полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » boys dont cry


boys dont cry

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

William Leet x Kevin Erdahl
25 июня, день школьного выпускного, дом Эрдалей

Отредактировано Kevin Erdahl (2021-08-23 23:24:59)

+2

2

Лит ходит по своей комнате маленькими шажками. Достает сигарету, чиркает спичками и закуривает в окно, пока родители уехали за очередными покупками. Затягиваясь, он каждый раз морщится, будто сигарета причиняет ему боль. Борется с удушающими его нутро эмоциями, вдыхает этот дым, будто от него станет легче. Но легче не становится.
Сегодня знаменательный день. Сегодня Вильям заканчивает эту чертову школу. И нет, он не будет вспоминать ее с оттенком злости, негодования, ненависти, ведь его любили. Почти двухметровый Лит был душой компании, с ним хотели дружить, к нему пытались примкнуть, смеялись над его шутками, заглядывали в рот, пытались подражать. Он никогда не был лузером. Фил, Буб, Кевин и Ович навсегда останутся в его сердце, но в связи с недавними трагическими событиями для Лита было бы лучше вообще не знать этих ребят. Или..? Каждый по отдельности отличный мальчик, талантливый спортсмен, но вместе они, словно большая, неуправляемая машина, и кто знает, на что эта машина способна, выйдя из-под контроля.
Кто же виноват? На этот вопрос Лит не сможет никогда ответить. Лично он сам давно озверел с этой дурманящей любовью к Вирджинии. За короткий промежуток времени Вильям не смог исправиться, он наделал еще больше непоправимых ошибок. Здесь даже речь не об Амате, как о причине, а как следствии: Лит начал хамить родителям так, как никогда в жизни, обижать своего младшего брата, а случая с Вирджи - вообще за рамками понимания его поступков. Он мечтал заехать за ней перед выпускным, увидеть ее в красивом платье, растаять от того, какая девушка ему досталась, танцевать с ней до утра, а под рассвет признаться ей в любви до гроба. Но этому уже не суждено случиться.
В этот Праздник Лит остался одиноким. После тайной беседы с Кевином в школьном толчке, Вильям больше не с кем ни пересекался. Бубу пытался поговорить, но Лит сам его оттолкнул, а потом, когда желание выговориться было слишком сильным, рядом никого не осталось. Отдельные переживания вызывает суд, где Бен заявил, что в ту злополучную ночь он трахался с Кевином. Лит все время шутил над пидорами и не мог подумать, что были они совсем близко, так сказать, на уровне вытянутой руки. Оказывается, двое его друзей мастерски скрывали свою ориентацию, хотя предпосылки были давно, просто Лит не хотел их замечать.
Едва Вильям успел потушить сигарету, как увидел подъезжающее к воротам авто своих родителей. Лит побежал чистить зубы и мыть руки, быстро нацепил свой праздничный смокинг, который сам даже не выбирал - не было настроения. Он медленно спустился по винтовой лестнице, где с улыбками на лицах его ждали родственники - мать, отец, младший брат и тетя. Они держали в руках смартофоны, готовые фотографировать парня в любой момент, будто он звезда мирового уровня. Всё внимание было приковано только к нему.
- Ты зайдешь за Вирджи? - спросила мать.
- Боже, Вильям, какой ты взрослый и красивый! - воскликнула тетя.
- Сын, горжусь тобой! - хрипло проговорил отец, довольно сдержанно, но его глаза были на мокром месте.
В этот момент Лит был готов провалиться сквозь серую сырую землю...
"Если игнорировать это, оно уйдёт, если игнорировать это, оно уйдёт", - без конца про себя повторял Лит, лишь бы не сорваться.
Ему пришлось артистично играть роль счастливого выпускника, иначе семья заподозрила что-то неладное, ведь еще полгода назад за ужином Вильям в красках им рассказывал, как жаждет выпускного вечера и отсчитывает дни.
- Спасибо, - лаконично кивает головой и обнимает всех по очереди. Становится в центр кадра - щелчок - снято. Эта фотография будет висеть в их доме в самом центре гостиной в яркой рамке, а Литу она будет напоминать Амата, Вирджи, Кевина и Овича, вызывая разрывные эмоции, боль, тоску, разочарование в себе и своем окружении, море проблем, с которыми пришлось столкнуться.
Наконец, после всех этих формальностей, он выходит на улицу. Свежий воздух бьет его по лицу, глаза щиплет. Дом Вирджи напротив его. Он смотрит в окна, пытается гадать, где она сейчас, пойдет ли на выпускной, а если пойдет, то с кем. Стоит так минут пять, а затем решительным шагом направляется к дому Эрдалей. Желание увидеть Кевина возникло спонтанно, но Лит был уверен, что навестить его - правильно. Молчать он больше не мог, это убивало его изнутри.
Если в доме Лита было шумно, празднично, везде горел свет и раздавался смех, то в доме Эрдалей не было ни намека на торжественность.
- Миссис Эрдаль, добрый вечер. Можно увидеть Кевина? - Лит вежливо поприветствовал ухоженную женщину, которая поздоровалась с ним довольно кротко. Он хотел было спросить, как у нее дела, но не стал. Его интуиция подсказывала ему, что вопросы в этом доме неуместны. Мать Кевина указала Литу на дверь, от тихонечко зашел на территорию своего друга.
- Привет, - прошептал Вильям, делая шаг вперед. Кевин явно не ожидал его увидеть.
- Как тебе мой смокинг? - парень криво улыбнулся и протянул руку Эрдалю, чтобы поздороваться. - Как ты? - первый вопрос, общий. Затем вопросы будут детализироваться.
Увидев Кевина, Вильям испытал смесь различных чувств, но внешне держался спокойно, хотя волнение выдавала нижняя губа, которую Лит начал немного прикусывать. Какое-то время он даже не мог посмотреть в глаза другу и постоянно уводил взгляд. Лит всем своим нутром чувствовал опустошение. Когда он летел к Кевину, казалось, поток слов сам выльется и разрулит ситуацию, а сейчас - нет; сейчас - словно из него выпили через трубочку весь словарный запас.

[NIC]William Leet[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/0CuUGed.png[/AVA]
[LZ1]ВИЛЬЯМ ЛИТ, 17 y.o.
profession: ученик частной спортивной школы, нападающий хоккейной команды
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/yQpxiYX.gif[/SGN]

[STA]слово пацана[/STA]

Отредактировано Lexus Humphrey (2021-09-01 19:42:32)

+3

3

Кевин сидел в своей комнате в полном одиночестве и слушал подкаст через беспроводные наушники, хотя ровно в это же время все его одноклассники, не считая Беньямина Овича собирались на выпускной вечер, который школа все-таки решила провести, несмотря на все безрадостные события, случившиеся в этом году. В том, что его там не будет, Кевин никого не винил, не появляться на этом празднике было его собственным взвешенным решением, потому что прийти и делать вид, будто бы все хорошо и ничего не случилось, было бы верхом лицемерия, которого в жизни Кевина Эрдаля было уже и так предостаточно.

Его родители, столько лет игравшие в идеальную семью, прячась за масками, решили развестись в тот же день, когда состоялся суд. Эрик не смог принять правду о своем ребенке и уехал, оставив жену и сына одних в большом опустевшем доме, прислав документы на развод по почте. Для Лидии это был удар, но Кевина она не бросила, хоть и не смирилась со всем тем, что произошло. Она предпринимала несколько попыток поговорить, но все они заканчивались истерикой Кевина, поэтому Лидия прекратила пытаться. Все их дни вдвоем походили один на другой: каждый сидел у себя и выходил на кухню только тогда, когда второго не было поблизости. Пару раз в неделю Лидия уезжала на работу, а Кевин продолжал выходить на пробежки, каждый день с наступлением ночи. Наверное, только это и держало его на плаву, помогая не свихнуться.

Ограничив общение абсолютно со всеми и закрыв свои аккаунты в социальных сетях, Кев пересекался только с Беном, но этого оказалось вполне достаточно. Обычно они собирались у Овича, пересматривали старые хоккейные матчи и фильмы, играли в приставку, объедались пиццей, курили травку. В июле им предстояло ехать в Сан-Хосе, а пока у них была куча времени, чтобы отойти от всего пережитого.

Стук дверь заставил Кевина напрячься и поставить подкаст на паузу. Сперва он подумал, что это мать решила еще раз поговорить с ним, и уже набрал побольше воздуха и решимости, чтобы сказать ей «убирайся», но вместо Лидии на пороге комнаты появился Вильям Лит, в смокинге, с уложенными волосами и с совершенно идиотским выражением на лице. Первое, что почувствовал Кевин, был испуг, ведь Лит тоже был на суде в тот день, он, как и все остальные, слышал выступление Бена и видел, как Кевина ударил собственный отец. Больше они не общались, хотя раньше все было по-другому.

- Смокинг уродский, - ответил Эрдаль, дотягиваясь до протянутой ему руки и отвечая на рукопожатие. По его тону не было понятно, шутит он или говорит серьезно, Кев все еще пребывал в подобии шока, хоть и старался этого не показывать.

- Все нормально, - он тоже ограничился общей фразой, хотя нормально все совсем не было, по району уже не первый день ходили всякие слухи, что проще было вообще не выходить из дома или дожидаться темноты, чем Кевин и пользовался.

- А ты...как? - Кевин спросил не из любопытства, интересовало его совсем не это, но так как они с Литом оба были выходцами из хороших, успешных и обеспеченных семей, а их дома стоили пару миллионов долларов, нужно было соблюсти некоторые правила приличия. Но после неловкой паузы и длинной игры в гляделки, Кевин все-таки решился напасть первым, ведь в жизни, как порой и в хоккее, не было лучшей защиты, чем нападение.
- Ты чего приперся? Посочувствовать? В сочувствии не нуждаюсь, так что можешь не тратить время и валить.

+3

4

- Дерьмовый. Знаю, - ответит Эрдалю на его реплику о том, что смокинг уродский, губы подожмет и замолкнет. Как же Вильяму хочется, чтобы ублюдок Амат свою жизнь так глупо не оборвал и других не подставил. Теперь Лит согласен хоть на то, чтобы Амат капитаном команды стал; звездой; главным; лучшим - да, кем угодно, лишь бы все дерьмо наружу не вырвалось в этот гребаный час суда. Зрелище дикое, психику травмирующее, потому что подорвало размерную жизнь таких счастливых семей, которым весь город завидовал на протяжении многих лет, вскрыло скелеты в шкафу, так старательно замурованные. Последствия своих необдуманных поступков не заставили ждать не только Кевина и Овича, но и всех членов команды. Каждого, конечно, по-разному. В большей, меньшей степени, но всех, абсолютно без исключения. Произошел откат всего прогресса, всех достижений, всех приятных воспоминаний и хороших впечатлений. У Лита ничего не осталось. У Лита никого не осталось. Вильям этот крест, как расплату, нести совершенно не хочет. Он судорожно выход из ситуации искал, пробуя на вкус различные варианты своего поведения, чтобы поскорее в привычное русло влиться. Всё тщетно. Если он палуба, то в ней брешь.
Лит, ты чувствуешь металлический привкус взрослой жизни? Как нет? Вот же он. Глаза прикрой и ощути. Ты в глубокой заднице, и сейчас, стоя напротив своего друга, понимаешь это как никогда всеми фибрами замученной души.
Глупо было врываться в стены дома, который сейчас для Кевина крепостью служил, не обдумав сценарий разговора. Оказалось, говорить после суда с другом лучшим намного тяжелее, чем Лит это себе миллион раз представлял.
- И я нормально, - пауза. Взгляд долгий фокусируется на Эрдале. Долгий и мучительный. Кевин первым с крючка сползает, наверное, будучи задетым слишком человечными глазами бесчеловечного порой Лита.
- Знаю тебя, как облупленного, и знал, что ты выдашь что-то подобное, но нет. Мне тебя не жалко. Отнюдь, - что чистой правдой окажется, потому что в этой ситуации Вильяму жалко НЕ только Кевина, но и всех закопанных в сырую землю живьем, включая его самого.
Он пиджак свой снимает, потому что в жар резко бросает, и в комнате как-то резко душно становится. Выпускной подождет. Его там все равно никто не ждет.
Он его повесит аккуратно на спинку стула, затем сядет и виски указательными пальцами потрет.
- Почему ты не сказал мне, Кевин? Почему не рассказал о Бене? Мне ведь плевать, правда, - хоть так и не скажешь, ведь Лит был главным гомофобом, шутки о пидорах отвешивая по сотни раз на дню. Теперь ему за это стыдно и неудобно, но ему отношения Бена и Кевина не приснились бы и в самых страшных снах. Лита эта тайна задела потому, как он Эрдаля действительно своим другом считал, а последний от него часть своей жизни умело скрывал.
- Я хотел позвонить тебе сразу же после суда, но по телефону разговор бы все равно не вышел. На следующий день хотел прийти, но узнал, что у тебя в семье проблемы. Я решил, что тебе не до меня. Проще говоря, ты все еще мой друг, - каждое слово из этого блядского предложения давалось ему с огромным нажимом и усилием, и он впервые таким откровенным и честным был.
Всё уже потеряно, хуже уже просто не будет.
- Выжидал, пока время немного раны залижет. И вот я здесь, - плечами пожимает, выуживая сигарету из кармана переднего. Жестом показывает на окно открытое, спрашивая без слов разрешение закурить в его доме.

[NIC]William Leet[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/utuh6Ws.gif[/AVA]
[LZ1]ВИЛЬЯМ ЛИТ, 17 y.o.
profession: ученик частной спортивной школы, нападающий хоккейной команды
[/LZ1]
[SGN]https://i.imgur.com/yQpxiYX.gif[/SGN]

[STA]слово пацана[/STA]

Отредактировано Lexus Humphrey (2021-12-27 01:01:29)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » boys dont cry


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно