– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you must be jealous, but i don't care


you must be jealous, but i don't care

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

  bar; march '21;
- - - - - - - - - - -

// ABOUT:
siennajohnnyethan;
последние месяцы расследования, раздражающий своим надзором итан и внезапно всплывающий бывший сиенны;
старые чувства не остыли? кроме раздражения есть что-то ещё?
who knows.

https://i.imgur.com/z9GNpAw.gif
https://i.imgur.com/AcdvbXX.gif

https://i.imgur.com/hP8GASf.gif

Отредактировано Sienna Rhodes (2021-08-24 17:29:43)

+4

2

Ебучая Сиенна Роудс!
Примерно такие мысли [опять] крутятся в моей голове, пока Ким наматывает круги по моей гостиной, пытаясь подобрать слова, чтобы как можно более ёмко описать всё свое негодование после учиненной мною выходки в квартире её босса.
- Ты вообще в своём уме? Что ты нёс? Какой бар, Джонатан? - её руки, кажется, жестикулируют даже слишком сильно, вызывая во мне тошноту от этого несвязного потока бессмысленных движений. Прикрываю глаза. Делаю глубокий вдох. - Успокойся, - говорю нарочито тихо, заставляя девушку лишь на мгновение остановиться, прищурив глаза в попытке разобрать услышанное. - Я спокойна, блять, - но сказанное должного эффекта не имеет, срабатывая подобно бомбе с отложенным механизмом запуска. Да и на что я вообще мог рассчитывать? Разве хоть раз за всю историю существования слова "успокойся" и применения его по назначению оно сработало?
Не в нашем случае.
- И вообще, ты со всеми незнакомцами так общаешься? Не говоря уже о том, что Сиенна - звезда, - на мгновение комнату наполняет какое-то благоговейное восхищение талантами моей давней подружки, мною не разделяемое. Не то, чтобы я не думал, что Си крутая, но, блять... Звезда?
- Мы встречались, Ким, - голос мой всё так же спокойный и не громкий, поэтому по началу мне даже кажется, что Кимберли пропустила услышанное мимо ушей. Но спустя несколько мгновений, когда шестеренки в девичьей голове докручивают информацию до этого момента, она неожиданно застывает посреди комнаты с глубочайшим непониманием в устремленном на меня взгляде. - Не смешно, - хмыкает, будто даёт себе ещё немного времени на "подумать", оттягивая момент, когда понадобится окончательно определиться со своим отношением к застывшей в воздухе фразе. - Не верю, - останавливается на этом варианте, подкрепляя сказанное отрицательным мотанием головы. Не верит она... Конечно, куда мне до её кумира. - Это было давно, правда. Лет девять назад. Но тем не менее... - пожимаю плечами, наконец-то поднимаясь с дивана. Затем делаю несколько шагов в сторону подружки, надеясь воспользоваться ситуацией и обнять её, чтобы хоть немного успокоить. Но от моего прикосновения Ким отскакивает в сторону, как ошпаренная, в этот раз не веря, что я вообще посмел приблизиться к ней ближе, чем на пушечный выстрел. - Ты придурок? Ты когда собирался мне сказать, что спал с моим боссом? - и опять эти бесцельные хождения по комнате, в этот раз уже, правда, с приближением в сторону входной двери. - Ты куда собралась? Я вообще до сегодняшнего дня понятия не имел, что это та самая Сиенна Роудс... - но, кажется, меня уже никто не слушает. - Мне надо подумать, Джонни... - на том хватает свою сумочку и вылетает из квартиры. Я ещё пытаюсь ради приличия крикнуть ей что-то в след, но по большому счету останавливать никого не собираюсь. Тем более Ким - эта уж если что-то решила, её не переубедишь. Поэтому просто закрываю входную дверь, решая, что дам ей несколько дней на любимое "надо подумать". А там посмотрим.
Но несколько дней проходит. А ситуация не меняется.
Ким дверь не открывает. На звонки не отвечает и на сообщения не отписывает. Не то, чтобы я прямо страдал по этому поводу, но, блять, что за детский сад. Я не собираюсь никого уговаривать быть со мной. Тем более из-за истории девятилетней давности. Я же не клялся Ким, что она у меня первая. Да, согласен: то, что одна из моих бывших - её босс, это дебильное стечение обстоятельств. Но, камон, я и так уже не могу изменить своё прошлое.
А вот что делать с нашим совместным с Ким будущим, из которого меня, по всей видимости, уже успели выбросить - я не знаю.
И решаю найти ответ в ближайшем баре.
Да, выбирать места для напряженного мыслительного процесса - не моя сильная сторона, но мне просто хочется немного прибухнуть после несколькодневной ебли мозгов. Уверяю себя, что так принять решение будет намного проще - ну или хотя бы просплю до того момента, как со своим решением определится Ким. Ещё неизвестно, какой из этих эпизодов наступит раньше.
А вот эпизод "вечер пьянства" уже вовсю набирает оборотов, когда я залпом опрокидываю в себя стопку текилы, понимая, что это и правда было чудное решение - провести вечер в шумном месте с алкоголем.
- Повтори, пожалуйста, - киваю бармену и решаю осмотреться по сторонам в поисках подходящего на сегодняшнюю ночь субъекта для общения и его возможного продолжения.
Как тут замечаю входящую в бар парочку.
Сиенна Роудс и какой-то ебучий тип сбоку.
Блять, серьёзно?
Вижу, что она меня замечает, но тут же спешу отвернуться, тем более рядом со мной образовывается новая стопка текилы. Опять залпом опрокидываю её в себя и уже тянусь к карманам, чтобы найти деньги и расплатиться по счетам.
Почему-то решение свалить кажется мне сейчас самым охуенным из доступных.
Ну потому что...
ебучая Сиенна Роудс!

Отредактировано Johnny Smith (2021-08-24 20:54:18)

+3

3

Мы заезжаем на парковку и три минуты спустя Роланд глушит мотор, оставляя большой, черный Mercedes-Benz G-класса пылиться среди всех этих разноцветных понтовых спорткаров, принадлежащих местным ньюкомероам рэп индустрии и отличающихся друг от друга лишь тюнингом (предсказуемо, каждый, как под копирку, все равно выпущен из одного и того же конвеера), чтобы проводить меня до квартиры и проверить её на наличие или отсутствие в ней посторонних — ситуация с его служебными обязанностями сильно изменилась после сентябрьского инцидента и теперь в поле его полномочий, помимо вторжения на мое водительское сидение, входило так же законное проникновение в личные апартаменты — что, впрочем, радовало меня лишь с одной стороны: уверенность в том, что моей жизни ничего не угрожает, увеличивалась в десятикратном размере, когда, оборачивая голову через плечо, я замечала за своей спиной движущегося вперед амбала под два метра ростом, обладающего весьма неплохими навыками стрельбы из пистолета и пониманием, куда и как нужно ударить, в случае, если с первым возникнут какие-то проблемы. С другой же стороны, весь процесс от проходки ко входной двери квартиры до тщательного её осмотра после, занимал около пятнадцати минут — в отдельные моменты моей жизни они пролетали по щелчку пальцев, вызывая в голове недоумевающее «и это всё?» с примесью какого-то разочарования, но в случае с обязательным служебным протоколом — лишь неконтролируемый поток раздражения, подкатывающий к горлу с первой же секунды, стоило моему личному водителю повернуть ключ в замочной скважине, и оставить меня стоять одну в коридоре — почти всегда уставшую и измотанную после очередного съемочного дня.

Салатовая Биркин с золотой фурнитурой приземляется на небольшой кухонный стол, когда Роланд захлопывает за собой дверь, оставляя меня наедине с бутылкой красного сухого и чувством какого-то приятного облегчения — впервые за этот вечер я могу спокойно присесть на стул и вздохнуть — общаться с кем-либо сегодня мне больше не хочется, впитывать дополнительную информацию из социальных сетей и сми тоже, поэтому, открывая небольшую темную бутылку штопором, я незамедлительно удаляюсь в ванную комнату и успешно игнорирую очередной звонок Кимберли, пятый по счету за последние полчаса.

«Сиенна, ты здесь?» — Мелькает ярким уведомлением на полупрозрачном фоне поверх заставки телефона, когда я переодеваюсь и дергаю рычаг смесителя, заполняя весь объем ванны горячей водой.
«Сиенна, возьми трубку.» — Тяну тонкий шелковый пояс за край, развязывая его и плавно снимаю мягкую ткань с тела, обнажая грудь, живот и равнодушно смотрю на вибрирующий сотовый — мне совершенно плевать на содержимое прилетающих сообщений.
«Нам нужно поговорить.»
« https://i.imgur.com/0FMnypB.png  https://i.imgur.com/0FMnypB.png  https://i.imgur.com/0FMnypB.png » — Приятное покалывающее ощущение от соприкосновения кожи с высоким градусом заполняет все тело, пока оно не погружается в воду целиком, расслабляя. Руки ложатся на белые края ванны, впиваясь в неё длинными пальцами, затылок покоится на подголовнике и я по-прежнему не горю желанием ни с кем говорить, но Кимберли все равно. Ах да, она же работает на меня.. — Шумно выдыхаю, недовольно поджимая губы после, потому что в этом не было ничего удивительного — я подбирала себе помощницу по своему же подобию.

Прикрывая глаза, следующие десять минут настойчиво пытаюсь расслабиться — усиленно игнорирую все пять новых звонков, на шестом устало и почти на ощупь тянусь рукой к телефону, поднося его к уху даже не открывая глаз. Недовольно, с претензией в трубку: — Что, Кимберли? — Так же громко и внятно, с хорошо прослеживаемым тоном «отъебись от меня на сегодня», и его хорошо слышно в каждом из сказанных двух слов.
В ответ слышу лишь такой же громкий мужской вздох по ту сторону трубки и уже чувствую, как он прикладывается пальцами к межбровным складкам. Опять раздражен — Не удивляюсь, когда узнаю голос после первых сказанных слов — с момента нашей первой встречи, за все эти пять месяцев я практически ни разу не видела его другим. (Практически — если не считать того дня в отеле, когда я увидела его полуголым. В конце концов, хоть что-то приятное за все эти дни должно было случиться)

Не Кимберли.

Итан Холт выглядит весьма приятно, когда разговаривает, снимая рубашку — потому что в этот момент я его не слышу.
Итан Холт пытается донести до меня информацию, не одеваясь, и подходит слишком близко — мне впервые, за все время, проведенное с ним, тяжело дышать и я не понимаю, почему. (На самом деле понимаю отчетливо)
Его рука упирается в стену позади меня — чересчур близко. Всего чересчур.

Воспоминания слишком свежи и накатывают слишком не вовремя, когда я пытаюсь вслушаться в саму суть сказанного им после и непроизвольно веду пальцами по груди, касаясь сосков.
«Хиллтоп». — Не сразу понимаю, о чем речь.
Собирайся, я заеду за тобой через семь минут. — Совершенно выбивает из настроения, выкидывая в реальность. Ровно через семь (с половиной) минут я встречаю его у двери, и волосы ещё влажные, но его это не особо то и волнует. Как и всегда.

В бар с кричащей синей вывеской, украшенной желтой фигурой в форме коктейля и красными буквами Hilltop: Park in Rear входим все трое — теперь уже полностью одетый федеральный агент, к сожалению идущая по его делу я, в коротком белом топе и джинсах, и мое недовольное выражение лица, озаряющее силой своего света всех присутствующих, но среди них я не нахожу того, кто нам нужен. — Итан, его здесь нет. — Смотрит на меня так, словно я слепая или смотрю недостаточно внимательно. Закатываю глаза и выдаю на вздохе: — Итан, его здесь действительно нет. — Осматриваюсь вокруг, убеждаясь, и говоряще веду рукой перед собой, подталкивая на «Ну вот, сам смотри». Предсказуемо, он зависает глазами в толпе. Предсказуемо, я встречаю в ней совсем не того, кого хотела бы здесь увидеть.
Лишь того, кого не хотела бы видеть в этом городе вообще.
Мне не терпится спросить у него, какого хуя он здесь забыл (многое другое тоже).

Ожидаемо, он хочет дать заднюю и расплачивается за выпивку быстрее, чем я мысленно успеваю прикинуть маршрут от входа в бар до самой барной стойки сквозь стоящую перед нами толпу людей.
— А-а. — Практически подскакиваю у него перед глазами на выходе и решительно закрываю собой обзор, не давая пройти мимо. Отвлечь его грудью секунд на 15 кажется довольно неплохой идеей, если мне нужно выиграть время. — Привет, Джонни. — Голос высокий и настойчивый, выражение лица отчетливо дает ему понять, что по съебам дать не получится. — Далеко собрался? — Принудительное «Мы не договорили» так и висит в воздухе.

Отредактировано Sienna Rhodes (2021-08-25 15:16:35)

+4

4

Взгляд "why not", оценивающий, брошенный на Сиенну Роудс, был за эти пять месяцев всего пару раз. Первый - когда она высунулась в окошко машины, практически расстелившись через все водительское сидение, а мне пришлось убрать руки с руля, чтобы она прокричала что-то малоинформативное (и не такое уж и срочное) своему секьюрити, а я посмотрел на неё вот так.

Вот так - ты в своем уме?, сменившийся на why not от резкой физической близости - её грудь почти легла на мои коленки, вызвав в мыслях короткое "в принципе..." как непроизвольную примерку. Второй раз был - когда я подъехал за ней после её встречи с Тони, и на ней был вызывающий, полупрозрачный, просвечивающийся, черный топ без белья под ним, слишком вульгарный, чтобы присутствовать в её гардеробе (за все это время я стал различать её стиль). Слишком вульгарный для повседневки, но подходящий для ролевых игр или дешевого порно-ролика. 
Моя усмешка при её виде - "кем ты была сегодня, зайкой, горничной, ведьмой с хэллоуина?" встретила её приветливое "заткнись и не комментируй".

Взгляд "why not" был всего пару раз, в остальном, импровизированная "программа по защите свидетелей" - глубокий вдох заканчивающегося терпения, нервы, раздражение, недосып. Как и сейчас, когда её голос зовет меня "Кимберли" из трубки. Я медленно объясняю, что требуется. Я, черт возьми, заебался. Прижать её дружка - Тони Сорренто, со всем тем, что набралось у нас на руках за эти пять месяцев, было всего лишь вопросом времени. Но мы все еще тянули. Прежде, чем вывести короля из игры, нужно было смахнуть с поля как можно больше других фигурок. И результативность метода была именно тем, почему я все ещё (таскался) держал под присмотром Сиенну Роудс.

— Я спал четыре часа, не раздражай меня, - первое, что я ей сообщаю, когда она открывает дверь и встречает меня недовольным лицом, — Поехали.

Сегодня мы на стандартном, неприметном сером автомобиле, стандартного года выпуска, со стандартными номерами, такими, каких в Сакраменто тысячи, их сложно запомнить, они не вызывают ассоциаций, похожи на кучу таких же других. Я тоже одет стандартно, - темно-зеленая футболка без брендов, джинсы, коричневая кожанка, кроссовки - обычный парень.
— И кто ты у нас сегодня?
— Не знаю, ммм. Автомеханик.
Сиенна Роудс как всегда закатывает глаза. Ответ звучит ровным сарказмом, а я предвкушаю её фирменное "не разговаривай со мной, как будто я дура", но вместо этого, она комментирует, что мне нужно было оставить щетину и измазаться в бензине. А то не правдоподобно.
— Вся твоя жизнь - вот что не правдоподобно, - раздраженно бросаю ей в ответ.

Она замолкает, протягивая руки к магнитоле, и начинает крутить громкость, а потом искать волну, переключая каналы радио. Это напоминает попытку отвлечься, не знаю, или она обиделась, но меня это выбивает из равновесия, и я молча убираю её руку своей, не отрываясь от вождения, и выключаю звук к херам. После этого тянусь на заднее сидение и бросаю ей на коленки тонкую папку.
— Посмотри их внимательно. По очереди, и вдумчиво, если я не слишком много прошу.
Навигатор бесшумно посылает меня объехать мелкую пробку. Сиенна Роудс достает первую картинку.
— Это называется фоторобот.
Дальше идут инструкции - посмотреть внимательно, по одной, вдумчиво и да, я повторяю это ещё раз, хорошенько подумать, видела ли она кого-то из них в окружении Сорренто или его ребят, беря во внимание, что черты лица приблизительны. И что в Хиллпоп мне нужно будет указать на одного конкретного человека, при этом не тыкая в него пальцем, и не пялиться широко раскрытыми глазами, как она любит, в особенности, на какие-то мои фразы.

Забавно, но за эти пять месяцев мы даже научились иногда находить компромиссы. Забавно, что она почему-то всегда называет их "угрозы".

Парковка перед баром на узкой улице практически забита машинами, но я все равно вклиниваюсь, перекрывая какой-то въезд, с федеральным значком во внутреннем кармане куртки все претензии - обесценены. Сиенна Роудс раздражающе хлопает дверью, раздражающе разворачивается спиной, чтобы найти вход в бар, раздражающе и без зрительного контакта пытается уйти туда первой, но я хватаю её за локоть, и она смотрит на меня, резко, пронзительно, и - раздражающе.

Я спал четыре часа и меня все сейчас раздражает. От короткого осознания, что Роудс - не единственная причина моей нервозности, хватка становится мягче, я слегка разжимаю пальцы, не убирая руку. И теперь, мне кажется - да - она меня слушает. Это странный момент. Мы зависаем в этом странном моменте.

Веди себя нормально. Светиться в этом месте нас не особо интересует. Не рассматривай людей, можешь взять себе что-то выпить. Имей в виду, что это не поход в бар. Не отвлекай меня, ты поняла? - нажим последней фразы звучит привычным высокомерием, мне просто необходимо, чтобы сейчас до нее дошло, что я на работе. Что я постоянно на связи и мои переписки в телефоне, далеко не то же самое, что её переписки. Что я, черт возьми, воспринимаю все это серьезно. Не легкомысленно. И что её  проблемы - херня. Я делаю ошибку, потому что даю ей это понять.
Я говорю ей ещё раз не отвлекать меня, и под пристальный зрительный контакт "ты все поняла?" - теперь да, убираю руку.
Странное ощущение, как будто быть мягче граничит с моими принципами.
А может, меня сильней раздражает случившийся только что, третий взгляд - "why not".

Да нет, Холт, тут все принципиально.

Такая личность не может начать мне нравиться. Кивком указываю ей, что она может разворачиваться и идти в бар, усмехаясь над своими же мыслями. Такая... легкомысленная, своенравная, требовательная, самовлюбленная, наглухо отбитая и не понимающая серьезность некоторых вещей ни с первого раза, ни с последнего. Такая "эта популярная певичка" Сиенна Роудс.
Я следую за ней в бар, пока в голове опять крутится "забавно".

И снова раздражаюсь на её "Итан, здесь его нет".
— Мы только зашли. У нас есть время. И хватит так крутить головой.

Она прекращает - фокусируясь, цепляя кого-то взглядом. Буквально через десять секунд останавливает собой какого-то парня. Я смотрю на неё вопросительно, слегка напрягаясь от этой встречи. Совсем забыл предупредить её не заговаривать здесь ни с кем. Черт возьми, я начинаю злиться. Я спал всего четыре часа.

— Привет, Джонни. Далеко собрался?
Я влезаю, и делаю это с раздражением и нажимом неудачно сложившихся обстоятельств.
— Джонни далеко собрался, он так быстро шел к выходу, но ты случайно перегородила ему дорогу. Правда, Джонни? Не мешай человеку, пойдем выпьем что-нибудь.

Мне плевать, кто такой этот Джонни, и что их связывает, я знаю только то, что он ужасно не вовремя, и то, что теперь Сиенна смотрит на меня взглядом "ты же просил тебя не отвлекать" и "не надо за меня ничего решать", а меня тянет отвести её в сторонку и напомнить, что мы здесь забыли, но вместо этого мы играем в игру: чей и какой тональности взгляд тут в сейчас все решает.

+4

5

Я просто хотел выпить в этот ебучий вечер.
Несколько стопок текилы, парочка дебильных шуток - и вот уже какая-то красотка томно облизывает губы, заглядывая из-под длинных ресниц... прямо мне в сердце. Никаких страданий, выяснения отношений, никаких блядских воспоминаний месячной и... девятилетней давности. В этот вечер я просто хотел побыть один, не вовлекаясь в построение тесных социальных связей и едва устойчивой башенки из пустых обещаний. Чтобы от меня не ждали рулон бежевых обоев в розовую крапинку, а я не делал вид, что только и занимаюсь, что покупкой стройматериалов для воплощения очередной американской мечты очередной девушки из бара.
Вчера это была Кимберли, сегодня будет рыжая бестия за столиком в конце бара, а девять лет назад... Стоп, блять. 
Никаких "девять лет назад". Никакой ебучей Сиенны Роудс в этот, блять, ебучий вечер.
Я просто напиваюсь и единственное, о чём думаю, так это о том - трахаться ли в барном туалете или всё-таки, как джентльмен, дотянуть до дома. 
Но если переместимся на мою территорию, то это же потом придётся как-то объясняться, что я "не хочу серьёзных отношений", вызывать такси, делать вид, что чувствую вину из-за того, что не оправдал чьих-то ожиданий. Ещё, блять, упаси господь, Ким наконец-то примет какое-то решение и решит сообщить мне его лично. Хотя на последнее, если честно, я уже и не рассчитываю. Как говорят: "молчание - это тоже ответ". Ну и хуй с ним. Будет шанс, не контактируя с её личным, блять, ассистентом, поскорее забыть о Сиенне Роудс. Не то, чтобы я постоянно думал о последней, но, к сожалению, после второй стопки текилы я понял, что её стало как-то даже слишком много в моей голове. Вон уже даже мерещиться начала.
Или нет...
Или это действительно сияющая поп-звезда скатилась с небосклона прямиком в непритязательный бар в компании какого-то лощенного типа, пытающегося сделать вид, что он обычный парень.
Закатываю глаза. Я был лучшего мнения о вкусе бывшей подружки. Видимо, за девять лет она сильно понизила стандарты, что меня, конечно, удивляет, учитывая её популярность и доступную разнообразность выбора. Неужели в компанию на этот ебучий вечер нельзя было выбрать кого-то, кто не выглядит, как человек из рекламы супермаркета - настолько же неестественно в этой попытке изобразить удовольствие от предлагаемого времяпрепровождения.
Удивительно только, чья идея из этих двоих была приехать в Хиллтоп?
Это место совершенно не подходило для появившейся на пороге заведения парочки. 
И, кажется, это заметил не я один.
Хотя, возможно, только я. Потому что в какой-то момент я ловлю себя на том, что ощущаю себя помешанным - и явно не на ногах барышни, сидящей рядом за баром. 
Поэтому решение свалить кажется мне лучшим из доступных. Немного огорчает, что секс на этот вечер, по всей видимости отменяется, но видеть Си в компании какого-то типа, притворяющегося нормальным - огорчает ещё больше. Или даже злит. 
Потому что ебучая Сиенна Роудс опять без приглашения лезет в мою жизнь - второй раз за три блядских дня. Ещё и какого-то пижона прихватывает следом. Может, хватит? Может, я просто сделаю вид, что всё закончилось ещё девять лет назад, и мне не нужно закрывать никакие гештальты. Мне правда отлично жилось все восемь лет и одиннадцать месяцев [один месяц в 2012 я всё же пострадал]. И я твердо намерен отлично жить ещё пять раз по девять лет - без Сиенны Роудс.
Поэтому я просто сейчас сьебнусь по-быстрому, дома опрокину в себя ещё полбутылочки уже начатого виски, а на утро единственное, о чём подумаю - как бы похмелиться. И навсегда удалю вкладку "поп-музыка" из эпл-мюзик.
Но нет...
- Привет, Джонни. Далеко собрался? - охуеть. Выныривает передо мной из толпы как раз в момент, когда до выхода остаются считанные метры, хлопая своими длинными ресницами и делая вид, что именно меня она ожидала увидеть в этом злополучном месте. - Давно не виделись, Си, - дергаю плечом, очевидно показывая, что не на целен на длительную дружескую беседу. У меня дела. Но отмахнуться не успеваю, потому что тут как тут в наш несвязный разговор вклинивается мистер пижон, явно не довольный тем, что я их с Си отвлекаю.
Успокойся, дружок, ты мне тоже не нравишься. И я не собираюсь слишком долго торчать в такой непосредственной близости к твоему убивающему парфюму. Не хватало ещё провоняться этим пижонским стилем. 
Но то с каким пренебрежением в голосе этот незнакомец сбрасывает меня со счетов - фактически становится для меня красной тряпкой. В моей голове тут же будто что-то замыкается, и я в тоже мгновение расплываюсь в ехидной ухмылке.
- Вообще-то нет, - выпрямляю плечи, показывая, что теперь-то у меня времени достаточно, чтобы побесить этого мальца. А он явно бесится. Это даже гением быть не надо, чтобы считать недовольство на его холеной роже. - Вечер просто не задался. Расстался с Ким, - нарочито показательно с удручением качаю головой, будто сей факт и правда трогает моё ранимое сердце. А то, что ещё пятнадцать минут назад я думал, где будет удобнее трахать рыжую красотку из бара - быстро успевает выветриться из моей памяти. 
Я не знаю, почему вдруг решаю поступить так по-сучьи, но неожиданно лучшим из доступных решений начинает казаться обломать вечер этим двоим. Или хотя бы одному из них. Если честно, наломать секс мистеру пижону, наверное, становится решающим во всей этой ситуации. Даже смешно, что в какой-то момент в моей попытке попетушиться Си фактически отходит на второй план, но потом я вспоминаю, что лобызаться в десна, если что, с последней будет всё же приятнее и возвращаю свой взгляд обратно на неё. Точнее сначала на её декольте, по удивительному стечению обстоятельств мною не сразу замеченное [конечно, блять, я же чуть дыру на спутнике Си перед этим не прожог], и потом уже на её невинное лицо, выражение которого явно не искрится заинтересованностью имеющейся на этот момент компанией.
- Мы ведь так толком и не поговорили с тобой позавчера, - пожимаю плечами и улыбаюсь. - Выпьем? - а ещё мастерски делаю вид, что человек в кожаной куртке рядом - не с нами.
Ну что же, теперь выбор за тобой, Сиенна Роудс.

+3

6

Стоя спиной ко входу в бар и глядя ему в глаза, теперь, без вносящей в сложившуюся ситуацию больше беспорядка Кимберли, я нахожу в них что-то ещё — помимо своего отражения и всего того хаоса, что покоился в его зрачках в тот вечер, когда обе его девушки (теперь уже бывшие — дважды по моей вине, об одном из случаев он точно сожалел) оказались в его понтовой тачке, и понтоваться ею ему больше совсем не хотелось,
хотелось из неё вывалиться. (Уровень отчаяния в этом авто граничил с максимальным и, если бы он и впрямь так сделал, никто бы не удивился. Кроме Ким. Ах да, Ким.. Фраза: «твой парень только что открыл дверцу и выпал с водительского сидения, попав под колеса другого авто, потому что не смог вынести свою бывшую и десяти минут» содержала в себе сразу две неприятные для неё новости и вряд ли способствовала бы нормальному деловому сотрудничеству в дальнейшем.
Поэтому мы оба успешно выдерживали тяжесть своих ролей, безмолвно давая друг другу обещание доехать от точки а до точки б без приключений.
Джонни безуспешно пытался завязать разговор.

Говорить с ним тогда мне совершенно не хотелось. Да и что я ему скажу?
«Извини, что ушла от тебя девять лет назад, может, погуляем?»
«Твоей маме случайно бросившая тебя бывшая не нужна?»
Позвонить ему посреди ночи со словами «спишь?»
Удачных фраз и заготовленных шаблонов на этот случай у меня было ровно ноль, как и опыта в подобных ситуациях тоже. Мои бывшие никогда не возвращались — а если и пытались, то всегда делали это практически сразу же, и почти в каждом из случаев целовали губами дверь.

Никто из них меня не заслуживал. Джордан — в том числе.
С Джонни обстоятельства складывались совсем иным образом.
Он знал совершенно другую сторону Сиенны Роудс, он цеплял совершенно другую Сиенну Роудс, она же не хотела остаться с ним девять лет назад и выбрала карьеру. Выбрала ли бы нынешнего Джонни Сиенна, которой я являлась сейчас?
Вопрос тяжелым грузом повис в воздухе и никто, по правде, не имел на него ответа.

Спустя девять лет нам предстояло познакомиться с ним снова. Желание понять не давало теперь мне сдвинуться с собственного места и дать ему пройти мимо.

«Что же заставило тебя уехать девять ебаных лет назад, Сиенна?» читалось в его глазах буквально на прошлой неделе и не давало мне проходу. Затем это был тяжелый взгляд, почти говорящий за него — я знала, он все-таки по мне скучал, хотя бы эти первые всратые шесть месяцев. Возможно, тогда я скучала по нему тоже. Но что было теперь, здесь, в этом чертовом баре, наглухо забитом пьяными уставшими лицами, и обезжизненными взглядами, ищущими спасения в наполовину пустом стакане? (На самом деле, их стакан всегда был наполовину пустым, и дело было даже не в выпивке.)

Ничего.

Впервые за девять лет я испытала острое желание с ним поговорить — предсказуемо, именно тогда, когда он сам больше не собирался этого делать. Положение носков его обуви указывало прямиком на дверь, туловище было слегка повернуто в сторону, взгляд бегал по обуви местных посетителей, падал в чужие декольте, после резко скользя на паркет, и подмечал в нем каждую кривую линию, с интересом разглядывая её, а это значило, что он, скорее всего, выцепит любую подвернувшуюся ему под руку пьяную сучку, чтобы избежать разговора со мной, и это лишь вопрос времени, когда она появится у него на горизонте.

Его «Давно не виделись, Си», звучит «а лучше бы и дальше не продолжали», сбивая с толку, но явно напрягая не меня, а уже Итана, стоящего где-то позади меня. Отвлекаясь на своего бывшего, теперь я была не до конца уверена в том, где именно находился Холт, но чувствовала, как выражение его лица заметно меняется, дыхание становится ощутимо тяжелым, а в голосе добавляются ноты раздражения.

Джонни далеко собрался.
Не мешай человеку, пойдем выпьем что-нибудь. — Да он, блять, издевается.
И это последнее, что мне нужно было сейчас.
— Итан, пожалуйста. — Скорее всего, он услышит это в первый и последний раз, но в ситуации, когда на кону стоит операция федерального агента, и причиной даже минимально создаваемых для неё помех являюсь я, приходится прибегать к максимально вежливому общению — хотя я все равно делаю это по-своему, выдавливая пожалуйста сквозь зубы, потому что это и впрямь дается как-то с трудом.
Вообще-то нет. — Смит заметно меняется в голосе и плывет, как влюбленная семиклассница, оттаивая, видимо, от моей решительной настроенности с ним поговорить, чем удивляет меня, но не до конца — в деле по-прежнему моя грудь, вся вот эта вот красота, перед которой не устоишь, желание зализать старые раны и самоутвердиться, а, может, у него по-прежнему хорошо на меня стоит — не знаю, что именно. Знаю лишь, что воспользуюсь подвернувшимся случаем вне зависимости от того, хочет этого Итан Холт или нет, поэтому повторяю уже опробованную программу:

— Итан, пожалуйста, подожди меня здесь. — Проговаривать это слово уже заметно легче. Пусть раздражается. (Сегодня он раздражает меня не меньше тоже)

— Почему? — Джонни только успевает присесть у барной стойки и заказать два напитка (один себе, второй — человеку, которого с нами уже давно не было) а я, совершенно игнорируя этот жест, задаю ему вопрос, который волновал меня с первой минуты нашей повторной встречи, но он не понимает. — Почему ты вернулся? — Стараюсь не говорить слишком громко, чтобы не привлекать к себе внимание, он все ещё молчит — чем только подначивает на давление ещё больше, я делаю глоток напитка, который не пила слишком давно. — Почему Кимберли? Почему сейчас, спустя 9 лет, а не тогда? — Развожу руками. — Все дело в популярности? Или в городе просто больше некого трахать?Ну так перешел бы на другую сторону, но я не добавляю. — Объясни мне.

+3

7

Она плывет впереди меня, как каравелла, разрезая волны опьяненной алкоголем и музыкой толпы своим пышным бюстом, вздымающимся от каждого глубокого вдоха сожаления, что это вечер приходится проводить именно так.
Наверное, Сиенна Роудс была бы не против сейчас прикрывать своё фарфоровое лицо длинными изящными пальцами от ослепительных вспышек фотоаппаратов папарацци и фанатов. Она хотела бы манерно улыбаться, делая вид, что уже устала от подобной популярности, но из одолжения продолжает блистать подобно полярной звезде в пустыне.
Вот только вместе этого Сиенна Роудс вынуждена сейчас искать себе пристанище в Хиллтопе, лишь бы этот вечер катился в бездну немного менее стремительно, чем он уже. И дело далеко даже не в плохой компании: моей или этого лощенного пижона, а в том, что красотке в очередной раз приходится делать выбор, который, правда, делать уже поздно.
- Два джин-тоника со льдом, - киваю бармену, когда мы с моей бывшей подружкой падаем на два высоких стула, один из которых я стремительно поспешил освободить всего ещё несколько минут назад. Парень за стойкой лишь удивленно вскидывает бровь, не минуя оценить взглядом мою новоприбывшую спутницу, в то время, как девочка на противоположном конце бара, которую мне ранее не повезло уже мысленно раздеть, да так, чтобы она это точно заметила, только недовольно закатывает глаза, понимая, что очевидно не конкурентоспособна с той, что уже успела примоститься со мной рядом.
Я встряхиваю головой, отгоняя непрошенные мысли о несостоявшемся сексе, и делаю глубокий вдох, ощущая, как знакомый женский парфюм проскальзывает прямиком мне в горло, вызывая по себе лишь привкус легкой ностальгии.
- Почему? - голос Си во всём этом эклектическом безобразии звучит неожиданно и даже как-то слишком требовательно - настолько, что я сразу и не понимаю, о чём речь и где успел провиниться. Неужели поп-звезду так сильно печёт личное счастье ассистентки, раз наш расход оказался для неё таким возмутительным? Или дело в чём-то другом, что я пока не спешу выяснять, всё ещё сидя к Сиенне боком и не поворачивая головы. - Почему ты вернулся? - повторяет с легким натиском, но не настолько, чтобы окружающие могли заметить, как наш разговор стремительно вылетает за рамки обычного "барного". И всё же я так и продолжаю молчать - не от того, что мне нечего сказать, хотя пока и правда нечего, а из-за того, что просто хочу дать Сиенне возможность выговориться, словно ей пришлось насильно держать в себе все эти мысли на протяжении всех этих блядских девяти лет.
- Объясни мне, - наконец-то звучит с её стороны уже почти что отчаянно и заставляет меня, вдохнув, всё же повернуть туловище к вопрошающей, когда она полностью замолкает.
- Какая к чёрту популярность, Си? Без неё для меня ты была лучше, - шумно выдыхаю, всё ещё пытаясь переварить только что услышанное и не понимая, почему вдруг это я стал виновником во всей этой ситуации девятилетней давности, когда она просто съебалась от меня без объяснений. - Поверь, весь мир не крутится только вокруг тебя. И я не жил всё это время с мыслью, как бы тебя вернуть. И с Ким я начал встречаться не ради тебя, - мой голос звучит тихо - так, что, возможно, Си даже приходится прислушиваться к моим словам. Но я стараюсь говорить уверенно, без нотки обвинения в голосе, надеясь, что мои слова хоть немного остудят её пыл и выбьют к херам эту ебучую инфантильность. Какого черта вообще, Си? - Я просто вернулся, потому что так захотел. Так... сложились обстоятельства. И мне жаль, что эти несколько дней тебе пришлось думать, будто я всё специально подстроил. Нет, - качаю головой. - Конечно, девять лет назад у меня было дохуя вопросов касаемо твоего поступка. Но мне пришлось себя убедить, что у тебя вряд ли есть на них ответы, учитывая, что ты просто свалила, даже ничего не объяснив, - в моём голосе и правда нет ни капли обвинения. Просто прошло уже столько лет, я уже столько раз думал об этой ситуации, проигрывал в голове все возможные исходы, если вдруг встречу Сиенну Роудс, представлял, что ей скажу и как она среагирует - что будто исчерпал в себе интерес к случившемуся. Сегодняшний разговор для меня - как фильм, который я смотрю уже раз десятый. И пускай это ебучая драма, но мне и так уже давно известен исход.
- Прости. У меня ни в коем случае нет цели тебя задеть. Ты всё так же охуенна, как и девять лет назад, даже больше, - ухмыляюсь, чтобы хоть немного смягчить ситуацию. - Но я правда сегодня здесь не ради того, чтобы тебя вернуть, Си, - и тут неожиданно я сам того не замечаю, как моя ладонь вдруг ложится поверх женской ладони. Это не то, чтобы какой-то романтический жест с моей стороны, это просто... привычка. Как ощущение, когда заходишь в свою детскую комнату: вроде всё уже давно чужое, но в то же время твоё... И именно поэтому я не спешу одергивать руку, давая себе ещё несколько длинных мгновений, чтобы ощутить исходящее от Си тепло. Я смотрю ей в глаза. Уже давно не улыбаюсь. Слышу, как учащенно бьется моё сердце.
Я правда не страдал по ней все эти блядских девять лет, но вот она напротив... И я, кажется, снова схожу с ума.
Или я просто пьян, да. А она просто пришла в этот бар с другим мужиком.
Поэтому я просто убираю руку и ею же быстро опрокидываю в себя бокал всё это время стоявшего рядом джин-тоника.
Ебучая Сиенна Роудс.
Кажется, из-за неё всё опять катится к чертям.

Отредактировано Johnny Smith (2021-08-27 22:24:02)

+2

8

Джонни тяжело выдыхает на одном из моих последних вопросов, подтягивает к себе два беспонтовых джин-тоника (абсолютно ничего лишнего, что, впрочем, хорошо характеризовало и его самого) и поворачивается ко мне всем телом, с каким-то налетом крайней заебанности на лице, почти не глядя в мои глаза, а скорее лишь бегло останавливаясь на них время от времени — все остальное он искал глазами кого-то другого, менее похожего на меня, правда, без особых стараний, но с очевидной заинтересованностью в присутствии оного.

«Ещё одна моя подружка?»
Раздражаюсь — факт. Почти закатываю глаза, что традиционно, и как-то инстинктивно дублирую его действия, поворачиваясь лицом в ту сторону, куда он так упрямо смотрел, позволяя себе отвлечься на меня лишь ненадолго.

«А..»
Поджимаю губы в полуухмылке, резко выдыхая через нос и прикрывая глаза всего на мгновение, потому что замечаю за одним из столиков Итана. Каковы шансы, что Смита больше интересовала вывеска с графиком работы заведения или небольшого роста мужик, использующий под подставку для стакана с пивом — собственное пузо? Внешний вид Итана Холта бросался в глаза гораздо ощутимее на фоне этих двоих, врезаясь в память подобно яркой вспышке, не в последнюю очередь благодаря его отличной физической форме (на одного из местных алкашей он явно не был похож), хорошо уложенной прическе (даже слишком, со временем, кажется, даже она перестала меня смущать — ловлю себя на этой мысли всего каких-то десять секунд, затем одергиваю) и не слишком потасканной одежде сверху. (Можно сделать скидку на то, что он со мной, а это практически всегда гарантируемые новые луки, но..)

Его собственный образ и вайб были слишком далеки от всего того, что можно было бы назвать трендовостью. Он не был похож ни на парня, которого обычно можно было подцепить в баре, ни на парня, которому были интересны модные тенденции — одного из тех, кто околачивается в компаниях вроде моей, имея непосредственное отношение к индустрии, и понимающего, что в любой момент он может засветиться под объективами профессиональных камер, поэтому ситуация обязывает выглядеть хорошо, ни на одного из моих бывших.

Все мои бывшие были теми ещё уродами (кроме Джонни).
В Итане, в действительности, было многое из того, что язык повернулся бы назвать хорошим. Но подходящим ли мне?

Глядя на то, что было у меня сейчас и переводя взгляд на свое прошлое, сидящее напротив в нескольких тату с джин-тоником в руке, делаю прискорбный, не слишком своевременный, но все же, вывод — выбирать себе мужчин я совершенно не умею, возможно, не умела никогда и, что самое ужасное — наверное, так никогда и не научусь. Жалею ли хоть об одном из них?
Нет.
Даже у блядского Шона были свои плюсы — жаль, что после всего, он, в конечном итоге, прогнулся под рамки Голливуда и стал пидором.

С Дэйвом было ярко. С Кристианом было просто. Джордана, я, возможно, любила.
Джонни был первым. Во всем.
Тони — банально, увлечение. Не самое лучшее, как выяснится позже благодаря ФБР.

Итан вообще раздражал меня всем своим существованием — до тех пор, пока впервые не снял с себя рубашку во время одного из заданий, когда мы вместе оказались в ебучем номере без кондиционера. На самом деле, он продолжал раздражать меня и после — с разницей, что к первому негативному якорю добавился ещё один: интерес. К примеру, как много времени он уделяет спорту и как часто он может отжиматься, лежа, допустим, на мне? Дальше: детали.
Мы на мероприятии, он поправляет галстук, а я отмечаю про себя, что костюм идет ему больше, чем любой его образ под «гражданских».
Он в моей квартире, в футболке, вены на его руках приятно выделяются — теперь мне интересно, насколько жадно он держит, когда выбирает взять сзади.
Мы в отеле. Он ближе из вынужденной необходимости взять мою дерзость обратно — я не отдаю, и мне интересно, чем это закончится. (Заканчивать игру я не хочу)
За ними — желание.

Зависая где-то в своих мыслях, лишь после обнаруживаю, что слышала не так уж и много из того, что успел сказать мне Джонни. Мы останавливаемся где-то на: мне жаль, что эти несколько дней тебе пришлось думать, будто я всё специально подстроил. нет. конечно, девять лет назад у меня было дохуя вопросов касаемо твоего поступка. но.., я понимаю, что момент упущен — не знаю, что сказать ему в ответ, хотя мне есть, что. Нужно ли ему это? Сиенна Роудс, которой я стала спустя девять лет, никогда бы не задалась этим вопросом, прошлая — да.
— Джонни, я.. — Прошлая я запнется на фразе, не найдя внятных объяснений всему происходящему, потому что она что-то чувствует. Нынешняя я чувствовать совсем не умеет — а если и чувствует, то глубины в этом мало. Поверхностная жизнь никогда не ранит глубоко.
Он перебивает, кладя ладонь на мою руку, и договаривает, не давая мне вставить и слова. Дышать тяжело, отпускает только тогда, когда его рука тянется к напитку, моя освобождается, и я одергиваю её на себя, кладя на колени, будто обжигаюсь, а затем непонимающе смотрю на него, но все же, хочу продолжить:
— Я сбежала от этого урода, Джонни.Я сбежала от него, но никогда не уходила от тебя, почти на выдохе, глядя на барную стойку, в упор. Делаю глоток, после добавляя: — Я больше не могла там оставаться. Он каждый день доставал меня, бухал, а потом приводил своих дерьмовых дружков. Постоянные, блять, скандалы. Моей матери было похуй. Всем было похуй. — Сейчас даже не вспомню ни одного человека, который на самом деле интересовался. — С тобой у меня получалось отвлекаться. Какое-то время это работало, какое-то время было даже хорошо, но потом.. — Зависаю ненадолго. — Что было дальше - ты и сам знаешь. — Смотрю ему в глаза, отводить взгляд больше не имеет никакого смысла.
В воздухе зависает недосказанное: «Если бы ты нашел меня тогда, то..»
И ещё одно: «Если теперь ты здесь не ради меня, то почему сидишь напротив?»
Порыв — всего секунда. Неосознанно цепляюсь рукой за его, проходясь ладонью следом по грудной клетке, после — по шее, скользя вверх к скулам, и касаясь их подушечками пальцев, притягивая к себе (на самом деле вообще не отдавая себе отчета в проделанном). На миг застываю (и он короткий, глухой, глазами в глаза говоря «мне нужно, чтобы убедиться»), а после слегка наклоняю голову на бок и прикрываю глаза, цепляясь губами за его — и падаю в моменте. Под ногами обрыв, мы оба летим, языки сплетаются, горячее дыхание обжигает, когда вторая рука ложится на его затылок и притягивает к себе поближе.
Сладкий привкус проебанности на языке на вкус, как что-то хорошо знакомое.
Fuck.

+3

9

Смотреть в глаза Сиенне кажется мне сейчас худшей из пыток, потому что я отчаянно боюсь увидеть там то же, что видел девять лет назад - и тогда уж всё совершенно точно провалится в ебучую бездну.
Сиенны Роудс девятилетней давности больше нет, и глупо себя убеждать в том, что я правда знаю девушку, сидящую напротив. Едва ли. В какой-то момент мне даже кажется, что передо мной - совершенно чужой человек. Ведь даже с рыжей барышней, которую я собирался трахнуть ещё в начале вечера - и то ощущается больше точек соприкосновения.
Особенно под взглядом этого ебучего пижона, разместившегося за столиком прямо за спиной Си. Ничего удивительного, что его глаза то и дело скользят от меня до его новой подружки, как лезвие ножа скользит по тонкой паутине кожи - одно неосторожное движение и...
Моя собеседница тут же замечает мою отвлеченность, ловко проследовав своим взглядом по направлению моего. На несколько длинных мгновений это превращается в молчаливую тюрьму, сотканную из прошлых обид, встретившихся с нынешними недосказанностями.
Кто он ей на самом деле
Я не знаю. И знать не хочу. В крайнем случае именно так я и затыкаю свой внутренний голос, отчаянно пытающийся подсунуть мне идею о том, что Сиенна Роудс сейчас не просто так сидит напротив. Да, а ещё она не просто так пришла в бар с другим мужиком. Он, конечно, может мне не нравиться, но дело ведь давно уже не во мне, правда? Он нравится Си - и это можно заметить невооруженным глазом.
Просто я знаю Си, которой может что-то нравиться.
Пусть это никогда и не был я...
- Джонни, я... - Сиенна обрывает фразу на половине, и я лишь грустно улыбаюсь в ответ. В этот момент мне кажется, что никакие слова больше не имеют смысла. Ну что она ещё может мне сказать, кроме того, что я уже тысячи раз проигрывал у себя в голове? Я не ожидаю услышать ничего нового, но эта женщина всё равно меня удивляет. - Я сбежала от этого урода, Джонни, - шумно выдыхает, и на мгновение я замечаю в её глазах отблески прошлой жизни, будто за последовавший короткий вдох она успевает заново пережить все эти события девятилетней давности.
А я в ответ чувствую лишь то, как в один момент внутри всё обрывается к чертям собачьим.
Наверное, потому, что за эти девять лет я перебрал в голове сотни вариантов, но ни в одном из них не подумал о Си, думая только о себе и о том, как же плохо поступили со мной.
Блядский эгоист!
Прикрываю глаза и удрученно качаю головой.
Каждое последующее слово - как ржавый нож, вгоняемый под лопатку. Жутко больно. Особенно, думая, о том, что девять лет назад я мог попытаться всё исправить.
Но даже, блять, не попытался.
А сейчас уже поздно.
И эта мысль буквально сквозит между нами жадным отчаянием от несостоявшегося с нами совместного.
- Что было дальше - ты и сам знаешь, - заканчивает и замолкает, а я буквально чувствую, как у меня под ногами проваливается земля. "Ебучая бездна" настигла меня гораздо раньше, чем я думал - ебучих девять лет назад. И всё это время я просто жил в ней, даже не подозревая, что... - Девочка моя... - никогда и не была моей, отчего последнее слово раскалённым оловом обжигает мне глотку - до разрывающего чувства потери, которая так навсегда и останется для меня в далеком прошлом. - Я не знал, - качаю головой, до боли закусывая губу. Не знал, потому что даже не спросил. Но что теперь-то... Время вспять не отмотать, его даже не остановить - оно стремительно несется вперед к моменту, где Си слегка приподнимается на стуле и неожиданно накрывает мои губы своими.
Всё происходит бурно, в одно мгновение подхватывая меня шумным вихрем, в котором последним якорем здравомыслия оказывается брошенный на её дружка взгляд - но не достаточно сильным, чтобы отказать себе в удовольствии в заключительный раз таки попробовать на вкус Сиенну Роудс.
А на вкус она оказывается такая же, как и девять лет назад - сладкая, хорошо знакомая - только сейчас с горькой ноткой джина и нашего ебучего прошлого, повисшего на душе удушающим камнем. Я ощущаю с какой жадностью она впивается в меня языком, будто вымаливает искупление за содеянное, но нет в этом поцелуе ничего обещающего. Она просто хочет убедиться, что сделала тогда правильный выбор - и я не противлюсь. Запускаю ладони ей на талию, чувствуя под тонкой тканью полупрозрачного топа жар её раскаленной кожи. Впиваюсь пальцами в изящный изгиб её тела в надежде оставить там легкую отметину, чтобы когда её будет трахать другой, он видел, что Си никогда не будет принадлежать ему полностью.
Она вообще никому не будет принадлежать, даже себе - и то не всегда.
Но сейчас - на это короткое мгновение - она всецело в моей власти и ощутив, как её тело податливо обмякает в моих руках я, в последний раз наслаждаясь подобной возможностью, лишь сильнее проталкиваю язык ей в рот, жадно спутывая наши дыхания и напоминая, что я так навсегда и останусь её первым.
Как бы она не уговаривала себя и не пыталась выжечь напалмом все эти чертовы воспоминания о нас, они на всю жизнь останутся с ней. И это вечер - лишь лишнее тому подтверждение.
Время не лечит.
Поцелуи не лечат.
Наши сердца так навсегда и останутся надколотыми друг другом.
Мы - так и останемся неудачным опытом друг для друга, для искупления которого не хватит и всей жизни.
А жизнь-то не длинная. И ошибок в жизни так много.
И этот вечер - просто очередная из них. Сладкая, приятная, покалывающая - но ошибка.
И каждый из нас это понимает.

Отредактировано Johnny Smith (2021-08-29 14:03:00)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » you must be jealous, but i don't care


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно