– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » northern tribe


northern tribe

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

northern tribe

рыбак и шелка
https://i.imgur.com/CY4iWOf.gif https://i.imgur.com/TCdMc5f.gif https://i.imgur.com/kmgEX1y.jpg https://i.imgur.com/awprJ7P.gif https://i.imgur.com/nHuxcVL.gif

Сколько над вами неба — столько у нас глубины. В ней силуэты и тени древних чудовищ видны. Музыка жизни, космос в полутонах. В этих кружевах все узоры на своих местах. Но человек в море в крохотной скорлупе, Будто места своего найти не успел. Ему теперь вовек служить своему костру. В панике выбивать искру из всего вокруг. (с) Грот - Баллада о северном племени.

немного истории и образ

[LZ1]Мойна, 143 - 22 y.o.
profession: мифическео существо - шелка;[/LZ1]

[NIC]Мойна[/NIC]
[AVA]https://i.ibb.co/F43Lg8P/4s5k6Yn.png[/AVA]
[SGN]....[/SGN]

Отредактировано Telma Ortega (2021-09-02 11:28:13)

+1

2

Давным-давно рождалась в каждом доме этого сурового мира сказка. Сказка о волшебных существах, которые обитают в водах жесткого и холодного моря. Волны его разбиваются о скалы, бушующим ветром раздувая силу и поглощая энергию. Океан опаснее, он таит в себе столько тайн, которые хватит на поколения вперед. Но лишь одно сказание трепещет в сердцах юных дев, что смотрят на отцов и внимают каждому слову. Сказки о прекрасных существах под названием шелка. Морское чудовище. Морская богиня. Как только не называют этих творений. Кто-то боится их, а кто-то мечтает хоть однажды встретить. Всматриваются в глаза проходящих девушек, стремясь увидеть в них отражение океанского холода. Рассказывают, что данное было дано им в наказание. Изгнаны в океаны и моря, вынужденные метаться между двух миров. Кареглазые девушки и юноши, которые раз в девять ночей могут выбираться на берег, становясь обычным человеком. Но, тот кто найдет шкуру шелки, может заманить ее к себе. Взять в жены или мужья и никогда не отпускать в свой мир. Без шкуры не может существо превратиться обратно и уплыть. Но такие союзы не могут существовать долго, ведь разделены они навечно тягой. Живут в разных мирах, хоть и могут существовать какое-то время рядом. Легенда гласит, что кареглазые девушки чаще могут быть именно теми, кого люди так издавна ищут. Но никто не натыкался на шелок многие поколения, передавая эту информацию лишь из уст в уста, заставляя сердца биться чаще.
      Холодные волны разбиваются о скалы, пенится и бурлит, словно весь мир взбунтовался против рыбаков, которые собрались на берегу. Суровый мир, в котором выживали сильнейшие. Холод, который пробирал до костей и капли, попадающие на одежду тех, кто был не так осторожен. Сети, разбросанные по всему периметру берега и дальше. Здесь крайне редко можно было встретить девушку или женщину, это была территория суровых мужчин, которые выбирались для рыбной охоты, дабы прокормить свои семьи. Тюлени и касатки были им соперниками, что подплывали так близко, дабы поохотиться на рыбу. Два мира, земной и водный сталкивались здесь слишком близко, порой унося жизни то одного представителя, то другого. Жестокая жизнь, в которой выживал сильнейший.
    Громкие крики рыбаков, грубый мужской голос, что перекликался между собой. На берегу была какая-то суета, которая не позволяла людям увидеть любопытное существо, подплывающее с правой стороны к скалам. Тюленья морда медленно поднималась из темноты морской глади. Обычно эти существа так себя не ведут, но это было необычное животное. Вот уже плавники превращаются в руки, касаясь поверхности скалы, что не окроплена холодной водой. Тонкие пальчики скользят по камню, приподнимая тело. Юная дева смотрит на земной мир карими глазами. Блуждает по рыбакам, которые пытаются поймать себе пропитание. Толстый хвост, покрытый тюленьей кожей, мягко покачивается под темной гладью, выдавая в девушке мифическое существо. Темные каштановые волосы спадают мокрыми прядями по лицу. Взгляд ее обеспокоен, она скалится, но успокаивается, понимая, что среди пойманной добычи нет ее сородичей. Очень часто случаи стали повторяться. Сети, раскиданные по всему периметру берега, становились ловушками не только для рыб, но и для шелок. Люди расширяют свои владения, и это становилось страшным предвестником беды для целого племени, живущего во льдах дальше от берега. Мир меняется, все становится слишком печальным и страшным. Дева смотрит внимательно, изучая каждого рыбака. Испокон веков они могли вызывать штормы и переворачивать лодки, что и делали когда человек подходил слишком близко к местам их обитания. По сути своей добрые существа вынуждены были превратиться в жестоких убийц, когда речь шла о выживании. Молоденькая шелка не была на человеческом берегу ни разу. Она лишь слышала рассказы тех, кто ее воспитал. Сказания о том, как там опасно. Как жестоки и хладнокровны люди. Их существование завязано лишь на пропитании и для них тюлени – это мясо, жир и шкура, из которой можно было сделать одежду. Но сейчас эта малышка с непередаваемым интересом наблюдала за происходящим на берегу. Она высунулась практически полностью в тот самый момент. Когда один из ближайших рыбаков не столкнулся с ней взглядом.
    Немой крик удивления замер на его устах, давая возможность шелке оттолкнуться от берега и исчезнуть в темноте морской глади, снова превращаясь в тюленя. Холодная лишь волна ударила о берег, пуская пенную воду в глаза тому, кто внимательно следил за ней. Уплыть как можно дальше. В тот мир, где шелка была в безопасности. Погрузиться в холодный мир, который для нее был домом. Она не знала о том, как родилась, помнила лишь, что ее воспитали и научили всему. Огромные ледники, что поднимались скалами, стали для ее племени домом. Там они могли не скрываться, там они могли выходить на сушу, передвигаться на своих двоих и охотится в глубинах морского дна. Небольшие юрты были для них домом, а этот огромный мир смотрел на них, не веря тому, что мифы¸ передаваемые людьми, оказались былью. Невероятной былью таинственного северного племени.

[LZ1]Мойна, 143 - 22 y.o.
profession: мифическео существо - шелка;[/LZ1]

[NIC]Мойна[/NIC]
[AVA]https://i.ibb.co/F43Lg8P/4s5k6Yn.png[/AVA]
[SGN]....[/SGN]

+1

3

Аллен никогда не верил в сказки, хотя прекрасно помнит, как в пургу и вьюгу его мать заботливо укутывала малыша-Аллена в плед, сажала на колени и раскачивалась на кресле-качалке, напивая песни с мифологическими сюжетами. Смысл половины из них с годами исчез из памяти мужчины, но легенду о щелках он помнит по сей день. Аллен родился в многодетной семье, но из всего семейства в живых остался только он: мать и отец прожили долгую жизнь, умерли от старости, старший брат разбился, упав со скалы, а младший утонул. Все братья - рыбаки, включая и самого Аллена. Наверное, именно по этому он отлично знает сказы о щелках: присядут иной раз где-нибудь в тепле, да с кружкой местной бормотухи и начнут фантазировать на тему невероятно красивых, но диких и непонятных существ в тюленьей шкуре. Обычно такие рассказы заканчивались темой не для ушей молодых девушек и громким похабным смехом, но Аллен никогда не смеялся над такими шутками. Для него легенды о щелках были темой святой и неприступной, напоминающей уют родного дома, полного света, тепла и заботы. Как жаль, что не изобрели инструмент для возврата в прошлое, машина времени - что-то из разряда фантастики, иначе Аллен остался бы в своем пятнадцатилетнем возрасте, когда он уже мог и помогать отцу, рыбача вместе с ним, и был уже достаточно взрослым и развитым.
Теперь же Аллен живет в маленькой хижинке, оставшейся ему по наследству, пытаясь прокормить двоих детей: шестилетнего Ирвина и одиннадцатилетнюю Майу. Их мать скоропостижно ушла в иной мир в прошлом году. С тех пор каждый день Аллен борется со своей одинокой судьбой, уходя к воде чуть взойдут лучи солнца, и возвращаясь уже в сумерках. Майа переняла на себя роль матери и хозяйки, пытаясь помочь главе семейства, обустраивая быт по-женски настолько хорошо, насколько позволяет ей ее маленький опыт. Прежде чем уйти на покой, их мать постаралась обучить всем навыкам, необходимым для выживания в этой жизни, да не успела - болезнь сожрала ее хрупкое, худое тельце за считанные дни.
Когда Аллен, уставший и обессиленный, приходил домой, Майа тут же стягивала с него холодную плотную одежду, подавала домашние тапки и накрывала на стол, на котором обычно стояла рыба в разных ее вариациях. Перед тем, как приступить к еде, каждый из них благодарил всевышнего за пройденный день, за пропитание и кров над головой, а потом приходила очередь Аллена укладывать своих детей ко сну. Вот тогда-то он и вспоминал те легенды, рассказанные его матерью, о мифических морских существах и с удовольствием пересказывал их своим детям. Так он чувствовал себя в безопасности, теплоте, ощущал веяния той давней далекой поры, когда и сам был маленьким и счастливым.
Следом пришел новый день. И он ничем не отличался бы от остальных, если бы не маленькое удивительное событие. Аллен раскидывал сети, его тело постоянно было в движение, на длинной бороде застыл иней. Мужчина с ранних лет привык к физическому труду, и его отголоски в форме болей в спине, шее и ногах, уже не замечались. Он работал не покладая рук, когда решил, что стоит сделать паузу и закурил, отойдя от лодок подальше, посматривая по сторонам и наблюдая за процессом. Вдруг его внимание зацепила небольшая скала, из которой выглядывали два любопытных человеческих карих глаза.  Курительная трубка в зубах Аллена пошатнулась и чуть было не упала. Он оторопел мысленно, но физически непроизвольно сделал уже пару шагов навстречу непонятному для него существу. Пена морская, буйные волны - всё, что он смог увидеть. Аллен постарался побыстрее протереть глаза от едкой воды, а когда перестал щуриться, существа и след простыл. Кто знает, показалось ли ему? Дым от трубки? Силуэт от скалы? А может просто маленький тюлень, забредший далеко, запутавшись в морском пути. Так или иначе, но работать в тот день Аллен так и не смог, а вечером осмелился рассказать мужикам об увиденном, и оказался высмеянным. - Т-ю-ю-ю! Баба тебе нужна, Аллен! Негоже во вдовцах ходить и о женском теле не зарекаться. Вот тебе звоночек. - гул стоял, не унимаясь.
Всю ночь Аллен не спал - мучила ужасная бессонница. Как только закрывал глаза он, видел будто воочию большие карие глаза, женские хрупкие плечи и длинные темные волосы. Каждый раз пытался он догнать морскую красавицу, но всякий раз тонул, едва его ноги касались воды...
На следующий день отправился Аллен рыбачить в открытую воду. Сел в лодку, кинул внутрь сети, да удочки, немного провизии на день и отправился в путь. Все шло по плану до определенного момента, но ввиду отсутствия сна Аллен был медлительнее, чем обычно и потерял сноровку, не заметив как быстро сменилась ясная погода. Обманчивый штиль в одночасье превратился в сильную бурю, необъятную стихию. Аллен поджал губы, быстро спрятал сети, не посмотрев, что в них, и попытался развернуть лодку. Резкое движение оказалось лишним, губительным, а до берега было еще далеко. Маленькое, небезопасное судно перевернулось с такой легкостью, будто на него кто-то подул и легонечко пнул. Аллен ушел под воду вместе с лодкой, однако успел ухватиться за доски, но яростная могучая волна ловко разлучила его руки и плот. "Плюх!" Вода залилась Аллену в уши, ноздри - холодная, прямо-таки ледяная, парализующая конечности, движения и мысли. Отчаянно мужчина пытался плыть, выжить ради своих деток, но если руки его еще функционировали, то ноги уже слушаться отказывались. Аллен уже не чувствовал конечности - казалось, что тело его превратилось в огромный булыжник, тащащий его ко дну морскому. Он отбивался из последних сил - сильный мужчина, высокий, выносливый, но абсолютно беспомощный перед стихией. Волны хлестали его щеки, словно пощечины, не давали спуску, не давали передохнуть. Аллен добрался до кусочка маленькой скалы, торчащей в воде, ухватился - уж думал спасся, но не тут-то было, не скала это была вовсе! Словно мираж в пустыне, Аллен видел в непроглядной морской мгле иллюзии - разум отказался поддержать его в эту трудную минуту и покинул заочно. Посреди воды бултыхалось только тело. Тело, уходящее ко дну. Ален уже не пытался грести, он запрокинул голову назад и отважно принял свою судьбу. Там, куда он попадет, ему снова будут читать сказки, вновь окутают теплотой и лаской, и ему не придется бороться за выживание каждый божий день.

[NIC]АЛЛЕН[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/xxxT98T.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЛЕН, 37 y.o.
profession: рыбак[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

Отредактировано Lexus Humphrey (2021-09-05 20:50:51)

+1

4

Холодный океан простирается на несколько тысяч километров, упираясь в скалы ледников. Безжизненный мир, в котором невозможно найти свое пристанище. Люди, что ухитряются жить на берегах этого жестокого океана смелые, сильные. Слабые здесь не выживают, сама природа убивает тех, кто недостаточно вынослив, дабы прожить здесь. Нет в этом мире практически техники, которая могла бы помочь людям. Нет той роскоши, которой могут похвастаться обитатели других континентов. Здесь каждый день – это выживание, борьба с голодом и холодом. Закрываешь глаза и не знаешь. Проснешься ты или нет, замерзнув от холода насмерть. Костры, которые не гасли практически никогда, подпитывая жизнь тех, кто являлся жителями суши. Но как бы ни была жестока природа, человека больше. Он подстраивается по эту жизнь, приспосабливается. Строит новые приспособления для облегчения своей жизни, более мощные лодки, которые позволяют им уплывать дальше, где прячутся косяки рыб. Заходят на территорию охоты касаток и тюленей. Некогда неизведанная земля человеком, теперь же скопление рыбаков, которые вытесняют и уничтожают коренное население этого сурового мира.
    Сколько себя помнила Мойна, ей твердили о том, что люди жестоки, что люди опасны. И пусть они так похожи на них, они совершенно разные. Полярно. Как холод и огонь. Как свет и тьма. Среди них только лишь охотники и рыбаки, которые убивают ради пропитания. Будучи юным тюленем Мойна боялась даже подплыть близко к человеческому берегу, но с возрастом любопытство тянуло ее туда. Происхождение заставляло сердце томиться в неизведанном чувстве. Все же шелки были некогда человеческими созданиями, которых обратили в морскую пучину. Два мира, которые были столь разными, тянули шелок с одинаковой силой, именно поэтому многие попадались на крючок собственного любопытства. С каждым разом, как Мойна оказывалась вблизи берега, она любовалась тем, что там происходило. Их мужчины были не такими как человеческие. Более хрупкие, хоть и так же выносливы. На многих не было волосяного покрова и вовсе, даже когда они выходили на берег и обращались. Рыбаки же были сильными, высокими. Они навевали ужас и в то же время притягивали своей силой. Девушек Майна не видела, она не могла их сравнить, но по рассказам матери, они были очень похожи на них. С той лишь разницей, что глаза могли выдать шелку. В них видна глубина океана.
     Она впервые встретилась взглядом с мужчиной с берега. Впервые за долгое время кто-то смог уловить ее взгляд, смог рассмотреть в пучине океана движение молодой шелки. Это напугало, вывело из состояния равновесия. Уже очень давно она наблюдала за людьми, и никто не обратил на нее внимания. Давно шелки не появлялись на берегу, и легенда о них ушла в сказки. Кто же этот моряк, что смотрел в самую глубину океана, увидев ее глаза? Мысли путались пока пятнистый тюлень скользил под водной гладью. На берегу такие неуклюжие, в воде же полные грации и скорости. Сердце трепыхается где-то в грудине. Она мечется, то возвращаясь в свою стихию, то снова устремляя свой взор на берег. Она снова хотела увидеть этот взгляд. Снова хотела ощутить его присутствие, а не безграничное одиночество. Она не хотела верить своим родителям о том, что люди так жестоки, она хотела поверить в легенду, что заканчивается хорошим исходом. Метание юной шелки заставляет океан беспокоиться, небо хмурится. Ураган, что налетает резко и совершенно неожиданно. Волны, что раскачиваются и падают как огромные стены, разрушая все на своем пути. Но для тюленя это привычная стихия, это не страшно. Она скользит между огромными глыбами льда, находясь в критичной близости от своего поселения.
     Снова вынырнув на поверхность, Мойна увидела движение, легкое, едва заметное. Дернулась, было подумав, что касатки вышли на охоту, но вовремя поняла, что это лодка. Одинокая лодка, которая дрейфовала на волнах без рыбака. Взгляд огромных тюленьих глаз метнулся поверхности, но не увидел никого. Она нырнет быстро, одним движением сильного хвоста, преодолев расстояние. Тень скользила, утопая на самое дно. Шелка не думала ни о чем, она метнулась вниз за нею, дабы глазами своими увидеть знакомое лицо. Мужчина был без сознания. Плотная и мокрая одежда тянула его на дно, а тело обмякло, не подавая признаков жизни. Тюлень несколько раз ткнул рыбака в бок, надеясь, что тот очнется и продолжит бороться, но ничего не происходило. Взгляд вверх, тучи затянули солнце, и поверхность казалась черной, чем глубже они уходили под воду.
   - Люди жестоки, Мойна, они заслуживают смерти, дабы слишком часто они стали покушаться на нашу территорию. – Слова матери звучали в голове. Но шелке хватило несколько мгновений метаний и сомнений. Она пыталась игнорировать свои чувства, но все же приняла решение. Она не могла бросить человека умирать. Тем более его. Сильное тело тюленя нырнуло под тело, резко дернувшись вверх. Мужчина был без сознания, но Мойна ухитрялась толкать его то спиной, то носом, что бы вытолкнуть на поверхность. Еще несколько действий, и мужчина упал навзничь на огромную льдину, что оказалась поблизости. Шелка вынырнула лишь на половину, смотря на бездыханное тело. Здесь не было людей, не было тех, кто мог бы помочь и спасти. Кожа на руках становилась синей, Мойна понимала, что для него температура критично низкая. Но одежда была полностью мокрая, его могла спасти только ее шкура. Но для этого нужно выйти на берег, нужно обратиться. Для шелок холод не был страшен, даже в образе человека. Они могли находиться полностью обнаженными в таком холоде, но не делали этого, дабы не слыть невеждами в собственном обществе. Дальше Мойна действовала как в тумане. Тюлень вынырнет на льдину рядом с человеком, среди бури и практически вьюги шкура медленно сползает, оставляя человеческое тело. Тонкими пальцами шелка быстро снимет мокрый тулуп, что надет поверх. Накинет его, дабы закрыть свою наготу. Следом пойдет нижняя рубашка, все же оставляя штаны на своем месте. Освободив по максимум мужчину от мокрой одежды, она накинет на плечи свою шкуру, укутывая практически полностью его. Несмотря на то, что недавно тюлень был в воде, она была абсолютно сухой и горячей. Уложит его плечами себе на колени, растирая руки, горячим дыханием покрывая кожу. Глазами скользит по лицу, понимая, что это тот самый рыбак, которого она вчера встретила. Сердце забьется сильнее, а карие глаза пристально впиваются в черты его лица. Густую бороду, которую покрыл иней. Льдина медленно плыла в сторону поселения шелок. И она плыла в сторону дома врага, понимая, что он умрет от переохлаждения, если не окажется у огня, который мог быть только на человеческой земле. Шелка толкала льдину в ту сторону берега, где был установлен знак запрета вылова рыбы. Здесь практически не было сетей, и немного постаравшись она смогла дотянуться до него, что бы причалить к берегу.

[LZ1]Мойна, 143 - 22 y.o.
profession: мифическео существо - шелка;[/LZ1]

[NIC]Мойна[/NIC]
[AVA]https://i.ibb.co/F43Lg8P/4s5k6Yn.png[/AVA]
[SGN]....[/SGN]

Отредактировано Telma Ortega (2021-09-06 17:00:55)

+1

5

Возможно, на этом бы история об Аллене - одиноком мужчине, день изо дня которого складывался в борьбе с судьбой-злодейкой за спасение жизней своих детей, закончилась. А точнее - оборвалась. Оборвалась резко и стихийно. Но у этой истории конец другой [хоть и не менее печальный], а пока - только начало. Там, под водой, мужчине протягивала руки вся его семья - мать отец, да два брата-акробата. Тепло разлилось по всему телу Аллена; чувство долго разлуки вдруг моментально перекрылось неистовым счастьем от долгожданной встречи. Уж думал он принять их жест, стать частью семьи, но мысли о детях не дали ему этого сделать. Не ушел Аллен вслед за покойными родственниками, помотал головой, указав жестом на сердце, прижав ладонь к груди своей, с мольбой в глазах посмотрел на семьи, и они растворились иллюзией, что часто возникает в агонии предсмертной. Нет, Аллен, не сейчас. Еще не настало твое время. Место твое - лежать на скользкой льдине и тяжело дышать с закрытыми глазами, легкими полными воды в тяжелой холодной одежде. Пальцы твои, моряк, превращаются в сосульки, а кожа - приобретает неестественный холодный синий оттенок. Ты лишь на мгновение открываешь глаза, но откашлявшись, вновь теряешь сознание. Не успеваешь увидеть, что на этой льдинке ты отнюдь не один, а со спасителем своим. Вернее - спасительницей, которая самоотверженно принимает решение спасти тебя, даже если это означает риск для ее мистической подводной жизни. Находясь в пограничном состоянии между жизнью и смертью, не замечаешь, как тело освобождается от тяжелого мокрого тулупа, горящие кончики пальцев на это лишь легонько вздрагивают. Борода, покрытая инеем; влажность, агония от понижения температуры - не хотел бы ты умереть такой смертью. Для тебя было бы за счастье умереть в схватке, битве с врагом на ничейной земле, на земле вражеской территории; погибнуть, самоотверженно защищая детей, женщин и стариков от чего угодно, да хоть от морского чудовища! Но только не так. Только не так... Ты и представить не можешь, как тебе повезло, ведь прямо сейчас твое тело мягко погружается в тюленью шкурку, а женские длинные пальчики ласково держат тебя за широкие плечи. Сначала осторожно, а затем все смелее женские руки трут твое лицо, твои шершавые ледяные ладони, тво шею. Не сразу тело отзывается на теплые прикосновения и теплую шкурку: сначала оттаивают твои руки, цвет лица становится не таким синим, ноги позволяют себе поменять положение, а дыхание выравнивается. Пока льдина медленно ползет в сторону берега, твои глаза открываются и сразу же округляются от изумления и страха.

Аллен не сразу понимает, где находится, что произошло, а самое главное - на чьих коленях он лежит, и что всё это значит. Поднимает взгляд и цепляет им невероятно красивое молодое женское лицо. На гладкой коже два глаза-бусиной. Любознательных, слегка тревожных и растерянных. Кажется, где-то он уже видел эти иссиня-черные глаза. Может, накануне во сне? Или..? - Я умер? - тихо прошептал он, не двигаясь с места. Он был обессилен, а ослабленное тело с трудом сейчас могло передвинуться, даже при его желании. Но желания, если честно, у Аллена даже не возникло - как же уютно и тепло было лежать на коленях незнакомки. Онемевшие руки и ноги не слушались его, зато рассудок потихоньку давал о себе знать. Мысли Аллена вроде бы и пришли в себя, но осознав, что он плывет на льдине с обнаженной девушкой, мужчине опять поплохело. Начал кашлять, задыхаться, тяжело дышать, пока не без усилий таинственной незнакомки, не приподнялся на локти. Как в тумане, добрались они до берега, на который лег Аллен, обнимая песок и жадно цепляя его руками. Его место - суша. Ее - вода. Это важно. Это причина всех бед и несчастий.
- Кто ты такая? - немного придя в себя, задает вопрос, все еще находясь в тюленьей шкуре и трясясь от холода так, что слышно как клацают зубы об зубы. Он не мог сдержаться и рассматривал ее совершенное тело, пока та что-то делала: светлый-светлый оттенок кожи и длинные тонкие ножки, ягодицы маленькие, упругие, а талия - словно осинка, волосы длинные, густые, и вновь те самые глаза, что уже свели его с ума. Глаза, в которых не отражалось ровным счетом ничего - черная мгла, завораживающая насыщенностью темного цвета. - Я, кажется, видел тебя раньше. - тихо шепчет он, не сдвигаясь с места. Нахмурился, сопоставляя факты и опешил, когда, кажется, понял что к чему. - Неужели ты щелка? Глазам своим не верю... - окидывает взгляд на свое теплое облачение, а затем на девушку; на шкурку, на девушку. Те сказки, которые так полюбились его маленькому детскому сердечку, оказывается, вовсе не были сказками. То, во что верил только он [а другие посмеивались над ним] - оказалось правдой. Уже сидя у костра и согревая конечности от переохлаждения, он перестал шептать, выпрямил спину и потянулся к незнакомке. - Значит, я тебе обязан жизнью? - аккуратно взял ее ручку и пожал в знак благодарности, но тюленью шкурку не протянул ей. Она осталась на его плечах, и зная все легенды, на подсознательном пока еще уровне отдавать ее красавице-щелке он не спешил. - Как мне отблагодарить тебя? - немного погодя спросил он, ближе подвигаясь к девушке. Вспомнил рыбак, что чуть не погиб. Должен был, но волей судьбы спасло его мифическое существо. А такое ли оно мифическое, если сидит сейчас рядом с ним - осязаемая, настоящая. Лишь одно точно было нереальным - ее красота.

[NIC]АЛЛЕН[/NIC] [AVA]https://i.imgur.com/xxxT98T.gif[/AVA]
[LZ1]АЛЛЕН, 37 y.o.
profession: рыбак[/LZ1]
[SGN]-[/SGN]

+1

6

Человеческие существа всегда были беспомощны против холода и водной стихии. Облаченные в эту тонкую кожу, они ничем не могли защитить себя. Переохлаждение и наступает смерть. Но тогда почему их принесло сюда? Почему племена очень давно впервые поселились здесь и нашли варианты обитания, вытесняя мифических существ все дальше в ледники, что бы спрятаться там он неминуемой гибели. Люди не думают о том, что несет за собой все это предание. Людям нужно было пропитание, деньги, чтобы обеспечивать себя и близких им людей, и они не думали о том, что убивают других, вынуждая жить на суше. И пусть подобного давно не было, Мойна отчетливо помнила ту легенду о юной шелке, которая была вынуждена жить на берегу и ронять слезы в море. И которая однажды убежала в море, и ее не остановили даже собственные дети. На самом деле шелки размножались крайне редко, именно поэтому род их постепенно угасал. Человеческие дети же в большинстве своем не могли обитать в океане и не владели тем даром, что были одарены первородные. Но, тем не менее, у ребенка от шелки и человека могли наблюдаться перепонки между пальцев, способность находиться под водой большее время, чем обычный человек. Эти дети считаются особенными, но они не могут жить в воде постоянно, потому племя постепенно редело, и только самые отчаянные связывали себя узами, ради того, что бы родить ребенка. Ее воспитали родители, она сколько себя знала, считала их именно таковыми, но никогда Мойна не слышала, чтобы она родилась от союза.
     Молодая девушка прекрасно знала все эти легенды и опасности, которые могли ей грозить после ее решения. Но не могла шелка бросить рыбака умирать такой нелепой смертью. Мысли сразу возникли в голове. Вдруг в этом суровом мире, там, на берегу его ждет семья и дети. Те, кто погибнет без добытчика. Она довольно сильно изучила человеческие племена, она была умным существом, которое понимала больше всех остальных. Ее непреодолимо тянуло на берег, любопытство было выше страха и злости на людей ха то, что они по неведению убивают таких, как она. В этом жестоком мире выживал сильнейший. Но сейчас Мойна поддалась своей слабости.
    Пока льдина медленно плыла к берегу, она рассматривала черты лица спасенного мужчину. Глаза его были закрыты, лишь длинные темные ресницы дрожали от отрывного дыхания. Густая борода все еще была покрыта инеем. Четкие и жесткие черты лица, четко очерченные губы, которые тонкой полоской сейчас столь притягивали взгляд. Она помнила какого цвета были эти глаза. Она не могла ошибиться. Сегодня она спасла рыбака. Который смог рассмотреть ее среди пучины моря и скал. Тот самый моряк, что поймал на себе ее черный взгляд карих глаз. Волны покачивали странников, убаюкивая и успокаивая. Шторм тут же прекратился, словно все и было затеяно для того, чтобы юная шелка совершила ошибку. Мойна для человека была уже довольно взрослой. Семьдесят лет она существовала здесь, в море. Но выглядела, словно юная девочка двадцати лет. Человеческая фигура только сформировалась и приобрела привлекательные округлости для мужского взгляда. Шкурка стала наполняться коричневым оттенок, но все равно на спинке можно было рассмотреть серебристые пятна – признак молодости шелки. Если бы сейчас рядом были родители Мойны, рыбака бы утащили на дно морское, а не спасали так отчаянно и наивно.
    Глаза его открылись, устремляя свой мутный взгляд на девушку. Он то приходил в себя, он снова погружался в какую-то дремоту, но, все же находя силы помочь девушке вытащить себя на берег. Мойна оставила человека, прислушиваясь к своим ощущениям. Зачем ей все это нужно? Он уже на берегу. Забери шкурку и убегай обратно, словно ничего и не было. Но… Любопытство ли это, или что-то иное, что заставляет совершать ошибку за ошибкой. Кажется ли ей, что где-то вдали слышны испуганные крики остальных существ, которые пытаются ее предупредить. Отворачивается от морской глади, чтобы укутать плотнее мужчину, дабы тело наконец-то согрелось.
    Мгновения проходят минуты, костер, который он развел, отпугивает, заставляя делать шаги назад. Мокрый и огромный тулуп прикрывал ее откровенную наготу девушки, но все же рыбак блуждал взглядом по ее стану, совершенно не смущая ее, ведь у Мойны не было воспитано такое прямо сильное чувство стыда. Она боялась костра, который своим пламенем опалял ее нежную кожу. Мужчина пришел в себя, на его плечах висела шкурка, согревая и придавливая своей ощутимой тяжестью. У него были широкие плечи, сильные руки, которые сейчас берут тонкие пальчики, притягивая к себе. Голос его звучал силой в ее барабанных перепонках, заставляя замереть. Мужчины-шелки всегда были нежными существами, по сути, они ничем не отличались от женщин. Часто носили длинные волосы, у них не было столь густого волосяного покрова – у них были шкуры. В силу того, что им не нужно было охотиться на суше, больше худые и слабые. Перед Мойной сейчас же сидел сильный и высокий мужчина, который одним движением мог переломать ей руки, что так нежно держал сейчас в своих.
   Подойдет к нему осторожно, но язык пламени едва коснется нежной кожи и, шипя, шелка отпрянет назад, вырывая ручку. Слова рыбака заставляют напрячься, округлить глаза. Еще остались те, кто верит в них и слышал о них? Это пугало, взгляд тут же метнулся на шкурку, которая покоилась на его плечах. Если он знает легенду, и сейчас понял кто она….- Меня пугает костер ваш, лижет, опаляет болью. Отпусти меня, рыбак, отдай шкурку. Я спасла тебя, теперь меня ждут дома. – Шепчет тихо, а голос как мягкий прилив, который убаюкивает своими волнами. Волнуется, сердце стучит сильно. Тянется девушка за шкуркой своей, мечтая наконец-то оказаться в своей стихии.

[LZ1]Мойна, 143 - 22 y.o.
profession: мифическео существо - шелка;[/LZ1]

[NIC]Мойна[/NIC]
[AVA]https://i.ibb.co/F43Lg8P/4s5k6Yn.png[/AVA]
[SGN]....[/SGN]

Отредактировано Telma Ortega (2021-09-12 16:59:17)

+1


Вы здесь » SACRAMENTO » Альтернативная реальность » northern tribe


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно