полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Предупреждён — значит вооружён


Предупреждён — значит вооружён

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

архитектурное бюро |  20/06/2021

Yaroslava Vlasova & Elif Saban
https://i.imgur.com/tvpuBjf.gif https://i.imgur.com/nxnhSEm.gif

какие только подробности не узнаешь, идя устраиваться на казалось бы, перспективную работу... может на то и нужны коллеги, чтобы выручать друг друга?

Отредактировано Elif Saban (2021-08-29 00:59:15)

+5

2

Ярослава с тоской смотрела на здание, которое слишком долго называла вторым домом. Она так привязалась к компании, что слишком долго закрывала глаза на очевидные вещи. Но произошедшее в пятницу окончательно подтолкнуло ее к тому, что пора увольняться. Джон и раньше творил много разной херни, но обычно она не касалась самой Славы, та скорее была его щитом, прикрывала от всех последствий. Но в этот раз он зашел слишком далеко, окончательно подтвердив, что его самооценка не обманывала людей, он и правда король, король мудаков. С первого рабочего дня Власова предпочитала закрывать глаза на все происходящее в фирме, считала, что это вина коллег, что начальник на них срывает. С ней, со своим личным ассистентом, Джон был всегда максимально учтив и добр, просил вежливо, не грубил, часто награждал премиями. Поэтому Ярослава только крутила пальцем у виска, говоря, что коллеги все выдумывают, не мог мужчина быть таким скотом, каким его все выставляли. Со временем розовые очки понизили свою яркость. Проводя слишком много времени рядом с Джон, Слава начинала понимать других людей, нет, она все еще не считала его самодуром, но определённо начинала называть козлом. Она слишком много времени проводила с его «грязным бельем», чтобы и дальше считать своего начальника святым. Чего только стоили постоянные измены, за которые она определённо переживала больше мужчины. И именно ей приходилось постоянно мило улыбаться его жене и врать, что ее муж сейчас на важном совещании, а не в кладовке вдалбливает секретаршу в стену. Но она быстро научилась не обращать на это свое внимание, не ее дело, которое никоим образом не влияет на работоспособность.

Размышлять и вспоминать, когда именно все пошло не так, можно было бы долго, но прохладный ветер заставил все же зайти в здание, несмотря на время года, погода в Сакраменто сегодня была не особо хорошая, словно бы отзывалась на ее собственное настроение. Поэтому Власова повела плечами, скидывая с себя непрошенные мысли и с прямой спиной зашла в офис. В глаза ей никто не смотрел, внимание большинства привлекала щека с заметным синяком, который она специально не стала замазывать, пусть знают, она не боится и не стесняется произошедшего, ее вины в той ситуации не было. И все с раздражением отмечает жалостливые взгляды, коллеги молчат, но банальное «а мы говорили», буквально повисает в воздухе, каждый хочет об этом сказать, но трусливо молчит. Знает, Слава слишком много времени провела с их начальником, сможет ответить каждому, припомнив любому похожую ситуацию. Кстати, вчера она слышала шепот нескольких сотрудниц, те кажется говорила, что она поступает как настоящий трус, потому что сбегает, даже не попытавшись бороться. Яра искренне не понимала с чем здесь можно бороться, рукоприкладство не то, что можно изменить. От такого лучше сразу же уходить.

Она заходит в свой уже бывший кабинет и начинает медленно собирать вещи, на столе замечает парочку папок, что стоило бы отнести Джону. И с ухмылкой думает, что с удовольствием это сделает, просто хочет посмотреть на его реакцию. Впрочем, первой реакция проявляется у нее, стоит ей только зайти в приемную, как она замечает двух девушек, сидящих в приемной. Она кидает удивленной взгляд на секретаршу, так только пожимает плечами, не желая особо прояснять ситуацию. – Твоя смена, - все, что выдает блондинка, а Власова думает, что Джон впервые подумал самостоятельно, и сразу же принялся искать нового помощника. Она без стука входит в кабинет своего когда-то начальника и с удовольствием швыряет папки его на стол. Сидящая в кабинете девушка и сам мужчина смотрят на нее с одинаковыми эмоциями удивления. Ярослава довольно улыбается произведенному эффекту, и уже почти хочет молча выйти, но что-то не позволяет ей этого сделать. Она жалостливо осматривает девушку, что сидит напротив этого идиота. Совсем юная, она не удивится, если для девочки это первое, ну или почти первое, собеседование. Кажется, она не американка, обширный опыт путешествий подсказывает, что скорее всего родилась шатенка где-то на берегу Босфора. И Славе становится ее жалко. Вообще-то она обычно не вмешивается в чужие жизни, считая, что каждый человек должен самостоятельно пройти жизненные испытания, приготовленные для него. Но для такой девочки, Джон скорее может стать чем-то, что ее сломает. Она почти невесомо касается скулы, на которой красуется синяк. И, наконец, нарушает затянувшееся молчание, - мой тебе совет, милая, - говорит зло, смотря исключительно в глаза бывшего начальника, - беги из этой фирмы, пока еще не поздно. Поверь, потом будет уходить тяжелее. – Она не говорит о себе, сама уходит с легким сердцем, но примерно представляет, как молодые люди реагируют на подобные ситуации. Психологически ей будет куда сложнее. Джон, что удивительно, не начинает кричать и говорить, что она несет чушь, смотрит спокойно, как на местную сумасшедшую. И у Ярославы больше нет желания что-то еще говорить. Она разворачивается на каблуках и спешит выйти из душного кабинета. Она попробовала, предупредила, дальше девушка должна самостоятельно принять решение. В свое время она бы не поверила подобным словам, но перед ней и не стоял бывший ассистент с синяком на половину щеки.

+1

3

В это, казалось бы, ничем не примечательное, хмурое, серое утро я изрядно опаздывала. С безумным криком «Твою мать, я же проспала» я вскочила с кровати, не нащупав тапочки, начала метаться по квартире, пытаясь сообразить на ходу сколько у меня времени, и успею ли я в принципе сегодня на собеседование… Код зеленый, время еще есть, но надо все равно шевелиться.
К сожалению, часто случается такая проблема, о которой уж точно нельзя сказать, - «Если игнорировать это, оно уйдет». Проблемы не уходят, боли не умолчишь. И равнодушие наступает совершенно не скоро. Да, каюсь, я снова ищу работу. Вернувшись в Сакраменто, вернувшись в родительский дом, я, конечно, пока еще не сталкивалась с косыми взглядами и претензиями, но мое внутреннее чутье мне подсказывало, что все это скоро начнется. Не хочу быть зависимой. Не хочу слышать от отца и матери о том, какая я никчемная, какая неудачница, как легко рассталась с женихом, не смогла решить все мирно, не понимая, что есть вещи, которые нельзя прощать, а уж глаза на них закрывать, так и подавно. Я ненавидела Эмре, моего бывшего жениха за всю ту боль, что он мне причинил, ведь я его так любила, так любила. И что в итоге? Он вставил мне нож в спину, а вместо этого сердце болело. Нет, не так. Оно черное от боли. Я пыталась напиться, пыталась забыться прежде, правда, потом на утро жутко болела голова, и я отчаянно клялась себе, что больше никогда не буду пить.
И что в итоге? Я носилась как угорелая по квартире. Быстро в душ, быстро одеваться, быть краситься, - и это ужасно, ведь я привыкла вставать заранее и все делать размеренно, но прямо сейчас у меня и половины запасного времени не было. И вообще, знаете, как я не очнулась к концу своего же собеседования? Банально, захотела в туалет… Зато четыре поставленных будильника не помогли. Они отзвенели свое, и на этом все. Даже если бы под окнами траву косили, я бы даже не услышала. Вот такая вот соня.
Дома уже никого не было, и это наверно даже плюс. Собравшись, проверила, все ли взяла, потому как обратно домой возвращаться мне не хотелось. Поймала такси уже по дороге, а то такси, которое я вызывала из дома, к слову, так и не приехало. Когда я открыла ручки двери такси, и хотела было сесть, ко мне мужчина незнакомый пристал. Заявил, что это такси он заказывал, с чем в общем-то я и поздравила его позднее. Кое-как нам удалось договориться, что сначала подбросят меня, а затем его, правда пришлось пообещать, что я с ним пообедаю как-нибудь. Пришлось дать ему номер телефона. Как грустно окажется, когда он обнаружит, что абонент не абонент. Мне бы на актерский, да я в архитектуру подалась, и я почти успела, почти успела. Когда зашла в офис, увидела таких же кандидатов, как и я. Все они выглядели красиво и свежо. Интересно, как выглядела со стороны я. Усталая, запыхавшаяся девица, которую бульдозером не разбудить, но она все же проснулась черти пойми, как и приехала на это проклятое собеседование. В последнюю очередь думала о том, возьмут меня на работу или нет. Просто ожидала своей очереди, особо даже не думая, что сейчас скажу. Все мысли вылетели из головы, хотя еще вчера я даже речь репетировала. Да, давно я не была на собеседованиях, да и вообще у меня как такового опыта не было. Сейчас можно было бы снова начать волноваться, возьмут меня или нет, но прежде, все же не помешало бы перевести дыхание, тем более, что впереди еще много кандидаток. Пока каждую из них от собеседуют, я все успею.
Впрочем, очередь пролетела как комета. Я глазом не успела моргнуть, как снкретарь назвала мое имя и пригласила в кабинет. Начальство уже ожидало меня. На моем лице появляется широкая улыбка прежде, чем я вхожу внутрь кабинета. Мы мило беседуем с начальником. Он задает вполне стандартные вопросы: какое у меня образование, опыт работы, характеристики и рекомендации. Все, что необходимо, у меня с собой. Я не прихожу на собеседования с пустыми руками и головой обычно, как делают многие, а потом удивляются, почему им отказывают. Казалось бы, место за мной, и я этому даже обрадовалась, вот только не тут-то было.
Распахнулась дверь входная и внутрь влетела девушка, которую я прежде не видела. В ее руках находилось пару папок, которые она собственно и швырнула прямо на стол боссу. Тот обалдел и впал в шок от происходящего, да и я к подобному не была готова. При виде на девушку, мне стало и вовсе не по себе. Я уже начала было сомневаться, правильную ли компанию для работы выбрала, а последующие слова девушки и вовсе выбили из колеи. Окончательно. Мир ушел из под ног, благо я сидела, а не стояла. Меня охватила дикая ярость от происходящего. Задерживаться в кабинете не было более никакого смысла.
Пришлось пойти на крайнюю меру, соврать про то, что я подумаю насчет его предложения, и быстро откланиться. Если он действительно избивает своих сотрудников, то мне явно тут больше нечего делать.
Будущий начальник был явно недоволен происходящим, но мне уже было откровенно наплевать.
С этой девушкой я встретилась на выходе, в дверях, и не могла молчать.
- Знаете, ваши слова никак не выходят из головы. Я отказалась от работы, - от основного заработка, от возможности двигаться по карьерной лестнице. Не знаю, может все к лучшему, может нет.
- Правильно понимаю, что вы работали здесь до меня? Это он вас так довел? - каюсь, ее вид оставлял желать лучшего. Нельзя было не ужаснуться, откровенно говоря.

+4

4

Ярость продолжает клокотать внутри, заставляя Ярославу почти бежать по коридорам фирмы, только бы быть как можно дальше от мужчины, которого она долгое время старательно оберегала. Слава с сожалением думает, что громко уходить не в ее правилах, иначе она бы обязательно рассказала всему миру, что за чудовище скрывается за маской добропорядочного бизнесмена, который половину своих доходов отправляет на благотворительность. Доходов у Джона было куда больше, чем об этом знали, да и благотворительностью он занимался только для того, что потешить собственное эго. Хочется об этом рассказать какому-нибудь издательству, вылить на мир все помои, которые она так бережно прятала долгие годы. Но внутренние убеждения сильнее, они непрерывно повторяют, что таким образом она только навредит собственной репутации, и больше ничего. Поэтому Власова сжимает зубы, закидывает в сумку парочку мелких предметов из своего кабинета и наконец идет к выходу. Уже у самых дверей оборачивается, чтобы попрощаться с местом, в котором раньше могла ночевать, и замечает девушку, которую не так давно предупреждала в кабинете бывшего начальника. Та, судя по выражению лица, не просто собирается уйти, а подойти к Славе и о чем-то сказать, поэтому Власова с едва заметным интересом ожидает ее приближения.

- И правильно сделала, - кивает, ей выступать в роли наставницы или советчицы не хочется, но и в тоже время, сказанные в кабинете слова, кажутся очень даже нужными. Кто знает, может пришла пора потешить собственное эго, и спасти хотя бы одного человека от неверного шага. Слава наконец выходит из здания, в этот раз прощаясь с ним навсегда, больше ничто не заставит ее вернуться в фирму, девушка выходим следом, поэтому Ярослава продолжает с ней разговаривать. – На самом деле, Джон умеет сделать вид, что он потрясающий человек, который окружит тебя комфортом. Первое время, возможно, так и будет, но потом, все уже не так радужно, - усмехается, вспоминая первые рабочие дни. Тогда все казалось очень радужным, она была окрыленная, нравилось абсолютно все. Начиная от местоположения офиса и заканчивая личным кабинетом, который ей выделили в первый же день. Слава тогда еще подумала, что у начальника очень правильный подход к работе, сделать все, чтобы сотрудникам было комфортно работать, как оказалось, делал все это он только ради того, что после прикрывать свои прегрешения «хорошими» поступками, которыми он просто подкупал людей.

- Работала, долгое время причем, сейчас даже удивляюсь немного, как выдержала столько времени. Меня многие предупреждали, чтобы я бежала, а я никого не послушала в тот раз, и вот где я сейчас, - смеется Ярослава, понимая, как долго не могла сбросить с себя розовые очки, а после как долго терпела отвратительное отношение ко всему. – Он, - подтверждает Власова, не видя смысла врать в настолько очевидных местах. Они с девушкой неспешно бредут вдоль офисов, когда взгляд Власовой притягивает любимый ресторан, в котором она часто обедала. – Не против, если зайдем? – уточняет у спутницы. – От нервов безумно захотелось чего-нибудь выпить, сойдет даже горячий кофе. А там я расскажу побольше о Джоне, и ему подобных, если интересно, конечно, - добавляет поспешно, переживая, что зря отнимает у собеседницы ее время. И все же начинает медленно подходить к любимому заведению, решив, что даже если девушка откажет, она все равно там пообедает. Разрешит себе последний раз предаться воспоминаниям, после чего навсегда перевернет страницу. Хорошенько отдохнет, а потом найдет нового начальника, с нормальным психическим состоянием. И в этот раз точно прислушается к коллегам.

- Меня, кстати, Ярослава зовут, - представляется, понимая, что вести диалог с безымянным человеком не очень правильно. – Даже не представляешь сколько всего я успела пережить за эти годы, - ее слова звучат как-то слишком пугающе, поэтому Слава спешит хоть немного поменять свой тон, чтобы не испугать девушку. – Ты не думай только, что я сейчас говорю про разные формы физического насилия. Джон и без них умеет оставлять о себе мерзкое впечатление. Такое, - едва касается своей скулы, - произошло впервые. Ну а я и не стала дальше терпеть, решила сразу уходить, потому что кто знает, что было бы дальше. Мужчины, они ведь такие, один раз решат, что им все можно, и потом уже их не остановить, - она звучит так, словно бы одной фразой решает поставить диагноз всем мужчинам планеты, но на самом деле Слава говорит только о подобных ее боссу, влюбленных только в себя, самодовольных засранцах. Власовой немного жаль будущего ассистента Джона, она понимает, что если это будет кто-то еще совсем юный, то скрытые стороны мужчины, могут неплохо так напугать этого человека, ее бывший начальник мог бы сломать психику просто одним своим существованием. А уж о личных границах после знакомства с ним и говорить не стоило, они стирались напрочь. Он мог позвонить в пять утра с тупой просьбой привезти виски, мог ломиться в квартиру, потому что им с любовницей нужно было где-то переночевать, налички не оказалось, а карточкой светить опасно. Мог заставить уехать на другой конец света, если ему там было что-то нужно. Он всегда думал только о себе, и никогда о других людях.

+2

5

Все, что мне оставалось, так это смириться с текущей ситуацией, что, собственно, я и сделала. Чего сейчас я не могла сделать [и, если честно, не очень-то и хотела], так это вернуться обратно в офис в кабинет к тому самому начальнику, и принять его предложение стать личным ассистентом. Знаю, такие предложения на дороге не валяются, и дважды не предлагаются, впрочем, сжигая мосты, нельзя оглядываться назад, даже если место интересное и заработную плату предложили мне очень приличную, - почти в два раза выше, чем, когда я работала на схожей должности в офисе в Сан-Диего. Правильно говорят, уходя – уходи. Особенно, если собственная чуйка внутри бьет тревогу во весь колокол, да и слова той девушки все никак не выходили из головы, не давали покоя. Быть может, именно по этой причине, увидев ее на выходе, я не прошла мимо, а подошла к ней, и завязался между нами разговор, который быть может изначально даже на небесах не был запланирован.
Я не могу здесь работать, но я могу смириться и продолжить поиск, тем самым, обретя работу лучше, где меня не будут бить. Мне ведь хватило ситуации с моим бывшим женихом Эмре, который подонком оказался по итогу, а ведь в начале как он красиво ухаживал за мной. Цветы дарил, подарками заваливал, такие приятные слова обращал в мой адрес. Я наивно полагала, что, вот, оно, мое счастье. Обрадовалась, поверила ему, открылась, и каков итог? Я сломя голову, бросив абсолютно все нажитое непосильным трудом в Сан-Диего, помчалась обратно в Сакраменто. Впрочем, он ведь тоже не дурак, прекрасно знал, что я из Сакраменто. В любой момент мог вернуться за мной, но пока этого не делал. К счастью. Встречаться с ним мне очень не хотелось, как и говорить с ним, слушать его. Впервые за долгое время, я поймала себя на мысли, что совершенно не знаю этого человека, его настоящего. Он теперь для меня большая загадка. Никто в жизни на меня руку не смел поднимать, а он… Так напился, что уже не мог контролировать себя, и ведь такое нельзя никогда спускать с рук. Быть может, еще и по этой причине я подошла к этой девушке. Я даже имени ее не знала, не знала, что у них такого там произошло, но все равно у меня сердце внутри сжалось с такой силой, что едва ли слезы не выступили на глазах. Далеко, в глубине души я ее прекрасно понимала. Вот так относишься с добротой и пониманием к человеку, а он творит дерьмо, все переворачивает, и еще тебя дурой выставляет. И так всегда, потому что такие люди – твари по жизни. Для них, рукоприкладство, воровство – обычное дело. Нужно по жизни ко всему с простотой относиться. Действительно, зачем все усложнять? Если ударил, значит заслужила. Если украл, значит так надо было. Никто же не обеднеет. Да и вообще. Украл, выпил, в тюрьму. Ро-ман-ти-ка!
- Знаешь, - небольшая пауза, потому что я сглотнула. – Чисто по-человечески, я тебя прекрасно понимаю. И то, что подобное с рук спускать нельзя, иначе… худой конец неизбежен, - только представила, что могло бы быть, если бы я простила тогда в Сан-Диего Эмре… И меня тут-же только от одного представления чуть не передернуло. Обычно я редко открываюсь людям, чаще коплю все в себе, но ей я почему-то поверила. Не знаю, она не казалось мне плохой, хотя и Эмре поначалу был идеалом для меня. Все меняется.
– Люди привыкли носить маски. Вот так, бывает, сдерешь маску, а, оказывается, что это был намордник, - пытаюсь пошутить, хотя правда так горько, что и смеяться совсем не хочется. Мы покидаем офис, и продолжаем вести беседу, ведь, по сути, нам есть, о чем поговорить, что обсудить. Каждая из нас оказалась в такой передряге, которую и врагу не пожелаешь никогда. Пусть я и не кричала на весь мир, как мне плохо, но мне было больно. Мне было плохо. Мне хотелось закрыться от всего мира на земле. Меня люди в большинстве своем раздражали, особенно, когда я смотрела на них и видела в их лицах улыбку. «Что вы все тут лыбитесь» - мне так хотелось шикнуть на всех, но я не позволяла себе такого. Никогда. Всегда. Все. В себе. А сейчас… Я просто слушала девушку, просто ловила себя на мысли, что она словно пишет картину с меня, и мне хотелось уже закричать во весь голос: «Это я, это я, это все про меня», пусть Эмре был не моим начальником, а женихом, теперь уже бывшим. Теперь уже все в прошлом. Мы готовились к свадьбе, вернее, как, я готовилась, а он деньги выделял. Я мечтала, планировала, работала над тем, чтобы у нас была самая лучшая свадьба, а он взял все и испортил. Прежде я давала ему сто и один шанс стать лучше, потому что мы начали грызться как кошка с собакой по самым пустяковым вопросам. Его бесило все, начиная от моей работы, и заканчивая моим окружением. Я не должна была звонить родителям, знакомым, коллегам, только ему. Незаметно он вторгся в мое личное пространство, нарушив его, хотя изначально я на такой контент не подписывалась!!!
- Это прозвучит наверно странно, но я тебя понимаю. Сама находилась в похожей ситуации, правда это никак не было связано с работой, - иначе я бы просто уволилась, и забыла думать об этом. Хотя, с моим везением, я бы еще долго накручивала себя по поводу и без. Я ведь всегда все очень близко принимаю к сердцу, вечно происходящее анализирую, и всегда в итоге становится только хуже. Одни страдания вокруг, и в центре – я.
- Конечно, давай зайдем, тем более, что я с утра ничего не ела, - живот бурчал еще по пути сюда. Да и кофе, - это не еда, тем более, такой паршивый, что там наливают. Мразота, да и только. – Интересно, почему бы и нет, - ведь врагов нужно знать в лицо, да и я за любую движуху, кроме голодовки. Вероятнее всего, есть еще что-то, о чем я даже и не подозреваю.
- Очень приятно, а я Элиф! Рада знакомству, пусть и при таких необычных обстоятельствах, - ответила я честно как на духу, и горько улыбнулась. Мне было очень жаль Ярославу за то, как с ней обошлись. – Правильно сделала, что ушла. Знаешь, как по мне, лучше ужасный конец, чем ужас без начала и конца, - и правда, лучше с умным потерять, чем с дураком найти.
Мы заходим в тот самый ресторан, вид которого изнутри выглядит намного изящнее, чем снаружи, хотя гости изначально встречают по обложке, и только провожают по уму. – Я здесь раньше не бывала. Так симпатично тут все обустроено, - как архитектор, пусть и начинающий, не смогла не высказать свое мнение. К нам подоспел официант, достаточно улыбчивый и приветливый, и пригласил нас за столик у окна. Вариантов иных особо не было, поэтому мы прошлись до этого столика, а после расположившись. Я села с одной стороны, а Ярослава, напротив. Удобное расположение, так мы будем видеть друг друга и не испытывать дискомфорт.
- Давно ты занимаешься архитектурой? – не смогла не поинтересоваться я, пока нам несли меню. Выбор блюд оказался грандиозно богатым, когда я взяла в руки свой экземпляр принесенного меню, и открыла его.  Предпочтений Ярославы я не знала, быть может она в действительности намеревалась выпить только кофе. И все же, внимание привлекли аппетитные блинчики с мясом и чудесным на вид джемом. В животе все забурчало с новой силой. Будет объявлен бойкот, если не съем их. Да и я хотела, очень захотела их попробовать, совершенно не обращая внимание на цену, которая не была, на удивление, столь великой, как-то полагается в ресторанах.
- Ой, эти блинчики так аппетитно выглядят, я бы их заказала. С утра ничего в рот не брала, голодная как волк. А ты уже определилась, что будешь заказывать? – неужели, один кофе? Без блинчиков? Без десерта?
Когда мы, наконец-то, определились со своими заказами, к нам подоспел официант, внимательно выслушал каждую из нас по очереди, всю информацию записал себе в блокнотик, далее проговорил все вслух, чтобы свериться, все ли правильно, и выдал следующее. – Ваши заказы приняты, я все записал. Единственное, придется немного подождать, пока наш шеф все приготовит, - ответил он, снова улыбаясь. Черт, он как-то уж слишком подозрительно долго смеется. Так и должно быть? Или у меня спина белая? Или еще есть что-то такое, о чем я не догадываюсь..
- Хорошо, спасибо, - ответила я, после чего парень удалился. Только из-за блинчиков готова ждать, но только не вечность напролет, иначе все окончится очень печально. В принципе, ожидание сейчас нам обеим было очень на руку. Мы толком не знали друг друга, но у нас уже сейчас появилась масса тем для разговора. Тем более, что мы же как раз и сами планировали поговорить в более уединенной обстановке, где не будет лишних ушей и тому подобное.

Отредактировано Elif Saban (2021-09-12 20:39:08)

+3

6

Ярослава вроде бы отпускает всю произошедшую ситуацию, даже почти уже не винит Джона. Нет, это не тот случай, когда насильственные действия оправдываются, просто она не видит смысла держать обиду. В таких случаях нужно или действовать молниеносно, снимая побои и обнажая чужое нижнее белье, или сглатывать и не забывать. Ярослава предпочитает второй вариант, просто не хочет дальше продолжать видеть этого человека, и тем более воевать против армии его адвокатов. Она знает, что права, знает, что сможет вывезти любое дерьмо, в том числе и это. Знает, что если немного поднажмет, то потопит империю Джонатана. Ярославе чуть больше тридцати, но после всех пережитых ситуаций, иногда по ощущениям она дает себе лет пятьдесят, а в таком возрасте, пусть и ментальном, хочется только покоя и спокойствия. Поэтому она предпочитает отойти в тень, удалить все свои воспоминания об этом человеке, и заодно все файлы с компьютера. Словно бы пытается стереть многолетний опыт, который оставил на ней слишком сильный отпечаток. Отпечаток, который скорее всего никогда не сойдет с ее души. Чтобы там не случалось, как бы все в итоге не закончилась, она ведь любила. Свою работу, некоторых коллег, офис и свой личный кабинет. Даже Джона, как мерзкого младшего брата, которому позволялось слишком много, но все же любила, потому что думала, что им всю жизнь придется сосуществовать в одном мире.

Ей нравится фраза про намордник, потому что в данном случае это прямое попадание. Джон действительно похож на бешенную псину в моменты своего гнева. Только не на красивого добермана, которого Слава частенько видит в парке около своего дома, а на чихуахуа. Противный, постоянно гавкает, а сделать ничего не может, даже испугать толком нет. Ярослава помнит страх и осознание в его глазах, в день, когда это произошло, не благородный страх за ее здоровье и осознание того, что он натворил, нет. Страх за то, что кто-то может узнать, и осознание, что Власова вполне может разрушить его карьеру, слишком много знает, слишком много доказательств хранит на своем личном компьютере. Она всегда считала таких людей жалкими, неспособные понести ответственность за собственные поступки, боящиеся наказания, они вызывали только жалость. Джон в принципе одним своим существованием вызывал только эту эмоцию, об этом Ярослава задумалась еще пару лет назад, когда моталась по стране, чтобы смочь прикрыть его задницу, чтобы супруга не узнала о множестве измен. Черт, даже думать об этом мерзко. Она ведь почти возвела этого человека в статус бога, считая его жену законченной стервой, которая сама виновата. А на самом деле здесь виноват он и только он.

Имя новой знакомой звучит необычно и очень красиво, первой проскальзывает мысль, что девушка точно не местная. О чем Ярослава и решает спросить свою собеседницу, пока они изучают меню, - ты не местная? У тебя очень красивое имя, которое и наталкивает на подобные мысли, - меню изучать сложно, от голода кажется, что она способна съесть как минимум одну треть всего представленного, но естественно останавливает себя от подобных желаний. Жадность никогда не доводит до хорошего, это она тоже успела узнать на собственном опыте, когда как оголтелая летала по различным организациям, представляя благотворительный фонд своего бывшего начальника. – Не сказать, что я вообще ей занимаюсь, - смеется Слава, думая о том, что на самом-то деле изначальный концепт помощника, которого в тот момент искал Джон, после знакомства с ней, был полностью изменен. – Я на самом деле пошла в эту фирму просто на удачу. Закончила экономический, поняла, что это совершенно не мое, зато мне нравится помогать и облегчать людскую жизнь. Еще во время учебы стажировалась в одной фирме, и поняла, что это прям мое. Вот и пошла к Джону, ему тогда нужен был личный помощник, ну я и решила, что это кто-то вроде секретаря, не знаю почему, но он не стал меня разубеждать и действительно взял на эту должность, а потом уже нанял человека, разбирающегося в архитектуре, - ей всегда было интересно, почему такой мудак, как Джонатан пошел на такой хороший поступок. Мечтал затащить вчерашнюю студентку в постель? Или много лет назад просто был хорошим человеком, которого испортили слишком большие деньги.

- Я на самом деле тоже еще ничего не ела, - задумчиво тянет Ярослава, продолжая изучать меню, - поэтому, пожалуй, возьму пасту с морепродуктами. И позавтракаю, и пообедаю заодно, - официант ей не нравится. Какой-то странный, раньше в этом заведении ей нравилось все, начиная от близкого расположения к работе и заканчивая персоналом, сейчас уже и близкого расстояния не будет, да и персонал уже не так располагает к себе. Место словно бы само ее отталкивает, будь Яра чуть суевернее, она бы обязательно сказала, что это знак о том, что она поступает правильно, что полностью меняет жизнь. Вместе с приметами сразу же всплывает множество воспоминаний из детства. Все же национальность родителей сделала свое дело, родившись в России, даже после переезда, чета Власовых остались русскими, а потому многое объясняли приметами и поговорками. Слава, выросшая в другой стране, так и не смогла в этом понять своих родителей, наверное, именно поэтому выросла куда более прагматичной, чем они. – Странный, да? – тихо спрашивает, глядя вслед уходящему парню, - видимо новенький, не помню его, - так странно понимать, что раньше и правда знала все об этом месте, могла по именам назвать весь персонал, рассказать, что и в какой день лучше заказывать. Да даже знала половину клиентов и их места работы.

После того, как официант ушел, они вновь остались наедине, не считая других посетителей, которым, впрочем, было не до разговоров двух девушек. – Так много всего произошло за все года, что я там работала, - задумчиво тянет Ярослава, с тоской рассматривая слишком хорошо знакомые пейзажи. Она всегда была консерватором, не умела резко и полностью менять свою жизнь. Было тяжело, иногда даже страшно, вот и в этот раз она с глубоко засевшим страхом осознавала, что ей вновь предстоит искать новое место работы. Привыкать к новому человеку. – Знаешь главное, что я вынесла из этого опыта? Всегда нужно прислушиваться к коллективу, - опять вспоминает жалостливые взгляды, которыми ее одаривали в первые дни работы, словно бы она не на работу устроилась, а принесла себя в жертву монстру. Она правда тогда так и не прислушалась, поэтому быстро жалостливые взгляды сменились на ненавидящие, она во многом стала похожа на того, кого все в офисе презирали. Но если Джонатану никто и ничего не мог высказать, то Славе вполне. Именно поэтому она быстро обзавелась врагами, людьми, которые с удовольствием высказывали ей все, что хотели бы высказать собственному боссу. – Меня первое время все жалели, настойчиво советовали уволиться, а я никого не слушала. Считала полнейшим бредом, думала, что они все просто слабые люди, которые просто не могут вывезти требовательного начальника. В своей жизни я никогда так не ошибалась. Но поняла это слишком поздно, в какой-то момент я стала зеркальным отражением Джона, даже думала также, как он. Страшное было время, - им наконец приносят заказ. И Ярослава с жадностью делает несколько глотков заказанного фреша. Горло пересохла, от слишком длинного монолога и вновь переживаемых эмоций. Они обе с жадность накидываются на еду, предпочитая кушать молча. И уже после того, как первоначальный голод был утолен, Слава возвращается к собственной истории.

- Так вот, к людям, которые работают дольше тебя, действительно лучше прислушиваться, особенно если это не местные сплетницы, а трудолюбивые люди, которые просто хотят помочь, но мои амбиции мне тогда помешали, - помнит, как была горда тем, что ее приняли на работу, что не удивительно, Джон ведь взял ее на должность, которой в тот момент даже не было, можно сказать, только ради Славы он ее и создал. Молодая, полная амбиций и надежд, она так была счастлива, считала себя особенной, что просто считала глупым прислушиваться к кому-либо. – Хотя, я понимаю, как это сложно реализовать в жизнь. Особенно, когда на жизненном пути попадаются такие мудаки. Он ведь так красиво говорит, да? – спрашивает, приблизительно уже зная ответ. Помнит собственное собеседование, что он обещал почти целый мир, если она будет достаточно трудолюбивой. Половину обещанного мира она и правда получила. Только он оказался грязным и заполненным отвратительными людьми, от такого мира следовало отказаться сразу же, сбежать, не оглядываясь назад. А Яра слишком долго пыталась очистить его, направить людей, в нем живущих, на правильный путь, а по итогу ее мир, который она так бережно исцеляла, просто выкинул ее, без права вернуться обратно. – Джон словно бы обладает какой-то магией, вот смотришь на него, и перед тобой абсолютно адекватный человек, приятный работодатель, с которым можно много добиться, а потом что-то случается, и бац, маска слетает, перед тобой другой человек, - это сродни гипнозу, пока тебе не может кто-то другой, ты будешь упрямо думать, что ты и правда работаешь в лучших условиях, жаль, что Власова так долго игнорировала других.

+2

7

В нашей жизни так важно найти родственную душу. Человека, с которым будешь общаться наравне, словно на одной волне. Того, которого будет не только интересно слушать, но и делиться своим сокровенным.
- Ой, спасибо! Очень приятно! – восторженно ответила я, после чего расплылась в смущенной улыбке.
- Да вроде как уже местной стала, не первый год здесь живу, - пожимаю плечами, понимая, что моя новая знакомая попала прямо в точку, хотя мне в самом деле хотелось влиться в массу горожан по приезду в Сакраменто, Правда необычное имя действительно всегда выдавало меня.
– Я родилась в Стамбуле, а потом мы с семьей переехали в Сакраменто. Мне тогда было пять лет, я еще ничего не решала. Родители так решили, - поясняю я Ярославе, хотя со стороны, вероятно, могло создаться впечатление, будто бы я оправдываюсь за то, что родилась не в Сакраменто, а в другом городе и стране... Я такая, как и все, снова и снова, хочется кричать во все горло, но вместо этого я лишь улыбаюсь. Словно всё так и должно быть.
– Ммм, как интересно! А я всегда мечтала о карьере архитектора, с детства, можно сказать, хотя найти свое призвание в жизни порой так сложно, - как и работу, и настоящую любовь. Официант мне кажется вежливым, но у Ярославы явно другое мнение на этот счет, которое я не стала оспаривать. Кто спорит, тот ничего не стоит. Иногда лучше подыграть и согласиться. Все лучше, чем ссориться из-за непонятно кого.
– Да, есть такое, надеюсь, он не маньяк, - хихикаю в ответ, хотя, могла ли вообще я судить на этот счет? Учитывая, что пришла в это место впервые в жизни.
Я с вниманием и явным интересом слушаю историю новой знакомой, стараясь ее не перебивать, ведь я знаю, что это бесит. Понимаю, что у каждого своего жизненный путь, половину из которого мы проходим в гордом одиночестве. Особенно тяжело переживать расставание с близким, и даже неважно, кто это: человек или животное. Важен сам факт, что тебе это дорого. По Ярославе было заметно, как важна была для нее эта работа, в этом как раз мы были похожи. Я также, как и она держалась за свою прошлую работу, правда мой начальник в Сан-Диего никогда не был таким мудаком. Ярославе просто не повезло.
- Самое забавное, что в начале редко кто прислушивается к мнению коллектива. Особенно, если коллектив женский. Не зря говорят, что там полно змей, которые добра не пожелают, - от них веет сплошным негативом. И никакого мира там не будет, если ты немного выше окажешься их по статусу. Зависть, ненависть, - все, что ждет впереди. Не те компетентные люди, мнению которых стоит доверять. Мне приходилось работать в рассаднике змей, и мне не понравилось, хотя уволиться пришлось совершенно по иной причине, но сейчас не об этом. Официант приносит наши заказы, и мы обе в мгновении ока набрасываемся на еду. Повисает пауза, но она словно в порядке вещей, словно так и должно быть. Мы едим молча, поглощая заказ.
– Боже, как вкусно! – отмечаю я, когда мы подходим к концу, и готовы к продолжению разговора. Этот момент очень четко чувствуется на уровне интуиции, и я была рада, что мы словно на синхроне друг с другом. Сошлись. 
- Ох, и не говори, какой кошмар творился в твоей жизни… Хорошо, что закончился, и ты успела вырваться, пока все не стало окончательно плохо - ответила я, после того как выслушала девушку до конца. А ведь могло бы быть иначе. Я всегда считала, что лучше плохой конец, нежели ужас без конца и края.
– Знаешь, я ведь правда очень признательна тебе за то, что ты вытащила меня из этой глубокой ямы, в которую я едва было не угодила, - шумно выдыхаю, вспоминая кошмар прошлой ночи. Мне снилось, что я осталась дома одна, и начался пожар, пока я мирно спала под играющий телевизор. Когда я очнулась, то оказалась полностью в пожаре. Огонь окружил меня и подобрался вплотную. Мне было так страшно от одной мысли, что я умру заживо, и что никто не придет мне на помощь. А потом я закричала и проснулась. Кошмар оказался сном, но до сих пор никак не выходил из головы. Быть может, это было неким предупреждением, что мне не следовало приходить в эту компанию? Хм.
- Клянусь, что буду стараться избегать мудаков в своей жизни, - не знаю, зачем это делаю, но говорю вполне серьезно.
– Хотя это очень и очень непросто. А что-нибудь про архитектурное бюро «TuranCorp» ты слышала? Они уже много лет на плаву, тоже крутятся в этом бизнесе. Если честно, то я подумывала и туда закинуть свое резюме. Работа-таки нужна, без нее сейчас никуда, - ведь деньги имеют свойство заканчиваться, а сидеть на шее у родителей не хотелось. Когда мы закончили с едой до конца, то расплатились, и вышли из ресторана.
- Быть может прогуляемся или ты куда-то спешишь? - я предложила Ярославе составить мне компанию, потому что возвращаться домой с грустной вестью и видеть недовольные лица родителей совершенно не хотелось, хотя и понимала, что у девушки могли быть другие планы. Так или иначе, сейчас выбор стоял за ней. Мне же хотелось вдохнуть в легкие свежий воздух. Разве сегодняшняя погода не прекрасна? Хотя... Кого я обманываю? Мне просто очень понравилась Ярослава, не в плане как девушка, а как собеседник. Я вообще по мальчикам, а не по девочкам, так что не надо себе додумывать того, что не соответствует действительности. Мне просто хотелось давно обрести своего человека, с которым вот так легко и просто будет вести любой разговор. Вот так легко и непринужденно, словно знакомы друг с другом вот уж тысячу лет.

Отредактировано Elif Saban (2021-10-31 22:39:46)

+1

8

- Обожаю Стамбул, - не сдерживает Слава громкого восклицания. Этот город действительно всегда находился в ее личном топе мест, куда хотелось возвращаться снова и снова. – Не будь я так привязана к Сакраменто, обязательно бы туда переехала. Город-отдушина, очень часто выбираю именно его для отпуска, - Ярослава привыкла быть сильной, самостоятельно справляться со всеми своими проблемами, но иногда накатывало, становилось необъяснимо тяжело, иногда душевные терзания соединялись с проблемами в работе или еще где-нибудь, в такие моменты Власова предпочитала брать пару дней отпускать и куда-нибудь уезжать. В особо тяжелых случаях выбирала Стамбул, словно негласное правило, если совсем плохо, езжай туда.

- А я хоть и родилась в Сакраменто, корни уходят в Россию, вроде всю жизнь здесь, даже языка не знаю, а мама иногда шутит, что менталитет у меня все равно оттуда, - смеется Ярослава, для нее тема происхождения всегда была интересной, нравилось узнавать откуда люди, истории их жизни в других города, иногда с удовольствием слушала о причинах для переезда, если они не были слишком личными. Потому и нравилось жить в Сакраменто, здесь чаще всего встречала приезжих людей, у которых было так много интересных историй про свою жизнь до этого города. – А вообще обожаю говорить с теми, кто родился где-то в другом месте, иногда это как глоток свежего воздуха.

Она всегда мечтала о том, чтобы найти свое призвание, часто в детстве фантазировала о том, что станет врачом, учителем, воспитателем, но уже к подростковому возрасту поняла, что это все ей абсолютно не интересно. Слишком пресно и скучно, нет такой сильной любви к детям, и огромной выдержки, чтобы окончить медицинский. – Я так плохо представляла кем стану, что плюнула на все амбиции и послушалась маму, как минимум она предлагала хоть что-то. Ну а потом уже начала лучше понимать, чего хочу от жизни, правда университет все-равно закончила, просто корочки ради, а так, как начала подрабатывать в одной фирме секретарем, так и продолжаю двигаться примерно в этом направлении.

- Мне этим и нравится ассистирование, ты как бы и в коллективе, но и при этом не в тесном с ними контакте, так и работается легче, - делится Ярослава собственными размышлениями. По своей натуре она была экстравертом, но работать все же предпочитала с узким кругом лиц, а не в больших кабинетах, где половина рабочего времени уходит на то, чтобы обсудить всех работающих.

- Это точно, - поддакивает Власова, - но зато теперь обещаю сама себе, скорее даже клянусь, что буду более тщательно подходить к выбору работодателя, и учту коллективное мнение, как минимум постараюсь понять из-за чего оно вообще возникло, иногда слухи рождаются не просто так, - слишком рано пошла работать в эту сферу, потому и рано осознала, что большинство сплетен – ничем не подкрепленная чушь, на которую не стоит обращать никакого внимания, поэтому и не прислушалась к словам о бывшем начальнике, знала и умела создавать новости из воздуха.

- Кажется об этом бюро достаточно неплохо отзываются, но лучше, как мне теперь кажется, еще до собеседования туда пройтись, может немного пообщаться с сотрудниками, собрать общую картину, если начальник – урод, то хоть кто-то, да проговорится об этом, - размышляет Ярослава, планируя поступить примерно также, уже договорилась о встрече с одной девушкой из офиса, куда планирует перебраться. Лучше заранее составить примерный портрет человека, на которого она собирается работать. - Правда, почти все, что тебе скажут окажется слухами и домыслами, но если подольше пообщаться с людьми, убрать из их слов метафоры и гиперболизмы, можно примерно понять с каким человеком ты будешь работать.

Потому и от прогулки почти отказывается, но звонок Ким меняет все ее планы. – Да? – отвечает Слава, отходя от своей собеседницы, разговор длится всего пару секунд, за которые Ким успевает раз двести извиниться и сказать, что встречу придется перенести, - ничего страшного, я все понимаю, - успокаивает ее Ярослава, - такое могло произойти с каждым, - она заканчивает разговор и возвращается к Элиф. – Мои послеобеденные планы только что были сорваны, поэтому я с удовольствием прогуляюсь с тобой, - улыбается Власова.

Из заведения обе выходят в хорошем настроении, несмотря на то, что познакомились они совсем недавно, Яра уже чувствует, что им комфортно друг с другом, в последнее время это большая редкость. Она часто общается с людьми по работе, но крайне редко из-за собственной симпатии. Потому что встретить кого-то искреннего, с кем действительно интересно общаться, почти невозможно, что за гранью реальности. Как минимум в ее вселенной такое случалось крайне редко, Слава всегда ставила на то, что виновата в этом сама, карьеристка по своей натуре, она притягивала к себе таких же личностей, все разговоры с которыми заканчивались на обсуждении проектов, на которыми она работали. Просто поговорить на отвлеченные темы у нее давно не получалось.

Девушки медленно брели по какой-то парковой зоне, неспешно переговариваясь, Слава в очередной раз поймала себя на мысли, что ей не хватало вот таких простых разговор, просто идти и интересоваться человеком, его личностью, целями и интересами. – Чем тебя привлекает архитектура? Для меня она всегда была чем-то непонятным, - делится Ярослава, с ужасом вспоминая все чертежи, что успели пройти через ее руки. – Сколько бы не смотрела на чертежи, для меня это сродни иностранному языку, помню попыталась посмотреть какой-то видео-урок, где чертили что-то совсем простое, осознала только, что не могу даже по линейке провести ровную линию, - этому она кстати, относительно научилась, правда потребовалось несколько недель, чтобы не было стыдно за саму себя.

- Я так понимаю у тебя масштабные планы? На должности ассистента ты надолго не задержишься? – Власову часто не понимали, мол ассистент – это лишь ступень, нужно идти дальше, осваивать что-то новое, переставать существовать на копейки. На самом же деле, чеки, ей выписываемые, иногда удивляли даже саму Славу, а работа была настолько разнообразной, что она давно освоила множество полезных навыков, напрямую даже не связанных с ее работой, выучила несколько языков и обзавелась кучей связей. – Кстати, мини-совет, - делится Ярослава, - никогда не оставайся в тени своего работодателя, можешь иногда даже намекать, что без тебя он мало что может. И обязательно знакомься со всеми людьми, которых встречаешь на разных приемах, некоторые из них самодовольные-засранцы, но есть алмазы, которые смогут неплохо помочь тебе в будущем.

+1

9

Спешить особо было некуда, разве что домой, но сейчас туда возвращаться с неудачей совершенно не хотелось. Начнутся в обязательном порядке расспросы со стороны матери на тему, почему я не приняла предложение уважаемого владельца компании, тем более, что там предлагали нехилый гонорар. Еще утром я заверила ее, что обязательно получу эту работу, и что в итоге? Я прислушалась к мнению моей новой знакомой Ярославы, и просто не смогла согласиться на предложение работать в компании. Меньше всего мне хотелось, чтобы будущий непосредственный начальник не ставил меня в счет, относился ко мне по-хамски и без уважения. И уж тем более, не хотела, чтобы он смел поднимать на меня руку, в случае, если ему что-то придется по душе. Зная породу таких людей, они всегда найдут к чему придраться и меня же всегда обвинят во всех грехах. Плавали, знаем. Мой бывший оказался чем-то похож на этого товарища в кресле, от предложения которого я вынуждена отказаться. Ну и пусть, пусть лучше без работы, чем с работой по уши в болоте. Это как выйти замуж за первого встречного. Может ведь и так вляпаться. Влюбленность, перерастающая в любовь, часто окрыляет, и девушки моментально начинают витать в облаках, идеализировать свою вторую половину, даже не замечая недостатков своего возлюбленного на лицо. И вот, когда, казалось бы, есть место и любви, и браку, и потомству, вдруг оказывается, что прекрасный принц из сказки не такой уж и принц. И что он играл чувствами девушки, желая получить лакомый кусочек. Внезапно розовые очки спадают на землю, и открывается мужчина с совершенно иной стороны. Оказывается, что у него нет дорогой машины, квартиры, да и вообще нет никаких стремлений и перспектив. И дело здесь не в меркантильности девушки. Нет, она же вышла замуж по большой любви, а все остальное, включая богатства, логично переходили в их совместное ведение. Вот только, когда иллюзия расплывается, мир уже не кажется таким радужным. И девушка вдруг осознает, что оказалась по уши в болоте, и что совершила ужасную ошибку, тогда, много лет назад надо было трезво смотреть на вещи. Стоило увидеть в будущем возлюбленном всего лишь игрока – ее чувствами, да и по жизни. Такое, к несчастью, бывает, и слишком часто. Я также едва ли не вступила в узы брака с человеком, ради которого многим пожертвовала, но, когда он поднял впервые на меня руку и облил грязью, осознала, что не готова к таким отношениям. Разорвав отношения, я сбежала от такого человека обратно в родной Сакраменто, потому что понимала, что если дам слабину один раз, то все может повторится и во второй, и в третий раз, а это явно никому не нужно. Я хотела обрести нормальные, здоровые отношения, а абьюз всегда предпочитала обходить стороной. Разве это так плохо?
Находясь с Ярославой, я чувствовала себя легко и непринужденно, словно знала ее всю свою сознательную жизнь. Не знаю, бывает ли так в самом деле. И я не стану скрывать, что мне знатно пришлась по душе ее новость о том, как сильно она обожает Стамбул. Как все-таки приятно слышать из уст других людей такие чудесные слова о городе, в котором я родилась. Пусть я прожила там не так много лет, в глубине души Стамбул всегда останется в моем сердце – навеки.
- Вот, да! Как же я с тобой согласна, в корень зришь! – покорно киваю головой в ответ на ее слова, лучезарно светя своей чудесной и теплой улыбкой.
– Знаешь, я не так давно вернулась из Сан-Диего в Сакраменто, и могу с уверенностью сказать, что и здесь очень хорошо. Я так скучала по этому городу, - ответила я, а про себя вдруг подумала, что этого могло и не случиться, если бы Эмре, мой бывший, умел себя контролировать в должной мере. – Ничего себе! Ну, имя-то у тебя вроде как русское, думаю, никогда не поздно начать учить язык. Считается, что именно русский язык – самый сложный в мире, - продолжила я. Раньше мне не приходилось думать о России, хотя об этой стране сложно не говорить, как, собственно, и про США. Две мощнейшие державы, обеспечивающие стабильное будущее на плаву. В самом деле, мне было интересно слушать размышления Ярославы. Говорила она четко, кратко, убедительно, и самое главное, по делу. Никогда не любила людей, которые ходили вокруг да около, а точной информации до адресата довести не могли. Так и в школе они учили весь текст целиком, не понимая, как выделить оттуда самое важное. Очень оценимо умение выделить и сказать самое главное, а воду упустить. С одной стороны, я хотела было предложить девушки пойти в другую компанию вместе и там попытать удачу, но пользуясь случаем, что мы конкуренты, да и у нее опыта побольше, я промолчала, и не стала озвучивать эти мысли вслух. Просто слушала девушку внимательно и поддакивала в нужный момент. Важно и умение не только слышать, но и внимательно слушать, изучать детали, анализировать ситуацию. Ее идея насчет того, чтобы пообщаться с сотрудниками бюро, я оцениваю.
- Да, кстати, а ведь это мысль. Пока что я юна в вопросах собеседований, и выяснить обстановку заранее лишним явно не будет. Спасибо тебе большое за такие дельные советы! - данная идея показалась мне вполне реальной и осуществимой, поэтому я спешу поблагодарить ее за находчивость. В ответ на предложение прогуляться Ярослава почти что отказывается, но внезапный звонок меняет ход дела. Из-за сорванных планов она соглашается на предложение. Мы расплачиваемся, и вскоре выходим из уютного местечка, в которое, я, возможно, обязательно еще загляну. Уж очень оно мне приглянулось, да и само времяпровождение оказалось мне по карману. Не имея стабильного заработка, приходилось считать каждую копейку и разумно относиться к тратам, хотя я и раньше так делала, а сейчас и подавно. Мне очень нужна была новая, стабильная, и главное, работа по моей основной специальности. Мы гуляли по парку, продолжая общаться и узнавать друг друга получше.
- Архитектура? Знаешь, мне нравится рисовать, и чего уж там скрывать, я с раннего детства грезила стать архитектором. Архитектура открывает новые горизонты для моего развития. Это безумно интересная и кропотливая работа над каждым проектом, в который вкладываются не просто все силы, но и душа. На мой взгляд, быть архитектором сродни искусство, ты либо рожден творить, либо нет. Хотя, не скрою, что многому еще мне предстоит научиться, да и познавать новое я люблю, - я понимала девушку, и о чем она говорит, и безусловно работа ассистентом – это лишь начало всего.
– Да, я просто понимаю, что без практики и опыта не стать первоклассным специалистом, поэтому я хочу набраться опыта у лучшего, пусть, даже мне придется поступиться своими принципами и работать на должности личного ассистента. В будущем, я хочу открыть свое дело, но пока, говорить об этом рано. Нужен стартовый капитал, площадка и идеи для развития, ОСТОРОЖНО! – на последней ноте, я закричала, увидев велосипедиста, который ехал прямо на нас. Я едва ли успела оттащить от себя Ярославу, и если велосипедист проехал дальше, то мы немного не удержали равновесие, и упали, на траву, да в кусты. Все лучше, чем на асфальт. Вот же как бывает!
– Черт, прости, я такая неуклюжая. Потянула тебя на себя, и совершенно не обратила внимание на камень... Ты как там? Нормально? Ничего себе не ушибла? Черт! Это ж надо ехать прямо на людей! Нет, ну совсем страх потеряли, и это же средь бела дня!

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Предупреждён — значит вооружён


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно