разговоры и следует ли мне быть помягче касаемо того, насколько сильно вам повезло.
Несколько секунд мы смотрим друг на друга под углом, который в обычное, не связанное с везением время, для Говарда Рорка был бы ощутимо другим. После чего, не меняя траекторию взгляда, я небрежно указываю на кофе-машину и уточняю в том же простом, без окраса участливости тоне.
Можно? Не успела захватить по пути, чтобы выглядеть пунктуальной.
[AVA]https://i.ibb.co/KztCcJz/giphy.gif[/AVA]
[LZ1]ПЕЙДЖ УОРНЕР, 34y.o.
profession: сотрудник социальной службы;
daughter: April, 12 y.o.[/LZ1]
[NIC]Paige Warner[/NIC]
[SGN]~[/SGN]

Отредактировано Eva Moran (2021-08-22 14:31:56)

+4

5

Говарду редко нравятся люди. Пэйдж Уорнер же нравится почти моментально, стоит ей только открыть рот. Что редкость вдвойне. И это чувство с каждой сказанной ею фразой только усиливается, хотя первое же замечание про "чертовски повезло" вторит его недавним невеселым мыслям. Прозвучи оно от кого-то другого, в другом контексте или с другим выражением лица, и Говард бы только одарил собеседника тяжелым взглядом и никак это не прокомментировал. Сейчас же он усмехается, давая понять, что оценил ее циничную прямолинейность. Она импонирует.
Дело не только в том, что говорит Пейдж, но еще и как. За отсутствие болезненной жалости во взгляде, по мнению Говарда, ей уже можно начислить бонусы к зарплате, не дожидаясь итогов года. И он точно знает, что такое мнение будет не самым популярным среди других людей, которым она помогает.
Пейдж Уорнер никогда не стать работником месяца. Туда берут только тех, у кого на лице открытая искренняя улыбка и кто владеет безукоризненными социальными навыками. Она же демонстрирует свою готовность ухмыляться и зеркально возвращать чужие фальшивые. Говард не будет сильно удивлен, если выяснится, что подобная манера общения мало оценена не только ее клиентами, но и коллегами.  
А еще Пейдж задает очень правильные вопросы. Плюс одно очко к списку достоинств.
-  Убиралась она неплохо, но мы не сошлись во мнении по поводу личных границ, - он мог бы долго перечислять, что именно его не устроило в Меган Форстер, которую прислала социальная служба до этого, но Говард выбирает простое, но ёмкое определение. Привычка коротко формулировать.
На самом деле, ему, разумеется, есть, что рассказать. Например то, что Меган Форстер просто в принципе не замолкала ни на секунду, лишь только переступив порог квартиры. Каждый гребаный раз. Но дело было не столько в этом. Это было бы полбеды. Меган Форстер еще и не слушала того, о чем ей говорили другие. А вот это было уже реальной проблемой. Поэтому, лично для Говарда, у их истории был вполне закономерный финал в виде очень невежливой, но наконец-то услышанной просьбы заткнуться и уйти.
У Мэган, наверняка, своя версия.
- Можно просто Говард, и в "не смене района" мы заинтересованы оба.
Еще одна "смена", и это закончится записью уже в его деле. Допустить этого Говард никак не может, он хочет свою работу обратно.
- Разумеется, чувствуй себя как дома, - он обводит квартиру приглашающим жестом , - и мне тоже сделай, пожалуйста. 
Пока Пейдж ищет кофе и разбирается с кофе-машиной, Говард встает с дивана, опираясь на трость, чтобы дойти до кухни. Он мог бы остаться просто сидеть и ждать, пока Пейдж все приготовит и принесет в комнату, но делает это специально. Это тоже ответ на некоторые ее вопросы. Ей же нужно оценить степень везения, причем не только его, но и своего собственного.
А еще это значит, что его планы меняются, но он понимает это далеко не сразу. Только когда спустя добрых пару минут добирается до стола и наконец-то устраивается на стуле. Только когда пододвигает к себе одну из чашек, вдыхает аромат кофе и откидывается на спинку, прикрывая глаза и расслабляясь. Осознание внезапное, и Говард слегка морщится, недовольный собой.
- Время выбирай сама, я никуда отсюда не денусь. Мне нужна помощь с покупкой еды, общей уборкой, - он замолкает, все еще раздумывая, но потом все же добавляет, - прогулками. Ходить можно везде, прикасаться, в принципе, тоже, кроме стола в спальне, там творческий беспорядок, - он смотрит на Пейдж выразительно. Хотя на самом деле это просто привычка, он пока отстранен. И пока - по состоянию здоровья. - Что касается разговоров - трудно сейчас сказать, но я готов рискнуть. Ну а по поводу везения... давай без положенного сочувствия?
Кофе хорош, сидящая напротив Пейдж не производит впечатления неумолкающей жалостливой болтушки, и Говард усмехается:
- Идет?
[AVA]https://forumupload.ru/uploads/0010/a8/ca/8169/889544.gif[/AVA]
[STA]Rorke doesn't go at work (C)[/STA]
[LZ1]ГОВАРД РОРК, 34y.o.
profession: агент ФБР[/LZ1]

+1

6

С Говардом Рорком мы поладили.
Как и Ирвин Мэттьюз, он не доставлял мне проблем.
- Кофе?
- Черный, без сахара. - короткий кивок головы. Со временем я привыкла к этому, как и к многим другим его привычкам, и перестала о них спрашивать. В квартире Говарда Рорка в приличном спальном районе Сиэтла мне было комфортно. Также комфортно мне было с ним говорить, об отстраненных, не касающихся личных, задевающих до глубины души вещах. Об Эйприл, дела которой в новой старшей школе не были слишком хорошими. О Хэнке Уорнере, который пытался отобрать ее у меня и вернуть в семью, давно разрушенную и тлеющую угасающими углями. О попечительском совете клиники в Белвью, где дело о смерти несовершеннолетней пациентки рассматривалось до сих пор.
- Я была хирургом, - сообщаю я Говарду однажды и отвожу взгляд в сторону, когда речь заходит о его травме, полученной при невыясненных обстоятельствах. - Могу посмотреть документы, если ты хочешь.
Но не могу ничего обещать.
По ощущениям, я его понимаю, и это блядское понимание сжирает меня изнутри каждый раз, когда я задумываюсь о нем больше, чем об отношении к очередному клиенту. Клиентов у меня несколько. Говард Рорк - травмированный агент ФБР, Чарли Тауб - похожий на Ирвина Мэттьюза старик, и Эбби Дин - почти ребенок, девчонка шестнадцати лет, угодившая в инвалидную коляску раньше, чем лишилась девственности. Усмехнувшись про себя, я думаю, что возможно, это лучше, чем то дерьмо, которое могло бы произойти с ней в отсутствие всего этого. А потом подавляю в себе усмешку еще раз, потому что нет - не лучше.
- Я вернусь через пятнадцать минут, - на автомате кричу я через все комнаты просторной квартиры, когда собираюсь спуститься в супермаркет за продуктами. У меня есть список, я знаю, что требуется купить. Я знаю, что требуется приготовить, и сейчас это не выглядит сложным. Это доставляет мне странное удовольствие, дает основание замедлиться в бешенном ритме жизни, потому что никогда ранее ничего подобного я не делала - ни для Эйприл, ни для своего мужа, а затем все оказалось в руинах, незаметно для меня самой.
На лифте я спускаюсь на первый этаж.
Отправляю смс-сообщение, что перечислю оплату за аренду квартиры в конце месяца. Но Ник Кроули так не думает, ему нужны деньги прямо сейчас. Он зол на меня за дурной характер и отсутствие послаблений насчет того, чтобы с ним потрахаться. Эта квартира могла бы обойтись мне в ноль долларов и ноль центов, если бы я оказалась слегка снисходительней. Я не оказалась.
"Выметайся".
"Я вызову полицию, если твои вещи и вещи твоей мелкой сучки останутся там к вечеру".
"Выметайся, Пейдж. Я не шучу".

Закрывая глаза, я не чувствую паники или злобы. Ничего похожего на то, что ощущала, когда узнала об измене мужа.
"Окей".
Это все, на что я способна, несмотря на то, что понятия не имею, что делать со своей жизнью дальше. И что делать с жизнью Эйприл, претензии которой ко мне обоснованы даже больше, чем просто "ты должна была обо мне позаботиться".
В моих руках тяжелый пакет с продуктами из супермаркета. Замороженный лосось, немного фаст-фуда, специи и мясо, которое продают по по весу на ценнике, и я звоню Нику Кроули снова.
- Ник, давай завтра? - уговариваю я его, чтобы забрать вещи не сегодняшним вечером, потому что идти мне некуда. Эйприл сойдет с ума, когда об этом узнает. Она подросток и не должна испытывать ничего подобного. - Слушай, я накину тебе сверху за время, которое я в этой квартире не была, но брось все это дерьмо, ладно? Мы съедем в этот уикенд, дай мне время.
Ник Кроули орет на меня матом, и я снова прикрываю глаза. Он не трезв, и мне потребуется вернуть ему ключи. Чем раньше, тем лучше. И когда моей руки касается чужая рука, я вздрагиваю, опуская вниз ладонь с зажатым в ней телефоном.
- Могу я помочь? - мужчина, остановившийся передо мной выглядит презентабельно. На нем костюм средний по ценнику, но аккуратный и не вызывающий сомнений в серьёзности. На голове слегка не хватает волос.
- Что? Что, простите? - замешкавшись, я не сразу отвечаю взаимным принятием помощи. В целом, я не отвечаю этим никогда.
- Да-да, конечно, - передаю ему тяжелый пакет, пока мыслями нахожусь в квартире, не отвечающей необходимым для жизни подростка условиям. Думаю об Эйприл. - Мне нужно на двенадцатый этаж.
Мужчина поднимается вместе со мной.
Он останавливается у двери Говарда Рорка, когда я впервые окидываю его вопросительным взглядом.
"Что дальше?"
Потому что не понимаю, что происходит, но он хочет войти.
- Скажите Говарду, что его хочет видеть Соломон Гаан. Пожалуйста.
"Пожалуйста" напрягает меня больше всего.
- Говард! - кричу я, когда вхожу в квартиру, запирая за собой дверь без малейших сомнений. - Тебя хочет видеть Соломон Гаан. Могу я его впустить?
[AVA]https://i.ibb.co/KztCcJz/giphy.gif[/AVA]
[LZ1]ПЕЙДЖ УОРНЕР, 34y.o.
profession: сотрудник социальной службы;
daughter: April, 12 y.o.[/LZ1]
[NIC]Paige Warner[/NIC]
[SGN]~[/SGN]

Отредактировано Eva Moran (2021-09-12 13:11:56)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Side effects your job may include…


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно