полезные ссылки
он улыбается радостно, словно звезду с неба украл и спрятал меж ладоней...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 37°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Человек собаке друг


Человек собаке друг

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/RNvDegA.jpg

человек собаке друг
а зомби зомби зомби
_____
август, 2021, дом Джаса

https://i.imgur.com/C86UzFL.jpg

Отредактировано Jasper Tyrell (2021-08-24 12:50:24)

+1

2

О том, что Джасперу пора бы завязывать с выпивкой, он думал каждое утро после очередной такой попойки. Нет бы задаться этим вопросом до, но не настолько сильно еще средний Тирелл повзрослел. А тут вроде как и повод был веским - мальчишник у друга, который вдруг надумал жениться. Проводить товарища в последний путь - дело святое, и Джас отдавался ему максимально прилежно. Результат - на лицо, то есть на утро.

Голова трещала, во рту пересохло, и видок наверняка был примерно как у бомжа, которому Кэмпбелл недавно подавала суп, купленный на другом конце парка. Черт их подрал вообще туда сунутся, и он же, видимо, дернул последнюю на какой-то неописуемый приступ человеколюбия. Еще бы ключи от дома подарила - кажется, Джаспер умудрился это вслух звучить, за что получил болезненный щипок за предплечье - даже синяк остался.

И обо всем этом Тирелл успел вспомнить еще до того, как открыл глаза.

Открывать их категорически не хотелось. А вот страдальчески застонать, натянуть одеяло повыше и сделать вид, что сегодня - выходной, хотелось с непередаваемой силой. И проклясть друга, который решил сэкономить и забронировать клуб в будний день. Ему-то хорошо, у него предсвадебный отпуск. А у Джаспера - бракованные будни. Во всех смыслах.

Вставать наверняка было уже категорически поздно, и эта мысль так же не способствовала боевому настрою, поэтому Тирелл только перевернулся на другой бок, посильнее утыкаясь лицом в подушку. Возможно, если он крепко зажмурит глаза, то наступит вечер, и ничего не придется решать. И вставать не придется.

То, как прогнулась другая половина постели, Джаспер заметил каким-то шестым чувством, но значения не придал. Только удивился немного, что движение получилось неожиданно аккуратным. Кэмпбелл, если ей доводилось проснуться раньше, могла и с разбега плюхнуться на кровать, с воплями про высоко стоящее солнце и рабов, разливая при этом на спину Тирелла кофе из своей чашки. Кофемашиной она не умела пользоваться только тогда, когда ей это было удобно.

Но никаких криков, равно как и внепланового душа не последовало, и Джас почти успел уснуть, пока не почувствовал что-то влажное на своем ухе. Нет, Мэл, конечно, мастер эротических игр, но пока Тирелл не в состоянии их поддержать.

- Лисичка, давай попозже, - все же издал страдальческий возглас Джаспер, мысленно готовясь к заявлению вроде “Тогда удачи тебе с твоей рукой”. Но ответом была только тишина, а это уже удивительно. Мелани, конечно, как и все женщины, умела игнором демонстрировать свою обиду, но перед этим она всегда успевала высказать все, что думает об одной наглой небритой роже.

Глаза открыть все-таки пришлось. Но вместо Кэмпбелл перед Джасом оказалась одна здоровенная мохнатая морда с высунутым на бок языком.

В следующий миг Тирелл обнаружил себя уже на полу, запутавшимся в одеяле и нехило приложившимся головой об тумбочку. Шарахнулся от нежданного гостя он на автомате, но кто бы знал, что Джас и так лежал на самом краю. А тот самый гость, ничуть не смутившись подобной реакции, уже спрыгивал с кровати на пол рядом с матерящимся тельцем и услужливо лизал щеку.

Джаспер к животным относился нейтрально. Есть - и ладно. Своих не заводил, хотя когда-то повелся на уговоры одной из своих пассий присмотреть за кошкой, пока девушка съездит навестить родных. Особых проблем ему это не доставило, но после исцарапанного кожаного кресла Тирелл пришел к выводу, что мебель ему дороже всяких пушистых гадов, особенно если они - не его. Да и какие ему животные, если большую часть времени он проводит не дома, а оставшуюся часть - в малосознательном состоянии?

Поэтому присутствие в его квартире собаки было необъяснимо. Категорически.

Зато сразу как-то резко вспомнилось, что с Мэл они договаривались о том, что вопреки обыкновению Джас сегодня ночует у себя. То есть свалить на Кэмпбелл появление пса не удастся, да и она вроде тоже не горела любовью ко всем тварям божьим.

А псинка тем временем продолжала крутиться возле Тирелла, кое-как поднявшегося на ноги. Жрать что ли хочет? С заботой о ком-то у Джаспера так себе, он только-только начал понимать, какого это вообще - думать не только о себе, да и тут все силы уходили на Лисичку. Какая нахрен собака? Ладно бы еще щенок, можно было как-то понять, что по пьяни Джаса затянуло в какой-то круглосуточный зоомагазин, но тут - вполне себе взрослый пес. Откуда? Хрен знает.

Ошейника, как успел рассмотреть Тирелл, не было, но, возможно, он просто расстегнулся и валялся где-то в соседней комнате - нужно только найти, наверняка там есть какая-то информация, по которой можно найти владельца. Этим и собирался заняться Джас, перемещая себя в гостиную.

Лучше бы остался в спальне.

От его гостиной осталось совсем ничего - разве что стены. Подушки с дивана валялись на полу кишками наружу. На ковре красовалась парочка мокрых пятен - Джаспер запретил себе думать о том, что это могло бы быть. На журнальном столике явственно проглядывались следы зубов. На подлокотнике и спинке дивана, кстати, тоже. Одна часть шторы висела на половине крючков, вторая валялась на полу в кухне. Вероятно, было что-то еще, но мозг Тирелла был уже не в состоянии это все осознавать.

Пить, определенно, пора прекращать. Но сначала все же стоило опрокинуть в себя что-то алкогольное - и плевать, что еще утро.

А виновник всей этой разрухи сидел у ног, подметал хвостом пол и преданно заглядывал в глаза. Наверное, нужно было выбросить собаку за дверь, но шок он происходящего все еще не давал Джасперу размышлять разумно. Как в тумане он дошел до кухни, достал из холодильника бутылку пива, из морозилки - пакет замороженного горошка, каким-то образом затерявшимся там. А когда открыл бутыль и сделал глоток, неожиданно обнаружил за своей спиной тихонько рычащую проблему.

Эта псина еще имела наглость рычать на его пиво!

Может, он все еще спит?

Вместо щипков, на которые у Тирелла еще не скоро пройдет аллергия, он прижал пакет к затылку, все же отпивая глоток. Чтобы тут же поперхнуться от звонкого, явно неодобрительного “гав”.

- Да все, все, я понял, - вытирая рукой подбородок, проговорил Джаспер, отставляя пиво подальше на стол.

Кажется, его жизнь начинала превращаться в кошмар. А один кошмар вытеснить может только другой, поэтому Тирелл уже набирал номер Кэмпбелл.

- У меня тут проблема, - без предисловий максимально серьезно начал он в трубку, услышав на другом конце привычное “алло”. - Можешь приехать?

И сразу же сбросил звонок, не дожидаясь расспросов, упреков и прочего. На вопросы Джас все равно ответить не сможет ничего внятного. На упреки ответит тем же, в итоге еще и посабачиться с Мэл успеет. А с собаками у Тирелла и без нее было достаточно проблем.

К тому же, он рассчитывал, что его серьезный тон и сухое изложение заставят Кэмпбелл поторопиться, потому что чувствовал себя Джаспер примерно как четырехлетка, впервые оставленный дома один. С незнакомцем. Который еще и к игрушкам любимым не подпускал.

На гостиную все еще было больно смотреть без слез, на кухне было больно смотреть на запотевшую бутылку пива, к которой и подойти-то было нельзя. В спальне Джас просто вырубится. Комнаты в его квартире катастрофически быстро заканчивались, так что пришлось иди прятаться в ванну - заодно и оценить шишку на затылке от встречи последнего с прикроватной мебелью.

Псина, как на зло, шла след в след, и Джасперу пришлось громко на нее шикнуть, чтобы та осталась за дверью в ванну. Там он хоть немного привел себя в порядок, сменил помятые брюки на домашние штаны, и отправил сообщение заму, что сегодня его не будет. А ведь как на зло желание поработать сейчас было сильно как никогда.

За всеми этими манипуляциями Джас даже успел забыть о своей неожиданной компании, поэтому вздрогнул, когда за открытой дверью собака обнаружилась на том же месте, где он ее и оставил. И что с ней теперь делать? Джаспер так и не придумал. Попытался еще раз на нее шыкнуть, но псина только сделала пару шагов в сторону и усела на проходе в гостиную. Черт.

Так и пришлось опускаться на пол под этим пристальным взглядом, снова возвращая несчастный горошек на несчастную голову. Собака следила за Джаспером внимательным, заинтересованным взглядом. Он за ней - взглядом настороженным. Так и сидели, смотрели друг на друга, пока в замке не послышался шум проворачиваемого ключа.

- Эта сволочь не дает мне пить, - не оборачиваясь, начал Тирелл. Начинать объяснения ведь нужно с максимально острых проблем, да?

+1

3

Когда выйдешь из клуба, скажи: «сиреневенькое обмундирование».
Если с первого раза не получится, вали к себе.

Да, вот примерно этими словами заканчивался их вчерашний разговор перед тем, как эта алкогольная ласточка упорхнула на встречу своей единственной, настоящей любви - бутылочке вермута, первой из многих (возможно, без закуси).

Мелани никогда не видела особых проблем в отношениях Джаспера с алкоголем. В конце концов, он мальчик взрослый, вполне может самостоятельно взвешивать собственное веселье и потенциальный цирроз; но был в этом один небольшой нюанс. Она обожала Тирелла слегка подвыпившего, когда он был готов на любые приключения; с пониманием относилась к нему в состоянии «слегка переборщил», когда тому хотелось только поскорее оказаться дома и плюхнуться в постель, не раздеваясь. А вот в состоянии полного невменоса он обладал какой-то необъяснимой потребностью в нежных обнимашках и разговорах о чувствах. И вот такого Джаса Мэл старалась максимально от себя дистанцировать. Возможно, даже запирала разок в ванной, но вы ничего не докажете.

Собственно, именно поэтому решение изгнать - все ещё страшно даже в мыслях признавать - мужа в собственные пенаты после мальчишника, который Тирелл будет наверняка отгуливать и за товарища, и, запоздало, за себя, было наиболее логичным решением. Впрочем, никак не помешавшим среди ночи отправить гуляке сообщение о том, что Кэмпбелл в свой последний визит сожрала последнюю таблетку адвилла, но не выбросила пачку, так что утро будет крайне тяжёлым. И приправила эмодзи с заигрывающим чертёнком со злорадным пожеланием удачи. Ну вот просто, из вредности.

Просыпаться одной было тяжко. Впрочем, трудности этим утром ограничивались только пробуждением и удерживанием себя от звонка, чтобы трель входящего вызова била по похмельной голове как половником по пустой кастрюле. Но слепая удача Джасперу улыбалась, и его масштабный загул совпал с внезапным приступом человеколюбия, зависящим от фаз Меркурия. Или скидок на ореховый раф в любимой кофейне у галереи. Обстоятельства, в общем, не ясны.

Поднимая трубку, Мелани ожидала услышать мольбы о пощаде, минералочке и аспирине. Не исключала вероятности хвастовства о том, что Джас, вообще-то, повзрослел, поэтому вчера они сходили в тир, а потом пропустили по паре бокалов скотча под крепкую кубинскую сигару. Дома он был чуть заполночь, а звонить или приезжать не стал, чтобы злорадно обломать попытки Кэмпбелл взорвать сутра его похмельный мозг.

А получила, блин, проблему, которая, судя по всему, требовала немедленного её вмешательства. Причём тон не оставлял никаких сомнений в том, что проблему составляет как минимум тело дохлой проститутки, распятой на карнизе в гостиной комнате. Или татуировка лица Хилари Клинтон во всю левую ягодицу. Или какой другой казус, включающий в себя, вероятно, поджог, ослиное дерьмо в полотенце и черепаху – словом, вариантов у Мелани родилось великое множество. И это только по пути со склада в кабинет. Наиболее фантастические версии событий родились у нее чуть позже – когда она проскакивала на красный тот слишком_долгий_сфетофор уже на подъезде к дому.

И абсолютно невозможные – уже когда открывала дверь, задержав дыхание. Потрошёный инопланетянин, надувной бирюзовый член размером с рождественскую елку, кровоточащий шов во всё брюхо от изъятия почки: Мелани была готова буквально ко всему. Ко всему, кроме ботинка с оторванным мыском, который угол двери сдвигал по полу.

Здесь явно должно было произойти ограбление – или жестокое нападение стада слонов на посудную лавку, судя по рассыпанным мелочам с подставки на коридорной полке, угол которой был то ли отбит, то ли обгрызан. Гостиной, судя по углу занавески на полу, видному из кухни, тоже досталось.

И виновники всего этого праздника жизни – на полу посреди бедлама, как ни в чем не бывало. Оба – помятые, один – слегка плешивенький. И с пачкой горошка на затылке.

- Умоляю, скажи что это собака моральной поддержки, - и толкает пяткой дверь в сторону косяка, закрывая, но предусмотрительно держится поближе к выходу, - После травмы. Головы, судя по всему.

Хотя, судя по скиллу не давать Тиреллу пить, это должен быть как минимум супер-пёс. Силы притяжения между ним и очередной бутылкой могли бы сравниться, разве что, с силами гравитации Солнца.

- Нет, твои вкусы, конечно, весьма специфичны, Джас, - выставляя впереди себя ладошку, указывает на второго участника вакханалии, уже изучающего Мелани недобрым, как ей кажется, взглядом, - Но собака? Угнал бы, не знаю, капибару…

И ладно, хотя бы себе нужно признаться: куда больше Кэмпбелл смущало не наличие собаки в квартире, а то, что такой беспорядок здесь не разрешалось наводить даже ей самой. Не то, чтобы она вообще на это покушалась, исключая некий давно забытый эпизод с винным пятном на ковре, но сам факт! А она, вообще-то, уже давно не была тут проходящим гостем, мягко говоря.

- Короче, давай, признавайся, - и судорожно пятится от несчастного животного, уже делающего по направлению к Мэл пару шагов. Ей даже приходится вставать на мысочки, а потом со скрипом подошвы пяток по дверному полотну опускалась обратно, - Чья это псиныыыыыа, - и опять поднимается, пытаясь вжаться в дверь, - Ты же ради выкупа её у кого-то спёр, да?..

+1

4

- Не скажу, - честно признался Джаспер, откладывая многострадальный горошек на пол. - В качестве моральной поддержки тут ты.

А еще чтобы принесла ему пива - возможно, на симпатичную рыжую мордашку собака будет реагировать кудо более великодушно, и позволит ей дойти до кухни, взять со стола желанную баночку и принести ее в ручки одному похмельному идиоту. Правда, пиво наверняка уже остывшее и не такое вкусное, но все же оно оставалось пивом, а это сейчас было первостепенным.

Так что никаких специфичных вкусов: всего лишь бутылочку пива. Одну. Или две. А не думать про капибар (как они вообще выглядят? Это такие крысы волосатые? Или бобры? Мало Джасу было собаки, тут еще морские свинки-переростки в голове скачут). И почему Кэмпбелл так плохо про него думает? Собаку он не угонял. Наверное. Вот коня однажды - да, было дело, но Мелани, пожалуй, он об этом говорить не будет. Не в таких обстоятельствах уж точно. Хотя зависит от того, сколько пива она сумеет ему добыть в обход этого мордастого Цербера.

Последний, кстати (или последняя? Как-то не было у Джаспера возможности уточнить половую принадлежность этой живности), с совершенно непонятным выражением морды продолжала сидеть посреди коридора, переводя взгляд с Джаса на Мэл и обратно. Что там в этой ушастой башке происходило при этом - загадка, но для Тирелла мысли и в собственной голове были той еще тайной: скакали, как зайчики, с темы на тему, пытаясь ухватить за хвост хоть что-то полезное...и чего у него все сегодня на звериную тему?

- Возможно, я тебя удивлю, но эту “псыыыыыну” я не крал, - начал Джаспер, поворачиваясь к Кэмпбелл. Раз та самая “псына” до сих пор на него не бросилась, то можно попробовать повернуться к ней спиной. Ну, полубоком. И ненадолго.

- Во всяком случае, я думаю, что не крал, на ней же нет ошейника.

Если бы был - проблема была бы не столь катастрофичной. Ну, подумаешь, приютил на ночь несчастную зверушку, она ж цела и невредима - вернул бы хозяевам, может, еще и бонусом деньжат подкинул бы на корм. А без жетона с именем, адресом или что еще там на них гравируют, у Джаса даже идей не было на тему того, как из этой ситуации выкручиваться.

Вернее, одна идея была, и она сейчас как-то очень подозрительно жалась к двери в ответ на пару осторожных цокотов когтей по паркету. Тирелл даже обернулся еще раз на собаку, но та остановилась почти сразу, как заметила обращенный на нее взгляд Джаспера. Подумала немного и снова опустилась на пятую точку, подкладывая под себя хвост.

- Я вообще мало что помню, - неторопливо начал Джас, пытаясь сформулировать мысль, уже сложившуюся, но не оформившуюся в слова в его голове, - про собаку - вообще ничего толкового. Проснулся - а она тут.

И добавить бы, что все остальное, происходящее здесь, для него такой же шок, как и для Кэмпбелл, но в этот момент “псынка” решила зевнуть, продемонстрировав все свои сколько-то там зубов, и в глазах у Мелани отразилось нечто такое, что моментально заставило Тирелла соображать быстрее.

- Погоди-ка, ты что, боишься?

Лисичка у него, конечно, не совсем уж бесстрашная, все же, иногда здравомыслие в ней побеждало. Другое дело, что случалось это редко и, как правило, в самые неожиданные моменты, одним из которых, как надеялся Джаспер, будет вот этот самый момент. Но, кажется, одно четвероногое создание все еще продолжало путать Тиреллу планы.

- Конкретно эту собаку или вообще всех?

Наверное, Джас, как заботливый муж, должен был начать переживать об этом, но ему, стыдно признаться, было смешно. Лисички, вроде, должны боятся псов, но это было...неожиданно, необъяснимо и забавно. Вот такой Мелани Джаспер еще не видел, и выглядело это все, мягко говоря, интригующе.

Возможно, за этой всей пугливостью стояла какая-то серьезная детская травма, вроде маленькой Мэл, стаи собак и одной бутылки винца, которой Кэмпбелл отбивалась от псинок, спасая гуся, или что-то вроде того. Но Джас никакой подобной истории не слышал, и, наверное, стоило бы ему переживать о том, что он так мало знает о собственной жене, но мысль о том, что у него появился такой прекрасный шанс постебать Лисичку, была куда более соблазнительной.

- Ты только посмотри, какая она лапочка, разве можно ее бояться? 

Спорный вопрос, конечно, ибо какая-то толика страха даже у Джаспера присутствовала, но тут уже не до нее было дело.

- Эй, ты, мохнатое недоразумение, иди сюда.

А как там собак приманивают? Печеньками? Так у Тирелла только зеленый горошек, и вряд ли песель на него купится, но Джас все же высыпал несколько горошин на ладошку и протянул в сторону своего нежданного гостя. Надо бы, наверное, ему имя придумать, что-то типа Рексик. И прийти в гости к брату, так сказать, детишек порадовать.

Так, стоп, Джаспер что, решил уже оставить себе это четырехлапое недоразумение? Ну уж нет, ему Лисички за глаза хватает. Но ради “порадовать племяшек” (читай: позлить брата) можно было придержать собаку на пару дней.

Пока он обо всем этом размышлял, Рексик нерешительно, но все же повелся на горошек, сначала неуверенно ткнувшись мокрым носом в ладонь, а потом собирая шершавым языком разом все предоставленное лакомство. Радуясь, что не остался при этом без руки, Джаспер позволил себе почесать псину за ухом. Когда и это ему позволили, уже куда увереннее потрепал собаку по холке.

- Ну, разве не прелесть? Прелесть. Давай научим тебя приносить пиво? Будешь самым идеальным моим пьяным приобретением.

Забавно, Джаспер в детстве никогда не таскал зверей домой. Никаких облезлых котят, брошенных щенков или птичек с поломанными крыльями. Не питал никакой слезливости при виде оставленных кем-то домашних питомцев. А тут - пожалуйста. Может это какие-то его детские заглушенные порывы? Типа Фрейд и все дела.

Или просто нужно пить меньше. Намного меньше. Но эта миссия - точно невыполнима, как и миссия по приведению этого дома в порядок. Может, просто все сжечь и окончательно перебраться к Кэмпбелл? Один фиг живут они вроде как у нее. Но и лишаться своего уютного гнездышка Джасперу не хотелось. Во всяком случае, таким глупым способом.

То ли дело притащить собаку - совсем не глупость. Вполне в духе Тирелла.

+2

5

Если честно, Мелани бы куда больше удивилась, если бы Джаспер сейчас вдумчиво и обстоятельно рассказал ей историю появления в этом доме четырехлапого источника хаоса. Спас от голодающего бездомного корейца, вытащил из-под колес дальнобойщика – или пес вытащил бухое тело из-под колес дальнобойщика, тут стороны вообще ничего не решают. Знакомый решил пса усыпить, а Тирелл не мог допустить такой бездарной кончины друга человека. А может, пёс просто нассал ему на ботинки, и он решил пустить животное на шапку, просто ночью силенок не хватило?

Но Тирелл оправдывал ожидания на десять из десяти, смотря на пса с тем же удивлением, с каким смотрят дети на кролика, которого фокусник достает из шляпы: вот не было никого, и появилось. И сказать бы, что пёс – просто игра воображения проспиртованного наглухо мозга, но кажется, где-то там, за сидящими на полу заложниками ситуации, валялся наполнитель диванных подушек.

Боялась ли Мэл? – Конечно. Это же банальный инстинкт самосохранения: относиться с осторожностью к чему-то с зубами и когтями, что было тебе совершенно незнакомо. Может, этого пса чему-то учили, а может – он с рождения боролся за жизнь, и при малейшем проявлении недоброжелательности загрызет к чертям тут их обоих.

- Боюсь, - и ей даже не стыдно это признавать, пока пятки снова со скрипом опускались по двери до пола, - Как и любую собаку неизвестной степени воспитанности.

С дрессированными собаки вдали от хозяев можно найти общий язык. В отсутствии сильного приоритета, в них остаются рефлексы, и команды – в их числе. У них, например, дома в Напе были собаки. Вполне себе дружелюбные, почти целая стая породистых и не очень собак, выученных только скалиться и гавкать, загоняя в угол непрошенных гостей, если те были старше подросткового возраста. Бросались на людей только по команде или если чувствовали опасность для хозяев.

Мелани могла заставить соседского пса, который громко и грозно лаял, послушно лечь на землю – просто потому что знала, как отдавать команды. Так же, как могла отогнать от себя пса у собачьей площадки уверенным низким «фу», но именно по этой же причине обходила собак, встреченных просто на улице так далеко, как только могла.

А Джас мало того, что одну из таких припер к себе домой, так ещё и Мелани позвал! Это что, акция «подыхать, так вместе»? Героическим романтизмом они никогда не отличались, так с чего сейчас начинать? А этот придурошный, помимо всего прочего, еще и дружелюбно трепал непонятное животное по холке.

- Ты блять издеваешься?

А пёс, как на зло, еще и поддавался на эти провокации, и с ладони слизывал горошек. Правда, кажется, только из вежливости. Или с голодухи – едва ли начинкой диванных подушек или шторами можно было в нужной степени набить желудок.

- Значит так, - и подается вперед, делает опасливый шаг, стараясь держаться поближе к той стене, что продолжалась за спиной Тирелла, а не пса, - во-первых, мы оба знаем, что самое идеальное твое пьяное приобретение – это я.

Нет, а что? Их история тоже началась почти с этого – со знатной пьянки, с той лишь разницей, что ту встречу они оба помнили если не поминутно, то, во всяком случае, в достаточном количестве деталей. И, в принципе, она тоже где-то в начале их знакомства успела испортить ему ковер.

- Во вторых, - и вот она уже просачивается мимо Джаспером и стеной, придерживаясь ладонями за его плечи, и поёжившись под внимательным взглядом пса, сидящего напротив, все еще хрустящего замерзшим горошком громче, чем костью врага, наверное, - вот этой рукой, - и только взглядом, сильно вздернув брови, указывает на ладонь, с которой только что исчез тот самый горошек, - ты меня больше не трогаешь.

По крайней мере, пока не замаринует её в антисептике часов на пятнадцать, а лучше – пройдет курс уколов от бешенства и прочих болезней, которые переносят бродячие собаки. С какой бы надеждой они не заглядывали сейчас в глаза по очереди то одному, то второму взрослому, если Тирелла с Кэмпбелл вообще можно так назвать.

- Хотя, знаешь, - замирает на секунду, нахмурившись, и наблюдая, как Джаспер все еще треплет за ухом то, что сам притаранил в собственный дом, - второй тоже не надо.

И вот опять-таки, не брюзга, но осторожная. До такой степени, что пообещала себе облить Тирелла шампунем от блох и вшей, стоит ему заявиться на порог их дома. А это, кстати, вообще момент вопиющей несправедливости: почему его дом – это его дом, а её квартира – их? Положительный момент в этом, правда, тоже был. Вот например, притащи Джас пса в её квартиру, это было бы их проблемой. А раз уж он привел его к себе – то и проблема, соответственно, его.

- А в-третьих, - уже просочившись мимо, она исчезает за стенкой кухни, возвращаясь с той самой бутылкой пива в руках – выпить уже хотелось здесь не только хозяину, - если ты начнешь сейчас строить мне глазки и спрашивать, можем ли мы его оставить – я тебя ударю. Больно ударю! – и для пущей убедительности широко распахивает глаза и медленно кивает.

На самом деле, бутылку она подхватывала с кухни сразу по двум причинам: хотелось и выпить, и проверить неприятие псом употребления спиртного. И вот, стоит ей приложить к губам горлышко, наклонить бутылку, и гость встречает движение недовольным рычанием, поднимаясь с места. Но стоит Мелани, внутренне описавшейся уже раз тридцать, подобрать свой страх в кулачок, и его же – поднять вверх, громко цыкнув в сторону пса, он снова роняет задницу на пол, послушно прижимая к голове уши.

- Хм, - задумчиво, все же опрокидывает в себя глоток, а потом недовольно морщится: видимо, препирательства на счет алкоголизма между Джаспером и его новым другом длились достаточно давно, чтобы пиво успело и нагреться, и лишиться львиной доли пузырьков, - А мне, выходит, можно, - и прислоняется плечом к стене – все еще с противоположной от пса стороне коридора. Бережёного – и всё вот это вот. И даже руки на груди скрещивает, зажав горлышко бутылки пальцами одной ладони, - Может, и правда оставить?

+1

6

Тут Джаспер был абсолютно солидарен с Мелани: неизвестных собак он тоже опасался. И это при условии, что отец в свое время провел достаточно подробный ликбез о вопросах воспитания четверолапых, примерно через предложение добавляя, что детей по этим правилам тоже можно нормально воспитать. Намеки, намеки... которые до среднего Тирелла либо не дошли, либо с ним не работали. Но знать и применять эти знания на практике - совершенно разные вещи, и пока Кэмпбелл не продемонстрировала этот первобытный ужас, Джас и не вспомнил все те уроки, что отец заставлял усваивать.

Нужно показать, кто тут главный. Альфа-самец. У Джаса ведь никогда не было с этим проблем - если брать применительно к полу женскому. А, может, это тоже - девочка? Но рисковать и заглядывать под пузо собаке Джаспер пока не рискнул. Да и кличка “Рексик” ему нравилось, обидно будет, если понадобится переделывать ее на девчачий манер.

И только-только Тирелл нашел со своим нежданным гостем общий язык, только-только начал познавать мир “а если вот тут почесать, тоже нравится?”, как Кэмпбелл обязательно нужно было все испортить. Нет, он не издевался, вопреки обыкновению - недостаточно протрезвел и не до конца проснулся. А вот она, напротив, от привычек отходить не собиралась.

Слишком много пунктов для трещащей по швам головы Джаспера, он даже не успевал осознать, что там Мелани говорила, а она еще умудрялась при этом передвигаться, да такими путями, что следить за ней становилось просто невозможно. Но вот ручки на плечах Джаса лучше бы задержала, а если бы еще пожамкала - Тирелл и хвостом бы завилял от удовольствия, даром что у него такого не имелось.

Но Кэмпбелл и свои руки прибрала, и Джасперовские тоже умудрилась, заставляя того поднимать на нее недовольно-насмешливый взгляд.

- И долго ты сама-то без моих рук выдержишь?

Нет, вот правда, сама же знает, насколько приятными могут быть его прикосновения, и правда сможет добровольно от этого отказаться? Черта с два Джас в это проверит. Но из вредности может и послушается - чтобы Мэл сама поняла, какую глупость предложила, и пришла вымаливать прощение.

Справедливости ради стоило заметить, что в обратную сторону это тоже работало - без ее рук Джаспер тоже долго выдержать не мог, иначе бы и не спешил каждый вечер именно в ее объятия, несмотря на то что прекрасно понимал, что до обнимашек те же руки могут ему оторвать уши, голову и что-то еще. Но ощущение пальцев Лисички на спине Джаса того явно стоило.

Эта стерва еще и до его пива добралась! И нет бы отдать эту бутылку наиболее нуждающимся слоям населения, она еще и сама к ней присосалась! А это ушастое недоразумение послушно сидело и смотрело на это все безобразие! Что за несправедливость! Джаспер негодовал. В прочем, на открытое выражение протеста не рискнул - все-таки, мохнатое острозубое создание сидело к нему ближе, чем к Кэмпбелл.

А после ее слов Джас и правда задумался, может, оставить псину не такой уж плохой вариант? Брата - позлит, над Мэл - поиздевается, и начать может прямо сейчас.

- Конечно оставим! - с преувеличенным энтузиазмом заявил Тирелл, поднимаясь на ноги и отпихнув горошек подальше, а то еще сам споткнется. - И жить она будет с нами, то есть у тебя!

На это Кэмпбелл в жизни не согласится. Она и Джасперу-то бардак прощала раз через три, особенно если не вымаливать прощение через секс, а если творить беспредел будут уже двое, Мэл вообще с ума сойдет. Насколько это вообще возможно в ее и без того летящем состоянии.

Пока она переваривала услышанное, Тирелл с улыбкой подошел к Лисичке и забрал из ее рук бутылку. На раздавшийся за спиной недовольный рык только строго цицкнул - точно так же, как Кэмбелл минуту назад - и, довольный реакцией присмиревшего пса, со спокойной душой обошел Мелани, присосавшись к бутылке. И плевать, что выдохлось и нагрелось, а для раскалывающейся от похмелья головы и пересохшего по той же причине горла пиво оставалось пивом. Так еще и Кэпбелл прикрывала спину - буквально - от всяких возможных эксцессов. Утро понемногу налаживалось.

- И кстати, - оторвавшись от бутылки, Джаспер наклонился к уху Мэл. Без рук, как и просила. - Ты, Лисичка, приобретение совсем не пьяное.

В конце концов, подходил он к ней тогда в клубе практически трезвым, это с ней - напился. И на следующий день заявлялся без капли алкоголя в крови. И в том домике в горах Исландии именно Кэмпбелл была слегка нетрезва после ночных развлечений, а Джаспер разговаривал с ней на трезвую голову. Нет, все пьяные приобретения Джас получал по глупости, а Лисичка - это его самое обдуманное достижение.

В отличие от собаки. Потому что Кэмпбелл, при всем своем старании, никогда столько хаоса после себя в квартире не оставляла.

- Блять, - вот и все, что мог сказать Джаспер, глядя на остатки своей гостиной. - Знаешь, я думал, что самое страшное, что могло произойти с этой комнатой, это пьяная ты с открытой бутылкой вина.

И зачем, спрашивается, Джас так старался сохранить ковер после Кэмпбелл, если теперь его все равно придется выкинуть? Обидно, блин, очень обидно. Но телефон клининга Джаспер с тех пор сохранил, как знал, что еще пригодится. Им и набирал сейчас, уверяя, что это - вопрос жизни и смерти, и за срочность он доплатит.

Как, видимо, и за новый диван, шторы и журнальный столик. Блять. Реально проще все сжечь и отстроить заново.

- Может, ремонт заодно замутить?

А что, живет он все равно не здесь, да и с момента покупки ничего серьезнее уборки Джаспер в своих хоромах не затевал. Подумать надо. Но не сейчас, голова и так раскалывается.

- Пошли, Рексик, найдем тебе пожрать что-нибудь кроме моей мебели, - кивнул Джас псине, скрываясь на кухне. Та послушно посеменила следом, забавно виляя хвостом. И правда же, не страшная. Смешная. Как Кэмпбелл. Только ей об этом лучше не говорить.

В холодильнике, как назло, пусто. Не до такой степени, что мышь повесится, все-таки Джаспер иногда сюда заезжал и что-то нескоропортящееся оставлял. Опять же, раз он тут не жил...

- Или продать? - размышлял вслух Тирелл, передвигая баночки с соусами из одного угла в другой. - Ты яичницу будешь? - взгляд на псину, сидевшую рядом и внимательно следившую за Тиреллом. - Лисичка, собакам можно яйца? И как ты смотришь на то, чтобы переехать в дом? Нас же теперь трое.

Предполагалось, что это будет шутка. Но в каждой шутке, как известно, только доля оной. Джаспер от своей квартиры отказываться не хотел, она была ему дорога, минимум, как память, а еще как уголок личного пространства. Но он здесь не жил, уже достаточно долго, и привык возвращаться именно в квартиру Кэмпбелл, считая это место их домом. Может быть, пора на самом деле обзавестись чем-то по-настоящему их? Семейным гнездышком. Звучит неплохо, во всяком случае - мысленно.

Отредактировано Jasper Tyrell (2022-02-15 09:37:47)

+1

7

В одном Тирелл был прав: без его рук долго она не выдержит. Никогда не выдерживала: даже когда смертельно на него обижалась и демонстративно укладывала вечером рядок подушек посередине постели, среди ночи все равно обнаруживала себя щекой на его плече и прижимающей его локоть к своей груди. Наутро она, конечно, начинала яростно эту самую руку от себя отпихивать, как и её владельца, яростно отрицая своё ночное помутнение, и снова строила из себя барышню обиженную и оскорбленную до глубины души, вину перед которой можно загладить только ну очень вкусным завтраком.

- Ну ага, щас тебе, у меня, - скривилась Мэл в ответ на предложение сожительства с псиной, безропотно отдавая бутылку в его руки – всё равно тёплое и невкусное, - Мне кажется, вы напару уже свили себе уютное гнёздышко, - и кивком головы указывает в сторону гостиной. Ну, того, что от неё осталось.

А вот произнесенное дальше заставляет её потеплеть. Настолько, что она уже почти готова простить Тиреллу эти ночные приключения, угрозу взять в её дом собаку и даже этот срочный вызов, на который она только волей случая не захватила лопату и огромный мусорный мешок. Мелани даже успевает оставить лёгкий поцелуй на его щеке, старательно не думая о запахе у него изо рта. И даже не столько из взаимной любви – хотя жест был именно об этом – или благодарности, сколько из жалости: если всё, что между ними происходило, Джаспер выбирал исключительно в трезвом уме и твердой памяти – он явно на бошку ушибленный, причем, клинически.

Эта весна, правда, долгой не была, и следующие же слова, вырвавшиеся из его рта, заставляют Кэмпбелл больно ткнуть того пальцем в рёбра.

- Всего ОДНО, - и тот же палец вздергивает перед его носом, недовольно хмуря брови, - Одно винное пятнышко! Забыл бы уже давно, - поджимая губы, скрещивает руки на груди, - тем более, я, как мне кажется, уже давно загладила всю свою за то вину.

Взять хотя бы тот миллион круглых следов на её журнальном столике от его бутылок и стаканов, которые Мэл ему простила. Или то, как упорно он выдавливал что её пену для ванной, что гель для душа, и даже, иногда – кондиционер для волос. Нет, шерсть на груди конечно, становится на время шелковистой и вкусно пахнет косметической отдушкой, но лучше Джасу не знать, сколько конкретно стоит каждый из тюбиков, которые он опустошает. Слава Богу, у них раздельный бюджет – она тоже не спрашивает, сколько стоили рубашки, которые она или попортила, или окончательно приватизировала.

Но об этом она, пожалуй, умолчит. Как и о том, что ремонт в этой квартире просился задолго до того, как в нее нагрянул четырехлапый гость – но это исключительно дело вкуса. Как и дурацкий светлый ковер в гостиной – ну кто додумался стелить светлое на пол в самом прохожем месте? Получил по заслугам, дважды, причем винное пятно под диваном – меньшая из бед в судьбе несчастного напольного покрытия.

Место между собой и возлюбленным в шествии на кухню Кэмпбелл щедро уступала хвостатому гостю, хотя и скользнула на её лице тень некоторого недовольства. К ней в этом доме относились совсем иначе; дословно: хочешь есть – приноси с собой. А тут – и бардак прощали, и накормить пытались… В абсолютно неправильном мире они живут, если Мэл – не лучше собаки.

- Продать? – переспрашивает удивленно, потому что вот это уже – любопытно.

Они жили у неё – да, но так получилось как-то само собой. Они не поднимали вопрос переезда с того самого случая, как Джас просил её переехать сюда, а она – отказала, и в итоге они сошлись на одной полочке в её шкафу для его необходимых шмоток. Просто потому что ночевать им больше нравилось в одной постели, а на работу всем хочется выходить в свежем белье. А потом одна полка превратилась в две, три, захватила треть вешалок и два ящика в комоде, и вот Мелани уже звонит в мастерскую чтобы полностью перепланировать гардероб и оттаскивает (чужими, естественно, руками) целые чемоданы своих вещей, которые вряд ли ей понадобятся. Коктейльные платья, броские настолько, что второй раз их не оденешь; совершенно безобразные свитера, присланные тётушкой, и другие вещи того же рода. Но у них всегда было это: квартира, в которую Джаспер мог сбежать, или куда Мелани могла его выгнать, если бы пришло такое время. Эдакий запасной вариант. Место для отступления, если понадобится. И продать её значит добровольно отказаться от возможности безболезненного побега. Не то, чтобы Мелани совсем не верила в то, что у них все получится раз и навсегда, но определенным скепсисом в адрес человеческих отношений она обладала всегда. И в их случае – особенно.

И уж тем более, если Тирелл собрался обменивать своё холостяцкое убежище на целый дом с двумя именами в договоре купли-продажи. Наверное, правильнее всего было бы назвать такой шаг последним гвоздем в крышку гроба их независимости, но такая траурная метафора Мелани бы опечалила. Но слишком поспешный шаг – кажется, самое правильное определение. В конце концов, даже оперируя официальными данными, они в браке сколько – без году неделя? Хотя, год-то там как раз уже точно был… Но это абсолютно неважно. Рано, как думает Кэмпбелл, слишком рано. Осталось лишь донести эту мысль до Джаспера максимально мягко и деликатно. Но так, чтобы уж точно дошло.

Хотя такой вариант пополнения в семье – явно лучше альтернативного способа из двух единиц сделать три.

- М-м-м, - тянет загадочно, пока одним широким бесшумным шагом заступала мужу за спину, - а ты уверен, - одними только кончиками пальцев проводит вверх от низа его живота, обводит впадину пупка и движется еще выше – медленно, неспешно, пока сама Мэл прижимается губами к самому краешку его плеча, - что тебе нужен большой дом, - еще один поцелуй – чуть ближе к шее, - со скучным белым заборчиком и почтовым ящиком с красным флажком? - который будет постоянно поднят – они оба хронически не любили забирать почту. А пока, здесь, в полупустой кухне, его своенравная жена оставляла медленный поцелуй на его шее под ухом.

- Знаешь… - тянут снова задумчиво, приподнимаясь к его уху, - там между нами будет очень, очень много места… - и зажимает губами мочку, мягко пожёвывая, - Ты уверен, что оно тебе нужно?

Не нужно – им и кровать-то нужна примерно вдвое уже, правда, только если обиженная Кэмпбелл перестанет строить посередине целые замки из подушек.

И вот пальчики второй руки начали повторять уже пройденный другими путь, а губы оставляли еще один долгий поцелуй на шее, а сама Мэл уже сильнее прижималась к его спине грудью, ясно давая понять что всего один поворот всего одного тельца на сто восемьдесят градусов отделяет странное утро от превосходного, как кухню оглашает один звонкий и задорный «гав» ради привлечения внимания. Кэмпбелл сначала аж подпрыгивает, и потом – поспешно отступает, демонстрируя хвостатому гостю (и как она умудрилась даже на секунду о нем забыть?) поднятые руки, мол:

ладно, ладно, всё – он твой, только не сожри меня, пожалуйста

- Яйца, - возвращает разговор в прежнее русло, усаживая себя на стул подальше от голодных и мохнатых, - яйца собакам, вроде, можно, - чуть хмурится, почесав себе кончиком пальца между бровей, - только не яичницу, - и угрожающе потряхивает в его сторону пальцем, - вроде можно вареные и сырые, но в любом случае – с чем-то, - даже хмурится, задумчиво уставившись в какую-то из ручек верхних шкафов кухонного гарнитура, - Дома собакам делали какое-то страшное варево из каши, мяса, овощей и яиц… А вообще, у тебя тут за углом зоомагазин есть, может, я сбегаю за кормом? – так, вроде, и проще, и быстрее – только вот шансы на то, что она вернется обратно были, прямо скажем, прозрачные.

Да и, говоря по-честному, это было глупо. Это минутное желание оставить собаку себе – не более, чем желание поиздеваться над Мелани, и она это точно понимала. Но вот как только ты даешь собаке кличку, а потом – кормишь, это уже твой пес, и отказываться от него будет сложнее с каждым часом. Хотя сейчас перед глазами они имели наглядное доказательство того, что этого делать не стоит: штора из гостиной была растянута до самой кухни. Но Тирелл упорно гонял бутылки с соусами из одного угла полки в холодильнике в другой, как будто в следующий раз за проходом горчицы волшебным образом возникнет, например, банка тушенки.

- Ты вообще уверен, что это хорошая идея?

Отредактировано Melanie Campbell (2022-03-01 10:58:46)

+1

8

Вот бывает такое: втемяшится Джасперу в голову какая-то мысль, и не вылезает оттуда. Сидит, сидит, а потом раз - и занимает собой все свободное пространство. С Лисичкой так было, например - и Тирелл даже всерьез пытался от этой навязчивой идеи избавиться, но, раз они оба сейчас здесь, да еще и с кольцами на пальцах, совершенно ясно, что в этой борьбе Джаспер проиграл с разгромным счетом.

Ему вообще сложно выгонять из своей головы то, что оттуда уходить не хочет. Получается только замещать что-то чем-то, но для этого нужно еще было постараться придумать замещающую альтернативу.

Сейчас вот Джасперу хотелось дом. Зачем? Да хрен его знает, он никогда не относился к числу тех, кто стремится из города как минимум в пригород, всегда предпочитал движение и шум, а еще все прелести современной жизни, вроде бара за углом и доставки за полчаса. И даже если задуматься, дом нужен тем, кого много, а они с Лисичкой - вдвоем, и в этом составе им более чем комфортно. Им в целом достаточно было бы и одной комнаты с кроватью и кофемашиной, потому что никакими другими предметами обихода они практически и не пользовались.

Но Джасперу хотелось дом. Где-нибудь не слишком далеко, но чтобы было немноголюдно. Чтобы до ближайшего соседа было метров пятьдесят, и его дурацкая улыбка по утрам не портила вид заднего двора. С бассейном, наверное. Гаражом на две машины. Большой кухней, гостиной и кабинетом. А на втором этаже он бы устроил спальню с огромной гардеробной - чтобы Кэмпбелл перестала отчитывать его за носки не в том ящике. Можно, пожалуй, замутить и гостевую спальню на случай, если Розали опять перейдет кому-то дорогу, и ей нужно будет где-то заныкаться.

И так ясно Тирелл себе это представлял, что полки холодильника перед глазами давно перестали существовать, подменяя изображение на виды возможных интерьеров. Кухня - светлая, хоть это и не практично. В гостиной - ковер, даже если Лисичка будет обливать его вином каждый вечер. И камин! Точно, как это он не подумал про него сразу. В спальне - темные шторы, которые, скорее всего, и раздвигаться-то никогда не будут. И очень, очень хорошая шумоизоляцией. Пожалуй, на это Джаспер точно готов раскошелится.

Только у всех навязчивых идей Джаса была одна маленькая слабость. Маленькая рыжая вредная слабость, которая одним прикосновением могла повернуть мысли Тирелла на сто восемьдесят градусов по цельсию. Правда, слушать, и, что важнее - слышать Кэмпбелл в такие моменты становилось непередаваемо сложно. Все внимание Джаспера - на ее пальцах, выписывающих виражи по его животу. На ее губах, оставляющих такие несерьезные, но все равно обжигающие поцелуи. А уж то там при этом Лисичка говорит - дело уже десятое, доходящее до сознания Джаса гораздо медленнее, чем тактильные ощущения.

Белый заборчик и красный флажок - на самом деле звучит скучно. Нет, Джаспер не хочет в тот пригород, где между домами только деревянный частокол высотой до колена, а по утрам соседи обмениваются сплетнями, поливая из шланга гортензии. И почтовый ящик не хочет - зачем он вообще нужен? Они все равно туда заглядывать не будут. И много места - это хорошо! Это такое разнообразие для личной жизни! Но это место должно быть не между ними, а для них двоих, и никак не наоборот.

Джаспер уже собирался показать это наглядно - всего-то оставалось обернуться к Кэмпбелл, усадить ее на стол, а дальше - по излюбленному сценарию. Но вот третий - и правда лишний, что наглядно продемонстрировала одна наглая собачья морда своим звонким и совершенно ненужным сейчас “гав”.

- Знаешь, ты начинаешь нравится мне все меньше, - укоризненно произнес Джас псу, с разочарованием ощущая, как за спиной становится пусто. Не хватало еще, чтобы залетная псина влезала в отношения с Мэл. Лисичка, все же, на первом месте, вне зависимости от того, какие новые игрушки себе Тирелл находил.

Да и какие это игрушки. Так, баловство одно на пьяную голову. А Кэмпбелл - это мало того, что приобретение трезвое, так еще и серьезное, в отличие от всего остального, что было у Тирелла в жизни. Машина еще, разве что, но в этом случае Джас прекрасно осознавал, что если она ему надоест, то он просто поменяет ее на что-то новое. А вот Лисичка за рулем его тачки будет всегда, и другого варианта Джаспер себе представить не мог.

А вот собака или дом - это уже что-то из разряда столь же серьезного. Их не выкинешь просто так и не заменишь на что-то новенькое, тем более если хозяин - не ты один.  А Джаспер Тирелл не умеет делиться. Не умел. Хрен его знает, в прошедшем или в настоящем, ведь вот она, Кэмпбелл, все еще за его спиной, пусть и не так близко, как того хотелось бы. В горе и радости, чтоб ее. Поэтому и на ее предложение слинять - категоричный отказ.

Сложно это все. Да еще и соусы в холодильнике никак не хотели превращаться во что-то более съедобное, так и приходилось Джасу признавать свое поражение и останавливаться на яйцах. По совету Кэмпбелл - сырых, она в этом явно больше него понимала. И вот они, избавленные от скорлупы и помещенные в салатницу за неимением другой посуды отправляются под нос виляющей хвостом собаки. Гремит, конечно, стекло по полу неприятно, но куда деваться.

- Уточни, ты про яйца, псину, или дом?

У Джаспера редко бывали хорошие идеи. И еще реже он был в них уверен - как раз наоборот, свято верил, что будет жопа, и целенаправленно туда шел. Данная ситуация - не исключение. Нужна ему собака? Нет, и без нее неплохо жили. Нужен дом? Снова нет. Нужен ли именно этот, его дом? И опять отрицательно. Из всего присутствующего Тиреллу нужна была только Мэл, а где, как и когда, значения не имела.

- Не знаю, - в итоге заканчивал свои рассуждения Джаспер, опуская на стол перед Лисичкой чашку кофе. На рефлексах сделал, не выливать же. И себе заодно, раз нормальное пиво в доме непредусмотрительно закончилось. А в квартире Кэмпбелл на такой случай всегда три бутылке в холодильнике стояло.

Нет, в этой жилплощади Тиреллу не было больше никакой необходимости. И даже на такой случай, как вчера вечером, он вполне может переночевать в отеле. Или у сестры. Так даже лучше будет - количество приносимого с собой балласта будет стремиться к нулю. 

- Наверное, хочу иметь с тобой что-то действительно общее.

У них, конечно, была общая постель. И общая страсть к дебильным поступкам. Но это все больше абстрактное, чем реальное. А из реального - только подпись на бумажке, подтверждающей факт их пьяного брака.

- У нас был бы прекрасный дом, - с полной уверенностью заявил Джаспер, делая глоток из своей чашки. - Как минимум потому, что я бы устроил там для нас красную комнату, и мы бы все равно из нее почти не выходили.

Наверное, самое серьезное в их серьезных отношениях - это секс. Неплохо, конечно, и даже более того - Джасу нравилось ставить эту часть их личной жизни во главу угла. Но почему сейчас кажется, что этого мало?

- Почему мы никогда не обсуждаем планы на будущее?

Нет, они, конечно, говорили про отпуск где-то на островах, и какой-то возможный в этой вселенной совместный визит в Напу. Но обычно их планы не выходили за рамки двух-трех дней, иногда - окончания недели. А каких-то более серьезных совместных стремлений у них не было.

Но ведь это нормально - строить планы и к чему-то стремиться. Джаспер, например, представлял, что будет с его компанией в перспективе пары-тройки лет. У Мелани наверняка тоже были какие-то мысли по поводу своей галереи. Они умели делать это - планировать и, страшно себе сказать, мечтать, но никогда не делали это вместе - в рамках их общих отношений.

- Потому что мы оба - безалаберные идиоты, или потому что где-то на подкорке считаем, что у нас этого будущего нет?

Не зря же на их кольцах - бумажные самолетики. Летящие и легкие, но от первого дождя теряющие всякую способность к повторному полету. И это грустно, на самом деле, ведь Джаспера от одной мысли о таком раскладе бросало в холодный пот. Лисичка - центр его маленькой вселенной, и, разумно предположить, что без нее вся эта вселенная разлетится к херам.

- Мы никогда не говорим о чем-то серьезном. Может, пора?

Не протрезвел он, вот и тянет его на вопросы философского характера. И дом хочется. И Кэмпбелл хочется. И пива. А приходится глотать горький кофе, от которого пока только спать еще сильнее хотелось.

+1

9

Когда Джас о чем-то задумывался, предугадать исход его размышлений было просто невозможно. Когда он, как сейчас, зависал в пространстве, переваривая что-то в голове, кончиться это могло как угодно: от желания поставить в холодильник еще пару пива на всякий случай до того, что им точно нужно кого-то вызвать для перепланировки её, Мелани, гардеробной.

Вот сейчас, например: что конкретно варилось в его котелке? Учитывая общий похмельный раздрай, это могли быть как мысли о доме его мечты, так и о том, как развести Мэл на собаку или чем именно накормить последнюю, учитывая, что самое близкое к требуемому мясу в его холодильнике – соус для стейка.

- Да про всё сразу, - неопределенно отмахивается, потом подпирая голову кулачком.

Ни первое, ни второе, ни третье, на самом деле, не вписывалось в концепцию мира Кэмпбелл. Дом – обязательство чуть большее, чем собака; а если последнюю кормить – то расставаться с ней будет всё сложнее. Примерно так в доберманьем племени отца как-то раз появилась низкорослая дворняга с курчавым хвостом и подраным ухом, когда самой Мэл было лет двенадцать. Она не смогла отказать жалобному взгляду псины, а отец – её собственному, ну и…

А вот желание чего-то действительно общего заставляет недоуменно поднять одну бровь, пока она дула на кофе в чашке, подхваченной в обе руки. В смысле – иметь что-то действительно общее? А они что, не имели? У них на двоих было столько общего, сколько Мелани не имела еще ни с кем в жизни: у них была общая постель, общий гардероб, иногда – общая чашка потому что ну, знаете, из чужой кофе вкуснее. У них даже были общие планы на отпуск! И, скорее всего, одна пушистая мочалка, потому что Джас упорно отрицал свою потребность в ней, но подозрительно вкусно пах, выходя из душа. Говоря объективно, Тирелл уже давно переехал к ней в дом, в избранные контакты телефона и куда-то под ребра, где у статистически нормальных в эмоциональном плане людей бывает сердце. Путь к последнему, правда, постоянно подкреплял самым верным способом – через желудок, исключая моменты с сожранными заныканными вкусняшками.

- Любая наша комната сама собой становится красной, - и даже заговорщически подмигивает, делая глоток из чашки, - Или тебе так сильно не хватает кожаных качелей?

Да и как это, они не обсуждают планы на будущее? – Обсуждают ведь, просто не заглядывают слишком далеко. Даже отмечают на календаре на холодильнике какие-то планы, пусть и заключаются они, в основном, в выходе какого-то кино или открытии нового ресторана. Даже, вроде, почти выбрали, на какие острова поедут в отпуск, который отказываются называть запоздалым медовым месяцем – но что это, если не он?

Но Джаспер, судя по всему, говорил о каком-то совершенно другом Будущем – именно с большой буквы. И это заставляет Мелани задумчиво нахмуриться, остановив взгляд где-то на уровне ключиц благоверного.

Ей всегда казалось, что люди обсуждают и строят это самое большое Будущее тогда, когда им перестает хватать настоящего. Когда в нем – в настоящем – им становится скучно, и оно начинает отдавать ощущением застоялой воды. Мэл в их с Джаспером настоящем было комфортно. Хватало и драйва, и страсти, и даже нежности – эпизодически. Потому что даже спустя столько времени, он часто смотрел на неё именно так – как в первый вечер их знакомства, даже если она была усталой, или сонной и лохматой, или сопливой до невозможности. Потому что эти его ленивые, сонные поцелуи – лучшее из всего, чем только мог начинаться день.

Поэтому, наверное, первое – потому что они безалаберные идиоты. Потому что будущее у них было – так далеко, как только Мелани могла заглянуть. Но пока она обдумывала, в каких словах эти её слишком нежные мысли не будут звучать слишком глупо, Тирелл вбрасывает еще одну гранату, которая норовит взорваться прямо у её ног.

Ну конечно, о чем-то серьезном нужно говорить именно сейчас, когда у него с рожи еще отек вчерашней попойки не сошел: не привык еще старикан, что ему уже давно не двадцать и бухать так же уже не выйдет без последствий. Хотя, с другой стороны, когда, если не сейчас – если Мелани, пребывая в полной уверенности, что проблему составляет как минимум распятие дохлой проститутки на карнизе в гостиной, всё равно примчалась, кажется, пару раз даже проскочив на красный?

- Знаешь, - задумчиво так, но спокойно, поднимаясь на ноги, - Мне не нравятся твои мысли.

Потому что сейчас, кажется, был тот самый редкий случай, когда они думали совсем-совсем по разному. А такие ситуации, пусть и заканчивались, как правило, хорошо, но перед этим порождали если не полноценный скандал, то явно ссору.

Ей нужно чем-то занять руки, чтобы самой себе облегчить разговор: она вполне могла критично распалиться, если не будет делить свое внимание на что-то еще. И если убираться в этом оставленном новым четырехлапым дружком мужа бардаке она явно не собиралась, то набедокурить, заляпав еще больше посуды – это она, пожалуй, вполне могла. В конце концов, Джасперу все равно придется мыть тот пустой салатник, над которым восседал уже сыто посмиревший пёс.

- Я вижу нас, - и указательным пальцем – от себя к Тиреллу, уже подходя к кухонному гарнитуру, - так далеко в будущем, насколько вообще в него смотрю.

Из ящика – сковороду, одновременно свободной рукой зажигая конфорку; критично принюхаться к маслу, но все же налить его примерно с чайную ложку. Мелани умела готовить, и даже, стыдно признаться, любила – но предпочитала простые блюда. Им просто все время некогда, да и выдавать этот навык она не любила: еще чего доброго, Джас начнет требовать полноценные завтраки сложнее сендвича с индейкой. Да и нравилось ей, если можно так выразиться, есть с его рук.

- Мне всегда казалось, что вот эти серьезные и взрослые планы, вроде дома, детей… И что там еще? – отмахнулась, выуживая из пакета с горошком пару горстей, и высыпая их шкварчать на сковороду, - Люди начинают изобретать для себя в тот момент, когда между ними образуется какое-то пространство, которое нужно чем-то заполнить.

Мэл между ними такового не видела. И не хотела видеть, если честно. В её мыслях такие тяжелые материи начинают отнимать время от центра её удовольствий, даже если он и заключается в том, чтобы полежать в обнимку, пытаясь посмотреть кино. Да и менять войну за последние три ложки мороженого в банке на выбор краски для забора ей не хотелось: чем заканчивалось первое – она знала, и ей это нравилось, в то время как второе было территорией абсолютно неизведанной.

Можно иметь сколько угодной специй и соусов, но нет ничего лучше соли и перца – так отец говорил всегда, и Мэл не имела ни одной причины этому не верить. Поэтому к начинающему оттаивать горошку она добавляет прямо пальцами из баночек и того, и другого, накрывая потом сковороду крышкой.

- Я честно думаю, что это очень-очень скользкий путь, - оборачивается, и для убедительности – медленно кивает головой, распахнув пошире глаза. А потом – снова отворачивается, чтобы достать из холодильника два оставшихся яйца, - Ты смотри, так неровен час, и мы будем за ужином подбирать себе места на кладбище.

Что вообще-то идеей было совсем не плохой, учитывая, что их отношения с очень большой долей вероятности закончатся втыканием вилки в чей-нибудь глаз.

Яйца, видимо, триггерят вторженца в этот дом на тему – а может, еще пожрать перепадет? И лохматое четвероногое целеустремленно выдвигается в сторону Мелани, попутно с противным звоном переворачивая на кафеле несчастный салатник одним непринужденным движением задней лапы, не разбив его одним только чудом. Прежде, чем она успевает даже обернуться, пёс встает на задние лапы, передние опирая ей на бедро, и даже умудряется лизнуть ей локоть, заставляя только сдавленно ойкнуть от неожиданности, принимая упор на вторую ногу и поднимая руку с яйцами у себя над головой.

- Так, кыш! – не кричит, но строго, чуть подталкивая бедром, - А ну, сел!

И чудо – мохнатый зад послушно опускается на пол, продолжая буравить Кэмпбелл голодным взглядом. Та, правда, не расщедрится больше, чем на сухарь, отломанный от забытого бог знает когда куска хлеба в тостере, который пёс ловит на лету.

- По ходу, он, - с задумчивым выражением лица, показывает пальцем на опять занимающего попрощайничающее положение пса, - домашний. Может, сбежал? – и потом отмахивается, возвращаясь и к прежней теме, и к прежнему занятию – разбивая яйца в широкую чашку. А что делать, единственный салатник в этом доме лежал сейчас жопой кверху на полу в четырех шагах от неё.

Даже если Джаспер будет делать такие же умоляющие глаза, как эта несчастная псина, Мелани будет против. Она, если честно, вообще с трудом представляла себе содержание собак в условиях городских квартир и загруженного графика: дома псы мало того, что жили на улице, что автоматически решало проблему выгула, учитывая площадь участка, так еще и жили стаей – их и развлекать не надо было. Только раз в пару дней проводить с ними дрессуру, дабы не забывали, кто в доме папка.

- Так, я к чему? – спрашивает скорее сама себя, пытаясь вернуться в русло разговора, пока взбалтывает яйца в чашке вилкой, - А, помню. Короче: я не смотрю далеко в будущее просто потому, что мне очень нравится такое настоящее. И мне правда не кажется, что нам вот прям надо, - и снова для убедительности – широко раскрыть глаза, - что-то менять.

Иногда у Кэмпбелл всё-таки пробивались мысли о токсичности её собственного эгоцентризма – и в такие моменты она даже могла признавать, что мир совсем не обязан соответствовать её видению. Так, в общем, и мысли и желания Джаспера совершенно точно не должны полностью совпадать с её собственными: она всегда плыла по течению, в то время как ему все равно время от времени приходилось в руки брать весло. И, наверное, если во главу угла поставить не само путешествие, а компанию в нем, пора бы искать какой-то компромисс.

- Но знаешь, что? – отложив на столешницу гарнитура и чашку, и вилку, предусмотрительно отодвинув их подальше от края, снова подходит к столу, наклоняясь и обнимая со спины за плечи виновника этого утреннего торжества, компании и разговора, - Если ты хочешь дом, - и крепкий поцелуй в щеку, - значит, у нас будет дом. Если ты, конечно, не боишься, что мы разведемся на этапе выбора кухонного кафеля.

С легкой руки – как любое важное решение в жизни. Такие даже если не заканчиваются хорошо, то обещают как минимум смуту, в которой Мэл – как рыба в воде. Здесь, правда, необходимо учитывать, что к самой идее дома она все еще относится с нездоровым скепсисом, и облегчать Джасу задачу явно не собирается. Даже наоборот – она ставит себе целью усложнить её настолько, чтобы подступиться к ней этому бородатому недоразумению было страшно.

- Давай его построим? – и снова отходит к плите, открывает крышку сковородки, помешивает уже растаявший, но еще не прихватившийся на огне горошек лопаткой, - С двумя гостевыми спальнями, огромной гостиной с панорамными окнами, широкой террасой… И джакузи! – вздернув лопатку к потолку, ёрзает снова, как перевозбудившаяся второклашка. Или как пес, уже беснующийся возле её ног в поисках оброненных крох или слетевшей с лопатки горошины, - Да-а-а, - мечтательно тянет, оборачиваясь к столу, - Я точно хочу джакузи.

+1

10

- Знаешь, иногда даже мне мои мысли не нравятся, - устало признался Джаспер, опускаясь на стул рядом с Мелани. Страшно подумать, но кроме Кэмпбелл так вынести себе не до конца трезвый мозг мог только сам Тирелл, пустив туда совершенно неуместную и неконтролируемую мысль. Думал бы лучше про красную комнату - и совершенно права Лисичка, отдельное помещение им для этого не нужно. Они не только из любой комнаты могли сделать плацдарм для примирения, но и из любой горизонтальной, вертикальной или наклонной поверхности. И даже игрушки им по большому счету были не нужны - все равно большую часть времени они обходились средствами подручными, например, просто привязывая к изголовью кровати галстуки. Достаточно удобно, кстати говоря, потом не нужно было их искать по всему дому.

Дому. Юридически - дому Кэмпбелл, фактически - их общему дому. Джасперу там нравилось, хотя он особенно на эту тему и не задумывался. Наверное, в этом плане он был совершенно непривередлив: стены - не облезлые, кофемашина - присутствует, кровать - тоже на месте, а все остальное вроде шкафа не у той стенки или входная дверь, открывающаяся от себя, а не внутрь - это такие мелочи, к которым крайне быстро привыкаешь. И к той жилплощади Джас привык быстро, как привык бы и к любой другой, если бы там была его Лисичка.

Видел ли он их вместе в будущем в этом доме? Конечно видел. Но место тут совсем не причем, стены значения не имели, как и время, по большому счету. Может, не знал Тирелл, где и в каком виде они с Кэмпбелл окажутся лет через десять, но вполне себе четко представлял, что без Мелани он не хочет себе этих десяти лет. Поэтому и на ее слова Джас только согласно кивал. Если в их головах и встречались мысли о том, что вместе им не по пути, то никакого особенного веса они все равно не имели. Так, ненужный шум.

Как, собственно, и то, что они сейчас тут обсуждали. Про какое такое пространство между людьми говорила Мелани, Джаспер не особо понял, но направление ее мыслей уловил верно. А вот то, что при этом Кэмпбелл творила, вызывало у Тирелла недоумение. Она всегда стремилась чем-то себя занять, если тема разговора Лисичке не нравилась. Вертела телефон из стороны в сторону, складывала бумажные салфетки в какие-то только ей ведомые фигуры, вытирала несуществующую пыль с полок. Тирелл же в такие моменты старался или не мешать, или менять тему разговора на горизонтальную, если это было в его силах. Но тут просто звезды сошлись под каким-то неведомым углом, почти вынуждая его оставаться на месте и, перегнувшись через спинку стула, с недоуменно поднятой бровью смотреть, как одним уверенным движением руки Мелани достает из шкафа сковородку.

Ради чистоты эксперимента стоило сказать, что Джаспер в своем текущем состоянии и сам бы не с первого раза сообразил, какую дверку ради этого стоило открыть, а Мэл все так же уверенно доставала масло и крышку, чуть погодя - соль и перец, в то время как Джас все сидел и думал, когда же она научилась так ловко ориентироваться на его кухне.

Кэмпбелл и готовка в его голове никак не соотносились - вообще, но недостатком Тирелл это не считал, равно как и Мелани, но в обратную сторону. Да, иногда они позволяли себе и друг другу устраивать кулинарные вечера, пару раз - даже самые настоящие битвы вроде “кто вкуснее приготовит пасту”. Однажды Лисичка даже умудрилась приготовить ему вишневый пирог - и Джас был в восторге, но не тешил себя иллюзиями, что так будет всегда. Но все это происходило, как правило, на кухне Кэмпбелл. На этой же кухне они ограничивались либо кофе, либо чем-то спиртным в прикуску с чем-то доставленным.

И даже не тот факт, как уверенно Мэл чувствовала себя на этом поле бое, занимал Джаспера, а понимание того, что ему это нравится. Дико, просто до безумия нравится - что Кэмпбелл - тут. Что она - готовит. И даже этот совершенно непонятно откуда взявшийся пес, так по-хозяйски ставивший свои лапы на бедро миссис Тирелл, смотрелся максимально естественно в этой обстановке. Для полноты картины не хватало только Лисичку переодеть в рубашку Джаса. А если еще представить, что это все будет в их общем доме...

- Ты так уверенна, что это - он? - поинтересовался Джаспер, движением пальцев подзывая собаку к себе. Та, словно подтверждая слова Мелани о собственной домашности, послушно подошла, позволила почесать себя за ухом и снова отправилась искать не долетевшие до сковородки горошинки. - Может, это она, я как-то не додумался проверить.

Но для того, чтобы подтвердить или опровергнуть собственные мысли, требовалось как минимум наклониться и заглянуть псине под брюхо, чего Джас, конечно же, делать не стал - как-то в миг ему стало так лениво двигаться, что даже мысли из одной в другую перетекали очень плавно и медленно, как тягучая карамель. Эх, пивка бы ему...

Наверное, Кэмпбелл была права - зачем менять то, что их обоих устраивает? Не зря же говорят, что лучше не трогать то, что работает, даже если работает оно не совсем так, как должно быть. И даже обоснование у Мэл было весьма логичным, а не типичным для нее “я так хочу”. Тогда почему на какую-то долю мгновения Джасперу стало чуточку грустно? Наверное, потому что Лисичка не поддержала его идею. Да, немного сумасбродную, но так ли это ново для них? Ведь закрашивание переходов в ночи тоже нельзя назвать серьезным поступком, но они это делали, равно как и покупали дурацкие маленькие вязанные кофты для пингвинов.

Просто сумасбродства Мэл были чуть менее масштабными, чем у Джаспера. И то, что рискнуть на подобное приключение с ним у Мелани не хватало смелости, было несколько разочаровывающе.

Джас не знал, что ответить, поэтому просто возвращался к своему кофе, смиренно принимая тот факт, что разговор на эту тему закончен. Во всяком случае, на текущий момент, потому что желания и сил уговаривать Кэмпбелл на эту авантюру у Тирелла пока не было. И после ее “знаешь что” он ожидал предложения доготовить гороховую яичницу самому, а не то, что Лисичка на самом деле сказала.

- Я хочу дом, - уверенно заявил Джаспер даже быстрее, чем до него дошел смысл согласия Мелани ввязаться в это отчаянное мероприятие. Видимо, действительно какая-то потребность на бессознательном уровне давала о себе знать. - И я не верю, что мы с тобой в принципе разведемся. Прибьем друг друга - да, а вот развод - нет.

Ему вообще не нравилось это слово - развод - в контексте их с Лисичкой брака. Вот развести кого-то на деньги-эмоции-нужные поступки, пусть даже и саму Мэл - это всегда пожалуйста, такие разводы Джаспер очень любил. А развод именно как факт прекращения брака - одного конкретного брака - нет. И даже мысленно ему не нравилось, как это звучит.

- Но я готов спорить с тобой по каждой детали отделки, декора или мебели лишь для того, чтобы каждый наш спор заканчивать сексом.

Плевать ему было на кухонный кафель и цвет стен в коридоре, даже если Мелани выкрасит их в какой-нибудь ядовито-розовый. Куда важнее был тот факт, что она в принципе на это все согласна, даже если и делает это из одного только одолжения Джасперу - он придумает, как это все компенсировать.

- Построим?

А вот это уже было неожиданно. В прочем, о таких вариантах Тирелл еще не успел подумать, но ход мыслей Мэл ему определенно нравился. Настолько, что Джас нашел в себе силы оторвать задницу от стула, преодолеть расстояние до Кэмпбелл и сгрести ее в охапку. А на все возмущения со стороны мохнатого недоразумения, попытавшегося снова облапать его Лисичку, лишь грозно бросил “брысь, все мое”.

- Ты ведь понимаешь, что от нас сбегут все строительные бригады в городе?

Вряд ли во всем Сакраменто найдутся более неадекватные заказчики, чем чета Кэмпбелл-Тирелл. Ведь если и строить для себя уютное семейное гнездышко, то строить идеально, а для этого придется придираться к каждому неровному миллиметру. А когда таких долбанутых двое...

- И я могу понять джакузи, - оставляя поцелуй где-то за ухом Мэл, начал Джас. - Ничего не имею против террасы и панорамного вида из гостиной. Но зачем нам две гостевые спальни?

Сама ведь пару минут назад говорила про “слишком много места между нами”, так зачем его добавлять? И ладно бы еще одну лишнюю комнату, которая все равно большую часть времени будет пустовать, учитывая нелюбовь Джаспера и Мелани к гостям в принципе и с задерживающимся - в частности. Но две?

Додумать мысль до конца Джас банально не успевает - отвлекшись на очередной поцелуй, он как-то упустил из вида третьего лишнего в этом доме, а когда поймал глазом движение за спиной Кэмпбелл, было уже поздно - это хвостатое недоразумение, поставив лапы прямо на столешницу, уже засунуло морду в миску со взбитыми яйцами.

- А ну кыш отсюда!

Пришлось даже отпустить из своих рук Лисичку - а это преступление куда более тяжкое, чем испорченный завтрак.

- Плохая, очень плохая собака! - грозно рявкнул Джаспер, глядя на то, как причина всего этого бедлама с опущенной головой залезала под стол. И глазки такие огромные, что Тирелл даже на мгновение забыл, за что вообще кричал на эту невинность. А нет, вспомнил, стоило только обернуться обратно к плите. - Это вообще теперь есть можно?

Не понятно ведь, успела псина попробовать на вкус этот будущий шедевр шефа Кэмпбелл, или только покушалась. Но как-то желания есть из одной миски с собакой у Джаспера не было. Даже если это будет тот единственный раз в год, когда Мэл посещало вдохновение на готовку.

- И что вообще теперь с этой псиной делать?

Отредактировано Jasper Tyrell (2022-05-06 10:11:02)

+1

11

То, как быстро Джаспер признавался в своем желании иметь общий дом – даже не моргнув глазом – лучше всяких слов обозначало глубину этого желания. Так же стремительно выбор он делал между вином и вермутом, или, например, между перепихнуться и почитать энциклопедию. А это значит, что в ситуации, где у них или есть дом, или его нет, выбора как такового Тирелл перед собой не видел, просто не замечая неугодного ему варианта.

И это, в перспективе, означало полный попадос – и пугало Мэл до усрачки. Широкие шаги она привыкла делать только навстречу приключениям, но то, на что она соглашалась сейчас – это скорее затяжной квест с миллионом однотипных задач, которые и в спокойный-то день могли с ума её свести. В духе дамских романов было бы признание сейчас самой себе в том, что даже на это она была бы согласна лишь бы с Джаспером рука об руку – но нихрена ж подобного! Кэмпбелл была столь же далека от подобных новелл, как пингвины – от чемпионата по баскетболу. И, говоря откровенно, даже самой себе обосновать это относительно легкое согласие на подобную авантюру она не могла. Пусть она и вставляла палки в колеса даже на этом, пред-пред-подготовительном этапе.

Но она все равно улыбается, отступая к гарнитуру - она уже далеко не в первый раз ловит себя на сравнении, которое ей очень нравится: если дороги все ведут в Рим, то любая дискуссия с Джаспером – к сексу. Абсолютная константа, даже если мир полетит в тартарары.

- Неужели ты думаешь, что мы не сможем найти повод получше? – тихий смех, потрясывая в сторону Джаса лопаткой, - Да и так мы будем спорить и трахаться до старости.

И для ссоры, и для того, что всегда следует после. Их изобретательности можно было позавидовать, ибо причиной мог стать да хоть недостаточно ореховый Сникерс. Судя по тому, что конец их отношений Тирелл видел исключительно в соответствии с клятвой, которую они определенно не произносили перед Элвисом в той часовне – пока смерть не разлучит нас – вероятнее всего причиной кончины одного из них станет обширный инфаркт в постели отнюдь не в спокойном сне. Ну, или воткнутая в глаз вилка – тут как пойдет.

Очень неожиданно в этом признаваться, но этим утром её окружает слишком много мужского внимания: один сгребал в охапку практически по-медвежьи, второй – снова и снова пытался поставить лапы Мелани на бедро. Она, честно говоря, даже не могла для себя определиться, ей довольно мурчать первому, или недовольно ворчать второму – на счастье, они и сами между собой разобрались.

- Ну и ничего, - широко улыбается, укладывая ладошки Тиреллу на спину, и поглаживая ту вверх-вниз пальцами – кажется, он не обнимал её слишком давно, - Можем найти их и в другом.

Пожалуй, в этом оптимизме было даже больше искренности, чем наигранности. Да и без разницы Мэл, если честно, кто конкретно будет когда-то там строить им дом – до этого этапа им как до китайской границы, учитывая, что они уже расходились во мнениях относительно количества гостевых спален. Хотя, так вполне можно уже сейчас провести маленький тест-драйв их умению улаживать разногласия.

- Ой, ну знаешь, - тихонечко тянет, сплетая пальцы за его поясницей, и оставляет короткий поцелуй на его шее под ухом, прежде, чем немножко отстраниться – чтобы заглядывать ему в лицо и показывать свое, - у тебя есть родственники, у меня есть родственники… - перечисляет почти утомленным тоном, чуть покачивая головой, - И если абордаж нашего жилья будут проводить с двух сторон, не хотелось бы наткнуться на кого-то, спящего на диване в гостиной, пока ты будешь в моем халате бегать на кухню за водичкой, - и многозначно поигрывает бровями, не оставляя никаких сомнений о том, почему конкретно им может понадобиться та самая вода, - К тому же, у тебя есть племянники. И я уверена, что ты будешь тем самым любимым весёлым дядюшкой, у которого можно будет скрыться из-под строгого родительского надзора или переждать похмелье без нравоучений.

Хотя, наверное, можно было бы побыть немного более взрослыми, и заложить на одну из этих гостевых спален будущую детскую – но к такому разговору они точно не были готовы. Один такой у них уже был, и едва ли сейчас кто-либо из них видел перспективу, хоть сколько-то отличную от того, на чем он закончился. А пока всех всё устраивает, нет никакого смысла что-либо менять.

И вот она уже широко улыбалась, собираясь в шутку предложить отвести эти комнаты для потенциальных любовников и любовниц, провоцируя прямо сейчас, сию же секунду, начать доказывать ей, почему в таком случае им вообще не нужны лишние комнаты. Но всё уже в который раз за сегодня шло не по плану благодаря третьему – явно лишнему. И вот, вместо того, чтобы уже покусывать чужие губы, она вздрагивает – почти подпрыгивает, и неясно, звуку смахнутой лапами лопатки со столешницы, или грозным воплем Джаса после.

Но это правда забавно – и даже трогательно – то, как Тирелл загонял провинившееся животное в угол, вернее, под стол. И глазищи такие – большие, виноватые, блестящие из-под стола, как ни крути, а подкупают. Мелани даже позволила себе снисходительную улыбку, покачивая головой.

- Я бы не стала, - поморщив носик, ставит крест на завтраке, выключая конфорку под сковородой, - А я, вообще-то, правда хотела кушать…

И ничто во всем свете не расстраивает Мелани больше, чем пошедшие коту под хвост планы, касательно еды. И Джас, как никто другой, в курсе, что разлучать Мэл с вкусняшками – все равно что себе смертный приговор подписывать. Ну или, как минимум, добровольное разрешение на долгие и мучительные пытки.

- М-м-м, не знаю, - задумчиво тянет, усаживаясь на столешницу гарнитура рядом с плитой, и скрещивая ноги в лодыжках, - Но я бы, наверное, начала с похода к ветеринару. А то вдруг у него – или неё, - уточняет, признавая правоту Джаса относительно неопределенного пола псины, хотя пятна на обоях на углу явно свидетельствовали о том, что ссыт животное, поднимая лапу, - есть чип или клеймо? Ну, на тот случай, если ты все-таки его угнал, - но выставляет в примирительном жесте ладони перед собой, - Или, прости, героически спас несчастное животное, привязанное к заборчику возле магазина.

Этой привычки Мэл никогда не понимала: в каждом районе есть достаточное количество круглосуточных магазинов, в которые можно зайти с собакой, при условии, что она не разгромит полки. Да, возможно, нужно чуть подальше пройти, но ты же и так с собакой гуляешь, какая тебе разница?

Честно говоря, когда-то, в юности, Мелани и сама отвязала пару-тройку таких псов от оград у магазинов. Она, правда, заранее проверяла адресник на собаке, и через пару часов звонила хозяевам и возвращала любимых животин, надеясь, что свои выводы они сделают, но в мире слишком много придурков.

Как знать, может, они с мужем и в таких мелочах были похожи. Где-то на уровне подсознания.

- Ну а если он просто прибился, то в любом случае будет не лишним проверить на всякие болячки. Даже если потом отдавать в приют – хуже от этого будет только твоему бумажнику, но тут уж ты сам, - и указывает пальцем ровно ему в грудь, пока улыбается победоносно-издевательски, - виноват.

Честно говоря, варианта оставить пса себе Кэмпбелл не рассматривала. Вообще. У них в Напе есть собаки, и у них, вообще-то даже не просто будки, у них целый свой собачий дом есть! А как сочетать с собакой городскую квартиру? Бесконечно спотыкаться о миски, ломать голову над тем, куда положить лежанку, а псина потом все равно будет валяться и дрыхнуть на её любимом диване?

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Заброшенные эпизоды » Человек собаке друг


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно