полезные ссылки
Это было похоже на какой-то ужасный танец, где один единственный неправильный шаг...
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 30°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
jaden

[лс]
darcy

[telegram: semilunaris]
andy

[лс]
ronnie

[telegram: mashizinga]
dust

[telegram: auiuiui]
solveig

[telegram: blyacat]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » peace at last


peace at last

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Six Flags Discovery Kingdom | 01/09/2021 | 13:00

участники
https://giffiles.alphacoders.com/200/200554.gif

Кира, Алиса, Томас

Отредактировано Kira Stertman (2022-09-01 12:08:48)

+1

2

За день до.
- Привет, Кира - в телефонной трубке раздался ответ скорее обеспокоенный, чем удивленный или радостный. Толком не общались больше месяца, как Юль взялся за бои с завидным энтузиазмом используя все, что можно ради очередной победы на ринге. В такие моменты забываются личные связи, особенно, если в жизни уже совсем не остается ниточек, способных связать с нужными людьми. Время от времени парень листал страницу рыжей  в фейсбуке, писал ей, узнавал о впечатлениях от родительства и как сильно мелкая успевает шалить, но все было не столько от действительно искреннего интереса, он просто знал, что Кире это важно и хотел разделить с той ее тревоги и опасения. Искренне не понимал зачем вообще нужны дети, тем более усыновленные. Но сейчас, когда привычная жизнь развалилась как неустойчивый карточный домик, когда ты сидишь на руинах прошлого, хотелось прикоснуться к правильному и стабильному. - Завтра суббота, ты же отдыхаешь? Должна отдыхать! Я заеду завтра за вами, давайте сгоняем в парк аттракционов. Пора уже познакомиться с лисой! - хотя  очень плохо представлял как нужно себя вести и как вообще располагать к себе ребенка, но понимал, что в этом нуждается.

На следующий день в районе обеда Томас уже ждал у входа в новый дом Киры, стоя у арендованного автомобиля, курил. Знал, что девчонок всегда приходится ждать долго, а если их еще и две, то посчитал, что успеет выкурить не одну, но забыл. что ждет-то он сейчас необычных девчонок. Отвернувшись, сделал последнюю затяжку, кинул недокуренную сигарету под ноги и после с широкой улыбкой обернулся к Кире и мелкой угрюмой девчушке. Ему казалось, что она угрюмая, а по факту она могла  и бояться незнакомца, а сам Юль редко к себе вообще кого-то располагал с первого же взгляда.
- Привет - он спускается на уровень девочки и протягивает той руку. - Я - Томас. Будем дружить? - с широкой улыбкой на лице, ему было любопытно наблюдать за тем, как девочка цепляется за Киру будто она способна защитить от всего и всех. После выпрямляется и обнимает Киру крепко, будто это снова первая встреча после многолетнего перерыва. - Рад, что согласилась, МА-МА - последнее слово подчеркивает намеренно, вовсе не с целью поиздеваться, а скорее самому привыкнуть к мысли, что люди из его детства обзаводятся семьями, детьми. Кто-то взрослеет, а кто-то так и остается лежать камнем в реке жизни. После целует ее по-дружески в щеку и открывает дверь внедорожника, приглашая занять места.
- Итак, девчонки! Пристегнитесь! Поезд нас унесет сейчас в парк аттракционов. Ну как сейчас… - он с энтузиазмом смотрит на мелкую, подмигивает ей и обещает - Будет весело совсем скоро! - на мгновение задерживает на Кире взгляд вспоминая первую встречу, но все дело было в наркотиках или все-таки в том, что им вместе хорошо? Немой вопрос, который может быть сегодня найдет ответ.
Дорога не заняла больше 30 минут и вместо громкой музыки теперь салон заполняли разговоры, видимо такая атмосфера царит в семье? В нормальной семье. Вообще в компании с Кирой все чувствовалось иначе, она будто своим примером давала понять как стоит жить, к чему стремиться и навалившиеся проблемы настолько несущественны, если ты думаешь еще о ком-то или живешь не только для себя одного.
- Рассказывайте, как в новом доме? что успели сломать, что разбить? Или что-то смастерить? - Кира не просто на словах дизайнер, зная патологическое ее стремление все делать идеально, она в своем деле была лучшей. - Когда меня в гости уже пригласите? Я вам там помог бы - с озвученным смеется над собой и над возможной перспективой  - вместе бы в углу стояли - слова обращенные к Лисе вряд ли могли быть поняты как-то иначе.

Отредактировано Thomas Juhl (2021-10-16 11:53:53)

0

3

Светло русые волосы расчесываю аккуратно, боясь сделать больно. Алиса хмурится, ест
ненавистную кашу со свежими ягодами, и иногда засматривается на мультик, идущий в
гостиной, открытая планировка позволяла. Две косички с вплетенными в волосы лентами, и
останется только переодеться. Незапланированная поездка в парк развлечений, казалось
бы, должна была заинтересовать Лису, как-то воодушевить, но что-то было явно не так.
- Хэй, милая, - обращаюсь я к ней, когда сначала целую в макушку, а после присаживаюсь
перед ней на колени, чуть-чуть развернув ее стул к себе, - что у тебя с настроением? Я
обещаю, что не спущу с тебя глаз, и не дам произойти тому, что тогда…
- Договаривать
не понадобилось. Ее еще иногда мучали плохие сны, а меня тревога всякий раз, как я глазами
не находила ее в толпе других детей на детской площадке. – Я хочу познакомить тебя с
хорошим человеком. И он ждет встречи с тобой.
– Улыбнувшись ей, я протягиваю руки.
Иди ко мне.
– Долго ждать не приходится. Малая устраивается на руках, уже привычно, а ее
вес практически не ощущается на руках. – Мы проведем этот день отдыхая, радуясь и
веселясь, а закончим его мультиком на твой выбор. Договорились?

Через небольшой промежуток времени, мы все же готовы были покинуть пределы дома.
Оставалось лишь справиться со сбором необходимого – ключи от дома, телефон,
документы и остальное по мелочи отправляется в небольшой белый кожаный рюкзак. И
стоило мне только открыть дверь, как Лиса изменилась в лице. Ей было трудно идти на
контакт с незнакомыми людьми, к тому же с мужчинами, но я не оставляла надежды это
исправить. Маленькая ладошка крепко цепляется за мою, пока я закрываю дом, ставя
сигнализацию.
- Все хорошо. – Произношу еще раз, с теплой улыбкой. – Тебя никто не обидит. Идем?
Делаем несколько медленных шагов, пока почти в плотную не подходим к Райсу, стоящему у
машины. На моих губах широкая улыбка, на его почти такая же, а вот четырехлетняя
девочка все так же остается хмурой, стараясь спрятаться от внимательного взгляда.
- Привет. – И это одно слово едва слышное срывается с ее губ, и для меня это уже
своеобразная победа. Крепкие дружеские объятия, и я сама расслабляюсь, не замечая того,
как внутри все было напряжено, как струна. Мой комфорт отошел на второй план с
появлением Лисы.
На заднем сидении оказывается детское кресло, и я мысленно приписываю Райсу бал за
сообразительность и некую заботу. С ремнями я уже привыкла справляться, а потому,
спустя каких-то пять, ну, или десять минут, машина все же трогается с места. Лиса
позади, а я рядом с Томасом.
- В новом доме? Слишком непривычно. – Отвечаю ему сразу же, как только ответ
всплывает в подсознании. – Все не на своих местах, все по-другому. С одной стороны, это
хорошо, перемены всегда к лучшему… - Про сломать или разбить – прошу, давай, не будем.
Отделочники еще толком не закончили некоторые моменты, и ругаться у меня уже просто
нет сил. – Делаю глубокий вдох, а после поворачиваю голову назад, замечая, как Алиса с
интересом смотрит в окно. – Помог бы сломать или смастерить? – Вопросительно
вскидываю бровь, переводя свой взгляд на парня. – Как твои дела? И не надо мне врать – я
тебя, как открытую книгу могу читать.

+1

4

Внедорожник аккуратно мчит вперед по автостраде, яркое солнце бьет в лобовое стекло, от чего Томас тут же стянул с приборной панели авиаторы.  Ему нравилось это внутреннее ощущение спокойствия и правильности происходящего. Это редкое явление в той жизни, которую он для себя выбрал или на которую подтолкнули обстоятельства, как относиться к тому, что делает он еще не понял, зато вполне себе знал, как могла бы оценить Кира. Он слушает давнюю подругу не сдерживая улыбки, кратко поглядывает на обеспокоенность Киры комфортом своей приемной дочери и в целом радуется тем земным проблемам, которыми девушка обеспокоена.

- Может помочь твоим отделочникам ускориться? – вопрос имел под собой вполне реальную возможность поторопить, только, опять-таки, девушка, если узнает, вряд ли обрадуется методам. – Кто там медлит у тебя?Ну и да, твоей малой помог бы что разбить, я в этом мастер! – смеется, глянув в зеркало заднего вида. Алиса уже клевала носом, яркие рыжие локоны падали на глаза, что, видимо, мешало и ребенок пытался их смахнуть. Вот-вот уснет, от чего музыку в динамиках убавил и не отрывая глаз от дороги ответил на последующий заданный вопрос:

-Да, врать тебе бесполезно, Рыжая – улыбка натянутая, которая говорила о том, что разговор принял немного неподходящую серьезность – у меня все нормально, работаю. – короткий взгляд на Киру дал понять, что она таким ответом не удовлетворится –да полулегальные бои. Платят хорошо. Все нормально, мам, не переживай – смеется над реакцией девушки, чем беспокоит сон ребенка. Быстро замолкает и пара минут тишины дали возможность подумать над дальнейшими перспективами. – Я там не надолго. Мне надо немного денег заработать и я хочу податься в Канаду. Помнишь, как мы мечтали свалить от своих предков в Канаду? – те детские разговоры, скорее, были просто мечтами свалить подальше от контроля и необходимости контактировать с теми, кто отравлял жизнь, нежели помогал встать на ноги, найти свой путь и защищал от несправедливости внешнего мира. Теперь у Киры своя, совсем отличная от жизни Томаса реальность, а Томас же будто застрял в своем этом подростковом возрасте, решая проблемы побегом. –Снег увидеть, замерзнуть. В такую жару только о снеге и мечтать. Смять в горячих пальцах снежный ком – он поправил очки и вытер тыльной стороной ладони влажный лоб.

Минут 30 заняла дорога до парка аттракционов – он был за городом и напоминал по площади один из провинциальных городков в сторону Лас-Вегаса, в котором могли бы проживать полторы тысячи человек. Здесь же парковка уже была забита и извилистые улочки горящих и мерцающих разного рода аттракционов, будок и небольших строений были забиты семейными парами, детьми и просто праздно гуляющих парочек и одиночек, казалось не меньше здесь и работников: от мимов до сраных клоунов. Дожидаясь пока Кира разбудит Алису, поговорит с ней и поставит на ноги, Томас нервно скурил очередную сигарету. Все бы ничего, если бы только не было клоунов. Кира прекрасно знала этот страх Томаса.

-Вот никогда не понимал веселья в этих клоунах… - он нервно улыбнулся и взял Киру за руку (чтобы клоуны не увели в свою страну расчленению), потянул девчонок за собой у входа взял в руки программу и карту парка. Люди медленным потоком, не задевая новых прибывших, заходили и выходили из парка. Томас быстро пробежался глазами по программе, заметил выступление клоунов через час, едва ли заметно сморщил нос и протянул программу Кире.

-На, глянь, куда пойдем обведи на карте, а я быстро куплю воды. Может мороженого? -  Он глянул на Лису, чем заставил девочку вжаться в Киру снова. Такие маленькие дети очень недоверчивы к новым людям, почему же взрослее этот страх атрофируется? – Какое вам? – Выслушав Киру, Томас скроется в толпе праздно гуляющих людей и потратить минимум минут 20 на то, чтобы отстоять очередь и купить все, что  девчонки попросили. Приятно даже на один день окунуться в жизнь, которая никогда не станет его по-настоящему не в силу каких-то внешних факторов, Томас просто сам по себе не способен на жизнь простого среднестатистического американца. Но помечтать никогда не бывает лишним, а тем более на время, пусть и короткое, почувствовать себя совсем другим человеком

[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-01 17:20:57)

+1

5

Рядом с Райсом уютно и спокойно. Такое давно забытое чувство, когда кто-то знает тебя не только с этой хорошей стороны, но и с плохой, увязшей по самое горло в проблемах и неприятностях собственной семьи. О своем детстве я не могла нормально говорить даже с психологом, хоть и пыталась таким образом отпустить обиду на мать, чтобы снять еще один тяжкий груз со своих плеч. Парень же в любой момент мог вспомнить что-то из прошлого, какой-то светлый момент, как бы показывая, что не все так уж было плохо. В конце концов – мы всегда были друг у друга.
- Я справлюсь сама. – Уверяю его, тихо усмехаясь. – Мне просто надо проявить чуточку терпения и командного голоса – тогда работа пойдет куда живее. – Метод проверенный, ведь, пусть и дом самой себе я обустраивала впервые. – Небольшая задержка поставок строительных материалов. – Отмахнувшись, я перевожу быстрый взгляд за окно, примерно прикидывая оставшееся время до точки назначения. Желтые листья уже вовсю покрыли обочины загородных дорог, как бы намекая, что солнечное лето покидает нас, плачущее небо под ногами в отражениях луж было тому доказательством.
Лиса в машине засыпала быстрее, чем в собственной кроватке. Видимо размеренное покачивание машины и шелест шин по асфальту убаюкивали ее. До сих пор ей иногда снятся кошмар, и стоит мне ее разбудить, как чувство беспомощности накатывало на меня с такой силой, что самой на стену лезть хотелось. Ребенку трудно объяснить, что сейчас ей ничего не угрожает, что прямо здесь, в этом доме, она может чувствовать себя в полной безопасности. Детские страхи сильнее взрослой логики.
- Полулегальные бои. – Повторяю за ним, чуть развернувшись в кресле к нему лицом настолько, насколько позволял ремень безопасности. – Может, есть смысл поискать что-то… - Я замялась, подыскивая слово. – Более легальное? – Ловлю на себе его недовольный взгляд, но с легкостью его игнорирую. - Мы оба знаем, что однажды это может плохо закончиться. – Произношу спокойным тоном, хотя внутри проснулась тревога за парня. Какое-то время мы не общались, потерянные в своих жизнях, заботах и волнениях. Но однажды он вновь появился в моей жизни, заняв там позицию на порядок выше, чем просто знакомый из детства или друг, разделивший с тобой невзгоды сложных взаимоотношений в семье. Мысль о том, что я вновь его потеряю, приносила практически физическую боль.
- Канада. – Повторяю я вновь, качнув головой. – Ты пытаешься сбежать от своего прошлого или от самого себя? – Задаю вопрос, пропуская мимо ушей его мечтания и рассуждения. Мы могли говорить открыто и откровенно все то, что думали друг о друге, так зачем юлить и придумывать более тактичные формулировки? – Чтобы ты из этого не выбрал, ответ все равно один – не выйдет. Я пробовала, и это проклятое прошлое все равно помахало мне ручкой.
На какое-то время, почти до точки назначения, мы замолкаем, думая каждый о своем. Найти парковку в середину выходного дня возле парка аттракционов – миссия практически невыполнима. Райс выходит первым, я сразу за ним, чтобы аккуратно открыть пассажирскую дверь.
- Тыковка? – Когда-то такое прозвище дал мне Райс, теперь оно относилось и к Лисе, с виду являющейся практически полной моей копией. Только глаза у нее были темно зеленые, с серыми вкраплениями и локоны рыжих волос завивались в мелкие кудряшки. – Мы приехали. – Улыбаюсь ей, пока отстегиваю ремень детского кресла, помогая ей выбраться из машины. Она зевает, потирая глаза маленькими кулачками, еще сонным взглядом осматриваясь вокруг.
Сперва поправляю ей лямки синего комбинезона, а после беру за руку. На мне серое платье без рукавов и белые кеды, а рыжие волосы, собраны в высокий хвост. За другую руку меня перехватывает Райс, ведя в сторону главного входа, где толпились люди. Шли мы медленно, так как Алиса все еще толком не проснулась.
- Оба шоколадные. – Присев перед девочкой, я показываю ей карту парка, рассказывая и указывая пальцем что и где находится, предоставляя ей право выбора. – Я знаю, что ты не любишь новых людей. – Произношу негромко, приподняв ее лицо за подбородок. – Но он хороший, и он – мой друг. Наш друг. – Тут же исправляюсь, кончиками пальцев коснувшись ее щеки. – Дай ему шанс, хорошо? – Он едва заметно улыбается, кивнув мне головой. – И с ним ты можешь быть такой, как бываешь рядом со мной или Скоттом, договорились? – Словно в ответ, в ее глазах вспыхнули чертики. Я улыбаюсь ей, чисто и искреннее, когда она поднимает из-под ног осенний листик, внимательно рассматривая его и крутя в руках.
- Мы решили пока просто пройтись по парку. – Отвечаю, когда Том возвращается, держа три рожка. Два он тянет мне, но я качаю головой, кивком указывая, что лучше будет, если он даст ей его сам. А, вот, свое, я забираю. Шоколадная крошка, м-м-м.

+1

6

Райс встал в очередь погруженный мыслями, навеянными непродолжительным разговором в салоне автомобиля. Бежать от себя? Он сбежал из Сан-Франциско не так далеко, как хотелось бы. Теперь он думает о Канаде. Всерьез ли? Почему не уехать туда хотя бы на пару недель? Вот этой обычной семейной жизнью. С Кирой и ее дочерью. Приехал бы он с ребенком в парк аттракционов? Дети Райса пугали не меньше чем копы на хвосте. Стоял бы он в очереди  окруженный толпой клоунов, если бы не давняя подруга? Нет. Все это чуждо парню, но… Сомнения-сомнения. Эти сомнения взращивались отцом с раннего детства: ты не сможешь, сил недостаточно, ума недостаточно, выродок, чья судьба сгнить в тюрьме. Вросли эти слова так твердо в душу, что будто пытается их теперь оправдать: убить человека по неосторожности, убить во время неудачной попытки забрать свои деньги, ввязаться в наркотики и стремиться поскорее свалить отсюда туда, где еще ничего не успел испортить. Но ведь все это только вопрос времени.

-два шоколадных,  одно фисташковое – тянет купюру, вдогонку добавляет – и воды негазированной – шум, суета, жизнь кипит ненавязчиво и затягивает в какой-то иной мир. Томас возвращается назад  затратив на дорогу в два ража меньше, чем стоял в очереди. Задержался на пару секунд поодаль Киры и Алисы, наблюдая за тем, кем пытливый взгляд больших зеленых глаз что-то из слов Киры пытается принять, губы невольно дрогнули в улыбке, а ноги сами направили вперед.

-Так, ну что решили, девчонки? – он смотрит на Алису, подмигивает девочке и протягивает Кире два рожка, пугать собой ребенка ему не хотелось, а, казалось, если приблизиться, то та непременно разрыдается. Кира решила по своему и этот легкий страх прокатился внутри самого Томаса. –Ну, ладно! – он приседает, чтобы спуститься на уровень лица Лисы, широко улыбается и передает девочке рожок – Держи, красотка – девочка смущенно и неуверенно принимает из рук мороженое. Томаса этот шаг навстречу обрадовал.

-Просто пройтись? Ну, давайте просто пройдемся до драконов! Ты знаешь, Алиса, а когда-то твоя мама драконов-то боялась – Томас рассмеялся, вспомнив свою выходку. Драконами парень раньше называл змей и время от времени любил пощекотать рыжей нервы, подсунув ей новую подружку или в рюкзак или положив на колени. – Может  проверим, боишься ли сейчас? – Райс идет чуть впереди, старается не ускорять шаг. Мороженое по пути выбросил в урну, съев только половину. Не любил он сладкое, а как бы ты не вспоминал детство, а так или иначе теперь не мороженое хочется, а выкурить очередную сигарету.

Чтобы дойти до детского аттракциона, компании пришлось затратить минут 15 и как назло почти у самого подхода, пока Томас покупал билеты к нему подошел клоун с разноцветными шаром, ударил его по плечу, чем привлек внимание, а Томас обернувшись, ожидал увидеть Киру, но никак не набеленное лицо с нарисованной улыбкой и безобразный яркий парик. От неожиданности Томас вскрикнул, отшатнувшись назад и выругавшись:
-блядь!  - тут же встретился взглядом с Кирой – Прости.
-Купите шарик – низкий прокуренный голос (а может и пропитый), обращается к Томасу. Напряженный до комичности, парень сует в руку (что была в белой перчатке) клоуна купюру и вырывает яркого зеленого цвета шарик. Клоун скрывается так же незаметно, как и нарисовался за спиной. Томас с десяток секунд постоял неподвижно, сжимая в одной руке билеты, а в другой красный гелиевый шарик. Кира привлекает к себе внимание и стирает иррациональный страх – Вот не смейся надо мной! – опускается снова на уровень Алисы и привязывает к ее тоненькому запястью шарик. – Вот. Так мы тебя увидим где бы ты не была – он легонько прикоснулся пальцем к кончику вздернутого носа и добро усмехнулся.
-Да не люблю я клоунов – отвечал Кире, удерживая ее за руку, вел к дракону. – Один Джон Гейси чего стоит… - Томас был серьезен как никогда. – Типа веселые добряки, которые и мухи не обидят. Никто их не заподозрит и перчатки всегда на руках, как удобно, да? – шкала нервозности Томаса значительно подросла от такой неприятной встречи, и ему тяжело было взять себя в руки. – Сраные клоуны… - забывается на секунду, после снова смотрит в детские глаза – Извини, красотка

[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-01 17:28:17)

0

7

Так странно осознавать, что ты – повзрослел. Не просто вырос, а именно сам нырнул в этот омут взрослой жизни, пропитанный ядом обид, проблем и неприятностей. Теперь тебя окружают другие люди, другие места, и думаешь ты совсем об ином, но… На твоем пороге появляется человек из прошлого, из детства, несущий в своих руках воспоминания хорошие или плохие, не важно, и тебе вновь пятнадцать.
Тогда, мне казалось, вдали от дома, где-то на крыше жилого дома, глядя на заходящее солнце, даже дышать было легче. Какая-то болтовня, не совсем имеющая смысл, тихий смех, и дружеское плечо рядом, и сам мир был лучше, но лишь до той поры, когда надо возвращаться домой. Идешь, а ноги и все твое тело бунтует, отказывается, и яркие краски, окрашивающие все вокруг тебя, тускнеют с каждым шагом. А те пару дней в году, когда ты остаешься без контроля? И ты можешь гулять ночью, а после, сидя все на той же крыше и наслаждаться звездами. Просто лежишь и смотришь, как миллиарды огоньков светят, и кажется, что только для тебя.
- Я так хочу, чтобы лето не кончалось. – Признаюсь ему, смотря на свой рожок с шоколадным. Мороженое помогает ощутить свежесть, которой сейчас так не хватало. Не смотря на всего лишь первый день сентября, в воздухе уже чувствовалась осень. – Я их боялась благодаря твоим стараниям! – Восклицаю, толкнув его легонько в бок. – Ты же пихал мне этих змей, едва ли не под нос, наслаждаясь моей реакцией. Был бы доступ в дом, ты бы мне ее еще на подушке оставил с красивым бантиком! – Возмущение во мне не знает границ, но оно как резко поднялось, так же быстро и исчезает. – Ты просто невыносим… - Качаю головой, усмехаясь. – Как я вообще тебя терпела столько времени и не прикопала под ближайшей елкой?
Если не брать в расчет то, что характеры у нас были слишком разные, то дружили мы довольно крепко. Даже ругались редко и то только потому, что кто-то кому-то правду в глаза бросил, наплевав на рамки приличий. Мы знали болевые точки друг друга, легко могли надавить на них посильнее, если хотелось причинить больше боли, но не делали. Что мое детство, что детство Райса хорошим назвать было трудно, так зачем усложнять и портить едким запахом ругани последний глоток чистого воздуха?
- Ха! – Не сдерживаюсь, когда Райс сталкивается со своим страхом, и я даже поджимаю губы, чтобы не засмеяться в голос. Лиса жмется ко мне ближе, видимо, тоже не в восторге от клоуна, и я машинально касаюсь ее плеча, а после и макушки в успокаивающем жесте. Реакция Тома и его выражение лица – бесценны, а с этим шариком в руках… Стоит только клоуну отойти на пару шагов от нас, как смех разбирает меня. – Знай, если когда-то ты подсунешь мне змею, то я отвечу тебе клоуном…. Найду специально для тебя игрушку, такую, - начинаю ему объяснять, пока тот пялится на меня, - квадратную, из нее еще клоун выпрыгивает и…
Снова смех, и я даже слышу, как хихикнула Алиса. Он расписывает клоунов, как самых отъявленных серийных убийц, и я вопросительно вскидываю бровь, поражаясь настолько хорошо работающему воображению парня. Его бы, да, в правильное русло….
- Не запугивай мне ребенка, внушая ей свои собственные страхи. Клоуны – безобидные. – Произношу так, между делом, когда мы подходили к тем самым драконам. Очередь. Видимо, приезжать в разгар выходного дня сюда – плохая идея, но, что поделать… Стоит нам подойти, как за нами сразу встает еще несколько человек. Лиса с шариком вокруг запястья, стоит между мной и Райсом, словно спрятавшись.
- Ты помнишь, о чем мы говорили в прошлый раз? – Спрашиваю у него негромко, заглянув в его глаза. Чтобы сделать это, пришлось поднять голову, ведь он выше меня. Говорили мы о многом, учитывая, что не виделись и не общались несколько лет, и делали тоже многое, но сейчас не о том. – Может, стоит перестать убегать и остановиться? Дать себе возможность хотя бы на передышку? Дать себе шанс на относительно нормальную жизнь?
Что вообще является нормой? Домик с белым штакетником по периметру, золотистый ретривер, носящийся вокруг тебя, муж и дети? Слишком нормально для меня, я бы даже сказала, слишком сладко. Подобная жизнь свела бы меня с ума в короткие сроки. Может, есть какие-то определения этой чертовой нормальности?

+1

8

-полагаю, не прикопала, потому что любишь? – любуется ее эмоциональностью. Она так же хороша, как и в те давно пережитые годы: яркая, как лес глубокой осенью, теплая, как летнее солнце и уютная, словно теплый плед в снежную холодную зиму. Киру не забыть, ни  с кем не перепутать и не заменить. Он приобнял девушку, приложившись губами к ее виску. Можно ли дружить с девушкой? Видимо, можно, когда понимаешь, что другой жизни нет, а в этой их пути сходятся на короткое время и больше никому ничего не нужно. –Меня лето утомляет, на самом деле. Вообще, в Калифорнии слишком жарко, хотя бы на неделю оказаться там, где людям надоедает снег.

Тема клоунов, конечно, заняла свое место, страх этот скрыть парень не мог, как и окружающие не могла не отреагировать. Глупо и иррационально. – Вот ведь эта фобия распространенная, почему? – наверное, впервые задается таким вопросом. Почему клоуны некоторых пугают? Нет, это не жертвы масс-медиа, тогда и мороженщики далеко не самые приятные люди. Боится ли кто-нибудь мороженщиков? Или священников по известным причинам. – оооооо – протянул Райс, приподняв густые брови – это что я сейчас слышу? – он смотрит на Киру, понимает, что эта чертовка очень даже может найти такую игрушку и радостно ее подкинуть – Объявление войны? – снова пауза, а после широкая улыбка на лице. – Запомни, не я  это начал.

-Нет безобидных людей, а клоуны – это люди – с какой-то детской настойчивостью парировал Томас, но после добавил – Лиса, мама твоя права, от части. Смотри какой шарик подогнали – дернул за длинную ленту и подмигнул девчушке, та легко улыбнулась. Кажется лед тронулся. Перевел взгляд на Киру с негласным ликованием «ты видела-видела? Она мне улыбнулась».

У самого аттракциона Кира все-таки только ей присущей настойчивостью попыталась достучаться до давнего друга.
-нормальная жизнь. Я ее видел когда-нибудь? – он снова сжимает в ладони тонкие пальцы своей подруги, крепко, но не больно, будто боится прям сейчас потерять ее в круговороте развлекательных комплексов, в водовороте чужих жизней. Нормальная жизнь – то, что могли показывать в фильмах, которые он не смотрел? Нормальная жизнь у соседей или у учителя английского языка? Нормальная жизнь у Киры, которая дает прикоснуться к ней и ощутить себя нормальным – Ты думаешь я способен на нее? – с долей горечи в словах, с четким пониманием того, что и Кира не даст возможностей в своей жизни осесть – мне кажется, я порчу все. – На этих словах он снова натягивает улыбку и направляет девчонок на того самого дракона. – Давайте, не тушуйтесь! Боремся сегодня со своими страхами – отдает Кире 2 билета – я вас подожду тут. – этот аттракцион как раз предназначен для маленьких детей, небольшие подъемы и спуски, не самая высокая скорость, но многих пугает звук, с которым движется дракон и конструкции кажутся ветхими.

Музыка заполняла каждый уголок этого места и везде она была разной. Здесь, почти у самого циркового шатра  Томас слышал музыку, будто специально подобранную из американской истории ужасов, будто за стенами яркой вывески ожидает представление фриков. Уродство давно людей не пугает, спасибо кинематографу и отличному  людскому воображению. Сейчас, выпивая глоток за глотком холодную воду, Томас время от времени бросал взгляд на это место. Может стоит реально испытать себя? Даже если там клоуны. Почему же говорят, что клин клином вышибают?

Минут 5 Кира с дочерью кружили в ярком зеленом, каком-то мультяшном драконе, Томас за это время успел сделать на свой телефон пару кадров и один, когда девчонки шли к нему.
-Ну, что? Как вам? – этот вопрос скорее адресовался Алисе. Девочка улыбалась самой искренней детской улыбкой. – Страшно было? – он снова оборачивается к шатру, чтобы  коротко глянуть, а потом сообщает Кире.
-В общем, давайте теперь меня испытаем. – он кивает в сторону шатра, на вывеску входа большими броскими буквами было написано время представления. И судя по времени на дисплее телефона, представление начнется через 7 минут. – Как смотришь на то, чтобы держать меня за руку и, если понадобится, отбивать от клоунов? – он это говорит Лисе и тянет ей свою руку.

[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-03 08:34:34)

0

9

Очередь медленно, но, верно, продвигалась вперед, давая нам возможность лайтово поговорить по душам, не привлекая к сказанным фразам лишнего внимания. Наслаждалась я этим чувством одиночества в толпе, когда, казалось бы, ты стоишь в центре большого скопления людей, но в это же время ты – один. Райс чуть сильнее сжимает мою ладонь, и я вновь перевожу скользящий взгляд на него.
- Видеть ее не обязательно. – Теперь уже я стискиваю его пальцы, поджимая губы. – Я тоже не видела ее, всем семейством мы делали вид, что живем нормально, но были так далеки отсюда, как до луны и обратно. И мне внушали то, что все это нормально, что крики и рукоприкладство есть в каждой семье, просто о них не говорят, синяки не выставляют на показ, а психологические травмы не афишируют. – Тряхнув копной рыжих волос, я пожимаю плечами. – Никто не заставляет тебя жить по шаблону и четкому расписание, но постоянное бегство – тоже так себе выход.
Его следующий вопрос с явной горечью в голосе заставляет меня вспомнить один из тех моментов, которые стоило бы просто забыть. Помню, как сидела на кровати,  в пустой квартире, оставив в пороге небольшой рюкзак со всеми вещами, которые имела, укутавшись в теплый плед, и думала о том, что уже просто не способна жить так, как живут другие. Мне было так грустно от осознания, что не осталось в этом мире действительно близких мне людей. Так уж получилось, что все, с кем я сближалась до, были людьми, имеющими свои корыстные цели. Кто-то искал наживы, выгоды или жертву, этакую девочку для битья. От последнего пункта я сумела избавиться, не так быстро, как хотелось бы, но все же смогла перевернуть новую страницу своей жизни.
- Тебе просто надо найти цель, - произношу и понимаю, что не так уж это и просто, как звучит, - или якорь, который тебе позволит задержаться на одном месте дольше, чем обычно. – Опустив взгляд вниз, я невольно улыбнулась. – Я сама понятия не имею о том, что это такое – нормально, но делаю все, чтоб ее детство было не таким, как у меня или тебя. Может, так и проявляется эта нормальность? – Пожав плечами уже в какой раз, я на секунду кладу голову ему на плечо. – Не говори так. Ничего ты не портишь.
Убедить его в обратном сейчас могло только время, мне же это было не под силу. Слишком долго и упорно нам внушали нечто подобное, чтобы вот так легко и просто отказаться от навязчивой идеи собственной никчемности. Внезапно я задумалась о тех мечтах, прямиком из детства. Канада казалась мне сейчас чем-то далеким и непонятным, но манила возможностью начать жизнь сначала. Только представьте: выходишь на улицу, а там все белым бело, даже елки припорошённые. И ступаешь по этому скрипучему снегу, наслаждаясь тишиной и спокойствием, чувствуешь какое-то подобие умиротворения. Наклоняешься, зачерпываешь горсточку ладошкой и в горячих пальцах снежный ком ощущаешь. Внезапно захотелось окунуться в эту атмосферу.
Райс отправляет нас к драконам, чем вызывает широкую улыбку девочки. Я же делаю глубокий вдох, стараясь натянуть на лице маску какого-то необъяснимого счастья и безудержного веселья. Не знаю, сколько времени прошло со старта этого аттракциона, но радости моей не было предела, когда это вагончик, в форме диснеевского Беззубика все же остановился. Выросла я из подобного, что поделать?
- Беззубик милый, - произносит Лиса, когда Райс обращается к ней. Лямки синего комбинезона снова сползают с ее плеч, и я каким-то привычным действием поправляю их. Она оборачивается, смотря вновь на драконов, в том числе и на черного, рассматривая, чуть склонив голову. И в этом жесте я узнаю себя.
- Ты уверен, что стоит туда идти? – Вопросительно вскидываю бровь, смерив любопытным взглядом сначала парня, а после и шатер. Сначала слух, а после и боковое зрение замечает плачущее дитя, в футболке с рисунком под небо, под ногами которого лежал шарик мороженого. Рожок, к слову, был в руке. – Помни, что это может быть травмоопасно. Причем, не для тебя, а для них. – Кивком головы указываю в сторону шатра. – Подумай, хорошенько. – но мои лова пропускаются мимо ушей, и Лиса, пусть не сразу, но все же протягивает свою ладонь.

Отредактировано Kira Stertman (2022-09-02 15:53:16)

0

10

Билеты напечатанные зеленой краской (выглядели на манер старых трамвайных билетов) были куплены у самого входа у худощавого мужика размалеванного мимом. В отличии от клоунов мимы у Райса страха не вызывали,  хотя и оставались такими же непонятными. Почему люди вообще решили, что раскрашенная морда (улыбающаяся ли они или грустное и со слезами) это весело, интересно и достойно внимания, времени и потраченных денег. Ему. А как же ребенок? Мягкая маленькая ладонь утонула в грубых мужских пальцах, казалось, что он может ее раздавить, не применяя особо силы, как маленькую птичку с острова Хоккайдо. Томас с улыбкой наблюдал за рыжеволосой девчушкой искренность которой заряжала, умиляла и заставляла  забыть обо всем на свете в это самое конкретное время.

Внутри было не так много людей, как возможно, хотелось тем, кто этот шатер устанавливал и представлял зрителям программу. Большая круглая песчаная арена с высокими бортами, со стороны сцены огромные красные шторы, которые при имеющемся освещении больше виделись розовыми. Словно сеченный римский Колизей, здесь люди занимали свои места и воодушевленно ожидали представление. Это воодушевление было в основном в лицах детей, но так или иначе многие, в том числе и сам Райс, рядом с детьми вспоминают, какими сами были в их возрасте.
-Что-то не помню, чтобы мы в детстве посещали что-то подобное – мажет взглядом по миловидному лицу подруги, ее глаза горели огнями, отражая свет от ламп, так, что, казалось, можно увидеть жизнь в ее человеческом облике. Отводит взгляд, прочищает горло, будто молчал целый месяц и сейчас впервые должен что-то сказать – чего мне ждать от представления, как вы думаете? Я так хочу, чтобы этот вечер запомнился – чего тут думать было, представление клоунов тут не избежать, главное, чтобы не трогали Томаса в это часовую пытку.

Свет выключается на секунду, а во вторую ярко подсвечивается арена, на которой дрессировщик удерживал на поводке тигра. Большого. В холке он доходил худощавому невысокому мужику до бедер, почти по пояс. По залу прошелся гул удивления. Сам Томас с интересом стал наблюдать за происходящим. Он не был ни в цирке, ни в зоопарке. Так сложилось, что семье было по  большей части наплевать, а школу он посещал слишком редко, чтобы участвовать еще и в совместных поездках. Представление дрессировщика заняло около 10 минут, тот вывел следом еще одного тигра, заставляя хищных животных проходить полосу препятствий. Из всего увиденного именно это Томаса и впечатлит.
За этим шли гимнасты, рисковавшие своей жизнью едва ли не больше дрессировщика с первого выступления: трюки на высоте, демонстрируя какую-то нечеловеческую гибкость на арене, ловкость рук и обман зрения, все это заставляло людей удивленно ахать, где-то напугано реагировать на мнимую или не совсем мнимую опасность, но к концу с восхищением аплодировать. Финальным выступлением, конечно же, как и заявлено в программе, было выступление клоунов. Оно занимало добрых минут 20, которые ощущались скорее пыткой. Если сначала программы люди пугались и удивлялись, то теперь смеялись под абсурд показанных сцен и при такой же абсурдной аранжировки, напоминая музыку из всем известного мультика «Том и Джерри», где непременно кто-то кого-то должен пнуть, ударить или что-то отобрать. Парень мужественно собирался отсидеть все выступление до конца, больше внимания уделяя реакции и увлеченности происходящим на арене Киры и Лисы, ему казалось, что так, возможно, он отвлечется от собственного страха и поймет, чем вообще людей прельщает такой  вид искусства.  Может быть ему бы и хватило этого самого терпения, но одним из пунктов выступления стал интерактив с залом, это стало ясно, когда в зале вдруг включили свет и один из клоунов вышел за пределы арены. Томас даже не сомневался, что из большинства присутствующих ярче всех и заметнее – Кира с Алисой. Именно к ним направился клоун с нарисованной широкой улыбкой под веселую музыку. Рвануть со своего места хотелось сразу, он еще и сел с края, чтобы можно было легко выйти наружу,  но здесь успел только дернуться, как Кира взяла его за руку. Это лето запомнится надолго, сейчас оно казалось бесконечным и никак не кончалось.

Томас Райс – молодой человек 26 лет имеет реальную возможность сдохнуть в шатре на выступлении клоунов. 

[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-03 20:26:44)

0

11

Заняв места в первом ряду, я с долей скепсиса окинула взглядом собравшихся здесь и обстановку в целом. Цирке я не любила, и дело тут не в клоунах, а в животных. Мне всегда их было жаль, и это гнетущее чувство не давало мне спокойно смотреть или даже наслаждаться представлением, как это делали другие. Я ерзала на месте, и даже будучи маленькой искренне не понимала, чему ту можно восхищаться. Все потому, что однажды на мои глаза попался фильм о том, как этих бедолаг содержат в тесных клетках, практически постоянно. Вот так психика надломилась в какой-то день моего и без того не радужного детства.
-Я была на подобном однажды. – Произношу негромко, чтобы не привлекать внимания, когда свет только потух. Райс сидел ближе к выходу, потом сидела Лиса, и уже справа от нее я. – осталась не в восторге. – Признаюсь, кинув взгляд на малышку. Та смотрела с интересом, но вздрогнула, увидев животное. Оно и было понятно – хищник в такой близости от тебя, кого угодно бы напугал. Мы все иллюзорно верим в то, что в цирках безопасно и все животные находятся под контролем, но давайте не будем забывать о том, что истории известны случаи, когда эти самые животные нападали на своих же дрессировщиков или и вовсе, кидались в зал. Не смотря на возраст, мы все равно чувствуем подсознательную опасность, когда видим хищника – инстинкты, никуда не денешься.
Появление второго было встречено с таким же восторгом, как и предполагалось. Кто-то коротко взвизгнул, кто-то охнул, а кто-то – я, сидевшая с лицом скучающим, наблюдающим и мысленно отсчитывающим минуты. Скажу я вам, дракончик, который детская карусель, был поинтереснее. Следом вышли гимнасты. Я почувствовала, как Лиса поддалась вперед, желая увидеть все, рассмотреть все детали, и не смогла сдержать улыбки.
Я занималась акро-йогой, этакая смесь гимнастики и йоги, позволяющая тебе сконцентрироваться не только на своем дыхании, но и на своих действиях. Как показывает практика, голова и сознание в этот момент перезагружаются, а из мыслительного процесса уходят думы о проблемах и неприятностях. После занятия появляется ощущение какой-то легкости. А, может, это все потому, что ты, практически, находишься в воздухе, и удерживают тебя лишь руки твоей базы. 0Алиса попала на одно из таких занятий, ее даже с моего разрешения подбросили в воздух пару раз, чем вызвали неимоверный и неподдельный детский восторг. Стоит ли говорить, что через месяц мы начинаем занятия в студии художественной гимнастики? Думаю, что нет.
Несколько элементов были похожими на те, что делала я, разве что они находились в воздухе и падать им, куда дальше, чем мне. У меня была страховка – человек, готовый поймать или предотвратить падение. У них же не было даже обвязки. Интересно, согласилась ли бы я на подобное? Думаю, что нет. Они спускаются вниз, совершая уже трюки на земле, точнее, на песке, и вскоре уходят, уступая место финальным выступающим.
Клоуны. С их появлением я кинула взгляд на Томаса, убеждаясь в том, что он еще не сделала ноги из шатра. Нервозность явно проступила на его лице, и я лишь качнула головой. То, что они творили, наверное, было смешно детям или тем, кто находил в этом черты нелепости и веселья. Я же смотрела просто потому, что другого выхода не оставалось. Можно сказать, что сегодня дрессировщики и клоуны сравнялись в плане моей любви к данному виду искусства.
Внезапно свет в зале загорается, и клоун, перепрыгнув через небольшую ограду, выходит в зрительный зал, имитируя жестами, что кого-то ищет. Как и Райс, я молилась, чтобы нас обошли стороной, ноооо… Сжав руку Райса, я наклонилась чуть ближе, чтобы до детских ушей не долетело:
- Если станет хреново, то можешь выйти на свежий воздух. – Взглянув на него, я растянула губы в улыбке. – Если нет, то просто посиди здесь. – Передав ему в руки небольшой кожаный рюкзак, висевший все это время на моих плечах, я приняла протянутую мужскую ладонь клоуна, и вместе с Лисой отправилась в центр сцены. Ничего такого, к счастью, не произошло. Нас посадили, показали пару фокусов, одним из которого было появление кролика, вот только не из черного цилиндра, как водится, а из разноцветной шляпы кролика. После стандартный номер с платками, из рта, и  в конце сего действия нам выдали по воздушному шарику. Мой был в форме ромашки, у Лисы же – кролик.  Наше появление на сцене оказалось финальным номером, а потому, едва ли мы дошли под аплодисменты до своего места, как объявили окончание представления, и свет во всем шатре зажегся.
- Я горжусь тобой! – Говорю весьма честно и искренне, глядя на парня, которого постепенно отпускало.

Отредактировано Kira Stertman (2022-09-03 21:34:07)

0

12

Хотелось курить так, что пальцы дрожали в этом желании, а нервозность внутри звенела как натянутая струна, ныла так, что вот-вот лопнет, хлестко ударит по внутренностям  и тогда все самообладание сойдет на ней. Он достает пачку сигарет, когда Кира с Лисой были уже в центре арены, достает одну сигарету, нюхает крепкий табак. Как же хотелось курить. Эта мысль проедала тревогу, она зацикленной пластинкой пыталась занять все поле мыслей, и уводило страх куда-то за кулисы. Люди вокруг смеются, дети визжат от восторга, многие бы хотели быть на месте Лисы, на месте Киры. Но точно не Томас. Время тянулось вечностью, а по факту не больше 5 минут все это заняло. И когда девушка вернулась назад, он просто хватает ее за руку и вытягивает стремительно на улицу. Жара удушающая внутри шатра была не легче снаружи. Он вытащил из кармана зажигалку, и хотел было поджечь сигарету, но искра все не выдавало такой нужный огонек.

-Кира, помоги… - ему нужно было расслабиться, пусть даже если ребенок рядом. И Кира все понимала, но этот жест сыграл роковую шутку. Она приняла из рук Томаса зажигалку и пока помогала прикурить, потеряла Киру из виду всего на секунду…
Поток людей, что хлынул из шатра был таким интенсивным, что даже сама девочка не поняла, как ее понесло куда-то вперед, пару шагов и она уже держала за руку веселого клоуна. Он ей улыбался и вел куда-то вперед со словами:

-Я тебе могу показать новые фокусы. Ты видела живых драконов, родная? А у меня один такой есть и он исполняет мечты. – Лиса оглянулась назад, и не увидела никого знакомого. – А мама? Где мама? – тонкий голос терялся в шуме несмолкающих разговоров и смехов, в шуме работающих аттракционов и разномастной музыке. Все пестрило таким калейдоскопом разнообразия, что кружило голову у взрослого, что говорить про ребенка. Клоун сильнее сжал руку девочки, но промолчал на заданный Лисой вопрос, она еле поспевала за ним с мыслями «мама говорила, что клоуны хорошие. Клоун  смешит всех и дарит подарки. Может мама ждет у дракона?».

Кира, конечно, заметила пропажу ребенка быстрее, чем Томас, он сделал глубокую обжигающую затяжку, почувствовал легкость и мог бы выдохнуть медленно, смакую момент, но паника Киры захлестнула и его так быстро, что этим дымом он подавился. Кашлял, всматриваясь в проходящие мимо лица.
-Может в шатер зашла? Я проверю. Не уходи никуда! – парк аттракционов был настоящим лабиринтом городских улиц, только вместо жилых зданий тут различного рода аттракционы и люди приходят сюда отдыхать абсолютно не замечая чужих проблем. Томас влетел шатер, выронил сигаре где-то еще на услышанной панике в голосе Киры.
-Алиса! – внутри так же горел свет, но посетителей уже не было. Голос Томаса эхом прокатывался по помещению. –Алиса, ты тут? – он прошелся вдоль рядов, спустился к арене, заглядывая за возможные  места, где можно укрыться, а он не заметить девочки. –Алиса ! – уже его голос стал принимать ноты паники. В этом месте очень легко потеряться и ему уж точно не хотелось, чтобы запоминался этот вечер как  один из самых страшных в жизни.
-Все в порядки, сэр? – из-за кулис вышел мужчина с не до конца снятым гримом. Он непонимающе всматривался в чужую напряженную фигуру – нет. Вы не видели тут ребенка, лет 4-5, рыжая девочка, Алисой зовут. 
-Нет, все посетители вышли. Вы сами видите, что тут никого нет. Обратитесь к местной охране, они помогут разобраться. Тут часто дети теряются – после решил добавить – и находятся, конечно.

Томас ничего не ответил и выбежал на улицу, наивно полагая, что Кира будет ждать его на месте.
-Блядь! Да что за хуйня?  - он осмотрелся по сторонам. Ни Киру, ни Алису он не мог увидеть в кипящем потоке людей. Они растекались в абсолютно разных направлениях и в эту секунду он пожалел, что притащил девчонок именно в этот день. Он рванул вглубь парка, не уставая звать и Киру. И Алису. У одного работника парка в ростовой костюме собаки он поинтересовался об охране и полиции, он указал направление пританцовывая, пока нашел возможность связаться с теми, кто мог бы помочь найти пропавших, он успел опросить не двух и не трех работников, каждый из которых не мог покинуть свой пост и подробно объясняли куда пройти, только у некоторых эти направления не сходились.

Клоун вел Алису все дальше, пересек весь парк и покинул его пределы со входа работников парка, это был далеко не центральный. Музыка за спиной гремела, а впереди была пустошь, до дороге еще полкилометра пешком.
-Я хочу к маме – начала уставать девочка и хныкать. На этих словах Джон Гарлон – биологический отец Алисы, спрятавшись под толстый слой грима, под яркий разноцветный парик и такую же яркую клоунскую одежду. Мог бы его хоть кто-то узнать? Он бы сам себя не узнал в отражении. – Да заткнись ты! Она не мать тебе – грубо, больно схватил девочку из-за чего та сначала испугалась и в этом стразе оцепенела, а потом начала плакать. Плакала всю дорогу, пока не притащил девчонку к своему ржавому форду и не кинул ту на заднее сиденье к светловолосой женщине.
-Ну, милая, не плачь! Скоро ты приедешь домой и все будет хорошо, как и прежде – о каком прежде шла речь не понятно, но дорога точно повела бы не в дом Киры.
-Если ты ее сейчас не заткнешь – заткну ее я.
-Не плач, милая – блондинка – Эрин Мосс – наркоманка со стажем, любовница и подельник Джона Гарлона, гладила девочку по огненным волосам в попытках успокоить девчонку. Эрин и Джону нужны деньги, много денег, и ради получения желаемого они готовы пойти на все. Даже на похищение. Сейчас для них главное уехать подальше, спрятать девчонку, а потом уже звонить с требованиями. Джону казалось, что он продумал все до мелочей...
[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

0

13

Легкий порыв ветра приносит с собой приторный запах сладкой ваты и попкорна. Еще в детстве я любила эти сладости, а  сейчас и на дух не переношу. Возле шатра толпились люди, изучая афишу с расписанием ближайших выступлений, дети носились везде, в основном, нарезая круги, ловко ныряя под опорные тросы, играя в догонялки. Я окинула их каким-то особым взглядом, словно, вспомнила себя в этом прекрасном возрасте, когда все, чего тебе только хочется – это играть сутками напролет. И так было, до одного момента, пока родители не развелись и счастливому и безмятежному детству пришел конец.
- Ох. – Смотрю на Райса, безнадежно пытающегося дрожащими руками подкуриться, и качаю головой. Раньше я действительно боялась змей, но этот детский страх прошел, и я стала бояться людей. И не было для меня страшнее животного, чем человек, подбирающийся близко, чтобы ударить больнее, нанести урон и смотреть потом за тем, как ты себя по кускам собрать пытаешься. – Все же не стоило так испытывать себя. Ты знал, что даже из-за легкого испуга у человека вполне может остановиться сердце, чтобы мне тогда с тобой делать? - Произношу вполне спокойно и рассудительно, словно, мы вели какую-то светскую беседу или рассуждали о том, как хорошо погода этим летом. Одним ловким движением бросившего курильщика, которое заняло от силы пару секунд, я зажигаю огонь. Пока Райс подкуривается, я кидаю взгляд, чтобы обратиться к  Алисе, с рассказом о том, что курение вредит здоровью и это очень вредная привычка, но ее там не нахожу. И вот тут мое сердце пропускает удар. Я вижу ситуацию, но не понимаю того, что вижу. Словно связь оборвалась.
- Лиса?! – Мой крик утонул в гуле людских голосов, никто даже не обратил внимание на него. Я осматриваю толпу блуждающих рядом, а после поднимаю глаза, выискивая чертов красный шарик, но все без толку, таких тут десятки, если не сотни. Паника медленно, но верно начинает подниматься где-то внутри, заполняя собой каждый участок моего тела и сознания. Картер как-то в шутку назвал меня «курицей-наседкой», ибо я всегда знала, где и что делает Алиса, оберегала и защищала ее, зная о том, что ей пришлось пережить в своей столь короткой жизни, но стоило мне отвлечься…
Райс уходит проверять шатер, но что-то внутри сидящее, кричало, что ее нигде нет. Он просил остаться меня здесь, но могли ли я стоять на месте? Пробираясь сквозь толпу, я двигаюсь к ближайшему павильону с игрушками и мыльными пузырями, но уже на подходе, вижу, что ее там нет. На ходу достаю смартфон, снимая блокировку экрана, чтобы показать фотографию, но ответ отрицательный. Это повторяется и во второй палатке, а после и в третьей. Слишком многолюдно сегодня, слишком много ярких цветов, чтобы девочка с рыжими волосами могла привлечь к себе внимание. И ее стеснительность могла сейчас сыграть злую шутку.
Девочка могла стоять посреди всей этой толпы, испытывая чувство страха, и бояться элементарно попросить о помощи. На днях мы разговаривали об этом, но ее так быстро не исправить и не излечить. В глубине души сидела надежда на то, что найдется какая-то добрая женщина, заметит ребенка в толпе и в беде и сделает так, как должно быть правильно, а не просто пройдет мимо, подумав, что это не ее проблемы. Безразличие и равнодушие сейчас сплошь и рядом и люди порой платят высокие цены за сие проявление современного мира. 
- В парке есть система оповещения? Либо охрана? Охрана у вас же должна быть, правильно?  – Спрашиваю у одного из работников фудкорта, едва ли сдерживая себя и свои эмоции. Мужчина за прилавком на вид чуть старше меня, светлые волосы слишком сильно выгорели на солнце, становясь практически белыми. Его глаза внимательно рассматривают меня, а после каким-то ленивым взмахом руки он указывает в сторону центральной площади. И, правда, когда мы проходили мимо, то я обратила внимание на небольшое строение с надписью, выведенной красными буквами – «Администрация парка».
Словно в лесу идешь через ветки и кустарники, так и сейчас приходиться проходить через людей, которые никуда не торопятся и ускоряться не собираются. У меня же сейчас каждая минута была на счету. Достав из кармана телефон, я набираю Райса:
- Ты нашел ее? – Я спрашиваю сразу, как длинные гудки обрываются, а в трубке слышу отголоски тех звуков, что раздавались по всему парку – эта гребенная мелодия теперь и мне будет являться в ночных кошмарах. Затаив дыхание, я ждала ответа, но услышанное меня никак не обрадовало. – Я на центральной площади, здание администрации.
Не говоря более ничего, кладу трубку, открывая дверь. Система кондиционирования гоняла по зданию прохладный воздух, который как-то охладил не только разгоряченное тело, но и не менее разгоряченные эмоции. Я была вся на взводе, сидела на пороховой бочке, и стоит сейчас чему высечь искру, как взрыв был неминуем. Какая-то часть здравого смысла твердила мне, что возможно, с Лисой сейчас все хорошо, и она просто где-то посреди толпы, и не может найти место, откуда толпа, словно волна во время цунами, подхватила ее, но голос был слишком слаб, а реальность – жестока.
- У меня пропал ребенок. – Произношу, и все самообладание, появившееся мгновение назад, разбивается, а на глаза выступают слезы. Глубокий вдох и медленный выдох. Губы начинают дрожать, и отведя взгляд в сторону, я снова попыталась взять себя в руки. – Мы были возле шатра с клоунами, когда она затерялась в толпе. - Девушка, сидящая за стойкой, дает мне чистый лист и просит написать данные. Память подталкивает мне то, как мы собирались утром, ожидая Томаса: как надевала синий комбинезон поверх белой футболки; как заплетали непослушные вьющиеся рыжие волосы в косы, вплетая в них голубые ленты; как уже у входа она с упорством завязывала шнурки на кедах.
Спустя пару минут после появление Райса, по всему парку, из динамиков, висящих на столбах, углах павильонов, женский голос четким и ровным голосом сообщал о пропавшей девочке. И этот звук эхом отражался в моей черепной коробке. Я сидела на стуле в приемной, выкручивала пальцы, ощущая, как те постепенно немели, превращаясь в ледышки. Прямо сейчас охранники прочесывали весь парк, проверяя всевозможные закутки, а полиция уже была на половине пути сюда. Со слов Сидни – той самой, что встретила меня и любезно предложила стакан воды, так и оставшийся нетронутым, это стандартный протокол при подобных ситуациях. Она что-то говорила, пыталась еще как-то успокоить, но слова пролетали мимо меня.
- Дай мне эти чертовы сигареты. – Обращаюсь к Райсу севшим голосом, лишенным чувств и каких-либо эмоции. Они будут потом, когда Алиса будет рядом. Тогда я позволю себе слезы, возможно даже истерику, буду обвинять себя в собственной беспечности, прокручивая ситуацию раз за разом, и прося у ребенка прощения, повторять, что такого больше не случится. А сейчас только трезвая голова и холодный рассудок. Пачка и зажигалка в моих руках, и выйдя на улицу, я отхожу всего на пару метров от здания, наплевав на остальных, мимо проходящих людей. Подкуриваю и первая затяжка приносит головокружение и легкий приступ тошноты. Слишком крепки для меня, но сейчас это было весьма кстати.
- Я учила ее, что делать, если вдруг потеряешься в толпе. – Произношу, выдыхая облако дыма. – Рассказывала и учила с ней адрес и номер моего телефона, чтобы была возможность связаться со мной. Прикрыв глаза, я подняла голову вверх, смотря на безоблачное голубое небо. Открыв глаза, я ловлю на себе его взгляд и качаю головой. – Не надо, Райс. – Я знаю, что он хочет сказать, и вновь мотаю головой туда-сюда. – Здесь виноваты оба, не ты один. С ней все будет хорошо. – И голос сперва звучит уверенно. – Все будет хорошо. – И тут уже от прошлого чувства не остается и следа. – Ее же найдут, да? – Теперь уже мои руки дрожали, пока я стискивала пальцами эту сигарету. И ощущала себя сейчас как тот заключенный, что сидит и ждет своего приговора – смертная казнь или все же свобода? – Ее найдут, - в моем исполнении это уже звучит, как мантра, - она будет немного испугана, мы поедем домой и закончим вечер просмотром ее любимого мультика. Будет именно так.

+1

14

По трассе внедорожник ехал минут 10 на север, после съехал на  грунтовую дорогу, все дальше углубляясь в калифорнийские просторы. Гарлон увозил Алису из штата на ранчо одного своего знакомого. Тот знакомый не знал, что Гарлон собирался сделать, но не успел к этому времени продать дом своих недавно умерших родителей. Наркоманам нельзя ничего рассказывать, в любой тайне и чужой проблеме найдут возможность. Алиса плакала беззвучно полдороги, пока не уснула забившись в угол к двери, подальше от Эрин. Ее запах смутно ассоциировался с чем-то опасным и неприятным. До места добрались уже глубокой ночью, Гарлон схватил девчонку за руку и буквально выволок из машины не заботясь о том, что та только что спала. Она упала, разодрала колени о землю, начала плакать, чем еще больше раздражала мужчину:
-Да, блядь, в кого ты такая? Хнычешь постоянно! – приволок в дом и толкнул на диван. Девочка как не пыталась взять себя в руки, все-равно продолжала плакать, чем пугала еще и Эрин – А ее не услышат? – вопрос, который еще больше разозлись мужчину. Он тряхнул девочку и глядя ей в глаза хладнокровно предупредил – если ты рот свой не закроешь, то закрою его тебе я – ей было страшно, Эрин, может быть, еще имея под кумаром наркотического опьянения что-то человеческое, снова обняла девочку и в этот раз рыжая прижалась, ища у незнакомки защиты.
-Звонить будем завтра. Теперь спать ложитесь – Гарлон поднялся наверх, оставив  Эрин разбираться самой.
К этому моменту полиция взяла показания у Киры и у Томаса. Как бы не хотелось иметь дел с полицией, здесь не было иного выхода. Информация с утра будет дана в газеты и к утру будут готовы листовки, с фотографией Алисы. Сразу же как полицейский участок покинули, Томас с Кирой еще поколесили  ночные улицы, в надежде, что девочка просто-напросто потерялась и ее сейчас найдут. Сама полиция  в первый день не придала большого значения пропаже ребенка. Дети теряются часто и так же часто находятся. Запросили запись с камер из службы безопасности парка, собрали показания и на этом уехали. Кира не могла найти себе места, а Томас хоть и не говорил ничего, чувствовал себя виноватым. Если бы она не отпустила руку девочки всего на пару секунд из-за его просьбы, если бы сам следил за девочкой, что ему мешало на нее смотреть, да и давно пора бросать курить.
-Кира – голос осипший, тяжелый, цеплялся за язык и неподъемную тишину в салоне – Прости – видеть слезы давней подруги тяжело, быть виновным в этих слезах еще тяжелее. – Мы найдем ее. – Они сегодня не сомкнут глаз, Томас не оставит Киру ни на минуту. Он даже и не думал ехать домой, даже если подруга попросит уехать.
Ночь Алиса провела с Эрин на диване в гостиной. Утром Эрин встала раньше, прошерстила все шкафы на кухне и выключенный холодильник. Здесь не было ни капли еды. На носочках, чтобы не разбудить Алису, женщина поднялась наверх к Джону. Тот все еще спал и даже яркие лучи солнца падающие на его щетинистую рожу, не мешали крепкому сну.
-Джон – она подергала его по плечу – Джон! – он повернулся на другой бок и промямлись – Что надо?
-Здесь нет ни воды, ни еды. Нам девочку то покормить надо. – что-то его разозлило так, что он вскочил с кровати и  грубо с криками вытолкал Эрин из комнаты, угрожая той запереть ее вместе с мелкой девкой в подвале. Эрин была на взводе. Ей нужна была доза, ей было не понятно, почему Джон с ней так переменился со вчерашнего вечера.
-А ну открой, блядь! – она долбила ногами в закрытую дверь. И это разбудило Алису. Девочка посмотрела по сторонам, поняв, что она одна, попыталась выйти через входную дверь и сбежать, но она была заперта. Наверх подниматься было опасно, она пробежалась по гостиной и кухне, подергала двери и только одна поддалась, спустилась вниз по лестнице и забилась в угол. Прошло минут 10, прежде чем девочка услышала, как Эрин кричит, что девчонка сбежала! Потасовка, суета, крики Джона.
Алису нашли в подвале через часа 2, Джон собирался девчонке сломать ноги, чтобы та даже не думала двигаться, но вовремя опомнился, всего один удар отрезвил его. Он связал девчонку в подвале, привязал ее к балке и так оставил со словами – может крысы тебя тут сожрут за твое плохое поведение
Позвонил Кире Джон спустя 4 часа, когда был в городе. У него был номер ее мобильного телефона, сам звонил из телефона-автомата. Гудок второй-третий, ему казалось прошлая целая вечность прежде чем услышал уставший женский голос.
-Привет, Кира – могли ли она узнать его? В парке аттракционов точно бы никто не узнал, с тем гримом, который полностью изменил его внешность. – Не будем терять время на ненужные разговоры. Твоя дочь у меня. Тихо-тихо, с ней пока все нормально, но будь уверена, если ты подключишь копов, я ее убью. Мне терять-то нечего, понимаешь? – его речь была торопливой, даже суетливой, ему как и Эрин не хватало дозы. Где ее брать и на что? – Мне нужны деньги. Крупная сумма денег.  400 тыс.далларов. – назвал сумму долга, понял, что этого мало, добавил – 700 тыс. долларов. Я знаю, что ты сможешь найти эту сумму. Сутки на то, чтобы деньги собрать. И я тебе в это же время перезвоню. – не дав той и слова вставить, он прервал звонок, поставив синюю трубку  телефона-автомата на место.

[NIC]Thomas Rice[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/XLeUwHU.png[/AVA]
[SGN]...[/SGN]
[LZ1]ТОМАС РАЙС, 26 y.o.
profession: безработный;
[/LZ1]

Отредактировано Mark Ruiz (2022-09-25 21:34:42)

0

15

Вот только ни через час, ни через два, и тем более через три, никаких новостей о местонахождении Лисы не было, и эта неизвестность сводила меня с ума. Все, что мне оставалось делать – это отвечать на вопросы полиции, рассказывая одно и то же по кругу, словно, я могла сказать что-то новое, но, если бы…Я уже раз за разом прокрутила в голове произошедшее, сотни тысяч раз обвинила себя в том, что не уберегла девочку. Где-то в перерыве между очередной порцией вопросов, я сделала телефонный звонок:
- Картер? – Мой голос звучит негромко и надломлено, что заставляет мужчину оборвать разговор с кем-то на заднем фоне и переключить свое внимание на меня. – Мне нужна помощь. Алиса пропала.
Еще до того, как я и Томас вернулись в пустой дом, пожарный департамент и пожарные части, расположенные в ближайших районах от места пропажи, уже были уведомлены о рыжеволосой девочке. Алиса часто бывала со мной в части, ведь брат и сестра семейства Северайд были ее крестными родителями, и оставалась какая-то надежда на то, что увидев людей в форме, она обратиться к ним, назовет свое имя и адрес дома. Все уверяли меня в том, что надо подождать, но ожидание разрывало сердце и душу.
Не более часа спустя, в доме появились полицейские с обыском. Стандартная процедура предполагала осмотр жилища, поиск возможных улик на тот случай, если пропажа девочки – чистой воды инсценировка. Все, что мне оставалось делать, это стоять у окна, опираясь спиной о дверь, ведущую на задний двор, и наблюдать, кусая губы, отказываясь верить в реальность произошедшего. Не слыша и не вникая в детали того сумасшедшего дома, я полностью погрузилась в свои мысли, крутя в голове последний миг, когда чувствовала детскую ладонь в своей руке, и когда последний раз видела малышку своими собственными глазами.
Новостей не было и ближе к ночи, когда факт того, что Лиса не просто затерялась в толпе, снующей по парку аттракционов, стал очевидным. Мой дом, наконец, покинули все эти люди в форме, превратив тот небольшой беспорядок, царящий в доме, где есть дети, в настоящий хаос, взяв и собрав при этом все необходимое для дальнейших экспертиз. Меня заверили, что с утра, как можно раньше, начнутся поисковые мероприятия, а ко мне снова нагрянут патрульные, но уже цели их визита будут зависеть от того, какие выводы сделают эксперты.
Сидя на самом краешке дивана, плотно сжимая кулаки, чтобы спрятать дрожащие пальцы, ночь прошла мимо меня. Том отправлял меня спать, но разве смогла бы я закрыть глаза, не зная жив ли вообще мой ребенок? Первые двадцать четыре часа с момента пропажи или похищения – решающие. Если похититель не выйдет на связь или девочка сама не даст знать о своем местоположении, то ничего хорошего в дальнейшем знать не стоило. Естественно, я надеялась на лучшее, но какой-то частью своей души готовилась к худшему.
Утро и мерзкий мелкий дождь заморосил на улице, словно, в масть к моему состоянию. Глаза болели, и чувствовалась общая усталость, но это было несравнимо с переживаниями и тревогами, бушующими в голове. Полицейский действительно появился на моем пороге и дверь ему открывал Томас. Я сперва подскочила с места, на какой-то радостной ноте, но почти тут же обмякла обратно, поняв, что Алисы с ним не было.
- На камерах видеонаблюдения было видно, как девочка, схожая с данными вами описанием, покинула пределы парка с мужчиной. – Он присел на противоположный край дивана, протягивая мне распечатанный кадр. На нем действительно была Алиса и… Клоун? Бровь сама изогнулась вопросительно.
- Да, это Алиса. Еще какие-то новости есть? – Я сглотнула ком прежде, чем смогла произнести хоть слово. Голос показался сухим, как шелест осенней травы под ногами. Состояние эмоционального выгорания было мне не по нраву, но всяко лучше, чем биться в слезах и истерике.
- Машина без номеров, в которую ее посадили. – Очередной кадр на бумаге и я отрицательно мотаю головой, кинув спешный взгляд. – Что же… - Он замялся, а после открыто посмотрел мне в глаза. – Я знаю, что вас вчера опрашивали, но давайте сделаем это еще раз. – Прикрыла глаза – вот, вся моя реакция на подобное. – Вчера вы были под эмоциями, сейчас, я знаю, тоже, но есть шанс, что в голову придет что-то еще.
Именно в середине этого самого интервью, мой телефон и часы в унисон уведомили о новом ходящем звонке с неизвестного номера. Определитель номера, установленный мной, не сработал, и это заставило нахмуриться, что, конечно же, не укрылось от детектива Гранта. Он как-то заметно оживился, записывая до этого односложные ответы, произнесенные без какого-либо желания.
- Подождите, когда я скажу, ответите, - он достал свой смартфон, положив его на стол. Только чуть позже я замечу, что он предусмотрительно включил звукозапись. – Поставьте на громкую связь.
- Стертман. – Произношу, пока нажатием на экран выполняю команды детектива. И все то, что я слышу, пробивается сквозь мое сознание, как через толщу воды, но, вот, угроза убийства отрезвила так, как ведро ледяной воды не справилось бы  с этой задачей. Я впервые с диким страхом в глазах посмотрела сначала на детектива, а после вцепилась в руку Томаса. Я даже слова сказать не успела прежде, чем звонок прервался. – Они ее убьют…
- Мисс Стертман, они не знают, что я здесь. – Он произнес это так, словно с очевидностью этого не поспоришь. – Они не знают о том, что благодаря, кх-хм, - он замялся, явно недовольный чем-то, - вашим стараниям ее ищут еще и пожарные. А все это значит, что за вами или вашим домом не ведется слежка.
Он оставляет нас, чтобы сделать несколько телефонных звонков, а я же действительно задумываюсь над его словами. Полиция была здесь весь вчерашний вечер, а патрульные машины стояли прямо возле моего дома. Сейчас детектив был в штатском, и что-то подсказывало мне, что и машина была гражданская, без опознавательных знаков. Доля логики в его словах была.
- Что насчет денег? – Внезапно спрашивает он, вырывая из раздумий. – Вы действительно располагаете такой суммой? Это довольно много для, - он открыл блокнот, снова сверяясь с данными, которые я указала, - дизайнера.
- Полгода назад я выполнила несколько крупных проектов и вся оплата за них была переведена на банковский счет, так же постоянны доходы от заказов студии. Если брать в расчет залог дома и срочную продажу машины, то я могу набрать эту сумму, но… - Я устало потерла виски, а после и переносицу, чувствуя, как слезы норовят отодвинуть мыслительную деятельность на задний план и прорваться вперед. – Я не успею в указанный срок.

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » peace at last


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно