– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » i am much more broken than you


i am much more broken than you

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/YjJCCMU.gif

https://i.imgur.com/c96HZH5.gif

Lorraine "Lo" Adams

&

Draco J. Marder

1 сентября 2021. Сакраменто.

"эффект попутчика" порой приводит к крайне занимательным знакомствам.

[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-15 19:58:20)

+1

2

— Если я пью, значит так надо! - Мардер огрызается, кричит, с едким раздражением отвечает своему брату, тревожный голос которого раздается на том конце телефона. Кудрявый попал в ловушку под названием "жизнь". Ему тщетно протягивает руку помощи всё его окружение (родственники, друзья, близкие, бывшие), но Мардеру удобнее идти ко дну. Мне и самому порой кажется, что Драко не выпутается, уж слишком много всего на него навалилось, а просвета - ноль, и сейчас я поясню, почему больше не делаю на него ставок:
Развод? Хм, ну не самое страшное. Потеря близкого человека? - Вот это уже теплее. Хотя с похорон его лучшего друга прошло уже чуть больше года, не было ни дня, когда Мардер не вспомнил о Бэнксе. С пожирающим изнутри чувством вины кудрявого в самоубийстве Кристофера пыталась бороться Мэри, но проиграла [это раз]. Теперь дальше. Остаться отцом-одиночкой для молодого мужчины, который никогда не знал подобных проблем сродни маленькому убийству. Тяжело постоянно ощущать на себе давление, жалость, получать бесконечные советы от людей, смотрящих на тебя свысока [это два]. В период всей этой вакханалии Драко вдруг между делом осознает, что ребенок его бывшей - это, черт возьми, и его ребенок тоже. Дочка. Ей уже пять лет. Он не знает, как справиться с сыном в одиночку, как вдруг параллельно прилетает новость о том, что у него вообще двое детей [это три]. Он старатель отрицает этот факт, пытаясь залить в себя как можно больше алкоголя, но истина непоколебима. "Если игнорировать всю эту хуйню, это само уйдет" - каждый день повторяет он, как мантру, но неудачи только больше преследуют его.
Черная  душа Драко становится еще черствее/чернее/измученнее, когда в июле случается еще одна трагедия. Слишком много проблем на одного маленького человека. Собственный бизнес, его клуб, в одночасье прогорел в прямом смысле этого слова. В огне сгорело все его старания, деньги, смысл жизни, средства к существованию. Большой дом, в котором он жил с Мэри, Драко продал двумя месяцами ранее. У голубоглазого было всё, но за короткий срок он остался ни с чем. Надо бы сохранять спокойствие, но нет - Мардер не может взять себя в руки. Драко страдает от бессонницы каждую ночь, ворочается, пытается понять, кто поджег его стриптиз-клуб, что делать дальше, но пока мы видим его очередную ночь в пабе, где он пытается залить в себя как можно больше алкоголя.
Где сейчас живут Драко, с кем находится его сын, откуда он берет деньги - все эти вопросы сейчас не имеют никакого значения. Однако могу сказать точно - деньги у него есть, но их запас не бесконечен. Кудрявый в моменте - он садится за барную стойку и начинает свою ночь с крепкого алкоголя, традиционно заказывая виски без колы, без чего-либо еще, настоятельно упрашивая бармена не подливать воду и не бадяжить всякой хуйней его напиток. Затем он старается выпить стакан залпом, морщится, фыркает, а после тут же заказывает еще один, который пьет уже медленнее, разглядывая людей, окружающих его.  — Это заведение полная хуйня, я тебе так скажу. В «Titty Twister» долбоебов, разбивающих головы и пристающих к девушкам отродясь не было. - заливает бармену, который делает вид, что его слушает. Мардер оброс бородой, кудри давно не стрижены, голубые глаза смотрят потерянно и неосознанно. — А, это ты о сгоревшем стриптиз-клубе? Лично там не был, но шеф говорит, заведение было хорошим. Но что о нем говорить? Оно сгорело ведь. - посмеивается бармен, одновременно делая яркий алкогольный напиток. Мардеру же его смех не по душе. Стоящий напротив него студентик не подозревает, что внутри Драко кипит жижа ярости. — Еще налей. - вместо ответной реплики небрежно бросает кудрявый.
Было около двух - трех часов ночи, когда Мардер решил, что на сегодня алкоголя ему хватит. Многочисленные стаканы виски подарили ему чувство легкости, невесомости, веры в себя, а также неистовое желание кого-нибудь отпиздить. Причем не важно по делу или нет, был бы повод, ну хоть малюсенький. По типу стандартного "есть прикурить? - как нет! пидор, а ну иди сюда, бля!".
Мардер вышел из паба с ярко красной неоновой вывеской, вокруг толпились какие-то люди, пытающиеся проломиться в заведение, но никто из них не стал для кудрявого красной тряпкой. Он уж было хотел расстроиться, как забрел за угол и увидел вполне подходящую для пизделова картину: двое мужчин пристроились к девушке, задрали ее юбку, а свои брюки приспустили. Один зажал ей рот, другой заламывал ей руки. Мардер встал, как вкопанный с застрявшей в зубах сигаретой. Он не был за мир во всем мире, ему абсолютно плевать, кто страдает где-то поблизости, но... Картина была мерзкая, откровенно говоря [даже для Драко]. Длинные ноги их жертвы дрожали, тонкие ручки пытались противиться мужской тяжелой хватке.
— Ебать вы ублюдки. Хотите кого-то трахнуть? Тогда у меня для вас лайфхак - вы можете трахнуть друг друга в очко, для этого необязательно насиловать девушку. - Мардер тихонечко присвистнул и выплюнул сигареты. — Пошел вон, не твое дело. - огрызнулся один из нападавших на незнакомку. — Дело то может и не моё, но кому от этого легче? - бородатый Драко решительно вступил в ожесточенную схватку с двумя пьяными мужиками, которые даже брюки поднять и  застегнуть обратно не успели, от чего один из них, не удержав равновесие, плюхнулся почти тут же после легкого, почти любовного толчка Мардера, но другой оказался орешком покрепче. Тот, что стоял на ногах, разбил Мардеру губу, из-за чего кудрявый пропустил удар в челюсть. Каждый удар по голубоглазому добавлял мужчине дополнительные очки злости и силы. Он, озверев окончательно, взял своего обидчика за плечи и начал бить его голову о стену: раз, два, три - до хруста его носа. Другой вступать в драку не стал, просто отполз назад и закрыл лицо руками, пытаясь защититься. Мардер не стал его бить, только харкнул в него, а дальше его интерес переключился на девушку, ибо то, что мертво, умереть не может, а этих двоих в скором времени ждет именно такая участь (образ жизни иное не позволит). — Представляешь, мечтал с кем-нибудь сегодня попиздеться, а тут эти двое подвернулись. - Мардер протянул руку девушке, быстренько поправил ее юбку, которая все еще слегка задиралась сзади и виновато улыбнулся. — Прости, что отвлек от лучшего секса в твоей жизни. - он рассмеялся, проходя мимо лежащего жирного мужика, который еще минуту назад пытался оставить на Драко следы своего нападения. — Шутки неуместны? Ты вся дрожишь! На вот, закури. - он едва касаясь ее, накинул на хрупкие плечи пиджак и достал пачку сигарет.
Мардер чувствовал неистовое облегчение. Обо всех жизненных проблемах он подумает, когда солнце взойдет, а пока он вновь беззаботный и молодой, ничем не обремененный.

Отредактировано Draco J. Marder (2021-09-02 07:02:37)

+2

3

Ло медленно помешивает трубочкой "Маргариту", небрежно опираясь локтем о барную стойку и устраивая ладонь на своей шее, чтобы поддержать тело в не совсем естественной позе. Нахрена ей дали трубочку к "Маргарите" — вопрос крайне любопытный, и хоть молчит, когда бармен ставит перед ней бокал с коктейлем — все чин чином, даже есть соль на ободке — без сомнений, отражающихся на лице, но понять не может. И даже на лице у автора сего шедевра ничего не написано, хоть и пытается вглядеться глубоко и пристально. Ничего не находит. Трубочку, впрочем, пафосно не выкидывает и даже не вытаскивает — просто болтает ей в жидкости цвета лайма, чья поверхность отражает блики от потолочных ламп. Черт с ней, с это трубочкой — может, это такой новый писк барной моды: пить коктейль, в котором соль должна выгодно оттенять вкус с легкой кислинкой. Достает трубочку и облизывает кончик, слизывая капли. Матовая алая помада, производители которой обещают какую-то нереалистично закаливающую стойкость, даже не оставляет следа на бокале, когда Ло делает небольшой глоток. Вкусно. И достаточно крепко: уж не пытаются ли здесь споить бедную хрупкую женщину, чтобы потом сделать с ней что-то непотребное? Снова бросает взгляд на бармена — тот сосредоточенно смешивает шоты вырвиглазного яркого цвета для еще одного клиента и на нее внимание не обращает. Пожалуй, можно было обидеться или решить, что она уже совсем вышла из пика своей привлекательности, раз на нее не обращают внимание молодые парни, хотя глубокое декольте на расстегнутой черной рубашке без рукавов, чьи полы завязаны спешным узлом в районе пупка на впалом животе, выгодно оттеняется многочисленными цепочками разной длины с аккуратными геометрическими кулонами, часть из которых и вовсе теряется где-то в ложбинке между грудей. Тонкие запястья унизаны браслетами-кольцами, что с тихим звоном соприкасаться друг с другом, стоит пошевелить рукой, например, чтобы поднять бокал и поднести к губам для очередного глотка. Слизывает крупинки соли. В баре достаточно народа, и для ее опыта и навыков не составило бы большого труда найти кого-то и склеить, вот только не очень-то и хочется. Хочется напиться не дома и не в баре клуба, где работает: там слишком шумно и невозможно расслабиться хотя бы потому, что там в любой момент может потребоваться ее вмешательство в решение очередной насущной и горящей проблемы, от пьяного диджея до клиента, не желающего выплачивать одной из девочек всю сумму, которая той причитается за работу [ и плевать, что там думает о качестве оказанных услуг — кулак здоровяка Дилана отличается качеством уж просто отменным ].
Наверное, перемены, что приносит с собой Флетчер, едва перенимая [ читай: отнимая ] бразды правления у предыдущего владельцы, не так уж и плохи, если подумать, но соседствовать с уютным баром было как-то приятнее, что ли, чем с громким, кричаще неоновым ночным клубом, в котором теперь, по заветам любого успешного увеселительного заведения, можно за дополнительную плату закупиться веселыми таблетками — будто до этого обдолбанных утырков по всем углам и туалетам им было мало. Зато охрану пришлось увеличить: не все охотники за розовыми драконами готовы вести себя тихо и не агрессивно. Сама же Ло от наркотиков старается держаться как можно дальше, скорее, меняя приходы на алкогольное опьянения: блядские папашины гены должны были достать так или иначе, и хорошо, что хоть в такой банальщине, как склонность к выпивке, а не к, например, продаже своих детей за долги в бордель. Впрочем, у нее нет детей, чтобы подтвердить или опровергнуть отсутствия подобных наклонностей. У нее есть только стайка шлюх, которым приходится мамочкой в том числе и по трепетно_заботливому отношению, и их уже в бодель сдали — или сами сдались [ истории у всех разной степени наличия беспросветного пиздеца ].
В конце концов она все же отворачивается от бармена, который окончательно теряет к ней интерес, видя, что до сих пор ковыряет один-единственный коктейль, и это уже практически оскорбительно. Ло поворачивается в сторону зала, меняя местоположение ног, обутых в вызывающе_красные туфли-лодочки на шпильке и с тонкой цепочкой на лодыжке. Бедра скрыты короткой юбкой-плиссе в красно-черную клетку. Пожалуй, сейчас она выглядит большей шлюхой, чем когда действительно этой самой шлюхой работала [ благо сейчас избавлена от такой необходимости — еще одно приятное нововведение авторства нового босса ]. Однако живут вроде как в свободной стране, где никто не запрещает женщинам выглядеть так, как им самим захочется. В честь этого прекрасного вывода, вопреки правилам распития "Маргариты", допивает ее несколькими большими глотками. Кажется, никого особо примечательного в баре, а значит, стоит дать им несколько очков форы. В связи с этим переходит на шоты — те самые, разноцветные, и вот теперь бариста смотрит на нее с чуть большим интересом, пожалуй, больше связанным с потенциальной возможности продать ей разбавленный алкоголь под видом нормального. Первый шот Ло опрокидывает в себя в честь гомосексуальности бармена. Второй идет в честь потенциальности хорошего вечера. Третий, чтобы уже перестать так судорожно думать обо всякой херне. Четвертый… Да кто уже придумывает поводы?!
В конце концов приключения находят ее в виде двух скверно выглядящих и дурно выглядящих людей: на таких вряд ли кто-то обратит внимание в трезвом виде и даже среди шлюх начинались тихие споры о том, чья очередь в этот раз ублажать убогих типов, имеющих внешний вид заправских извращенцев, которым никто не дает, и от этого их наклонности только прогрессируют [ или это правильнее назвать деградацией? кто б знал, как правильнее ]. Один из них улыбается, и зубы у него желтые, как у заправского курильщика, на что Ло просто взмахивает волосами, чтобы темные кудри завалились на спину, и улыбается томно и пьяно: инстинкт самосохранения нервно крутит пальцем у виска и выходит покурить, вряд ли собираясь возвращаться. Мужики подсаживаются к ней — по обе стороны, точно конвоиры, пытающиеся переместить опасную преступницу из одной тюрьмы в другую, не забывая подливать ей больше, чем себе. Дилентанты. Но все равно пьет. Исход и так понятен, вот только игнорирует любые предупреждения об опасности своего пьяного мозга, то ли стремясь напомнить себе, кто она есть на самом деле, несмотря на новую яркую должность и смену вывески над входом в заведение, где работала уже несколько лет; то ли просто пытаясь почувствовать в этот вечер хоть что-то, потому что под ребрами разливается гулкая пустота, которую так просто не залить несколькими шотами и не засыпать солью с боков бокалов для “Маргариты”.
Они выводят ее на улицу, и тут можно сказать точно: мисс Лоррейн Адамс находит себе проблемы прямиков на прелестную задницу скоропостижно и неотвратимо, как спешная тревожность этих двоих, уводящих в переулок и тут же набрасывающихся на нее, зажимая рот, руки, пытаясь удержать на месте. Рука, затыкающая ее, пахнет мерзко потом и, кажется, луком, и они действуют так убого, что ей хочется рассмеяться, но не получается. Пытается отодрать от лица руку только чтобы они увидели, что она над ними смеется, но слишком пьяна — ногти как-то беспомощно царапают кожу. Юбка, судя по ощущениям, задрана. В такой ситуации остается расслабиться и подождать, пока от нее отстанут, но конфликт разрешается быстрее и будто бы сценой из какого-то фильма, где тоже есть люди, которым не плевать.
Незнакомый кудрявый парень [ или она видела его среди посетителей бара? точно понять не получается, да и двигается пока слишком быстро для ее пьяного разума ] налетает на ее обидчиков, раскидывая их профессионально и яростно, точно сражается за какую-нибудь дико престижную медаль [ или какие там награды им выдают в единоборствах? ], пока Ло одергивает юбку и смотрит с интересом за происходящем. Адреналин явно подскакивает, потому что сердце начинает биться скорее, словно бы осознавая, что могло случиться, но не случилось. Тем временем мужики оказываются лежать на земле, постанывая и едва ли представляя хоть какую-то угрозу кому-либо, кроме своим штанам, которые могут обоссать. Спаситель подходит к ней и будто бы пытается выглядеть милым и не опасным. На этом абсурдности вечера для нее хватает.
Ло смеется громко и хрипло, но после спохватывается и закрывает себе рот рукой, продолжая давиться смехом, как жадные дети давятся конфетами, чтобы ни с кем не пришлось делиться. Наверное, у нее смазывается помада и чувство гордости, но сейчас чувствует такое мощное облегчение, накрывающее подобно лавине, что хочется просто растечься под ним подобно мороженому, слишком долго пролежавшему на солнцепеке. Получается только сделать несколько шагов по направлению к своему рыцарю на белом коне и осознать, что ноги дрожать, а потому приходится схватиться за его плечо, чтобы банально не упасть. Или, упаси Боже, не сломать каблук на туфле. Кивает, беря протянутую любезно сигарету, и плотно охватывает фильтр губами, делая затяжку в надежде, что от никотина ее чуть отпустит.
Боюсь, это бы даже не было самым худшим сексом в моей жизни, — отвечает, и слова вылетают изо рта вместе с дымом. На лице медленно появляется ласковая улыбка, как в замедленной съемке, и Ло смотрит на парня с постепенным осознаванием: а он ведь действительно ее спас — не самое частое явление в ее жизни, чтобы так просто игнорировать каждое. — Наверное, в этом месте я должна рассыпаться в благодарностях? Со мной это впервые: чтобы меня спасали от жутких насильников. Даже не знаю, что принято делать в таких ситуациях, — сигарету явно отдавать не собирается: перехватывает поудобнее и, продолжая держать ее в руке, отогнутым большим пальцем почесывает нос будто бы в задумчивости. — Только одно дело, прежде чем мы начнем, хорошо? — не дожидаясь ответа отходит в сторону своих обидчиков и пинает каждого пару раз, куда придется, а после вытирает подошву туфель об одежду толстяка. Наверное, выходит остервенело и как-то истерично. Ло снова затягивается и подходит к парню ближе. Браслеты звенят, когда она поднимает руку, чтобы погладить его по кудрям. — Спасибо за помощь, мой рыцарь, — и снова смеется. Выходит по сложившемуся обыкновению нервно. 
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-15 19:58:38)

+2

4

Даже сломанные носы помойных мужиков, как тех дворовых котов, которым все девять жизней достаются объедки, не смогли успокоить бешенный пыл Мардера. Наверняка, и их сломанные ребра не произвели бы должный эффект, да и если бы он запинал их до смерти, толку все равно было бы ноль. Это очень расстраивает мужчину: по факту что_бы_он_не_делал, всё напрасно, всё пустое, всё тщетно, и ничего не поможет. Опустошение разливается по всему его телу раз за разом, руки опускаются, ценность жизни теряется, ибо в ней нет никакого просвета. Знаете, это все равно, что играть в симулятор жизни, где ты прокачиваешь навыки своего подопечного и его отношения с другими, а также пытаешься приумножить его финансы. Если игнорировать все эти развивашки, то игра очень быстро наскучит. С другой стороны, если ставить код на деньги и всего добиться в рекордно короткое время, симулятор с таким же успехом быстро надоедает. Тут палка о двух концах, так сказать. Но ясен хер, что по жизни с читами намного круче, чем медленно добиваться всего сам [здесь как ни крути, эта незыблемая истина никогда не исчезнет и никуда не уйдет]. У Мардера была возможность танцевать под дудку своего семейства и никогда ни в чем не нуждаться, но Драко родился от природы с ебанцой, а это помешало ему рассуждать взросло и трезво. Даже сейчас, находясь с незнакомой девушкой в темном переулке под декорации двух подбитых извращенце, Драко находит пару секунд и вспоминает о прошлом, о тех днях, когда Ральф Мардер еще верил в своего сына. Мардер думает, а что было бы, если бы он тогда делал все то, что ему говорят, не бунтовал, слушался, шел по прямой дорожке, ведущей к достатку и счастливой семье; что было бы тогда? Оказался бы он сейчас в темном переулке, надирал бы задницы незнакомцам из чувства справедливости и геройских побуждений или как сейчас, только потому, что за целый вечер ему не представилась возможность подраться, а кулаки неистово чесались. Превратился бы его бизнес в пепел или же он не смог бы проворонить такой важный момент?.. Кто знает, кто знает... Мардер уже несколько раз слушал своего отца, и вот к чему это привело? Ральф запрещал ему встречаться с Николь - в итоге они сбежали в Сакраменто, а ведь Драко чувствовал себя, как в своей тарелке только в Беверли-Хиллз; Ральфа заставил Мардера поступить в Гарвард. Это, конечно, очень круто, и студенческие годы кудрявый никогда не забудет, но как итог, Драко оказался в юридической компании Мэри, и закрутилось, завертелось - дальше сами знаете. Если бы не вечное давление на голубоглазого, он бы и рад жить совершенно другой жизнью. Отдельно пару слов уделю Жаклин Мардер, матери Драко. Эта женщина с пепельными волосами и стальными, серыми, безжизненными властными глазами была готова сдать Драко в дурку, лишь бы никто из родственников и ее друзей, коллег по работе [она адвокат], не узнали, что один из ее сыновей страдает психическим расстройством. Для нее он всегда был красной тряпкой для быка. А она для него оставалась вечной ненавистью, вечной болью и персональной трагедией, в которой маленький мальчик никогда не был любим главной женщиной в его жизни. Эту любовь он искал повсюду, запихивая свой член в вагины разных женщин, но ни одна не пахла, как мать, не думала, как мать, не гладила его кудри, как мать, и при этом не испепеляла его своим взглядом [нет того, что было с ней]. Первая жена Драко максимально приближена к его собственным идеалам, но из-за бесконечных склоков и веений судьбы, соединить паззл целиком спустя много лет не представляется возможным, поскольку половина маленьких деталей давно потеряны. Можно сделать вид, что всё в порядке, но каждый из них то и дело будет поглядывать на пустые места, где должны красоваться невосполнимые куски их счастливой жизни. Сука, потрачено, так сказать. Или нет? Иметь в тридцать лет багаж из двух браков, и в каждом браке по одному маленькому ребенку - ответственно, грустно, я бы даже сказал, тупо. Вся эта стабильность, семья, космическая романтика, партнерство - не для него. Брак с Николь не в счет, потому что за кратковременный период, что они носили обручальные кольца на безымянных пальцах, они оба успели перетрахать пол Сакраменто. Так сказать, ни в чем себе не отказывали. Да, и может ли их брать превратиться из ненормального в нормальный, учитывая, что когда они начали встречаться, Мардер предложил своей еще тогда девушке работать вместе с ним - он порно оператор, а она актриса. Ее ебали негры за кадром, а он стоял и снимал, а затем монтировал видео со стальным колом в трусах. Нет, не куколд, просто это вид популярных свободных отношений, когда ты за ручку заходишь в дом, где тебя уже ждут десять свингер-пар, и каждую надо попробовать. Но даже такие свободные отношения долго не живут, потому что везде нужно соблюдать ту золотую, едва уловимую грань.
— Здорово, что ты сохраняешь спокойствие. - Мардер растеряно почесал густую бровь и поднял на незнакомку глаза. Рассеял воспоминания и теперь детально рассматривал девушку. В принципе, он понимает, почему ее хотели трахнуть, не удосужившись добиться ее разрешения: стройные ноги, пухлые чувственные губы, взгляд пронзительный, завораживающий, хотя вряд ли они приметили все эти тонкости, потому что декольте ее рубашки так и кричало: "да, я здесь!" — Ничего не хочу сказать. Сиськи у тебя конечно, что надо, но вот тебе лайфхак - если не хочешь, чтобы до тебя домогались пьяные утырки, просто выбирай одежду поспокойнее что ли... Ты ведь не с мужиком пришла, а одна. Или с подружками? - если с подружками, то куда они делись. Мардер прикинул, что возможно они поехали прыгать по хуям, но это не точно. Он еще не видел ни одной девушки в нормальном жизненном состоянии, которая бы пришла в подобное заведение одна. Это может быть либо отчаяние, либо вызов. Кудрявый поднял бровь, потаращился на нее и продолжил курить. Мардеру уже однажды приходилось защищать невинную девушку, но тогда он не хотел никого отпиздить. Тогда ублюдки подумали, что он ее парень и решили сначала загасить его, но не вышло. Мардер помнит, что как только все закончилось, девушка плакала, тряслась, а после еще полгода не выходила из дома [они обменялись контактами] Сейчас же всё иначе - громкий смех, странная легкость, да и к тому же она вернулась к обидчикам и сама пнула их. Красиво, нечего сказать!  — Что же тогда было худшим, расскажи. - кудрявый никуда не спешил: дома у него не было, сына отвезли в Беверли к деду с бабкой, работы не было, женщины не было. Ничего не было.
Она останавливается и спрашивает, как благодарят девушки в таких ситуациях, Мардер не может скрыть свою ухмылку. Он бы хотел пошутить, но, думается, как-то не уместно. — Я, кстати, сам однажды был таким насильником. Но было это очень давно. - буднично говорит ей, пока та разбирается со своими обидчиками. — Помню, выпил тогда так много, что на последующие пару суток думал умру. Шел по улочке, примерно как эта, увидел девушку со светлыми волосами, а пьяное сознание точно решило, что идет моя бывшая. - он сделал паузу, проследил за реакцией девушки, и когда удостоверился в том, что она его совсем не боится, продолжил: — Я окликнул ее именем Николь, но та не отозвалась, подбежал, развернул к себе. Помню, что-то в ее внешности смутило, но я все равно был уверен, что это она. - они медленно шли по злополучной улочке и собирались свернуть.  Драко покрутился по металлическому столбу со знаком "не парковаться", улыбнулся своей новой знакомой и продолжил. — А дальше все оказалось намного прозаичнее - оказывается та девушка тоже была пьяна, забыла где живет, что-то бубнила мне и первая начала приставать. Короче, мы оба пьяных в дрова придурка кое-как попытались совокупиться, но получилось только изваляться  в траве. - Мардер прыснул, вспомнил, как же глупо это выглядело. Свернув за угол они остановились. Ночь была в самом разгаре.
— Ты спрашивала меня, как отблагодарить? Я, кажется, придумал. Давай дойдем до другого заведения и просидим там до утра. Честно сказать, идти мне некуда, я живу в мотеле в трех кварталах отсюда. А месяц назад я был владельцем «Titty Twister», может слышала?  И мог бы предложить тебе випку, бесплатный алкоголь, девочек и вкусную еду. Но сейчас... Сейчас я... - хотел подобрать слова, но слова не подбирались, поэтому он закончил фразу на этом и пожал плечами.

+2

5

Незнакомец кажется каким-то особенно трогательно милым, несмотря на то, что несколько минут назад на ее глазах раскидал двух мужиков без каких-то видимых усилий, при этом даже не пострадав, и Ло улыбается, когда слышит советы о том, как стоит одеваться и в какие места не нужно ходить, если не хочешь быть изнасилованной, точно после восемнадцати лет таскания по борделям еще одна травма из-за сексуального насилия может сделать хуже, чем уже есть [ в какой-то момент перестает их считать, просто заливая каждую достаточным количеством приготовленной своими руками "Маргариты", чтобы весь мир перестал иметь значение ]. Интересно, знай он, кому раздает бесплатные советы, стал бы все равно говорить о том, как стоит одеваться для ночного похода в бар? Самой Ло кажется, эти парни бы выбрали из всех остальных девушек в баре именно, даже будь одета в паранджу: флер шлюхи, готовой лечь под того [ или встать на колени — это уже опционально и сути не меняет ], кто сможет потянуть почасовую оплату в семь сотен [ большая часть из которых все равно пойдет в казну борделя: новый большой начальник достаточно щепетилен в вопросах бизнеса, чтобы самому платить за каждый их секс, а уж о деньгах, полученных от других клиентов, и говорить не стоит ], окружает ее подобно легкому древесно-цветочному аромату духов, и от него вряд ли получится когда-либо избавиться. — Не думаешь, что я могла так одеться и просто прийти в столь злачное место ради какого-нибудь захватывающего приключения себе на задницу? Риск все же дело благородное, — кокетливо смеется, потому что именно ради приключений и направилась как можно дальше от опостылевшего ночного клуба с его разъедающим зрачки неоном, громкими битами, вибрацией через пол и стопы проникающей в самые кости до трещин, и блядского рабочего кабинета, где ее с дотошной регулярностью трахали то ли из-за желания трахнуть, то ли из-за желания снова и снова доказывать, у кого в руках находится власть теперь [ кто бы мог подумать, что задетое самолюбие способно так долго болеть: знала бы — в первую встречу с Флетчером заставила Мари собрать те проклятые десять штук с пола, чтобы не оказаться в очередной раз в практически рабском положении ]. — И смотри, я нашла кое-кого получше, чем все эти приключения. Тебя, — выдыхает последнее слово вместе с сигаретным дымом после очередной затяжки, который серым облачком поднимается вверх, растворяясь где-то в ночной темноте беззвездного неба. В городе ночью очень редко можно увидеть звезды, но все равно смотрит наверх, как наивный ребенок, ожидающий обнаружить падающую звезду, чтобы загадать желание, искренне веря в то, что видит именно звезду, а не сгорающий в верхних слоях атмосферы коcмический мусор. Что если вся ее жизнь когда-то покатилась в бездну как раз потому, что просила счастья у осколка астероида, притянутого земной гравитацией, а не у настоящей звезды? Будьте осторожны в своих желаниях, как говорится.
— Худшим? — на несколько мгновений действительно задумывается, потому что количество половых контактов и партнеров не взялась бы посчитать из принципа [ должно же оставаться у приличной девушки хоть какое-то самоуважение, а не сухие факты о том, сколько разнообразных членов побывало в разнообразных отверстиях в ее теле ], но и врать отчего-то не видит смысла: они видятся в первый и, возможно, последний раз, тогда как очень редко удается побыть честной — окружение этому, увы, совсем не способствует. Психологи говорят, что искренность способна подарить моральное утешение: Ло не ищет утешения, но все равно пытается получить хоть немного ощущения равновесия и баланса. Вся ее жизнь — это бесконечные гребанные попытки получить больше, чем, видимо, заслуживает в соответствии с кармическими законами, раз за разом заканчивающиеся провалом. — Наверное, самый первый. Не очень круто, когда тебя насильно лишают девственности, но зато остается надежда, что потом будет лучше, — опускает голову вниз, отрывая взгляд от иссиня-черного небосвода, смотрит прямо в глаза парню и дергает плечом, точно больше не видит ничего ужасного в том, чтобы в первый раз тебя против воли трахал хозяин борделя в качестве приветствия, куда за долги сдает отец, словно она старое золотое кольцо, вымениваемое на несколько десяток в самом захудалом ломбарде в городе, на которые можно купить пару бутылок дешевого виски. В конце концов Мейс был по-своему добр к ней, отчасти даже привязан, пусть от его привязанности попахивало собственничеством и нездоровым желанием контролировать каждую мысль, случайно мелькнувшую в голове. Он мог продать ее девственность на аукционе среди своих самых дорогих клиентов, но забирает себе, словно охотничий трофей, и вешает его на стену, одновременно клеймя и саму Ло. Физически клеймил тоже. Ее жизнь никогда не была похожа на сказку, благо, что и принцессой не являлась, а потому все еще чувствует себя непривычно, когда оказывается кем-то спасенной: почему-то большинство мужчин спасать никогда не собирались — только утопить глубже, чтобы точно не выбралась. Быть спасенной, значит, быть слабой, и слабость тоже является новым ощущением в ее нынешнем арсенале: слишком давно не могла позволить себе такой роскоши, вынужденная выживать любыми способами.
— Все совершали поступки, которыми не гордятся. Твой даже не настолько плох, как поведение тех парней, — кивает куда-то назад, где позади нее продолжают лежать на земле незадачливые насильники; признание же в попытке изнасилования принимает довольно равнодушно [ но вполне типично для своего склада характера ]: несколько месяцев назад режет одной шлюхе лицо, вырезая на нем улыбку Глазго, и вряд ли история о том, как ее персональный рыцарь этого вечера перепутал по пьяни какую-то девушку с бывшей, способна действительно напугать. Но слушает с интересом, больше наблюдая за самим незнакомцем, чем оценивая моральную сторону рассказа: не судья и едва ли имеет право считаться серьезным моралистом, чтобы вешать на кого-то ярлыки. Ло даже не замечает, в какой момент разговора они начинают медленно двигаться вперед по улице до ближайшего поворота, как не может понять, что именно цепляет в этом кудрявом парне. То ли тот факт, что, возможно, он видит в ней обычную женщину, случайно оказавшуюся в беде и нуждающуюся в помощи [ не каждый на его месте бы решил вмешаться: люди в принципе не особо заботились о чужих проблемах, больше сконцентрированные на решении собственных ]. То ли тот факт, что в нем чувствуется какой-то надлом, как если бы в драку полез и вовсе не ради нее, а ради самой драки, чтобы выплеснуть все болезненное и ноющее, успевшее накопиться внутри. То ли она просто достаточно пьяна, чтобы перестать с обычной силой цепляться за придуманные для нормы и правила поведения, когда рядом кто-то есть. Соблазн побыть никем слишком велик: он не знает о ней ничего, кроме того, что захочет сама рассказать, а значит, не сможет осудить — только если не захочет, хотя, судя по всему, в его голове не меньше тараканов, чем в ее, а такие люди зачастую гораздо лояльнее относятся к чужим недостаткам, чем самый отъявленные святые, способные вычеркнуть тебя из своей жизни за любое мелкое прегрешение. 
Они останавливаются на углу. В свете фонаря темные кудри незнакомца кажутся будто припорошенными золотой крошкой, и она протягивает руку, чтобы смахнуть ее, но вместо этого только пачкает в желтом свете кожу. Ло слушает его с чуть склоненной набок головой, а пушистые ресницы оставляют тени на щеках. Он кажется ей таким одиноким: ищущий всего лишь компании на остаток ночи; потерявший, судя по всему, что-то важное для него [ Titty Twister, кажется, был стриптиз-баром, если ни с чем его не путает: не бывала там, но одна из девочек раньше работала в том заведении ]. Она знает, как выглядит отчаяние: видит его каждый раз, заглядывая в зеркало, когда возвращается домой под утро и смывает косметику. Мягкая улыбка появляется на губах — смотрит так на своих девочек, если те приходят к ней, морально обессиленные, на грани немой истерики, и подходит к нему ближе. От него пахнет алкоголем, табаком и безнадежностью, и благодаря каблукам ей даже не приходится вставать на носочки, чтобы аккуратно поцеловать его просто потому, что этого внезапно захотелось, а не потому что за это заплатят или таков приказ босса: пока в поцелуе нет никакого намека на страстное продолжение — только невербальная попытка донести до него, что он сейчас не один; что она тоже понимает, каково это бывает, когда приходится слоняться ночами по барам, потому что некуда возвращаться, пока внутри что-то кровоточит и рвется наружу подобно запертому в реберной клетке зверю [ Ло не так хороша в словах — куда лучше обращается с действиями, и может лишь надеяться на то, что будет понята правильно ]. Позволяет распробовать вкус помады, а после отстраняется так легко и непринужденно, точно ничего особенного не случилось. Перехватывает его руку, переплетая их пальцы, и решительно тянет за собой вперед. — Знаешь, я все равно не планировала возвращаться домой до утра, голос привычно чуть хрипит от многолетнего курения, а каблуки звонко выстукивают победоносный марш по тротуару. В этом районе достаточно баров, чтобы можно было выбрать один, — Ло выбирает тот, который выглядит самым неприметным в надежде на то, что там будет мало народа: сейчас не хочется привлекать лишнее внимание или думать о том, что завтра будет очередной суматошный рабочий день на должности, за которую, кажется, продает остатки души новому персональному дьяволу. Сейчас хочется быть просто Ло: девушкой из бара без прошлого и без будущего — вырванной страницей из книги истории собственной жизни, без которой не изменится ничего в основном повествовании. Усаживается за столик в самом углу, на котором вместо скатерти выложено напечатанные на простой бумаге меню. Небрежно_отточенным движением откидывает крупные темные кудри за спину и томно улыбается, наклоняясь вперед с тем расчетом, чтобы их лица оказались ближе, а декольте смотрелось еще более выигрышно. — Меня зовут Ло, кстати, — под яркостью помады видные отбеленные зубы, когда она улыбается широко, будто скалится, — и я хочу напиться. Ты со мной?
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

Отредактировано Rebecca Moreau (2021-09-15 19:58:54)

+3

6

Не желал бы Драко чудесным утром проснуться девушкой. Нет, он никогда не принижал значимость женского общества в глобальном мире, но всё же с сумерками женщина приобретает статус жертвы, а мужчина - охотника. Так есть и было всегда. Шарахаться каждого встречного - поперечного в темном переулке Мардер бы не хотел. Ночь - его любимое время суток, он чувствует себя свободно и в безопасности, даже когда солнце глубоко впало в спячку. Удивительно, но его новая знакомая не строит из себя жертву, даже учитывая того факта, что чуть больше пятнадцати минут назад длинные ноги раздвигали полубомжи против ее воли. Она вообще ведет себя атипично. Может, сказывается стресс от произошедшего? Мардер достоверно не может сказать с чем это связано и предпочитает просто не забивать себе голову. Чем отвязнее девушка, тем больше ему это по душе. Он предпочитает таких, которые будут пить с ним пиво из бутылки в сквере, параллельно куря сигары одна за другой; терпеть не может фальш и излишнюю наигранную женственность. Ну, знаете, когда преграда в виде обычной деревянной или стеклянной двери вдруг оказывается непосильной ношей. Абстрактная Она, надув губки, сразу начинает хмурить бровки и верещать: "ой, а дверь! не могу открыть дверь!" Каждый раз при виде таких Драко ловит феспалм. Он знает, что фетиш на тупых и сделанных присутствует у многих мужчин. Знает это не понаслышке, работав раньше порно оператором. Сам он перерос девиц с кукольной внешностью и мозгами с размером с куриный помет.

— Охуенное приключеньице - быть выебанной спидозными мужиками. Но... Я не осуждаю, я лишь размышляю. Все-таки, согласен, риск и правда дело благородное. - Драко от души рассмеялся. — Нашла меня? О, я хотя бы не спидозный. Могу справку показать. - на чилле продолжает кудрявый с интересом поглядывая на девушку. От нее веяло духом свободы и независимости, рвением жить здесь и сейчас, будто она выбежала из темницы, только что освободившись от оков. Обоюдный безобидный легкий флирт не напрягает, а поднимает настроение. Мардеру удается отставить все невзгоды до утра. Действительно отставить, а не делать вид [это дорогого стоит]. Диалог с девушкой развивался стремительно, динамично. Они кидались фразами, будто знали друг друга не считанные минуты, а как минимум пару дней, а то и месяцев. Драко не думал, что говорит, быстро реагируя на все ее реплики. Она тоже, казалось бы, отвечала, не задумываясь и искренне. По мере общения Ло удивляла Драко все больше и больше. Знаете, она словно друг, только в женской юбке и с до одури красивыми ножками. — Не понял. - "наверное, самый первый. Не очень круто, когда тебя насильно лишают девственности, но зато остается надежда, что потом будет лучше". - пару раз эта фраза вырисовывает в богатом воображении Драко яркие обрывки грустных историй. Он не хочет лезть не в свое дело, учитывая, что никогда не романтизировал акт лишения девушки ее плевры, но все же ее фраза оставляет на нем неприятный осадок. — И что? Было ли потом лучше?..  - осторожно спрашивает он, по-дружески касаясь ее плеча. Он лишился девственности под травкой, трясясь от страха и боясь, что в самый важный момент у него тупо не встанет, но всё это было с любимой девушкой, его бывшей женой в их шестнадцать что ли лет...

— Честно сказать, я немного удивлен твоей реакцией на происходящее. Я даже сначала подумал, что ты - он откашлялся и тихонечко сказал "проститутка", а потом тут же добавил, не дав девушке что-либо возразить: — Наверное, это просто стресс. Выпивка сегодня за мой счет, еда тоже. Забудь о произошедшем. - он остановился, повернулся к ней и пристально посмотрел в ее глаза, немного щурясь. — Темно-зеленые. Мой любимый кошачий цвет глаз. Две девушки с таким цветом глаз, как у тебя, чуть не свели меня в могилу. Что это... Знак? - говорил он легко и непринужденно, но эта фраза звучала хриплым, таинственным голосом, который в совокупности с декорациями в виде тусклого одинокого фонаря и ярких звезд на безоблачном небе звучало крайне таинственно и многообещающе. Впервые за долгое время Мардер искренне улыбнулся. Теперь он не сомневается в совершенном поступке, не зря он вступил в эту драку, лишь бы почесать кулаки, не случайно вышел из заведения именно в этот момент и свернул за угол, а не вызывал такси в никуда. Люди, встречающиеся на нашем пути - это маяки, освещающие течение наших жизней, задающие направление, меняющие курс либо же топящие.

Незнакомка делает шаг навстречу. От нее пахнет сладкими, дурманящими, как наркотик, духами; пахнет одиночеством и безграничной смелостью; сексуальность и отвязностью; взгляд глубокий, далеко неглупый, будто прожила она не лет тридцать, а все сто - настолько он мудрый и осознанный. Нотки озорства в ее дьявольских глазах подавляют жту мудрость ставя на первый план красоту глаз цвета зеленой синевы. Стрелки... Ее тонкие длинные стрелки делают это взгляд открытым и дерзким, манящим. — Научишь делать такие же стрелки? - он шутит, пытаясь сделать вид, что чувствует себя просто прекрасно, однако ее не обманешь. А на счет стрелок... Они идеальны! Ни одна порно актриса не смогла нарисовать себе хотя бы отдаленно похожие на эти эталонные. На съемочной площадке постоянно обитала гримерша, но Драко считает, что и ее руки из жопы. И вообще - будь он не оператором, а продюсером и режисером, он бы делал все абсолютно по-другому и его фильмы возбуждали бы не только извращенцев, но и просто нормальных мужиков, хотящих немножко расслабиться. Едва заканчивает свою шутку, как обрывается ее легким поцелуем. Мардер, не распуская руки, отвечает на ее поцелуй также просто и непринужденно; по-дружески мягко, но тем не менее уверенно. Едва начав чувствовать вкус ее алой помады на своих губах, поцелуй прерывается также быстро, как и начался. — Спасибо. - тихо прошептал он, пока Ло успела подхватить его под руку. Он поблагодарил ее не столь за поцелуй, сколько за принятие его ситуации - и она это поняла. Лед между ними растаял - они стали намного ближе благодаря этому полуинтимному действию. Ему было нелегко - он не стал скрывать это с самой первой секунды их встречи, но и плакаться в ее жилетку не намеревался. Драко не станет рассказывать о своих проблемах, пока Ло сама не спросит об этом. Если не спросит - кудрявый просто не будет поднимать тему жизненных трудностей, вот и всё.  Если игнорировать это, оно уйдёт - а у него есть прекрасный повод в виде Ло, чтобы забыться, хоть на пару часов, пока солнце не встало.

Теперь она его ведет, а он - покорно следует за ее каблучками. Казалось, что этим поцелуем он передал бразды правления именно ей. Тыкнув пальчиком на неприметную вывеску, она выбрала бар, в котором он доселе никогда не бывал. Заведение уровнем ниже среднего, но с музыкой, танцами и выпивкой. Так чем оно хуже остальных, собственно? Знаете, в этой вывеске, в этом картонном меню и пластиковых стульчиках есть веяние романтики. В углу стоит автомат с музыкой а-ля восьмидесятые, плитка красно-белая, квадратная, а люди - пьяные и громкие. — Меня зовут Драко, и черт возьми! Я без ума от твоего декольте. - он не смог сдержать долгого взгляда на аппетитную впадинку, а Ло улыбнулась так, будто на то и было рассчитано. Кудрявый заказал напитки покрепче, минуя всю эту шелуху из вина, шампанского и непонятно из чего сделанных коктейлей [хотя, наверное, меню этого заведения ничего подобного и не предусматривало]. — За нас! И эту ночь. - они чокнулись, пропустили по стопке, затем, не пройдя и минуты, решили повторить, чтобы удвоить эффект. — Давай поиграем в игру "правда или действие"? Я задаю вопрос, если не хочешь отвечать - выбирай действие. - на закуску принесли жареный сыр, ветчину и оливки. Набор странный и смешной. — Итак. Сколько у тебя было партнеров? Не хочешь отвечать, тогда подойди вон к тому усатому лысому мужику в сером костюме и скажи, что ты хочешь с ним уединиться. А если начнет приставать, покажи на меня и скажи, что я разобью ему ебало. - они пропустили еще по одной. Алкоголя достаточно, чтобы почувствовать свободу, граничащую с безумием. Драко проигнорировал тот факт, что мужик то был отнюдь не один. Какая в жопу разница? Он подрался один раз, подерется еще. А как же круто будет, если своими действиями он спровоцирует массовую драку, как в фильмах... То, что мертво, как говориться, умереть не может - если суждено получить сегодня пизды, Драко получит, не сомневайтесь, и умудрится при этом испытать истинное наслаждение. Он смирился с тем, что сегодня что-то точно случится, а хорошее или плохое - время покажет.

Отредактировано Draco J. Marder (2021-09-12 21:04:38)

+1

7

Ло давно привыкает вести себя так, точно старается как можно выгоднее продать каждый сантиметр тела, даже если не преследует такой цели в какой-то конкретный момент. Эта привычка въедается в кости, переплетается в мышечными тканями, протяжно вибрирует в сети нейронов, заставляя любое действие работать только на одну цель: показать товар с наиболее выигрышной стороны. Это не то чтобы мешает в обычной жизни — оно просто существует, как данность, которую приходится принимать так же, как принимает тот факт, что мало кому интересно, что находится внутри: покупается все равно оболочка, а всякие мелочи вроде мыслей, желаний и личности практического интереса не представляют, а потому и смысл о них говорить. Вот и сейчас она улыбается самодовольно, потому что ее новый знакомый — Драко [ необычное имя, с налетом чего-то демонического, что ли ] — оценивает подход к подаче себя, даже если конкретно сейчас Адамс не преследует цели заставить своего спасителя заплатить за секс с ней. Сейчас ей хочется просто расслабиться в приятной компании, потому что у нее заслуженный выходной и очередной напряженный день впереди, наполненный попытками затащить в клуб каких-то модных диджеев: не то чтобы очень хорошо разбирается в электронной музыке, но перед ней стоят конкретные задачи, а еще всегда можно припахать помогать Джесси, если вдруг тот снова будет слоняться без дела где-то рядом, выжидая, пока освободится Мари, чтобы обслужить его. Должна же быть от него хоть какая-то польза: шарит в современной клубной музыке намного лучше нее.
— Думаю, мне бы пришлось оскорбиться, если бы ты не оценил его, — игриво поправляет узел на рубашке под грудью, привлекая еще больше внимания к декольте и черному кружеву бюстгальтера, выглядывающего из-под рубашки. Браслеты звенят на запястьях, но этот мелодичный звук чуть теряется в играющей в заведении музыке, но ей нравится сам факт. В ее фразе есть кокетство, но никакого намека на то, что она бы действительно оскорбилась или обиделась: просто очередной образ, который примеряет на себя и тут же отбрасывает, признавая негодным или не подходящим к ситуации. Ей пока до конца не понятно, насколько может быть наиболее реалистичной версией себя, а потому решает немного поэкспериментировать: к глубинному равнодушию можно вернуться в любой момент, тем более что они толком не знают друг друга и есть вероятность того, что могут больше не увидеться — к чему все эти условности. Откидывает волосы за спину и упирает локоть в стол, чтобы уложить подбородок на ладонь и начать разглядывать своего спасителя более пристально без какого-либо стеснения: он ведь рассматривает ее в ответ — честная и прозрачная сделка, как она любит.
Весьма недурен собой, скорее всего близок ей по возрасту, кудри на голове такие мягкие, что так и хочется снова погрузить в них пальцы, и выглядит сейчас чуть более живым, чем несколькими минутами ранее, когда они стояли под желтым светом фонаря, — это иррационально радует [ кто-то из них же должен получить свою долю банального, практически бытового счастья, потому что в принципе в собственной возможности быть счастливой сомневается уже лет десять минимум ]. Ло мягко улыбается: одобряюще, поддерживающе в ожидании, пока им принесут сделанный Драко заказ. Приносят в итоге шоты — отличный выбор для вечера, когда хочется забыться, и она даже не возражает, хотя в обычное время предпочитает коктейли и менее крепкий алкоголь. Но сейчас ей бы вытащить саму себя из собственной головы, а для этого стоит залиться приличным количеством алкоголя, если верить личному опыту. — За нас! — поддерживает тост и опрокидывает в себя содержимое стопки, чуть морща носик, когда глотку опаляет жаром, — весьма приятное, чуть подзабытое ощущение, обещающее несколько часов воображаемой и столь долгожданной свободы. Следующий шот идет уже намного проще, и это отличное начало совместного вечера [ или — точнее сказать — ночи ].
— Как ты серьезно настроен, — выбирая из закусок оливку [ как что-то, что больше всего подходит к ее диете, потому что жареный сыр точно не поможет удержать задницу в необходимом ей размере брюк ], она сначала рассматривает ее, наколотую на зубочистку, а после плотоядно вцепляется зубами, раскусывая напополам. Вслушивается в предложенные Драко варианты и ухмыляется: не смогла бы сказать, сколько у нее было партнеров, даже если захотела поиграть в честность — сама едва ли знает конкретную цифру [ ей не хочется в принципе зацикливаться на их количестве, потому что и без того не получается забыть о том, кто она есть на самом деле, чтобы еще подливать масла в огонь рисованием черточек в каком-нибудь блокноте; значение имели первые несколько десятков — тогда еще падение на дно казалось болезненным, отчаянно бьющемся под ребрами, а после стало все равно: одним больше — одним меньше ]. Конечно, она может сказать ориентировочное число, быть может, несколько шокировать парня [ который и так подумал, что она проститутка, — насколько удивится, когда поймет, что чутье его не обмануло? ], но это было бы слишком скучно, тем более что в ней уже начинает действовать алкоголь и требовать движения [ до стадии, когда хочется только сидеть и лениво разговаривать, нужно выпить чуть-чуть побольше ].
— Значит, тот тип в сером костюме, — медленно и хищно облизывается, хотя помада матовая, стойкая и вряд ли будет блестеть глянцем от какой-то там слюны, всматриваясь в указанную цель: мужик сидит за стойкой со спутницей, но не то чтобы это ее волнует, — стыд в ней вытравлен давно в юности, а потому ловко встает, все еще крепко держась на высоких каблуках, и опрокидывает очередной шот. Похлопывает Драко по плечу и направляется в сторону парочки, заманчиво покачивая бедрами. Ей самой становится интересно, чем все может закончиться, и томная улыбка прожженной работницы сферы сексуальных услуг появляется на губах, когда Ло вклинивается между своей жертвой и его девушкой и шепчет тому на ушко, почти пачкая мочку алой помадой:
— Зайчик, не хочешь уединиться? Всего лишь семь сотен, и я сделаю все, что ты захочешь. А если накинешь еще три, твоя спутница сможет к нам присоединиться, — говорит с хриплым придыханием и хлопает нарощенными ресницами, смотря сквозь них на мужчину, начинающего покрываться красными пятнами: то ли от возмущения, то ли от возбуждения — и пока он думает, что ответить, его спутница тут же вскакивает с барного стула, явно готовая защищать свою собственность до последнего. Ло думает, что это потому, что девчонка спереди оказывается невзрачной: таким только и держаться за стремных усатых мужиков, потому что едва ли получится захомутать кого получше. — Пошла нахуй отсюда, шалава, пока я тебе не повыдергивала волосы! — заводится с половины оборота девчонка, на что Адамс только смеется, отступая назад, чтобы случайно не попасть под чужие ногти, и поднимает перед собой руки в знак капитуляции. — Да тихо, тихо, нет и нет — чего орать, — пожимает плечами. — А руки лучше при себе держи, если не хочешь, чтобы мой сутенер их вырвал, — кивает в сторону Драко с лукавым блеском в глазах. — Но если передумаете, я тут, рядом, — снова смеется и, разворачиваясь на каблуках вполне проворно, направляется обратно к своему столику, однако садится не сразу — сначала подходит к Драко со спины, укладывая тому на плечи ладони и чуть сжимая их, и шепчет: — Если что, ты мой сутенер. И прости, но мне кажется, сейчас не стоит ввязываться в драку: давай сначала мы как следует напьемся, а уже потом найдем повод для того, чтобы ты кого-нибудь избил. Если еще будет желание, — хмыкает и легко прихватывает зубами верхушку уха прямо за хрящ, а затем уже садится, доставая из небольшой сумочки пачку Malboro с зажигалкой, заодно бросая взгляд на экран мобильного телефона: никаких сообщений и звонков — значит, в клубе она точно не требуется.
Прикуривает, плотно обхватывая губами фильтр до алых следов, и снова садится, упирая подбородок в ладонь, чтобы удобнее было рассматривать лицо своего собеседника. Ло не боится смотреть в глаза: откровенно и спокойно, с ленивым любопытством. — Ладно, это было забавно: эта девчонка так крепко держится за своего мужика — просто жалко взглянуть. Наверняка и в бар пошла, чтобы не дай Бог он с кем-то не познакомился и не переспал, а то вдруг еще и уведут такого красавца, — иронично хмыкает сквозь сигаретный дым. — Никого не понимала этого. Ну, знаешь, в отношениях ведь должно быть доверие, разве нет? Когда ты можешь отпустить его куда-то и не бояться, что тебя бросят из-за какой-нибудь другой такой же отчаявшейся по жизни девушки, — говорит задумчиво, точно больше разговаривает сама с собой: у нее не то чтобы есть существенный опыт по части отношений: единственные долгосрочные отношения даже и здоровыми нельзя было назвать, а остальные разовые встречи, когда ей не платили за перепих в туалете и мотеле, на полноценные отношения тоже не тянули. — Скажи, ты бы стал вот так ходить за своей девушкой, потому что боялся, что кто-то ее уведет? Черт, уведет. Даже слово так странно звучит: будто отвязываешь корову от забора и уводишь, — кривится презрительно и снова облизывает губы перед следующей затяжкой. — Но вернемся к игре. Значит, сейчас моя очередь придумывать тебе что-то? Допустим, допустим, — пока думает, опять берет оливку, на этот раз засовывая ее в рот целиком. Пепел падает в пустую стопку, но ей на это максимально наплевать.
— Что конкретно случилось с заведением, владельцев которого ты был? «Titty Twister», верно? Или, если не хочешь поднимать эту тему, то залезь на барную стойку и покажи мне парочку горячих движений: хотела бы посмотреть на то, как ты двигаешься, — лукаво улыбается и смотрит на него весьма недвусмысленно: они все взрослые люди, чтобы делать вид, что в жизнях нет флирта, пошлых намеков и секса. В ее жизни так все крутилось вокруг этих вещей: она ими почти что восемнадцать лет зарабатывала на жизнь, и смена должностных обязанностей никогда не сможет этот факт изменить. — А если мне очень понравится, то я даже научу тебя, как сделать такие же стрелки, — подмигивает и снова затягивается в ожидании, какой же выбор сделает Драко.
[LZ1]ЛОРРЕЙН "ЛО" АДАМС, 34 y.o.
profession: администратор в ночном клубе Viper[/LZ1][NIC]Lorraine "Lo" Adams[/NIC][STA]i am your worst nightmare[/STA][AVA]https://imgur.com/OQKAgdz.gif[/AVA][SGN]hush he said
killing is sex
[/SGN]

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » i am much more broken than you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно