– Мне? – эхо вопроса скользнуло по спине мокрым шершавым языком и выгнулось глубоким вдохом нехватки слов и мыслей. Не хватало продуманности и трезвого взгляда – я неслась вперёд... читать далее
СЕГОДНЯ В САКРАМЕНТО 32°C
jack

[telegram: cavalcanti_sun]
aaron

[telegram: wtf_deer]
billie

[telegram: kellzyaba]
mary

[лс]
tadeusz

[telegram: silt_strider]
amelia

[telegram: potos_flavus]
anton

[telegram: razumovsky_blya]
darcy

[telegram: semilunaris]
edo

[telegram: katrinelist]
eva

[telegram: pratoria]
siri

[telegram: mashizinga]
RPG TOP

SACRAMENTO

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 146 muscles


146 muscles

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Галерея Кэтрин Рейн | 12 Feb 2021 | вечерЯ

Catherine Ryan, Giacomo Abelli
https://i.imgur.com/cGobI31.gif

///

[NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
[AVA]http://b.radikal.ru/b18/2108/71/6d8f4c8fb39d.jpg[/AVA]
[STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
[LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
profession: бизнесмен;
relations: холост[/LZ1]
[SGN]анкета[/SGN]

+1

2

Любовь – прекрасное чувство! Сколько уделено этой теме произведений, скольких мастеров в разных творческих жанрах она вдохновляла на шедевры, сколько сердец остановила и запустила, сколько горя принесла, сколько счастья… Любовь.
Любовь, пожалуй, одна из самых продаваемых вещей в современном мире, самая дорогая и самая бесполезная. Трудно представить сейчас тему, кроме, безусловно, ЛГБТ+ и расовой дискриминации, более коммерческую, более эксплуатируемую практически в каждой сфере нашей жизни. При чем, внутренняя пустота людей заполнила пространство настолько, что признается любовь человека разумного к бытовым предметам, пылесосам, утюгам, к куклам, само собой. Чем дальше человечество продвигается по жизненному пути, тем больше доказывает, что любовь можно, а главное, нужно покупать. Любовь – это такой же товар, как и все вокруг и только наивные простаки продолжают полагать, что есть в этом что-то неземное, чистое и прекрасное. Любовь.
День влюбленных для Кэтрин был лишь очередным праздником, в который ей предстоит провести в галерее и, если все сложится удачно, то она неплохо заработает и позволит себе шалость, которая станет своеобразным актом любви к себе самой. Большая выставка стартует в полночь 14 февраля, времени осталось совсем немного, но у Кэт вся подготовка была расписана по минутам, поэтому все должно быть готово в срок.
Зал в эти дни преобразился, как это часто бывает во время праздников. Световая гамма отдельных локаций составляет приглушенные тона, уходящие в замшевый бордо. Картины современных, но пока еще не слишком известных художников разделены на зоны и прикреплены к соответствующей тематике. Сладкая романтика, терзающая страсть, паразитический симбиоз тел, трогательные поцелуи, встречи и прощание на вокзале, очарование весны и грусть осенней поры… Почему любовную составляющую лепят в каждый кинофильм? Потому что эта сфера охватывает максимальное количество возрастных и гендерных категорий населения. Снова, это продаваемый товар абсолютно для всех. И Кэтрин совместила творения разного характера в одну тематическую выставку, постаравшись удовлетворить вкус любого искушенного.
Любовь.
«Шесть граней любви. Почувствуй…»
Так гласил рекламный слоган, приглашающий не только оценить представленные шедевры художественного творчества, но удовлетворить каждое из своих чувств, в том числе и да, да, интуицию в романтическом направлении. Планов было много и проект от и до создан Кэтрин, здесь она могла реализовать себя и как генератор идей, и как исполнитель.
Среди представленного мусора, который никому не был известен, но выгодно подстроенный в общую композицию, присутствовали и действительно стоящие картины. Работы Рона Хикса, Леонида Афремова, Дэниэля Дэль Орфано, Джеффа Роуланда. Кэтрин проклинала все на свете, что ей так и не удалось договориться о временной аренде «Влюбленных» Магритта, но среди присутствующих картин тоже имелись те, что впечатляли ее. Одной из таких был «Поцелуй» Рона Хикса, кощунственным процессом повешения которого сейчас и руководила хозяйка галереи. Бедняги рабочие уже полчаса держали картину на вытянутых руках и ожидали, когда же глазомер хозяйки определит идеальную середину стены, нужное расположение света, который постоянно менялся и соизволит признать, что картина расположена идеально. Кэтрин Рейн отлично знает, что такое идеально, но за всех остальных она не ручается. Поэтому вмешивается в процесс.
- Миссис Рейн, звонила Элеонора. – заговаривает Адель, помощница Кэт и по слегка вздернутому плечу начальницы понимает, что нужно уточнить. – Нумеролог. Она будет к 18:00. – Кэт кивает. Сегодня пробный запуск для тех, кого нелегкая занесет в галерею. – Эдвард… Это пианист, также обещал приехать. Не будет только Софи… э… сопровождающей по красной комнате.
Кэт едва заметно кивает головой, отпуская Адель, а сама неотрывно смотрит на героев картины. Мужчина смутно ей кого-то напоминает, и хотя она видит эту сцену не в первый раз, сейчас ей происходящее на полотне кажется куда более реальным, чем раньше. Будто расстояние между губами молодой пары действительно сокращается в реальном времени, а Кэт все завороженно ждет, когда оно исчезнет вовсе.

Feel it

+1

3

Джакомо тоскует по зиме в Италии, потому что это единственное место на Земле, где он может ее по-настоящему пережить. Даже если бы в Болонье внезапно выпал снег, а на Сицилии ударили русские морозы, ему было бы гораздо лучше. В Сакраменто семнадцать градусов - днем, семь - ночью. Прогнозы погоды причиняют ему боль. Дополнительно - обилие красного. Эта чудовищная драпировка повсюду, от сердец всех калибров вот-вот пойдет такая же красная сыпь. От Святого Валентина, итальянца, кстати, если верить легендам, осталось одно только имя, теснимое задницами упитанных купидонов с вычурно золотыми кудрями. Проходя вдоль витрин, Джакомо был расстрелян их стрелами. Одного большого вешали над входом в Четыре Сезона, так что от этого лука он увернулся. У него мерзнут руки - прошел мелкий дождь, воздух стал мокрым и колючим. Джакомо Абелли не носит перчаток.
Вообще-то на сегодняшний вечер у него изначально не было особенных планов, поэтому, наверное, он наконец решил выполнить обещание, данное Кэтрин Рейн на торжестве по случаю дня рождения ее мужа, Чарли Рейна. Его помощница, миленькая и расторопная Полина, узнала, что ее галерея сегодня открыта и что уже завтра в ней первый день работы выставки «Шесть граней любви. Почувствуй…». Джакомо даже отвлекся от просмотра принесенных ею на подпись документов. Полина, вооружившись мобильным, зачитала ему пресс-релиз, из которого, правда, не наступило ясности относительно того, почему граней шесть, и что именно он почувствует, если познакомиться с представленными картинами. Любопытно, конечно, но он уже принял решение пойти сегодня. Может быть, на любовь он посмотрит потом.

Полина счастлива, потому что Джакомо Абелли уходит из офиса раньше, а значит, что и она теперь свободна. Она прощается и смотрит на него с особым выражением. Она догадывается, что у ее босса появился объект интереса, иначе зачем бы ей было звонить в галерею, на месте ли миссис Кэтрин Рейн и как долго будет там оставаться. Часы работы ведь можно узнать и на сайте галереи.
В цветочном напротив галереи, залитой светом и оттого как будто излучающей тепло, Джако покупает цветы. Ничего вычурного - белые каллы. Никакой упаковки - ни бумаги, ни слюды, он не любит ни то, ни другое. Флористка смотрит на него так же, как и Полина. Спрашивает: - Для вашей девушки? Джакомо улыбается: - Да. Он поддерживает атмосферу праздника, цветочница просияла. Спрашивает только: - Но, может быть, розы? Джакомо отвечает: - Нет, они обычные. Ему не нужны обычные цветы, он собирается подарить их чужой жене. Флористка может воображать что угодно, но Кэтрин Рейн, принимая букет, не должна подумать ничего лишнего. Он не хочет показаться влюбленным. Он заинтересован, это другое.

Перед тем, как войти, Джако выкуривает сигарету. В последний час работы в галерее, разумеется, нет других посетителей. И здесь, кстати, довольно прохладно. Джакомо встречает удивленная девушка, которая представляется сотрудницей, и спрашивает, чем она может ему помочь. Он надеялся застать миссис Кэтрин Рейн. Она отвечает, что миссис Рейн в зале, решает какой-то вопрос, и что она может позвать ее.
- Может быть, вы меня проводите? Если только вы не выставляете настоящее "Сердце океана", и все не секретно, - улыбается Джако. Ну, это вряд ли. Ожерелье - выдумка из "Титаника", так она ему отвечает. Он в курсе. К тому же оно синее, а этот цвет не в каноне Дня всех влюбленных. Она его провожает в зал, где Кэтрин Рейн пытается сориентировать рабочих, на каком именно уровне должен быть верхний правый угол "Поцелуя" Рона Хикса.
- Миссис Рейн, - Джако возникает рядом, переводит взгляд с картины на Кэтрин. В этом интерьере она выглядит превосходно. Кажется, что место, где она действительно ощущает себя естественно, это здесь, а не в том доме, где проходило торжество и где они познакомились. - Я решил воспользоваться вашим приглашением и приобщиться к прекрасному, - он протягивает ей каллы. Сочные стебли перетянуты зеленой лентой, тон в тон. - Добрый вечер.
Не в вечернем она тоже исключительно хороша. Здешний свет делает ее глаза еще ярче. Можно рассмотреть мельчайшие детали рисунка на зеленой радужке.

[NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
[AVA]http://b.radikal.ru/b18/2108/71/6d8f4c8fb39d.jpg[/AVA]
[STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
[LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
profession: бизнесмен;
relations: холост[/LZ1]
[SGN]анкета[/SGN]

Отредактировано Lisa Clover (2021-09-03 21:33:49)

+1

4

Появление Джакомо Абелли в галерее Кэтрин было именно таким внезапным, как он и обещал. Кэтрин нравились мужчины, которые держат свое слово, особенно вот в таких мелочах. Она не вкладывала в приход итальянца особенного смысла, скорее, считала это обязательной мерой соблюдения дружественного этике, какой бывает между деловыми партнерами. Конечно, приход Джакомо Абелли станет очень приятным фактом для Чарли Рейна, уверенность которого в заинтересованности чужеземца в сотрудничестве только возрастет. И это будет, вероятнее всего, ошибочно. Почему? Потому что встречая мягкий и в то же время непроницаемый взгляд, за которым не раскрыть истинных помыслов, Кэтрин едва ли ловит себя на первой мысли.
А вот и мой Ганнибал
Ее улыбка искренняя, ее мимика оживает, холодность отступает, а руки немного дрожат.
- Мистер Абелли, добро пожаловать. Очень рада, что вы наконец-то пришли.
В ее словах - не столько признание ожидания, сколько уверенность в том, что однажды Джакомо Абелли вошел бы в ее галерею как победитель, даже если бы это случилось через десятки лет, а не спустя меньше месяца их знакомства. Разница между ощущениями первой и второй встречи только в том, что на этот раз итальянец пришел именно к ней, на ее территорию и никакой Чарли Рейн не будет тенью бродить за ними.
Она принимает цветы с благодарностью. Каллы. Кэтрин не верит в приметы, не верит в символизм. Слишком часто люди ищут тайный смысл там, где его нет. Любая другая на месте Кэт отметила бы принадлежность этого цветка к погребальным традициям или, напротив, оценила бы жест глубокого уважения, которое вкладывают в подобный подарок. Кэтрин нравятся цветы, ей нравится, что Джакомо Абелли воспитан в старых традициях. Тем больше ей хочется узнать что скрывается за идеальным воспитанием и заложенными в подкорке манерами.
- Прекрасного будет мало, - отмечает Кэтрин с улыбкой, параллельно прося Адель поставить цветы в вазу в ее кабинете, - но на ваш требовательный вкус я что-нибудь придумаю. - отчего-то голос ее звучит с каким-то намеком. Он будет озвучен позже. - Одну секунду.
Кэтрин снова оборачивается к картине, вопрос расположения которой так и остается нерешенным.
- Чуть левее. - один из сотрудников спрашивает, куда "левее", на что Рейн только тихо вздыхает и с улыбкой продолжает, - Туда, где противоположная сторона - правая... Стоп. Можно.
Об этом никто никогда не узнает, но за спиной Джакомо Абелли его будут называть "Спасителем". Скрупулезность, с которой Кэтрин Рейн подходит к реализации предстоящих событий не нравится никому, ведь от этого страдает и персонал, который не видит смысла в столько тщательном подходе. Со стороны же хозяйки, все должно быть идеально выверено. Черт с ним, что никто другой не увидит, не оценит. Она видит. Она ценит.
- Итак, - она вся обращается к гостю, предлагая пройтись вдоль почти готовой выставки. - честно признаюсь, меня задело за живое ваше высказывание о том, что галерея - блажь для богатых. - Кэтрин качает головой, но никакой обиды или злости в голосе нет. Но и не будет же она признавать, что Джакомо Абелли вызвал в ней чувство азарта. - Отчего вы так суровы к творческой деятельности представителей своего социального класса?
Или это следствие неудачного опыта?
Кэтрин не озвучивает свои мысли относительно деятельности бывшей жены итальянца. С этим можно немного подождать.

+1

5

То, с какой улыбкой встречает его миссис Кэтрин Рейн, означает, что она не забыла о его обещании, пусть с момента их знакомства прошло время, в течение которого никто из них не напоминал другому о нем. Они не обменялись контактами и даже не нашли друг друга на фэйсбуке, чтобы молчаливо, безо всяких комментариев добавиться в друзья и остаться в этом статусе до какой-нибудь очередной чистки списка. И хотя никакого незамедлительного продолжения общения не последовало, тем не менее нынешняя встреча происходит в определенной степени непринужденно. Джако с удовольствием отмечает этот факт. Что бы ни произошло между ними тогда на званом вечере и что бы ни было сказано, оно словно не существует.
- Взаимно рад, - отвечает Джако. Ну, это в самом деле так, а не просто дань вежливости. Альтернативой этому свободному вечеру могла бы быть та же работа или бар в компании, которой он успел здесь обзавестись. Короче, ничего интересного или необычного, даже если бы вместо бара был выбран стрип-клуб. Здесь они, к слову, превосходные. Джако обводит взглядом зал: классика. Стены не отвлекают внимание, которое по-настоящему формирует освещение, направленное на выставленные картины. 
- Мой вкус совсем не требовательный, - усмехается Джако, снимая пальто и перебрасывая его через руку. - Я совершенно всеяден во всем, что касается искусства, - это правда. Его предпочтения в еде и женщинах ему куда важнее. Полотна, скульптуры и прочие произведения человеческого гения или, наоборот, бездарности, цепляют глаз на несколько минут, не больше, но еда, например, насыщает куда дольше. Как и женщины. Миссис Кэтрин Рейн формирует его внимание к себе как освещение залов направляет внимание зрителя к картине. Они останавливаются напротив весьма заурядного сюжета - туманный Лондон, в котором тонет парочка, спешащая по своим делам. Может, они сбежали от своих опостылевших супругов, чтобы снять номер в отеле? Или встретились после долго расставания, и спешат по-настоящему уединиться? Джако, впрочем, думает скорее не о сюжете, а о Лондоне. Он прилетел в Сакраменто, прожив в столице Альбиона почти три года. Это были насыщенные три года, из Лондона он вел дела по всей Европе. В Лондоне же и женился и, черт, это было худшее мероприятие из личных. Бизнес-дела шли гораздо лучше. Да, главное торжество было организовано в Италии, но Микела настояла, чтобы первый акт состоялся в Лондоне. Это, в конце концов, был ее родной город. Джако уступил, и это, впрочем, была первая и последняя уступка за два года их брака.
- Но разве я не прав? - отзывается Джакомо насчет реплики миссис Кэтрин Рейн о блажи богатых - так он действительно охарактеризовал потребность состоятельных и власть имущих открывать и содержать галереи. Ну, или почти так. Он сказал, помнится, что в этом нет ничего удивительного, потому что богатые люди предпочитают соответствующие увлечения. Им же нужно куда-то девать деньги. Демонстрация наличия вкуса, которая почему-то еще имеет какое-то значение в современном мире, очень для них важна. Смешно, наверное, что он так думает, потому что он сам принадлежит этому сословию, но пока еще Джако не ощущает в себе потребность открыть галерею. Это придет с возрастом? Впрочем, у него к этому нет генетической предрасположенности: отец не открыл еще ни одного картинного зала. То, что покупает мама, не в счет. Это - для интерьера. - И я не считаю блажь чем-то плохим и нуждающимся в порицании. Если вы можете себе это позволить, то зачем отказываться? Это лучше, чем, скажем, избивать людей безнаказанно, чтобы показывать свое особенное положение, - смеется он. - И уж тем более я не суров. Я просто не понимаю, к чему открывать частные галереи, когда есть государственные музеи? Разве все гениальное уже не написано? Так что это вы мне скажите, что для вас ваша галерея? Помогите мне расширить кругозор.
Они идут дальше. Джако скользит взглядом по картинам, но дольше задерживает его, когда смотрит на Кэтрин Рейн и слушает ее. Кроме нее ничто пока не удерживает его внимание сильнее, и дело не в освещении. Он пришел не ради ее картин, а из-за нее. Она, конечно, это понимает.

[NIC]Giacomo Abelli[/NIC]
[AVA]http://b.radikal.ru/b18/2108/71/6d8f4c8fb39d.jpg[/AVA]
[STA]aut Caesar, aut nihil [/STA]
[LZ1]ДЖАКОМО АБЕЛЛИ, 34 y.o.
profession: бизнесмен, директор Eating Italian USA;
relations: холост[/LZ1]
[SGN]анкета[/SGN]

Отредактировано Lisa Clover (2021-09-12 14:01:28)

+1

6

Они не задерживаются у конкретных картин, а только следуют по общему пути, мало обращая внимание на происходящее вокруг. Кэтрин вся в своем госте, который не только любезно почтил ее вниманием, но и дает ей волю говорить и высказывать свое мнение.
Когда мистер Абелли просит Кэтрин помочь ему узнать более глубокий смысл существования галерей, чем просто вложение денег, женщина сперва удивленно смотрит на гостя, а потом прищуривается и улыбается, переводя взгляд в сторону. Все он прекрасно понимает, и смысл, и причину для существования галереи Кэт, и кругозор его шире, чем можно было бы себе представить. И дело вовсе не в самом искусстве, не в высших целях, не в молодых художниках и уж точно не в Дне Святого Валентина. Все дело в них самих: также как Кэт интересно мнение Абелли, так и его интересует ее персона, как минимум настолько, чтобы посвятить один вечер ей и ее скучным рассказам о галерее. Впрочем, кто сказал, что они будут говорить только об этом?
Миссис Рейн говорит много, но спокойно и неторопливо, с удовольствием позволяя себе сыграть в игру, предложенную Джакомо. Она не рассматривала это как жест жалости или манипуляцию. Ей просто было приятна его заинтересованность, приятно как человеку, как женщине, как личности, отделенной от Чарли Рейна, которая могла существовать и без супруга.
- Если следовать вашей логике и все шедевры уже созданы, то зачем нам новые рестораны, новые машины, новая музыка и развлечения? Мне кажется, человек всегда будет стремиться к открытиям, будет желать изменить что-то в своей жизни, будь то кофейный столик или супруг… Мир переменчив и именно в таких галереях молодые художники могут показать перемены своими глазами. – она говорит об индивидуальности выражения эмоций, о современных тенденциях, о поп-культуре, о тех, кто видит мир по-другому и также, как и великие мастера, недооцененных современниками. – Не все могут себе позволить анонимность, чтобы безнаказанно рисовать на улице, как Бэнкси.
Они подходят к картине, подсвеченную желтым светом, но окружающий антураж выполнен в бордовой цветовой гамме, чтобы акцент формировался исключительно на теме произведения.
- Что касается лично меня, то, порой, знакомясь с работами современных художников, я пытаюсь понять, как низко пало искусство и думаю, а не постучат ли снизу в скором времени. – она чуть наклоняет голову, складывая руки на груди. – Как думаете, мистер Абелли, какие переживания вкладывал автор в эту работу? Лично мне кажется, что он явно испытывал трудности с поиском точки G.
Она с интересом и хитрой улыбкой смотрит на итальянца.

тык в точку

Отредактировано Catherine Ryan (2021-09-14 22:06:38)

0


Вы здесь » SACRAMENTO » Реальная жизнь » 146 muscles


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно