Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » old money


old money

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


https://i.imgur.com/tqAB7fE.png https://i.imgur.com/TOnmOGu.gif https://i.imgur.com/RENHvIv.png
Teo & Lily
2021

+3

2

- Ты серьёзно?
Тео звонко смеётся, разговаривая по телефону. Сейчас он сидел на сером диване, запрокинув ноги на подлокотник, и смотрел куда-то в стену напротив. Пальцы правой руки закопались в чёрные волосы на макушке. Свободный день от работы и других посторонних дел мужчина хотел провести в гордом одиночестве [две собаки не в счёт], как все обычные люди - перед телевизором. Фильм был подобран заранее. В этой кутерьме он успел пропустить кучу новинок кинематографа. Марино давно не мог похвастаться тем, что проводит время, как его друзья и знакомые, которые не были связаны с миром криминала. В бюро дела были раскиданы на подчинённых, из профсоюза не было звонков, да и Плейс брякнул в телефонном разговоре «отдыхай». Можно было выдохнуть и предоставить эти свободные часы для всякого безделья. Под бездельем предполагалась большая пепперони, что сейчас томилась в картонной коробке на кофейном столике без одного куска. Тот был съеден ещё по пути из кухни до гостиной. Подле неё стояла стяжка прохладного пива. Одна из них уже была отпита наполовину. На прохладном металле проступил конденсат, что небольшими каплями стекал вниз на бумажное полотенце, которое  предусмотрительно было постелено хозяином этой квартиры. Напротив на большом дисплее застыла яркая картинка фантастического фильма. Жизнь была поставлена на паузу в этой комнате одним звонком дяди.
Карло Марино звонил своему племяннику не так часто, да и то, увидев его имя на дисплее телефона, Тео был уверен, что разговор будет исключительно о бизнесе. Уже очерствевший гангстер редко давал слабину своим чувствам и любопытству, чтобы позвонить малому [как он его любил называть] с обычным «как жизнь». Да и появился он в жизни патологоанатома так поздно и совсем недавно, что их отношения не были похожи на семейные. Поэтому, увидев звонок, Марино младший разочарованно выдохнул - отдохнуть сегодня ему не дадут. Пропустить звонок, а после сказать «я не видел, спал», нельзя. Карло всё же был родным братом отца Марино младшего и общей чертой у них [к сожалению] был гундёж.
Впрочем, всё оказалось не так уж и плохо. Точнее, это для Тео было забавным рассмеяться над возгласами своего родственника, который без умолку выругивался в адрес какой-то девчонки. Для Карло же ситуация была из ряда вон выходящая.
Поначалу, мужчина старался держать себя в рамках приличия и давил в себе смех, как только мог, отвечая короткими и сдавленными «да-да». Какой мужчина любит, чтобы над ним потешались? Тем более, если он был замешан в криминальных кругах. Никакой. А здесь вопрос чести и самолюбия.
- Хорошо-хорошо. - Патологоанатом поднимается с места, делает несколько шагов по квартире, а после выдыхает, чтобы выбить из себя остатки смеха. - Ты же знаешь, я играть в карты не умею. Да. Карло… дядя… - пытается вставить хоть пару слов, но на том конце слышится отборная брань. - Давай я просто с тобой схожу туда сегодня. Посмотрю на неё. Играть не буду. Меня и пятилетка обыграет. Зачем давать этой девчонке такую лёгкую наживу? Могу фокус карточный показать, если хочешь. Это мой максимум. Хорошо. Я заеду за тобой. Во сколько? Буду.
Пиво придётся поставить обратно в холодильник.

Поздним вечером, как и договаривались, Тео заехал за своим дядей. Тот был чернее тучи и разговор не вязался всю дорогу.
- Она мухлюет! - Тео молча кивает, не сводя с дороги глаз. - Да ты подумай сам! Как иначе?! Соплячка! Да я в покер обыгрывал простаков, когда её на свете не было! Вот же дрянь!
Марино младший молчит, крутит баранку автомобиля, да жмёт на педали. Сейчас лучше помалкивать, да кивать, чтобы не обрушить гнев гангстера на себя неправильным словом.
- Мы как играть начнём, ты зайди за её спину… - патологоанатом удивлённо посмотрел на своего дядю всего на мгновение, - да нет! Ты не подумай, - махнув рукой с досады, Карло отворачивается в сторону, - просто посмотришь нет ли у неё «туза в рукаве», да и только. Смотреть карты для меня не нужно. Этого там не любят. Мне просто надо поймать её за руку. И вернуть деньги.
- Хорошо
Марино старший даже не допускал ни единой мысли о том, что эта девчонка могла играть честно. Ни одной. Да и как? В мозгу взрослого мужчины не укладывалось понятие умной бабы. Для него они лишь красивые картинки, которыми можно хвалиться перед мужиками, да использовать по назначению. Поэтому его еще больше бесил тот факт, что его смогла обыграть какая-то выскочка. Тео же было просто любопытно взглянуть на нового чемпиона. Да и существовала ли она? Возможно, Карло просто знатно надрался и всё ему почудилось. Или приснилось, что правдоподобнее всего. Ведь тот факт, что в квартиру к гангстерам и дельцам пустили поиграть девчонку, казался ему невозможным.
- Вечер добрый. - Карло, стоило им войти в помещение, расплылся в самой дружелюбной улыбке, - вон она,

Обернувшись, он тихо шепнул Тео, кивнув в сторону стола. Там, в дальней комнате и впрямь виднелась маленькая копна тёмных волос и худощавое тельце под ней.
Патологоанатом нахмурился, поправил манжет рубашки и зашёл в комнату, где вовсю гудел спор. Игроки уже заняли свои места, шутили, считали фишки, в ожидании игры. Тео, как и договаривались, обошёл стол вокруг, словно бы примерялся с какой стороны ему лучше встать, чтобы следить за игрой. Его одолевали сомнения о том, что весь рассказ дяди был правдив. Мелкая. Еле достаёт ногами до пола. Может чья-то дочь, которой просто дали посидеть за столом? Дичь какая-то. Сомневаюсь, что она способна обыграть таких матёрых игроков. Вечер обещает быть интересным.
Игра началась. Нервный взгляд Карло на своего племянника. Кивок в ответ. Честная игра или нет.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-01 22:42:46)

+1

3

Подпольное казино за несколько месяцев стало для Лили местом привычным. Своим. Она рассекала воздух словно рыба в воде.
Кто - то к ней даже успел привыкнуть. Но её больше интересовали те, кто не. Новички в покере, но с толстым кошельком и кредиткой gold.
Она оценивала и просчитывала. Знала с кем можно пофлиртовать, а с кем не стоит. Плюс ей давали наводки на тех людей для которых карточные игры в новинку и тогда Лили начинала действовать. Она была заметная и яркая в этом помещении, поэтому с нее не сводили глаз и пытались кидать тупые подкаты.
Так или иначе мужчины на нее смотрели как на загнанную дичь. Но кто еще кого, блять  загнал - вопрос интересный.
И нет, Хейс далеко не всегда играет грязно. Мухлевать она, конечно, умела. Карты для нее были более желанной игрушкой в детстве, чем конструктор Lego или Barbie. Может если бы существовала кукла - азартная тварь, то она бы ее хотела. Но такой не было и Лили копировала отца (как единственного родителя), который постоянно во что - нибудь играл. Не только покер, в двадцать одно и блэкджек ввязывался он с не меньшим энтузиазмом. Большую часть времени девочка наблюдала как сборище отцовских друзей пили, курили и играли на деньги в их благоустроенном подвале.
Джона Хейс учил дочь сначала по приколу. Чтобы перед друзьями похвастаться ей как дрессированной собачкой. А потом все вышло из под контроля. Лили оказалась сообразительной и вот уже сама сидела за общим столом, вкидывая на стол несколько смятых купюр из синей джинсовой  куртки.

Сейчас же речь шла о более крупных деньгах и совсем не лояльной публике, но ее это не пугало. Она уже через слишком многое прошла и на многое согласилась. Поэтому голова работает. Карманы опустошаются.
Фразу "тупая шлюха" в свой адрес она слышит чаще чем "привет". Мужчины не любят обманываться. Особенно мелкими девчонками, даже если у них хорошие задницы. Отдавая фишки им хочется разорвать ее в клочья. Но перед этим присунуть, конечно. Потому что Лили красивая. Похожа на ту самую Barbie - азартную тварь.
Ей хватает мозгов, чтобы не пользоваться "фокусами" в присутствии серьезных и опытных игроков. Она фея не их кошмаров.
Поэтому ведет игру чисто. Набирается опыта (никогда не бывает слишком много опыта). Хейс тоже проигрывает. У нее на этот случай всегда есть отдельная заначка. Потому что нихрена невозможно быть идеальной и нужно уметь признать это как факт.
Лучше всегда оставаться немножко голодной. Немного не у дел. Немного в тени.

Она сидела за столиком в одиночестве и красила губы помадой. Ей нравилось сохранять образ легкомысленной девчонки, которая будто случайно оказалась здесь. Вот только случайно Лили оказалась в этом казино лишь несколько месяцев назад. С тех пор многое изменилось.
Иногда это ее работа, порой развлечение. Но в общем - смысл жизни.
Еще пара штрихов, несколько брошенных фраз для знакомых и она готова включиться во всеобщий хаос. Лили вообще не представляет себя без азартных игр, потому как те несколько лет она безбожно тренировалась в этом искусстве и вообще ни о чем не жалеет.
Некоторые еще оголяли свои зубы в ухмылке, когда Хейс садилась за покерный стол.
Кто она: овечка среди волков или волк среди овец? Но сегодня все равны и игра честная. Лили готова отстегнуть несколько тысяч баксов на проигрыш, а потом максимально всех удивить. Это словно покататься на русских горках - почуяв охеренный выброс адреналина ты больше не можешь остановиться.

Игра начинается.
От партии к партии сменяются люди. Все, кто сегодня пришел сюда хотят попытаться сорвать куш и повеселиться. В этот раз Хейс была не единственной девушкой в зале. Это добавило некого чувства комфорта. Они больше болтались у барной стойки и, видимо, пришли сюда с кем - то из присутствующих. Принести им удачу своим поцелуем.
Процесс шел немного напряженно, потому что никому не шла хорошая карта и крутых комбинаций не выпадало. В какой - то момент это даже наскучило, но улыбка на губах Лили снова появилась, когда она собрала флеш и выиграла. Пара человек ушли в пас до этого, а оставшиеся пошли в ва-банк. Что это такое? Охуенное везение?
- Ну к черту, блять, - выкрикнул мужчина и вышел из - за стола, чтобы покурить. Ему не повезло за весь день ни разу. Такое бывает. Лили тоже оставила стол и решила оставшуюся часть вечера быть наблюдателем.
У бара она заметила мужчину, который ни разу не играл. Кто он, пришел посмотреть? Но покер не та игра, которую приятно смотреть как, например, скачки. Да и на лошадь тут не поставишь.
Оказавшись рядом она завела ни к чему не обязывающий разговор. А еще маякнула Кевину (бармену), чтобы он ей принес как обычно.
- Боишься рисковать? Это игру нужно не смотреть, ее нужно прожить, - ее взгляд был направлен в глубь зала, а потом проскользил по мужчине снизу вверх, чтобы наконец встретиться глазами. Он был хорошо одет и Лили могла поклясться, что обыграла бы его на раз - два, оставив без всей наличности в его кошельке.
Кевин поставил рядом с девушкой стакан с джином. Она томно взяла его в руки и лениво откинулась спиной на барную стойку. Пыталась понять за кем наблюдает этот новичок. Кто его сегодняшняя лошадь.

Отредактировано Lily Hayes (2021-09-01 15:22:23)

+2

4

Партия, другая и девушка выходит из-за стола. Карло смотрит на своего племянника злым взглядом полным желания придушить пигалицу. Его правая бровь вздёрнута вверх, тлеющая сигарета, зажатая в тисках белоснежных зубов, добавляла этой картине пару красок. По крайней мере сомнения Тео были напрасны: мелкая девчонка и впрямь существовала, а не была пьяной фантазией гангстера. На этом хорошие новости заканчивались. Отдать должное незнакомке: играла она и впрямь отлично. Игроки за столом один за другим пасовали, нервно бросая карты на рубашкой вниз. Кто-то и вовсе не выдерживал напряжения и уходил из-за стола или покидал квартиру, мол отыграется в другой раз. Если придёт, конечно.
Не в этот раз.
Не сегодня.
Хозяину заведения стоит пореже пускать её сюда, если он не хочет лишиться клиентов. Патологоанатом хорошо знал своего дядю и его друзей, которые не будут получать удовольствия от игры, где проигрывают раз за разом и не кому-то, а соплячке. Приносить деньги туда, где одни расстройство – пустое занятие.
Именно соплячкой она для них и была. Это читалось в их взглядах, небрежном тоне выражений и жестах. Раздражала. Выводила из себя своим тонким голоском и молодостью, которой у них уже не было. Годы просачиваются сквозь пальцы, словно песок. Не успеешь обернуться и ты уже брюзжащий старик, который сквернословит в сторону пигалицы, которая забирает твои фишки и деньги, а главное достоинство.
- Я не игрок.
Девчонка останавливается рядом, оценивает взглядом. Денег от мужчины ей точно не дождаться. Ни в игре, ни в баре. Настроение не располагает ни к каким-либо тратам. Дома ждёт, пусть и остывшая, пицца и стяжка пива. К ним он и вернётся через пару часов. Может быть даже раньше. Стоит повернуться в сторону и на италлоамериканца ложится тяжёлый взгляд родственника: Марино старший [кстати довольный тем, что пигалица вышла из-за стола и теперь им «настоящим игрокам в покер» можно будет хорошенько поиграть без конфузов] кивает в сторону девчонки. Намёк более чем понятный: мужчина хочет, чтобы племянник втёрся в доверие к девчонке и выведал у неё все секреты игры. Возможно, это и был его первоначальный план, который он подал под соусом «мне без тебя никак не справиться племянник». Будь он сам лет на двадцать моложе, то поступил бы именно так. Но какую молодую особу соблазнит седина на висках и морщины по всему лицу? Они не в силах отвлечь внимание от его первоначального желания.
Джей морщится в ответ и отворачивается. Меньше всего сейчас ему хотелось играть в эти игры. Зачем? Кому и что доказывать? Просто стоит признать, что молодое поколение наступает на пятки и дело с концом. Но стоит повернутся вновь, как скривлённая рожа Карло качается из стороны в сторону в знак осуждения. Лучше повернуться к бару лицом.
- Я пришёл сюда составить компанию одному ворчливому деду. Заодно последить за тем, чтобы он не проиграл все деньги. На хорошие зубные протезы стоит копить заранее. - Полуправда застывает на его губах в улыбке. Он действительно пришёл за компанию. Но зачем именно говорить не стоит. Это не скрасит ни его, ни родственника, что уже позабыл обо всём на свете и увлечённо бросает фишки в общую кучу, поднимая ставку. Карта пошла. - Никогда не питал интереса к карточным играм. Наверное, во мне нет азарта. Или что там нужно, чтобы без сожаления просаживать деньги в накуренном помещении? - Воздуха и впрямь не хватало. Сигары делали своё дело, наполняя квартиру лёгкой завесой сигаретного дыма. Пробудешь здесь не больше пяти минут и вся твоя одежда впитает в себя запах табака. -  А что тебя заставляет приходить сюда? - Ответить тем же оценивающим взглядом от носков туфель до макушки тёмных волос. -  Нажива? Поднять самооценку за счёт унижения мужского достоинства? Или негде больше коротать вечера?
Последняя фраза была лишней и колкой. С другой стороны она для Марино никто. Просто объект любопытства на один вечер. Набиваться к ней в приятели по приказу Марино старшего Джей точно не собирался. Поэтому можно говорить что угодно без опасения, что тебе плеснут коктейлем в лицо.

+1

5

Лили усмехнулась. Этот мужчина не был похож на остальных, собравшихся в этом помещении. Потому смотрелся немного чужеродно в ее глазах. Не игрок. Не на фальшивых понтах.
Она делает глоток, немного задерживает джин во рту, чтобы почувствовать ноты трав.
- А ты забавный, - Лили с прищуром смотрит в его лицо. Слышит как лед стучит о стенки стакана. Ей не нужно понять, что такое, когда родственник сидит на этой "игле". Она уже понимает. Но не верит. Это казино подпольное и незаконное. Попасть на партию можно  лишь по приглашению, а их не раздают кому попало. Тем болеет тем, у кого не водится деньжат. - если человек хочет играть, то он будет играть. Не важно сколько денег он просаживает, мозг запомнит только удачный день. И именно этот день даст надежду на репит. Коктейль из эйфории с адреналином втащит круче коктейля алкогольного. И "бам" ты подсел как наркоман, - попыталась объяснить собеседнику Хейс. Она свято верила, что во всех есть азарт. Азарт жить во что бы это не стало  - тоже считается. Не обязательно пропадать сутками в игорных местах, чтобы считаться азартным.

Ей кажется, что мужчина немного ханжа. Он осмотрел девушку в ответ. Проскользил взглядом по ее смуглой коже, но тут же отвел его в сторону. Она поймала себя на мысли, что его черный костюм ей нравится, потому что этот цвет был любимым. А то, что он говорил вызывало неприязнь.
- Ауч, - "да что, блять, за это чудесное мужское достоинство, о котором все твердят и почему его нельзя никогда унижать?" - кажется я задела чье - то самолюбие? Тот, с кем ты пришел, проиграл мне денег сегодня, верно? - предположила Лили. Иначе зачем этот грубый тон голоса и блядская язвительность.
- Знаешь, я в этом деле давно и знаю про "унижение достоинства" побольше твоего. Никто не готов воспринимать какую - то малолетнюю суку как серьезного игрока. А я действительно хороша и с самооценкой у меня порядок, - чтобы казаться серьезным, мужчине достаточно надеть костюм. Чтобы казаться серьезной женщине, необходимо пойти по чужим головам.
Лили упорно шла, доказывая всем, что она чего - то стоит.

За столом продолжалась игра. В полумраке покерный стол выглядел призрачным оазисом среди пустыни, окутанный дымом сигар. Эта атмосфера была ей по душе. Иногда ей казалось, что она родилась прямо в казино. В конце концов мать Хейс была шлюхой и вполне могла ошиваться в заведениях Атлантик - Сити или Лас - Вегаса, высматривая кто заплатит за нее денежную пачку покрупнее. Может она и сейчас это делает, не изменяя своему привычному образу жизни на протяжении многих лет в любимых синих туфлях Dolce & Gabbana. Словно застрявший в компьютерной игре нпс персонаж. Она есть и ее одновременно нет. Мать Шредингера.

Справа послышался какой - то шум. Вышибала выводил из помещения мужчину. Под его носом виднелась полоса кокаина.
- Да вы охуели? - кричит он, пока охрана заламывает ему руку.
- Такие правила, Тони. Еще раз и ты, бля, в черном списке, - за ними хлопнула дверь и все вернулись к своим привычным делам, забыв о произошедшем.
Как легко коллекционировать зависимости одну за другой. Жизнь сразу набирала краски и появлялся смысл. В основном, конечно, чтобы брать еще и еще. Хватать голодным ртом все, что не приколочено и прожевывая получать сытость. Но тем не менее абсолютно всегда оставаться в голоде, будто внутри ебашила черная дыра.
И так было с любой зависимостью и привязанностью. Это нормально, но в какой - то степени больно.
Поэтому Лили не привязывалась к людям и вещам. Ей проще и удобнее выкинуть все нахер и начать с нуля. А зависимость от азартных игр она в себе не признавала. Отрицала. Ведь она другая, не такая как все. Каждое ее действие ведет к определенной цели, мозг работает на полную. Но отбери у нее карты и Хейс исчезнет в воздухе, потому что слишком с этим срослась. И кто она без этого всего неизвестно. Возможно просто никто.

Еще глоток алкоголя. Стучит ногтями по стеклу, отбивая сердечный ритм. Сколько еще здесь человек думает, что ей негде скоротать вечер? Осматривает толпу и все кажутся одинаковыми. Костюмы в темных тонах, короткие стрижки.

Отредактировано Lily Hayes (2021-09-04 07:42:52)

+2

6

- Забавный… - низкий голос с хрипотой. Тео улыбается малой, смотрит пристально в её глаза. Когда-то он сам был точно таким же: юным, наивным, доверчивым. Конечно, девчонка ни за что на свете не согласится с определением «наивная», ведь это она обыгрывает мужиков в подпольном казино, пьёт алкоголь и посылает нахер любого, кто решит затащить её в койку. Выросла. Да не совсем. - Ты серьёзно считаешь, что я не знаю, что такое зависимость? - Марино уже неприкрыто смеётся, совершенно не думая о том, что может обидеть юную игроманку. «Это неприлично Тео Джованни Марино» - где-то на подкорках сознания пробивается голос матери, которая приложила много усилий для того, чтобы любимый сын был приличным человеком. Но всё рушится и бьётся на миллионы осколков об суровую реальность. - Малая, - ядовитый тон и указательный палец указывает на стол, где сейчас кипела битва, хоть с виду, всё казалось более, чем спокойно. - Там сидят люди, у которых зависимостей хоть отбавляй. И игромания не самая страшная из них. Рассказать? Нет. - Качает головой из стороны в сторону, смотря глаза в глаза. Кажется, она начала его подбешивать. Семейная непереносимость? - Проиграть обычную сумму за вечер одно. А вот в пылу, без тормоза можно поставить на кон непомерно много. Сегодня я в виде сдерживающего фактора. Не больше.
Самое время для того, чтобы просто отвернуться от девчонки. Заказать себе пива и под сигарету осушить бокал в тихом месте, где нет раздражающего тонкого голоса и пафосных фраз. Да и Карло можно будет потом сказать, что эта пигалица ужасна не только за карточным столом, но и в жизни. Такую не охмурить за вечер, не потратив при этом добрую долю своих нервных клеток.
Джей поворачивается к бару, заказывает бутылку пива [непременно холодного], в пол уха слушая что говорит девчонка.
- Что? - На его лице неподдельное удивление, которое сменяется смехом. Ему смешно. От слов девчонки. От её интонации и деловом виде при этом. Но вместе с этим Джей начинает злиться, словно слон на надоедливую муху. - Ты сейчас серьёзно? И сколько же лет этому «давно в деле»? Когда тебе от горшка два вершка, то не стоит разбрасываться такими словами. Здесь всё так же, как и снаружи. Всем насрать умеешь ты играть в карты или нет. Кто сильнее тот и прав. А ты с такими заявлениями рискуешь оказаться в какой-нибудь сточной канаве и никто не станет тебя искать. Никто. - Тео снова осмотрел девчонку с ног до головы. Но на этот раз его взгляд не был изучающим или любопытным, он был с каплей призрения на кончике ножа. - Если ты здесь, то за твоей спиной никого нет. Никто не ждёт тебя дома. Никто не звонит тебе, когда ты задерживаешься. Думаешь Альберто вступиться за тебя? Или кто-то из его парней? Нет. В этом мире, - он обвёл пальцем вокруг, - все лишь расходный материал. И ты одна из первых на утилизацию, милая.
Ещё немного и Тео решит что он изменился. Ещё немного и Тео решит, что назад пути нет. Его поглотила бездна. Окутала чёрной материей и выжгла всё то хорошее, что было в нём когда-то. Теперь он один из головорезов. Теперь он ничем не отличается от своего дяди, который пойдёт по головам, ради выгоды. От этого тошнит. Хочется прочистить желудок и уйти отсюда, выдирая из памяти этот вечер. Но этого не будет. Сейчас он просто возьмёт своё пиво, сделает глоток и подожмёт губы от горького привкуса солода.
За спиной шум. Так привычно и обыденностей для подобного заведения. Нет нужды оборачиваться, чтобы посмотреть для кого игра закончилась раньше времени. Патологоанатому наплевать. На него. На них. На всех них вместе взятых. Кулак сжимает металлическую крышку до белых костяшек, до резкой боли от металлических граней на ней.
- Иди домой. Тут некому что-либо доказывать.
Уже без яда на губах. С полным безразличием. Лишь язвительная улыбка на его пухлых губах. А После Джей отправился в самый тёмный угол подпольного казино, чтобы спрятаться ото всех, чтобы вдоволь насладиться самобичеванием. Сейчас он вспоминает каким был раньше: добрым, открытым, вежливым. Ему не нужно было огрызаться, чтобы доказать свою точку зрения. И каким стал теперь. Спичка в его руках раздаётся ярким огоньком. Запах серы в мгновение смешивается с табачным дымом. Самое время отчитать себя ещё и за то, что начал курить. Но кажется, разговор с пигалицей ещё не закончен.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-06 22:37:21)

+1

7

Ему не нравится слово "забавный". Ему не нравится тон ее голоса и она чувствует это невесомыми вибрациями.
Голос мужчины был черным бархатом. Лили слушала, но не сильно придавала значения словам. Это всего лишь слова. Это всего лишь очередной незнакомец, который считает себя лучше и мудрее. Выше и весомее. Потому что все всегда выше и весомее Лили Хейс. Как бы она не порхала мотыльком среди этой толпы, всегда найдется рука, что захочет прихлопнуть ее. Стереть пыльцу с поломанных крыльев, чтобы в блеске ламп она сияла на пальцах. Как трофей. Как мимолетное напоминание о той заметной девчонке.
ОН называет ее "малая". Фразы язвительно слетают с губ. Ей кажется, что  он ненавидит ее прямо сейчас. Лили замечает. Она все замечает.
Поэтому слушает его и ей хочется закатить глаза. Глубже и дальше. Чтобы показать ту степень, насколько ей "важны" его слова.
Она хотела лишь непринужденной беседы среди всего этого хаоса. С Лили Хейс мало кто всерьез говорит. Она не выглядит серьезной. Не выглядит способной на умные изречения.
Поэтому мужчина указывает пальцем. Чтобы Хейс вникала в разговор. Ведь он думает, что девчонка не понимает. А она уже видела и знала таких людей. Помнит как забирала все у них оставшееся. Помнит, что единственный выход для них - взять в долг у Альберто. Жить, словно под дулом револьвера с одной пулей в барабане. Русская рулетка и дорога в ад. Желание сдавить ладони на тонкой шее ебучей девки из казино.
Лили заглядывает мужчине прямо в глаза. Без страха и сомнений. Ее взгляд как водная гладь, а внутри бушевала буря.
- Я знаю, - отвечает коротко и емко. Пытается придать твердость голосу, - но они сами выбирают такую жизнь. Мне их не жаль. Когда они проигрывают, я покупаю себе туфли от Jimmy Choo, - Лили приподнимает ногу, чтобы указать на брендовую обувь. Она оплачивает их чужими страданиями. Чужими бедами. И в них же идет обратно, чтобы заполучить новую добычу в виде возможности выписывать гребанные чеки.
Ей плевать.

Он заказывает пиво. И опять слова.
Слова.
Слова.
Которые задевают и которые она не заказывала.
Следит за тем как пальцы мужчины обхватывают бутылку, стирая конденсат. Длинные пальцы. Проступающие костяшки. Плавным взглядом снова осматривает незнакомца. Она не может его заполучить. Но она хочет его заполучить. Его злость ей по вкусу. Ненависть по нраву. Им даже не обязательно было бы говорить. Ведь ненависть легко превращается в животную страсть.
- Всю свою осознанную жизнь, - В двенадцать она сыграла первую покерную партию и проиграла двадцать баксов другу отца. В четырнадцать обыграла его и забрала двести. Ей не нужно пытаться оправдываться перед мужчиной. И не нужно говорить о себе слишком много.

С каждой минутой ОН презирает девчонку все больше. Это заставляет усмехнуться и утопить смех в стакане джин - тоника. Хейс давно стоило оказаться в канаве. Но у Вселенной на нее другие планы, - всегда есть вероятность сдохнуть. И тебе. И мне. Но разве это повод отказаться от всего того, что делает тебя охуенно счастливым? Нас всех однажды сожрут черви или развеют с Большого каньона. Но я хотя бы буду знать, что прожила эту жизнь на сто блядских баллов из ста. У меня нет сожалений, - она запрокидывает голову вверх. Улыбается и на ее щеках проступают ямочки.
Даже если то, что он говорит отзывалось в ней неприязнью. Даже если бы он решил схватить ее за подбородок и отшвырнуть в сторону. Ей было бы похуй.

Слово "похуизм" звучит как религия. Лили Хейс ее исповедовала. Причащалась алкоголем и качественной дурью (иногда, конечно).

Она знала, что этот мужчина не прав. Знала, что Альберто Ринальди готов сломать любую жизнь за нее. Потому что Хейс на него работала, а если ты работаешь на Ринальди, то ты в безопасности и проживешь чуть дольше, чем следовало бы (пока слепо ему верен).
Но незнакомец не останавливался и пытался подковырнуть ножом душевные раны. Надавить на чувство одиночества. Заставить чувствовать себя никчемной. Лили не понимала зачем. Ему все равно не нащупать того, что готово сделать ей больно.
- Ты можешь говорить что угодно. И даже называть меня милой, если тебе это нравится. Но сегодня я уйду домой победителем, с теми самыми деньгами твоего друга. А он уйдет без них и с чувством, что его абсолютно честно обыграла баба, - Лили снова улыбается и смотрит в карий омут мужских глаз. Ей хотелось, чтобы он запомнил.

Но мужчина лишь отправляет ее домой, все еще считая, что она малолетка, которую можно отчитать. А ее нельзя.
По этой причине девушка следует за ним, разрушая его право на уединение. Садится напротив и наблюдает как дым вылетает из его рта. Рассматривает линию губ. Линию бровей, что сошлись в одной напряженной точке. Он был одним сплошным комком нервов, что ощущалось во всем. Даже дышать становилось тяжелее.

Она закидывает ноги на кожаный диван.
Потом опирается руками на стол.
Залезает на деревянную поверхность как кошка и движется к мужчине. Ближе и медленно.
Вдыхает дым, что вышел из его легких.
Смотрит в его лицо.
- Я сама устанавливаю правила жизни. Я могу залезть на стол и это будет моим решением, - глубоко дышит, - Я могу говорить громко!, - замолкает, - и это будет моим решением. И я пойду домой тогда, когда захочу уйти домой, - вытаскивает из его рта сигарету и делает затяжку, заполняя пространство между ними облаком.

Отредактировано Lily Hayes (2021-09-08 10:14:58)

+2

8

Если бы Марино был котом, то сейчас бы непременно встал на дыбы и ощетинился, шипя на девчонку. Личное пространство было нарушено грубо и внезапно. К тому же, к нему не каждый девушки залазили на стол, чтобы отстоять свою точку зрения. Уединение нарушил девчачий голос. Патологоанатому всего лишь хотелось посидеть в глубине комнаты, подальше ото всех. Насладиться вкусом пива, закурив его сигаретой. Возможно, взять ещё одну бутылку. Перевести дыхание и дождаться того момента, когда Карло решит, что на сегодня наигрался и можно идти домой. Впрочем, этот старик может засидеться до самого утра и ждать его не стоит. В самом деле, Марино старший уже давно не подросток и может добраться до дома самостоятельно. Так что вопле разумным будет допить пиво, посидеть в своих мыслях и уйти. Но вместо этого он получил продолжение разговора, который ему был не нужен.
Смотря на то, как девчонка приближалась к нему, Тео раздраженно выдохнул, представляя то, как она попытается влепить ему пощёчину, за его грубые высказывания и была бы права. Джей перегнул палку и прекрасно это осознавал. Поэтому мини сцена была бы уместна и понятна, хоть и неприятна. Даже парочка криков с её стороны в адрес патологоанатома была вполне ожидаема. Но не то, что происходило на самом деле.
Её кошачьи повадки, наглость, самоуверенность, выбили почву из под ног на несколько минут. Тео только и мог, что смотрел удивленным взглядом на девчонку, что уже забралась на стол и вынимала сигарету из его губ. Нагло. Вся эта сцена больше походила на фрагмент фильма в котором вот-вот случится страстный поцелуй и два герои поймут, что они идиоты, которые так долго скрывали свои истинные чувства. Красиво и эротично. Но ничего этого не будет. Ни сейчас, ни чуть позже. Они видят друг друга впервые, не знают имён. Вообще ничего.
Время на мгновение остановилось. На лице Джея гримаса удивления сменилась маской непонимая. Что она творит, твою мать! Взгляд в сторону покерного стола. Если Карло это увидет, то точно останется довольным - племянник всё же решил подыграть своему родственнику и заинтересовал девчонку. Сцена более чем двусмысленная. Но никто не смотрит на них, не замечает, будто бы они были за стеклом, которое не пропускает картинку и звуки. Мужчины были настолько увлечены игрой, что не замечали ничего вокруг. Оно и к лучшему. Меньше сплетен и подколов со стороны.
Нервно сглотнуть и пододвинуться на кожаном диване повыше. И, чёрт возьми, убрать с лица всякое удивление. Она обычная девчонка, которую больно щёлкнули по носу. Вот и всё. Тео, сохраняй спокойствие (нет). Повторяет про себя.
Она хочет отыграться, взять реванш и делает это так, как позволяет возраст: ярко, дерзко и без обдумывания последствий.
- Это был лишь совет человека, который давно живёт среди них, - наконец, взяв себя в руки, Тео кивает в сторону стола, а после забирает свою сигарету, демонстративно размахивая ладонью против сигаретного дыма между ними. Всем своим видом показывает, что фокус не удался. Его заводит совсем другое. - эти люди отличаются от простых карточных игроков, хотя картинка может показаться одинаковой. Впрочем, - делает затяжку и, словно маленький ребёнок, выпускает дым в лицо девчонки в ответ. Удар за удар. - что будет с тобой дальше, мне не интересно. Наиграешься, сама захочешь свалить. А теперь, - его ладонь ложится на плечо авантюристки [конечно, действеннее было бы подтолкнуть в районе ягодиц, но нормы приличия никто не отменял, да и кто её знает - разорётся о домогательствах не заткнёшь потом] и толкает в сторону, - будь так любезна, слезь со стола. Мне не видно игроков.
Подмигивает. Улыбается, словно лис. Переводит взгляд в сторону. Делает всё, чтобы спустить этот конфликт интересов на тормозах. Если это вообще возможно.
Ему в самом деле не понятно зачем молодой девчонке надо околачиваться в подобных местах. Да, можно поднять денег, если у тебя есть мозги. Туфли или шмотки купить можно. Но взамен этому ты каждый День ходишь по охуенно тонкому льду. Сейчас ты сидишь за столиком напротив и сверлишь парня взглядом, мечтая впиться в его горло острыми ногтями, а завтра на тебя положит взгляд очередной гангстер и ты никуда не денешься. Альберто может лить в уши красиво. Даже романтично. Но если у него есть мозги, то между членом семьи и девкой, которая играет в его казино, он выберет первое.
- И сколько ты стоишь? - Первый вопрос, который пришёл в голову, когда в кармане Джей нащупал деньги. Двадцатку, если быть точным. Раз уж они здесь и она не собирается никуда уходить, то можно разбавить напряжение парой фраз. - Имя то хоть есть? - Смотрит вдаль, стараясь оценить как долго ещё Карло намерен играть, делая глоток алкоголя.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-08 21:56:48)

+2

9

Она сидит на столе. Смотрит на незнакомца, который вздумал указывать ей - Лили Хейс, - что вообще делать. Но она свободна. Свободна от этих ебаных стереотипов. От мнения окружающих. От угрызений совести.
Джона Хейс так воспитал свою дочь. Он твердил, что вырастил ее свободной. Именно он заставил девочку бежать из Сакраменто, потому что знал, что государственная система сломала бы ее.
И Лили бежала как Форест Гамп, чтобы стать той, кто она есть. Без привязанностей и без понятия "дом", потому что ей везде одинаково комфортно и отовсюду ей легко убраться прочь. Она не верит в то, что бывает что - либо навсегда. Потому что у нее были лишь мгновения, которые останутся там же, где и произошли.
Никто так и не узнал ее. Никто не понял.

Она думает "Почему бы тебе не закрыть свой рот".
Думает " Ты слишком много говоришь ".
Мужчина серьезен и строит из себя недотрогу. Девочка целеустремленная и голодная до мужских рук.
До его рук.
Хейс бесполезно говорить "Нельзя", потому что она не шавка. Ей всё можно.

Мужчина отбирает свою сигарету обратно.
- Для человека, которому не интересно, ты раздаешь слишком много советов - выдыхает дым на нее, словно включился в эту неведомую игру. Лили усмехается. Оборачивается снова на покерный стол. Но вниманием возвращается обратно, когда мужчина кладет руку на её плечо. Просит слезть со стола.
Хейс медленно пятится назад и падает на черный диван.
Он думает, что переиграл ее.
Она знает, что нет.
Достает из сумки пачку Lucky Strike. Чтобы составить незнакомцу компанию. Закуривает и откидывается на мягкую кожаную поверхность. В конце концов и помолчать вместе можно. Спустить его раздражение на минимум. Позволить осмотреть ее еще раз.
Сама задумывается о том, кто он такой? Особенно если крутится в этой тусовке давно. Знает больше, чем может показаться. Может один из них?
Работает с Ринальди?
Лили делает глубокую затяжку, чтобы выпустить дым изо рта кольцами. А потом смотрит как они улетают к потолку. Растворяются в воздухе как мимолетное видение.
Мужчина заговорил первым. На лице Лили появилась улыбка.
- Я игрок, а не шлюха, - еще одна затяжка. Игривый взгляд в сторону собеседника напротив.

Всех можно купить. Лили не была исключением из правил. Но чаще она сама опустошала карманы мужчин, стоило им отойти в душ или отлить. Пара - тройка отработанных движений. Одеться в одно мгновение и сбежать, не назвав своего настоящего имени. Ничего о ней напоминающего.
Но этому мужчине называется.
-Лили, а твое, - смотрит в упор. Следит за реакцией. Не удивится если  он выгребет из карманов всю наличность и кинет на стол. Показывая сколько она стоит для него. Представляет как катятся центы в разные стороны, а потом звонко падают.
- Ты мне заплатить собрался? - она трахается на чистом энтузиазме. Искренне и с душой. Не то, что ее мать. Хейс совсем другая. Та за деньги готова была делать что угодно для мужиков. Лили готова на все ради себя.
- Я знаю контакты хороших девочек, которые обработают тебя по полной. Всего за сотню, - она врет. Потому что не знает никаких шлюх. Но продолжает говорить. Хочет услышать, что ОН хочет только ее, - и для друга твоего. Кстати кто он из них? - снова смотрит в глубь зала, делая вид, что ей интересно. Но ей интересно только то, что происходит здесь, в дальнем углу зала
Пепел от сигареты сыпется на кожаную обивку.
Лили тушит ее в стеклянной синей пепельнице.

+2

10

- Игрок…
Тео усмехается в ответ на слова девчонки, но тут же стирает улыбку со своего лица. Лишь делает ещё одну затяжку сигаретного дыма, чтобы потом утопить окурок сигареты в синей пепельнице. Там же, при всём своём желании, он бы хотел утопить и этот вечер со всей его неразберихой и шумом картёжников. Всё могло быть иначе сегодня. Он и тишина его квартиры. Отличный Новый фильм и привкус вкусной пиццы на языке. Но не вышло. Не судьба. Она решила иначе: оставила в душной клетке с раздражителем  наедине, проверяя нервы на прочность. Раз - и мужчина бросает косой взгляд на тонкую шею и полоску сосцевиной мышцы на ней. Его длинные пальцы прекрасно бы смотрелись там.
- Этот вопрос не только о деньгах за ночь или минет в туалете. Если ты об этом. - Марино смотрит в тёмные глаза, положив руки на стол. Длинные пальцы сцеплены в замок, голос спокойный и низкий, даже уставший больше. - Мы все чего-то стоим, но речь не о деньгах сейчас. Впрочем… - голова чуть набок и левый уголок губ ползёт вверх. - как говорил Дядюшка Фрейд… знаешь такого? Что все наши мысли и слова легко объяснить нашими желаниями. Хочешь потрахаться?
Патологоанатом лукаво поджимает губы, а после делает глоток алкоголя. Осталось совсем немного, ещё пара глотков пенного и его ничего здесь не держит. Стеклянная бутылка сейчас выступала в роли песочных часов, что отсчитывали время. Каких-то пять минут и Джей непременно сорвётся с этого кожаного дивана. Дело решённое. А пока, можно скоротать время за болтовнёй с некой Лили.
- Лили.
Язык делает два удара о белоснежные зубы, оставляя на губах сладковатый привкус цветочной пыльцы. Пожалуй, это единственное милое в этой девушке - имя, которое дала ей мать или отец. Не столь важно. Жизнь приправила эту малышку зубами акулы и упрямством барана, чтобы окружающим её людям не жилось сладко и спокойно. Своего рода расплата за смазливую мордашку и красивые ноги. Тео такие ценники были не по душе. В своё время он уже с лихвой успел намучиться со своей бывшей женой. В тех отношениях  приключений хватало на год вперёд. Если не больше. Теперь же ему хотелось спокойной и размеренной жизни.
- Тео.
Его имя короче на одну букву. В нём нет мягкости и лести. Одна девка (эмигрантка Франции) говорила, что слышит в этом имени солнечный свет. Может спьяну или после травки эту художницу тянуло на подобные разговоры. После секса она любила бесконечно болтать. О себе, о родине, которую оставила позади, об искусстве, о складках на простынях в которых видит образы животных и людей. Порой она вскакивала нагишом из постели и мчалась к блокноту, чтобы зарисовать увиденное. Проступающие костяшки позвоночника на едва смуглой коже. Россыпь веснушек рядом. Роман был не долгим, но прочно засел на подкорке мозга.
- Заплатить? - Правая бровь ползёт вверх, отмеряя степень удивления. - За что? Секс? Или за то, чтобы ты помолчала? Вариантов более, чем достаточно.
Платить он точно не собирался. Ни за секс. Ни за проституток, которых ему уже успели пообещать. С этим проблем у Джея точно не было. В контактах на телефоне и без того было несколько номеров девчонок, которые были бы рады его звонку. Секс без обязательств лишних разговоров и планов после. Сейчас для него это было идеальным положением дел.
- Ты уж меня прости, но меня это не интересует. Не знаю кому надо сказать спасибо, но в современном мире не так сложно найти с кем потрахаться и платить за это не нужно. Надо только позвонить. Так что не беспокойся за меня.
Позвонить, купить с собой бутылку алкоголя и прийти. Современный мир был намного проще, чем могло бы показаться на первый взгляд. Достаточно было лишь открыто говорить о своих желаниях и единомышленники найдутся. Проще всего с этим дела обстояли в госпитале. У медиков большие проблемы с личным временем. Отношения были большой редкостью потому, что мало кто мог стерпеть вечную занятость своего партнёра. Вечные смены, задержки и усталость пагубно влияли даже на самые крепкие отношения. Поэтому куда проще было найти партнёра для секса среди своих - таких же заёбанных жизнью. Свободные  минуты. Пустая кладовка. И вы вдвоём снимаете стресс в руках друг друга.
- Тот что сейчас загребает в свои руки фишки. Можешь помахать ему рукой. Будет очень рад.
Карло играл достойно. Часто обыгрывал своих «коллег», оставляя их без наличности и вгоняя в долги. Но у всех бывали дни, когда им не везёт. Игроки люди суеверные. Сегодня этой чёрной меткой Марино старшего была Лили.
- Я ухожу. - Тео залпом допивает остатки пива в бутылке, подхватывает спички в карман и поднимается с места. Сидеть здесь ему надоело до чёрта. К тому же, физиономия Карло выглядела более чем довольной, значит, он может идти. В охране тот точно не нуждался. С лёгкостью мог завалить амбала больше себя. - Могу докинуть тебя до дома или предпочитаешь остаться здесь, срывая на себя гневные взгляды?
Тео не хотелось её куда-либо везти, слушать неуместные вопросы и, того хуже, слушать нравоучения, которыми изобиловала её речь. Но если он увезёт девчонку отсюда подальше, дав мужикам поиграть без раздражающего фактора, то они скажут ему спасибо. А пока он держит в руке деньги, чтобы оставить бармену на чай.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-13 22:42:22)

+1

11

Она наблюдает за мужчиной, когда он говорит. Смотрит, как он пытается переиграть ее своими методами. Уводит в ловушку умозаключений, чтобы после выставить в нелепом свете.
Такой изящный финт.
Вот только Хейс сложно смутить. Ей похер что о ней думают. Тем более те, кого она видит первый и последний раз в жизни. Лили не планировала продолжать это знакомство дальше одной ночи. Он ее манил как глупую бабочку на свет лампы. Скорее тем, что не проявил к ней должного интереса. Его рука не потянулась к ее заднице. Глаза не раздевали мысленно. И этого было достаточно, чтобы в голове девчонки нечто щелкнуло. Она готова сойти с ума, если не получит то, чего хочет. Капризная, азартная дрянь, свалившаяся на чужую голову.
Поэтому ей не так важно, что он говорил, куда важнее КАК. Если заглянуть чуть глубже, то девчонка видела в нем нечто темное и вязкое. Как когда океан перед бурей нагонял мрак на одиноко плывущие корабли. Если ты всего лишь лодка, то достаточно немного подождать и тебя накроет волной. Ты захлебнешься и пойдешь ко дну.

Лили отводит взгляд в сторону и глотает свой смех. Она знала, что все продаются и даже себя не возводила в исключение. Вопрос стоял лишь только в предложенной сумме - если ее недостаточно, то можно с чистой совестью кричать "я не такая". А на самом деле всегда такая, только ценник на несколько нулей больше. И ей вдруг подумалось, что ноль - охуенное число. В тандеме с другим оно все делает больше. Но само по себе абсолютно ничего не значит. Ноль - это поглощающая пустота.
Сколько нулей необходимо, чтобы обрести достаточную значимость?
-  Спасибо за психоанализ, конечно. Но мне и без него понятно чего я хочу, - занимательно, что он пытался читать ее словно книгу. С любопытством осматривал, щурил глаза, довольный собой и своими выводами. Но видел лишь то, что лежит на поверхности. То, что сама Хейс посчитала нужным показать о себе. И сейчас она действительно хотела потрахаться. Это было самым искренним, самым честным желанием на свете. Порой искреннее чем любовь и поспешные обещания.
Секс - вещь, существующая сама по себе. Если есть любовь, то он сделает ее глубже и масштабнее. Если ее нет, то приятность не изменится, а душевное равновесие станет похожим на водную гладь. Секс похож на число ноль и тоже в своем роде поглощающая пустота со своими уравнениями значимости.

Ей нравится как он произносит "Лили" в углубленной задумчивости. Словно пытался попробовать имя на вкус. Уместить в своей голове. Придать ему смысла. Зная ее имя он мог бы иметь над ней власть, произнося его снова и снова.
В момент, когда имена слетали с языков, два незнакомца в дальнем углу казино обрели телесность друг для друга.
Тео несомненно говорил больше, чем Хейс. Думал больше чем Хейс. Раздражался больше чем Хейс.
От какой то мимолетной ненависти ему казалось, что девчонка болтливая до мерзотного ощущения на барабанных перепонках. А Лили слушала с полуулыбкой на губах. Давала возможность говорить что вздумается. Ее язык тела был куда громче и чище.
Провести рукой по выпирающей ключице.
Сесть таким образом, чтобы читались изгибы.
Облизнуть пухлые губы.
- Это ты мне скажи за что бы мне заплатил, Тео. Очень любопытно - она выделяет имя интонацией.
Чтобы заткнуть женщину, есть несколько способов. И всеми ими Тео мог бы воспользоваться. Если бы не был так серьезен в этом не важном диалоге. С этой несерьезной Лили. Если бы выпил алкоголь крепче пива. В нем было слишком много напряжения, которое разливалось по всему его телу и невесомо задевало девчонку напротив.
Поэтому она думает, что ему тоже не помешало бы перепихнуться. Думает, что Лили плюс Тео равно ноль.
- Я надеюсь, что сегодня ты найдешь ту самую в списке контактов, - произносит с сарказмом, по прежнему давя ухмылку. Рядом с ним ей постоянно хочется смеяться. Тео думал по другому и являлся человеком не из того общества, к которому привыкла Хейс. И возможно он был лучше остальных. Лучше того, с кем пришел. Правда лишь в том, что Лили всегда выбирала из разряда "хуже". Чтобы они нагло хватали ее за руки. Чтобы грубо наматывали длинные волосы на кулак. Чтобы им было похуй на ее чувства. Потому что со своими чувствами она разберется сама.
Ей нравилась эта концепция событий. Тех, кто "хуже" не запоминаешь. У тех, кто "хуже" не спрашиваешь имена. Сойтись на пике животной страсти. Получить удовлетворение. Уйти. Цепочка событий, которая устраивала всех.

Того мужика звали, кажется, Карло. Лили помнила как он злился и нервно курил. Смотрел на нее как бык на красную тряпку. Он много проиграл, но сейчас, похоже, частично восполнил дыры в кошельке.

Тео говорит "я ухожу".
Лили переводит внимание с покерного стола на него.
Он предлагает подкинуть девчонку до дома и это предложение звучит почти заботливо. Не то, чтобы Хейс хотела домой. Она хотела оказаться в его машине. Своя тачка у нее тоже есть и припаркована рядом со зданием. Заберет завтра.
- Поехали, - хватает синюю сумку с дивана и немного обгоняет Тео на пути к выходу, чтобы тот в полной мере оценил ее задницу.

После того как привыкаешь к прокуренному помещению, воздух улицы кажется безумно свежим. Поэтому Лили вдыхает полной грудью, прежде чем направиться в сторону машины Тео. Она осматривает ее с любопытством, потому что редко такие видела.
На черной поверхности бликовали огни фонарей и проезжающих мимо других машин.
- Крутая тачка. Я почти почувствовала себя в семидесятых, - садится на переднее сидение и закрывает за собой дверь, - в кино такую видела, - проводит рукой по панели и снова наблюдает серьезное лицо мужчины.
- Здесь курить можно?
Лили хочет, чтобы он увез ее не домой. Ну или домой, но к себе.
Да и вообще куда угодно.
Ей нравилась магия ночи. Нравилось ехать по дорогам и смотреть в окно.
В принципе она может и помолчать.
Даже бесплатно.
Ее взгляд устремляется в лобовое стекло. В пути то и дело по лицу скользили тени, сменяющиеся вспышками света.

Отредактировано Lily Hayes (2021-09-15 13:55:51)

+1

12

Лили выводила из себя. Своей манерой говорить, жестами, словами. Действовала она манерно: играла с волосами, невзначай касалась ключицы и позой. Всё в ней говорило только об одном: ты счастливчик, Тео, раз я сейчас говорю именно с тобой, а не с кем-то другим. Только вот Марино себя таковым не считал, скорее напротив. Давя в себе желание придушить девчонку, он пошёл в сторону бара, чтобы оставить на чай бармену. Прекрасная возможность, чтобы выдохнуть, чтобы прийти в себя. Не может же какая-то пигалица так просто вывести его из себя?! Оказалось, что может. И вместо того, чтобы отвлечься, мужчина раз за разом прокручивает в голове её слова: Я надеюсь, что сегодня ты найдешь ту самую в списке контактов. Это звучало, как насмешка, как плевок в лицо. Ты не сможешь никого найти, если бы даже захотел. Ты будешь один этой ночью. Но он не хочет. Ни девки, ни разговоров об этом. Куда привлекательнее сейчас для него это поехать домой, где он сможет побыть наедине с самим собой, доесть остывшую пиццу и достать из холодильника томившееся там пиво. Но вечер обещает быть долгим.
Деньги из его руки дождаться на стол, под кивок бармена. Осталось только сказать Марино старшему, что он уходит.
- Я вижу, что тебе я не нужен. Я поехал. Не оставь парней без денег на такси.
- Да-да. Удачи.
Старик с довольным лицом кивает, не отвлекаясь от игры. Сейчас гангстеру не до племянника. В руках были хорошие карты, а в желудке плескались хорошее предчувствие и виски. Тео улыбается. Хлопнуть по плечу родственника и пойти следом за Лили, которая, виляя бёдрами вышагивала перед ним. Такая дерзкая, умная и независимая, но такая прыткая в том, чтобы увидеть одобрение в глазах Джея.
Устало выдыхает.
На улице свежо. Прохлада ночи окутывает с ног до головы, остужая пыл и мысли. Хочется встать около машины и пропустить одну сигарету под звуки ночного города. Но это лучше всего делать наедине с собой или в приятной компании. Лили таковой не была. Поэтому Марино сразу садится в машину и прокручивает ключ в зажигании, встречая комплимент своей машине прохладно.
- Спасибо.
Как в кино или нет Джею было всё равно. Эту машину мужчина купил в свои девятнадцать лет на первые накопленные деньги от подработок. Побитую жизнью и предыдущими владельцами. Тогда денег на ремонт не было, поэтому реставрация мустанга заняла не один год. Была время, когда машина месяцами стояла в гараже из-за неисправности той или иной детали. Отец много раз предлагал патологоанатому продать проблемную машину и купить то, что сможет ездить без больших вложений. Но Тео не сдавался. Упрямый и уверенный в своей идее, он не прогнулся под натиском Орландо. Зато теперь автомобиль прикалывал к себе внимание девушек, для которых такая тачка была в диковинку, и парней, которые хоть что-то понимали в автомобилях, как и сейчас.
- Нельзя. Хочешь курить выходи на улицу. Нет? Тогда поехали.
Больше нервное, чем любезное замечание. И машина трогается с места.
Сейчас Тео жалел о том, что предложил Лили подвезти её. Ведь чувствовал где-то глубоко внутри, что хорошего из этого ничего не выйдет. Только потреплет себе нервы на потеху малолетке. Может бросить это? Может просто высадить её прямо здесь и сейчас? Вызовет такси и доберётся сама. Сейчас с этим нет никаких проблем. Тео злился и колебался, споря с самим собой у себя в мыслях. В полной тишине они проехали каких-то десять минут, но для Джея они показались вечностью. Мимо проносились дома с потухшими окнами, неоновые вывески закрытых магазинов, да редкие прохожие, которые неспешно прогуливались по ночному городу.
Тишину прервал звонок телефона. Звонкая мелодия заставила Марино отвлечься от мыслей, непонимающе посмотреть на дисплей телефона и увидеть там имя своей помощницы.
- Дженифер? - Удивленный тон и нахмуренные брови. - Что случилось.
- Прости. - На том конце женский голос запинался, мялся от волнения. - Я знаю, что сейчас чертовски поздно, но я надеялась, что ты не спишь.
- Давай к делу.
- Помнишь сегодняшний договор? Мне надо его отправить, чтобы утром у них всё было.
- На гробы?
- Да. Они самые. Прости, Тео, прости. Один лист выпал из договора. Я заметила это только сейчас. Проверяла почту и увидела письмо, где поставщики ссылаются на это. Ты можешь приехать и подписать его? Ещё раз извини.
- Хорошо. Я сейчас буду.

Он не злился на помощницу, даже был благодарен за то, что она избавила его быть на едина с девчонкой. Какое-то время. Впрочем…
- Мне нужно заехать в одно место. Могу высадить тебя прямо здесь, если не хочешь со мной мотаться.
Он смотрит на Лили с надеждой, что она откажется, не захочет ехать ночью куда-то помимо дома. Но нет. Поедет с ним. Гримаса разочарования.
Тео оставляет машину на парковке около старого довоенного здания из красного кирпича. У двери красуется неоновая вывеска "Charon". Его бюро, его детище.
- Я пойду внутрь. Со мной или останешься здесь?
Тео открывает дверь машины и смотрит на Лили. Захочет остаться на улице - выгонит из машины и закроет дверь. Мужчина сомневался в том, что ей можно доверить машину, которая дорога ему, как память. Пойдёт с ним - у Дженифер будут вопросы и лисий едкий взгляд после.

Отредактировано Teo J Marino (2021-09-15 21:24:30)

+1

13

Он бросает ей недовольное "спасибо". Уверено поворачивает ключ в зажигании. Кладет руки на руль. Запрещает курить в мустанге. Как бы Лили не было плевать на запреты, эта тачка принадлежала Тео, а значит правила тоже его. Поэтому она лишь немного разочарованно откидывается на сидение.
Смотря в окно Хейс думает, что она здесь делает? Похоже ей просто дохрена понравилось бесить этого парня. Тем более для этого ничего особого придумывать не приходится. Просто быть собой. Говорить. Дышать с ним одним воздухом.
Тео хотел показаться "заботливым". Лили позволила ему. Потому что в её картине мира мужчины не предлагают помощь тем, кто их дохуя выбешивает. А значит кто - то из них двоих определенно страдал дурниной. Или Тео, не понимающий своих собственных эмоций. Или она сама, поставив фишки не на того человека.

Они предпочли помолчать. Словно играли в ту детскую игру, где заговоривший съедает дохлую кошку.
Тишину оборвал звонок смартфона. Лили озадаченно вслушивается в разговор.
Дженнифер.
Гробы.
Сейчас приедет.
Она смотрит на время- 3:15. Самое время посмотреть на гробы, Тео. Ей стало даже любопытно. Хотя на самом деле даже если она не выяснит в чем дело, то будет все равно. Это не имело никакого значения.
- Где здесь? Посреди трассы? Раз уж вызвался довезти до дома, то доведи дело до конца, - немного раздраженно выпалила Хейс. Теперь и он начинал девчонку подбешивать. Хуй знает чего у него там в голове. Меняет решения со скоростью своего форда.
Один взгляд на него, чтобы потом снова отвернутся в окно. Снова замолчать, гоняя свои мысли в голове. Считать неоновые вывески, которые так маняще освещали путь.
Вспоминает, что через два дня ей нужно заехать в юридическую контору по поводу кончины матери отца. При жизни они не общались, да и имущества не было никакого, что можно было поделить.
Может завещала своего старого кота или еще чего. Во всяком случае от Лили не убудет и это уже хорошо.
Хотя... Двести баксов на кремацию и еще пятьдесят на погребальную урну. Старая ей еще и должна осталась.

Мустанг резко остановился и выдернул Хейс из размышлений. Поднимает взгляд на вывеску. Похоронное бюро "Charon".
- Не удивительно, что рядом с тобой мысли только про смерть, - " и никакого секса" думает она про себя. Ситуация была максимально странной. Ночь. Заведение с гробами вместо выпивки. Лили не уверена, что подписывалась на эту " вечеринку ".
- Да ты иди. Я тут постою. Мне хватило в последнее время похорон. Люди так и мрут. Но ты и сам знаешь, - выходит из машины. Тео закрывает двери, будто Лили могла угнать его тачку. А она не стала бы. Не того рода Хейс мошенница. Но почем Тео знать.

Он уходит. Лили достает из сумки сигареты. Паркует свою задницу на капоте. Вокруг тишина. Слышит свое дыхание и как тлеет табак с еле уловимым треском.
На самом деле ей стало достаточно скучно, чтобы захотеть отсюда уйти. Достаточно скучно, чтобы не вспоминать этого Тео - короля гробов. В её голове вообще не укладывалось какого черта происходит. Хотела развлечься, а в итоге вспоминает как хоронила бабку и сколько потратила.
Листает ленту инстаграм на айфоне и видит угашеные в хлам лица знакомых. Очередная фотосессия Ким Кардашьян. Какой то чувак снова постит свой голый торс. И все это умещается в одной вселенной.
Лайк. Лайк. Лайк.
Делаю фотку на фоне вывески и вкидываю в сторис.
Тео не было достаточно долго, чтобы устать ждать. Не хотеть ждать.
Докурив, выбрасывает окурок  и решает зайти внутрь бюро.

Здесь и правда много гробов. На любой вкус и кошелек.  Синие, черные, белые. Хотя какой у мертвых может быть вкус?
Тихо проходит мимо похоронной атрибутики, чувствует себя словно в музее. Некоторые ценники тоже впечатляющие. Мраморные урны за тыщу долларов.
Пиздец.
Лили вспоминает как ехала в Сан - Франциско, чтобы развеять Ричарда и все время пути его прах находился в зип, мать его, пакете. Хотя, конечно, еще она заботливо сложила это все в коробку из под туфель Софии Вебстер. Они тоже стоили несколько тысяч. Значит вполне себе вип урна.

За спиной послышались шаги. Оборачивается на Тео.
- Здесь мило, - говорит саркастично с неизменной полуулыбкой, - но я, наверное, и правда своим ходом домой доберусь. Очевидно, что на мое общество у тебя планов нет, - подходит поближе, поправляет борт его пиджака, а потом направляется к выходу. Она уже сделала для себя выводы.
- В тебе действительно нет азарта, Тео, - бросает ему у двери, - и ни капли безумия. - ей хотелось, чтобы это звучало из её уст как некое оскорбление. Вызов доказать обратное.
"Ты вполне можешь сказать, что вызов принят, Тео"
Нет ничего более охуенного чем безумие.

Отредактировано Lily Hayes (2021-09-17 15:10:18)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » old money


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно