Джованни тяжело хватал ртом воздух, лёжа на боку и подобрав колени практически к груди, чтобы собрать боль в одну точку. Смешанная с адреналином и вязью мышечных сокращений, она рвала его изнутри... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Предупреждён — значит вооружён


Предупреждён — значит вооружён

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

архитектурное бюро |  20/06/2021

Yaroslava Vlasova & Elif Saban
https://i.imgur.com/tvpuBjf.gif https://i.imgur.com/nxnhSEm.gif

какие только подробности не узнаешь, идя устраиваться на казалось бы, перспективную работу... может на то и нужны коллеги, чтобы выручать друг друга?

Отредактировано Elif Saban (2021-08-29 00:59:15)

+4

2

Ярослава с тоской смотрела на здание, которое слишком долго называла вторым домом. Она так привязалась к компании, что слишком долго закрывала глаза на очевидные вещи. Но произошедшее в пятницу окончательно подтолкнуло ее к тому, что пора увольняться. Джон и раньше творил много разной херни, но обычно она не касалась самой Славы, та скорее была его щитом, прикрывала от всех последствий. Но в этот раз он зашел слишком далеко, окончательно подтвердив, что его самооценка не обманывала людей, он и правда король, король мудаков. С первого рабочего дня Власова предпочитала закрывать глаза на все происходящее в фирме, считала, что это вина коллег, что начальник на них срывает. С ней, со своим личным ассистентом, Джон был всегда максимально учтив и добр, просил вежливо, не грубил, часто награждал премиями. Поэтому Ярослава только крутила пальцем у виска, говоря, что коллеги все выдумывают, не мог мужчина быть таким скотом, каким его все выставляли. Со временем розовые очки понизили свою яркость. Проводя слишком много времени рядом с Джон, Слава начинала понимать других людей, нет, она все еще не считала его самодуром, но определённо начинала называть козлом. Она слишком много времени проводила с его «грязным бельем», чтобы и дальше считать своего начальника святым. Чего только стоили постоянные измены, за которые она определённо переживала больше мужчины. И именно ей приходилось постоянно мило улыбаться его жене и врать, что ее муж сейчас на важном совещании, а не в кладовке вдалбливает секретаршу в стену. Но она быстро научилась не обращать на это свое внимание, не ее дело, которое никоим образом не влияет на работоспособность.

Размышлять и вспоминать, когда именно все пошло не так, можно было бы долго, но прохладный ветер заставил все же зайти в здание, несмотря на время года, погода в Сакраменто сегодня была не особо хорошая, словно бы отзывалась на ее собственное настроение. Поэтому Власова повела плечами, скидывая с себя непрошенные мысли и с прямой спиной зашла в офис. В глаза ей никто не смотрел, внимание большинства привлекала щека с заметным синяком, который она специально не стала замазывать, пусть знают, она не боится и не стесняется произошедшего, ее вины в той ситуации не было. И все с раздражением отмечает жалостливые взгляды, коллеги молчат, но банальное «а мы говорили», буквально повисает в воздухе, каждый хочет об этом сказать, но трусливо молчит. Знает, Слава слишком много времени провела с их начальником, сможет ответить каждому, припомнив любому похожую ситуацию. Кстати, вчера она слышала шепот нескольких сотрудниц, те кажется говорила, что она поступает как настоящий трус, потому что сбегает, даже не попытавшись бороться. Яра искренне не понимала с чем здесь можно бороться, рукоприкладство не то, что можно изменить. От такого лучше сразу же уходить.

Она заходит в свой уже бывший кабинет и начинает медленно собирать вещи, на столе замечает парочку папок, что стоило бы отнести Джону. И с ухмылкой думает, что с удовольствием это сделает, просто хочет посмотреть на его реакцию. Впрочем, первой реакция проявляется у нее, стоит ей только зайти в приемную, как она замечает двух девушек, сидящих в приемной. Она кидает удивленной взгляд на секретаршу, так только пожимает плечами, не желая особо прояснять ситуацию. – Твоя смена, - все, что выдает блондинка, а Власова думает, что Джон впервые подумал самостоятельно, и сразу же принялся искать нового помощника. Она без стука входит в кабинет своего когда-то начальника и с удовольствием швыряет папки его на стол. Сидящая в кабинете девушка и сам мужчина смотрят на нее с одинаковыми эмоциями удивления. Ярослава довольно улыбается произведенному эффекту, и уже почти хочет молча выйти, но что-то не позволяет ей этого сделать. Она жалостливо осматривает девушку, что сидит напротив этого идиота. Совсем юная, она не удивится, если для девочки это первое, ну или почти первое, собеседование. Кажется, она не американка, обширный опыт путешествий подсказывает, что скорее всего родилась шатенка где-то на берегу Босфора. И Славе становится ее жалко. Вообще-то она обычно не вмешивается в чужие жизни, считая, что каждый человек должен самостоятельно пройти жизненные испытания, приготовленные для него. Но для такой девочки, Джон скорее может стать чем-то, что ее сломает. Она почти невесомо касается скулы, на которой красуется синяк. И, наконец, нарушает затянувшееся молчание, - мой тебе совет, милая, - говорит зло, смотря исключительно в глаза бывшего начальника, - беги из этой фирмы, пока еще не поздно. Поверь, потом будет уходить тяжелее. – Она не говорит о себе, сама уходит с легким сердцем, но примерно представляет, как молодые люди реагируют на подобные ситуации. Психологически ей будет куда сложнее. Джон, что удивительно, не начинает кричать и говорить, что она несет чушь, смотрит спокойно, как на местную сумасшедшую. И у Ярославы больше нет желания что-то еще говорить. Она разворачивается на каблуках и спешит выйти из душного кабинета. Она попробовала, предупредила, дальше девушка должна самостоятельно принять решение. В свое время она бы не поверила подобным словам, но перед ней и не стоял бывший ассистент с синяком на половину щеки.

0

3

В это, казалось бы, ничем не примечательное, хмурое, серое утро я изрядно опаздывала. С безумным криком «Твою мать, я же проспала» я вскочила с кровати, не нащупав тапочки, начала метаться по квартире, пытаясь сообразить на ходу сколько у меня времени, и успею ли я в принципе сегодня на собеседование… Код зеленый, время еще есть, но надо все равно шевелиться.
К сожалению, часто случается такая проблема, о которой уж точно нельзя сказать, - «Если игнорировать это, оно уйдет». Проблемы не уходят, боли не умолчишь. И равнодушие наступает совершенно не скоро. Да, каюсь, я снова ищу работу. Вернувшись в Сакраменто, вернувшись в родительский дом, я, конечно, пока еще не сталкивалась с косыми взглядами и претензиями, но мое внутреннее чутье мне подсказывало, что все это скоро начнется. Не хочу быть зависимой. Не хочу слышать от отца и матери о том, какая я никчемная, какая неудачница, как легко рассталась с женихом, не смогла решить все мирно, не понимая, что есть вещи, которые нельзя прощать, а уж глаза на них закрывать, так и подавно. Я ненавидела Эмре, моего бывшего жениха за всю ту боль, что он мне причинил, ведь я его так любила, так любила. И что в итоге? Он вставил мне нож в спину, а вместо этого сердце болело. Нет, не так. Оно черное от боли. Я пыталась напиться, пыталась забыться прежде, правда, потом на утро жутко болела голова, и я отчаянно клялась себе, что больше никогда не буду пить.
И что в итоге? Я носилась как угорелая по квартире. Быстро в душ, быстро одеваться, быть краситься, - и это ужасно, ведь я привыкла вставать заранее и все делать размеренно, но прямо сейчас у меня и половины запасного времени не было. И вообще, знаете, как я не очнулась к концу своего же собеседования? Банально, захотела в туалет… Зато четыре поставленных будильника не помогли. Они отзвенели свое, и на этом все. Даже если бы под окнами траву косили, я бы даже не услышала. Вот такая вот соня.
Дома уже никого не было, и это наверно даже плюс. Собравшись, проверила, все ли взяла, потому как обратно домой возвращаться мне не хотелось. Поймала такси уже по дороге, а то такси, которое я вызывала из дома, к слову, так и не приехало. Когда я открыла ручки двери такси, и хотела было сесть, ко мне мужчина незнакомый пристал. Заявил, что это такси он заказывал, с чем в общем-то я и поздравила его позднее. Кое-как нам удалось договориться, что сначала подбросят меня, а затем его, правда пришлось пообещать, что я с ним пообедаю как-нибудь. Пришлось дать ему номер телефона. Как грустно окажется, когда он обнаружит, что абонент не абонент. Мне бы на актерский, да я в архитектуру подалась, и я почти успела, почти успела. Когда зашла в офис, увидела таких же кандидатов, как и я. Все они выглядели красиво и свежо. Интересно, как выглядела со стороны я. Усталая, запыхавшаяся девица, которую бульдозером не разбудить, но она все же проснулась черти пойми, как и приехала на это проклятое собеседование. В последнюю очередь думала о том, возьмут меня на работу или нет. Просто ожидала своей очереди, особо даже не думая, что сейчас скажу. Все мысли вылетели из головы, хотя еще вчера я даже речь репетировала. Да, давно я не была на собеседованиях, да и вообще у меня как такового опыта не было. Сейчас можно было бы снова начать волноваться, возьмут меня или нет, но прежде, все же не помешало бы перевести дыхание, тем более, что впереди еще много кандидаток. Пока каждую из них от собеседуют, я все успею.
Впрочем, очередь пролетела как комета. Я глазом не успела моргнуть, как снкретарь назвала мое имя и пригласила в кабинет. Начальство уже ожидало меня. На моем лице появляется широкая улыбка прежде, чем я вхожу внутрь кабинета. Мы мило беседуем с начальником. Он задает вполне стандартные вопросы: какое у меня образование, опыт работы, характеристики и рекомендации. Все, что необходимо, у меня с собой. Я не прихожу на собеседования с пустыми руками и головой обычно, как делают многие, а потом удивляются, почему им отказывают. Казалось бы, место за мной, и я этому даже обрадовалась, вот только не тут-то было.
Распахнулась дверь входная и внутрь влетела девушка, которую я прежде не видела. В ее руках находилось пару папок, которые она собственно и швырнула прямо на стол боссу. Тот обалдел и впал в шок от происходящего, да и я к подобному не была готова. При виде на девушку, мне стало и вовсе не по себе. Я уже начала было сомневаться, правильную ли компанию для работы выбрала, а последующие слова девушки и вовсе выбили из колеи. Окончательно. Мир ушел из под ног, благо я сидела, а не стояла. Меня охватила дикая ярость от происходящего. Задерживаться в кабинете не было более никакого смысла.
Пришлось пойти на крайнюю меру, соврать про то, что я подумаю насчет его предложения, и быстро откланиться. Если он действительно избивает своих сотрудников, то мне явно тут больше нечего делать.
Будущий начальник был явно недоволен происходящим, но мне уже было откровенно наплевать.
С этой девушкой я встретилась на выходе, в дверях, и не могла молчать.
- Знаете, ваши слова никак не выходят из головы. Я отказалась от работы, - от основного заработка, от возможности двигаться по карьерной лестнице. Не знаю, может все к лучшему, может нет.
- Правильно понимаю, что вы работали здесь до меня? Это он вас так довел? - каюсь, ее вид оставлял желать лучшего. Нельзя было не ужаснуться, откровенно говоря.

+3

4

Ярость продолжает клокотать внутри, заставляя Ярославу почти бежать по коридорам фирмы, только бы быть как можно дальше от мужчины, которого она долгое время старательно оберегала. Слава с сожалением думает, что громко уходить не в ее правилах, иначе она бы обязательно рассказала всему миру, что за чудовище скрывается за маской добропорядочного бизнесмена, который половину своих доходов отправляет на благотворительность. Доходов у Джона было куда больше, чем об этом знали, да и благотворительностью он занимался только для того, что потешить собственное эго. Хочется об этом рассказать какому-нибудь издательству, вылить на мир все помои, которые она так бережно прятала долгие годы. Но внутренние убеждения сильнее, они непрерывно повторяют, что таким образом она только навредит собственной репутации, и больше ничего. Поэтому Власова сжимает зубы, закидывает в сумку парочку мелких предметов из своего кабинета и наконец идет к выходу. Уже у самых дверей оборачивается, чтобы попрощаться с местом, в котором раньше могла ночевать, и замечает девушку, которую не так давно предупреждала в кабинете бывшего начальника. Та, судя по выражению лица, не просто собирается уйти, а подойти к Славе и о чем-то сказать, поэтому Власова с едва заметным интересом ожидает ее приближения.

- И правильно сделала, - кивает, ей выступать в роли наставницы или советчицы не хочется, но и в тоже время, сказанные в кабинете слова, кажутся очень даже нужными. Кто знает, может пришла пора потешить собственное эго, и спасти хотя бы одного человека от неверного шага. Слава наконец выходит из здания, в этот раз прощаясь с ним навсегда, больше ничто не заставит ее вернуться в фирму, девушка выходим следом, поэтому Ярослава продолжает с ней разговаривать. – На самом деле, Джон умеет сделать вид, что он потрясающий человек, который окружит тебя комфортом. Первое время, возможно, так и будет, но потом, все уже не так радужно, - усмехается, вспоминая первые рабочие дни. Тогда все казалось очень радужным, она была окрыленная, нравилось абсолютно все. Начиная от местоположения офиса и заканчивая личным кабинетом, который ей выделили в первый же день. Слава тогда еще подумала, что у начальника очень правильный подход к работе, сделать все, чтобы сотрудникам было комфортно работать, как оказалось, делал все это он только ради того, что после прикрывать свои прегрешения «хорошими» поступками, которыми он просто подкупал людей.

- Работала, долгое время причем, сейчас даже удивляюсь немного, как выдержала столько времени. Меня многие предупреждали, чтобы я бежала, а я никого не послушала в тот раз, и вот где я сейчас, - смеется Ярослава, понимая, как долго не могла сбросить с себя розовые очки, а после как долго терпела отвратительное отношение ко всему. – Он, - подтверждает Власова, не видя смысла врать в настолько очевидных местах. Они с девушкой неспешно бредут вдоль офисов, когда взгляд Власовой притягивает любимый ресторан, в котором она часто обедала. – Не против, если зайдем? – уточняет у спутницы. – От нервов безумно захотелось чего-нибудь выпить, сойдет даже горячий кофе. А там я расскажу побольше о Джоне, и ему подобных, если интересно, конечно, - добавляет поспешно, переживая, что зря отнимает у собеседницы ее время. И все же начинает медленно подходить к любимому заведению, решив, что даже если девушка откажет, она все равно там пообедает. Разрешит себе последний раз предаться воспоминаниям, после чего навсегда перевернет страницу. Хорошенько отдохнет, а потом найдет нового начальника, с нормальным психическим состоянием. И в этот раз точно прислушается к коллегам.

- Меня, кстати, Ярослава зовут, - представляется, понимая, что вести диалог с безымянным человеком не очень правильно. – Даже не представляешь сколько всего я успела пережить за эти годы, - ее слова звучат как-то слишком пугающе, поэтому Слава спешит хоть немного поменять свой тон, чтобы не испугать девушку. – Ты не думай только, что я сейчас говорю про разные формы физического насилия. Джон и без них умеет оставлять о себе мерзкое впечатление. Такое, - едва касается своей скулы, - произошло впервые. Ну а я и не стала дальше терпеть, решила сразу уходить, потому что кто знает, что было бы дальше. Мужчины, они ведь такие, один раз решат, что им все можно, и потом уже их не остановить, - она звучит так, словно бы одной фразой решает поставить диагноз всем мужчинам планеты, но на самом деле Слава говорит только о подобных ее боссу, влюбленных только в себя, самодовольных засранцах. Власовой немного жаль будущего ассистента Джона, она понимает, что если это будет кто-то еще совсем юный, то скрытые стороны мужчины, могут неплохо так напугать этого человека, ее бывший начальник мог бы сломать психику просто одним своим существованием. А уж о личных границах после знакомства с ним и говорить не стоило, они стирались напрочь. Он мог позвонить в пять утра с тупой просьбой привезти виски, мог ломиться в квартиру, потому что им с любовницей нужно было где-то переночевать, налички не оказалось, а карточкой светить опасно. Мог заставить уехать на другой конец света, если ему там было что-то нужно. Он всегда думал только о себе, и никогда о других людях.

+1

5

Все, что мне оставалось, так это смириться с текущей ситуацией, что, собственно, я и сделала. Чего сейчас я не могла сделать [и, если честно, не очень-то и хотела], так это вернуться обратно в офис в кабинет к тому самому начальнику, и принять его предложение стать личным ассистентом. Знаю, такие предложения на дороге не валяются, и дважды не предлагаются, впрочем, сжигая мосты, нельзя оглядываться назад, даже если место интересное и заработную плату предложили мне очень приличную, - почти в два раза выше, чем, когда я работала на схожей должности в офисе в Сан-Диего. Правильно говорят, уходя – уходи. Особенно, если собственная чуйка внутри бьет тревогу во весь колокол, да и слова той девушки все никак не выходили из головы, не давали покоя. Быть может, именно по этой причине, увидев ее на выходе, я не прошла мимо, а подошла к ней, и завязался между нами разговор, который быть может изначально даже на небесах не был запланирован.
Я не могу здесь работать, но я могу смириться и продолжить поиск, тем самым, обретя работу лучше, где меня не будут бить. Мне ведь хватило ситуации с моим бывшим женихом Эмре, который подонком оказался по итогу, а ведь в начале как он красиво ухаживал за мной. Цветы дарил, подарками заваливал, такие приятные слова обращал в мой адрес. Я наивно полагала, что, вот, оно, мое счастье. Обрадовалась, поверила ему, открылась, и каков итог? Я сломя голову, бросив абсолютно все нажитое непосильным трудом в Сан-Диего, помчалась обратно в Сакраменто. Впрочем, он ведь тоже не дурак, прекрасно знал, что я из Сакраменто. В любой момент мог вернуться за мной, но пока этого не делал. К счастью. Встречаться с ним мне очень не хотелось, как и говорить с ним, слушать его. Впервые за долгое время, я поймала себя на мысли, что совершенно не знаю этого человека, его настоящего. Он теперь для меня большая загадка. Никто в жизни на меня руку не смел поднимать, а он… Так напился, что уже не мог контролировать себя, и ведь такое нельзя никогда спускать с рук. Быть может, еще и по этой причине я подошла к этой девушке. Я даже имени ее не знала, не знала, что у них такого там произошло, но все равно у меня сердце внутри сжалось с такой силой, что едва ли слезы не выступили на глазах. Далеко, в глубине души я ее прекрасно понимала. Вот так относишься с добротой и пониманием к человеку, а он творит дерьмо, все переворачивает, и еще тебя дурой выставляет. И так всегда, потому что такие люди – твари по жизни. Для них, рукоприкладство, воровство – обычное дело. Нужно по жизни ко всему с простотой относиться. Действительно, зачем все усложнять? Если ударил, значит заслужила. Если украл, значит так надо было. Никто же не обеднеет. Да и вообще. Украл, выпил, в тюрьму. Ро-ман-ти-ка!
- Знаешь, - небольшая пауза, потому что я сглотнула. – Чисто по-человечески, я тебя прекрасно понимаю. И то, что подобное с рук спускать нельзя, иначе… худой конец неизбежен, - только представила, что могло бы быть, если бы я простила тогда в Сан-Диего Эмре… И меня тут-же только от одного представления чуть не передернуло. Обычно я редко открываюсь людям, чаще коплю все в себе, но ей я почему-то поверила. Не знаю, она не казалось мне плохой, хотя и Эмре поначалу был идеалом для меня. Все меняется.
– Люди привыкли носить маски. Вот так, бывает, сдерешь маску, а, оказывается, что это был намордник, - пытаюсь пошутить, хотя правда так горько, что и смеяться совсем не хочется. Мы покидаем офис, и продолжаем вести беседу, ведь, по сути, нам есть, о чем поговорить, что обсудить. Каждая из нас оказалась в такой передряге, которую и врагу не пожелаешь никогда. Пусть я и не кричала на весь мир, как мне плохо, но мне было больно. Мне было плохо. Мне хотелось закрыться от всего мира на земле. Меня люди в большинстве своем раздражали, особенно, когда я смотрела на них и видела в их лицах улыбку. «Что вы все тут лыбитесь» - мне так хотелось шикнуть на всех, но я не позволяла себе такого. Никогда. Всегда. Все. В себе. А сейчас… Я просто слушала девушку, просто ловила себя на мысли, что она словно пишет картину с меня, и мне хотелось уже закричать во весь голос: «Это я, это я, это все про меня», пусть Эмре был не моим начальником, а женихом, теперь уже бывшим. Теперь уже все в прошлом. Мы готовились к свадьбе, вернее, как, я готовилась, а он деньги выделял. Я мечтала, планировала, работала над тем, чтобы у нас была самая лучшая свадьба, а он взял все и испортил. Прежде я давала ему сто и один шанс стать лучше, потому что мы начали грызться как кошка с собакой по самым пустяковым вопросам. Его бесило все, начиная от моей работы, и заканчивая моим окружением. Я не должна была звонить родителям, знакомым, коллегам, только ему. Незаметно он вторгся в мое личное пространство, нарушив его, хотя изначально я на такой контент не подписывалась!!!
- Это прозвучит наверно странно, но я тебя понимаю. Сама находилась в похожей ситуации, правда это никак не было связано с работой, - иначе я бы просто уволилась, и забыла думать об этом. Хотя, с моим везением, я бы еще долго накручивала себя по поводу и без. Я ведь всегда все очень близко принимаю к сердцу, вечно происходящее анализирую, и всегда в итоге становится только хуже. Одни страдания вокруг, и в центре – я.
- Конечно, давай зайдем, тем более, что я с утра ничего не ела, - живот бурчал еще по пути сюда. Да и кофе, - это не еда, тем более, такой паршивый, что там наливают. Мразота, да и только. – Интересно, почему бы и нет, - ведь врагов нужно знать в лицо, да и я за любую движуху, кроме голодовки. Вероятнее всего, есть еще что-то, о чем я даже и не подозреваю.
- Очень приятно, а я Элиф! Рада знакомству, пусть и при таких необычных обстоятельствах, - ответила я честно как на духу, и горько улыбнулась. Мне было очень жаль Ярославу за то, как с ней обошлись. – Правильно сделала, что ушла. Знаешь, как по мне, лучше ужасный конец, чем ужас без начала и конца, - и правда, лучше с умным потерять, чем с дураком найти.
Мы заходим в тот самый ресторан, вид которого изнутри выглядит намного изящнее, чем снаружи, хотя гости изначально встречают по обложке, и только провожают по уму. – Я здесь раньше не бывала. Так симпатично тут все обустроено, - как архитектор, пусть и начинающий, не смогла не высказать свое мнение. К нам подоспел официант, достаточно улыбчивый и приветливый, и пригласил нас за столик у окна. Вариантов иных особо не было, поэтому мы прошлись до этого столика, а после расположившись. Я села с одной стороны, а Ярослава, напротив. Удобное расположение, так мы будем видеть друг друга и не испытывать дискомфорт.
- Давно ты занимаешься архитектурой? – не смогла не поинтересоваться я, пока нам несли меню. Выбор блюд оказался грандиозно богатым, когда я взяла в руки свой экземпляр принесенного меню, и открыла его.  Предпочтений Ярославы я не знала, быть может она в действительности намеревалась выпить только кофе. И все же, внимание привлекли аппетитные блинчики с мясом и чудесным на вид джемом. В животе все забурчало с новой силой. Будет объявлен бойкот, если не съем их. Да и я хотела, очень захотела их попробовать, совершенно не обращая внимание на цену, которая не была, на удивление, столь великой, как-то полагается в ресторанах.
- Ой, эти блинчики так аппетитно выглядят, я бы их заказала. С утра ничего в рот не брала, голодная как волк. А ты уже определилась, что будешь заказывать? – неужели, один кофе? Без блинчиков? Без десерта?
Когда мы, наконец-то, определились со своими заказами, к нам подоспел официант, внимательно выслушал каждую из нас по очереди, всю информацию записал себе в блокнотик, далее проговорил все вслух, чтобы свериться, все ли правильно, и выдал следующее. – Ваши заказы приняты, я все записал. Единственное, придется немного подождать, пока наш шеф все приготовит, - ответил он, снова улыбаясь. Черт, он как-то уж слишком подозрительно долго смеется. Так и должно быть? Или у меня спина белая? Или еще есть что-то такое, о чем я не догадываюсь..
- Хорошо, спасибо, - ответила я, после чего парень удалился. Только из-за блинчиков готова ждать, но только не вечность напролет, иначе все окончится очень печально. В принципе, ожидание сейчас нам обеим было очень на руку. Мы толком не знали друг друга, но у нас уже сейчас появилась масса тем для разговора. Тем более, что мы же как раз и сами планировали поговорить в более уединенной обстановке, где не будет лишних ушей и тому подобное.

Отредактировано Elif Saban (2021-09-12 20:39:08)

+2


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » Предупреждён — значит вооружён


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно