полезные ссылки
лучший пост от джеймса рихтера [джордж маллиган]
Идти. Идти. Идти.
Тупая мантра в голове безостановочно повторялась всякий раз, когда Джорджу казалось, что следующий шаг он уже не сделает... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 10°C
jack /

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron /

[telegram: wtf_deer]
billie /

[telegram: kellzyaba]
mary /

[лс]
tadeusz /

[telegram: silt_strider]
amelia /

[telegram: potos_flavus]
jaden /

[лс]
darcy /

[telegram: semilunaris]
edo /

[telegram: katrinelist]
aj /

[лс]
siri /

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » а ты беги, беги от меня


а ты беги, беги от меня

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

где-то на дороге | конец мая 2016 | полночь

драко и ники
https://i.imgur.com/0BKDuoB.png

Убереги себя от огня
Чтобы я сердце твое не отнял

+4

2

— Немного разной одежды на все случаи жизни, зубные щетки, зарядки... Николь, где мои серые боксеры? - кудрявый сосредоточенно собирает чемодан, пока его невеста суетится на небольшой, но уютной кухне. — Опять ты за свое! Я обещал отцу, что мы приедем - блондинка ехать не хочет; у нее появилось одно единственное желание - лечь на диван, есть и смотреть любимый сериал. — Обещаю, что когда мы приедем, я посажу тебя на диван и принесу всё, что ты только захочешь. - по-доброму ворчит и продолжает собирать сумки. Он так долго ждал этого момента. Час-иск, когда Ральф Мардер увидит в Николь Лефевр не просто надувную безмозговую куклу, а заботливую женщину и мать детей его сына. Драко и Николь наверное никогда не забудут, как мистер Мардер строго на строго запретил Драко общаться с Николь, потому что якобы та отрицательно на него влияет. На самом же деле, только Никки спасла голубоглазого от пропасти, но своими достижениями девушка никогда не гордилась, предпочитая оставаться в тени - его спасительницей, серым кардиналом, патрулирующим жизнь Драко от невзгод, без и незапланированных трудностей. — Ты знаешь - я люблю тебя, не дуйся. - он застегивает чемодан и заключает в объятия свою невесту, трется краем носа о ее шею и что-то мурлычет на своем бородатом. — Черт, побриться забыл! - бежит в ванную комнату и быстренько  избавляется от растительности на лице, пытаясь предстать перед родителями взрослым, самостоятельным человеком, но мне уже досконально известно, что вырастет Мардер только к годам тридцати. Сейчас же он ничего из себя не представляет, кроме как мальчишку, состоящего из сгустка амбиций, эмоций, высокопарных высказываний и рассуждений о смысле жизни, о смерти, о том, кем и кому суждено стать или не стать в этом мире. Он барыжит наркотой, причем каждый день его бизнес возрастает в геометрической прогрессии, он курит и пьет, не собираясь бросать. Узнав о беременности Николь, Мардер ломает все предметы в комнате и злится на тот порванный гандон. Он трясет Николь и просит вернуть ее слова обратно, а через пару часов уже носит ее на руках и умоляет не делать аборт.

О беременности Николь никто [кроме Элиаса] не знал. Мардер упивался представлениями их лиц, когда во-первых, он провозгласит, что женится, а во-вторых, что его невеста в интересном положении, ну а в-третьих, в ее чреве не один ребенок, а целых два. И это вызовет просто бурю эмоций, а вот положительных или отрицательных... Надо сказать, что как бы Ральф не относился к Николь, он точно будет рад приятному событию, обнимет Лефевр и примет в свою семью с распростертыми объятиями, а вот Жаклин - дело другое. Она, может, и в обморок упадет, а Драко ловить ее не станет. Больше всего Мардер боялся увидеть реакцию Фриды, которая может вцепиться своими когтями как в него, так в его невесту. Николь знает, что Драко спал со своей родной сестрой, поэтому выяснения отношений будут жаркими, латинскими. Правда, Мардер подгадал время таким образом, что Фриды дома быть как раз не должно - она в поездке с друзьями. — Как ты думаешь, там две девочки или два мальчика? А может мальчик и девочка? - по возвращению ребята обязательно закатят гендер-пати и наконец начнут готовить детскую.
Мардер не обещал Николь быть хорошим отцом, но и не отказывался от своего участия в жизни детей. Чтобы как-то подтвердить свое твердое намерение быть опорой детям и Николь, голубоглазый даже сделал ей предложение, хотя до беременности вопрос о свадьбе никогда не стоял - обоим было удобно просто быть в отношениях.
— Вот когда я вырасту, я стану крутым наркобароном, и ты ни в чем не будешь нуждаться - горделиво произнес Драко, выходя из ванной побритым [похожим на десятилетнего ребенка]. Увидев серьезное личико своей невесты, Мардер тут же поменялся в лице. — С кокаином я завязал, ты же знаешь. А трава - это только бизнес. - подойдя к Николь, он по-отечески поцеловал ее в макушку и потащил чемодан к машине. Николь - волшебная девушка, Драко чувствовал себя с ней полноценным и ни в чем не нуждающимся. Беременность только придала ей еще большую красоту, воздушность, женственность, при этом она не была лишена сексуальности. Она внешне никак не изменилась, разве что стала краше.

Если кто-нибудь сказал бы ему, что он в скором времени станет отцом, Драко бы тотчас громко рассмеялся и покрутил пальцем у виска. Он никогда не думал, что Николь будет такой пузатенькой, такой милой, такой... родной, теплой, своей. Каждодневный секс сменился на душеные беседы, а споры - на совместные мечты. Никки без конца смотрела декорации для свадьбы, готовилась основательно, а кудрявый вообще не касался этой темы [все равно не разбирается]. Для пышной свадьбы деньги были, но Драко бы их приберег, а когда однажды зарекся об этом, получил маленьким кулачком по голове, ибо свадьба, цитирую "это святое", пришлось согласиться с Лефевр и больше никогда не поднимать эту тему.  — На выход. - скомандовал он. Предложение руки и сердца тогда было скомканным, на эмоциях, у Мардера даже кольца не было, но когда они приедут к родителям, он всё сделает по фэн-шую. Драгоценное колечко в сумке, ужин - в деле. Что может испортить его планы?

+2

3

Когда я узнала, что беременна, я была на седьмом небе от счастья. Я не думала, что это произойдет именно сейчас, в данной ситуации, но я была счастлива. Драко был именно тем мужчиной, которого я любила и от которого хотела иметь детей. А когда мы узнали, что у нас будет двойня мы сошли с ума. С первого раза и сразу двое. Как говориться всему свое время и видимо сейчас было наше время. Я стала эмоциональной, слишком эмоциональной. Я начала просматривать детские сайты с одеждой и всякими вещами, типа колясок, кроваток, хотя у меня были ранние сроки беременности. Но я уже решила, что нам надо перебраться в более просторную квартиру и обезопасить все вокруг, а еще пересмотреть с кем мы общаемся, кого сделать крестными и вообще столько всего. От всего этого кругом шла голова и бывали моменты, что я могла на ровном месте просто начать рыдать. Это было очень мило, потому что, зная меня, я не рыдала, даже когда было сильно больно, а здесь не с того не с сего, просто переключалась и рыдала. Когда меня спрашивали в чем причина, я даже объяснить не могла, но списывала все на беременность и гормоны.

Он стал нежным по отношению ко мне и всячески оберегал меня от всего. - Я знаю, что ты хочешь как лучше, но неужели мы не можем поехать завтра или через неделю. Собирать вещи сейчас было для меня каторгой. Я в принципе не любила что-либо делать, а здесь надо было собраться на несколько дней и взять с собой все необходимое. Сейчас я была как бомба замедленного действия, в данный момент мне хотелось понюхать оливковое масло, но не то, что кладут в еду, а то, чем смазывают дерево, обрабатывая тем самым его. Странные желания и вкусы, а это еще живот не вырос огромный. То ли еще будет, говорила моя мама. Она тоже сходила с ума в момент беременности, поэтому у нее и получилась такая как я. Пока я укладывала вещи, Драко говорил, много говорил. На какой-то момент я подумала, что у него словесный понос, или папская лихорадка, просто я не знала, как это назвать, когда мужика, из которого не вытянешь слов, говорил взахлеб. - было бы здоровое, если бы мальчик и девочка, мини копии нас с тобой, только в законе. Закрыв сумку, я продолжила. - Но главное, чтобы были здоровенькие. Ведь самое главное для любой матери, чтобы дети были здоровые, все остальное приложится, все остальное будет хорошо.

Наконец мы вышли из дома. Я уселась на переднее сиденье и сразу же пристегнулась. В последнее время я начала очень часто задумываться о своем состоянии. Теперь я отвечала не только за свою жизнь, но и за жизнь малышей, и я хотела быть ответственной мамой. Пока Драко загружал все в машину, я посмотрела на погоду, к вечеру планировался дождь, надеюсь мы успеем проскочить этот маленький дождик. Наконец, он уселся за руль, и мы тронулись. Дорога была не близкой, управимся за несколько часов. Пока мы мчали по трассе, я на придумывала себе в голове, что мы должны купить дом. Я конечно же поделилась этой мыслью с ним. - Я думаю, что, когда появятся малыши нам нужно будет больше места, ты ведь это понимаешь? Он, конечно, поддерживал беседу и периодически смеялся над моими желаниями и фантазиями. если уж я начинала придумывать, то остановить меня было очень сложно. Почти весь путь я что-то жевала, он подкалывал меня на этот счет, но я должна была прокормить двоих и себя, так что у меня уважительная причина. Но тянуло меня не на сладкое, а на помесь того, что в принципе не сочетаемо. Я с удовольствием могла съесть селедку с яблоком или мороженое с чесноком. Почему бы и нет, это было просто нереально вкусно.

Я очень много смеялась, потому что на каждое мое слово он пытался отшутиться. Но я была счастлива, потому что почти весь путь он не выпускал мою руку из своей руки. Он словно чувствовал, что несет ответственность за нас. Это было так мило. Он был не сентиментальным, но, когда мы узнали, что станем родителями, он изменился, в лучшую сторону. Он стал нежным, заботливым и исполнял все мои желания. - Ты знаешь, что ты лучший не так ли? Он повернулся, поцеловал мою руку и ничего не сказал. Пару раз мы сделали остановку, вру, миллион раз, потому что мой мочевой пузырь то и дело намекал на то, что я выпила тонну воды, что было не правда. Но, то ли я реально пила много, то ли малыши проверяли меня на прочность, а они всего были ничего. К моменты нашей последней остановки небо хмурилось. А я планировала успеть до этого момента. Мы уже выехали на трассу, когда начал капать дождь. - Давай только не гони, договорились. А то я знаю этого Шумахера, который сейчас будет мчать, чтобы побыстрее успеть доехать.

За какие-то пять минут стало слишком темно. Дождь лил как из ведра. Я предложила остановиться, но он сказал, что все хорошо. Мы, итак, ехали очень медленно. Можно даже сказать, что мы не ехали, мы шли. Не успела я что-либо сказать, как яркая вспышка ослепила меня и я, прикрыв глаза упала в пропасть. Я лишь почувствовала дикую боль от ремня безопасности, который то и дело удерживал меня. Я отключилась. Открыв глаза у меня, безумно болела голова. Хотелось пить, и жутко воняло бензином. Я попыталась поднять руку, но сил почти не было. Вокруг были осколки, я повернула голову на Драко, он был в отключке и у него были многочисленные ушибы. Я попыталась его разбудить, но ничего не выходило. Я не знаю откуда у меня взялись силы, и я смогла отстегнуть ремень безопасности. Было жутко больно в районе живота. Я понимала, что от такого удара могло произойти все что угодно. Голова была вся в крови, но сейчас меня это мало волновало, запах бензина не давал мне покоя. - Драко!! Проснись!!! Любимый!!! Прошу!!! Я уже просто кричала и била его в плечо. Слезы текли по щекам, а боль не унималась. Я будто чувствовала, что мои малыши покидают меня. Мне было безумно больно. Я не могла просто сидеть сложа руки. Я отстегнула его и продолжила будить. Его глаза открылись. Он не понимал, что происходит. Я только и смогла что выговорить. - Нужно уходить. Я держалась за живот, будто это могло бы мне помочь, но я держалась, боясь потерять. Я смотрела на него и плакала, потому что просто не могла ничего больше сказать. Ноги начинали неметь.

+2

4

Шокирующая новость о незапланированной беременности Николь поначалу повергла кудрявого в отчаяние. Он был готов сбежать с подводной лодки, как последняя крыса, но только бежать было некуда. Привязанность к Николь, его безумная и всепоглощающая страсть к ней,  а также уважение остановили Мардера от просьбы сделать аборт. И хотя он не поднимал эту тему, думал всё же об этом часто, почти каждый день, до тех пор, пока ее живот не начал заметно округляться. Когда беременность девушки визуализировалась, а сама она заметно изменила свое поведение, Мардер принял, казалось бы, невероятное - у него будут дети, и точка. Это было нелегко: меняющееся, как перчатки, настроение его невесты отпечатывало на Драко раздражение и непонимание. Он, стараясь быть для нее идеальным, но  в большинстве случаев делал всё не так. Николь же, чуть отдалившись от его величества Мардера, стала намного меньше уделять внимание ласкам, а больше -новым детским предметам, которые потихоньку начали захламлять всё пространство. Материнский инстинкт в ней проснулся рано. Крышу снесло обоим, когда на скриннинге вместо одной пары ножек показались сразу две. Медики и будущая жена откачивали Мардера с нашатырем и стаканом воды. Ему казалось, что всё происходит с кем угодно, но только не с ним. Время всё расставило по своим местам, и теперь Мардер трезво оценивал свои планы на жизнь, понимая, что глава семейства - это не шутки, это большая ответственность. Он по-настоящему оберегал Николь и переживал из-за малейших ее недомоганий.

- Да. Дом... Еще что? - он тяжело вздохнул, услышав намеки [хотя нет, не намеки, а прямой текст]. - Ты представляешь, сколько травы мне надо толкнуть, чтобы заработать на дом? - с горечью мотает головой, прикусывая губу. Николь, конечно же, права. Им нужно будет обновить жилье, изменить привычки, перестроиться на новый семейный лад. Им обоим. А это, черт возьми, очень тяжело. - Ладно, я постараюсь сделать все, что в моих силах, чтобы ни ты, ни дети не в чем себе не отказывали. Все буде хорошо, мы вместе, и это самое главное, да? - он подмигнул ей и снова уставился на дорогу. Тучи сгущались, хотя Драко не думал, что небо затянет густой мглой так стремительно. Ну ничего, не сахарные, проедут, так ведь? - Слушай, если меньше есть и пить, можно сделать меньше остановок. - сугубо констатация факта, ведь Драко пытался не показывать свои эмоции Николь. В принципе, он понимал, что когда-то что-то без конца давит на мочевой пузырь, то это как минимум вызывает дискомфорт, но все же он поторапливал Лефевр, чувствуя, что грядет что-то неладное.

Николь едва успела забежать обратно в машину, как хлынул дождь. Сильный порывистый ветер до кучи делал большие капли косыми и бесконечными. - Всё в порядке. Он сейчас пройдет, вот увидишь. - Драко перестроился в крайний правый и ехал за большой красной фурой не больше семидесяти километров в час. Нервно сглотнув, он продолжил вести машину. Если бы не беременная Николь в его машине, он бы и глазом не моргнул - пф, какой-то дождь, но учитывая, что под управлением находился источник повышенной опасности, Мардеру было страшно за жизнь Николь и две - зарождающиеся.

Порой жизнь совершенно непредсказуема, а судьба играет с нами злую шутку: если бы Драко не боялся топить так, как он это всегда делал, возможно, аварию и можно было бы избежать [просто разминулись бы в секундах]. Происходит это быстро, мгновенно, ты толком не понимаешь, как это и зачем. Самое страшное - ты ничего не можешь сделать. И Драко не мог, максимум, что ему оставалось сделать за те считанные доли секунды, которые были у него в распоряжении - это резко крутануть руль, чтобы удар пришелся на ту сторону машины, где сидел он, а не Николь. Попрощаться с жизнью? Да ладно, этих несчастных секунд не хватило бы и для выдоха. Ужасная авария. Со второстепенной дороги на всю гнал грузовик, Драко видел его краем глаза, была машина слишком далеко, да и по правилам дорожного движения, она должна была остановиться и подождать, пока трасса освободится, и он сможет проехать. Может, у него отказали тормоза, а может, он был пьян. Драко этого не знал, да и важно ли это было в тот момент? Важно то, что грузовик не останавливался. Важно то, что именно в это время, роковые 19.33 при ужасной видимости на одной дороге столкнулись две машины. Грузовик - на огромной скорости и спортивная машина Драко, ползущая едва ли не шестьдесят километров в час. Мардер всегда гнал, возможно, если бы он ехал сто пятьдесят километров - этого бы не произошло, он бы просто проехал тот участок, а грузовик врезался бы в кого-то другого. Никто не успел пикнуть, но если Драко успел вывернуть руль, то он понял, что произошло быстрее, чем Николь. Грузовик въехал в заднюю дверь со стороны водителя, задев и переднюю, протащил по трассе бедную черную спортивку и столкнул с еще одной машиной, только после этого их мучения были закончены. Будущая семейная пара оказалась зажатой между грудой бесполезного разбитого металла. Сработали подушки безопасности, все те "крутые и надежные вещи", которые так хотел Драко, покупая вместе с Кристофером эту машину. Чего говорить, возможно, если бы этих штук не было, они были бы мертвы.

Драко открыл глаза, точнее один, второй заплыл кровью и грязью и не хотел открываться. Проигнорировал отсутствие силы встать, закричать, протянуть руку Николь. Лоб ее был в крови. Висок. Она была в странной скрюченной позе. Ничего нельзя было разглядеть. Кругом дым, грязь и кровь, запах пережженного сцепления, боль, тошнота, головокружение. Сохранять спокойствие не получалось. Один глаз в течение двух минут наблюдал за происходящим, но такого потрясения Драко не выдержал. Резко почувствовав невероятную боль в ноге, защитной реакции было отключиться. "Если игнорировать это, оно уйдет". Он отключился, чувствуя, как дрожат руки и ноги от страха, слыша чужие крики, но не слыша любимую.Сохранять спокойствие не получалось. "О, боже, нет!.."  Железо торчало из его левой ноги. Какие-то люди тянули к нему руку, но было уже все равно. До Беверли-Хиллз, увы, они не доехали...

+1

5

Вокруг все было так прекрасно. Светило яркое солнце, погода была просто нереальная. Это был прекрасный дом у озера. Я вышла из дома и пробежалась по ступенькам вниз. В руках у меня была корзинка с только что испеченным хлебом, пахло нереально вкусно. Я прошла по тропинке к озеру, где стоял стол, накрытый всякими вкусностями. За столом сидел Драко и держал в руках малыша в синем костюмчике, рядом стояла коляска, из которой доносился детский смех. Я подошла и улыбнулась, как же все это было мило. Пару секунд я наслаждалась этой картиной, пока меня будто не стало тянуть куда-то далеко от этого места. Будто кто-то связал меня, и я с каждой секундой удалялась все дальше от этого прекрасного места. Я кричала, но моего крика никто не слышал, я сама не слышала своего голоса, это было страшно и дико. А потом дикая боль сковала меня и просто закричала не своим голосом и открыв глаза увидела его. Он смотрел на меня, я на него, с его брови стекала кровь, он, кажется, что-то говорил, на мгновение и я провалилась в сон.

Открыла глаза я когда перед глазами мигали огни, рядом слышались чужие голоса, а дальше снова темнота. Очнулась я уже в палате, увешанная проводами и увидела стоящую рядом капельницу. Жутко хотелось пить. Я открыла глаза, а тело болело так, что хотелось выть. Слезы сами стекали по щекам. Я только и смогла нажать кнопку вызова персонала. Ко мне вбежала медсестра и сразу начала проверять показатели, я попыталась ей сказать что-то, но она вколола мне что-то, и я снова провалилась в сон. Твою мать, я хочу пить, пронеслось в моей голове, и я уснула. На утро я проснулась уже с менее заметной болью. Открыв глаза, я увидела родителей, они явно были рады моему пробуждению. Мне наконец дали попить воды, чему я была безумно рада. Мама то и дело обнимала меня и говорила, что рада, что я осталась жива, а я то и дело спрашивала про малышей, потому что не чувствовала их шевеления внутри себя. В этот самый момент вошел доктор. Все что происходило дальше, было как в тумане. Я смотрела, хлопала глазами и сжимала в руках простынь, которой меня укрывали.

Я стояла у окна в коридоре, просто смотря вперед. Мимо ходили врачи, люди, а я просто стояла и смотрела куда-то вперед. Меня одернула медсестра и сказала, что он очнулся. Я лишь кивнула и прихватив свою капельницу направилась в палату к мужу. Я не знала, как сообщу ему новости, не знала, как он отреагирует, что сделает или не сделает, я просто не знала, что вообще пошло не так? Сердце обливалось кровью, а мне хотелось просто кричать. Но я не могла просто крикнуть. Будто кто-то перекрыл кислород и сейчас я работаю на остаточном запасе. Я стояла перед его палатой минут десять, перед тем как решиться и войти. Это оказалось сложнее, чем пережить новости, которые я услышала ранее утром. Я все же вошла, вся в гематомах и перемотанная.  Вид у меня был побитой собаки, но и он выглядел не лучше. Я аккуратно подошла к нему, села и упав к нему в объятия просто сказала – их больше нет. Я не знала, что еще добавить. Я потеряла наших драгоценных и таких долгожданных малышей. В этом виновата я. Не знаю, что во мне переклинило, но я так решила. Авария произошла не по нашей вине, но что я тогда за мать, если не смогла сберечь своих малышей?

Он молчал, но я почувствовала, как его рука, легла на мою голову. Я прижалась своей правой щекой к его телу, а слезы стекали по щекам, будто это мое нормальное состояние, состояние плакать. Это было сложно описать словами и вообще объяснить. Меня убили на той дороге, вместе с моими малышами. Все уже не будет как раньше. Все будет по-другому. Мы хотели, мы мечтали, мы ждали. Вселенная решила, что не бывать такому. Счастливыми могут быть только правильные люди, а не нарко принц и порно принцесса. Нам не суждено быть счастливыми. Падшим ангелам незачем счастье. Они не умеют жить. Они не умеют ценить, они не умеют любить. Жизнь снова ткнула нас вговно лицом, показав кто мы есть на самом деле. Не бывает таких историй, где падшие ангелы получают все.

Я не знаю сколько мы так пролежали в тишине. Когда я поднялась, я посмотрела на него, он на меня и мне стало так больно. Два любящих человека не смогли стать счастливыми рядом друг с другом, это либо реальность, либо чья-то злая шутка. – Я не знаю, что делать дальше. Меня убили на той дороге. Нас убили. Впервые в жизни слезы были не просто водой. Они передавали всю эмоциональность происходящего. Он все еще молчал, хотя я видела, как сжимаются его руки. Даже сейчас, под миллионом таблеток и капельницей у него находились силы злиться. – Я не чувствую их. Я положила руки на живот и прикрыв глаза заскулила словно раненная собак4а. Хотелось выть. Дико выть и кричать. Видимо мое эмоциональное состояние оставляет желать лучшего, рана открылась сама собой, но мне было все равно, вплоть до того момента, пока кровь не начала капать на пол. Я зажала рану рукой и продолжила сидеть закрытыми глазами. Мне не было больно от физической боли, моя душа была разбита, здесь и сейчас. Мне хотелось одного, вскрыть себе вены и отправиться на тот свет за своими малышами.

Отредактировано Nicole Marder (2021-09-29 00:44:02)

+2

6

В белоснежную палату проникли лучи солнца. Они щекотали нос Драко, его щетину и плавно добрались до глаз, будто специально заставляя его пробудиться. Через полчаса стараний яркого солнца, Мардер всё же открыл глаза, и увиденное им в первые секунды его потрясло. Два голубых глаза открылись не полностью - лишь на треть, что сразу напрягло кудрявого. Испугавшись, он хотел было резко встать, но и это у него не получилось: ныло всё тело, пульсирующая головная боль не давала сосредоточиться, а ноги... Кстати, что с ними? Если одной ногой Мардер мог пошевелить [она, кажется, всего-навсего затекла], то другая с места не сдвигалась. Собрав все силы воедино, он смог чуть приподняться, чтобы увидеть, что левая нога в гипсе вплоть до колена. Фактически целиком. Мардер закатил глаза и обессиленно рухнул на подушку. "Вот, черт!" Ни есть, ни пить ему не хотелось. Когда зашел медперсонал, кудрявый прикинулся спящим. Драко не хотел ни с кем разговаривать, ему какое-то время необходимо побыть одному, чтобы вспомнить события, предшествующие больнице, и сделать выводы. Впрочем, к выводам он пришел слишком быстро - им вынесен вердикт: виноват он. Только он настаивал на поездке; только он поехал в той полосе; только он пренебрег погодными условиями. Он сумбурно помнил свои действия и то, что произошло после аварии, но не сомневался, что от машины остался один металл. А если от машины остался один металл, значит дтп было крупным. Если дтп было крупным, то Мардер начнет верить в Бога и молиться кому угодно, лишь бы его семья была жива. Его семья - это Никки и двое нерожденных малышей, которые просто обязаны увидеть этот мир, а как же иначе?
Когда медсестра подошла к нему второй раз, солнце уже скрылось за горизонтом. Драко оттягивал момент Х, потому что боялся узнать правду. Притворившись спящим, пару раз слышал голоса отца, сестры и брата, но сегодня не самое подходящее время для разговора с ними. Лишь когда в палату зашла Она, Драко открыл глаза и перестал блестяще играть роль лежачего глухого/немого больного. Николь приковыляла к нему в бледно-голубой палатной пижаме с капельницей и огромными синяками под глазами. Драко тут же кинул взгляд на ее живот - кажется, он совершенно плоский. Мардер нервно сглотнул и задержал дыхание, Николь села на кровать и посмотрела в его глаза. Минута молчания. Голубоглазый ждал ее слов с замиранием сердца. Сейчас самой заветной была бы фраза: "всё позади. давай забудем? мне нельзя волноваться, я все еще беременна". Но вместо этого ее лицо искажается болезненной гримасой, и Мардер всё тотчас понимает. Паззл складывается воедино. – их больше нет.  - ее горячее тело потянулось к нему. Драко обнял ее в ответ так сильно, как только мог. Он старался дышать размеренно, не поддаваться эмоциям. Мардер ничего не говорил и ничего не чувствовал, пока не почувствовал во рту соленый вкус от слезы, только не понял чей - своей или невесты. Николь извивалась в конвульсиях, надрывалась в болезненных слезливых потугах, а Драко молчал, лишь крепче сжимая ее дрожащее тело. Наконец, Никки перестала плакать и Драко услышал как ровно бьется ее сердце, прижавшееся к его, которое, как ему казалось в тот момент, не бьется вообще.
Мардер сжимал ее светлые тонкие волосы в своих руках и смотрел в потолок. Он скалился - злился на себя и собственную никчемность; злился на то, что судьбу не обманет/ не вернет время вспять/ не погасит ее боль/не поможет себе. Какой там... Он даже встать не может. - Прости меня. Я виноват. - может, всевышний наказал его за то, что изначально он детей не хотел, в тайне желая, чтобы беременность Николь была ошибкой. - Прости меня. Я виноват... - повторяет он, выпуская Лефевр из своих объятий. -  Послушай. Ни в коем случае не вини себя в случившемся. Я безумно счастлив, что ты жива. Я люблю тебя. - а ведь эта поездка могла бы закончиться и тем, что в палате он сейчас лежал бы один. Навсегда один. Без нее. Да, у них случилась трагедия, но она рядом, и отпускать ее не хочется, боясь за ее эмоциональное состояние и за то, что она не справится с напряжением и оставит его. - Мистер Мардер, как ваше самочувствие? - в палату зашла медсестры и улыбнулась, но увидев, как повисла на нем Николь, ее улыбка сошла с лица. Медсестра смотрела на них с жалостью, от чего Драко разозлился еще больше, с трудом сдерживая свои эмоции. - Что у меня с ногой? - спросил он лишь потому, что хотел поскорее встать с кровати. - Открытый перелом. Арматура торчала из вашей ноги, было проведено две операции. Сейчас там пластина.Скорее всего, придется заново учиться ходить, потому что движения атрофируются, но это нормальное явление при таком переломе. - палату накрыло трехэтажным матом. Это была последняя капля. - Какого черта! - он взялся за кудри, посмотрел на Никки, затем перевел взгляд на медсестру. - Успокойтесь. Дело времени и, конечно же, вам нужна будет помощь родственников первое время. - когда его невесте требуется поддержка, он немощный, лежачий и беспомощный. Медсестра еще какое-то время побыла в палате, а затем оставила несчастных вновь наедине. - Ты как себя чувствуешь? - заботливо спросил он, убирая мокрую соленую прядку, застывшую на ее лице. - Мы всё переживем. - стиснув зубы говорит он и целует блондинку в лоб.

+1

7

Это все слишком сложно осознать. В какой-то момент я просто забыла о том, где я нахожусь, кто рядом и что происходит. Я лишь держалась за свой живот, будто это может исправить положение. Но ничего уже невозможно было изменить. Эта гребанная авария забрала самое дорогое в моей жизни, надежду на будущее. Я не хотела кричать, я не хотела плакать в какой-то момент слезы просто перестали течь, дыхание нормализовалось, и я лишь и слышала отдаленно слова который говорил Драко. Он что-то говорил и говорил, а мне казалось, что словам нет ни конца ни края. Я лишь чувствовала, как его руки укутывали меня в свои объятия и мне этого было достаточно. Я не понимала, что это за состояние. А потом я посмотрела на свой живот, больничный халат в котором я была начал кровоточить. Я лишь сильнее сжала это место и не хотела двигаться. Наверное, просто швы, хуже, чем было несколько часов назад, уже не будет. Ведь не будет да?

- Их больше нет. Я не чувствую их. Я повторяю свои слова будто он не слышал этого раньше. Я словно прокручивала пластинку вновь и вновь, проживая этот момент. Я не до конца осознавала все то, что произошло. Я ни на секунду не выпускала свой живот из рук, будто каким-то волшебным чудом все могло измениться. В палате появилась медсестра. Она сразу приметила кровь на моем животе и вызвала бригаду. Я не хотела, чтобы меня увозили, не хотела оставаться одна, поэтому не отпускала Драко до того момента, пока мне что-то не вкололи в руку. Мгновение и руки стали слабыми, а глаза сами захотели закрыться. Я выпала из реальности.

Проснувшись, я увидела родителей. Мама сразу же подбежала ко мне и начала обнимать, а отец просто не мог сдержать слез. - Как Драко? А я то и дело повторяла один и тот же вопрос. Как Драко? Как мой муж? Как он? С ним все в порядке? Эти вопросы не давали мне покоя. Уже позже я узнала, что перенесла одну операцию, так как открылось кровотечение и пришлось быстро реагировать. Пока я была под таблетками все было хорошо.

Врач, посетившая мою палату, сказала, что все прошло хорошо, и мужа я смогу увидеть чуть позже, когда наберусь сил. Я не стала сопротивляться, сейчас я не могла даже сидеть сама. Мне хотелось спать и пить. Я периодически отключалась и вновь просыпалась. Но теперь каждый раз я спрашивала, как там мои малыши, все ли с ними в порядке. По словам мамы врач предупреждала, что такое возможно из-за сильнодействующих таблеток и моего психологического состояния. Сказали, что позже меня посетит психолог и пообщается со мной. Я же хотела просто закрыть глаза и забыть все произошедшее как страшный сон. Но я не могла просто так все это выкинуть из головы. Каждый раз, когда я закрывала глаза, я видела аварию, я видела испуганные глаза Драко и больницу.

Наконец, выспавшись, я открыла глаза. В палате было пусто. Я сразу же вызвала медсестру и попросила отвезти меня к мужу. На удивление мое желание было выполнено слишком быстро. Когда меня привезли в палату к Драко, он не спал. Он смотрел в одну точку, а когда увидел меня начал смотреть на меня. Наши больничные койки встали на одном уровне. Я повернула голову и сказала. - Они вырезали их. Их больше нет. Словно до того, как открылось кровотечение была надежда, а теперь суровая реальность настигла меня с головой. Словно скальпель вырезал все без остатка и оставил меня ни с чем. Это не честно, это не честно.

Я вытянула руку, чтобы он мог взять меня за руку, и он сделал это. Да, мы не планировали все это и не понятно чей это было блядский план. Но я не могла понять, чем мы это заслужили. Мы все делали правильно, мы все делали так как написал доктор, мы были максимально осторожны. Я читала истории, когда люди с того света возвращались и с их детьми все было отлично. Правда тогда, мне говорили не читать такие вещи, но я должна была быть готова ко всему. Но к чему я была не готова, так это к тому, чтобы сказать отцу детей, что я не смогла уберечь их. Я не смогла этого сделать. Не смогла. - Я не знаю, как дальше жить. Из меня вырезали мое сердце. Я пустая. Я умерла. Я смотрела на него, а слез не было. Меня опустошили, высушили, вырезали все во мне что было живое. Это было страшно больно, но не та физическая боль, а эмоциональная боль потери. Я носила их под сердцем, я жила ими, а теперь их больше нет. Их нет и это все моя вина. Они были в моем теле, в моем.

- Я не хочу домой. Там все будет напоминать о них. Драко я не хочу домой. Сейчас лучшим решением было бы просто попросить отключить все системы, чтобы хотя бы почувствовать физическую боль, хоть что-то, что позволило бы мне понять, что я живая. Я не могла думать, не могла рассуждать, не могла говорить то, что я хочу, я просто говорила набор слов, которые переплетались в предложения и не давали мне покоя. Я смотрела на него, он смотрел на меня. Мы погибли в той аварии. Мы все вместе покинули этот мир. Остались только тела и ничего больше. никаких больше эмоций, пустота. Я чувствовала себя мягкой игрушкой, с которой поиграли и выкинули, потому что все, конец. Это действительно был конец.

+1

8

Очередное доказательство того, что Драко Мардер - чудовище, не способное создать нормальную ячейку общества. Он может только надламывать жизни чужие, свою включая, портить, пачкать, отравлять, словно самый ядовитый яд на этой планете. Зачем вообще Николь с ним связалась? У них отношения нестабильные еще со школы старшей, и всё что вокруг происходило мало было похоже на роман со счастливым концом. Он открыто изменял, но что хуже - сердце свое на двое делил, каждую часть отдавая одной из двух женщин, либо настолько в себе закрывался, что и им ничего не доставалось, кроме его глаз голубых пустых, отстраненных.
У Николь с жизнью проще станет в разы, когда избавится от фамилии Мардер, которую какое-то время гордо на своих плечах таскала. По факту Мардер - это клеймо на всю жизнь. Фамилия эта как паразит, сидит в тебе долго, сжирая медленно изнутри, и даже если на бумаге ты больше не Мардер, для всех ты навсегда останешься ею. А пока она еще не Мардер, зато уже с судьбой надломленной кудрявому благодаря.
- Я буду рядом, - насколько это возможно. У него нога неподвижно в гипсе лежит, и Мардер надеется, что серьезного ничего, но логически рассуждая, даже спрашивать медсестре смысла нет, скорее всего перелом - открытый, а это чревато определенными последствиями серьезными.
Мардер - больше чем проблема. Совесть его давно покинула, оставив место только для собственных желаний и эгоизма дикого, а сейчас он вновь чувствует ответственность за ближнего своего. Это чувство жирное, раздирающее, словно кошка с когтями длинными горло шкрябает до кровяных подтеков. Николь Лефевр - хоть и оторва, но мечты - обычные, девчачьи: колечко на пальчике, свадьба и дети красивые, домик и еще один - у озера или вообще моря. Она думала, что Драко сможет подарить ей билет в жизнь такую, но кудрявый снова внес свои коррективы, отбросив их на миллион шагов назад. Не то, чтобы он виноват был в этой аварии - нет, но при должной осторожности мог бы предотвратить это ужасное стечение обстоятельств. Если бы остались в Сакраменто, она бы живот свой поглаживала в постели большой теплой, а Драко лежал бы рядом, в потолок смотрел, рассуждая мысленно о жизни, в руке бутылку пива держав. Уютно. Возможно, счастье? Теперь уже без разницы. Теперь это в прошлом. Теперь воспоминания расплывчатые и нереальные, будто не с ними это происходило; будто Николь и Драко никогда не видели картинку узи, на которое малышей двое. Привиделось.
- У тебя еще будут дети. Врачи ведь сказали, что это не приговор? - руку сжимает в своей, но фразу "у нас будут дети" не говорит. Он теперь вообще не уверен в своем будущем. Да, нет у него никакого будущего. Спасибо, он уже поиграл в нормальную счастливую семью - не получилось, значит, и стараться незачем.
Он молча слушает, что она говорит, понимая дело - дрянь. Николь впала в тотальную депрессию, и это серьезно. Не то, чтобы он не расстроен. Он разбит и подавлен, но Лефевр сейчас в разы хуже. У нее мечта разбилась, как самая хрупкая ваза драгоценная. Всё что осталось - осколки мелкие, их не склеить никак, даже если каждый найдешь, даже если время потратишь, чтобы склеить их, работу кропотливую проделав. Ничего не поможет. Ничего.
- У тебя еще шок. Ты ведь будешь сильной? Ради меня,-хотя сам Мардер на месте Николь ради него не делал абсолютно ничего - не заслужил.
Николь оставили в палате Драко. Он заверил медперсонал, что так будет для обоих лучше, ведь в таком состоянии Николь оставлять одну опасно. Они так и лежали на двух разных койках за руки взявшись. Мардер не могу придумать слов, способных ее боль излечить. Не было таких слов. Только время поможет.
- Мы можем поменять жилье. Я займусь этим, когда разберусь с этим чертовым гипсом. Мы начнем жизнь новую, - тихо шепчет он, головой кудрявой из стороны в сторону мотает. В конце концов, как бы жестоко это не звучало, но он рад, что в этой страшной аварии выжила Николь. Если ее на одну чашу весов поставить, а на другую детей, он выберет Лефевр. Он бы с ума сошел, если бы оборвал ее жизнь руками своими. Впрочем, Мардер и так сумасшедший. И самое время с катушек слететь окончательно и бесповоротно.

"Может, мы просто не пара, знаешь? Может вселенная нам каждый раз, когда на пути мы к счастью, свинью подкидывает, с каждым разом всё больнее делает, а в какой-то момент мы просто не справимся?"

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » а ты беги, беги от меня


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно